Эквадор 2009

Идет загрузка карты ...
Восхождение на Котопакси (5900) и Чимборасо (6300). Поездка на Галапагосские острова.
Материк 
Кито.

Добро пожаловать в Кито! Добро пожаловать в Кито!
Кито Кито
Кито Кито
Кито Кито
Кито Кито
Кито Кито
Кито Кито
Кито Кито
Кактусы цветут на экваторе Кактусы цветут на экваторе
земной шар можно подержать в руках земной шар можно подержать в руках
показания gps показания gps
Марштуры.ру на экваторе Марштуры.ру на экваторе
фотографирование показаний gps фотографирование показаний gps
планетарий планетарий
инсектарий инсектарий
джунгли на склонах Пулулахуа джунгли на склонах Пулулахуа
В течении короткого времени предоставилась редкая возможность посетить подряд в течении двух дней три совершенно разных мировых столицы. И хотя Москва нам прекрасно знакома, в очередной раз пришлось удивляться насколько же неприспособленный для путешествующего люда город. Попасть в Шереметьево, имея вылет днем в 15-30 (а не ночью!), несмотря на отстроенный жд-терминал можно только утренним 11-часовым экспрессом. Обычные электрички из-за дневного технологического перерыва тоже не ходят. Вот и добираемся по старинке, по забитому автомобильными пробками Ленинградскому шоссе. А я, житель Долгопрудного, и вовсе пешком. По хрустящему снегу, на сильном морозе, одевшись предварительно полегче, чтоб не зажариться выйдя через 26 часов из самолета на экваторе :) В здании аэровокзала ставшие привычными теперь уже человеческие пробки на паспортном контроле и полное отсутствие страховых компаний (а я то надеялся застраховаться перед длительной зарубежной поездкой, с элементами экстрима). Как сказали сотрудники аэропорта: "Да вы что?! У нас тут даже нотариуса нет!". Амстердам - совсем другое дело. Гигантский аэропорт Схипхол (судя по масштабам напечатанной в полетном журнале KLM схеме аэровокзала, раз в 20 больше Шереметьево). Заблудиться невозможно, на каждом углу схемы и указатели. Скоростные поезда в Амстердам (а судя по табло и во все остальные круппные голландские города ходят каждые 10-15 минут). Никаких проблем с их расписанием несмотря на то, что дальнейший наш полет практически в полночь. 30 минут, и мы в самом центре Амстердама. Удивительное совпадение, только по пятницам музей Ван Гога работает до 22. Посещаем сперва его, и завершаем амстердамскую прогулку в знаменитом квартале Красных Фонарей. Кито. В основном рассказывать придется о Кито, ибо сей опус есть часть отчета об эквадорском путешествии.

Самолет прежде чем долететь до эквадорской столицы садился в Бонэйре (Голландские Антильские острова) и Гуаякиле. И там и там было пугающе жарко, но находящийся на высоте 2800 Кито встретил приятной прохладой и облаками закрывшими с нетерпением ожидающиеся нами горные панорамы. Несмотря на такой перепад высоты чувствовали себя нормально, да и остальные прилетевшие признаки недомогания не подавали. Город вытянулся по меридиану и его центр можно разделить на Старый Кито и Новый Кито. Аналогично делится, например, Дели. Старый город очень плотно застроен красивыми каменными 2-3-4 этажные домами, много соборов, памятников. Так называемый испанский колониальный стиль. Кварталы словно пропитаны какой-то католической набожностью. Иногда целый квартал выделен под монастырские строение. Ощущение какого-то позднего средневековья. Улицы узкие, но столпотворения нет. Чисто и опрятно, солнечно, но не жарко. Прямо по городу, словно бездомные животные бродят облака. Не смог, не туман, а самые настоящие облака. Как в горах. Да это и есть по сути горы...

Воздух тут удивительный. Эквадорец может прийти вечером домой с работы, приготовить себе какое-нибудь мясное блюдо, но не успев его съесть, отправиться с только что появившимися друзьями на празднование дня какого-нибудь святого. Вернуться домой дня через три и доесть блюдо. Такой здесь воздух, не портиться ничего. Неудивительно, что поиск привычных русскому желудку колбасных изделий по магазинам ничего не дал. Над старым городом возвышается статуя Девы Китской. Это был мой первый южноамериканский город. Однако все равно стало понятно, что каждый уважающий себя город на этом континенте обязательно возведет статую для покровителя на горе или холме возвышающимся над жилыми кварталами. Магазины и все заведения закрываются в 18-19. Прожигателям жизни и любителям ночного время провождения надо отправляться в Новый Город.

Новый Кито. Старых зданий нет, но засилья современной урбанистической архитектуры тоже. Зато застройка куда менее плотная. Бродить также здорово как и в старой части. А еще есть много парков. Все необходимые нам турагенства или моллы здесь. Рестораны разнообразнее и позднее закрываются. Тут даже удалось понаблюдать демонстрацию каких-то забастовщиков или еще кого... Не просто 10 человек пикитирующих здании мэрии, а толпу с разноцветными флагами перегородившую огромную улицу. Водитель на это видимо привычное явление лишь раздраженно махнул рукой, развернулся через двойную сплошную и поехал искать объезд возникшей пробки.

Общественный транспорт Кито представляет из себя несколько линий автобусов и троллейбусов. Полосы их движения огорожены, поэтому автомобили не мешаются. Ходят часто, как московское метро, да и называется Metrobus. Народу внутри много, это не полупустые голландские электрички и трамваи, но описанных путеводителем жутких толкотни и карманников не наблюдалось. Уж нам то, москвичам после нашего московского метро чувствовалось очень привольно. И удивительно дешево, так что в какой-то момент пренебрегали пятидоллоровым такси (стоимость из любого конца в города в любой другой). Зато сколько мелочи наменяли (проезд стоит 0,25) Валюта здесь - доллары США. Девальвации и дефолты экономике не грозят. А вот среди мелочи (центов) преобладают монеты эквадорской чеканки.

Уровень знания иностранных языков - хуже чем в России. По английски удается поговорить только в турагенствах. Официанты и торговцы английского не знают. Если эквадорец выучил иностранный язык - можно начинать делать карьеру, таких людей здесь должны высоко ценить. Порой ощущали себя словно в Китае, постоянно переходя на пантомимо. Слава богу надписи хоть читаемы.

Столица Эквадора находится практически на экваторе. Туда, в пригород, можно добраться на пригородном автобусе (как у нас в Долгопрудный). Подобно китайцам облагородившим тот участок Великой Стены, что ближе всего к Пекину (Бадалин), тут облагородили экватор и создали на нем целый комплекс. И объявили его Le Mitad del Mundo, то бишь Пуп Мира (или Центр Мира). Естественно эквадорцы просто обязаны были отгрохать здесь монумент, а заодно с ним и целый музейный комплекс. Чем-то напоминающий наш ВДНХ советских времен. Место вполне удовлетворило нашу интеллектуальную тягу к знаниям. Этнографический музей, модель Кито, выставка тропических насекомых и даже планетарий, в отличии от московского вполне себе действующий и соответственно поражающий воображение посетителя. Пусть даже мы ничего и не поняли из лекции на испанском языке. Правла сам экватор, как показывает gps находился метрах в 200 отсюда. На территории другого музея, Inti Nan, в котором находились различные гелиохронометры, а также яйцо, которое всем желающим предлагалось поставить на тупой или острый конец. Тот, кому это удавалось получал сертификат о посещении экватора. Мы свой сертификат получили еще ранее, поставив в паспорта печать Le Mitad del Mundo. Но неумолимый gps вывел нас еще дальше, туда, где на тротуаре проходящей рядом со всеми музеями трассы Panamericana прибор наконец показал Latitude 00.00.000.

Запрыгнув в открытый кузов пикапа после экватора мы заглянули в расположенный неподалу Reserva Geobotanica Pululuhua. Чтобы посмотреть огромный кратер с двумя конусами и отобедать в El Crater ресторане. Виды из окна ресторана подкачали, все было закрыто облаками, поэтому пришлось совершить прогулку вниз. Прогулка продолжалась 4 часа, за которых мы спустились на 400, а потом поднялись на 600 метров среди испещренных цветами джунглеподобного леса погруженного в туман с видимостью 5-10 метров. Прошли 14 километров по дну и склонам кратера. Вокруг паслись коровы и вовсю велась сельскохозяйственная деятельность. Традиционного кратерного озера не обнаружилось, а внимательнее почитав книжку выяснили, что его тут и нету. Зато отлично акклиматизировались. Потеряли Алену умудрившуюся застопить тут квадроцикл. День завершился автостопом в наступающей ночи. Автостоп на Panamericana отвратительный и в итоге потратив по 1 usd на 4-х общественных транспортах добрались до гостиницы, где наконец воссоединились не только с Аленой, но и прилетевшими из Москвы Лехой и Олесей
Котопакси

на спуске на спуске
на вершине Котопакси на вершине Котопакси
Алена над морем облаков (вид с вершины Котопакси) Алена над морем облаков (вид с вершины Котопакси)
Самое сложное место при подъеме на Кото Самое сложное место при подъеме на Кото
Вид на бескрайние парамо вниз (с подъема на Хосе Рибас от автост Вид на бескрайние парамо вниз (с подъема на Хосе Рибас от автост
Колядки Колядки
Связка Олеся-Леха-Леха Связка Олеся-Леха-Леха
Праздничный стол, икра и шампанское Праздничный стол, икра и шампанское
Южная и Северная Иллинизы (вид со склона Котопакси) Южная и Северная Иллинизы (вид со склона Котопакси)
Новый Московский Год в Хосе Рибас Рефьюхио Новый Московский Год в Хосе Рибас Рефьюхио
идем вверх идем вверх
Когда речь заходит о Больших Эквадорских Горах (Котопакси и Чимборасо), то на первый план всегда всплывает акклиматизация. Мы тоже много о ней думали. По началу присматривались к вулкану Пичинча, на склонах которого водрузился Кито. Потом задумались об Иллинизах. Они красивые, стройные и острые. И высокиею Их две, примерно одинаковой высоты (за 5 км). Одна (Южная) почти все время (на разных фотографиях разных лет) покрыта снегом, вторая (Северная) нет. На Северную можно зайти просто пешком. За два дня. (Потом мы выяснили, что на все эквадорские горы ходят пешком за 2 дня). Наверное хватит уже перечислять их достоинства, а то опять слюнки потекут. На Иллинизы мы не пошли. Посчитали дни, и планы. Получалось все впритык, а когда так получается, то значит скорее всего от чего-то в конце концов придется отказываться. От Чимборасо и Галапагосов отказываться мы не собирались, поэтому, едва команда собралась в полном составе, на следующее утро уехали сразу же в сторону Котопакси.

Уехать кстати было совсем не просто. Мы оказались в эквадорской столице сразу после Рождества и в канун Нового Года. Да еще и в субботу-воскресение. Транспорт (заброску) нам найти удалось, а вот со сброской возникли сложности. Праздники продолжаются там до 5 января, поэтому первоночальный план (сходить на гору, отзвониться в контору, и заказать транспорт вниз на утро) не получался. Транспорт пришлось заказывать сразу туда и обратно. Положив запасной день на дополнительную акклиматизацию (раз сэкономили на Иллинизах), но не кладя никаких запасных дней на непогоду (ну экватор все-таки, да и в книжках пишут, что сезон сейчас как раз). Вообще на Котопакси мы решили сделать все самостоятельно, не прибегая к услугам многочисленных турфирм. Это удалось, но было непросто. Например решили мы раздобыть веревку. Из-за праздников получилось так, что все что можно закрыто, а то что есть – там покупать надо (дорого, хотели арендовать). В итоге половину всей необходимой вервеки мы просто попросили помощью Skype привезти из Москвы (Леха и Олеся летели на сутки позже нас). Газ нашелся только в четвертом супермаркете, утром, перед отправленим в горы (хорошо искать начали хоть заранее). Правда газ нам вовсе не пригодился. Купили какие-то эквадорские консервы и крупы и поехали!

После съезда с Панамериканы, автомобильного хребта всей западной части южноамериканского континента, мы сразу же погрузились в сельскую эквадорскую глубинку. А проезду не давалаи колядующие дети (Новый Год ведь!). Они перегораживали веревкой дорогу, и дружной маскарадной толпой вместе с собаками бросались к окнам просить монетки. Среди них преобладали южномериканские фольклерные персонажи, животные, а один раз попался даже злодей Саддам Хусейн. Но надо сказать что все было очень миролюбиво, празднично и забавно. До индийских детей им еще колядовать и колядовать. Попрошайничество продолжалось и на официальном чек-поинте при въезде в национальный парк Котопакси. Помимо ожидаемых 10$ за посещение Парка с нас стали просить еще 10 за какую-то Naturalista. То ли Натуралистический налог, то ли нас должен сопровождать Натуралист и это его мзда. Мы понятное дело уперлись и процесс обсужения Натуралисты затянулся надолго, но ни к чему не привел, основной причной этого стало отстутствие русско-испанского и даже англо-испанского переводчика. Пожалев остатки светового дня и не пожалев 10 долларов двинулись дальше. По бескрайним парамо. Парамо – это заболоченное высокотравие, окружающее андские горы на порядочной высоте, аналог альпийских лугов. Именно где-то в парамо гнездяться кондоры. Места дикие и совсем незаселенные, даже стад пасущихся альпак, пичинч, гаунако и лам мы не видели. Парамо был погружен в туман, поэтому ни Котопакси ни соседнюю Руминьяхуи, а также многочисленных озер мы тоже не увидели. Лишь начавшийся серпантин вверх показал, что конец автомобильного переезда близок.

После солнечного, пусть не жаркого, но все же совсем не холодного Кито, Котопакси встретил нас снежной пургой и мощным пронизывающим холодным ветром. Пришлось сразу же переодеваться (хотя я то поначалу думал что 200 метров перепада высоты дойдем как-нибудь так). "Как-нибудь так" в высоких горах не бывает, что нам в очередной раз и продемонстрировала Котопакси. Через 100 метров подъема по вертикали, как это часто бывает в горах, выяснилось, что на этой высоте погода отличная (хоть и холодная) и можно осмотреться. А точнее просто завороженно уткнуться взглядом в снежного исполина.

Лагерь Хосе Рибас. 4800 метров над уровнем моря. Сутки назад Леха и Олеся были на высоте 100 м (в Москве). Остальные участники пару суток в Кито все-таки провели. Первоночальное ощущение, что все вполне терпимо, но горная болезнь накрывает постепенно и не сразу, подкрадываясь по ночам. Лагерь представляет собой двухэтажное здание, непродуваемое, но и неотопливаемое (или слабо отопливаемое). На втором этаже 3-этажные нары битком забитые интернациональными восходителями. Среди национальностей заметно лидируют эквадорцы, американцы и немцы. И не только здесь, а вообще, по всему Эквадору. Смотритель выделяет нам несколько мест на втором этаже. Мы неторопливо размещаемся, все процессы в первые часы-дни акклиматизации очень неторопливы. Одно приготовление ужина чего стоит! Хотя мы конечно грешили на жесткие эквадорские крупы (фасоль, чечевица, кукуруза). Будучи замоченными заранее в течении 5-6 часов, они потом еще и варились 3-4 часа! Мы же все это время сидели на кухне и плющились под воздействие горняшки. наблюдая за буржуями, которым еду готовили гиды и смотрители, за буржуями, которые пожирали ветчины и колбасы, овощи и фрукты, оставляя зачастую половину недоеденной! Буржуи тоже страдали от горной болезни и соответствующего отсутствия аппетита. Пару раз, улучшив момент, удавалось даже стащить какой-нибудь недоеденный деликатес из буржуйской тарелки. А в конце концов гиды над нами сжалились и даже угостили яблоками. Но зато мы заткнули всех за пояс своим обедом 31 декабря! Казалось бы обычный обед, но по московскому времени наступило 24-00 31 декабря 2008 года. Мы хлопнули шампанским и раскатали по бутербродам красную игру. Наряженные и веселые выскочили на улицу размахивая бенгальскими огнями. Теперь буржуи завидовали уже нам...

Ночевали мы в Хосе Рибас четырежды, сильно удивив тем самым смотрителей. Все тут ночуют только раз. По пребыванию 7-10 дней просто в Кито, Куэнке и т.п. считается, что организм акклиматизирован и можно ехать на Котопакси. На два дня. Приехав днем первого дня пообедать и лечь спать, с тем чтобы в полночь выйти на гору, в обед спуститься и уехать. Так все и делают. Но у нас особый путь. Нас плющило особенно сильно по ночам. В первую ночь жившие ярусом ниже немцы только по счастливой случайности не были испачканы во время резких приступов тошноты у вышерасположенных русских восходителей, чего нельзя сказать об их спальнике и обуви. Вторая ночь прошла полегче, спали мы уже на нижнем ярусе, да и до туалета успевали добежать. Кстати местный сортир, освещаемый, непродуваемый, регулярно убираемый, положительно выделяет Хосе Рибас по сравнению со многими другими альплагерями мира.

Ну, пожалуй после описания таулета, самое время перейти к главному блюду нашего рассказа - описанию восхождения. Отпраздновав Московский Новый Год мы завалились спать. Поскольку это была уже третья ночь, то выспались отлично. В 23 приют наполнился шуршанием и тихим гомоном множества собирающихся людей и бегающим голубым огнем фонариков. Спустя какое-то время мы сидели одетые и собранные на кухне первого этажа, допивая заготовленный заранее в термосах чай, когда в помещение ворвался эквадорец. "Фелисидад!" - проорал он с порога, обнял меня и Дена и куда-то убежал. "Ну значит, с эквадорским Новым Годом," - заключили мы, чокнулись чаем и вышли в пургу, помигивая красными рождественскими значками, подаренными всем участникам Аленой. На часах было 0.10 первого дня 2009 года.

Шли мы двумя тройками (Олеся-Леха-Леха и Ден-Алена-Димыч). Из-за легкой пурги, темноты и перегиба склона сразу же потеряли друг друга. Да еще и паралелльно с нами куча народа шла. Тропа очевидна и хорошо пробита следами предыдущих восходителей. Льда нет, но снег представляет собой жесткий наст. Самое сложное (чисто психологическое) - это то, что постоянно вверх и вверх. Присесть, прилечь отдохнуть никак, хороший уклон и конца края уклону не видно. Никаких вариантов для палатки. Я всегда присматриваюсь по маршрутам подъема, реально ли перенести штурмовой лагерь повыше или нет. Тут было ровно одно место, где-то после 2/3 подъема. То есть бессмысленно там было б ставить лагерь совсем.

Кто-то идет вверх в лоб, словно рывками. Но в основном караван людей тянется неторопливо косыми полками и серпантинами. Все идут связками по двое, трое. Обгонять такие связки находясь самому в связке - непросто. Вообще-то так и осталось загадкой, почему тут все в связках. Достаточно было б повесить перильную веревку в паре мест и все. Но перильной веревки нет, хотя в тех двух местах торчат снежные якоря. Снежные якоря кстати тоже приносят с собой снизу. Идут ночью, начиная с полуночи, чтобы с рассветом или чуть позже быть на вершине. Мы были где-то между 8 и 9 утра. Говорят так надо, чтоб не попасть потом днем на сонцепек. Что мосты снежные над трещинами проваливаются, и начинают сыпаться камни. Разумные для гор предостережения. Но камней которые могли бы подтаить и начать сыпаться я не видел. Я вообще никаких камней не увидел. А трещина да, была. Одна. Зато ее прохождение требовало в первую очередь конечно железных нервов. Как раз уже рассвело и стало видно, что тропа, вообще говоря, идет по узенькой полочке над гигантской пропастью. Да и еще оказалось что там пробка, встречаются два потока: самые медленные из еще не взошедших, и самые быстрые из уже взошедших, идущие вниз. В общем, наверное верно, раз уж все тут так ходят. Старт в полночь в связках, так и должно быть. В чужой монастырь со своим уставом, особенно в альпинизме... Но ощущение, что ходят ночью для того чтобы клиенты не видели при подъеме, как тут круто и высоко. И действительно, при спуске смотришь и дух захватывает. Страшновато. И очень красиво.

Веревка, в которую мы были встрегнуты, в основном и доставляла технические сложности. Богатого опыта хождения в связках нет. Постоянно смотришь под ноги, не наступить бы. Переступаешь, а иногда перепрыгиваешь. И все равно пару раз наступаешь, теряя на доли секунды равновесие. Еще на серпантинах, при смене направления серпантина, ледоруб из одной руки в другую надо перекладывать, и веревку на другой бок перекидывать. Вторую сложность доставлял холод. Пусть и экватор, но все же выше 5 км, и ночь. И ветер очень неприятный. Аленка пошла в обыной куртке и здорово померзла. Отдали ей мой пуховик и она смешно в нем утонула, все таки разница в размерах существенная. Основной же рецепт против холода (а без пуховика я тоже почутсвовал что он бывает) везде одинаков: постоянное движение. Помогло.

Еще стало понятно, что тут каждый сезон (межсезонья – это периоды дождей) на вершину похоже идет новый маршрут. Во всяком случае ничего похожего в описаниях и фотографиях нашего товарища – В.Севриновского, штурмовавшего Котопакси в 2005, на этот раз не обнаружилось. И даже фотографии годичной давности обнаруженные в инете - словно про другую гору. Так что мое описание наверное с этой точки зрения особо не поможет последователям. Только эмоциональную картину разве что составить. А картина конечно впечатляет. И вершинные виды, и гигансткий кратер, хоть и не видимый целиком. Спуск вниз занял три часа. Снег действительно подтаял и кошки мы поснимали гораздо выше того места, где надевали их. Гора отняла очень много сил. По пришествию в приют все заснули. А уже утром 2 января совершенно четко выкристаллизовалось желание отойти от намеченного плана. А именно: не ехать на Чимборасо. Столько вот Котопакси сожрал сил и эмоций... Один Ден был только за продолжение восхождений, но мы его быстро переубедили.

И напоследок краткое сравнение с Эльбрусом. Так уж я привык, ибо был на Эльбрусе 6 раз (или 7 уже?). А сравнение такое: примерно идентично все. По времени затраченному, по силам, по перепаду высот от штурмового лагеря до вершины. На Эльбрусе идти по расстоянию вроде бы побольше, но угол крутой только часть пути. Тут же – постоянный хороший наклон, но суммарное расстояние меньше. В сумме – равенство и получилось. Ну разве что Эльбрус (по классике) – хорошо знаком, а тут толком не знаешь ничего. Ну что ж, теперь уже знаем.
Баньос. Джунгли.

Ночной Баньос Ночной Баньос
Процесс изготовления сладких макарон-пастилы Процесс изготовления сладких макарон-пастилы
шаверма-гриль для куев шаверма-гриль для куев
Баньос. Вид сверху Баньос. Вид сверху
Тунгурахуа Тунгурахуа
Баньос. Схема Баньос. Схема
танцы в деревне в джунглях танцы в деревне в джунглях
измазанные голубой глиной измазанные голубой глиной
цветочек цветочек
цветочек цветочек
цветочек цветочек
цветочек цветочек
Баньос нам всем сразу очень понравился. Все дело в контрасте с холодными и голодными днями лагеря Хосе Рибас (БЛ Котопакси). В Баньосе было тепло и влажно (но не изнуряюще жарко). Глаза радовались зелени, а желудок, к которому вернулся аппетит, прекрасной пище. Название город получил от слова Banos, что означает Ванны или по-просту Бани. Есть несколько теплых источников и наполняемых ими ванн, открыты для посещения с 4-00 до 22-00. Но все это время ванны были настолько плотно забиты эквадорцами (явно приехавшими на курорт, т.е. внутренними туристами), что мы ограничились просто теплым душем.

Город вроде бы как и Кито сохранил испанский колониальный стиль, но сохранил по своему. Он очень маленький, собор (Базилика) тут всего один, но он огромный и, как бы возвышается над остальными зданиями города. Убранство собора, огромные картины, повествует о чудесах местной Баньосской Девы Святой Воды. Вот человек, переезжающий через каньон в корзине по натянутому тросу. Вдруг трос обрывается и человек летит вниз. Каньон глубокий, лететь долго, можно успеть помолиться Деве Святой Воды. И та совершит чудо, человек не разобьется насмерть. Или вот мост, видимо все через тот же каньон неугомонной речки Пастаза. Дощечки моста ломаются и вниз летит уже всадник на лошади. Всадник, понятное дело успевает помолиться, а вот необразованная скотина погибает в бурных водах реки. Или вот машина (что-то вроде фольксвагеновского "жука") падает с серпантина. Машина всмятку, а помолившийся водитель жив. Вам часто приходилось видеть в католическом соборе среди библейских сцен огромную картину содержащию автомобиль?! Еще на одной картине уже пожилую Святую несут на носилках (паланкине) к местному Тунгурахуа. Она уговаривает великана пощадить людей, и реки раскаленной лавы текут мимо города.

И действительно, кажется немного странным факт соседства достаточно крупного населенного пункта с самым активным вулканом Южной Америки (и в пятерке самых активных мира). Он и сейчас вовсю клокочет, извергая клубы серого дыма. Подойти и послушать можно достаточно близко. А при желании, обойдя пост на дороге, и вовсе подобраться вплотную. И хотя желание было, но времени на это совсем нет. У нас здесь 18 дней на все-все-все самое-самое в Эквадоре.

Может быть виной тому проказник Эль-Ниньо, часто устраивающий оползни. А может быть, как и изобретение Колеса, некоторые другие, вроде бы очевидные знания, не открылись Инкам. В Эквадоре (а возможно и во всей Южной Америке) так и не освоили террасное земледелие. Мне, много попутешествовавшему по Азии было удивительно смотреть на просто разрезанный на делянки склон и карабкающиеся по нему грядки сельскохозяйственных культур.

Туристический бизнес в Баньосе организован отлично. Знание английского прямо таки зашкаливает (5-10%). На каждом углу сдаются в почасовой прокат квадроциклы. Так что гуляли по улицам мы осторожно, постоянно шарахаясь от новоиспеченных квадроциклистов. По вечерам с шумам и гамом по городу носятся целые разукрашенные автопоезда. В общем ночная жизнь в отличии от Старого Кито бурлит вовсю. Для любителей активного отдыха днем есть масса предложений. В основном это велосипеды, лошади, каньонинг и конечно рафтинг. Агенств масса и спрос явно есть.

Мы скромно решились на обычную поездку на микроавтобусе, джангл-трип. Все нижеописанное поместилось в один день! Начался он с прыжков в ту самую реку, куда падали и молились Деве Святой Воды. Вместо хлипкого деревянного моста сейчас тут уверенный железобетон. И rope-jump 80-метровой высоты. А потом спуск вдоль Пастазы вниз, к джунглям. Климат ярко выраженный экваториальный. Очень влажный лес и жаркое солнце, испаряющее этот лес. Горизонт постоянно в облаках и 2-3 кратковременных ливня в день. Поначалу голубого неба над головой мы не наблюдали. Вдруг в обед выглянуло солнце и небо. Порадовавшись первых 15 минут ярчайшей зелени, все последующие 30 минут безоблачности мы страдали от испепеляющих лучей и духоты.

Мы посетили небольшой огород-ботанический садик, где его хозяйка разводит разнообразные экваториальные цветы и травы. В другом хозяйстве половили рыбу в пруду себе на обед. Хозяин подозвал нас к соседнему пруду, где покормили пойманной рыбой какую-то другую. Это другая была огромная и страшно хлюпала по воде, ловя маленькую. Была она размерами до трех метров и называлась Амазонский Сом, если мы правильно поняли нашего гида. Посетили зоопарк. Только это очень неправильное слово. Животные безо всяких заборов, вольеров и клеток бродили вокруг. В основном это были конечно обезьяны, но самым трогательным и полюбившимся посетителям был Диего, сующий везде свой любопытный нос. Что за животное мы так и не поняли, но не тапир и не муравьед. Обезьяны проворно таскали мелочь из карманов и даже зубочистку прямо изо рта.

Затем последовала прогулка в джунгли. Раскрашиваемся голубой глиной и красными плодами чего-то. Тут нас встречают деревья. Деревья залечивающие раны, деревья-телеграфы, по которым индейцы стучат камнями разнося друг-другу сообщения на многие километры, деревья, чьи корни начинают расти в метре над поверхностью земли, создавая таким образом подобие шалаша. Купание в озере, куда из зеленого моря джунглей откуда-то сверху падает 15-метровый водопад. Парящие в воздухе наполненном частичками воды радуги вдруг падают вниз и на нас обрушивается настгящий экваториальный ливень. Заворачиваем одежду и фотоаппараты в банановые листья и продолжаем путь в одних плавках (не считая резиновых сапог). Грузимся в выдолбленные из ствола дерева каноэ. Хорошо грести не нам, а абигену. Мы бы уж точно опрокинулись, а так - всего лишь обрызгались и слегка начерпали воды. Я ожидал куда более спокойной реки. Но видимо эквадорские джунгли все еще достаточно высоко над уровнем моря и близки к Андам. Шиверы, перекаты, торчащие камни... Я в терминологии водников не силен, но внешне было очень похоже на Карельские речки. Особых гор и водопадов не видно, но все остальное на уровне.

Поселок индейцев. Этих явно коснулась цивилизация, но не очень сильно. Мальчишки играют в пионербол (по крайней мере когда я в их возрасте играл в тоже самое, оно называлось так). Девчонки играют в классики. Босые ноги скользят по красной глине на которой четко угадывается рисунок. Тот самый который мои сестры и их подружки рисовали прутиком по вытоптанному двору в далекой Белоруссии, тот самый, который рисовали мелом на асфальте в далеком заоблачном Кунь-Луне китайские детишки. Глобализация?!
Поезд Риобамба - Алауси.

станция Алауси станция Алауси
Поехали! Поехали!
Въезжаем в городок Гаутаме (3056 м над уровнем моря) Въезжаем в городок Гаутаме (3056 м над уровнем моря)
На улицах Алауси поезд чувствует себя... трамваем На улицах Алауси поезд чувствует себя... трамваем
алаусийский настощящий травмай! алаусийский настощящий травмай!
Спускаемся к "Носу Дьявола" Спускаемся к "Носу Дьявола"
В начале прошлого века была закончено строительство железной дороги, соединивший два главных города страны, Гуаякиль (на тихоокеанском побережье) и столицу - высокогорный Кито. Дорога начинаясь от уровня моря (0 м) уходила на восток в горы, где шла по ущельям и перевалам (максимальная высота - 3618 м). Эквадор периодически потряхивает землетрясениями и извержениями вулканов, но дорогу каждый раз залатывали и снова вводили снова в строй. Однако вызванные Эль-Ниньо катастрофические ливни в 82-83 и 97-98 годах и обрушили на это творение рук человеческих многочисленные оползни и сели, так, что функционирует нынче лишь небольшой участок. От Риобамбы на юг до Алауси и крутой спуск от Алауси вниз, в Сибамбе. Это и есть основной переход от равнин в горы. Перепад высоты на 170 км жд путей составляет 1700 метров и почти все приходится на завершающий участок пути, называемый "Носом Дьявола". Ныне поезд существет исключительно в туристических целях. Такой концетрации "белых мистеров" и "гринго" в Эквадоре больше не встретить нигде, даже на Галапагосах. Перемещение возможно только на крышах вагонов, где скапливаются туристы, если мест на всех не хватает, могут прицепить вагон, т.е. еще одну дополнительную крышу.

Более подробно с фото и описанями http://dmitryslavin.livejournal.com/53173.html
Чимборасо

Перед стартом в Баньосе Перед стартом в Баньосе
Диего Леха Олеся Диего Леха Олеся
Иногда сквозь мрачные облака проглядывали склоны Чимборасо Иногда сквозь мрачные облака проглядывали склоны Чимборасо
Вид на Север. Иллинизы и Пичинча Вид на Север. Иллинизы и Пичинча
Памятник погибшим альпинистам Памятник погибшим альпинистам
Верхний приют приукрашенный белым за одну ночь Верхний приют приукрашенный белым за одну ночь
Велоальпинисты Велоальпинисты
Автор отчета на гребне. Свесив в ноги в пропасть без дна Автор отчета на гребне. Свесив в ноги в пропасть без дна
Трощенко и Рожков на вершине Чимборасо (Уипер) Трощенко и Рожков на вершине Чимборасо (Уипер)
Стена над приютом, тропа уходит влево на гребень Стена над приютом, тропа уходит влево на гребень
Викунья семейка Викунья семейка
Чимборасо (фото с сайта avveduto.com) Чимборасо (фото с сайта avveduto.com)
Сразу после Котопакси не хотелось ничего. Точнее хотелось много всего: отдыха на солнечном пляжу, гастрономических изысков, зеленых джунглей. А вот альпинизма больше не хотелось. После трех дней жития-бытия в Баньосе и окрестностям пришло таки насыщенние благами цивилизации. А вечером третьего дня я увидел Чимборасо. Его конечно возможно было увидеть и раньше, но просто погода не позволяла.

Пламенеющий в лучах заходящего солнца гигант возвышался надо всей местностью. Я смотрел в окно автобуса и просто не мог оторвать взгляд, настолько величественной была картина. Кругом сельская местность, 2-этажные городки, суетятся эквадорские крестьяне, и над всем этим миром возвышается обитель местных богов наблюдающих сверху за жизнью обычных смертных... Вулканы действующие и замолкшие - всегда так, гордые одиночки, без соседствующих горных массивов и хребтов. В каком-то благоволении я шептал: "Да, все правильно, надо туда..." На второй день отдыха мы зашли в Баньосское турагенство и заказали на четвертый день восходительный (восхитительный?!) тур на Чимборасо. Весь третий день меня мучили какие-то сомнения, но сейчас они полностью растворились, настолько была прекрасна гора. Взять тур нам подсказал собственный опыт Котопакси. Уж больно надоело решать кулинарные и трансферные проблемы. Путь опять же искать особо не надо. И вроде бы ожидалась набитая тропа, оказалось, что из-за снегопада путь прокладывали нам гиды. Но обо всем по порядку...

Одно турагенство нам тур продавало, а если быть точнее то милая (что тут широкораспространено) и англоговорящая (что достаточная редкость) девушка нас соблазнила на покупку тура. И совсем другое агенство организовывало. Практика широкораспространенная, но в отличии от Россия получлилось дешевле чем напрямую (девушка плохо ориентировалась что чего стоит в горновосходительном туре, а вторая фирма договор менять уже не посмела). Более того, нам в довесок выдали 5 горных байков. Мы поудивлялись, зачем они могут понадобиться изможденным восходителям после горы, но байки взяли. Пять - потому что Аленка сразу после Котопакси решила что альпинизма ей хватит и отведенных на Чимборасо два дня она с восторгом потратила на лошадей и каньонинг в окрестностях Баньоса. А потом еще и успешно, без знаний английского, испанского добралась к месту сбора в Кито.

Итак, 5 альпинистов-велосипедистов рано утром 5 января стояли у дверей турагенства. Шестым робко стоял в стороне англичанин Энди, ранее нам не знакомый. Дело в том, что ходят здесь тройками: гид и двое клиентов в одной связке. Вот нам помимо велосипедов "довесили" еще и Энди. Тройку наших гидов составляли англоговорящий и постоянно ухмыляющийся чему-то своему Хорхе, молчаливый и упористый Фаусто и молоденький, безусый и шпыняемый старшими товарищами Диего. Несколько часов тряски в микроавтобусе с небольшой остановкой на завтрак в придорожной куёвне и вот мы уже колесим по высокотравному пригорному парамо. Тут встречаются стада викунь. Милые рыжие и пугливые создания. Лам, гуанако и альпак в естественной среде обитания понаблюдать не удалось, ну да ладно, зоологический тур у нас начнется через пару дней, на Галапагосах.

Приютов на Чимборасо два, Нижний, прямо у конца автодороги и Верхний, вроде как штурмовой. Разница - минут сорок ходьбы, 200 метров по высоте. Мы хотели на верхний, т.к. оттуда до вершины идти ближе, но какой-то дедушка-иностранец радостно заявил что сверху все битком и все места заняты. Тройка Олеся, Леха В. и Диего ушли таки на Верхний приют. Я бы тоже пошел, но втолковать выгоду такого перехода ни Дену и Лехе Т. не смог, и уж тем более Энди. Зато вот обед оказался прекрасным. И вроде ничего особенного, какая-то чечевичная похлебка, но по общему мнению всех ее едоков - это было лучший гастрономический опыт за время путешествия. Видимо мы отлично акклиматизировались и нормально отдохнули. Этот второй заход в горы здорово напомнил гималайский стиль восхождения. Когда во время первого захода постепенно и с некоторыми физиологическими трудностями идет акклиматизационный подъем вверх, до последнего лагеря, потом решительный спуск вниз, до самого базового лагеря, с зеленой травкой радующий глаз и обильным питанием радующем чрево. После такого 2-3 дневного отдыха организм сам радостно бежит налегке по промежуточным лагерям к заветной вершине. Это в теории, на практике все было сложнее, да и никаких промежуточных лагерей. Просто проснулся в 23, собрался и на выход в полную темноту.

Как самые мощные и спортивные в этот раз вместе идут Трощенко и Рожков. С ними Фаусто. Я, Энди и Хорхе - вторая тройка. По началу идем вместе, до Верхнего лагеря, но постепенно начинаем отставать. Чувствую себя самым медленным в этой тройке, поэтому стараюсь не отдыхать почти. Наконец после долгой каменной сыпухи пришло время одевать на ноги кошки. Тут неожиданный стопор у Энди, он надевает кошки, за первых 2 шага кошки сваливаются. Хорхе надевает ему кошки и те снова сваливаются. Я рассматриваю эти кошки... Мда, старые ВЦСПСы поколения 60-70х в которых нам как-то довелось походить в далеких 90-х по Фанам выглядели куда надежнее... Наконец руководящим жестом Хорхе отправляет Энди вниз. (Энди собирался потребовать у турагенства money back, за такое вот выданное ему снаряжение, но насколько успешно это вышло мы так и не узнали).

Идем дальше вдвоем, идем мощно, я наконец расходился и поймал свой темп, начинаем обгонять других восходителей. В какой-то момент упираемся в Олесю. Т.е. в хвост тройки Леха-Диего-Олеся. Тут-то Хорхе и заявляет на своем английском, что не видит снизу огней Энди. Ну вообще-то ночь и разглядеть итак что-либо далее 5 метров сложно. Только множественные точечки фонарей вверх, а внизу то и нет ничего почти. Тем не менее Хорхе пристегивает меня в хвост, за Олесей и отправляется вниз. Я чего-то даже и повозмущаться не подумал, решив что уж тут точно в "чужой монастырь со своим уставом" и гиды куда опытнее меня и не первый раз на этой горе.

Идем дальше вчетвером. Идем очень медленно. Леха постоянно садится на колени отдыхать, темп рваный. У меня энтузиазм словно вышибли куда-то. Сильно портится погода, начинается метель и снегопад. Что до самой горы - то похоже очень на Котопакси, все-так же вверх и вверх под достаточно хорошим углом. Ощущение что даже покруче, отдохнуть можно только стоя, или как Леха - зарубив в фирн ледоруб, сидя на коленях. Льда нет. Зато в какой-то момент появляется относительно узкий гребень, на него надо осторожненько выйти. Дальше гребень расширяется. И снова круто вверх. Чимборасо представляет собой гигантский хребет с 4 горбами. Если смотреть с юга - то это вершины слева-направо (так и ходят) Вентмилла 6100, Уипер 6300 и еще 2 названия которых я забыл (да на них и не ходят, т.к. Уипер - высшая точка).

Погода становится совсем отвратительная. Воет, дует, сыплет. Фонариков по склону вверх и вниз не видно. Последние полчаса мы вдвоем с Олесей уговариваем Леху повернуть вниз. Времени 5 часов, а высота у нас всего 5800. Все таки по времени ну никак не укладываемся даже до Вентимиллы дойти. Мне кстати так толком и осталось непонятным обычай ходить тут только ночью и ранним утром. Хотя и пишут, что раскрываются трещины и сыпятся подтаившие камни. Трещин над которыми могли б подтаить снежые мостики ни на Кото и ни Чимбо я не увидел, а камнепады можно было подозревать только в одном коротком траверсе перед выходом на гребень Чимбо. И то, только подозревать. Скорее всего такая ночная тактика связана с особенностями метеоусловий, во второй половине дня всегда собираются облака, натянутые либо со стороны восточных амазонских лесов, либо выпаренные солнцем из горных ледниковых шапок.

Наконец-то Леха уговаривается, и мы поворачиваем. Сразу же светает, что ускоряет наш путь вниз, но дает пугающие перспективы пропастей куда тут можно срываться. Все-таки одно дело ощущать ступнями что есть верх и низ и совсем другое - увидеть это. А тут еще и тропа пропала, ее просто засыпало снегом. Наиболее неприятные ощущения я испытывал идя первым на поворотах серпантина под достаточно крутым углом вниз. Тут надо было перекладывать из одной руки в другую ледоруб в одну сторону, а альпеншток в другую. И перекидывать веревку с одного бока на другой, иногда переступая через нее. В эти моменты ко мне подбегал какими-то зигзагами чуть выше по склону Диего и с округлившимися глазами кричал сквозь ветер "Be carefully! Very carefullyry!", что безусловно только утягощало положение. И все же мы достаточно быстро, часа за полтора сбросили весь наш 5-6 часовой подъем. Диего с Лехой и Олесей пошли в Верхний приют, а я медленно брел по тропинке в нижний, размышляя насчет того, что одно успешное восхождение из двух это все-таки успех или неудача. Видимо как и в буддизме, у меня должен быть какой-то свой срединный путь. От размышлений оторвала бодрая рыжая лисица, совершенно без стеснений бежавшая по человеческой тропе, заглядывая во все попутные мусорки. Не обремененный остатками мыслей и физических сил я завалился спать на нарах Нижнего приюта.

Через два часа вернулись Леха Трощенко и Ден. Когда уже глубоким днем все проснулись, удалось послушать рассказ их восхождения. Наши спортсмены разогнались так, что очень быстро за спиной остались все многочисленные восходители этого дня. Больше всех удивился такой прыти гид Фаусто явно не ожидавший такого подвоха от Хорхе подсунувшего ему двух бодрячков. В кромешной темноте (и отсутствии верхних фонариков) Фаусто попытался выдать Вентмиллу за вершину Чимборасо но наши друзья проявили удивительную осведомленность о местной топографами и пришлось идти дальше. Фаусто опасался не зря. Разыгралась непогода, тропа исчезла вовсе. По колено в снегу, а местами и выше, наши герои продолжали карабкаться вверх по крутому склону, подбадривая и подгоняя друг-друга дерганьем веревки. Это место (подъем по гребню между Вентмиллой и Уипером) они описали как самое энергозатратное и поэтому самое сложное во всем восхождении. Когда мы 500-ми метрами ниже решили наконец поворачивать они добрались до вершины. Не было видно ничего. Старательно отогретые в руках батарейки дали возможность сделать уникальную фотографию, на которой впрочем ничего не понятно, кроме того, что вокруг фотографируемых твориться какой-то снежный и холодный ад. Эта тройка оказалась единственной добравшейся до вершины из примерно полусотни восходителей в этот день. Пораженный Фаусто предложил продолжить траверс дальше до следующих двух вершин и с облегчением услышал от клиентов "No!".

Впоследствии я достаточно много думал о том смог бы я сам дойти или нет. Находил оправдания в отвратительной погоде и еще более отвратительном и ленивом гиде Хорхе, посчитавшего видимо, что знание английского есть самое большое и великое знание эквадорского горного гида, а все остальное оно так, в приложении. Диего, например, был очень сильно был расстроен неудачей. Но справедливости ради стоит сказать, что в тот день врядли бы я пошел дальше Вентмиллы. Сравнивая с Котопакси про гору можно сказать, что тоже самое, но только в полтора раза дольше, поэтому и сложнее. И на Кото и на Чимбо видимо несмотря на непогоду можно попытаться что-то сделать, на Эльбрусе точно не стоит.

Чудесный помидорный салат (остатками масла от которого я впоследствии залил лехин рюкзак и свой загранпаспорт) был у нас на обед, после которого обратили мы свой взор на привезенные снизу велосипеды. Сразу после восхождение, как всегда, ощущение полного опустошения и физически и морально. Тем не менее заядлые велосепидисты Леха и Олеся уже вовсю подбирают себе железных коней, регулируют высоту сидений и т.п. Остальные тоже подтянулись. Предлагали Энди, но тот отказался, пришлось мне. Катание тут - это спуск по длиннющему серпантину от Нижнего лагеря до шоссе. Крутить педали почти не надо, скатывается сам. Только тормоза успевай нажимать. В итоге после получасовой покатушки вниз у меня жутко болели ни ноги, ни то на чем сидят, а руки, которыми приходилось удерживать постоянно трясущийся руль. Шоссе, Амбато, автобус. Еще не село солнце, а мы уже в ставшим почти родным Кито. Да, пожалуй тут в Эквадоре все восхождения воистинну двухдневны.

PS Чимборасо заворожила и привлекла нас еще тем, что является высочайшей вершиной Земли (если от центра считать). Как известно, земля имеет форму шара слегка приплюснутого у полюсов, поэтому ее радиус в районе экватора больше радиуса в районе Гималаев. Однако согласно последним исследованиям Земля имеет форму груши, где верх груши у Северного полюса. Таким образом самая дальняя точка Земли (от ее центра) перемещается похоже к Аконкагуа. Которая попутно еще и является высочайшей точкой всей Америки, Южного и Западного полушарий. В общем похоже намечена еще одна достойная цель! :)
Галапагосы


Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Эквадор
еще маршруты
О Маршруте
Опубликовал Дмитрий Славин