Лабытнанги, Полярный Урал на новогодние каникулы.

Идет загрузка карты ...
Немного о регионе.
 

Итак, я решил посетить северный город Лабытнанги, а Новый год встретить в поезде идущим на Север. Добираться из Пензы пришлось с пересадкой. Через мой город, в нужном мне направлении, ходят два поезда Новороссийск – Воркута и Адлер – Воркута. В Воркуте пересадка на местный «бичевозе» Воркута – Лабытнанги. Железезная дорога на Лабытнанги начинается от станции Сейда, но если ехать до неё на «южном» поезде, то «бичевоз» придётся ждать шесть часов. Поэтому мне посоветовали доехать до Воркуты, а оттуда ехать в Лабытнанги. У «бичевоза» есть своя особенность. Хотя он и ходит каждый день, но в четные дни он приходит на два часа позже. Связано это с тем, что в эти дни к составу цепляют вагон-лавку и поезд стоит на всех околодках значительно дольше, так как завозит дорожникам продукты и разные нужные им вещи. Кроме этого, путешествие, длиной в двести с небольшим километров, длиться более двенадцати часов. На станции Сейда поезд стоит 2,5 часа, его катают с одного пути на другой, уступают место проходящим и встречным поездам. Потом ещё в Елецкой стоит час. Да и скорость движения по полярной железке не очень велика. Вобщем стоит запастись терпением. В состав входят несколько купейных и несколько плацкартных (общих) вагонов.
Когда я загрузился в поезд до Воркуты, то понял, что ехать будет «весело», так как на соседних полках ехали на работу пьяные вахтовики с Кубани. Так и вышло. Они пили весь день и всю ночь, спать в таких условиях было довольно сложно, да и пьяный бред очень сильно утомлял. Мне «повезло», так как в соседних купе ехали трезвые и спокойные люди. Последние сутки вахтовики решили не пить, так как появиться на работу пьяными было не очень хорошо. Трезвыми они были вполне адекватными людьми.
Когда подъезжали к Инте, то за бортом было -50. Ехавшие с нами местные, говорили, что в этом году зима удалась на славу, давно такой не было, и морозы, и снег. Здесь уже можно услышать, что -25 – это тепло. Чтобы в такую погоду из поезда тепло не выдуло совсем, проводники заливали щели между стеклами и стенами вагона, водой смешанной со снегом, которая моментально замерзала. Со слов, севшей в Ухте к нам в купе, тётки, в Печорской тайге есть множество деревней староверов, в одной из них она родилась и выросла.
После Инты вагон совсем опустел и стало прохладно. За окном светила полная и очень яркая луна, окружающий пейзаж было видно очень хорошо. Если до Инты вдоль железки была густая еловая тайга, то чем ближе к Воркуте, тем безжизненее становился пейзаж. Я начал ощущать холод и суровость местной природы. Вдоль дороги стали встречаться заборы от снежных заносов, как в степях Казахстана. Да и за окном простиралась бескрайняя равнина тундры, только вместо саксаула торчали кустики карликовых берёз. Такие станции как Чум, Песец и т.п. представляют собой несколько домиков около железной дороги и трудно было представить как там живут люди.
Рано утром я был в Воркуте. Вокзал там очень маленький, но тёплый. «Бичевоз» пришлось подождать пару часов. Солнце появилось около дявяти по местному. В Воркуте время московское, а вот в Лабытнангах опережает его на два часа.
Дальше предстояло проехать по уцелевшей части сталинской 501-й стройки, через горы Полярного Урала. Пока поезд катали на Сейде и пока возвращались к развилке, стало смеркаться. И на финишную кривую выехали уже в сумерках. Луна так и не заходила за горизонт, только слегка коснулась его. С одной стороны вагона было заходящее холодное солнце, а с другой красная восходящая луна, а вокруг снежное безмолвие зимней тундры. Горы Полярного Урала начались от 110км (бывший посёлок Полярный), а в свете полной луны, они выглядели просто восхитительно, я не мог оторвать глаз. Особенно грандиозно выглядела покрытая снегом вершина Пауркеу и белые отвесные обрывы Рай-Иза. Я даже не пожалел, что ехал ночью. Снежные горы в ярком свете полной луны на фоне чёрного неба – это очень красивое зрелище.
Меня встретили в Харпе. Было -40, моя куртка сразу же замёрзла и зашуршала.
Харп («Северное сияние» - хант.) - это посёлок сразу на выезде из гор Полярного Урала. От него до Лабытнанг около 30 км и есть груглогодичная автомобильная дорога. Также там есть колония для заключённых пожизненно. А на Рай-Изе есть карьер где добывают хромиты.
Лабытнанги («Семь лиственниц» - хант.) – это небольшой городок, по размерам чуть больше районого центра средней полосы России. Каких либо особенных достопримечательностей он не имеет. Большинство построек – это двухэтажные деревянные бараки бамовского типа. Несмотря на их неказистый вид внутри довольно уютно и тепло. Строится новый район с многоэтажками. Эти дома стоят на сваях на высоте около 30см над землёй. Т.е. если заглянуть под одну сторону дома, то можно увидеть, что делается с его обратной стороны. Есть небольшой рынок, куда приезжают ханты оленеводы торгующие олениной. На центральной площади можно покататься на оленей упряжке. Большинство местных жителей перемещаются по городу либо на своих машинах, либо на такси. Хотя общественный транспорт существует. Также большой популярностью пользуются снегоходы, по местному «бураны», но это транспорт в основном для прогулок за город. Продукты стоят в 1,5 или 2 раза дороже чем у нас. Только мясо стоит также, видимо, хорошую конкуренцию состовляет оленина. Пешеходам устюпают дорогу все, причём вы ещё не подошли к дороге, а машина уже остановилась. Особенно жалко «полярных» голубей, замёрзжих настолько, что летать они уже не способны. Они топчаться на месте собирая крошки со снега. Их запросто можно взять в руки, чем пользуются дети, предлагая этих закоченевших голубей молодожёнам у загса. В Лабытнангах довольно уютный ж/д вокзал.
Попробовал я и местных деликатесов. Это конечно же оленина и северная рыба. Здесь собирают много разных ягод: морошка, черника, брусника и т.д. Из рыбы попробовал муксуна, хариуса и ряпушку, была и сёмга, но она не местная, а с Печоры. Как мне сказали, наши «пескари» «нервно курят» по сравнению со всей этой северной рыбой. Но мне они почему то нравятся больше. А вот оленина действительно вкусная. Большое её количество уплывает в Канаду, а в России достаются лишь остатки.
Недалеко от города, в посёлке Октябрьский, есть горнолыжный спуск с подъёмником. Там можно взять лыжи или санки в прокат. Также это место является зоной отдыха. Там иногда стоят чумы хантов, к котрым можно зайти в гости. Говорят, что они очень даже дружелюбные. Дорога на Октябрьский идёт по сопкам и есть несколько довольно крутых но не очень длинных подъёмов. Расположенно всё это на берегу одной из проток Оби, поэтому там можно видеть вмёрзшие в лёд речные катера. Я попал туда, когда меня пригласили на шашлыки. Костёр развели прямо на льду реки, покрытым глубоким снегом, в стороне от стоянки машин. Несмотря на мороз в -25 градусов, пробыли мы там около трёх часов. Желающие даже покатались на «буране». Но сильно разгоняться там не стоит, так как под снегом может оказаться какой-нибудь трос или вмёрзшее в лёд бревно. Морозы здесь действительно переносятся легче чем у нас. По ощущениям, разница где-то в 10 градусов, т.е. если там -30, то у нас это -20. Но это если без ветра.
Также мне удалось побывать в местном "Природно - этнографическом комплексе". Представляет он собой реконструкцию хантыйской деревни и распологается в посёлке Горно - Князевск. Здесь есть несколько чумов в натуральную величину, можно заказать экскурсию о жизни этого народа севера. Есть возможность примерить на себя одежды из оленей шкуры и почувствовать себя на некоторое время хантом. Добираться сюда надо через Салехард, по дороге на Аксарку, на повороте стоит указатель.
Зимой из Лабытнанг в Салехард работает ледовая переправа. Т.е. машины едут по льду реки, здесь Обь довольно широкая. На противоположном от Лабытнанг берегу есть скульптура мамонта, сюда приезжают свадебные картежи, чтобы «отметится». По дороге на Салехард есть аэропорт, на повороте к нему небольшая выставка авиации: вертолёт и несколько самолётов. Чуть дальше памятник 501-ой стройке в виде стариного паровоза на пъедестале. Метров через двести стелла обозначающая 66-ю параллель, т.е. полярный круг, ночью она причудливо светится. В самом Салехарде я не был, так как дорога на Горно - Князевск начинается при въезде со стороны Лабытнанг.
Мне очень хотелось увидеть Полярный Урал днём и сделать хотя бы несколько фотографий зимней природы и гор. Сверившись с картой, расписанием «бичевоза» и продолжительностью светового дня, я решил доехать до какого-нибудь околодка и прогуляться по железке несколько километров. Из всех возможных вариантов самым подходящим оказался околодок 134 км, куда я и отправился одним морозным днём. Когда подходил к вокзалу, то на его табло была температура -35, стало немного страшновато. Билеты на «бичевоз» можно и не покупать, а договориться с проводниками. Самое неприятное в этом походе было долгое ожидание обратного поезда и неизвестность того, кто обитает на околодках и обитает ли. На 134 км я был в 13.30 по местному. Посмотрел вслед уезжающему составу и пошёл в сторону Лабытнанг. Кстати, на 134 км, как и на других подобных станциях были жилые дома, так что по этому поводу переживать не стоило. Так как свой «Зенит» я оставил в Пензе, то пришлось взять в прокат цифровую «мыльницу». В условиях севера с ней может возникнуть следующая проблема. Несмотря на то, что она лежала у меня во внутренем кармане куртки, заряд в аккомуляторах быстро пропадал, приходилось поочерёдно отогревать их в варежке. Пока первый комплект грелся в руке, второй находился в фотоаппарате. Менять приходилось быстро, так как пальцы немели на холоде. Идти по железке было не так уж и сложно, дорожники, видимо, следили за тем, чтобы её не заметало снегом. Здесь надо быть очень внимательным, так как сотовой связи тут нет и если что случится, то в такой мороз долго не протянешь, а люди здесь зимой бывают очень и очень редко. Мне повезло, что не было пурги. Через два часа я дошёл до 141 км – это следующий околодок. Стало темнеть. До прибытия «бичевоза» оставалось четыре часа. К дорожникам я решил не заходить, а идти дальше до Харпа (151 км). Когда кончились горы, то поднялся ветер, на котором сильно мёрзли руки, пришлось их спрятать в карманы. Часть копюшона закрывающая низ лица превратилась в ледянную маску, на ресницах весели льдинки, а из под «намордника» свисали сосульки, в таком виде я добрался до Харпа. Была уже ночь. По пути прошли два товарняка, один я попробовал постопить, результата, как и следовало ожидать, не последовало. Я пришёл вовремя, так как ещё успевал на последнюю маршрутку до Лабытнанг. Моя прогулка длилась четыре часа, за которые я прошёл 18 км. Замёрзнуть так и не успел, а вот ноги с непривычки подустали. Последние пять километров дорожного полотна были заметены снегом и идти было значительно труднее. Пока шёл, думал о тех, кто строил эту железку в таких суровых условиях.
Уехать с этих краёв зимой значительно труднее, чем приехать. Сделать это можно только два или раз в неделю. Так как пересесть на южный поезд получится только с «Полярной стрелы» (Лабытнанги-Москва). Я ехал в пятницу. «Стрела», конечно, очень комфортабельный поезд, но и билеты на него значительно дороже. Идёт он быстрее «бичевоза» и мне удалось увидеть природу Полярного Урала при свете солнца. Уже около Елецкой я наблюдал розовые пики далёких гор парящих в морозном тумане. Пересесть на южный поезд мне предстояло в Инте. И опять здесь были сильные морозы -40. Южный поезд опоздал минут на десять, а стоять он там должен был всего 20 минут. Когда я подошёл к составу, то проводники не торопились открывать двери, а номеров вагонов не было видно из-за замёрзших стёкол. Когда двери всё-таки открылись, то выходящие не могли назвать номер вагона, в котором ехали. Пришлось добежать до одного конца поезда, а потом возвращаться назад. Логику нумерация понять было невозможно. Первым был седьмой вагон, потом девятый, двенадцатый, одинадцатый и ещё какие-то. Проводники билеты при посадке даже не смотрели, да и самих их видно не было. В вагоне было довольно прохладно. Поэтому пришлось спать в одежде и под одеялом, в окно дуло. Это был Адлеровский состав, о его сюрпризах меня предупреждали вахтовики когда я ехал на север. Под утро вагон забился полностью и у нас потеплело. Мне опять «повезло» с попутчиками. Во всём вагоне так сильно пили только мои соседи, к ним ещё приходили гости. Всё это очень сильно утомляло. Но за окном светило яркое и уже не такое низкое солнце, и это как-то успокаивало нервы. Острые пики заснеженной еловой тайги на фоне ярко синего неба действительно восхитительное зрелище. Со мной в купе ехали жители Республики Коми, один из Печоры, а другой из Ухты. От них я узнал, что и тут как и в большинстве регионов нашей страны полный развал. Все продают квартиры и дома и уезжают на «большую землю». Круглогодичная автодорога есть только до Ухты, до Печоры она только в планах. Река Печора загажена, а речной флот прекратил своё существование.
Поездка на север оказалась довольно познавательной и интересной. Цель, провести новогодние каникулы с пользой, была достигнута! Вот только северного сияния я так и не увидел, хотя смотрел в небо каждую ночь и не по одному разу. Говорят, что сейчас оно стало появляться реже.

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Лабытнанги
еще маршруты
О Маршруте
Ссылка: