Миры Белого Бома

2. Миры Белого Бома

 


Спать хочется – вырви глаз, но сон не идёт. Я то дремлю, то нет, ворочаюсь. Кажется уже стало светать, когда ворочайщийся рядом Резидент невзначай заехал мне по башке локтём. И вот тут, видимо какой-то нужный переключатель у меня там встал на место, понеслось… В общем, я уснул. Как бы…
… В аиле никого. Светает. Куда все подевались? Вошёл Тирея, с каном, и поставил его на огонь. Потом повернулся к столу, и стал что-то там резать и готовить. Вроде всё нормально, но что-то не так.
- Где все?
- А, там. Сейчас придут. Гречку солить?
- Да, как обычно.
- А откуда я знаю, как обычно, - ответил Тирея.
- Смотря сколько гречки, лучше у Резидента спроси.
- Угу. Ты спать вроде хотел? Ну спи.
Логично. Я снова завалился в спальнике, и уснул.
- Да пошли уже! – Руслан показал на проход, вроде коридора в боковой стена аила. – Там надо по работе кое-что.
- Ну пошли.
Легенда Тюте - 2016

Легенда Тюте - 2016

Странно, Руслана я не видел накануне. Ну ладно, что за работа? Мы прошли по переходу, и вышли в комнату, смеженную ещё с одной, там к нам присоединился Аржан и ещё двое работяг. Мы прошли в смежную, спустились в подземный переход, отделанный так же деревом, и поднялись в большой строящийся Аил. Он почему-то как квартира разделён на несколько комнат. Висят «соплями» временные провода, светят лампочки, запах свежеобработанного дерева.
- Эту стенку будем переносить. – объявил Аржан. – А сюда надо подвести розетки, вот сюда и к столу.
- Щиток-то где ставим? У входа?
- У входа.
- Лады, - отвечаю, - Расохдники-то где?
- Должны привезти после обеда. Руслан…
- Да вроде приехал уже, там у нижнего аила.
- Тогда я пошёл принимать.
Я пошёл назад, по всем переходам и проходам, до нижнего аила, где уже поджидает Газель и несколько коробок, моток провода, гофры, и завёрнутые в стрейч-плёнку электрошкафы. Я пересчитал поставку, и расписался в накладной за приёмку. Тут подошёл Аржан, и дал печать.
- Аржан, сначала стену, потом электрику. Сшибут же.
- Ну точно. Тогда завтра.
- Тогда я спать, что-то плющит.
Я зашёл в аил, и улёгся спать. Сразу уснул. Или?..
- Детентэ, амиго! – меня окрикнул смуглый индеец в прожаренном на солнце пончо и широкополой шляпе. Его лицо – комок морщин не могло отобразить ни одной эмоции. Мой конь остановился, видимо поняв что-то.
- Ойга, аамиго, - ответил я не задумываясь. –Лу кве соцедио?
- Hola, - ответил он тихо, - Nada, pero puede pasar, si salir, senior.
Надо спешиваться. Я поправил съехавшую под мышку винтовку, и собрался спрыгивать на землю, когда вдруг понял – меня давно мучает вопрос, посему я ношу сумки через правое плечо, в то время, как большинство – через левое? Вот теперь ответ очевиден – просто как эта винтока – всё на правое плечо вешается, иначе будет мешать когда на коня ьзалезаешь или слезаешь, это же с левой стороны делается! Усмехнувшись своему открытию, я спрыгнул, и осмотрелся. Во-первых, у меня не конь, а кобыла, причём уже не молодая. Во вторых – вокруг горы, но какие-то другие… И очень зелёные с рыже-серыми цветами камней. Индеец показал мне на едва видимое бунгало по тропе слева, а кобыла удивлённо на меня посмотрела. Я пожал плечами, и направился к бунгало, а кобыла спокойно пошла к небольшой полянке впереди, спокойно дав индейцу взять уздечку.
За бунгало происходит какое-то движение. Но не опасное, бытовое, словно идёт обычная стирка, кто-то что-то носит, кто-то что-то колотит. Я чувствую, что мне всё ещё хочется спать. Хайдя внутрь, откинув пальмовые острые листья, уже сильно высохшие, я очутился в просторной комноте с циновкой и креслом, посреди которой стоял стол с потушенной свечкой и какими-то бумагами, ещё там же лежала какая-то снаряга из кожи. В кресле с длинной трубкой, покачиваясь сидит какой-то мужик, курит эту трубку, но тут он приподнял нахлобученную на лоб шляпу.
- Hola, buenas noches amigo.
- Hola, amigo. Para ver esto hoy en dia?
Смотрю внимательно на стол – поверх газеты лежит конверт, запечатанный, жёлтый и немного промоченный с одного угла. Пухлый, что-то прислали.
- Каро куеста?
Мужик хитро улыбнулся, подбросил в воздух монету, и сам же её поймал, обнажив за поясом здоровенный револьвер, точнее его рукоять.
- El astuto zorro… - ответил я на это, и тот сухо захихикал. Я же взяв конверт увидел газету..
«Noticias de Contedores», под этим «Resumen de la semana», и нарисованы какие-то люди с оружием. И что-то меня дёрнуло посмотреть мелкие надписи под шапкой…
«19, abril, 1933. Lima»
Ах вот оно чё… Сунув конверт за пазуху, я положил винтовку с поясом патронов на циновку, и завалился рядом сам, не заметив, как снова провалился в сон…
- Пока вижу только хрюшек, - сообщил напарник едва слышным голосом. Я острожно откинул с глаз камуфляж типа «джилли» и прильнул к прицелу. Действительно, по поляне спокойно шли какие-то свинки, ли не свинки, потому как ног у них было по шесть, а против солнца детали видны плохо. Я поводил винтовкой – их «пас» мальчишка в набедренной повязке и длинной косой, помахивая в воздухе длинной и тонкой веточкой.
- Значит, тихо?
- Похоже. Подожди… Возьми на 11, даже на 10, к западу.
- Не вижу. – сместив прицел влево, я увидел только «близкий горизонт» края возвышенности, на которой паслись свинки, и тропинку уходящую туда, вниз. За ним, вдалеке, видны зелёная чаща на склонах скалистых гор, но по одному склону уродливо прорезана или дорога, или что-то ещё, но в этом было что-то неестественное. Тем не менее ничего не происходит. Ветер почти отсутствует, солнце даже припекает, и очень плохо, что мы напротив него, как бы не збликовать.
- Воздух, воздух там смотри.
Я присмотрелся в прицел. Плотное марево горячего воздуха искажает картинку за «горизонтом» склона. Веду дальше, может что упустил. Склон обрывается круче но… марева нет!
- Чёрт! Идут!
И тут, словно в подтверждение, из-за горизонта с маревом квадратно блеснул купол экзоскелета, покачивающий лентопроводом для своего 30-мм пулемёта. Я тут же нахожу тангету рации:
- Тревога, я Беркут, на секторе саутуте и их машины, нужна поддержка воздухом!
Пока жду ответа, из-за горизонта появляется и растёт всё больше машин-экзоскелетов. Стали видны головы самих саутуте.
- Рация ожила, и я шепнул напарнику – «Считай».
- Беркут, слышу, брат, мы уже на взлёте, держитесь там! – на фоне его голоса слышны крики «Саутуте! Кива, кива-то!!! Ка!!!». Пацан-пастух уже с криком «саутуте» прижав уши, пригнувшись ,и выпрямив хвост, ныряет куда-то в сельву, а напарник шепчет:
- Пять громил, 20 малышей, один прыщ…
Я их всех в прицел не вижу, слишком крупно, но понял, что это пять экзосклетов в полном боевом вооружении, и 20 пехотинцев в защите, с ними командир. Карательный отряд зачистки в чистом виде. Вот уже все вылезли из-за горизонта, это важно, чтоб без сюрпризов, пока их «притормозить».
Выбрав в середине отряда самый открытый экзоскелет, беру поправку, и кладу пулю в голову оператора. Видно, кажется долго долго летит пуля, но вот дырявится стекло кабины, и кресло заливается брызгами мозгов с кровью. Теперь у меня есть не больше 5-ти секунд, до того, как автоматика поймёт, что с оператором что-то не так и включит программу автоматической эвакуации. Я выцеливаю небольшое углубление под патронным модулем – там можно пробить топливную ячейку, и стреляю туда, как только экзоскелет остановился. Тем временем, отряд понял что что-то не так, и начал залегать в круговую, командир судя по всему стал искать укрытие. Не успел, его голова оторвалась от меткого выстрела. Пехота начала беспорядочную стрельбу куда-то в нашу сторону, а оставшиеся экзоскелеты начали разворачивать сюда свои пушки. Пора. Я стреляю в боекомплект – топливо уже должно было выйти. Как же долго летит пуля…
Боекомплект с топливом сдетонировал так, что на время меня ослепило, видно было только разлетающтеся детали и кувыркающиеся в пламени экзоскелеты. Но в следующие мнговение по нам открыли огонь 2 экзосклета, причёи они стреляют хоть и в слепую, из-за дыма, но очень плотно. Стали видны горящие бойцы, валяющиеся на земле, и те кто тоже отстреливался. Наконец, стало видно кабину одного стреляющего экзоскелета, и его оператора. Бью. Но тут встаёт другой, который не смотря на горящую спину тоже открывает огонь, и похоже они уже поняли откуда стреляем. Нам надо менять позицию, но как? Всё вокруг уже перепахивается практически снарядами. Но тут мы видим быстрый дымный шлейф, ещё один, и два экзоскелета просто разрывает взрывами. Поднимаю голову – в небе, делают красивый разворот тароньё на своих икранах, на лету перезаряжая какие-то тубусы ракетами, и всё это на фоне Полифема с его лунами… Так, я – на Пандоре. Привет, приехали.
- Ещё один!
Я выцеливаю убегающий задом последний уцелевший экзоскелет, который явно наводится на наших икранов, и посылаю ему последнюю пулю из обоймы. Надо перезаряжаться. Я выдёргиваю магазин, и быстро сую в сумку, заряженный из подсумка в винтовку, приклад, прицел… а там уже всё кончено – люди лежат помахивая на ветру древками стрел, выпущенных уже из луков.
- Всё, тсмукту, пора – сзади раздался голос из куста. Это наша смена добралась. – Давайте, на отдых, на сегодня ваша вахта кончилась.
- Я сплю, или мы на Пандоре? – спросил я у напарника.
- Тот пожал плечами – а какая типа, разница…
…- Буенос диос, мучачо! – мужик с револьвером трясёт меня за плечо.
Я проснулся. В бунгало. Резкий запах чего-то растительного.
- Файрон, сеньёр! – настаивает он.
- Файрон, файрон… - куда идти я как бы не знаю, но почему-то уверенно направляюсь за бунгало. Там много народу: с корзинками, лотками, все заполнены мясистыми листьями какого-то дерева, их сортируют, перемешивают, а женщины часть из них высыпают в какой-то большой чан, и толокут там деревянными палками. Несколько мужиков крутят колесо, как штурвал, под чаном, и с другой стороны видимо что-то вылезает, как из мясорубки. Я взял один листок – длинный, зелёный. Именно от них такой запах.
- Кока, сеньёр, - говорит женщина с корзинкой, откуда я взял лист.
- Граци, синьорита, ё лоо си.
Я положил лист на место, а она вдруг замерла, испуганно глядя вправо от меня. Я поворачиваюсь и упираюсь в нацеленную на меня стрелу лука какого-то здоровяка-индейца. Причём их таких несколько. Я уже с пистолетом в руке, но в смотревшись в странное выражение лица индейца, понял, что экшена не будет, и убрал оружие. Он опустил лук, и улыбнувшись, почему-то на чистом русском произнёс:
- Ну и когда же ты проснешься, амиго?...
От неожиданности я проснулся. Вылез из спальника и сел на лавке в аиле. Мимо в деревянный коридор кто-то носит ящики с электрикой. Рядом сидит Резидент, и что-то зашивает. Уже заканчивает.
- Ойга, холо, амиго, - говорю ему по привычке, - У-о дуэрмо?
- Чё? - Ответил тот, и отложил шитьё. – Бамбарбия-киргуду.
- Понял, это похоже тоже сон.
- Ага. Хош – спи дальше, а я пока на брудершафт, ответил Резидент, и легко подпрыгнув, плавно улетел в дымовое отверстие в крыше. Резидент. Улетел. Значит всё-таки сон.
Просыпаюсь снова. Снова аил. Резидента нет (может действительно улетел?), как и Сталкера, ТанЯлы и Эльфа. Зато дрыхнет Гоблин, а Тирея колдует около канна с кашей. Открываетя дверь, пока я одеваю ботинки, входит моя жена.
- Тушёнку забери! – и протягивает банку Тирея. Она снова смотрит куда-то наружу, и строго кричит:
- Петя-я-я-я! Я что сказала!
Тут до меня доходит не только что тут что-то не так, а что всё не так. Тирея терпеть не может гречку… А моя жена и сын сейчас далеко от Горного Алтая, по идее…
- Вы мне снитесь? – спросил я собравшихся.
Гоблин перевернулся на другой бок и продолжил спать. Жена с Тиреей переглянулись, и она покрутила у виска.
- То есть?
- Ты чего?
- А ничего. – я уже всё понял, - Раз такое дело, у меня тут одно важное мероприятие провести надо.
Я взял фотоаппарат, и вышел наружу. Рядом шумит Чуя, в небе солнышко, погода – штиль, можно полетать и пофоткать окрестности. Давно об этом мечтал. Полетать над Белым Бомом. Я поднядся сначала на 20, потом на все 100 примерно метров, и неспешно сделал круг над Караван парком, потом ещё выше, пролетел над кафе, откуда видно всё хозяйство «У Егорыча», в сторону самого Бома, и снова над Чуей. Красота… Неописуемо. Сделав вот эту фотку:
Легенда Тюте - 2016

Я спустился вниз, довольный собой. И проснулся.
Опять аил. Тот же самый. Только Гоблин всё так же спит, как и остальные, кроме стоящего в полной готовности Сталкера.
- Ты мне снишся?
- Не знаю, а что?
Я ещё раз осмотрелся, и решил взлететь к потолку, или как Резидент – в дымовую дыру. Но не получилось. Есть шанс что всё-таки проснулся совсем.
- Да тут это… Я что-то многоуровневый сон видел… по таким мирам носило… всё не обсказать.
- Везёт.
- Угу. Столько параллельностей… Блин, даже не знаю. Столько миров на одном Горном Алтае, можно заблудится. Просыпался несколько раз во сне, и вот… Вроде… А всё этот – киваю на Резидента, это всё он.
- Чего?
- Да я уснуть не мог, а он как намакиварил мне по голове, ну и как меня понесло по мирам!
- Ха, волшебный пендель!
- Он самый.

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Алтай
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 3б-6б
Ссылка:
Опубликовал Робин Коутон