По Ольхону По Ольхону
Дальше на юг Дальше на юг
Зимник через Малое море Зимник через Малое море
Ну, здравствуй остров Ольхон! Привет синички. О, здорово белки! Что? Зачем опять приперлись? Да вот, Байкал хулиганит, решили по земле проехаться. Нет, орешков нету. Я не жмот, просто нету и всё!
Мы катили по острову, вспоминая, какая солнечная погодка была здесь в прошлом году. Сейчас таким солнышком она нас не радовала. Серое небо навевало тоску, а холодный, порывистый ветер вольно разгуливал на всех открытых участках острова.
-Черный ворон, что ты вьешься над моею головой, ты добычи не, не надо нам такой песенки, а то совсем в депресняк рухнуть можно, лучше Ля-ля тополя, здравствуй милая моя!
В Хужире я еще раз попытался посадить Таню на автобус, но эта отчаянная девчонка даже слышать ничего не хотела.
Проехав по дороге от поселка еще километров десять, мы вышли на лед Малого моря. Да-а, тоже местами снег. Местами торосы. Но ехать можно.
 
В Малом море есть такой остров – Огой называется. Так вот на нем стоит буддийская ступа. Ступа просветления. Её поставили шаманы северных и сибирских народов вместе с буддийскими монахами. В ней заложили мудрые книги, мантры, мощи, колющее оружие и что-то там еще. Официально – это некая святыня, камень, у которого верующие могут загадать желание, и оно сбудется. Однако, когда мы проходили здесь в 2006 году, то ночевали у одной бурятской семьи. И парень, глава семейства, буддист, поведал нам другую причину, по которой все самые главные буддисты планеты установили здесь эту ступу.
- Они похоронили там вселенское зло – сказал он – а сверху поставили эту ступу, которая мешает выйти ему на свободу.
- А почему именно здесь? – спросил я
- Потому что одной ступы мало. А воды Байкала священны. Шаманы говорят, что более надежного места во всем мире не найти. Вот и похоронили здесь, даже нас не спросили. А оно нам тут надо?
Я не буддист, поэтому не в курсе, какая причина является истинной, да мне оно и незачем.
Мы увязли с Танечкой в торосняке. Довольно широкая полоса ломанного льда преградила нам путь, и мы не придумали ничего лучше, чем штурмовать ее в лоб. Провоевав с этим кошмаром под ногами до самого вечера, мы выползли наконец к официальному зимнику, соединяющему остров Ольхон с большой землей.
- Уф, ноги совсем не держат – пожаловалась Таня
- Аналогично. – выдохнул я – это-ж надо было сунуться! Сколько тут? Километра два – три? По суше уже до Ольхонских ворот бы доехали.
  
- А там вон на берегу дом стоит – показала Таня – давай на ночлег попросимся, а то устали сильно, отдохнуть-бы в тепле.
Недалеко от выезда зимника на берег стоял бревенчатый дом. Рядом еще один, недостроенный.
- Ну давай попросимся. – согласился я.
На оклик из дома вышел небритый, давно не стриженный молодой мужчина в растянутой кофте и рабочих брюках. Следом вышла женщина, одетая примерно также.
Строители наверное – решил я - Дом был новым, да и рядом еще одно сооружение, находящееся в стадии возведения.
- Здравствуйте – поздоровался я – переночевать не пустите?
- Конечно пустим – с радушными улыбками ответили они. – Откуда путь держите?
- С Северобайкальска идем.
- О-о, молодцы! Ну, берите вещи, да заходите в дом. Меня Сергеем зовут, а её – Лео.
- Лео – удивился я – необычное какое имя.
- Технику закатывайте вон туда – Сергей показал на дверь недостроенного дома.
- Да пусть здесь стоят – отмахнулся я – не сахарные, за ночь под открытым небом не растают.
- Закатите, закатите – настоял он – техника дорогая, как я погляжу. Ветра-то у нас тут сильные, порывом уронит, повредится там что-нибудь. Да и дорога недалеко, тут всякие шарятся. – он глянул по сторонам.
- Как скажете – пожал плечами я. Скинув рюкзаки с багажников, мы закатили велики в недостроенный дом.
- А вы тут строите кому-то, или это ваше всё? – поинтересовался я для поддержания разговора.
- Строим, рисуем. – пространно ответила Лео
- Вдвоем?
Из двери вышел упитанный кот.
- Кысь-кысь – тут-же среагировала Танечка, большая любительница всяких четвероногих, пушистых, усатых-хвостатых-полосатых.
- Это Лорд – сказала женщина – член семьи.
- Там еще одно существо в доме – сказал Сергей – спит.
- Я вам там уже чай налила – сказала Лео – и бутерброды с шоколадным маслом сделала. Мы тут масло недавно купили, шоколадное.
- Берите сумки, да заходите, чего на улице мерзнуть - пригласил парень, снова окинув окрестности беглым взглядом – мы кашу гречневую варим. Кашу любите?
Немного странные они какие-то – подумал я – что-то неестественное было в их приветливости. Натянутость что-ли? Имя какое у нее – Лео. Родители наверное по другому назвали. Девушка-то судя по всему родилась еще во времена крепкого социализма, а тогда буржуйскими именами особо не разбрасывались. Радуются нам (или вид делают), словно мы родственники близкие им. Про имущество наше заботятся. Обычно махнешь рукой – типа пусть тут валяются, хозяева пожмут плечами – мол дело ваше. А тут настоятельно так попросил. Лео чай с бутерами там уже заварганила с каким-то прытким энтузиазмом, пока мы велики под крышу убирали – мы так плохо выглядим что-ли, что нам срочно чай нужен, или это обычная внимательность к путникам, которые с зимнего Байкала вылезли? Не так как-то всё, не пойму что, но не так. Странные они в общем.
Я взял рюкзак и поднялся на крыльцо. И тут из двери вышло это существо, про которое говорил Сергей. Видели когда-нибудь F.E.A.R.? Хоррорную компьютерную игрушенцию, где присутствует море крови, а главному герою постоянно мерещится мертвая худая девочка в бесформенном балахоне, с прямыми, черными волосами, бледным лицом и провалившимися (от недоедания видимо) глазами?
Эта девушка была постарше, и кажется вполне живая, но игру F.E.A.R. я вспомнил почему-то в первую-же секунду лицезрения этого (как сказал Сергей) существа. Дама явно относилась к какой-то модной в наше время движухе типа Готов или Эмо, а может быть сатанистов. Кто этих балбесов сейчас разберет? Видок у нее был весьма впечатляющий – прямые, длинные, черные как смоль волосы, грязные черные тряпки на худом теле, бессмысленный взгляд, направленный куда-то вниз и вонь, которая ударила мне в нос, когда та, слегка пошатываясь прошла мимо меня.
Вот это типаж! Даже мне жутковато стало, фигли там про детишек говорить. И чего интересно она пошатывается? Спросонья что-ли? Или обдолбилась чем? Судя по лицу, и по тому, что она меня даже не заметила, хотя я поздоровался с ней довольно громко – видимо под кайфом девушка. И не моется похоже совсем. Наверное удачу какую-нибудь смыть боится.
Дом состоял из двух раздельных комнат и общей прихожей. Та, которую нам предоставили гостеприимные хозяева – являлась по большей части складом всяких вещей, домашней утвари, а также некоторых продуктов – типа мешка с сахаром, банок тушенки и коробок с крупами. Также тут имелась деревянная двуспальная кровать, и стол, на котором стояло две чашки с чаем и тарелочка с несколькими кусочками ржаного хлеба, с уже намазанным на них шоколадным маслом.
- Мне здесь не нравится – шепнула мне на ухо Танечка, когда мы зашли в комнату – Они странные.
- Да просто гостей давно наверное у них небыло – предположил я – вот и обрадовались очень.
- И вид как у бывших зэков, – продолжала Таня - зубов у обоих не хватает. Передних.
- А зубов и у меня не лишнего, вот передние как раз только и остались.
- А девчонка эта – вообще тихий ужас. Я её как увидела, у меня сердце в пятки ушло. А они её существом называют. Может уйдем отсюда? В палатку хочу.
- Ну как мы уйдем ?– возразил я – некрасиво совсем получится. Переночуем и пойдем.
- Ага, переночуем. – все таким-же испуганным шепотом говорила Таня – Ты чай не пей, вдруг подсыпали чего. Сейчас всяких хватает. Сатанисты может какие, или потомки Чикатило. А может просто ограбят и убьют, здесь ведь никто не найдет если что. Чего он так настойчиво просил велики убрать с виду? И по сторонам, видел, как оглядывается?
- Видел, видел. – согласился я.
Танюшкины домыслы сделали свое дело. Если до этого они казались мне просто странными, то теперь я считал их очень подозрительными. Действительно, в наше время всяких неформалов хватает. На сатанистов они (кроме существа) конечно не похожи, но вот замочить во сне – это вполне реальная перспективка. Велики, как сделал вывод Сергей – дорогие. Шмотки на нас тоже нормальные, следовательно у нас и кошелек с приличной суммой должен в кармане иметься. Тем более как я слышал в Хужире, некоторые на Ольхоне считают, что гонять на великах по льду Байкала – это новый бзик состоятельных людей. Следовательно немного снотворного в чаёк, ночью бац по башке чем-нибудь потяжелей, кошель себе, трупы и велики в прорубь – потопли туристы, тут такое случается.
Или другой сценарий – скучными вечерами развлекаются с эмо-девочкой. Чтоб она не возмущалась сильно во время изощренных забав, раскумаривают чем-нибудь. Тут двое вело-бродяг приперлись, видеть их никто не видел. Далее чаёк, чуваку молотком по башке и на мяско, девчонку на пару с привидением из FEAR в койку. Потом тоже на мяско. Заодно и Лорда покормить можно, чтоб не схуднул котик. Привет Чикатиле.
Только вот дулю вам, Стаса голыми руками не возьмешь!
- Таня – шепотом сказал я – доставай веревку, один конец привяжем к дверной ручке, второй к дужке кровати. Если ночью дверь открывать начнут, мы проснемся. Ты к стенке ложись, а я с краю, топорик у кровати поставлю, если чего, всех загандошим!
Я привязал веревку. Расстелив спальники, мы легли. Дверь дернули.
- Дергают – испуганно прошептала Танечка.
- Не боись, я-же не сплю.
- Вы там закрылись уже? – раздался голос Сергея
- Переодеваемся. – ответил я
- Я тут сахару набрать хочу.
- Сейчас, сейчас.
Я отвязал веревку, отбросив ее в сторону.
Сергей развязал мешок, загреб полулитровой банкой сахар.
- А как это место называется? – беспечным голосом спросил я
- Мыс Кобылья голова. – ответил он
Таня достала фотоаппарат.
- Стаська, давай я вас сфотаю – с натянутой улыбкой сказала она.
Сергей отвернул лицо в сторону и спешно вышел.
- Видал – прошептала Танечка – не хочет перед фотиком светиться.
Это конечно не показатель – подумал я – мало-ли по какой причине он не захотел, может вера не позволяет отдавать частичку души фотоснимку. Но немного масла в огонь недоверия этот факт все-таки добавил.
- Разговаривают – шепнула Танечка – слышимость тут хорошая. Дай-ка связь проверю. Она достала свой новый модный но все-равно беспонтовый (тапки-то приносить не умеет) телефончик и включила дисплей.
- Есть! – обрадовалась она – сейчас позвоним. Алло? Настя привет! – громко начала разговаривать она – Как у вас делишки? Да, на Ольхоне ещё, в домике тут остановились заночевать. Не, завтра Ольхонские ворота пройдем и дальше почешем, чего тут ошиваться. Тут не далеко до ворот уже. Мы возле мыса Кобылья голова, тут домики строятся, вот нас под крышу и пустили. А у вас как? Правда? Да ты что? Ну ладно Настя, давай уже, а то поздно, спать нам пора, режим, я тебе утром позвоню, да, обязательно, жди. Пока.
Блин, вот девчонка! Я бы не додумался! Кулаками – топориками – ботинками помахать – это я запросто, а вот координаты кому свои сообщить, причем во всеуслышание – это мне только в последнюю очередь брямкнуть в голову может. Да-а, таких перцев как мы хрен победишь!
Я прислонил топорик к ножке кровати и лег. Танечка прижалась ко мне и тяжело вздохнув прошептала – Фигушки поспишь теперь в такой обстановке.
Наверное плохой все-таки с меня защитник и супер-герой, потому-что спустя 15 минут я уже дрых во всю, видя во сне пятидесяти-четырех километровую пещеру, по которой мы бегали, восхищаясь огромными сталактитами, и крича –«Мы нашли её, мы нашли!»
Будильник запищал как обычно в шесть утра. Я достал горелку и поставил на нее котелок.
- Где у них тут вода? – спросил я заспанную Танечку.
- Там, в прихожей я бочонок видела.
Я отвязал веревку и принес воды.
Так, где там наша картошка? Я залез в рюкзак, выкидывая из него мешающие моему поиску тряпки. И тут, бросив взгляд чуть выше рюкзака, я увидел лежащие на стопке газет и еще какого-то хлама ….. акварельные краски! Краски! Не какой-то детский пенал, а серьезный набор красок для художников! Я олень! Я такой дебил, что мне стыдно по самую макушку! Ладно Танечка – она девушка, им по природе положено осторожничать и пугаться всего подряд, но я то! Придурок! Топор еще рядом поставил! Ну пипец вообще! «Строим и рисуем»! Зовут её – Лео! Неформалка эта тоже! Они-же художники! Люди творческие! У них свои тараканы в голове, вот и кажутся странными! Девушка FEAR с ними тусуется по одному только интересу – они вместе кисточками малюют! Правильно, не моется она, потому что её творческой душе брямкнуло там чего-нибудь, вот и боится музу с себя смыть. А может вдохновение так торкнуло, что она мега-шедевр там сейчас разрисовывает сутки напролет, в итоге от недосыпа свалилась, а тут в туалет приперло, вот и потопала в полудрёме! Как он там сказал? Пшеницу не едят, поэтому хлеб ржаной сами пекут! Чикатиле этот хлеб вообще нафиг не нужен был, он мясо любил! Ну баран! Ну затупил! Стрёмно Станислав Юрьевич! Такие-то факты не сопоставить! А они ведь нас поболтать приглашали, обрадовались новым людям. Здесь, вдали от поселков наверное такая тоска, что через полгода с медведями водку бухать начнешь, а через год вообще одичаешь. Эх, так занимательно поговорить за чаем можно было-бы с творческими натурами. Картиной-бы нам похвастались. Тупильник я!
Ржаной хлеб с шоколадным маслом оказался вкусным. Чай естественно остыл, поэтому мы заварили свой. Позавтракав, и заправив термосы на обед, мы вытащили рюкзаки на улицу.
Я постучал в соседнюю комнату. Вышел сонный Сергей.
- Спасибо за ночлег – поблагодарил я – нам пора. Извините, что не составили вам вечером компанию, уставшие сильно были.
- Да я понимаю – кивнул головой он.
Хорошие они люди, а мы про них такое подумали. Наблюдательности у нас ноль, и опыта общения с творческим людом тоже никакого.
Сев на велики мы тронулись дальше, навстречу новым приключениям, туда, где великий Байкал готовит свежие сюрпризы для двух глупых и впечатлительных, но неугомонных велотуристов.


Комментарии
А не страшно было по льду передвигаться? Если бы треснул? 
Клетчатый07.04.17, 22:12
Написано хорошо. Описание дает полное впечатление о велопоходе по Байкалу. 
И поэтому я в такой экстрим не пойду. Правильно сказали ребята на снегоходах: "А что вы не на лыжах?" Хотя и на лыжах по льду легче, чем на приполярном Урале. Тем не менее без тепла и света не фонтан. А температура на Хакусах не 47, ниже. Не каждый человек выдержит горячее 43 градусов.
Отличная дорожная повесть! 
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Байкал
еще маршруты
О Маршруте
Ссылка: