Авто-водное путешествие по маршруту: Уфа-Ульяновск-В.Новгород-Петрозаводск-Мурманск-Териберка (сплав по р.Териберка)-Умба (сплав по р.Умба)-Кемь-Водла (сплав по р.Водла)-Кострома ("Золотое кольцо")-Н.Новгород-Казань-Уфа
 
Долго будет Карелия сниться...

 

 

                                                             Валентин  Корнилов           

 

Долго будет Карелия сниться.

 

   Вместо пролога.

 

Мы отмечали день рождения Флюса. Разговор зашел о походах. Все гости  друг друга спрашивали, кто куда собирается, какие у кого планы и маршруты. И тут Миша предложил нам то, от чего мы пришли в восторг и сказали: «Согласны!!!»

 

                                               Сборы.

 

Уходили мы в дальний поход,

Уходя от забот, от тревог.

Провожали нас мамы,

А встречали закаты…

 

Дело то было в марте, а поход был назначен в середине июля. Миша разработал маршрут, вот о нем и о другом поподробнее. Нам предстояло добраться до славного города-героя Мурманска, затем до приграничного поселка Териберка, что на берегу Баренцева моря и сплавиться по одноименной речке на байдарках. Затем пересечь Кольский п-ов с севера на юг к Белому морю и сплавиться по реке Умбе. Но и это еще не все, далее предстояло вернуться южнее в Карелию и покорить красавицу Водлу.

Миша сказал, что постоять на краю Земли возле Океана его давняя мечта. Все это было очень интересно, тем более, что добираться до этих мест нам предстояло на своих автомобилях.

Готовились мы долго и основательно. Латали байдарки («Таймень-2», «Таймень-3»- 2 штуки), клеили гидрашки, шили, фартуки и юбки, анараки и спальники. Я сделал основательный ремонт своей «Волге» (вложил бессовестную сумму), у Миши новенькая «ВАЗ-21011». В общем, и в целом шло все по плану согласно намеченным мероприятиям. Мы даже ездили дважды специально на тренировки  отрабатывать «оверкиль» и спас-работы, а также преодоление 3-х каскадного порожка, поскольку нас ждали суровые испытания на северных порожистых реках Кольского полуострова.

И вот долгожданный день настал. Семеро смелых, а именно в составе семьи Камских: Михаила («Главный»), Антона (запасной игрок), Арсения (штурман-летописец),  семьи Корниловых: Валентина (Боцман), Светланы (Светочка), Натальи (Жук) и Мелемчук Клары (запевала), были готовы отчалить из родных пенатов.

 

                                               Дорога.

 

                                                    Надо в дорогу, в дорогу, в дорогу,

                                                 мне торопиться.

    Надо узнать, надо узнать,

                      что я за птица…

 

Дорога! Как много в этом слове. Полет мысли, фантазии… Не хватает слов, чтобы передать те чуства, когда тебя словно припадочного бросает то в жар, то в холод.

Наш автомобиль очень привередливый конь, он очень вынослив в плане грузоподъемности, но вот жару и скоростные перегрузки он не любит. Его крейсерская скорость 90 км/час. Зная, это очень хорошо я планировал проезжать в день не более 700 км. Миша был от этого не в восторге, но уговорить моего железного коня ехать чуть-чуть побыстрее не могла даже моя хозяйка. Проехав 400 км, у меня случилась первая поломка. Когда делали кап. ремонт моему коню, то плохо закрепили генератор. Пришлось подручными средствами, ключами, шпильками, болтами, гайками, проволокой и даже нитками, устранять эту досадную неприятность. Владею автомобилем с 1999 года, в прошлом занимался автожестянкой, и давно пришел к выводу, что все что связано с ремонтом автомобиля надо делать самому и не доверять никакому сервису. Под Пензой вышел из строя подшипник на задней ступице. Еще полдня потеряли на ремонт и на поиск запчастей. Хорошо, что два автомобиля, а то пришлось бы туговато.

Были еще случаи ремонта, шиномонтажа, но везде спасала взаимовыручка и как говорил всем любимый с детства Барон - находчивость.

Однако не буду утомлять читателя подробным описанием автопробега, тем более, что фотографировались мы у каждого столба (для отчета), скажу только, что доехали мы  до Мурманска окружным путем, через Ульяновск за неделю и составило это 4200 км.

С погодой нам повезло, стояли жаркие  дни. Мы старались не пропустить ни одной реки или водоема, чтобы не искупаться. В городах также были проделаны экскурсии по достопримечательностям и походы по магазинам за провизией. Отмечу, что завхозом у нас была Света, и все что касалось продуктов, она делала эту работу с любовью и  основательно. Миша же хотел всю дорогу перебиваться яблочками, сухофруктами, но здесь он не нашел нашей поддержки и мы питались по полной программе, кашей манною на завтрак, борщом или солянкой на обед, фруктами на полдник и праздничным пиршеством на ужин. Наша «Ласточка» (Конь и Ласточка одно и то же, в зависимости от настроения) была этому только рада, т.к. радиатор кипел не переставая.

За бортом остались Ульяновск и Пенза, Москва и Великий Новгород, впереди была Карелия.

 

                                               Карелия.

 

Карелия встретила нас Белыми ночами и москитами. Еще дома мы запаслись москитницами и поэтому встретили неприятеля во всеоружии, однако какого же было разочарование у Миши от Белых ночей, поскольку он как младенец не привык спать, когда светло.

 Край озер и лесов. Таких озер я не видел ни где. Тут и скалы, и мох. А какое небо, а какая вода. В одном хуторе, где встали на ночевку, было чудное озеро. Местная ребетня рыбача с мостков поглядывая на нас как-то странно хихикала. Когда я хотел узнать у них, где здесь можно купаться, они, пожав плечами и опять хихикнув, кивнули в сторону от мостков, что означало, где кому нравиться. Ничего, не заподозрив, я полез в воду. Смешки продолжались. Было очень мелко. Вода была теплая. Дно илистое. Я стал искать, где поглубже, но тщетно. Я слишком поздно понял над, чем смеялись ребята. Здесь везде было мелко. Однако я и виду не подал, что так попался. Всем своим видом подавал, что очень хорошо, и что получаю огромное удовольствие от купания. И это сработало. На эту удочку клюнул Миша. Он с разбегу бросился в воду и давай там барахтаться, словно кит в лагуне. В результате он  весь вымазался в иле и тине. И вот здесь к ребячьему прыску добавился и мой хохот. Посмеялись все от души.

 

 

                                               Кивач.

 

Были мы на знаменитом, со времен Екатерины, водопаде Кивач. Первое упоминание о нем у Державина. Трехкаскадный красавец запечатлели и на камеру и на фото и на акварель, которая нынче весит на стене у Натальи. Сделали экскурс по карельской березе. А еще, наши девочки, запали на карельских парней. Чем уж они им приглянулись, это вы у них спросите.

 

* * *

 

Вот и Полярный круг позади, а мы все едем и едем. Наконец-то замаячили бакланы над головой, а значит уже близок Мурманск. По указателю оставалось километров 15-20, а я «заглох», не дотянул я до посадочных огней, то бишь бензин кончился. Весело и с гиканьем, с канистрой под мышкой, поехали с Мишаней искать «бенз». У Миши же всю дорогу подтекал тосол.

В Мурманске он решил эту неисправность устранить. До чего же не удобно сделаны «Жигули», чтобы добраться туда куда надо, нам пришлось снять кучу агрегатов и механизмов. И вот когда цель наша была уже близка, оставалось открутить последнюю гайку, то тут все и началось. Из имеющихся в наличии у нас ключей гаечных, ни один не подходил. Мы просто запарились и выбились из сил. Ездили к знакомым за фирменными ключами, но и они не помогли. Отчаянье охватило Мишу. В который раз я рылся в своем походном рундучке, и вот на глаза попалась неприметная трубочка. Предложил покрутить ею. Миша отмахнулся, мол делайте что хотите,  и вот чудо, Антон в чьи руки попал инструмент, медленно, но верно стал откручивать злосчастную гайку. Вы бы видели лицо у Миши, еще минуту назад, он был готов не знаю на что, а тут такая удача. Потом мы часто вспоминали этот эпизод, и радовались, что есть такая замечательная трубочка у меня.

Испортило настроение досадная и непростительная оплошность, у нас украли автомагнитолу, забыли снять панельку. Целый чемодан кассет мы запрятали на самое дно багажника и всю дальнейшую дорогу горланили песни сами.                                

                                              

Териберка.

 

По берегам замерзающих рек

Снег, снег, снег…

 

До нашей первой цели - реки Териберки оставалось каких-то 200 км. Мы ехали по тундре, куда ни глянь все холмы да сопки, карликовые березки, вдоль дороги щиты от снежных заносов. Все как-то мрачновато, толи из-за тумана, а толи из-за того, что ни одной живой души, да местами снег белел на сопках.

Мы остановились возле моста через Териберку, разгрузились и поехали вдвоем отгонять машины на конечный пункт реки. По нашим расчетам этим пунктом должен был оказаться поселок Териберка, он как раз расположен на берегу Баренцева моря. Но тут с нами приключилось следующее.

Не доезжая до поселка каких-то 2-3 км дорогу нам перегородила погран. пост. Хлопцы пограничники встретили нас с удивлением и недружелюбно. Посмотрев на наши номера, спросили, что за такой регион «02», и где такая Башкирия находится. С географией они явно не дружили. Пропускать в поселок они нас не собирались, стали звонить дежурному на «Базу», тот в свою очередь послал нас обратно, туда, от куда мы приехали и даже чуть-чуть дальше. Тогда я и Миша приняли решение оставить свои машины прямо у блок-поста, на нейтральной полосе тем самым, вручив бразды охраны погранцам. Попрощавшись на 3 дня, мы вернулись к нашей группе, которая в наше отсутствие должна была собирать байдарки.

На самом же деле наши ребята время даром не теряли, к нашему возвращению была допита вторая бутылка водки и не собрана ни одна байдарка.

Вздохнув и выдохнув после «истоковской» стали байды собирать.

 

                                               Птенчик.

 

Настал долгожданный момент, когда мы сели наконец-то на воду и начался сплав. Москиты не давали нам покоя даже на воде. Было утро, а может и день, т.к. солнце висело высоко. Вода была чистейшая, имела такой лазурно-бирюзовый оттенок, что создавалось впечатление, будто плывем по небу. Впереди что-то шумело, но пейзаж не выказывал, ни каких неожиданностей. За поворотом показался толи перекат, толи порожек. Мы причалили. Разведка дала нам понятие, что порог несложный, и мы, не разгружаясь, понеслись на

встречу нашим приключениям. В результате мы благополучно залетели на камень, нас на нем крутануло, и мы оказались перпендикулярно реки между двух камней. Когда мы читали отчеты водников Кольского полуострова, то удивлялись тому, как это можно вытаскивать байдарку из порога целый день. Нам пришлось на своей шкуре испытать это веселое занятие и больше никогда ни идти в порог гружеными. А Птенчиком мы прозвали этот порог, оттого, что барышня из нашего экипажа в ярко желтом костюмчике сидела на камушке на середине реки, пока гарные хлопцы валтузились с Тайменью. И когда наконец-то они справились с этою бедой, она вспорхнула в объятия, нет, не хлопцев, а в пенистые воды таинственной реки.

Это было только начало, это было первое боевое крещение.

 

Мустанг.

 

Очухавшись от Птенчика, залатав, Таймень и высушив промокшее шмотье, подкрепившись сном и кашею мы отправились дальше по каньону. На этот раз повезло экипажу «двойке». Они лихо оседлали обливник и благополучно как на тренировке сделали оверкиль. К их досаде, ловко брошенная морковка, прекратила их ванны и вынудила чалиться. Однако дорогой читатель пойдем дальше.

 

* * *

 

Я не помню, как Миша назвал этот порог, но только очередь была его. Река в том месте вышла на свободу. Ширина была метров 150-200. Большая такая дуга со ступенями. Поскольку мы шли вдоль правого берега, то и разведка была по нему. Справа прохода не было факт. Посередине просто жуть, а вот по левому берегу рисовался 3-х каскадный слив. Миша не послушался меня и со словами: «Я здесь чиркну…» продолжая жестом руки полет Таймени-3 пошел заходить на посадку. Какого же было его изумление, когда на полном ходу, узлов эдак 5-6 они чиркнули по плите и… остались висеть как качели. Благодаря укрепленному  жердями кильсону их не сломало, но зато впредь отбило охоту летать, что подстать только крутым каякерам. Остальные экипажи смело пошли слева, боролись лихо с водой и победили.

Такова была Териберка. Ее буйный нрав был усмирен и покорен.

На исходе был четвертый день сплава. Прошли водохранилище. Пора было прощаться с речкой, чтобы поздороваться с другой. Забрав машины с блок-поста и отблагодарив пограничников колбасой, батоном хлеба и соком (что еще надо для служивых), двинулись на Умбу.

 

                                               Умба.

 

Так и не постояв на краю земли Российской, не увидев океана, мы, не отчаиваясь, двинулись дальше. Долго колесили по авто-магазинам в поиске колеса для «Волги» и порядком сказать устали. Совет – берите в дорогу две «запаски». Как водиться у нас забросили команду на речку, сами же отогнали машины в Кандалакшу. Посетили местный бар, полакомились форелью, попили «пивка». Кстати совсем забыл, будучи в Мурманске пили такое пиво, закачаешься.

Торговая марка «Пилигрим» местной пивоварни. Я лучше в жизни не пробовал. Однако я отвлекся. Веселые и радостные я и Миша наняли «тачку», затарились любимой солянкой и горючим, а также подарками для именинников и вернулись в лагерь.

Наш народ время зря не терял, даже расстроился, что мы так быстро обернулись. Но мы были лояльно настроены, почти как герой фильма «Ирония судьбы» - Ипполит. Со словами: «Р-Ребята!!!» мы подняли «балтику» семерочку за тех, кто в пути и пошли бай-бай. А утром мы отмечали день рождения Антона.

Эта река более знакома и посещаема. Уже в начале пути под Умбозеро, мы встретили туристов - велосипедистов из Питера. Красивые места, нашумевшие пороги, среди которых красавец «Падун». Набравшись опыта после Териберки, захмелев от удачи, окрыленная наша команда двинулась покорять Умбу. Приключения начались сразу после того, как отчалил наш экипаж. Впереди был перекат, и я решил держаться ближе середины реки. Направили байду под 45 градусов (как учили) и пошли на пересечение. Зашли в улов за камень и рванули на струю. Вот тут нас и положило, прямо как на тренировке. Люди на берегу не знали что делать, да и нам было очень смешно. Оконфузились, в общем.

 Падун нас встретил солнечным днем, рыбаками и группой туристов москвичей, ивановцев. Сделав разведку, по левому берегу, хотя по описанию советовали по правому, Миша подытожил нам, что страховка здесь бесполезна, порог длинный, за поворотом все теряется из виду, пойдем,  на удачу. Обнеслись, приготовили обед, помянули парня погибшего не дожив несколько дней до совершеннолетия покоряя суровый Падун, кстати, по некоторым источникам литературы времен СССР он считается непроходимым. Неудовлетворенный Мишиным прогнозом на страховку, познакомившись с москвичами-ивановцами, я договорился, что они на «К-2» каждый наш экипаж подстрахуют. Первым пошел Миша. Затем Антон с Кларой, настала очередь моя. У нас с Наташей (птенчиком) было какое-то нехорошее предчувствие, но мы не выдавали свое волнение. Арсений был загребным я рулевым. В самом начале порога, проходя по центру под скалой, на 3-х каскадном сливе нас благополучно кильнуло и тут мы понеслись считать все бочки и камни на протяжении всего порога. Наши спасатели нас зацепили, но причалить к берегу не хватило толи опыта, толи сил. Так они нас и сопровождали весь путь, за который Наташа успела попрощаться со всеми родными и близкими, я успел потерять весло и набить синяки и шишки. Кончился порог, но не кончились наши мучения.

Дальше были еще пороги, но этот останется незабываемым.

Уже будучи дома, смонтировав отснятый фото и видео материал и просмотрев его не один раз, я нашел наши ошибки приведшие к таким последствиям, но что поделаешь, век живи - век учись.

 

                                               Шторм.

 

В ночь перед бурею на мачте,

Горят святого Эльма свечки…

 

Продукты были на исходе, а конца маршрута видно не было. Дошли мы значит, до Канозера и погребали по нему. Лопатили долго, чалились на острове, варили обед, радовались петроглифами 3-4 века до нашей эры. Общались с теми же москвичами. Ничего не предвещало беды. Отчалив от острова, попрощавшись со смешными каменными человечками, стали мерить веслами воду дальше. Не разумно выходить в открытое море, когда на небе тучки. Миша, как, всегда махнув рукой, когда было предложено идти вдоль берега, сказав, что на прямую ближе умчался вперед, за ним потянулись и остальные 2 экипажа. Мы были как раз в центре озера, когда поднялся ураган. Свинцовое небо навалилось на воду, все слилось в едином потоке воды, гром и молнии пытались поразить свои цели. Полутора метровые валы пытались вышибить нас из седла. Ну что еще надо настоящим морякам. Наконец, замаячил правый берег- мыс спасения, как окрестили мы его позже. Долго мы еще добирались до него и, наконец, носы байдарок зарылись в прибрежный песок. Мы

спасены. Слава Всевышнему. Большой пионерский сушильный костер, глоток бренди и прошлое оставило нас, лишь ливень не давал забыть пережитое.

 

                                               Родвинга.

 

Из Канозеро вытекают 3 реки. Мы пошли по Родвинге. За беспримерный подвиг, о котором говорилось выше мы, были награждены 20 минутным слаломом. Это было круто. Перекаты сменялись порожками, те в свою очередь  мощными шиверами. К концу сплава наша байда доверху была наполнена водой, но мы были счастливы. Мои экипажеры никогда не слышали из уст моих столько ярких и сочных эпитетов в свой и в чужой адрес. Да пусть они простят меня. Унас на флоте это в порядке вещей.

 

Белое море.


              Опять плесовый участок. Целое озеро лилий. Красота. Смотрим, река вся сетями перегорожена, ворота со «шлагбаумом», чтобы рыба не ушла. На берегу рыбацкий форт. Нам так всю дорогу рыбки хотелось, а рыбака среди нас не оказалось. Показавшемуся на берегу человеку мы предложили продать нам рыбки, на что в ответ получили
: «Здесь рыбы нет, одна горбуша!» Вы представляете, я же профи по шашлыку из горбуши. Но какого же было мое разочарованье, когда вместо денег у нас попросили тушенку, ту самую которую мы доели третьего дня. А еще на одной из стоянок я потерял нож. Было жаль расстаться с этим предметом мужества, так как он у меня прошел все путешествия, начиная с 1991 года (память о Мироненко Андрюхе «Винтокрыло» из Уральска), но ничего не поделаешь.

Вот и трасса, а значит, прощай Умба. Вернувшись в Кандалакшу за железными конями и забрав из Умбы наших пассажиров, поехали в Карелию. Когда перегоняли машины, то я подвозил одного странного пассажира. Просто чокнутый какой то. Как объяснял этот путник, путешествовал он и паломничал по святым местам, а сам родом из Краснодара. Вот и путешествует тут автостопом. Но это все нормально. Странностью его, было то, что он раз да и прижмется ко мне, а то  вдруг руку трясет мою лихорадочно. А еще он меня звал к себе в станицу, говоря что девки там, просто смак. Вот такая была встреча. Света говорила, что всякого рода странные личности притягиваются ко мне, словно магнитом.

В наше отсутствие к нашим ребятам приезжали инспектора рыб.охраны на УАЗике, аж три штуки, но наши отправили их в наш адрес. Узнав, это приятное известие мы не стали искушать свою судьбу, деньги у нас были не лишние, сели в машины и уехали в ночь.

 

                                               И снова Карелия.

 

У нас оставалась по плану Водла. По пути посетили Кемску волость, заехали в Петрозаводск. Хотели в Кижи, но сказали, что мы фэйсом не вышли, все билеты на «Комету» распроданы на 5 лет вперед. Зато мы от души побродили по морскому вокзалу, попили пивка. Я заказал местным бродячим музыкантам «Прощание славянки». Они от души дули в альт и бас, а я вспомнил юность проведенную в Кронштадтском гарнизоне ВМФ что на острове Котлин.

Что действительно нас удивило и порадовало в Петрозаводске, так это отношение водителей к пешеходам. Водители очень вежливы и дисциплинированны, стоит пешеходу ступить на «зебру», как машины сразу же останавливаются и пропускают людей. Так пешеходы переходят дорогу без опаски, даже не глядя по сторонам. Попробовали бы они у нас в Уфе так беспечно относиться к своей жизни. Однако выражаю свою благодарность и почтение к Карельскому ГИБДД и всему ихнему водительскому народу. Мы проехали пол Европы, и только в Петрозаводске нас оштрафовали за не пристегнутые ремни безопасности.

Вот мы добрались да Водлы. Машины в этот раз припарковали у пожарных. До своих пошли пешком. Расстояние составляло каких-то 26-28 километров. Весело напевая и насвистывая,  я и Миша, затарившись в районном центре местным пивом и горилкой двинулись в путь. Я и раньше проходил большие расстояния, но здесь что-то было тяжко. То-ли жара 36 градусов этому способствовала, а  толи просто накопившаяся усталость. Попутные машины были и вам скажу не мало, но никто не хотел нас подвозить. Вот вам и Север. Может быть, наш внешний вид их останавливал от такого поступка. Один рыжий с бородой, другой длинный в кепке из бересты, причем оба в шортах и сандалиях. Довольно нетипичный для тех мест вид. Вот, так вот, километр за километром мы пылили по Карельской земле в поисках приключений. Дважды купались по пути  во встречающихся речушках, где вода была просто ледяная. И вот на последней речке, когда Миша уже поднялся на дорогу, а я извините, надевал портки под мостом, на дороге притормозил какой-то большой автомобиль. С криками ура я бросился на встречу, скача на одной ноге, а другой, пытаясь попасть в штанину, и какого же было мое изумление увидеть автобус, а в нем дюжину молодых девиц и пару - тройку парней, едущих как потом оказалось на практику из университета в заповедные места.

Молодежь нас приняла радостно, начались расспросы, кто, откуда, зачем. Мы как могли, удовлетворили их любопытство, обменялись любезностями при прощании и пошли  восвояси.

 

Водла.

 

Сухая Водла на самом деле оказалась сухой, и поэтому в верховья реки мы  соваться не стали, а начали сплав где-то с середины маршрута. Порожки из-за уровня реки были слабоваты, но при этом глядеть приходилось в оба, так как рваться в конце пути не хотелось да и купаться лучше раздетым и без багажа. На Водле наконец-то мы порыбачили на трофейную сеть и сварили заправскую уху с угольком. Отпраздновали день рождения у Светы. Были на праздничном столе торт и вино, цветы которые подарил Миша.

В конце сплава стали часто попадаться топляки. Они очень смешно торчали из воды, этакая дорожка из пеньков. А вот показался и мост, замаячила пожарная часть своей коланчей, а значит конец нашему водному маршруту.

Немного радостные и немного опечаленные собравшись в обратную дорогу, пообедав борщом, мы сказали до свидания речке и поехали домой.

 

 

 

 

                                                        * * *

Где же моя черноглазая, где

 в Вологде-где-где-где,

 в Вологде-где…

 

Решили мы сократить свой путь и рванули через Вологодскую землю. Брошенные села, разрушенные и заколоченные храмы. А еще ухабы и кочки. И поскольку дорогой это назвать не возможно, а просто полста километров бездорожья и пыли.

 

                                      Золотое кольцо.

 

В Ипатьевской слободе,

По улицам водят коня…

 

Мы посетили с экскурсиями половину городов Золотого кольца. Это тоже было здорово. Поскольку всего не обойдешь, за такой короткий срок, мы выбирали по одной достопримечательности в каждом городе и радовали свои глаза посещением храмов, соборов, что оставило неизгладимое впечатление. Я бродил по храмам как настоящий паломник, босой с бородой и чуть-чуть прикрытой грудью. Столько духовной энергетики. Благодать. Были и другие достопримечательности, такие как музей Утюга в Переславле Залесском,

Ботик Петра Великого из потешной флотилии, музеи краеведения и этноса, отдельно Храм Покрова на Нерли, Ипатьевский монастырь, просто ярмарки и т. д. и т. п.

 

 

                                                        Домой.

 

Ехали, мы ехали, с горки на горку.

 

Опять дорога, верстовые столбы, дождь и солнце в лобовое стекло. Остался в памяти следующий эпизод. Было это в Нижегородской области. Дело шло к ночи, ночи темной и дождливой. Слишком поздно мы с Мишей стали искать стоянку. Ориентируясь только по карте и опираясь на личную интуицию, стали пробиваться к Волге-матушке. Но не тут-то было. Забрели в какой-то поселок, да не просто, а забурились прямо на школьный спортивный городок. Напрочь были забыты все правила туристского этикета. Миша как всегда уперся бараном и слышать ничего не хотел. Готовим, мы значит ужин, на асфальтовой беговой дорожке и тут подваливают местные. Гостеприимства им было не занимать. Они сказали нам, что это их земля, их школа, и все здесь ихее. Миша пытался вести с ними переговоры, что все, дескать, в порядке, но мы только морщились. Местные «вежливо» удалились на дискотеку (был выходной день), обещали придти после и договорить. Сварив свое варево, собрав манатки мы  удалились не прощаясь, по английски. В результате ночевать нам пришлось на трассе в «кармане» для аварийной остановки, под убаюкивающий рев моторов проносящихся болидов.

Проехали Казань, Набережные Челны, вот и край наш замаячил. Первый «родной» башкирский гаишник. Откупились  как всегда министерским письмом (было у нас такое), где говорилось, что всем и вся оказывать нам содействие, так что, остался он без конфет детишкам.

Уфа встретила нас пыльной бурею, а за ней хорошеньким ливнем, смыв с нас все грехи.

 

                                                        Вместо эпилога.

 

Лето это маленькая жизнь…

 

Было это летом 2003 года. Хорошее времечко…

Если я что-то упустил в своем эссе, то пусть мои верные спутники добавят.

 

 

P.S.

 

Спасибо всем участникам авто-водного пробега. Мише, за то, что организовал такое чудное путешествие, а также за манную кашу отдельно. Братьям Камским, за компанию и снаряжение. Светочке и Наталье, за то, что кормили всю эту ораву и просто были. Кларе, за песни, которые не давали уснуть за рулем, родителям и спонсорам и всем тем, кто верил в нас, надеялся и ждал.

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                        * * *

 

В дальний путь мы автопробегом как-то с Мишей пошли,

Чтобы по северным рекам Хибин нам на байдарках пройти.

Пели нам песню моторы, встречали нас города.

И открывались просторы. Ясные были взоры.

У нашей команды всегда.

 

                   Вот и Полярный круг позади, байдарки собрали. Вперед!

                   Мы на краю нашей земли реки проходим вброд.

                   Кормим собою москитов, трогаем бережно мох,

                   Меряем веслами воду, в ясный день, в непогоду.

                   Как хорошо же нам, ох!

 

Солнце зависло над головой, Полярный день идет.

«Сделай подтяжку, эй кормовой, а ты носовой на ход!»

Пенится бурным потоком, ревет, шумит перекат.

Смело уходим в протоку, дружно гребем, словно в ногу.

Глаза озорные горят.

 

                   Вот долгожданный час настал, скомандовал главный: «Привал!»

                   Дежурный всем еду раздал, но ты убит наповал.

                   Грузом того, что еще впереди ждет нас большой заплыв

                   Экипаж еры сидят, приуныв, озерная гладь блестит.

                   Небесная высь, отражаясь в воде, нас бирюзою манит.

 

Вот за кормою остался последний порог.

Прощальный костер увел всех нас от забот, от тревог.

Колеса песню запели, ветер и дождь стучит по стеклу.

В обратную сторону едем, весело с песнею едем.

В нашу родную Уфу!

 

 

весна-лето 2004 года



 

                                                                          


Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Мурманская
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 4