Среда, 7 апреля. День 1

Людмила Ивановна встречает меня копчеными омульками. Не то чтобы меня - поезд. Она каждое утро его встречает. С тех пор, как ушла на пенсию. Копченые омульки – приработок российского пенсионера. Из вагона вышел один, остальные пассажиры спали глубоким утренним сном. У меня только в зубах нет вещей, а она мне: «Купите омуля копченого». Отвечаю с ехидством: «Ну, разве, если зубами прихвачу». А про себя: «Ну, неужели не видит, не до омуля». С ужасом думаю о предстоящей пенсии, она не за горами: «У нас-то ни омуля, ни железной дороги даже нет». Начинаю короткими перебежками перетаскивать вещи. Людмила Ивановна с любопытством наблюдает. Вдруг предлагает помощь: «Ты уж таскай дальше, а я здесь покараулю». Делаю две ходки, она переходит на новое место, опять ждет, когда я управлюсь. Спрашиваю, где можно купить СИМ-карты местных операторов сотовой связи. Оказывается, совсем в другой стороне поселка, противоположной от Байкала. Это меня не устраивает. Мне бы вещи стаскать кому-нибудь, кто на берегу живет, потом сходить за СИМками, переодеться и в дорогу. Делюсь этими мыслями с Людмилой Ивановной. «Я живу у берега, можно и ко мне», заявляет она, и добавляет: «К десяти, правда, мне надо уйти». Уверяю Людмилу Ивановну, что к десяти моего и следа у нее не будет, и начинаю еще проворнее таскать свои вещички. Минут за тридцать мы перетаскали все. Забрезжил рассвет, а я все хотел угадать под черным небом вершины Хамар-Дабана. Нет, еще рано. Дом оказался в ста пятидесяти метрах от берега, вот повезло! Обещал купить омуля, теперь уж просто обязан. Людмила Ивановна ведет меня на берег на экскурсию. Говорит, что в это время на льду уже опасно, что много жизней забирает Байкал каждую весну. И все приговаривает: «С Байкалом шутить нельзя». Выхожу на озеро, лед твердый, мороженный, слегка присыпан снегом. Да на нем хоть на танке! У берега штиль, отхожу метров на двести в море - еле заметно дует с берега. «Виндгуру» обещал больше. Возвращаемся домой, омуль с картошечкой, бутерброды, чай с печеньем. Я сыт и готов к подвигам. Но сначала - покупка СИМки. По дороге в магазин снова ищу глазами Хамар-Дабан, вместо вершин - грязно-серые облака. Не хочет показываться, стесняется. На железнодорожном мосту дует северо-запад, крепко, порывами. Ага, не врет «Виндгуру». Магазин открылся только в девять. Девчонки-продавцы предлагают удобный тарифный план для звонков по всей стране. Тороплюсь домой, боясь причинить неудобства хозяйке. Снова чай, переодеваюсь в костюм космонавта, горнолыжные ботинки надеваю сразу - сто пятьдесят метров проковыляю, ничего. Интересуюсь, сколько я должен заплатить. Оказалось, пятьдесят рублей. Столько стоит одна рыбина, которую я съел. Да, не балованные пенсионеры в этих краях. Отдаю триста, боюсь, как бы не отказалась моя благодетельница по скромности. И, ведь правда, еле уговорил. Пришлось говорить что-то там про потерянное время, упущенные возможности. Людмила Ивановна провожает на линию старта. Теперь она уже просто не может не проводить. Собираем с ней вместе буксировочную систему саней, раскладываем кайт. Помогает запустить. У берега дует слабовато. Но все равно беру восьмерку Outlaw. Старт. Машу рукой. Людмила Ивановна машет в ответ, кричит: «Позвони, я волноваться буду». Вот ведь, не прошло и пяти часов, как я на Байкальской земле, а за меня уже будут волноваться. Ухожу северо-западным ветром в сторону Байкальска. Дальше от берега ветер все сильнее и порывистее. Разгоняет, но покрытие чудесное, 5 см снега на льду. Набираю скорость, санки начинают прыгать на малейших кочках почти на ровном покрытии. Вот уже 72км/ч и… санки переворачиваются. Торможусь долго, метров сто. За это время можно изодрать тоненькую ткань, закрывающую верх саней. Приходится гасить купол, отцеплять сани и переворачивать. Одной рукой с куполом еле справляюсь, шторит. Вторая нужна, чтобы пристегнуть санки. Все очень неудобно, моя конструкция не пригодна к штормовым условиям. Пять минут удовольствия превратились в десять минут битвы с кайтом, ветром, санями. Нужно идти медленнее. Берега теряются из виду. Курс проверяю по навигатору, стараюсь идти по середине озера. Но дует практически запад, в спину. Поэтому иду бакштагами, длинными галсами. Уж слишком все хорошо: дорога, ветер. Если так пойдет дальше, за неделю доеду! Да чего там, за пять дней! И кто сказал, что Байкал плох для кайтинга? Идеален! Разогнаться бы, но в голове дятлом стучит не раз повторенная Людмилой Ивановной фраза: «Байкал ошибок не прощает». Действительно, не слишком ли горяч я и самоуверен? Промоины, трещины и торосы никто еще не отменял. Иду в незнакомом месте, в полном «молоке», и хочу скорости. Через час на правом галсе приближаюсь к восточному берегу. В шести километрах от меня, в просветах между низкими облаками едва различим Байкальск. Ветра становится мало, бакштаги слишком круты к ветру. Меняю «Оутлоу» на «Спид3». Другое дело! Надо было давно поменять. Покрытие идеальное, время от времени попадаются небольшие трещинки, присыпанные снегом. Пролетаю их ходом. Лишь с самой первой осторожничал. Подъехал медленно, посмотрел, широка или нет, нет ли воды и т.д. Сплошное молоко время от времени рассеивалось, и местами появлялись горы. По началу было трудно оценивать расстояние. Но со временем, соотнося показания навигатора с визуальными наблюдениями, привык. Вот слева между гор стала просматриваться долина Ангары. По мере приближения ветер стал усиливаться. Кайта много. Останавливаюсь, меняю на восьмерку. Чтобы разглядеть Листвянку, приютившуюся справа от истока Ангары, еще больше прижимаюсь к западному берегу. Ветер становится порывистым. Все чаще и чаще появляются проплешины голого льда, все труднее и труднее идти нужным курсом. День подходит к концу. Надо думать о ночлеге. Ставить палатку в этой аэродинамической трубе не безопасно. Думаю прижаться к берегу, спрятаться за ним. Иду в направлении мыса Кадильного. Угол к ветру 60-70°, голого льда все больше и больше. Постоянно срывает. Ноги и все тело в жутком напряжении. Мороженный лед настолько гладок, что не за что зацепиться кантом. С гор срываются потоки шквального ветра, образуя под берегом, над поверхностью озера множество маленьких вихрей, смерчиков, внезапно появляющихся и растворяющихся в снежной мгле. Это значит, что достаточно ровная «Ангара» передала эстафету злой и шквалистой «Горной». Приближаюсь к берегу в надежде найти немного снега и попутного, вдоль берега, ветра. Но чем ближе к берегу, тем порывистее ветер. Мощнее налетающие шквалы. Да, на льду ночевать пропадает всякое желание. На мысе Кадильном виден небольшой островок леса. Надеюсь подойти вплотную к нему. В лесу ночевать спокойнее. Подойдя еще ближе к берегу, вижу несколько домиков. Ветра настолько много, что на полностью затянутом триммере отрывает от земли. Сейчас даже и купол погасить страшно. Нет, от греха подальше сбрасываю аварийно. Даже с повисшим на пятой стропе куполом меня продолжает тащить под ветер по голому льду. Наскоро сворачиваю кайт. Пытаюсь замерить скорость ветра. На льду невозможно устоять, сносит. Анемометр показывает 17м/с, и это, похоже, не предел. Дальше пешком. Держу курс на поселок. Береговая линия каменистая, в виде неширокого вала, видимо, результат работы ветра и волн. Дальше промерзшее болотце. Вещи бросаю на берегу, иду на разведку. Неподалеку, на прошлогодней траве пасется молодой бычок. Головастый, как будто у него в предках были яки. Возле домиков тишина. На куске провода, вместо цепи, сидит огромная псина. Завидев меня, виляет хвостом, изображает радушие и гостеприимство. На всякий случай мысленно очерчиваю сектор равный длине поводка и прохожу дальше. Вдруг это у нее такой способ охоты на зазевавшихся туристов? Возле другой избушки собачка оказалась не столь молчалива, начала тявкать. Вышел хозяин. «Что это за чудное место»? «Турбаза «Кадильный». Спросил откуда я, куда и на чем. И не дожидаясь моего вопроса о ночлеге, предложил пойти к соседу: «У него много места, он пустит. Собачку не бойся, она и вправду само добродушие». Иду в дом, кричу хозяев. Тишина. Кричу громче. Вдруг заскрипела кровать, появляется заспанный Владимир. Извиняется, объясняет, что всю ночь смотрели по видику какую-то тысячесерийную сериальную муть, теперь отсыпаются. Как хорошо, что я не пришел вчера, не попал на раздачу бесплатных сериалов. Ну, в общем, разговор был короток: «Проходи, раздевайся». Прежде чем раздеться, надо принести вещи, починить дышло на санях, позвонить домой. Снега в поселке нет совсем, поэтому санки доволакиваю до того самого леска, в котором хотел ставить палатку. Тут они в безопасности. Связи нет, маячит только значок «Экстренный вызов». Владимир говорит, что звонят с берега, от маяка, либо проходят дальше на мыс, в сторону поселка. Там точно ловит. Сходил я на мыс и на маяк, сходил на километр в море, пробившись сквозь поле береговых торосов. Не помогло. Возвращаюсь назад, проснулась хозяйка, Федоровна. Сразу предупредила: «Ночевка платная». Зовут ужинать, ужин расслабляет, чувствуется усталость. Хоть день был и не трудный, но он первый, организм еще не втянулся. Стелют мне в гостевой комнатке, отхожу ко сну.

Итоги дня: Пройдено по ЖПС 135км, по генеральному курсу – 108км. Все на кайтах, лишь последние 5 км пешком. Ходовой день – 9 часов.
Четверг, 8 апреля. День 2

Утро. Федоровна копошится на кухне, встаю и я. Завтракаем. Одеваюсь, пакую вещи. Ветер не стихал всю ночь. Дует вдоль берега. Желания идти на кайте по голому льду нет. Хочу опробовать буксировочный парашют. Задача отойти на нем от берега до снежного покрытия. Там поменять на кайт. Напротив мыса достаточно широкое поле торосов, прохожу его пешком. Через три километра стало почище, достаю буксировщик. Ухожу мористее, но там ветер поворачивает все больше и больше от берега. Под буксировщиком можно идти не круче, чем 30° от попутного ветра. Ищу удобное место поменять лошадку, но это не так просто. Кругом колючки вмороженных льдинок. Ветер сильный и не за что закрепить крыло. Пересек уже несколько гряд торосов, но удобного места так и не подвернулось. Чем дальше от берега, тем слабее и ровнее дует. Наконец, перед очередной трещиной с нагромождением небольших льдин останавливаюсь, достаю восьмерку. Горнолыжным ботинком пинаю в льдины, отламываю приличные куски и прижимаю ими заднюю кромку крыла к снегу. Возле тороса происходит всегда небольшое снегозадержание и колючки-цеплючки прикрыты снегом. Вот и нашел способ запускаться. Вчера я так и не смог отметиться дома. Сегодня продвигаюсь в сторону Селенги в надежде дозвониться домой. Дорога ни плоха, ни хороша. Ледяные проплешины, небольшие торосинки. Постоянно надо следить за санками. То и дело переворачиваются. Отламывается проволока на сцепке, ремонтируюсь. В километре-двух, впереди по курсу, виднеется что-то бело-черное. То ли автомобиль, то ли огромный одинокий торос. Еду посмотреть. Так и есть, «Нива», убитая старая «Нива», кем-то брошенная на льду. Вокруг ни души. Видимо такой у них способ утилизации, - Байкал проглотит весной. Вокруг куча мусора оставленная рыбаками. От туристов наверняка вреда поменьше. Останавливаюсь, делаю фото и снова в путь. Дует весело, покрытие становится снежным и ровным. Кайтинг становится кайтингом. Немного погодя снова на горизонте всплывает одиночный торос. Еду проверить, не машина ли? Что-то давно я чай не пил. Торос, потихоньку увеличиваясь в размерах, сначала разделился надвое, потом и вовсе превратился в два автомобиля и прицеп. Меняю галс и прохожу чуть мимо, чтоб потом на медленном бейдевинде подкрасться к рыбачкам. Чай у них есть, можно сажать кайт. Объясняю ребятам, что нужно сделать. Делают все правильно. Санками придавливаю наветренное ухо. Идем пить чай. К чаю достается холодца, бутербродов. Рыбак лет 35 осторожно предлагают водочки: «Батя, водки выпьешь?» Не сразу догоняю, что обращаются ко мне. Отказываюсь, вместо водки выпиваю стакан молока. Тоже белое. Спрашиваю, когда появится связь. Обещают, что ближе к берегу будет. Значит нужно к берегу, жалко, не по пути. Благодарю за полдник, иду «заводить машину». Ребята растаскивают крыло за уши. Поднимаю и... Никуда не еду. Пока кушали, ветер скис. Отъехав несколько десятков метров, возвращаюсь назад. Складываю «беззаконье», достаю Спид3. Тороплюсь, ветра все меньше и меньше. Нужно чтоб его хватило наполнить кайт. Закрытые воздухозаборники плохо работают в слабый ветер. После вчерашнего складывания кайта на сильном ветру, стропы спутались, мои торопливые действия еще больше усугубляют ситуацию. Пришлось отвязывать стропы. Ковыряюсь уже полчаса. Ветер стих, и кайт ни в какую не хочет хлебать воздух. Промучившись еще минут 20, убираю кайт в мешок. Гружу в обоз, и иду пешком. Надежду не теряю, до заката еще есть время, вдруг повезет. Поворачиваю в сторону поселка Посольское, иду всего минут двадцать, и о, чудо. Снова задул легкий попутнячек. Быстренько достаю Спид3, запускаю и еду туда, где по моему усмотрению есть сотовая связь. Еще тридцать минут легкой дороги, у санок отрывается фаркоп. Заметил не сразу, возвращаюсь двумя-тремя галсами на ветер. Сумерки, ветер стихает совсем. Связь так и не появилась. Ставлю палатку, ужинаю. На берегу огни. Село Посольское прямо напротив меня, в 12 км. Так и не дозвонившись, ложусь спать.

Итоги дня: Пройдено по ЖПС 70км, по генеральному курсу – 64км. Половина на буксировщике, половина на кайтах, 5 км пешком. Несколько раз чинил сцепное устройство. Какой-то блеклый день. Ничего о нем не помню, вроде и дуло, но прошел мало. Ходовой день – 11 часов.

Комментарии
Спасибо Люда 
Есть теперь чего повспоминать...
А давай на следующую зиму на Хубсугул махнем? И торосов на нем поменьше, да и сам он куда меньше Байкала. Разомнемся по-стариковски... :)
Respect!!! 
Восхищаюсь и жутко уважаю! По себе знаю, как это путешествовать в одиночку да ещё на кайте. Одно неловкое движение и ты ... Стихия, экстрим, тяжкие нагрузки изо дня в день. И с этим всем надо управляться одному, и надеяться не на кого. Это очень стрёмно. Так что подобное соло-путешествие на кайте - это очень круто! Респект, Сергей!!!
Стоило того 
Судя по фотографиям три года подготовки того стоило. Супер!
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Байкал
еще маршруты
О Маршруте
Ссылка: