Импульс силы

Ответы на вопросы о клубе "Барьер" и его истории. Из беседы с Костей Дубровским.

Роман: -Как и у кого появилась идея создать спелеоклуб? Какова предыстория его создания?
Костя: -В начале 80х годов (примерно с 1980 по 1984) на Физтехе существовал спелеоклуб «Каскад». У «Каскада» был свой склад, выделенный администрацией в подвале одного из общежитий. Несколько лет студенты ходили в походы. Но это был не такой клуб как "Барьер": не было новичковых походов, не было центра общения (собирались в комнатах общежития). Прошло время, костяк «Каскада» закончил Физтех, и клуб распался. Снаряжение разошлось по его участникам. Так как регулярных новичковых походов не проводилось, то не было людей, которые бы продолжили дело "Каскада". Но два студента (Дубов и Малиновский) сами стали ходить в походы, а потом решили организовать команду. В 1984 году я(Костя Дубровский) пришел в эту команду. И в 1986 году уже сам организовал поход в Амткели. 16 февраля 1986 года у нас состоялся послепоходный гусятник, на котором мы решили организовать спелеоклуб.
Р: - Откуда пошло название клуба?
К: -Название «Барьер» появилось за несколько лет до создания самого клуба. Так именовали стройотряд, в который входили будущие организаторы клуба. Кто его придумал для стройотряда, я даже не знаю. Когда стал вопрос выбора названия для спелеоклуба, и стали перебирать, вариантов было много: сталагмит, каскад, меандр и т.п. Спорили долго, но так ни к чему не пришли и остановились на двух названиях «Барьер» и «Сталкер»(другой стройотряд). В итоге стройотрядовцев из Барьера оказалось больше, и решили: «пусть будет Барьер»
Р: -Были ли другие туристские клубы и организации на Физтехе?
К: -Туристических организаций было великое множество. По каждому виду туризма. Особенно сильны были альпинисты и водники. Самым организованным был клуб водников. Другие секции кучковались вокруг него. А спелеоклуб в то время тоже назывался спелеосекцией.
Р: -Как происходила постройка помещения и как администрация отнеслась к созданию клуба?
К: -Поначалу для клуба выделили одну комнатку в подвале 8ки. Фактически я сам ее и выделил, так как был комсоргом и председателем студсовета 8ки. Потом появилась необходимость расширения. Осмотрели подвал, обсудили и решили, что будем строить помещение. Трудно переоценить объем работ, который был проделан за короткое время. Достаточно сказать, что на носилках было вынесено 50 кубических метров грунта, что составляло не менее 100 тонн. Собственно тогда и создали настоящий клуб.
Р: -Как отличался спелеоклуб от других туристских организаций?
К: -В основном все клубы базировались в комнатах. Часто снаряжение и центр общения находился в какой-нибудь комнате в общежитии. Не было новичковых походов и не было преемственности, поэтому туристические команды часто исчезали вместе с окончанием института ее участников.
Р: -Как часто бывали трудные периоды в жизни клуба и с чем они были связаны?
К: -Одна из трудностей клуба - страшная текучка. Поколения клуба сменяются каждые два три года. Одни студенты уходят, другие приходят. Жизнь в клубе непрерывно пульсирует. Жизнь складывается из множества периодических циклов разной природы. Эти циклы накладываются друг на друга и таким образом создаются периоды активности и затухания. Я могу упомянуть такой эффект. Когда складывается тесная активная команда, то она начинает развиваться и расширяться. Вместе с расширением падает плотность и теснота общения, коллектив становиться непрочным и разваливается. Кто-то отходит от коллектива, а кто-то остается и снова входит в новую активную команду.
Р: -Наш клуб заметно отличается от других спелеоклубов. Раньше тоже так было? Что скажешь о политике и склоках которые возникают в спелеосообществе?
К: -Политика слишком неподходящее слово и я бы его здесь не употреблял. А в общем да, всегда так было. Но не стоит на это обращать большое внимание. Главное вовсе не спелеология. Приставку спелео вообще можно убрать. Не важно какие это походы - водные, горные, пешие. Ведь и на байдарках сходить и на лыжах - это здорово. Но я даже больше скажу. Походы - это все фигня. А главное - общение. Ведь больше всего я ценю другие достижения клуба. По моим данным на 1998 год "Барьер" создал более сорока семей. Из них распалось только две, одна из них моя. Это значит - что разводов только 5 процентов. Если учесть что в целом по стране их 30-40 процентов, а на Физтехе их больше 50 процентов, то можно видеть как это мало. И я даже объясню почему. Мы все ходим в "масках". Думаю понятно, что я имею ввиду. А в трудностях походной жизни, в тесном общении мы их иногда снимаем. И каждый видит истинную натуру человека. Поэтому порой происходит так: парень идет в поход с девушкой, а потом мне говорит "я думал она такая. я готов был ради нее жизнь отдать. а она, оказывается, совсем другая."
Р: - Возвращаясь к трудностям. Какой же, все-таки, момент был самым кризисным в жизни клуба?
К: -Самым трудным был переходный кризис начала 90х годов, когда менялась система ценностей. До этого люди ходили в походы, а деньги зарабатывали для этих походов. Деньги были вторичны, они были средством. А когда изменилась система ценностей, то деньги стали для большинства людей первичны. Теперь уже в походы стали ходить, когда есть деньги.
Р: -Какие были самые серьезные ссоры и разногласия в клубе?
К: -Именно тогда в начале девяностых годов и были бурные дискуссии о том, каким дальше быть клубу. Некоторые хотели преобразовать клуб в коммерческое товарищество, зарабатывать в нем деньги и ходить в походы. Но я сказал «Нет». Клуб в первую очередь должен быть клубом для походов, и только потом для работы. Многие со мной тогда не согласились, но я настоял на своем, и думаю, оказался прав.
Р: -Куда исчезли другие туристические организации?
К: -В этот трудный период один за другим исчезли все туристические клубы на Физтехе. Люди ударились в коммерцию, деньги стали главным приоритетом, времени на походы и общение не стало.
Р: -Кто был руководителем клуба в прежние годы?
К: До 1991 года руководил клубом я. Когда мне стало психологически тяжело (у меня как будто наступил кризис жанра) я стал искать замену. И нашел Гришу Сигалова. После серьезного разговора убедил его взять клуб в свои руки. Мы договорились, что он хотя бы два года поруководит клубом. Так что с 1991 года по 1993 год председателем спелеоклуба был Сигалов Григорий. В эти годы клуб активнее всего вел общественную деятельность. Выпускалась газета «вестник Барьера», который был единственным периодическим спелеоизданием во всем СНГ. Но через два года Гриша напомнил уговор, и пришлось искать нового председателя. С 1993 по 1995 год председателем был Никишов Владимир. С 1995 по 1999 никто не готов был взять на себя клуб и снова я был председателем. С 1999 года по 2004 года руководил Лавров Сергей.
Р: - А про спелеорассылку что-нибудь скажи? (она функционирует и является главным средством общения спелеосообщества СНГ)
К: - Неужели она еще жива?! А я и не знал! Ведь, когда ее Гриша Сигалов много лет тому назад организовал, ему все говорили, что он занимается чепухой, что это никому не будет нужно и все заглохнет.
Р: -А ты влиял на клуб, когда не был председателем?
К: -Да, но не так как раньше. Это можно сравнить с импульсом силы в физике. Импульс силы равен произведению силы на время. Например, кто-то брался за дело с бешеной энергией и делал много за короткий период, а потом отходил от дела. Я же наоборот силу прикладывал меньшую, но действовал очень долго.
Р: -Чем сейчас на твой взгляд отличается клуб?
К: -Меняются люди – меняется клуб. Это происходить непрерывно. Когда я отошел от руководства, клуб стал меняться и, конечно, я бы что-то сделал по-другому. Но, в общем, это нормально. Что касается сегодняшнего состояния клуба, и что ненормально, я бы назвал одним словом «потребительство». Это не может не огорчать. Такое ощущение, что люди только берут, но не хотят ничего дать. Люди просто ходят в походы, когда им хочется, но не хотят сделать что-то взаимное. Вот, ты, скажи этому человеку: «Ты сколько раз сходил в походы с клубом? А что ты сделал для клуба? Сводил ли сам в поход, организовал что-то? Приехал ли на банальный субботник? Тебе передали частичку клуба, а ты ее передал другим? Люди не хотят понять, что когда-то они были новичками, и кто-то их учил.
Беседовал с Костей Дубровским Роман Железов.
содержание беседы восстановлено близко к смыслу.
17 февраля 2007 года

Комментарии

Заголовок вашего комментария:
Текст вашего комментария:
  • Алексей Титов
    19.12.2011 [Belindr]Список председателей после Сергея Лаврова

    С декабря 2004 клубом руководил Маслов Максим,
    с марта 2009 председателем был Иванов Дмитрий,
    с декабря 2011 Титов Алексей...

  • Алексей Курзенков
    03.03.2007 [Алексей Курзенков]О потребительстве.

    Можно я немного прокомментирую последний пункт? То что проблема потребительства существует, я полностью согласен. Могу поспорить с Костей только в одном, что это проблема появилась последнее время. Нет, это было всегда. Меня самого иногда тянет порассуждать на тему о том, что а вот наше время… :-) Но если не поддаваться ностальгии, а проанализировать ситуацию непредвзято, становится ясно: проблемы всегда остаются прежними, время разве что меняет их формы, но не суть, как не может оно изменить природу человека.

    Но вернёмся к нашей проблеме потребительства. Можно ли её решить? Я считаю что да! Надо просто помочь людям сделать это. На самом деле, практически нет людей, которые бы сознательно были злодеями-потребителями. Большинство желает что-нибудь сделать для других, для Клуба, но просто обычно не знает как или не привыкло проявлять инициативу или не обладает организаторскими способностями, а ведь без этого в одиночку можно сделать не так уж много. Значит, нужны люди, которые будут проявлять инициативу, будут организовывать мероприятия, чтобы другие смогли принять в них участие и внести свой вклад в общее дело. Только так можно решить эту проблему. Собственно именно таким способом она всегда и решалась в Клубе.

    Алексей Курзенков aka Высший

  • Роман Железов
    28.02.2007 [Ironromeo]Точки зрения у всех разные.

    Поэтому в планах беседы с другими людьми "Барьера".
    А вы можете высказать свое мнение, пожелания и задать вопросы здесь в комментариях