Вьетнам / Автостоп | Самостоятельная поездка
 

Ароматная пагода, или Денежное приключение

3 - 22 апреля 2008 г.

Ароматная пагода, или Денежное приключение

Идет загрузка карты ...
Этот случай произошел во время моей поездки юго-восточной Азии.
 

Эта история приключилась совсем недавно. Прошедшей весной я путешествовала по Вьетнаму. Покаталась по дельте Меконга, посетила достопримечательности Далата и Нячанга, протопала несколько километров по Ханою в поисках всяких интересностей. На исходе трех недель я начала уже подумывать, что эта страна врядли, чем-то может еще меня удивить, поэтому подала документы на китайскую визу. Ждать нужно было несколько дней, и я решила пока скататься на Ароматную пагоду. Я мало, что знала об этом месте, кроме того, что оно находится к югу от Ханоя и о турах в эту самую пагоду сообщали почти все туристические агентства столицы.
Как оказалось, что Ароматная пагода это не какое-то локальное место, а целый комплекс из множества святилищ, храмов, усыпальниц, расположенных в скалах и у подножия гор.
… Я попала сюда в период каких-то религиозных праздников, паломников совершающих ритуальные обхождения пещер, пещерок и пещринок было великое множество. Каждые полчаса от пристани отчаливали лодки с верующим, которые жаждали посетить особенно труднодоступные, а потому наиболее важные храмы. К ним, кстати, и относилась Ароматная пагода. Потолкавшись на причале некоторое время, я поняла, что рассчитывать на местный прайс не придется, а переплачивать как белый турист я не собиралась. Поэтому я решила отложить речной вояж на какую-нибудь следующую поездку, а сейчас отправилась по сухопутнодоступным достопримечательностям. Шагая по межогородным бороздкам причудливым прямоугольным маршрутом, в итоге я уперлась в каменную лестницу, ведущую на холм. На ступенях располагались торговцы всякой всячиной, что говорило о том, что там наверху имеется какая-то интересная посещаемая штука. Встряхнув рюкзак, я поползла по ступеням.
Когда я залезла на последнюю ступеньку и взглянула на часы, оказалось, что уже почти шесть вечера, что означало, что скоро стемнеет и деваться мне будет особо некуда. Торговцы и прочий люд начали уже собирать манатки, и двигаться вниз. Я осмотрелась. Лестница не может вести в никуда, по-крайней мере, во Вьетнаме. Пройдя чуть дальше по мощеной дорожке, я увидела монастырь, как было вскоре выяснено, женский.
… Изобразив почтительное выражение лица, я осведомилась, могу ли я остаться здесь на ночь. Посовещавшись, пожилые бритые монахини сдержано кивнули и пригласили в комнату. В углах небольшой залы стояли большие, похожие на узбекские достарханы, деревянные помосты. Между ними, в центре комнаты - деревянные скамейки со спинками и стенка с телевизором.
Выяснив мою национальную принадлежность, для меня нашли «1 канал», чему я очень удивилась. Пока я смотрела Максима Галкина, который здесь, на чужбине, не вызывал негативных эмоции, а даже как-то располагал на лирический лад, монахини и семья гражданских, которые жили и работали при монастыре, сообразили ужин. Рис, мясо, жареные овощи – совсем недурное меню для монастыря. Пока мы трапезничали, в комнату занесли большой мешок и положили на один и помостов.
После еды одна из монахинь, тронула меня за руку, и большим пальцем руки правой руки потерла об указательный, я ужаснулась – меня заставят платить?! Не обратив внимания на мое замешательство, она показала мне на мешок, вокруг которого уже расселись монахини и семья гражданских. Я тоже села, подогнув под себя ноги по примеру местных. Молодой парень взял мешок, перевернул и вытряхнул. Из мешка вывалились тысячи, а может и десятки тысяч чуть помятых купюр. Розоватые, синие и коричневые Хошимины смотрели на меня … 200, 500, 1000, 2000 донгов. Я никогда не видела такой кучи денег.
По закону жанра, в этот момент на месте моих зрачков должны были появиться некие графические изображения вьетнамской денежной единицы, как у Скруджа Макдака появлялись долларовые S-ки. От помутнения рассудка меня спас дружеский толчок в бок.
Пока я удивлялась, сотрудники храма уже начали раскладывать деньги согласно достоинству. Через несколько секунд я тоже подключилась к этому процессу. Я постаралась подойти к этой работе с максимальной ответственностью, банкноты складывала аккуратно, разглаживая на коленке, собирая их в стопочки рисунок к рисунку. Перед собой я определила место для купюр разного номинала, чтобы выборка проводилась равномерно. Пожилые монахини одобрительно кивали, глядя на меня, и подкалывали остальных денежносборщиков, когда те начинали халтурить.
Особенно много было 500 и 1000 купюр, я потеряла счет сложенным мною стопкам. Довольно часто попадались 2000 и 5000 банкноты. Периодически ярко изумрудно-зеленым цветом наше внимание привлекали деньги 100000 достоинством. Такие купюры аккуратно расправлялись и отдавались настоятельнице, которая убирала их в карман на поясе.
Когда деньги закончились, и мы аккуратно перевязав их веревочками, сложили в кучку, главная монахиня протянула мне 100000 купюру. Я отчаянно затрясла головой и замахала руками. «Бери, - тихо по-вьетнамски, шепнула мне монашка, которая сидела рядом, - если дают, то заслужила». Я взяла, почтительно поблагодарив. Чуть позже, посмотрев на часы, я ужаснулась: Боже мой, мы работали почти четыре часа. Пожалую, мы перебрали полугодовой бюджет страны.
… На следующее утро, дабы не расслабляться, я решила навести порядок. Откопав среди всякой храмовой хозяйственной утвари веник и совок, взялась за подметание. Честно сказать, я всегда любила делать все по-своему, особенно, что касается обустройства дома, поэтому подобная работа совсем меня не напрягала, а даже приносила моральное удовлетворение. Во время завтрака, настоятельница предложила мне остаться еще на одну ночь. Я очень обрадовалась, так как это решало проблему с ожиданием китайской визы.
Но никакие мирские дела не властны отвлечь служителей культа от их обязанностей, поэтому сразу после еды монахини разошлись молиться, отпускать грехи, советовать и испрашивать у Будды исполнения просьб многочисленных страждущих, которые с раннего утра собрались у храма.
Набрав бутылку воды и взяв несколько сладких крекеров, я отправилась на прогулку. Следуя за паломниками, я обходила пещерные храмы. Натоптанные тропинки петляли по склонам холмов, пробирались на перевалы и уводили в храмы соседней долины. Верующие, заходили под темные своды, молитвенно сложив руки, кланялись изображениям Будды, просили благословения у монахов или монахинь, раскладывали деньги по всем тарелочкам на алтаре и даже засовывали их в щели между камнями.
Теперь я поняла глубокий смысл нашего вечернего бдения: чтобы почтить все изображения святого, заказать молитву или купить какой-нибудь религиозный сувенир среднестатистическому прихожанину требуется значительное количество денежных знаков. С другой стороны даже самый верующий вьетнамец вполне отдает себе отчет о своей финансовой состоятельности. $1 – 16000 донгов, банкноты в 200 и даже 500 донгов, практически не используются в хозяйственной деятельности, вот и нашли им применение в духовной сфере. Тетушки в начале маршрута продают толстенные пачки мелких купюр, а религиозные работники собирают их вечером, сортируют по пачкам, и продают обратно тетушкам. Вот такой весьма прикладной оборот денежных средств. Как говориться, и волки сыты и овцы целы.
… За ужином, неизвестно откуда взявшаяся молодая монахиня, взяла меня под руки и, заглянув в глаза, спросила, а не хочу ли я остаться еще на неделю. А затем рассмеялась, погладив себя по короткому ежику на голове, или на совсем. Я заулыбалась, покачала головой, а про себя подумала: «Нет уж, меня, пожалуй, дома вылечат».
А чуть позже опять была куча денег и несколько часов кропотливой работы, на этот раз мне показалось, что мы закончили чуть быстрее. Хотя, может быть, денег было меньше. Насколько я поняла, религиозные праздники начались несколько дней назад, и видимо количество паломников несколько сократилось.
Проверив количество дней оставшихся до посещения китайского посольства, я сообщила монахиням, что смогу остаться еще на один день. Но, как выяснилось уже через несколько часов, ни моим планам, ни желаниям моих новых знакомцев не суждено было сбыться.
На следующий день за мной пришли несколько дядечек в военной форме. Представившись представителями миграционной полиции, они сказали, что по законам Вьетнама иностранцы не могут проживать нигде кроме отелей, но учитывая добрые отзывы местных, меня не будут штрафовать. Тем не менее, я должна в течение получаса покинуть монастырь.
Около 15 мин. мне потребовалось, чтобы упаковать рюкзак. Затем я попрощалась с монахинями и с семьей монастырских работников, помахала рукой торговцам…, пошла в Ханой. Было несколько досадно, что мне не удалось остаться здесь еще на одну ночь, теперь придется два дня париться в душной столице.
Возвращаясь в город, я совсем не жалела, что так и не увидела знаменитую достопримечательность, ведь получила я гораздо больше, а пагода… Пагода, пожалуй, подождет.

Комментарии
comings31.03.17, 13:47
Матр, напиши на comings1_yandex.ru. Я был в Тхо Суане в то же время. 
(вместо тире -собака)
Guest05.11.11, 22:49
Матр 
я тоже был год в тхо-суане 85-86г
comings01.11.09, 19:38
душная столица 
немало повеселило это выражение. Я год был во Вьетнаме в командировке, это было давно, но хорошо запомнилось: Ханой летом +40, влажность 100%, дышать нечем, Тхо Суан 120 км на юго-запад от Ханоя, дальше от моря, +42, влажность 98% против Ханоя - курорт. :)Вообще я не помню, где во Вьетнаме летом легко дышится, а на юге вообще нет смены времен года, всегда лето. Говорили, что настоящий курорт в Ляп де Пас, но там я не был. Вот Нячанг - это бывший курорт US Force, там америкосы здоровье поправляли после полетов, отелей там настроили, вещь! но было это все 25 лет назад. Прикольно, вспомнил, что как-то на пляже в Хайфоне услышали русскую речь, подошли, оказалось туристы из Кузбасса! Как же совграждане сочувствовали местной нищете! Мы уже несколько месяцев там были и ко всему уже привыкли, а они... Кто ж мог знать, что меньше чем через 10 лет у нас такая же уличная торговля появится
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Вьетнам
еще маршруты
О Маршруте