Радостно встречаемся с Сашей и Юлей, пьем за встречу, и они нас ведут в тайский ресторанчик. Они вернулись три дня назад, и уже успели выяснить, где лучше и вкусней поесть. За обедом рассказываем о своих приключениях. Оказывается, в Намче они встретили нашего пятого товарища, Валеру, который задержался в Москве и вылетел на неделю позже нас. Он собирался идти в Гокио, т.к. в Кхумбу уже не успевал.
Вечером гуляли по старой королевской площади – Durbar Square. Пространство между пагодами было заполнено рикшами, машинами, праздным людом и столами с сувенирами.
Мы подошли к дворцу живой богини Кумари. Считается большой удачей увидеть девочку наяву. Стоило нам войти в маленький внутренний дворик дворца,
как из внутренних покоев на втором этаже появилась накрашенная девочка-богиня, вызвав радостные возгласы ожидавших ее туристов.На следующий день ходили регистрировать билеты (подтверждать дату отлета) в Аэрофлот и в Непальские авиалинии, потратили кучу времени.
Потом взяли такси, поехали смотреть буддистскую ступу Боднатх. Особенность местной архитектуры такова, что, стоя в нескольких шагах от памятника  или храма, можно долго озираться в поисках оного, пока тебя буквально не ткнут носом в искомый объект.  Так, выйдя из машины, мы стали искать глазами огромную (самую большую в Непале) ступу. Нам наконец указали на арку, пройдя
через которую, мы застыли в немом восторге перед исполинской белоснежной ступой с вездесущими глазами Будды. Вокруг ступы, поднимаясь с уровня на уровень, по часовой стрелке вращались люди. Помню  чувство радости и торжественности, охватившее меня.
  Мы включились в общее вращательное движение.
На первом уровне мы тотчас встретили наших омичей во главе с Анваром и Ларисой, они на весь день заказали экскурсию по Катманду с русским гидом Варварой. Затем, заслышав русскую речь, познакомились с одесситами. В Катманду они были проездом, главной целью их путешествия была священная гора Кайлаш. (Вот интересно было бы узнать, чем оно закончилась.)
С последнего уровня ступы открывались замечательные виды. Люди группками и поодиночке то здесь, то там сидели на покатой поверхности и созерцали эту красоту.
Из Боднатха, полного умиротворения и радостного покоя, мы отправились в Пашупатинатх, индуистский центр на берегах Багмати, куда правоверные индуисты стекаются умирать и где их после смерти сжигают. Перед входом в храм прочли “Only for hindus” (только для индусов). Поднялись на холм над храмом, спустились к реке и оказались в царстве обезьян, которые по-хозяйски скакали между зарешеченных пещер отшельников, расположенных выше по склону.
Затем по скалкам мы вышли к месту, где на зеленом дерне готовился костер для сожжения трупа, и по мосту перешли на другой берег, откуда, собственно, и надлежало наблюдать за ритуалом сожжения.  Злобные обезьяны шныряли тут и там. По одну сторону от моста сжигали людей знатных, по другую – народ попроще.
Мы заглянули в какой-то внутренний дворик. Тут же отовсюду стали вылезать обнаженные существа мужского пола: скелеты, обтянутые кожей, но с окладистыми бородами, они ласково улыбались, демонстрируя великолепные зубы, и, сложив руки, приветствовали нас «Намасте!». Мы опрометью выскочили из обители святых садху и поспешили на мост.
В это время один из трупов догорел, и служка лопатой стал сгребать остатки в реку. В воздухе стоял отвратительный сладковатый запах.
Впечатление было сильное. Не покидало ощущение сюрреальности и мистичности, словно ты попал в жутковатую сказку, настолько все увиденное выпадало из привычной действительности.
Из этого зловещего места мы отправились в Свуямбуднатх, явившейся по ощущениям полной противоположностью Пашупатинатх. Это  храмовый комплекс на вершине высокого холма. Поднимаешься по ступеням на вершину, и со смотровой площадки открывается необозримая панорама всего Катманду и окружающих гор. Очень приятное и светлое место, даже обезьянки здесь мирные и симпатичные. 
  Все три места (Буднатх, Пашупатинтх и Свуямбуднатх) очень разные, яркие и впечатляющие.
  На следующий день я одна отправилась в древний город Бхактапур. Посмотреть интересно, но как можно там жить, представить трудно. Все из красного кирпича, ни деревца, ни кустика. Узкие улочки выводят к трем большим площадям со множеством пагод и памятников. На главной площади – королевский дворец. Я долго искала глазами Золотые ворота (в путеводителе было написано, что это уникальный памятник, находящийся под охраной ЮНЕСКО), пока меня прямо не подвели к невысокой резной дверце в красной стене, охраняемой солдатами с автоматами. Затем я стала искать следующую достопримечательность – памятник королю. Было написано, что он стоит прямо напротив Золотых ворот. Потребовалось время, чтобы понять, что стела с маленькой карикатурной фигуркой наверху – это и есть искомый памятник. Припекало. Дети набирали воду в колонках и потом залезали сами под струи воды.
Глаз уже устал воспринимать бесчисленные пагоды, диковинных животных вдоль лестниц, резьбу, литье, яркие сари, каменных змей, свешивающихся отовсюду. Я прошла город насквозь и подошла к автобусной остановке. Некоторое время поколебалась, ехать ли в Нагаркот. Нагаркот славится своими утренними чудесными видами на окружающие горы, сейчас был уже полдень и окрестные горы заволоклись легкой дымкой, так что я решила ехать домой.
В Катманду мы пообедали в корейском ресторанчике. Надо сказать, что жизнь в непальской столице очень приятна и дешева. По утрам мы завтракали вчетвером в открытом кафе во внутреннем дворике. Булки выпекались прямо при нас, восхитительный ласси (взбитый йогурт) с бананами и манго, свежайшие сэндвичи, отличный кофе, десерты.
После завтрака разбегались, разъезжались на такси и рикшах по своим делам. Ближе к вечеру шли в какой-нибудь ресторанчик. Перед сном заходили в бейкери, пили кофе с десертом (эх, какие же там чиз кейки!). Дни были наполнены осмотром города и окрестностей и шопингом. В многочисленных лавках продавались шикарные ковры из ячьей шерсти, свитера, спортивное снаряжение, одежда для треккинга, карты и книги, изделия из камней, тибетские поющие чаши, специи, чаи. Прямо на улицах с тележек продавались манго, лимоны (величиной с грецкий орех) и прочие фрукты.
После девяти вечера лавки вдоль улиц закрывались, Тамель тут же погружался в темноту, и город из яркого, веселого и праздного превращался в опасные трущобы: на улицах оставались только припозднившиеся рикши и шатались подозрительные личности. Хотелось поскорей попасть в теплый уютный номер отеля.
  В последний день мы ездили в Патан, пригород Катманду по другую сторону Багмати. В этот день (8 мая) в Непале отмечался День матери. Во всех храмах шли торжественные службы. В индуистские нас не пустили, мы зашли в буддистский Золотой храм. Люди с тарелочками с жертвоприношениями (такие тарелочки продавались при входе в храм, на них - цветки календулы, кружочки моркови, рис) сидели по периметру внутреннего двора и слушали службу. На лбы верующих были прилеплены кусочки вареного риса.
По всему Патану перед многочисленными религиозными сооружениями горели свечки,  в местах жертвоприношений лежали дары: рис вперемешку с кусками мяса, гирлянды из цветов, порезанные овощи, и служкам приходилось отгонять собак от кусков мяса, предназначенных богу. Тут же безмятежно лежали козы, ездили нескончаемые мотоциклы, перемещались местные в праздничных одеждах и туристы с фотоаппаратами.
Вернувшись в гостиницу, на ресепшен я встретила нашего пятого товарища – Валеру, который только что прилетел из Луклы. Мы пошли в бейкери и за чашкой кофе он мне рассказал о своих приключениях. Из-за непогоды он три дня был вынужден просидеть в Лукле (вместе с президентом московского гималайского клуба) и сегодня просто чудом прорвался на первый самолет. Выяснилось, что во время треккинга он останавливался как раз в тех лоджиях, где ночевали и мы, так что про наши приключения он был наслышан. В Гокио ему в частности рассказали, что русская женщина в одиночку ушла через перевал. «Я сразу понял, что это ты».
Близилось время собираться и ехать в аэропорт.  В отеле нам каждому на прощание повязали на шею легкий шарф, и с развевающимися шарфами и с рюкзаками мы прибыли в аэропорт. Были переживания за Валеру, так как свои обратные билеты он не перерегистрировал. Его сразу отделили от нас, но, поскольку места в самолете были, он благополучно присоединился к нам. Заплатили за выезд из страны $15 и перелетели в Дели. Полночи проспали, потом загрузились в московский самолет. Глубокой ночью были накормлены Аэрофлотом до отвала. Лучше бы, честно говоря, нас покормили завтраком в 8 утра.
И вот мы снижаемся над Шереметьево. Глядя на влажные, зеленые леса и вспоминая пустынные желтые земли Индии, над которыми мы пролетали, я вдруг подумала: в каком чудесном климате мы живем!
Шереметьево, 9 мая, 60 лет Победы. Ходили слухи, что Ленинградское шоссе перекроют. Но нет, мы быстро достигаем столицы и прощаемся.

Сказка окончилась. Я счастлива, что она случилась в моей жизни.

Комментарии
Editor12.02.10, 19:11
Порадовали ))) 
я запросила у хозяина “hot shower”. Через некоторое время к душевой кабинке шерпа притащил канистру с горячей водой и предложил мне идти в душ, сам же с канистрой залез наверх. “Are you ready?» - через какое-то время спросил он. Я удивилась, в Тенгбоче хозяин просто вылил канистру в емкость и ушел, а потом я уже сама регулировала поступление воды. Тем не менее я разделась, встала под душ и сказала: ready. Ровно 4 минуты лилась горячая вода и ничем не регулировалась. Когда я поняла, что поток воды неуправляем, то мобилизовалась и завершила процесс по возможности быстро. Стоило это удовольствие 2 доллара.
Alex30.08.09, 07:13
Спасибо!  
Рассказ подвигает на освоение новых маршрутов и еще раз подтверждает, что нет в этой жизни ничего невозможного - стоит только захотеть
Guest25.08.09, 23:36
Непал принял  
Огромное спасибо за теплую атмосферу, которую вы передали в рассказе... я по-настоящему почувс
твовала себя на 4-5 тысяч метров выше ))) Через 2 месяца собираюсь в Непал, возьму на заметку кое-что из ваших впечатлений и советов!
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Непал
еще маршруты
О Маршруте