скала у острова Лохматого скала у острова Лохматого
Интерьер внутри юрты Интерьер внутри юрты
остров Лохматый остров Лохматый
Рыбацкий лагерь Рыбацкий лагерь
Ровно в шесть часов утра тихий писк будильника на моих часах известил всех о наступающем утре. Вылезать из спальника совсем не хотелось. Изо рта шел пар. Я включил фонарик. Палатка изнутри сверкала инеем, спальники были покрыты влагой. Блин! Следующая ночевка грозит быть несколько некомфортной. Термометр, подвешенный  на веревочке в палатке показывал –8 гр. Цельсия. Утро выдалось прохладным.
 Дабы немного согреться (все трое стучали зубами), решили снова разжечь горелку внутри палатки. Завтрак был почти готов, когда эта штукенция снова начала скидывать «обороты».
- Может ей всё-таки кислорода не хватает – выдвинул предположение Федор.
Мне тоже приходила такая мысль в голову, но я сразу отмел её в сторону, решив что если мы не испытываем дефицита в кислороде, то и горелка не должна. Но выход в тамбур всё-таки решил открыть. Немного почихав, пламя медленно начало выходить на штатную мощность. Я фигею! Это что получается? Мы не дышим кислородом что-ли? Типа мутанты какие?
Версий по поводу нестабильности горения выдвигалось много: слабое давление в бутылке, плохой бензин, неправильно бутылку в палатке положили (выше рекомендованного) и прочее. Самые нелепые предположения рождались в голове, всех и не упомнишь. А ответ прост.
Потратив три часа (!), мы тронулись дальше. Температура -26, поднимался юго-восточный ветер. Колею, пробитую вчерашней колонной, спешно заметало. Так что грустно вздохнув, мы пошлёпали пешком. Федор даже пошутил, мол здесь не мы, а велики на нас катаются.
- Блин! Ну когда-же тепло и лёд чистый будет, напрягает уже снег бодать – возмущался он.
- Скоро Федор, скоро. На севере Байкала почти всегда так – пояснял я – южнее будет всё круто, лед чистый, и небо синее, и вообще «матрас полный попрет».
Холодный ветер усиливался, всё сильнее заметая колею, и местами нам приходилось пробивать великом снежные барханы, выросшие поперек дороги. Провоевав до обеда с такой дорогой, мы одолели 17 км. Изрядно устав, мы уселись в снег, достали орехи, и разглядывая карту начали прикидывать дальнейшие перспективы. По имеющейся у нас информации, до Чивыркуйского залива улучшений не будет. До туда примерно 100 км. Сегодня мы сможем продвинуться еще километров на десять-двенадцать. В лучшем случае на пятнадцать. Значит до нормальной (не факт) дороги нам три-четыре дня. Было бы потеплее, то в общем-то ерунда. Но при минус 25 ночью, в палатке начинают отсыревать спальники. Третья, а тем паче четвертая ночь будет как у настоящих экстремалов. Нам с Таней в обнимку проще, а вот Федор попадает не слабо. При учете того, что он еще и сильно потеет в течении дня, то вообще безрадостно получается.
 За такими размышлениями мы не сразу заметили ехавшую сзади машину. Красная иномарка, пятидверный  хэтчбек, не доезжая до нас метров двадцать, плюхнулась в очередной снежный перемет, и беспомощно забарахтала колесами. Как они вообще до сюда добрались по такой то дороге?
 Из машины вылезли двое подвыпивших бурята.
- А вы чё тут сидите? – спросил один.
- Отдыхаем. Помощь нужна? – мы кивнули в сторону увязшей машины.
Те утвердительно кивнули головой.
Достав две лопаты, одну они вручили нам. В машине оказался еще один мужик, совсем пьяный. Парни посадили его за руль, после чего мы всей толпой начали высвобождать автомобиль из снежного плена.
Когда машина выбралась из бархана, парни сердечно нас поблагодарили, предложив подвезти до Усть-Баргузина. Не нужно быть специалистом по определению объемов, чтобы понять, что  три велика туда не войдут, не говоря уже про нас. Но призрачная возможность немного схалтурить прочно ухватила мою команду за шкирку (и меня в том числе), ведь ни кого не радовала перспектива мерзнуть в сырых спальниках. После тщетной попытки запихать третий велик (два запихали!), мы наконец то угомонились, вытащили всё обратно и распрощавшись с мужиками, уселись на снег дальше трескать орехи.
- До Кабаньего мыса доберёмся – тыкая пальцем в карту, пояснял я – там кордон, на нём просушимся.
- Километров до туда сколько осталось? – спросил Фёдор
- Около тридцати. При хорошем раскладе завтра в обед там будем, или вечером, если дорога похуже будет.
- Ага, и если она от берега недалеко идет. Иначе опять по самые я..а в снегу пробиваться будем.
- Не, ну не по самые, по колено прошлый раз было…
- Машину ловить надо – перебила меня Таня – Следующая ночевка в таком спальнике тебя снова свалить может, да и Федор кашлять начал сильно. Леденцы от кашля горстями уже жрёте.
- Я тоже за это – согласился Федор – так разумней будет.
- А как же полное прохождение Байкала? – возмутился я
- Ага, сам только что велики в мелкую бипку пытался впихнуть – подколол Федор
- Это была минутная слабость…
- Вы с Таней уже проходили его, а мне для первого раза и так по глаза хватает.
- Конечно. – Поддержала Таня – До Святого носа доберёмся, а там глядишь и лёд пойдёт, да и погода может наладится.
- Ловите – согласился я – если попадется что-нибудь подходящее, доедем до Чивыркуя, там в поселке каком-нибудь просушимся. Если нет, то держим курс на Кабаний, спальники еще одну ночь выдюжат.
Мы хрумкали орехи водя пальцем по карте.
- Вон что-то едет! – Федор указал на север.
Вдалеке двигалась крупная черная точка.
- Что-то он здоровый слишком, даже для джипа – сказал я. – И прет вроде как не по дороге.
Машина действительно шла по целине а не по дороге. Причем курс ее пролегал западнее нашего местонахождения на пару сотен метров.

- Это-ж Камаз. – разглядел я.
-Эй, мы здесь – запрыгали Федор с Танечкой, размахивая руками.
Машина остановилась.
- Мы здесь, мы здесь! – еще активней запрыгали два лягушонка. Вот лентяи! Ладно Федор – он первый раз на Байкале, да и комбинезон у него фиговый. Ну а Танечка – то! Два раза с ней проходили Байкал с севера на юг, и ведь даже не заикалась о том, чтобы остановить машину, а тут вон как резво прыгает.
Грузовик тронулся и повернул в нашу сторону.
Видели когда-нибудь по телевизору ралли «Париж - Дакар»? Как наши Камазы резво гоняют по песчаным барханам. Телек – это фигня! В живую все выглядит намного эффектней! Сейчас к нам, разбивая снежные барханы, и подлетая на крупных неровностях несся полноприводный накачанный армеец, на широких покрышках с развитым протектором.
Вот где гордость-то берет за отечественные грузовики! Может они конечно и не такие крутые с виду, как иностранные, но если хочешь залезть в какую-нибудь болотину, то предпочтение отдаешь все-таки отечественной технике. Можно сколько угодно спорить, что японцы и американцы делают все лучше, чем мы, однако в Афганистане наши Камазы и ГАЗы 66 под напалмом, по кабину в грязи и на дерьмовой горючке всю войну прошли, а у американцев даже танки глохли. Теперь попытайтесь меня переспорить – дохлый номер!
Камаз лихо подрулил к нам,  подняв вверх миллиарды снежинок.
- Ну что, увязли? – высунулся из окна бодрый усач.
- Да что-то не едется совсем. – развел руками Федор – А вам то и дорога побоку, я гляжу.
- А что, лед толстый – усмехнулся водитель – катайся-нехочу.
Вот так вот! Все жалуются, что снега много, пурга и вообще погода не подходящая для выхода на лед, а ему одна забота – чтобы лед толстый был! Так что повторю еще раз, теперь уже для англоязычных товарищей – Russian Truck – the Best FOREVER!
- До Чивыркуйского залива не довезете? – спросила Танечка – До поселка какого-нибудь.
- Закидывайте велики в будку – сказал водитель – там на льду юрты стоят рыбацкие, к ним и устроитесь.
Грузовик резво рванул с места, увозя нас из снежного плена, туда, где чистый лед и теплые ночи.
Проехав несколько километров, мы снова встретили красную иномарку, которую недавно откапывали. Парни опять увязли. Теперь уже по самые фары. Камазист выдернул их из сугроба и мы поехали дальше. Как они собираются добраться до берега – непонятно. Снега было столько, что «Ниве» местами проблемно было пройти, а уж на легковушке и соваться одной не стоит.
Преодолев чуть более ста километров за три часа, мы остановились возле небольшого скопления юрт в Чивыркуйском заливе.
Сердечно поблагодарив водителя, мы попрощались и пошли к первой попавшейся юрте, договариваться о ночлеге.
Расценки, установленные в лагере, оказались не слабыми – 500 руб с человека. Мы уже почти выпали в осадок, но хозяин двух юрт, к которому мы подошли, предложил следующее:

- Две сотни с человека устроит?
Нас конечно-же устроило. Он выделил нам отдельную юрту, с печкой –буржуйкой внутри, и кучкой нарубленных дров возле нее.
Мы протопили печку, развешали на веревочках спальники и сварили кушать. Жизнь прекрасна! Пусть мы не своим ходом до сюда добрались, но мы-же не на спортивном состязании, где обязательным условием является самостоятельное прохождение маршрута. В прошлом году полностью прошли, так что можно и схалтурить немного.
- Пещеру искать будем? – поинтересовалась Танечка.
- Конечно будем – утвердительно кивнул я – раз ты говоришь, что тут одна из самых длинных пещер, то мы должны ее увидеть.
- Не, я уже никуда не пойду – возразил Федор – Я за сегодня так по снегу натопался, что мне на все пещеры теперь плевать.
- Сегодня и мы никуда не собираемся – сказал я – на дворе уже темнеет, а вот завтра с утра можно и пробежаться будет по  островам. Предлагаю продлить наше пребывание здесь до послезавтрашнего утра. Завтра поищем в заливе пещеру, заглянем на горячий источник в бухте Змеиной, а послезавтра спозаранку двинем дальше.
- Нормальный план – согласились все.
Мы пробежались по рыбакам, пытаясь разведать о точном местонахождении большой пещеры, но они только удивленно вскидывали брови. Согласно имеющейся спец. карте у наблюдателей-экологов, были только большие гроты по восточному берегу возле Чивыркуйского залива, в которых мы уже успели полазить в прошлом году, ища эту пещеру.  А вот в самом заливе ничего такого небыло.
Не беда. Танечка читала, что пещера располагается на одном из крупных островов Чивыркуйского залива. Либо на Лохматом, либо на малом Колтыгее.
Утром поднялся сильный холодный ветер. Погодка не самая лучшая. Но пещеру найти надо, интересно ведь. Поэтому одевшись потеплей, мы пошли к острову Лохматый. Обойдя кругом остров и не обнаружив искомое, мы вернулись обратно, погрелись, и пообедали.
- На градуснике -28 – сообщила Танечка.
- Стас – обратился Федор – а это уже не север Байкала?
- Нет.
- А что-ж тогда так холодно-то?! Ты-же говорил, что это на севере только дубак, а потом тепло будет и лед чистый пойдет.
- Мало-ли чего я говорил, не свезло нам с погодкой. В прошлом году тут ночью ниже двадцати не опускалось. А уж днем так вообще до -10 было. Мы с Димкой и Шуриком даже в одних трусах сфотались.
- Ага, посмотрел бы я на вас сейчас, как бы вы тут в трусах бегали – усмехнулся он. – Нафиг, я на Малый Колтыгей не пойду, и так все кишки продувает. Вы идите, а я за печкой приглядывать буду, а то все тепло выдуло, пока гуляли.
- А на источники?
- Какие источники?! Пока раздеваешься, «кони бросить» можно на таком ветру!

Обследовав весь остров по кругу, мы с Танечкой не нашли никакой огромной пещеры. Зато северная сторона Малого Колтыгея была богата множеством гротов. Стараясь не обращать внимания на ледяной, всепроникающий ветер, мы от души налазились по всяким углублениям в скалах, украшенных большими, кристально чистыми сосульками. Красота! Зря Федор не пошел. Зато когда мы вернулись в юрту, там снова было тепло, а на печке уже кипел чай в котелке, так что хорошо, что Федор не пошел.
Ночью температура опустилась ниже тридцати, а ветер усилился еще больше. Лед без конца трещал, мешая своими «баум-м-м» и «тяу-у-уп» спать. Вот в палатке то мы бы точно околели в своих летних спальничках!

Комментарии
А не страшно было по льду передвигаться? Если бы треснул? 
Клетчатый07.04.17, 22:12
Написано хорошо. Описание дает полное впечатление о велопоходе по Байкалу. 
И поэтому я в такой экстрим не пойду. Правильно сказали ребята на снегоходах: "А что вы не на лыжах?" Хотя и на лыжах по льду легче, чем на приполярном Урале. Тем не менее без тепла и света не фонтан. А температура на Хакусах не 47, ниже. Не каждый человек выдержит горячее 43 градусов.
Отличная дорожная повесть! 
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Байкал
еще маршруты
О Маршруте
Ссылка: