республика Алтай /
 

Записки неизвестного фотографа

15 июля - 8 августа 2008 г.
Траверс

Ледники Мюшту-Айры Ледники Мюшту-Айры
Белуха в сумерках Белуха в сумерках
Идеальная ночевка на пике 20-летия Октября Идеальная ночевка на пике 20-летия Октября
На пике 20-летия Октября На пике 20-летия Октября
Переход с пика 20-летия Октября на Корону Алтая Переход с пика 20-летия Октября на Корону Алтая
Обратная сторона Короны Алтая Обратная сторона Короны Алтая
Вечерний вид на пик 20-летия Октября и Корону Алтая Вечерний вид на пик 20-летия Октября и Корону Алтая
Утренний вид на пик 20-летия Октября и Корону Алтая Утренний вид на пик 20-летия Октября и Корону Алтая
Затмение. Вид со склона Западной Белухи на юг. 17:53 Затмение. Вид со склона Западной Белухи на юг. 17:53
Затмение. Белуха Затмение. Белуха
Вид на г.Караоюк Вид на г.Караоюк
Выход под пик 20-летия Октября также был отмечен некоторыми не новыми размышлениями. Толстый, рассмотрев пик, неуверенно озвучил свое внутреннее состояние: «Опыта у нас мало…» Чтобы понять весь ход его мыслей, Лопоухому дальнейших слов не надо было. Сам видел. Но отказываться не собирался. Прежняя для них рекордная высотная отметка уже была на километр ниже. Серьезные внутренние размышления вылились внешними шутками. Который раз уже вспомнили скандинавскую Валгаллу, куда попадают одни храбрецы. «Либо попадем на Белуху, либо в Валгаллу…Туда не только воины-храбрецы попадают, но и чайники-альпинисты. Там для них специальные высокие хребты есть, повсюду дороги, ступеньки, перила…» На том и порешили. Только вперед!!!!...
Подобрались возможно ближе к склону и начали ставить палатку. Нашли уже кем-то подготовленную площадку. Подивились немного их выбору. А как не подивиться. Мы бы только под сильнейшим принуждением ее здесь выложили. Здоровенный камень прямо над ней, да еще и шатается. Вертикально стоит. Если поедет, то прямо по спящим. Но, времени делать другую нет. Обложили громаду камнями, зафиксировали как смогли, и спать. «Вход в Валгаллу точно не здесь…»

На следующее утро началась новая эпоха в нашей жизни – ледово-снежная. Выбрали участок склона покруче, градусов эдак под 60, и вперед. Опыт извлекать по ходу дела. Оказалось, это не так легко, как вчера казалось. А уже через пять минут понял Лопоухий, что это совсем не легко. Еще через десять понял, что очень трудно это – лидирование по ледовому склону с пятисантиметровым снежным покровом, да еще и с рюкзаком на спине. Кошки полужесткие. Подошва у ботинка мягкая. Икры отсыхают за минуту от статического напряжения. Ступени долбить жутко, лед все-таки. Кошки вбивать многократно совсем неприятно. Не ту обувь взяли. Выход один – два ледоруба. Взял у товарища второй. С парой значительно легче и безопаснее. Пролез пятнадцать метров. Употел! Дыхание как после стометровки. На астму похоже… Вкрутил первый ледобур. О, чудо! Вот это вещь! А у нас их ТРИ! Висишь на склоне, и блаженствуешь, отдыхая...Позже поняли, что три – это самый-самый минимум, и желательно брать пять…
Дальше все одно и тоже. И песня одна и та же вспоминается вслух с улыбкой, из старого мультфильма «Федорино горе»: «…А посуда вперед и вперед по горам по болотам ползет!...» Какая конкретно посуда ползет понятно сразу, если посмотреть на наше восхождение со стороны… И так монотонно до самого верха. Ну разве что была одна адреналиновая ситуация. Если включить ее в адреналиновый рейтинг пятидневного траверса, то она займет почетное второе место… Итак, в адреналиновом рейтинге под номером два вис Лопоухого на скале, на полке. Ни вниз, ни вверх. Не хватает ни рук, ни ног, а все что рядом –  едет. Как залез уже сам не помнит. Можно рискнуть в рывке зацепиться за что-то более устойчивое, но что-то не хочется. В случае неудачном ждет внизу не поляна для приземления, а узкий гребешок и острые камни. Невысоко, все два-три метра, но некуда. Слева 55 градусов и 300 метров до ледника, справа  – градусов 60 и ого-го метров до скал.  Ситуация усугубляется постоянно текущей через пальцы и ботинки водой. Все мокрое и скользкое. Никогда еще не висел Лопоухий на руках так долго. Вот уже и адреналин пошел после мимолетного размышления о ближайшем будущем. Отдыхать не получается. Прилип к склону, и полувисишь на руках. А они ведь не с гидравлическим приводом. Вроде все перепробовал. Петли на камни закидывал. Но после того как один накренился, перехотелось петлей пользоваться… Ситуацию разрешил френд. Подтянулся насколько сил хватило, повис на одном локте, и, на собственное удивление, с первого раза именно воткнул высокотехнологичную диковину в подходящую вертикальную трещину. Вылез. Смешно…Как в анекдоте, пока летел человек с десятого этажа, от всех своих вредных привычек зарекся, а как упал в мягкий сугроб, подумал: «Так мало летел, и столько чепухи надумал…» А ведь уже несколько раз так бывало… В итоге, за четырнадцать часов залезли на пик. В сумерках. Вид на Белуху сродни второму дыханию. МОЩЬ! Красавица! Летать хочется. Восторг несказуемый… А далее снова быт.

Где поставить палатку искали не долго. Вариантов-то и не было. Прямо на самом пике.  Там идеальное место. Реально идеальное. Обзор – шикарный. Безветрие почти абсолютное. Площадка ну как специально под палатку. Чуть выровняли по го­ризонтали, и через десять минут дом готов. Эта первая постановка па­латки в первую ночь была черно-белой противопо­ложностью поста­новки в послед­нюю ночь. Все легко и просто, как на зеленой полянке. В радо­сти осознания ус­пеха первого вос­хождения мы легко, как дети, погрузились в сон…
А потом было утро. Вполне объективно пишу, что люди мы ценящие хороший юмор и шутки. Смеялись часто и со встречными, и наедине, когда легко и когда трудно, и даже когда страшновато. Но вот когда мы ощутили и увидели это утро, так и шутить расхотелось. Как-то неуместны шутки среди такой красоты. Здесь уже хочется просто молча раствориться в звенящем чистом просторе. Это даже уже и не красота, как она обычно нами воспринимается. Это – совсем иная жизнь. Казалось бы, нет вокруг ни растений, ни животных, одни камни и лед в снегу, но ощущение жизни пространства наисильнейшее. И она не просто присутствует рядом, она – пронизывает ваше существо насквозь. Именно, не глазами, не ушами и не осязанием вы ее воспринимаете, но всем своим существом, сливаясь с ней в одну вибрацию. Это редко чем вызываемое чувство небывалой гармонии, вдохновенного спокойствия. Напряженной мощи. Здесь понимаешь, а главное ощущаешь, что жизнь это далеко не только лишь ее внешние проявления и формы. Жизнь – ВЕЗДЕ и во всем, и ты есть неотъемлемая часть ее. Алтай просто пронзает Жизнью…

Исходили всю вершину. Отсняли пару сотен кадров. Все фазы рассвета. Виды Белухи под разными углами освещения. И уходить не хочется. Слишком идеальное место. Но уже пора. Решили идти через Корону. Но не тут-то было. Слишком поздно вышли. Весь южный склон оттаял. Не доходя до Короны сто метров стало уже опасно идти. Идешь, и под каждый десятым шагом снег проседает и малость сдвигается. Вот-вот уедет. Неуютно как-то. Спустил лавину. Мокрую, жутко тяжелую. А мог и сам съехать, пойди вниз все то, что осталось выше без опоры съехавшего. Тридцати-сантиметровый снежный мокрый слой едва держится на нижележащем. Решили не ходить на Корону. Пошли назад. И далее вниз, на плато.
Здесь Лопоухий заполнил первую строку своего адреналинового рейтинга, впи­сав самое волнующее и крайне непривычное ощущение – провал в трещину. Главный по­ражающий фактор – неожиданность. Склон примерно сорок градусов. Влево и вправо по тридцать метров гладь снежная мокрая. Ни одной толковой трещенки, ямочки. Так казалось. Снег однородного цвета и состояния. Иди да иди! Ну и иду. Палочкой для галочки и успокоения совести снег потыкиваю. Что толку то, если она повсюду по самую ручку уходит.

Неуютно как-то. Вот уже двадцать метров прошел. Мысли некоторые смешные лезут: «Кто ходит в горы, тот не думает в какой пенсионный фонд денежки вкладывать…Вот слезем, и надо будет заняться парапланиризмом… Лошадь – друг человека…» И вдруг – РАЗ! На поверхности одна голова. Ноженьки барахтаются и ничего не находят. Рученьки вцепились в веревочку так, что не оторвешь. Натянулась. Район пятой точки ощущает спасительное давление. Вылез. И что-то вдруг так вот искренне задушевно перехотелось идти прежним направлением… Стоят двое выше провала и смотрят, чем же это место отличается от других. Высмотрели, запомнили. Все-таки было небольшое углубление прерывистое. Смотрится чрезвычайно безобидно. Поползли назад вверх. Смотрим на плато у Западной Белухи. «А как бы нам выбраться отсюда туда?...» Выбрались в итоге. Пошли прямо по здоровым трещинам, через мостики, да прямо по следам медвежьим. У зверя интуиция получше-то будет. Доверились. Сначала сами перелезли, потом рюкзаки переволокли…Эх, опять стройность текста ушла. Какой еще медведь?!...Сами не знаем какой и куда делся. Но следов куча. Вот, даже фото вставляю. Далее история со следами по порядку.
Проснулся Лопоухий ранью предрассветною, порадовался тому что проснулся, оделся и пошел на фотосессию. Отснял все фазы рассвета. Прослезился по обыкновению своему. А как  солнышко взошло, так и работу своему мозгу нашел на полчаса. Все плато между пиком 20-летия Октября и Западной Белухой вдоль и поперек было кем-то исхожено. Кем? Следы одинокие. Вышли непонятно откуда. Ушли не понять куда. Логики хождения вообще не видно. Маршрут далеко не самый безопасный, и даже наоборот. Несколько склонов подрезано. Несколько лавин спущено. В монокль просмотрел всю цепочку хождений. Непонятно! Чего хотел товарищ? Вроде на Корону шел. Свернул, пошел резать склон. Пустил лавину, пошел назад. Поднялся выше, и вновь резать склон. Еще две лавины. Но пошел дальше. Видно сел, утрамбовал место. Какой смысл? Ни вида, ни  
безопасности. Пошел дальше. По трещинам пятиметровым! Пролез. Далее на гребень и через него к самому краю обрыва прямо на козырек. Чего хотел?! Мозг Лопоухого закипел. «Бред какой-то…» Пришлось просто выкинуть из головы. Все стало понятно позже, в одно мгновение. Медвежьи следы были. На озере потом мужики говорили, что это был барс. Барса в жизни не видели, и следов тоже. Но вряд ли они так на медвежьи похожи. Слишком специфична у него стопа. Хотя, все таки допускаем, может быть был барс… Да какая разница? Чего там делать что одному, что другому? Он ведь и через Западную Белуху в седловину перевалил!... Далее еще удивительнее. Мы идем на Корону, а слева от нас в пяти метрах прямо по гребешку туда же бежит белка…???????????!!!!!!!!!!!!.... Лопоухий был удивлен когда через его фотоаппарат перебежала белка на Кара-Тюреке, но подумал что есть среди белок такие  любители перевалов. А здесь то куда?! 4200! Все деревья почти на две тысячи ниже. Удивились. Потом посмеялись. Вспомнили белку из «Ледникового периода». «Прототип…» У Западной Белухи снова выбежала с Аккемской стороны. Посмотрела и побежала вверх. Прямо слежка какая-то…Ну и тут, перед выходом на последнее плато, у самой Западной Белухи, кладбища комариные пошли. Просто добить решили удивлением. Племя особое какое-то, что ли? Прямо как горцы. Гордость не позволяет в низинах помереть. Уважаем…

В сумерках вы­брались на плато. Вот она – Западная Белуха! Красавица без возраста. Лучшая формула восстанов­ления. Далее фото­аппарат в руки, и  вперед по всей ок­руге. Такие пейзажи да при такой погоде редко зацепишь. Надо пользоваться моментом. Очень изящны изгибы пары – пик 20-летия Ок­тября - Корона Ал­тая. Просто убаюки­вает их гармония.

Как будто кто лепил утонченно, проводя плавные линии. Ут­реннее солнце еще больше акценти­ро­вало эти архитектур­ные изыски. Взгляд не мечется по второ­степенностям. Четко очерчено все глав­ное, одно перете­кающее в другое. Не мужской вид – жен­ский, притягательно утонченный, очаро­вывающий…

Снова ближе к обеду выходим по мокрому снегу. Часов в пять вечера уже стоим у Северного Бугра Западной Белухи. Выше не идем. Задумали ночевать в седловине, а склон совершенно не знаем, соответственно и время на спуск необходимое. Склон выпуклый, и далее выпуклости ничего не видно. Нужен резерв времени. Выходим без задержки, возможно ближе к Аккемской стене. Больше вариантов нет. Вдоль скалок. Вскоре убеждаемся в правильности выбранного маршрута. К центру Западной Белухи всюду огромные неудобности. А у скал ни одной. Так спокойно и спускаемся. Но вдруг, около шести часов вечера, начинает темнеть. ЗАТМЕНИЕ! А мы-то, горе-астрономы, ждали его на следующий день. Думали чего это на Восточной кучка товарищей уже полтора часа стоит, в то время как прочие заходили не более чем на полчаса. Астрономы и фотографы значит. А мы тут, желавшие затмение с Белухи снять, висим на восточном склоне Западной. Солнышко-то с противоположной стороны. Эко недоразумение!  Лопоухий за двадцать секунд ледобур вкрутил. Фотосессия начата. Но все кадры смазанные. Ни штатива, ни камней, ни чего прочего – все кадры с рук. Выдержка слишком длинна. Жаль… Интересны ощущения от затмения. Немного жути нагоняет. Не страха, но именно жути. Необычной жути. Какое-то внутреннее сжатие. Творится что-то не то. И даже когда затмение прошло, еще некоторое время ощущения эхом звучали. Масштабное событие…Внешне тоже впечатлило, очень даже. Темень как поздним вечером, когда солнца уже нет, но здесь весь горизонт, со всех сторон, ярко светится красно-оранжевой полосой. Начинается так, будто облако на солнышко набежало. А дальше уже не похоже на облако. Все темнее и темнее. Думаешь, когда же пик то будет. А оно еще и еще темнее. И вот, почти ночь. Нереально. А эта подсветка по всему горизонту, вообще – фантастика. Понимаешь, что видишь то, что больше вживую не увидишь, но только в кино. Масштаб потрясает. Очень дорогой спецэффект…А потом не менее интересный рассвет, очень быстрый рассвет. Тени повсюду, где облака не мешают, обычные дневные, с четкими краями, а  яркость света такая, будто на мониторе ручку яркости под ноль скрутили. Восприятие дизориентировано, мозг в смущении. Так и хочется подкрутить настройки поярче… 

В итоге дня, с нашим старческим тихоходом стоим в запланированном месте снова в сумерках. За весь траверс мы так ни разу и не успели поставить палатку в светлое время суток. Причина такой скорости одна – компенсировали свою неопытность тщательной страховкой. Каждый переход был длиннее 10 часов. Ели мало, спали тоже. Когда хотелось, времени не было, а когда время было – не хотелось. Физически сильно устали, учитывая предварительные загруженные двухнедельные гуляния по низам без должного питания. И здесь, в седловине между двух вершин Белухи, уже изрядно подвыдохлись. Ветер жуткий, болтает из стороны в сторону. А тут еще палатку ставить надо. Да не на ровном месте. Сначала придется яму выкопать и стену соорудить. Тело почти на автопилоте. Начинаются патологичные ощущения. Кажется, что у тебя не одно, а два тела, по принципу матрешки, и то, что второе, оно не вполне влазит в первое, то что настоящее. Словно большое пытаешься запихать в малое. И ты, при этом, находишься в большом. Состояние как во сне, вот-вот из тела вывалишься. Можно сказать, граница дееспособности. Самое интересное, что все это очень отчетливо ощущаешь и осознаешь, анализируешь. В теле держишься только за счет усилий воли. Легкие болевые ощущения, холод, голод, жажда и дискомфорт – все это едва ощущаешь, словно эхо. Кто терял сознание или входил под полный наркоз, тот поймет о чем речь. Состояние наиинтереснейшее, но для жизни опасное, так как реакция на все внешнее несколько заторможенная почти на грани адекватности. Зато все мысли очень обострены. Темнота вокруг усугубляет этот эффект. Аналог сна.  Но ситуация вокруг далеко не сонная, расслабиться нельзя. А ведь так и хочется попросить кого-нибудь: «Дяденька, поставьте, пожалуйста, нам палатку, а мы пока во-о-о-он там поспим… » Сон наступит в пять секунд… За четыре ночевки траверса Лопоухий побывал в этом состоянии три раза. Именно при сумеречной постановке палатки, на фоне сильной усталости… А утром, после шести часов сна, как заново родился. Просто распирает от мощи. Удивителен этот момент на вершинах. 
Кстати, на третьем месте по количеству адреналина, а по продолжительности на первом, – ночевка в седловине между Западной и Восточной Белухой. Палатку ставили возможно ближе к Аккемской стене и подальше от очень уж заснеженного склона Западной Белухи. Напрягал он своими громадными разломами, снежными глыбами и козырьками. Поселились ближе к Восточной, что более крутая и скалистая. Напрягающий фактор начался примерно в четыре часа ночи. Часов с двенадцати довольно плотно сыпал снег. Сильный ветер собирал его на этих самых восточных скалистых склонах. И под утро пошли небольшие лавинки. Но в темноте, сами знаете, все кажется больше. Лопоухий как услышал их сходы, так и про сон забыл. В памяти начал сомневаться, бдительности: «Может вечером не заметил на склоне большого снега, карнизов…» Вылез из спальника, полностью оделся, обулся, нож в руки взял. Намерился палатку разрезать в случае погребения. Толстый спит беззаботно. Лопоухий лежит и метры по-звуку высчитывает. Просчитал три схода. Вскоре расслабился и уснул. Утром проснулся и в первую очередь вылез посмотреть на следы сходов. Снег не больше десяти метров на плато высыпался. А казалось гораздо дальше…


Комментарии
Очень живо написано! 
" На Алтае надо побывать…" Теперь осознала это. Спасибо за отчет, очень живо написано! 
Юрий Петров08.04.15, 22:32
Очень хорошо написано. Прочитал с неподдельным интересом. И фотографии такие, что можно позавидовать. 
Я побывал на Алтае в 1983 и в 1993. В 93 поднимались на Белуху. Тогда мы делали только слайды
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Алтай
еще маршруты
О Маршруте
Ссылка: