Баргузинский хребет Баргузинский хребет
После землятресения После землятресения
Водопой Водопой
Баргузинский залив Баргузинский залив
Весна однако Весна однако
К утру ветер несколько успокоился, а градусник показывал -31. Ерунда, к обеду должно потеплеть. Хорошо, что ветер дует в спину и чуть в бок.
Небо на радость нам было чистым. Над Байкалом, впервые за неделю нашего пребывания здесь, поднималось яркое солнце, раскинув веером из за горизонта золотые лучи. Оно наполняло своим светом все вокруг, начав свой путь с верхушек гор Святого носа и вот уже снежинки заискрили под ногами, разбивая этот свет на множество малюсеньких звездочек.
Вот зачем мы премся на Байкал снова и снова! В такие моменты перестаешь замечать, что дует ветер, что холодно и дорогу почти замело. Тебя окружает эта величественная красота и лицезреть её – является наградой за все тяготы, которые могут выпасть на долю такого похода.
Бедные фотоаппараты жутко тупили от некомфортной для них температуры, но тем не менее мы сделали несколько красивых снимков, глядя на которые хочется снова вернуться туда, в мир девственно чистого снега и скалистых берегов, украшенных хрустальными сосульками.
Через несколько километров мы выбрались на расчищенную дорогу. Странно, как её не замело за ночь. Выглядит свежей. Вскоре на пути нам попался грейдер. Теперь понятно. Дорога вышла на берег и дальше мы преодолевали свой путь по земле Святого носа.
- Смотри, кто это? – вскинул руку Федор, указывая пальцем куда-то в сторону. Мы остановились. Черный пушистый комок мелкой трусцой пробежал несколько метров по узкой тропинке в глубоком снегу, и остановился, с любопытством разглядывая трех непонятных людей на странных двухколесных штуковинах, которые их везут.
- Соболь! – выпалил я – Доставайте фотик!
Животинка была крайне любопытной, но очень осторожной. Все наши попытки приблизится, заканчивались тем, что соболь отбегал от нас ровно на такое-же расстояние, на которое мы подходили.
Разных животных мне доводилось видеть на просторах Сибири, но вот соболя так близко в естественных условиях видел впервые.
Эх, красота! Какие там нафиг пальмы и кокосы! Вот где настоящие, непопсовые красоты, неброские, зато душевные, и если вы их не видите, то у вас скудный набор представлений о красоте.
Пробежав чуть более тридцати километров по берегу, дорога снова вышла на лед, но теперь уже в Баргузинском заливе. Мы снова были открыты всем ветрам, а дорогу здесь замело не хуже чем ту, по которой мы ползли два дня назад.
Ну что велики, вы нас покатали, теперь наша очередь? Тогда пошли!
- А на градуснике -24 – возмутилась Танечка – на 7 градусов теплее, чем утром, а по ощущениям даже и не скажешь. Мордашка прямо через маску мерзнет!
- Блин! Когда-же тепло-то наступит, а?! – злился Федор – И льда чистого хочу!
- Скоро Федор, скоро. – неопределенно пробубнил я, пряча лицо от бокового ветра.
- Надо до Усть-Баргузина сегодня добраться – сказала Танечка – В палатке замерзнем!
- Спору нет, - согласился я – если в юрте с печкой подмерзали, то в палатке с нашими спальниками даже мы с тобой околеем, про Федора вообще молчу.
За такими разговорами мы не заметили , как нас окружила группа на снегоходах. Из-за ветра мы даже не услышали звук моторов.

-Привет! – поздоровался парень, подняв забрало шлема.
- Здорово! – ответили мы – откуда катите?
- С Улан-Удэ в Северобайкальск. – поведал тот  – Как там дорога впереди? Трещины большие есть?
- Какие нафиг трещины, снегом завалило всё!
- Ништяк, то что нужно!
- Кому ништяк, а кому и поперек горла уже этот снег!
- А чего вы на великах то пошли, надо было на лыжах.
- На лыжах не по приколу уже.
- А-а, ну-ну! Там дальше снега поменьше будет, местами даже лед чистый есть.
- До Усть-Баргузина далеко от сюда?
- 18 километров – глянув на спидометр, сообщил парень.
- Спасибо.
Мы попрощались и двинули дальше.
- По такому снегу можем и не добраться сегодня. – прикинул я оставшееся светлое время суток к лежащей впереди дороге.
- А мы машину поймаем – выдвинула «креативное» предложение Танечка.
- Тогда зачем мы с собой велики-то взяли, если по Байкалу автостопом чешем? – возмутился я.
- Таня права – поддержал Федор.
- Да я знаю что права – сдался я – Просто злит, что мы такие недочеты со шмотками допустили. Позапрошлый год в зимовьях ночевали, там и в летних спальниках нормально было. Прошлый год повезло, теплый выдался, вот и не мерзли. А тут принаглели уже, думали что опять проканает, а в итоге машину выглядываем, чтобы в палатке от мороза не выть.
- Своим ходом пусть экстремалы прут – резонно подметил Федор – А мы люди простые, нам и на машине не стремно проехаться.
Мы брели по заметаемой ледяным ветром колее, потихоньку отнимая километр за километром от тех восемнадцати, что отделяли нас от поселка Усть-Баргузин.
Когда до поселка по нашим подсчетам оставалось 5-6 километров, сзади появился УАЗик. Немного поколебавшись и поспорив о целесообразности, мы все-таки тормознули машину, и через полчаса уже въехали в Усть-Баргузин, довольные, как три печенюшки. В добавок ко всему, водитель подсказал, где в поселке самый дешевый ночлег, и более того, довез нас до места.
Устроившись на спортбазе стадиона «Как-то там называется, забыл», мы отметили, что у нас есть еще более часа до закрытия магазинов, а значит хватаем авоськи и бегом за продуктами!
- Берите на двоих – сказал Федор.
- Почему? – удивился я
- Не пойду я дальше, да и вам тоже предлагаю сойти. Мы ведь сюда кататься на великах приехали, а в итоге только снег бодаем. В палатке вообще не поспишь, и от машины к машине бегаем. В чем прикол? Половину Байкала почти прошли, а чистого льда так и нет.
- А если он дальше будет?
- А если нет? На УАЗике опять или на Камазе попрем? Да и с такой скоростью передвижения я на работу опоздать могу.
- Не Федор, мы дальше пойдем, у нас отпуск побольше твоего, а дома скучно сидеть. К тому-же у нас шмотки получше, да и в обнимку ночью теплее, так что нам проще.
Федор пожал плечами –Дело хозяйское, но вы сильно-то не геройсвуйте, я за вас пальцы крестиком держать буду.
Мы набрали продуктов и заварганили празднично-прощальный ужин. Грустно расставаться с одним из членов команды, не люблю я этого.
Возможно, кто-то подумал, что Федор сдал, раз отказался идти дальше, так я могу поменять такое мнение. Во первых тот комбинезон, который Федор купил незадолго до поездки, в конце концов довел бы его до воспаления легких или еще до чего-нибудь в этом роде, вот тогда-бы мы попали «по самое не балуйся». Вытаскивать к цивилизации полуживого человека – не самое приятное занятие. Во вторых, он все-таки ехал сюда покататься на велосипеде, а бесконечный снег показал нам дулю. Следуя логике и той информации которой поделились местные жители, снег будет и дальше, а раз так, значит все покатушки обламываются. «К чему тогда вся эта тусня?» - сделал вывод наш рациональный товарищ, о чем и сообщил нам, предложив сойти с маршрута всем.
Но нам с Таней домой совсем не хотелось, поэтому мы отказались.
Обменявшись с Федором передними колесами (мое снова спустило), мы выехали на рассвете следующего дня уже вдвоем. Утро снова порадовало нас ярким солнцем и тридцатиградусным морозом. Легкий ветерок обжигал щеки, поэтому мы сразу одели маски.

Пробиваться через снег, наметенный ветром в Баргузинский залив, мы не захотели, поэтому направились по Улан-Удэнской дороге, которая согласно карте шла вдоль берега.
- Тут 35 километров будет по дороге до мыса Крестового, с него и выйдем на лед. – прокладывал я маршрут по карте - Там уже не залив, а большое море. Снега поменьше, наверное. Оттуда до Ольхона 60 километров, за два-три дня доберемся.
- Пойдем на мыс Хобой – заявила Танечка – прошлые разы мимо проходили, а там между прочим очень красиво. Я в интернете читала, вот!
- Да врет твой интернет, он нам пещеру длинной в 54 километра обещал на Чивыркуйском заливе, да подозреваю я что пещеру ту местные жители вырыть забыли. А умник тот, что нафлудил в сети, видно пьяный совсем был, когда с клавиатурой баловался, вот и прикололся! А мы как лошади по всему заливу второй год уже бегаем. Сидит он сейчас и над такими как мы хихикает!
- Все-равно на Хобой пойдем!
- Ну на Хобой - так на Хобой.
Велосипеды легко шли по укатанной трассе, и спустя два с половиной часа дорога подошла близко к берегу. О чудо, мы увидели лед! Пересекаемый множеством снежных полосок – это был тот самый, долгожданный лед, по которому визжа и улюлюкая можно было чесать два, а то и три часа к ряду, пока не свалишься от усталости, вывалив язык набок. Мы съели гречку, сваренную нами в поселке, попили чаю и рванули вперед, на покорение великого озера Байкал, ведь сегодня точно наш день, и именно сегодня мы будем лихо рвать эти километры, выбивая шипом крошку из кристально чистого льда!
Мы дурили как два психопата, разгоняясь и резко тормозя. Мы издевались над фотоаппаратом и устраивали гонки. Это продолжалось до тех пор, пока Танечка с лихим заносом не распласталась на льду.
- Ударилась вся! – всхлипывала моя девушка – Прямо коленкой долбанулась, и голову стряхнула кажется.
Немного пожалев пострадавшую, мы двинулись дальше. Проехав менее полукилометра, Таня снова шмякнулась.
- Ты чего падаешь то? – удивился я
- Колесо заднее носит. – пожаловалась она.
Я пощупал покрышку. Блин, спускает! Заменив камеру, мы поехали дальше. О том чтобы подурить, мыслей уже небыло.
Снега прибавилось. Снова поднялся боковой ветер, небо затянуло серой пеленой. Но Ольхон по прежнему хорошо проглядывался, так что ориентирование по компасу пока отменяется.
Шмяк! Я остановился и обернулся назад. Таня снова валялась.
- Ты чего? – спросил я.
- Протектор снегом забивается, покрышки не держат совсем. – ответила она.
- Я же не падаю.
- А ты толстый, вот и не падаешь. У тебя прижимная сила больше. А меня еще и ветром сдувает! И шипы у меня совсем тупые.
Скорость наша снова упала на нет. Снегу прибавилось, и вскоре лед лишь небольшими пятачками вырисовывался меж тонкого слабого наста.

До Хобоя оставалось около тридцати километров, когда мы встали на ночевку. Неплохо мы сегодня проехали. 66,5 километров! Из них по льду 30 км. Своеобразный рекорд этого похода.
Мы поставили палатку, вскипятили чай, наелись сала, и обнявшись покрепче, улеглись спать.
Сон почему-то не шел, и слушая, как Таня сопит мне в ухо, я припомнил один забавный эпизод с прошлогоднего похода.
Нас в том походе было пятеро. Таня, я, Димка, Шурик и Гоша – наш корефан из Новосибирска. В поисках вышеупомянутой пещеры мы облазили многие километры восточного побережья у преддверия Чивыркуйского залива. Найдя лишь здоровенные гроты с умопомрачительно большими сосульками, мы остановились на ночевку в устье Черной речки, в дощатом рыбацком домике. Так как домик ориентирован был на летнее проживание, то печку из него хозяева на зиму убрали, чтобы никто не спёр. Щели-же между досками были достаточной ширины, для того, чтобы создавать внутри «приятную прохладу». Тем не менее отметя в сторону предложение Димы поставить внутри домика палатку, мы разместились вряд на широком пологе, собираясь качественно выспаться. В тот вечер сон тоже не шел, и я ворочался с бока набок. Когда долгожданная дремота все-таки подкралась ко мне, слева раздался чуть слышный храп.
Пофиг.
Храп усилился.
Ну какого, блин?! И так заснуть не могу, а тут еще и храпят!
Слева от меня лежал Дима.
Х-р-р-р.
Что такое! В палатке-то он не храпел же! Чего сейчас взялся? Или я там засыпал раньше, чем он захрапит?
Хр-р-хыр-хр-р.
А-а-а нафиг! Дайка я его пихну в плечо, чтоб заглох!
Я тяпнул кулаком в темноту.
У-у блин, костистый какой. Хоть-бы мяска немного наел, а то кулак аж больно стало.
Хры-ы-ы-хыр-хр-р-р-хры!
Худой, а дрыхнет как слон! Богатырским сном!
Бац тебе еще чуть-чуть. Не-е, жесткая у него плечина, салом надо откармливать, а то сдует так в непогоду, и не поймаем ведь.
Хры-хры!
Ну это звездец какой-то совсем! Сколько колошматить-то можно, чтобы он замолк!
На тебе еще добавки!
Мой кулак ткнулся в подставленные ладони.
Хр-р-р!
Ну вы видели а?! Обороняется и все-равно храпит! Ну тебя Дима нафиг, я об твои костяшки весь кулак повредил уже! Натянув на уши поплотней шапку, я повернулся к Тане лицом и постарался не замечать храп. Спустя какое-то время я наконец погрузился в долгожданный сон и все окружающие меня звуки были уже до лампочки.
- Ну блин поспали! – зло произнес Димка утром – Мало того, что я не мог уснуть из-за Гошиного храпа, так еще и Стас во сне боевые искусства вспомнил! Как даст мне в лоб, аж звездочки из глаз посыпались! Фонарею я над вами!
С тех пор я пояснил для себя важный урок: Прежде чем стукать кого-то в плечо, надо быть точно уверенным, что храпит именно этот человек. И не менее уверенным в том, что место, в которое ты колотишь – действительно является плечом.Так-то!

Комментарии
А не страшно было по льду передвигаться? Если бы треснул? 
Клетчатый07.04.17, 22:12
Написано хорошо. Описание дает полное впечатление о велопоходе по Байкалу. 
И поэтому я в такой экстрим не пойду. Правильно сказали ребята на снегоходах: "А что вы не на лыжах?" Хотя и на лыжах по льду легче, чем на приполярном Урале. Тем не менее без тепла и света не фонтан. А температура на Хакусах не 47, ниже. Не каждый человек выдержит горячее 43 градусов.
Отличная дорожная повесть! 
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Байкал
еще маршруты
О Маршруте
Ссылка: