Кошмарный автостоп в Машхад

По дороге в Мешхед По дороге в Мешхед
Остатки подземных каналов в пустыне близ Язда Остатки подземных каналов в пустыне близ Язда
На улице Мешхеда. Самый пик Новруза На улице Мешхеда. Самый пик Новруза
Иранская семья дома Иранская семья дома
Здесь мы зависаем как минимум на час. Транспорта хватает, но он весь забит под завязку.
Даже кабины дальнобоев вовсе не пустуют! Наконец, решаемся на подвиг – застопить старый грузовик «Мерседес» (дело в том, что добрые люди нас предупреждали этого не делать, т.к. скорость их не высока, и мы всё время «фильтровали» такой транспорт). Останавливается два таких грузовика. Один водитель (не в нашем грузовике) очень похож на Розенбаума! Едем по ровной дороге 80 км/час, в гору очень медленно – 40 км/час. Благо трасса пролегает через пустыню. Жуём канцерогенные машхадские чипсы. Проезжаем место, где потерпели фиаско вертолёты американцев, во время операции по спасению заложников посольства в 1980. Уже глубокой ночью достигаем оазиса в пустыне – города Табас. Прямо у трассы расположено шикарное, огромное имамзаде, в которое мы пытаемся заселиться, но тщетно, т.к. мест, естественно, нет. Народу и палаток на газонах настолько много, что складывается впечатление вечера, хотя уже глубокая ночь! Ставим палатку на газоне, как все туристы-иранцы. Сегодня проехали 600 км и все автостопом.

Утром милчеловек подбросил нас на удобную позицию на выезде из города, предложив по пути посетить городской сад, но мы отказались, может быть и зря… Здесь мы «зависли» надолго, может быть на час… Все машины полны, грузовиков нет вовсе. Наконец, нас любезно подбирает семейство туристов с тремя детьми из Захедана на стареньком Пежо. Едем весело, часто останавливаемся по нужде и не очень. Едем по основной трассе, к сожалению, минуя красивую дорогу между Ferdows и Gonabad. :-( Уже вечером нас высаживают у автовокзала в Машхеде, где мы покупаем билет Ольге на следующий день до Тегерана. Доезжаем на автобусе до Харама (самый большой в Иране религиозный комплекс), где толпа множится с каждым метром. Пытаемся найти гостиницу – благо их здесь через каждые 20 м, но самый дешёвый вариант нам предлагают за 20$. Решаем потратить эти деньги более разумно и ночувать, как нормальные иранские туристы – на газоне в парке. Но сначала идём в Харам. С трудом в толкучке находим нужную камеру хранения. Затем нужно взять в залог за паспорт чадру для Ольги и войти через разные входы в храм. Вот такую бумажку на русском дали Ольге на входе (орфография и пунктуация сохраняется):
«Во имя Аллаха
Дорогой паломник!
Здравствуйте
Приветствуем Вас и умоляем молитву у Аллаха ,принять Ваши богослужение , привлекаем Ваше внимание на нижеследующее :
1 – Чадру , которую даем для входа в святой храм Разави , просим внимательно сохранить.
2 – Просим Вас , после паломничества отдать чадру .
3 – Не водить деньги и другие ценные вещи в святой храм , чтобы не потерять в толпе в шумных местах.
4 – Во время входа для паломничества , имейте адрес места пребывания .
5 – Нельзя водить фотоаппарт и киноаппарат в святой храм .
Спасибо за внимание
Астан Годс Разави
Управление порядка святых местах».
Нужно отдать должное иранцам, но наш обычный диалог на фарси, в переводе на русский, звучал, наверное, ужаснее (ударные буду обозначать заглавной):
- СдрафствутИ! МозитИ загрУзть мы по дорокА в МашхАд песблатнА?
- Куда направляетесь? (не поняв ни черта)
- МашхАд! песблатнА! паварАт!
Тут следовало обычно два варианта развития событий: либо без вопросов садили и ехали, либо пытались что-то втолковать на фарси, например, что едут только на полпути… Хотел бы я на себя посмотреть со стороны иранца… ?
Утром беспощадно будит поливалка на газоне. За 20 минут её работы палатка оказывается на дне лужи. Оставив вещи в камере хранения, шаримся по пустынному городу, затем едем на вокзал, где завтракаем. Приметив нас, вчерашний работник ведёт меня к автобусу до ближайшего городка Taybad (чтобы выбраться из Машхада), а Ольга остаётся ждать свой автобус до Тегерана.
Жалкий Оазис Заболь

Добравшись до этого приграничного с Афганом городка, я перехожу на автостоп. Трасса пустынна, но удаётся поймать машину с туристами до Qaen’а. Уже в сумерках торможу бензовоз до Berjand. У водилы, оказывается, был отец русским. Рожой вроде похож на русского, но по-русски «не балядит» не слова. В кабине уже взрослый сын, но он смахивает уже на иранца, говорит, что, зато у него родной брат – блондин... Весело едем, рассуждая о превратностях судьбы. Зовут в гости, но нужно вылить нефть на заводе – это займёт около часа. Высаживаюсь на объездной города и ставлю палатку на пустыре у оврага.
Утром опять проблема уехать. Весь трафик едет куда-то недалеко, поэтому даже не останавливается. Ещё мешают другие желающие уехать. Наконец, стоплю полную машину с туристами, вчетвером садятся сзади, меня садят вперёд. В Nehbadan’е снова зависаю на неопределённый срок. Трафика нет, едут только таксисты (сказывается влияние «дыры», в которую я направляюсь). Садят на 5 км, завозят в деревню, показывают необычные древние ветрянные мельницы, приглашают на чай. Вывозят на трассу и говорят, что отсюда, хрен, уедешь! Пытаюсь «стопить», но, действительно, сильно «быстрая позиция», хотя и парковочка имеется. Соглашаюсь ехать назад на 5 км, где меня бесплатно впихивают в автобус. Дают в придачу телефон русскоговорящего Мухаммеда, живущего в Заболе. По дороге встречаю только одну пальмовую рощу, остальные пейзажи – бесжалостная пустыня.
Приезжаю в Zabol’, звоню по номеру и спрашиваю, можно ли у него остановиться. И вот через 10 минут я уже дома. Оказывается Мухаммед 1,5 года работал в Алма-Ате в 1991. Русский уже понимает с трудом, да и говорит слабо, естественно. Показывает фотографии из Алма-Аты и Тайланда. «Глотнули, наверное, свободы в Алма-Ате?», – говорю я. «Конечно!», – отвечает, хитро улыбаясь, он. Показываю видео из России, залажу в Inet. Ночуем с его братьями, жену с дочкой он куда-то отослал…
«Сожённый Город»

Утром едем к развалинам близ Захака. Оазис выглядит совсем уныло: пальмы и трава пожухли. Говорят, что уже 2 года нет воды в реке, текущей из гор Афгана. Глиняные домишки со своеобразными «бадгирами» (не такими как в Язде) выглядят колоритно. Далее еду уже автостопом в «Сожённый Город», который представляет собой руины древнего поселения, основанного еще в 3200 г. до н. э. и окончательно разрушенного в 2100 г. до н.э. В ходе 1100-летнего развития поселение насчитывает четыре разных периода. Дотла его сжигали три раза, и только после третьего пожара город не смог восстановиться (отсюда такое мрачное название). Он был найден в 1915 году британским ученым Оруэллом Стейном и с тех пор является местом паломничества археологов всего мира.
В ходе девяти последних сезонов самых интенсивных раскопок иранские, французские и итальянские археологи смогли докопаться до фундамента некоего сооружения, которое они сочли гигантским храмом, относящимся к третьему тысячелетию до н.э. Это самая крупная постройка на территории жилого сектора древнего городского комплекса, занимавшего свыше 300 тысяч гектар – крупнейшего иранского музея под открытым небом и вообще самого обширного из всех известных доисторических поселений.
Действительно, вся поверхность на территории Города усыпана глиняными черепками, которыми посыпали улицы, заместо тротуарной плитки. Для туристов выделена всего лишь маленькая зона в несколько десятков квадратных метров. Этого я и боялся. Но мне удаётся «уговорить» экскурсовода прогуляться по всей площади города. Но минут через двадцать меня нагоняет девушка, которую послали за мной проследить… На английском она, к сожалениею, не говорит, поэтому общаемся жестами. Показывает кладбище, где нашли останки женщины с глазным протезом. Оно вообще обтянуто колючкой! Затем меня поили чаем, кормили финиками, печеньем и заигрывали молоденькие экскурсоводки…
До Захедана меня подвозит перс, который требует сперва предъявить паспорт. Несмотря на все мои протесты высадить на объездной, ввозит меня в город. Иду пешком на выход. Чуть подбрасывает таксист. Дохожу до блок-поста перед объездной, где меня увозят на патрульной машине в терминал (насильно, но по-дружески), благо он находится не так далеко, а узнав, что я не собираюсь ехать на автобусе, увозят в участок, чтобы якобы подбросить попутным полицейским экскортом, но не понятно когда это случится… Матерюсь и пытаюсь уйти. Через 10 минут ругани меня отпускают. Не обращая внимания на возгласы у блокпоста, проскакикаю его. Ура, наконец, я на объездной! Подвозят до очередного блокпоста полицейские в штатском. Вечереет. Наконец я останавливаю попутную машину до вулкана Тафтан…
Трекинг к вулкану Тафтан

Мне несказано повезло, так как водитель машины жил вдеревушке в непосредственной близости к вулкану, но с восточной стороны (трассапроходила вдоль западного склона).

Я согласился стать его гостем на ночь. Так неожиданно я оказалсяв деревне Сангон (в шутку я называл его Сайгоном). Меня поселили в гостевойкомнате невероятных размеров: 15 м на 5 м. Естественно, кроме ковров и подушекв ней ничего не было.

Утром мы направились к брату Изака, который должен был насвыручить транспортом до вулкана (требовался джип). Километров 20 мы ехали посовершенно убитой грунтовке, набрав приличную высоту. Наконец, дорога совсемкончилась. Дав мне двух молодых племянников в проводики, мы отправились вверхпо тропе…

Пересекли безводную долинку, и встретив на тропе здоровуючерепаху, ползущую зачем-то вверх, мы через час достигли границы снега. Довершины оставался какой-то час хода, но я понял, что мои проводники не хотятдальше идти. Мы сделали чай из снега и колючих кустарников, перекусили и отправилисьназад. Остаток дня мы провели с Изаком в неспешной беседе. Племянник, Кемаль,работает на телефонной станции и помогает выйти в Инет.


Комментарии
Alex26.11.14, 21:06
Практически по всем этим местам проехал на СВОЕЙ машине. 
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Иран
еще маршруты
О Маршруте