На улочках Катманду На улочках Катманду
Тропа Тропа
Намче-Базар - столица шерпов Намче-Базар - столица шерпов
Буддистская ступа Буддистская ступа
Индийская экзотика чувствовалась во всем: девушки в  сари и пенджаби, сигкхи с тюрбанами, легкая индийская музыка где-то в воздухе. Я читала, что делийский аэропорт на многих произвел тяжелое впечатление. Мне он показался достаточно спокойным и чистым, никакие попрошайки к нам не подходили, служащие были корректны и доброжелательны.
Мы улеглись на скамейках и продолжили свой сон. В 9 утра осведомились у служащего о судьбе нашего багажа (в Шереметьево, сдавая вещи, мы оформили багаж сразу до Катманду).  Вскоре на тележке нам привезли для  опознания наши рюкзаки и отправили их на наш следующий рейс.
В 12-15, с опозданием на полчаса, мы вылетели в Катманду. Полтора часа лету. Пейзажи внизу довольно безрадостные: безлесные, пустынные равнины с чахлой, пожелтевшей от жары растительностью. Через полтора часа приземлились.
Непальскую визу в аэропорту получили минут за 10: заполнили анкету, заплатили $30, и пошли получать багаж.
Из пустынного, прохладного здания аэропорта мы с рюкзаками вывалились в непальскую жару. На выходе из аэропорта предлагали бесплатные карты Катманду. Там же, узнав, что мы едем в отель «Янки», сказали, что доставят бесплатно. Мы разместились в двух такси и поехали.
«Янки» - новый, в начале года открывшийся отель, расположен в Тамеле (туристическом районе Катманду) рядом с Tibet Guest House, очень симпатичный и чистенький, $3 за ночь. Нам его порекомендовали знакомые, и мы нисколько не пожалели.
Устроившись, побежали в турагенство Nepal Kamaz, в котором по интернету заказывали авиабилеты до Луклы на следующее утро ($190 туда и обратно), потом поменяли деньги. Я переживала, что в воскресенье все будет закрыто. Но нет, работали и турагенство, и обменные пункты.
Вечером готовились к треккингу, перетряхивали рюкзаки, т.к. часть вещей хотели оставить в гостинице.
В 6 утра нас разбудил портье. Мы попили кофе, поймали такси и поехали в аэропорт. Расположенный рядом с международным местный аэропорт напоминал огромное складское помещение. Сутолока, толчея, местные граждане с огромными плетеными корзинами и тюками, множество военных. Потом весь этот хаос просачивался через контроль в светлый просторный зал ожидания, где превращался в чинное общество, дожидающееся своего рейса.
Точно по расписанию нас пригласили на посадку, подвезли к маленькому самолетику, и мы поспешили занять места слева, так как именно слева во время полета можно любоваться грядой Гималаев.
 Управляли самолетом молодой парень и девушка. Дверь в кабину летчиков была открыта, и можно было наблюдать, как они переключают тумблеры и крутят  штурвал.
Полет прошел как одно мгновение. Было безумно  интересно смотреть на поля, речушки, ущелья, домики, горные тропы. На горизонте показалась белая стена Гималаев с возвышающимися вершинами. Горы подступали все ближе, и в какой-то момент я подумала, что сейчас мы чиркнем крылом по склону. Наконец – короткая  посадочная полоса на склоне горы, и мы высаживаемся в Лукле.
В аэропорту нас обступили шерпы, предлагающие услуги носильщиков и проводников. Мы с Наташей отказались, а Юля с Сашей взяли себе портера по имени Лалит. И наша процессия тронулась в путь.
Мы прошли по главной улице Луклы, мимо лоджий (местных гостиниц) и сувенирных лавок, мимо петухов и коз, прошли под кани (буддистской аркой, под которой оставляешь все грехи) и  ступили на тропу. Было совершенно явственное чувство, что ты вдруг перенесся в какой-то запредельный нереальный мир, с другим масштабом, с другими цветами и звуками, словно Элли в Страну Чудес. Перезвон колокольчиков, странная речь, меланхоличные яки, шерпы с плетеными корзинами, тибетские флажки, буддистские ступы, камни с выбитыми молитвами, молельные барабаны и надо всем этим – торжественные величественные Гималаи.
Хотелось фотографировать каждую секунду.
Сразу после Луклы тропа идет над необыкновенно живописной деревенькой Chaurikharka, с каллиграфически расчерченными полями (невысокие заборчики аккуратно выложены из камней), где ярко салатовый ячмень соседствует с картошкой и капустой, а из пушистых крон молоденьких гималайских сосен выглядывают голубые крыши домиков.
Все происходящее вокруг настолько захватывало, что не чувствовались ни тяжесть рюкзака, ни пройденные километры. Хотелось бесконечно идти и вбирать в себя эту нереальную красоту. И все последующие дни путешествия я просыпалась в нетерпеливом ожидании продолжения пути, в предвкушении новых красот и приключений.
Надо сказать, что тропа в отличном состоянии, в крутых местах выложены ступеньки, кое-где – бордюры из камней, через небольшие промежутки пути – места отдыха в виде высоких каменных скамей, куда можно поставить рюкзак или шерпскую корзину и посидеть. Вдоль всего пути – многочисленные лоджии, где можно перекусить и остаться ночевать. Первый день пути хорош еще тем, что от Луклы (2840 м) тропа идет вниз, спускается до 2490 м у Гхата и затем с небольшим набором высоты идет до Чимоа. Из Луклы мы вышли большой толпой, потом все рассредоточились. Мимо пробегали марафонцы с легкими рюкзаками, преимущественно французы, как мне показалось.
Чувствовалось, что в первый день мы хватили лишку. Распаковав рюкзаки, мы спустились в столовую и, войдя, тут же от усталости повалились на лавки. Хозяйка рассмеялась и принесла нам подушки. Потом затопила печь и пошла готовить ужин.
Столовые в шерпских лоджиях устроены по одному образцу: в центре – круглая железная печка, по стенам – деревянные лавки, укрытые узкими коврами из ячьей шерсти, и перед лавками столики на двоих. Как правило, это единственное отапливаемое помещение в лоджии. Вскоре к нам присоединился молодой англичанин, путешествующий в одиночестве.  Ужинали при тусклом свете от солнечных батарей, обменивались впечатлениями от первого дня путешествия.
Ночью спалось плохо, безумно хотелось пить, выпили всю воду, что была у нас в бутылках.
На следующий день вышли рано. Сразу после Монжо - резкий спуск к реке, потом тропа идет вдоль реки, переходя с берега на берег (три раза надо перейти реку по навесным мостикам), затем начинается утомительный двухчасовой подъем. Посередине подъема  - смотровая площадка, с которой якобы виден Эверест. Мы не увидели.
Наконец в просвет между кронами сосен вдалеке на склоне горы я разглядела дома. Ура, Намче-базар, столица шерпов! Вскоре на тропе показались люди с автоматами, которые нас ни о чем не спросили. Мы прошли мимо, деревья вскоре расступились, и перед нами амфитеатром раскинулся город: 2-3-х этажные аккуратные домики на узких террасах.
У первой лоджии мы купили пермиты (разрешения) на посещение национального парка «Сагарматха» (15 долларов) и пошли искать лоджию, в которой договорились встретиться  с Сашей и Юлей (нам ее посоветовал шерп Лалит) – Holiday Inn. Лоджия оказалась на другом конце города. Главным ее достоинством был душ с безлимитным количеством воды (даже в начале пути я сумела это оценить. К концу треккинга я научилась мыться за 4 минуты, в течение которых течет теплая вода из канистры).
После душа и обеда пошли гулять по городу. На главной улице – интернет-кафе, банк, обменный пункт. Многочисленные лавки с альпинистским снаряжением, одеждой для треккинга, свитерами и шапками из ячьей шерсти, украшениями из камней. Множество разнообразного путешествующего люда со всего мира. Встретили наших омичей. К вечеру подтянулись Саша с Юлей.
Ночью не спалось. Сказывалась высота. Стоило закрыть глаза, и снова тянулась вверх желтая бесконечная тропа с отпечатками бесчисленных подошв.
Около 6 утра резко включили звук: закричали животные, послышались голоса, зазвенели молоточки каменотесов. Самый характерный и выделяющийся звук в этом городе – звук обрабатываемого камня. С утра до вечера здесь строят новые лоджии (просто лужковская Москва какая-то), камень обрабатывают вручную. Меня впоследствии всегда поражало, с какой точностью и аккуратностью шерпы подгоняют камни друг к другу, складывают ли они ограду вокруг пастбища или возводят дом.
Обычно в Намче-Базаре рекомендуют задержаться на пару дней, чтобы организм привык к высоте (высота Намче – 3500 м).
После завтрака отправились в музей культуры народности шерпа. Там два зала – один посвящен участию шерпов в альпинистских экспедициях, другой – этнографический. Перед музеем ступа и молельные барабаны. Чуть в стороне, на пригорке, находится, как я поняла, управление национальным парком, и там все время бегали военные люди с автоматами.
На этот день мы планировали для акклиматизации подняться на плато Съянгбоче, пересечь его, спуститься с плато в другую долину и вернуться обратно в Намче. Но после музея мы с Натальей, как по команде, почувствовали приступ горной болезни: как-то вдруг стало нехорошо, закружилась голова. Я съела витамин С с глюкозой. Наташа же, поборница здорового образа жизни и питания, купила в ларьке сникерс с колой, и тут же их употребила, чего в нормальной жизни не делала уже несколько лет. После этого нас отпустило, и мы, следуя намеченному плану, полезли вверх по крутой тропе.
Не прошло и получаса, как мы вылезли на плато. Там находится летное поле,
куда специальный самолет время от времени доставляет богатых японцев, желающих увидеть Эверест своими глазами, но - издалека, так как краткость отпуска
не позволяет им в достаточной мере акклиматизироваться, чтобы подойти к подножию. Плато красиво той строгой, сдержанной, минималистской красотой, которая, я думаю, вполне близка японцам: одинокие сосны с горизонтальными, точно обрезанными кронами, тропинка вдоль травянистого склона, замшелые камни: пейзаж грустный и берущий за живое.
Возле японской гостиницы паслись две лошадки. В холле гостиницы мы некоторое время разглядывали макет местности, потом вышли на веранду, с которой полагается любоваться видом Эвереста, но и на этот раз он был закрыт облаками.
Мы пересекли плато и стали спускаться. Тропинка шла среди зарослей краснокорой березы Маака, и в траве мы увидели разгуливающих фазанов.
Лес кончился, и под нами раскинулась широкая долина, заполненная от края до края аккуратными домиками и разгороженная на участки – это была большая шерпская деревня Кхумджунг. Мы спустились туда и зашли в кофейню (bakery). Через некоторое время кофейня заполнилась оживленной  компанией французов-марафонцев.
Перекусив, мы отправились искать гомпу – местный монастырь, который известен тем, что там хранится череп снежного человека йети.
  Хождение по деревне, разгороженной на участки каменными заборчиками метровой высоты, напомнило мне фильм «Трое в лодке, не считая собаки» - там герои плутали в похожем лабиринте. Три бойкие шерпские старушек рассказали нам, как идти к монастырю. По дороге мы встретили их же еще пару раз.
Наконец мы вышли к гомпе. Сразу за монастырем росли раскидистые огромные можжевельники. У источника собрались местные жители с канистрами и ждали своей очереди набрать воды. Одинокая лошадь все пыталась утолить жажду, но ее упорно отгоняли от источника. Этакий мирный сельский погожий вечерок.
Наконец снизу прибежала дочка ламы и открыла нам гомпу. Внутри все очень цветасто и нарядно. Из сейфа был извлечен череп йети. Череп как череп, на обезьяний похож.
Затем через весь поселок мы отправились на другой край долины, чтобы опять подняться на плато и идти обратно в Намче. Перед самым подъемом на обширной ровной площадке располагается школа, организованная сэром Эдмундом Хиллари. Школа считается одной из лучших в Непале, к тому же бесплатная. Каждый из десяти классов занимается в отдельном домике. Перед школой – памятник Хиллари. Вообще Хиллари очень почитается шерпами, он много для них сделал, помимо школы открыл больницу  в Кхунде, и даже на источнике висит табличка с его именем, как-то он там посодействовал тоже.Поднимаясь на плато, встретили группу японцев. Они очень удивились, что мы из Москвы и стали расспрашивать про Путина и в целом про жизнь в России.
На плато мы расстались, они пошли в свою гостиницу, а мы перешли через перевал и очутились на плантации искусственных насаждений. На карте это место значилось как “Agriculture project”. Затем миновали аэродром и подошли к краю плато. Под нами полукруглой чашей открылся Намче, и мы его услышали: город все так же стучал во все молоточки. Утром мы поднимались из восточной части города, вечером спустились в западную. Зашли в местную гомпу, которая оказалась прямо над нашей гостиницей. По пути нам постоянно попадались шерпы, тащащие камни для стройки. Скоро, я думаю, террасы с домами поднимутся до самого плато. 
  На следующее утро вышли в Тенгбоче. Красота вокруг стояла непередаваемая. Невозможно было насмотреться на Ама Даблам, Тхамсерку и другие вершины. За каждым новым поворотом я внутренне ахала и лезла за фотоаппаратом.
  У ступы мы собрались все вместе вчетвером и сфотографировались на фоне Ама Даблама. Больше мы Юлю и Сашу не видели вплоть до Катманду (они сказали, что пойду потихоньку в своем темпе и чтобы мы их не ждали).
  Дорога шла под уклон мимо цветущих рододендронов (рододендроны в Гималаях – это деревья с нашу яблоню с розово-малиновыми цветами), мы миновали тибетское село Санасу, прошли поворот на ущелье Гокио и стали спускаться к реке. На бесконечные приветствия встречных туристов и шерпов: “Hello, Namaste, Bonjour” – я отвечала “Добрый день!”, пытаясь отфильтровать русскоговорящих. Наконец я услышала в ответ “Добрый день“. Мы остановились поболтать. Двое ребят из Москвы купили в марте билеты до Бомбея, объехали пол-Индии, перебрались в Непал, практически пешком (попали в транспортную забастовку) добрались до гор,  сделали неудачную попытку взойти на Тавочи, теперь возвращались обратно в Катманду. Денег у них практически не оставалось. На родину они планировали вернуться через Китай где-нибудь к концу июня. После моста начинался крутой подъем. В какой-то момент, умирая под рюкзаком, я подумала: «Просто издевательство над чувствами верующих – устраивать монастырь на такой высоте» . Но когда я наконец вылезла наверх, прошла сквозь арку-кани и увидела монастырь и все, что его окружало, то поняла, что лучшего места для буддистского монастыря трудно бы было найти.
Особенно впечатлила дальняя лоджия (кажется Trekers Lodge), расположенная уединенно на самом краю плато среди можжевеловых сосен - совершенно дзенское место. У самого обрыва за столиком сидел в одиночестве человек и смотрел на горы. Вид был действительно завораживающим – с высоты 3800 м отлично просматривалась долина, из которой мы пришли, Кхумджунг лежал как на ладони. Практически прямо под монастырем долина  распадалась на три глубоких ущелья: одно уходило в Гокио и утыкалась в Чо-Ойю, среднее Имджи раздваивалось на Кхумбу (к Эвересту) и Чхукунг (Лхотце и Айленд-пик). Третье, очень короткое, словно вздернутое вверх, было видно полностью и проходило мимо Тхамсерку и упиралось в Кантегу. По склонам на разной высоте змеились тропы.Мы поселились в лоджии около монастыря – Tengboche Guest House. Там нас быстро и вкусно накормили (до этого ждать приготовления пищи приходилось подолгу). Хозяин поджарил ячье мясо, принес компот из манго, суп, салат. Приятным открытием было и то, что здесь еще можно было зарядить батарейки (мне говорили, что после Намче зарядить их будет негде). Стоимость розетки – полтора доллара за час.
В очередной раз встретили омичей, посидели с ними на шерпском сейшене и договорились на следующее утро сходить на службу в монастырь.
В шесть утра они нас разбудили. Несмотря на дикий холод, на дворе было полно туристов. Солнце тщетно пыталось выбраться из-за громады Ама Даблама, только лучи топорщились во все стороны. Все непрерывно фотографировали. Потом потянулись к монастырю. Монахи в тогах, поларах и кроссовках бегали по своим хозяйственным делам. Небуддисты ждали во внутреннем дворике приглашения войти внутрь. Наконец служка махнул нам рукой, и мы, разувшись при входе, вошли в низкое полутемное омещение и расположились вдоль правой стены на полу. В помещении было ненамного теплей, чем снаружи.
Разом, как по команде,  храм заполнился монахами – босыми, с голыми руками, в одних легких тогах. Кутаясь в пуховку и клацая зубами, я прикидывала, на сколько их хватит. Они уселись с ногами на лавках и дружно загундосили. Потом служка обнес их чаем. В сумраке из пиал заструился пар. 
  Попив чаю, опять запели: то поодиночке, перекликаясь,  передавая эстафету, то все разом.  Нестойкие европейцы потихоньку покидали службу. Я, посидев полчаса без обуви, ног уже просто не ощущала.  Наконец служба кончилась, и мы вышли на улицу.
Солнце тем временем уже поднялось над Ама Дабламом. Ощутимо теплело с каждой минутой. После завтрака мы простились с омичами – они отправились к Эвересту, мы же решили сегодня сделать полудневку, а потом идти в Чхукунг.
Налегке отправились на Хумиган – скалу над монастырем. Огромное эстетическое удовольствие от прогулки было смазано досадной моей оплошностью: здоровый орел на фоне белой стены Тхамсерку распластал как напоказ свои крылья во весь размах, а я не успела сфотографировать.
После душа и обеда сходили в экологический центр монастыря, где посмотрели экспозицию и видеофильм о Тенгбоче.
На какое-то время монастырь опустел: трекеры ушли вниз, новые еще не пришли. Только с волейбольной площадки доносились крики играющих монахов. Я поймала себя на мысли, что мне здесь так же хорошо и по-домашнему, словно я в альплагере на Кавказе. После обеда снизу начали подходить свежие партии туристов.
После трех мы вышли и за два часа дошли до Нижнего Пангбоче. Устроились в лоджии и пошли наверх посмотреть гомпу. По тропинке сверху спускался пожилой полноватый шерпа. Выяснилось, что это лама местного монастыря. Он развернулся и повел нас к гомпе. Тропа шла через можжевеловый лес. Узнав, что мы русские, очень оживился и стал рассказывать, что работал портером в первой русской экспедиции на Эверест и дошел до 8000 м. Все говорил про какого-то Тома. Мы сказали, что это нерусское имя и, видимо, он что-то путает. Он разволновался и стал нам на коре дерева  чертить схему маршрута русских. Уже в Москве я прочла, что в 1982 году нашей экспедицией руководил Евгений Тамм.
Вечером разразилась жуткая гроза. Грохотало вокруг так, словно мы находились под артобстрелом. Все постояльцы собрались в дайнинг-рум  и после ужина расположились вокруг печки. Кроме нас, была еще группа немцев (впоследствии я не раз отмечала, что собираться в организованные группы чаще всего предпочитают немцы, японцы, австралийцы и изредка – французы,  остальные в основном путешествуют в одиночку или вдвоем). Кто-то играл в карты, я пыталась читать (в Пангбоче был полноценный электрический свет). От скуки время от времени заказывали очередное блюдо: то десерт из консервированных фруктов, то чай с роллом (что-то типа пирожка). Наутро была, как обычно, ослепительно солнечная погода, и мы отправились в Дингбоче. Растительность вокруг нас с каждым днем разительно менялась. Далеко позади остались пушистые гималайские сосны с длиннющими иголками и цветущие рододендроны, и даже кустарниковые можжевельники встречались все реже. Теперь под ногами попадались только  карликовая береза и ягель. Дошли до развилки. В этом месте ущелье раздваивалось: левая тропа уходила наверх в Пхериче и далее к Эвересту, правая – в Дингбоче в ущелье Чхукунг.Перешли речку, обошли холм, и перед нами открылась долина Чхукунг и веселенькие домики Дингбоче.
По дороге мне попалась девушка с ледорубом, и я стала расспрашивать, на какую вершину она ходила. Девушка оказалась парижанкой, путешествовала одна, прошла ущелья Гокио, Кхумбу и Чхукунг, взошла на Айленд-пик (на восхождение в напарники нанимала шерпу). Я предположила, что в родной Франции она облазила все Альпы. Та энергично замотала головой и сказала, что облазила Пакистан, Китай, Непал, индийские Гималаи, но в Альпах не была ни разу, оставила на старость.
Вечер, как обычно, коротали в дайнинг-рум. Кроме нас из гостей были еще две веселые англичаночки (их сопровождал шерпа) и два англичанина, как они сказали при знакомстве – плотник и компьютерщик. По их лицам можно было без труда догадаться, кто из них плотник, а кто компьютерщик. Девушки пели свои народные песни, шерпы пели свои, мы с Наташей тоже спели. Потом одна из девушек сплясала. Закончилось все картами.
Утро привычно баловало нас солнцем. По широкой долине, поросшей тундровыми кустарниками и мхами, прорезанной многочисленными ручьями, мы быстро дотопали до селения Чхукунг и остановились в самой дальней лоджии.
  Во внутреннем дворике хозяин читал книжку маленькой дочке.
Лоджия SunRise известна тем, что здесь останавливался Бабанов во время своих попыток восхождений на Нуптце, последняя из которых (вместе с Кошеленко) завершилась победой и за которую Бабанов и Кошеленко получили Золотой ледоруб. В лоджии как реликвия хранится «восьмерка», на которой Бабанов спускался с вершины, и пара закладок. 
Также здесь можно взять необходимое снаряжение (веревку, кошки, ледоруб, ботинки и проч.) для восхождения на Айленд-пик.
После обеда пошли на Чхукунг-Ри – вершину над поселком. Наталья умудрилась проскочить поворот на гору. Мои крики до нее не долетали, и она продолжала весело бежать по направлению к Лхотце. Я стала подниматься по травянистому склону, вскоре у подножия появилась и она.
Когда мы с ней подошли к туру, погода испортилась, набежали облака, позакрывали все чудесные виды. То здесь, то там проглядывали Лхотце, Нуптце, Айленд-пик, Ама Дамбам. Зато довольно хорошо был виден перевал Конгма-Ла, через который нам завтра предстояло идти в ущелье Кхумбу.
Я читала, что из Чхукунга в Лобуче через перевал Конгма-Ла ходят либо за два дня, либо с легкими рюкзаками. Мы решили на этот переход нанять шерпу и за ужином просили хозяина лоджии нам в этом посодействовать. Тот предложил взять его поваренка. Поваренок доверия не внушал. Готовил он, конечно, отменно, но был уж больно маленьким и щуплым,  совесть не позволяла вешать на него 20 кг (по 10 с каждого рюкзака. Рюкзаки у нас были кг по 14-15 ).  Хозяин заверил, что его Дзиндзин таскал по четыре 20-литровых канистры с керосином, да и сам поваренок был рад возможности заработать 1000 рупий.
Вечером крупными хлопьями валил снег.
Встали рано. Весь поселок и окрестные горы были покрыты выпавшим за ночь снегом, стремительно таявшим под лучами солнца. Вообще погода удивляла своим постоянством: в первой половине дня было ясно и солнечно, к вечеру, как правило, все затягивало.

Комментарии
Editor12.02.10, 19:11
Порадовали ))) 
я запросила у хозяина “hot shower”. Через некоторое время к душевой кабинке шерпа притащил канистру с горячей водой и предложил мне идти в душ, сам же с канистрой залез наверх. “Are you ready?» - через какое-то время спросил он. Я удивилась, в Тенгбоче хозяин просто вылил канистру в емкость и ушел, а потом я уже сама регулировала поступление воды. Тем не менее я разделась, встала под душ и сказала: ready. Ровно 4 минуты лилась горячая вода и ничем не регулировалась. Когда я поняла, что поток воды неуправляем, то мобилизовалась и завершила процесс по возможности быстро. Стоило это удовольствие 2 доллара.
Alex30.08.09, 07:13
Спасибо!  
Рассказ подвигает на освоение новых маршрутов и еще раз подтверждает, что нет в этой жизни ничего невозможного - стоит только захотеть
Guest25.08.09, 23:36
Непал принял  
Огромное спасибо за теплую атмосферу, которую вы передали в рассказе... я по-настоящему почувс
твовала себя на 4-5 тысяч метров выше ))) Через 2 месяца собираюсь в Непал, возьму на заметку кое-что из ваших впечатлений и советов!
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Непал
еще маршруты
О Маршруте