железнодорожная станция Байкал / Спортивный туризм | Велотуризм
 

Одиночное велосипедное путешествие по льду Байкала

8 - 15 марта 2009 г.
10 марта, вторник, день третий

Лежачие полицейские Лежачие полицейские
У Бухты Песчаной удаление от берега составило уже несколько км У Бухты Песчаной удаление от берега составило уже несколько км
В полях торосов и просто неровного льда такие трещины - находка В полях торосов и просто неровного льда такие трещины - находка
Палатка обмёрзла. На ночь под "пенку" (для большей изоляции ото льда) сооружаю настил из рюкзака и его содержимого.
С утра  пасмурно, ветер северо-восточный; t= –12°С, но на выходе (в 9.00) уже всего – 5°С. Постепенно распогодилось. Лёд хороший, полосы торосов проходимы напрямую или легко объезжаются. Открытых трещин почти нет, а те, которые встречаются, легко преодолимы. Местами лёд как на катке – чистый, гладкий, ровный. При оценке на глаз, иду со скоростью до 30 км/час. Однако и на таком льду препятствия то и дело встречаются, тогда приходится сбавлять темп, немного менять курс, чтобы с ходу, под безопасным углом переехать "лежачего полицейского" или трещину-жёлоб. 
Мыс Голоустный – действительно голый, невысокий, стелящийся, с металлическим шпилем, в окружении торосов вдаётся акваторию Байкала. При взгляде на мыс со стороны моря он сливается с  нависающим над ним Приморским хребтом. Посёлок Бол.Голоустный раскидан по берегу деревянными строениями, есть пристань и церквушка,  должны быть – магазины и дорога с выходом на Иркутск. Обходить мыс пришлось по дуге большого радиуса, где торошение не столь выражено, как вблизи от береговой линии. 
В торосы, где тонкий лёд, приезжают рыбаки, бьют проруби и ставят сети. В линии торосов менее опасной является "наветренная" сторона. Это та сторона, где которой край одной ледовой платформы, вздымаясь, наползает на другую ледовую платформу, обламывая и подминая её край под себя. С другой стороны от линии торосов ("подветренной"), где обломанный край ледовой платформы был задавлен под воду, образовавшиеся разрывы  и оседания льда заполняет вода, которая затем застывает. Но там, где были недавние подвижки, молодой лёд с "подветренной" стороны порой бывает недостаточно прочным, он ещё рыхлый, а снег над ним и поблизости ещё напитан водой. В торосах именно через "подветренную" сторону уходят под лёд автомашины.
 Машины между мысом Голоустный и Бугульдейкой идут вдоль берега, туристы – морем, в 1-1,5 км, пересекая линии торосов. Ветер попутный, лёд открытый, небольшое количество снеговых пятен, регулярно – полосы торосов, но преодолеваются они легко, значительно ломать из-за них линию движения не приходится. Полдень, солнечно – повсюду, в том числе и подо мной, опять трещит лёд и временами гулко взбулькивает. В толще льда, ко множеству уже имеющихся внутренних трещин, добавляются новые, иногда причудливых, перистых очертаний (4758, 4755).
Группа нижнеангарских туристов, пешком, в кошках идут вдоль берега на Бол.Голоустный, дрова везут с собой – на санках. Следом за ними, в море встречаю группу скэйтеров из Екатеринбурга, под руководством Евгения Корбута. Двенадцать лет он каждый март ходит по Байкалу на коньках. Нынче он приглашал меня в свою команду, но их маршрут – с севера на юг, и только от Ольхона до Листвянки, в моих же планах было – идти с юга на север, и через весь Байкал. Его нынешняя группа – трое парней и девушка, груз буксируют в санях, при попутном ветре используют паруса-буксировщики. Идут они мощно, но велосипед в их группу всё равно бы не вписался – скоростные возможности велосипедиста и скэйтера с санками всё-таки разные. Мне предсказывают: от мыса Верхние Хомуты до мыса Крестовский около 49 км, под Крестовским – поля снега и торосы, а становые трещины – не шире 30 см.
Иду по дуге, слегка вогнутой в сторону берега. Берег постепенно отдаляется. Напротив Белой скалы (Бакланий камень) и мыса Большой Колокольный (турбаза "Бухта Песчаная") удаление от берега составило уже несколько километров. Лёд открытый, но неровный, шершавый, ехать тряско. Трещины встречаются, но торосов мало. Редкие снеговые пятна утрамбованы ветром до состояния фирна. Километров через пять снеговые поля начинают сливаться и пытаться объезжать их, отклоняясь от своего курса, становится бессмысленно. Затем пошла ледовая зыбь – мелкая, крупная и зыбь под снегом. Ехать по таким полям мука, но и пешком идти не намного проще. По старой трещине, как по дорожке, выезжаю до разрозненных полей более-менее приличного льда. Далее – как по лабиринту перебираюсь от одного ровного участка к другому, двигаясь зигзагами – то дальше в сторону моря, то обратно, в сторону берега. В 18 часов взошла луна. Из Бугульдейки в море катится УАЗ с рыбаками. Они показали мне выход на чистый лёд, через полчаса я к нему выехал. Посёлок Бугульдейка лежит передо мной километрах в шести.  Т= –10°С, ветра почти нет, готовлю на улице. Ужин – манка, чай, сахар, халва, хлеб.
 Ночью задул порывистый ветер с Приморского хребта. Палатка в открытом море – под ветром её полощет и плющит, а я изнутри вжимаюсь в стенку с наветренной стороны, опасаюсь, как бы мой домик порывом ветра не поставило не крыло. И так всю ночь. Ветер западный, тёплый, и температура поднялась до –5°С. От Голоустного до Бугульдейки, со слов байкальских джиперов, км 80. Мой сегодняшний пробег ~ сто км. А всего за три дня пути пройдено ~ 250 км. 
11 марта, среда, день четвёртый

Лежачие полицейские Лежачие полицейские
У Бухты Песчаной удаление от берега составило уже несколько км У Бухты Песчаной удаление от берега составило уже несколько км
В полях торосов и просто неровного льда такие трещины - находка В полях торосов и просто неровного льда такие трещины - находка
Корни сосен оголены и как подпорки удерживают мощные стволы Корни сосен оголены и как подпорки удерживают мощные стволы
Мыс Крестовский - голая скала с башенкой Мыс Крестовский - голая скала с башенкой
Ледовые пилястры в скалах мыса Крестовский Ледовые пилястры в скалах мыса Крестовский
В толще льда разнообразные включения В толще льда разнообразные включения
Торосы и необычный орнамент льда Торосы и необычный орнамент льда
Снимаюсь с ночного рейда. В короткие периоды затишья кажется, ветра нет. Но вот от берега налетает очередной порыв, по льду струится позёмка, и твой велосипед (даже если ты едешь под небольшим углом к этому ветру) разворачивает и несёт в море. Оказываешься в положении мухи на ветровом стекле. Удержать на гладком льду любое другое направление не представляется возможным, а чтобы остановиться надо либо упасть, либо въехать в снежное пятно – только там можно эффективно затормозить. На льду мне, в моих обычных ботинках, без "кошек", не удаётся даже просто устоять с велосипедом, поставленным поперёк ветра – большая парусность. Евгений Корбут по возвращении рассказывал, что в тот день девушку из его группы, которая шла без груза, порывом ветра повалило и потащило по льду. Мне остаётся только одно – поскорее выбираться отсюда, в направлении западного берега, под прикрытие Приморского хребта. В промежутки между атаками ветра я торопливо передвигаюсь от одного снежного пятна к другому, пережидая на них очередной натиск воздушных масс. Те шесть километров, которые отделяли место моей ночёвки от береговой линии, я преодолевал 4 часа! Вблизи от берега порывы ветра заметно ослабели, открытый лёд сменили снеговые поля – поворачиваю на мыс Бора-Елга, расположенный по правую руку. На этом участке берег обрывист, в результате эрозии почвы у растущих здесь сосен корни значительной частью оказались оголены, и теперь они как подпорки удерживают мощные стволы на каменисто-травянистом склоне. На мысе Бора-Елга приготовил обед.
Далее лёд открытый, гладкий. Движение под прикрытием высокого берега не вызывает затруднений. Но каждый раз, проезжая мимо устья очередной реки, я снова оказываюсь на пространстве, продуваемом ветром, и снова его порывы настойчиво оттесняют меня от моего курса, сносят в сторону моря. В таких местах моё движение вдоль берега напоминает движение яхты против ветра – я поочерёдно иду то левым галсом, то правым. На льду встретил пастухов, берегом они отгоняли скот на зимнее пастбище, теперь возвращаются в Бугульдейку. На подходе к мысу Крестовский в скалах – ледовые каскады н`абрызгов (следов прибоя), а также застывших водопадных ручьёв.
  В 16.20 мыс Крестовский – голая скала с башенкой. Торосы и необычный орнамент льда (4801, 4802, 4803). Туристов на паре джипов привезли сюда на пикник и фотосъёмку.
  Лёд, по прежнему, очень хорош для езды. Докучает лишь ветер из долин по западному берегу – всё также норовит выдавить меня подальше в море. Вечереет. Водитель проезжавшего пикапа сочувственно предлагал поехать с ним до о.Ольхон. Ставить палатку под обрывистым скальным берегом посчитал не безопасным. На ночь остановился в узкой, забитой торосами бухте – залив Устье Ая. Восточный берег здесь пологий и невысокий. Его излучина и большой камень немного укрыли палатку от продувающего бухту ветра. В 21.00 t= –15°С.  Маршрут "Слюдянка –Листвянка – Бухта-Песчаная – Ольхонские ворота, и далее по острову до пос.Хужир" джиперы из "Лиги байкальских ледовых капитанов" определяют ~ в 350 км. Мой сегодняшний пробег из-под Бугульдейки до Устья Ая ориентировочно составил 60 км. За четыре дня по маршруту пройдено около 310 км.

Комментарии
Тимофей08.11.13, 16:13
Хороший пробег. Будем иметь ввиду, что лучше в начале апреля - и теплее, и снег подтает 
. Не могу понять - почему не было буеристов? Пожалуй, это самый эффектный способ для зимнего Байкала
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Байкал
еще маршруты
О Маршруте