Проход первых зубьев Проход первых зубьев
Второй бастион Второй бастион
Выход на второй бастион Выход на второй бастион
Конец траверса гребня Конец траверса гребня
 Траверс "Студент - Юность"

  Ясно. Ясно!!! Котятки этрусские - веселы! Быстренько перекусили, собрали лагерь, связались и отправились в путь. Он предстоял неблизкий, хотя - относительно простой. Вначале забрались на одну заснеженную горку, затем на вторую, третью, и вот потом перед нами появилась изюминка этого траверса - "большой жандарм в виде пилы", как написано в характеристике траверса. Начало - несколько невысоких скальных зубьев, торчащих из гребня.
  Закладывая верёвку за выступы, потихоньку двигались по гребню. (Потихоньку, поскольку не налегке ведь идём - за спиной рюкзаки, в которых всякого добра...).
  За первыми двумя зубьями гребень стал несколько положе, появились полки, по которым обходили скальные пёрья.
  При этом, однако, скалы оказались сильно разрушенными: хватаешься за камень - он вынимается из массива, наступаешь ногой - шевелится... Неожиданно очутились перед резким и глубоким понижением в гребне. За провалом высился скальный бастион, по его виду стало понятно - это самая сложная часть траверса.
 Осторожно спустились на перемычку, матерясь на ненадёжные скалы. И действительно, подъём на бастион оказался самым неприятным в этом траверсе, - именно не-приятным, а не сложным, поскольку если бы не разрушенные скалы, которые шевелились под ногами, грозя свалиться на головы нижеидущих, забежали бы мы на него и не заметили...
 Дальнейший путь проходили в состоянии беспредельного удовольствия от всего этого дела.
 Один раз только задержались на небольшом провальчике между скал, для перехода через который понадобилось привести ноги в положение "продольная шпагатная раскоряка", или "как перебраться со ступеньки на полутораметровую ступеньку по диагонали от пуза вверх". С помощью залихватского "Коняшки русские - бодры" легко прошли препятствие. Ещё громаднейшую печаль мы получили в связи с фактом обилия пустых консервных банок - большие и маленькие, старые и новые, ржавые и не очень, российские, советские, китайские, они, попадаясь буквально через каждые два-три метра, неопровержимо свидетельствовали о бесконечной любви горного люда к заснеженным вершинам... по всей видимости, только любви, но никак не уважении. На одной из вершин, впрочем, консервная банка оказалась, если не полезна, то хотя бы интересна: в ней лежала записка, совершенно не поддающаяся прочтению, и... нечто, упакованное в плотный кокон зеленовато-серой плесени. Разломили - под плесенью оказался шоколад и конфеты. С сожалением поглядели на то, что могло бы служить пищей, расплющили банку вместе с содержимым и двинулись дальше.
  Судя по тому, что гребень стал совсем пологим, траверс заканчивался. И вправду: скалы обрывались небольшой стеночкой, после неё шёл снежный гребень. Вышли на снег, быстренько пообедали, с удовольствием вспоминая приятный (за малым исключением) траверс.
 Славка Шаваров высказался так: "Нескладное это дело - траверсировать крутой гребень с баулами на плечах. Прохождение альпинистского маршрута со всей туристской снарягой мне показалось делом не только трудным, но и вредным психическому здоровью. Чувствуешь себя канатоходцем с рюкзаком. В общем, были моменты, когда я немного ........., а так очень это даже ничего..."
  И побежали дальше. Через 40 минут ходьбы спустились на перевал Маашей, где, как по заказу, горы пропали в облаках. Знак: становимся на ночёвку. Котятки русские готовятся видеть сны. Ох, дались же мне эти котятки...

Попытка траверса г. Тамма. О пользе пения в тумане

  По дальнейшему плану, мы собирались пройти траверсом до перевала 30 лет Октября через г. Карагем. Небо над нами было ясным, однако в долине шевелились густые облака, которые явно двигались в нашу сторону. Что и подтвердилось: едва мы вышли из лагеря и прошли по направлению к пику Тамма 100 м., как накрыло. Осторожно добрались до гребня и пошагали по нему. Туман стал совершенно непроглядным, так что я не видел идущего сразу за мной Славку, потому решили переждать. Просидели 40 минут (Котятки русские - печальнЫ, слонятки русские заколебались уже ждать) и отправились дальше, едва в тумане появились просветы. Прошли сто метров - снова плотный туман. Опять сели. На этот раз просидели 1,5 часа в совершеннейшем молоке. За это время успели съесть по пять конфет, поспать, поговорить за жизнь, наверное, успели бы напиться-протрезветь-опохмелиться, если бы было.
  Славка Шаваров ёмко оценил: "Сидение в сплошном "молоке" вызывает чувство отрешённости. Где ты, что ты? И главное, чувствуешь, как пригревает солнышко, светящее откуда-то, и порой ощущаешь вокруг движение какое-то и знаешь, что окружён высокими горами и знаешь какими, но ГДЕ ВСЁ ЭТО??? Снежная белизна под ногами сливается с белизной накрывших нас облаков, и не видно границы между снегом и белой мглой. Встань на голову - и ничего не изменится. Кинул снежок - он растворился в молоке. Толи в снег упал, толи в облаке растворился..."
  Ожидание становилось нестерпимым. Стали вспоминать песни, в которых бы упоминался туман, оказалось, их превеликое множество, хотя помнили мы далеко не все. Странное дело! Едва запевали песню, туман вроде бы как немножечко расходился, но к середине текста - снова плотнел... Таким образом спели все полностью вспомнившиеся песни о тумане.
  1. "А я еду за туманом, за туманом, за туманом и за запахом тайги". - Кукин.
  2. "Туман, туман, седая пелена..." - Песня военных лётчиков
  3. "Сколько чудес за туманами кроется..." - Владимир Семёнович Высоцкий.
  Вот и всё. Наши скромные магические и - как оказалось - действенные упражнения закончились в связи с тем, что закончились запасы заговоров. Вдруг из запасников моей памяти всплыла песня - предмет давних школьных распевов - опус группы "Сектор Газа" "Туман".
  "А мы пройдём опасный путь через туман..." - пропел певец. И туман на какое-то время разошёлся. Совершенно!!! Песня закончилась - накрыло. Тогда я снова поднял ор. "Было хорошо, было так легко, - вытягивал я из памяти полузабытые строчки, - Но на шею бросили аркааан", - и скорее шёл вперёд. Всё. Даже песня не помогает. Напоследок побормотал "Слонятки русские - ослы". Однако дальнейший путь был очевиден - просматривался гребень и бергшрунд под ним, так что прорвёмся. Вылезли на гребешок. Странное ощущение возникает, когда идёшь по гребню в совершеннейшем тумане под ветром. Несмотря на то, что я, Айка ходили по этому пути, чудится, будто по обе стороны прямо-таки бездонные сбросы, отчего сам гребень кажется узеньким, словно бритва. Я останавливался, топтался на месте, кидал вниз снежные комки, чтобы избавиться от тягостного ощущения крутизны склонов, однако снежки исчезали в тумане через 1-2 метра, не рассеивая странное чувство. Блииин. Котятки русские... Я же помню, как мы беспечно брели в 2004 г. здесь, всю дорогу перешучиваясь. А тут... И тут мы уткнулись в провал: понижение, и за ним - снежный гриб. На который нам предстояло лезть. Хватит. Сели, пережидая непогоду. Проторчали 20 минут. Туман словно бы стал ещё гуще. Ну конечно, заработала мистика гор, идиотское таинство, игра в вероятности-невероятности по железобетонному правилу: "Туда нельзя. Сколько не сидите, не прояснится. Пойдёте назад - будет вам счастье". Прождали ещё минут 15 и повернули обратно. Через пять минут, едва спустились с гребня, словно трещина прошла по туману - мгла раскололась и в дыру хлынуло чистейшее голубое небо, вонзился луч света.
  "Слышь, Макс, давай повернём обратно! - закричал Мишка-Гамми. - Кажется, развиднелось!" Угу. Знаю эти штучки: стоит нам вернуться, как возвратится туман. Нет уж. "Идём вниз! - крикнул я. - Спустимся через перевал Маашей". Через двадцать минут пришли на место предыдущей ночёвки. Итого, мы прогуляли 5 часов. В хорошую погоду этого времени нам хватило бы на то, чтобы пройти пик Тамма и спуститься с перевала Тамма. Обидно.

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Алтай
еще маршруты
О Маршруте
Ссылка: