показать фото

Парусятня на Бухтармилище

Опубликовал Макс Иванкин
Начало начал 
Замес

Внутри каждого взрослого мужчины есть ребенок, просто кто-то признается себе в этом, а кто-то нет. У многих этот ребенок – неистовый романтик. А некоторые еще и чужих ребенков-романтиков на свет божий вытаскивают… Вот такой вот мой друг Сережа Артамонов. Сам родом из Бишкека, где морем даже не пахнет. Лет 10 строил сам парусный катамаран, воплощая свою мечту походить под парусом, а потом, поняв, что это очень не по силам одному и что он отстает от мирового прогресса в надувательском катамараностроении – купил себе новую дорогую игрушку: 20-футовый надувной катамаран с 6-метровой мачтой.
 
Еще за многие годы до этого ему подарили якорь для его ката, потом он сдал на корочки, чтобы мы его могли называть «капитаном» и в сентябре прошлого года недвусмысленно мне намекнул, что ему нужны еще руки для сборки этого чуда техники. Потом еще нужно будет собой рискнуть и обкатать его на Томи. В общем, упрашивать не пришлось. А потом все закрутилось и понеслось само собой…
 
Итак, на майские праздники было решено ехать в Казахстан и вполне по-серьёзному испытать парусник-надувастик в многодневном походе. Бухтармилище (Бухтарминское водохранилище) подходило почти идеально, за что и было наказано нашим присутствием.
Crew

Не знаю, как правильно принято собирать команды на парусники, я в другом менеджер проектов, но Серега выбрал себе в рабы мужиков с опытом горного, лыжного и велотуризма, но никак не водного или парусного. Ну, в целом – он не ошибся, потому что все получилось отлично.
 
Сергей Владимирович Артамонов (Татьяныч) – просто самый главный. Капитан, судовладелец, боцман, идеолог, организатор и рабовладелец. Энергичен, непоседлив, генерируемыми идеями заваливает разумы окружающих под верхний край в полминуты. Еще более катастрофичным является то, что руки у него растут не из жопы, у него полно инструментов и наделен инженерным складом ума, отчего часто страдает его жена Галка. Хоть спит молча – уже хорошо…
 
Сергей Владимирович Павлов (Ириныч, Багуй) – «катакок» или катамаранный кок. Самый белобрысый, молчаливый и улыбчивый из нашей четверки юнит. Больше всех не скрывает свой романтизм и жизнелюбие. Постоянно тянет куда-нибудь залезть повыше или забежать подальше и там сидеть, и бесконечно втыкать на воду, горы, луну или закат солнца. Или погрести веслами.
 
Пашка Семенов – матрос-терминатор. Изначально особой должности у Пашки не было, но по факту он стал одним из фотографов, видеооператором и большую часть времени просидел на руле. Энергичен, разговорчив, силен как стадо Халков. Последнее доказал сразу по прибытии на «верфь», где с первого раза сломал насос, активно исполняя приказ капитана подкачать баллоны. Потом весь поход Пашу просили сделать «то», да «это», но в 0.5 или в 0.1 его силы.
 
Макс Иванкин – скорая медицинская помощь, фотограф, навигатор. Большую часть времени пришлось проводить рядом с капитаном в машине, в палатке, на палубе, исполняя функции «Да нет! Одумайся! Это не реально! Вернись на землю!» Стебен, шутлив, циничен, утилитарен… Похоже единственный прагматик и тормоз на судне. В попытке доказать последнее и избавиться от конкурента однажды выбросил любимый якорь капитана вместе с якорным канатом за борт.
 
P.S.: Легкая неувязка с тем, что у нас два Сергея Владимировича была разрешена еще 5 лет назад в лыжном походе: они получили в качестве обращения «отчество по матери» Татьяныч и Ириныч, что в дальнейшем часто помогало.
 
В целом состав – звездный и «заряженный положительно». Основная цель: 4 энергичных, довольных жизнью и не сильно занудных мужика решили освоить новый вид туризма и транспорта. Ну и отдохнуть «на море».
Автопробегом по бездорожью!

Первым этапом нашего путешествия была сложнейшая логистическая цепочка по доставке разобранного ката и четырех исходных тел экипажа к месту старта – дом отдыха ВНИИ ЦветМет на окраине пос. Новая Бухтарма, Восточный Казахстан, Евразия, планета Земля, Солнечная система.
 
Насладитесь неоднородностью логистики!
 
«Калдина» №1 везет в Усть-Каменогорск двух девочек не причастных к походу: одну из Томска, другую из Новосиба. Просто знакомых подвозили… Кроме них 2 водителя: капитан и я, куча вещей, весла и якорь.
 
«Калдина» №2 везет в Семипалатинск жену и мелкую дочь Ириныча к родителям Ириныча, Пашу и водителя Сергея Ириныча. Последние двое далее едут на точку сбора в Новую Бухтарму на следующий день.
 
В теперь внимание! Вопрос: где едет кат? Катамаран везут в прицепе знакомые парусятники капитана в Бухтарму из Томска. Они кроме нашего везли еще и свой кат, а также 4 семьи с детьми табором на отдых.
 
Как все это добиралось – отдельная история, главное, что без приключений доехал якорь. Ничего важнее и бесценнее для кэпа не было в его жизни. Дороги, как и было обещано, в Казахстане еженощно бомбардируются ковровыми бомбардировками и метеоритными дождями, а днем на них действуют отряды кротов и дорожных рабочих специального назначения, которые выпиливают и выкапывают ямки специальной противоавтомобильной формы. В общем, иногда ехать было проще по обочине, чем по асфальту, а на серпантинах перед Бухтармой и вовсе посреди асфальта стояли лужи от бьющих прям посреди дороги родников.
 
Боевые наблюдения: Таможня
После заключения таможенного союза России и Казахстана, таможню стало проходить проще и быстрее. Туда: в Шемонаихе мы за 1 час 45 мин прошли, обратно в Рубцовске – за 1 час 35 мин. Миграционная карта на каждого заполняется на месте за 5 минут и действует безвременно. На машину нужна страховка для полиции, минимально на 10 дней – стоит примерно 300-800 руб. Продается тут же в ларьках у таможни – что удобно и вполне легально.
Нас практически не досматривали, особенно казахи – по обилию якорей и весел было откровенно видно, что у нас «надувная лодка с парусом, отдыхать на Бухтарму».
 
Все 1 мая провели в машинах. Вся дорога у нашей «Калдины» с таможнями и развозом девочек по местам прибытия заняла 20 часов и 1500 км. Выехали почти в 3 часа ночи из Томска и на старт в д.о. ВНИИ ЦветМет прибыли в 23:00 переполошив сторожиху базы отдыха.
Жизнь на палубе 
День 1 (02.05.2014): Судостроительный

Скажу сразу про погоду: за все время пребывания на Бухтармилище не выпало ни капли дождя, небо было или солнечным, или звездным и все время было тепло. В общем нам повезло просто сказочно. Кроме ветра. Первые 3,5 дня стоял почти полный штиль… Потом ветер подул и довольно серьезно, но об этом позже.
 
Татьяныч втирает Иринычу лекцию по парусным телодвижениям
Мы с Серегой встали в 9:30 и уже в 10:00 в деревне дураков закипела работа. Верфью был назначен кусок песчаного пляжа на территории дома отдыха, где уже ночевали наши коллеги, привёзшие кат и куда мы подогнали свою машину с запчастями. День ушел почти полностью на строительство – к 18:00 закончили. Под конец приехали из Семипалатинска Ириныч с Пашкой. Через час вышли тестировать кат и ветер, на веслах. В километре от берега очень успешно подрейфовали около часа как заправское говно и на веслах же вернулись на верфь. Быстро почесав репу решили не ночевать вторую ночь в д.о., а перебраться для дикой ночевки на соседний берег – на ближайший от базы полуостров. Собственно, за час до него и догребли.
 
Наш плавучий дом на ночном фоне курортов Новой Бухтармы
Вечерело… Смеркалось… Стемнело. Пока мы с Багуем готовили ужин, а кэп парковал кат метрах в 7 от берега, нещадно эксплуатируя свой любимый якорь, Пашка носился по пляжу с фонарем и штативом, запинался, падал, но обильно фотографировал звезды, воду и все иное, попадающее в кадр. Ну, собственно, вышло не плохо и вполне художественно.
1 день, 02.05.14 – прошли 3,5 км на веслах.
День 2 (03.05.2014): Неожиданный старт

Это была самая холодная ночь – утром кэп признался, что подмерзал ночью. Но с восходом солнца все стало гораздо лучше и теплее… Кстати, встали в 6 утра, т.к. замерзший Артамонов обнаружил, что дует бриз в сторону воды. Поэтому всех переполошил и в 7:50 мы попрыгали на кат и начали активно ставить паруса. Но на этом все парусное закончилось вместе с ветром, и вновь мы начали показывать, как мы неимоверно круты в гребле.
 
Ледовые поля и навигатор надувного ледокола
К 9:30 пригребли обратно на «верфь», на подходах к ней в заливе обнаружилось обширное ледовое поле шириной около 100 м. Не то чтобы пришлось побыть надувным ледоколом – 2-3 мм лед ломался баллонами очень легко, но сам факт его присутствия вызвал всеобщее удивление, а у некоторых еще и восторг. Я же не преминул постебаться и предложил назвать кат гордо: «Ледокол Красин».
 
День намечено было провести в дооборудовании судна и хозяйственной фигне, а во второй половине уже выйти в автономный поход. Днем Сереги скатались в поселок за продуктами и бензином для двигателя. Паша большую часть дня гонял сусликов фотоаппаратом, а я откровенно проспал часа 4: сначала на шезлонге на берегу, потом, когда солнце стало припекать, перебрался спать в багажник нашей «Калдины». Мое участие в катамарано-строительстве сегодня не требовалось, поэтому меня не кантовали. Установленный на кат двигатель, который взяли у знакомых на всякий пожарный случай, не завелся после нескольких попыток. Кэп выматерился и решил забить на него – транец с двигателем открутили, а бутылки с бензином и маслом выгрузили с судна. И никто об этом не пожалел после… В гребле мы были сильны как индийские слоны, а тарахтение с запахом гари и бензина противоречил нашей этике парусного туризма.
 
В оставшееся время мы побегали по окрестным холмам, посмотрели на базы и дома отдыха, готовящиеся к сезону принятия отдыхающих и вернулись ужинать на свою базу.
 
Боевые наблюдения: Суслики
За время нашего двухдневного пребывания на базу стянулись, наверное, все подразделения, кланы и банды сусликов с округи – одновременно можно было видеть сразу штук 6-7 бойцов в радиусе метров 20 от нас. Эти шерстяные мешки сначала шарахались от нас, но потом им стало перепадать довольно много кусков хлеба, сухарей и прочих объедков, и они стали брать еду прямо с рук и бегать по нашим вещам. Во время обеда один из прикормленных наглецов залез прям к куче продуктов, вокруг которой мы готовили и ели, стал взглядом выпрашивать еду и пытаться что-то из кучи стырить… И это всего на расстоянии протянутой руки любого из нас. Дошло до того, что он стал аккуратно просачиваться между моих ног к еде. А я сидел и ел борщ из ковша, и чтобы отшугнуть его – вылил полную ложку борща ему прямо на башку… Реакция последовала мгновенно и феерично! Суслик сделал… ничего! Точнее, он сделал вид, что неожиданно прошедший борщаной дождь он не заметил. Но будучи все же отогнанным от кормушки, он в окрестных камнях облизал свою освекленную капустой репу. Вот такие ненавязчивые норные ребята…
 
Вороне где-то бог послал кусочек сыра
Итак, в 17:00 мы погрузили все что было необходимо на следующие дней 7 на борт, я взялся за якорный канат, Паша и Багуй – за весла, а капитан с толкача отправил кат в наш первый парусный поход.
 
План был дойти до Бол. Гусиного острова, находящегося посреди водохранилища напротив устья р.Бухтарма, и там встать на ночевку. Как и в прошлые дни, гимном нашего парусного путешествия была песня «Ария – Штиль.mp3», которая скрашивала серость мерных ударов весел по воде и возмущала ее спокойную гладь. Под тихое мычание этой песни наша галера скользила по глади Бухтармилища… С 17 до 21 часов раза три поднимался слабенький ветерок на 15-30 минут, что давало нам возможность использовать грот и стаксель, но все остальное время моряки… хмм… речники… нет… водохранилищники нашего экипажа упражняли мышцы рук.
 
Боевые наблюдения: Капитан Жопоруков
Наш небольшой опыт работы с такелажем и рулем вызывал у Артамонова громкие и четкие приказы, недовольство и иногда ускоряющие понимание маты. За это он иногда просил у нас потом прощения, на что ему внятно дали понять, что все нормально – никто не в обиде за свою косолапость. По этому же поводу мы были самопровозглашены «жопоруками», а за кэпом сохранился до конца похода титул «капитан Жопоруков». Который, в прочем, ему самому понравился…
 
Закат солнца in progress
Уже на закате в 21:10 высадились на песчаный пляж острова Гусиный, быстро организовали пристань, ужин и ночлег. Поели, попробовали казахстанского коньяка в чай... Не нагребшаяся за полдня молодежь в лице Ириныча и Пашки с фонарями побегала еще по скалкам вокруг пляжа, понащелкала ночных фотографий и при офигенно-волшебном свете звезд все расползлись по палаткам храпеть свои воспоминания за день.
 
2 день, 03.05.14 – прошли 17,9 км преимущественно на веслах.
День 3 (04.05.2014): Засранные острова

Встали в 8 утра, хотя кэп просыпался и в 4, и в 6, надеясь обнаружить утренний бриз и сыграть для нас подъем по боевой тревоге и быстрый старт. Но ветра не случилось… Отчалили в 10 на веслах, при этом Пашу и фотоаппарат «как бы» забыли на острове с заданием пофотать судно с берега. Для красоты даже вывесили и натянули паруса.
 
Пашу забирали в соседней бухте. Кроме Паши в глубине бухты обнаружился рыбацкий бивак с палаткой оригинальной конструкции, сделанной из куска рекламного баннера, за что залив получил название «Banner Tent Bay».
 
Белеет мой парус такой одинокий...
День обещал быть ясным и штильным, а катамаран – галерой… На том и погребли. Вообще есть в штиле что-то фееричное – зеркальная гладь воды, разбиваемая веслами, звуки птиц, которые слышно за километры, шум баллонов об воду и жаркое пыхтение гребцов… Романтика! Так неспешно и романтично доплыли до небольшого острова, диаметром метров 40. Остров напоминал мультик «Тайна 3-ей планеты»: «Планета Шелезяка. Полезных ископаемых нет. Воды нет. Растительности нет. Населена роботами.» Остров действительно был лишен растительности – голые камни, высохшая глина и птичий помет. Когда мы приближались к острову – вокруг него как мухи, роилась куча чаек. Они покинули остров, когда мы высадились на него, а потом плавали вокруг, мерзко мяукая и кукарекая. Но на острове когда-то были разумные существа и их небольшая цивилизация, которая к нашему прибытию вымерла. От нее остался лишь небольшой зиккурат 3 на 3 метра в центре и несколько бетонных пней по периметру. На одном из пней были руны: «Озерная ГМО. Бухтарминская гидрометеослужба» – то были следы великой цивилизации гидрометеорологов. Зато чего было много – так это помета и гнезд чаек с яйцами! Все, что было не яйца – было в помете. Несколько дохлых чаек и кучки высушенных белых костей дополняли пейзаж.
 
К 14 часам мы догребли до очередной «земли» – посредине русла на рифе размером 20х10 м стоит створный знак – навигационная фигня, напоминающая антенну РЛС, крашенную в белые и черные полосы. Аккуратно припарковавшись к этому «камню с антенной» устроили обед, после чего все вчетвером развалились в сиесте на задней палубе в тени паруса, выставив ноги ступнями за борт. Где-то у дальнего берега послышалось тарахтение мотора и громкие голоса мужчины и женщины – он ее просто катал на моторке. В конце концов они заметили наш парус, и он ей предложил «поехать посмотреть парусник». Лично мне это не сильно понравилось – кому нравится, когда его тишину, штиль и сиесту нарушают тарахтением?! Я пробубнил что-то типа: «Пошли в ж… Что, не видно по размеру ног, что это для вас небезопасно?!» И действительно мысли материализуются: лодка сделала круг на удалении метров 20 и уехала прочь – ведь размер нашей обуви колеблется примерно от 43 до 46-го…
 
Водный навигационный знак
После обеда и сиесты мы прогребли еще с километр, и команда стала требовать развлечений! Решили, что будем купаться. Стоит отметить, что хотя мы с утра до вечера сидели на палубе в шортах и футболках, температура воды в начале мая даже в Бухтармилище позволяет охлаждать людей до состояния коматоза… Правила игры в «купание» следующие: двое остаются на палубе дрейфующего ката, а двое ныряют за борт и тут же, не отплывая от ката, с воплями «Бл… Ёб… Мать… На…» выпрыгивают из воды на палубу и баллоны. Потом по правилам игры пары меняются. Это было забавно, но забавнее было то, что потом 4 голых мужика еще полчаса гребли веслами и рулили рулем посреди фарватера, пока не обсохли и не оделись.
 
Вечерело… Службы навигации, наблюдения и управления нашего судна посовещались и выдали целеуказание на приземление. Бухта смотрелась очень неплохо для ночевки, но пристать без приключений нам не было суждено… Подходя ближе к берегу, мы увидели на воде рябь очень ограниченного размера, это очень походило на порыв ветра или шквал. А так как мы гребли с поднятыми парусами, то пришлось неожиданно резко травить шкоты, чтобы натянутый парус не кильнул кат через борт, Татьяныч даже что-то резкое нам кричал… Но удара не последовало, а рябь изменила направление и ушла от нас в другую сторону. Как говорит Багуй: «Аэтчощасбыло?!»
 
В бухте появилось еще несколько рябей… При этом двигались они в разные стороны. Такого ветра не бывает! И тут до кого-то дошло, что это и есть нерест рыбы, про который нам прожужжали уши в Бухтарме. Кэп аж на мачту с биноклем залез… Стаи карпов или карасей довольно приличные по численности ходили косяками вдоль берега и поперек бухты, шугаясь от нашего ката, когда мы двигались или шумели. Одновременно было видно несколько «рябей», но рыбу из-за солнечных бликов было видно редко. Но тем не менее, несколько раз косяки проходили рядом с нами и можно было рассмотреть участников этого коллектива. Вечером, когда Паша с Иринычем бегали по холмам, они сделали фотографию, на которой сверху видно бухту с несколькими десятками «рябей».
 
Боевые наблюдения: Three Gay Harbour
Это название бухты, в которой мы встали. Дано нами. По-русски примерно переводится как «Бухта трех мужеложцев». От конфигурации бухты и погодных условий название не зависит. А теперь история.
 
Уходя вечером бегать по холмам катакок Ириныч оставил мне и Татьянычу кулинарный квест: полтермоса замоченных в кипятке грибов нужно было довольно долго прокипятить на горелке и по возвращению Багуй бы сварил нам грибной суп. В походных условиях грибной суп из сушеных грибов – довольно трудоемкое блюдо. Мы кипятили их минут 40. Когда вернулся Багуй, он их прокипятил еще сколько-то, потом что-то с ними сделал, потом сделал с ними что-то еще, но по-другому, потом еще… После этого он пробухтел, что приготовление этого супа такое трудоемкое, что если мы потом скажем, что суп не получился или будем стебаться над супом или автором супа, то он будет называть нас «пид0#@сами».
 
Ну нельзя же такие поводы давать для стеба! Суп вроде и удался, но стеба со стороны меня, Артамонова и Пашки в сторону Багуя было много и все закончилось тем, что бухту назвали загадочно и по-нерусски «Three gay harbour»!
 
Перед сном «молодежь» как обычно бегала на ближайшую гору делать селфи и панорамы, а мы с Артамоновым перетащили кат на место поудобнее и оборудовали бивак. По возвращению, уже в темноте, проснувшийся в Багуе пирофил собрал по берегу солому в большую кучу и запалил ее на пляже, устроив мощное зарево, которое загнанный в очередной раз ради этого на холм Паша и зафотал. Иногда надо давать свободу своей пирофилии и любоваться как огонь жрет солому...
 
Потом отужинав грибным супом, с подачи кэпа мы решили спать на кате. Сережи легли спать в кибитку, а мы с Пашей улеглись на задней палубе, поставив на нее тент от палатки. Кат оттащили метров на 6 от берега и встали на якорь. Надо отметить, что ни в кибитке, ни на палубе не достаточно места, чтобы полноценно растянуться в длину, особенно мне со своими 190 см роста. Поэтому я спал головой на задней трубе рамы, упершись в поднятую лопасть руля. А ногами я через стенку кибитки полночи пинал ноги Багую, а он мои в ответ… И только по дороге в Томск в машине мне кэп раскрыл глаза, что Багуй спал головой в мою сторону!
 
Багуй - последний романтик на земле
Спать на кате было забавно! Хотя вроде все и выспались, утром было много историй кто как спал и от чего просыпался. Особенно – про перевороты с бока на бок. Конструкция сборного надувного катамарана такова, что вся его палуба натягивается на дюралевую раму, сделана она из толстой прочной синтетической материи, и вся она подвижна. Поэтому, когда кто-то на ней переворачивается – «землетрясение» чувствуют все лежащие, не зависимо внутри они кибитки или сзади на открытой палубе. Так и прошла ночь, в потрясениях… Это еще не было волн… Зато засыпал я, высунув из-под тента голову и глядя на великолепные восточно-казахстанские звезды!
 
3 день, 04.05.14 – прошли 19,4 км на веслах.
День 4 (05.05.2014): Полный вперед!

С утра традиционно – штиль. Вышли в 10:40 на веслах. На основном русле водохранилища дует совсем слабый почти попутный ветерок. Решили использовать все что получится – поставили генакер. Это такой огромный парус, который ставится вместо (реже вместе) со стакселем при постоянном попутном ветре. Этакий пузатый парашют фиолетового цвета, который закрывает половину всего пространства спереди. С горем пополам нас потянуло 2-4 км\ч. Основным развлечением было не давать упасть сдувающемуся генакеру в воду…
 
Сергей Владимирович и Сергей Владимирович изволили выползать
К 14 по полудню (9,5 км с бивака) мы добрались до подковообразного острова напротив с.Кремнюха, который обозвали «архипелагом», высадились на нем, сбегали на самый высокий пупырь и заобедали. Архипелаг оказался застроен примерно 8 рыбацкими домиками в разных его частях, загажен и вытоптан козами. Кроме этого на нем оказалось несколько человек, которые жили в паре домов. Во время обеда мы стянули генакер и сделали из него тент от солнца, а кэп нашел в кустах змею.
 
После обеда во время сиесты наш тент стал вести себя неадекватно: сначала он пару раз вырвался из крепежа, а потом вообще ударил меня по голове. Что-то пошло не так… Появился ветер!!! Кипишу не было равных! Все забегали, собирая пожитки, одеваясь и грузя на кат. Когда отчаливали, ветер уже дул 3-4 м\с вдоль русла на восток – это было именно туда, куда нам было надо, но затруднило отчаливание против ветра. Но как только мы выбрались из подковы архипелага на русло – нам вставило во все паруса и погнало на полуметровой волне в среднем 10 км\ч. Как долго мы ждали его, этого самого ветра!
 
Остаток дня мы вваливали на всю катушку под парусами. Ветер часто менял скорость в переделах с 3 до 8 м\с, что заставляло часто менять паруса и их комбинацию. Это была именно та работа, которой хотелось с первого дня прибытия на Бухтармилище! Ну можно не упоминать что настроение и содержание адреналина в крови значительно увеличилось.
 
2,5 часа пролетели пулей. Солнце изволило начать закатываться, и нам пришлось искать бухту для очередной ночевки. Ну тут с этим проблем обычно не было, была проблема только в нее зайти – самая подходящая бухта была ориентирована против ветра, поэтому пришлось заложить 4 галса и причалить в то место, куда нам хотелось.
 
Во время парковки случился самый драматический момент путешествия: мы остались без якоря! При причаливании я должен был бросать якорь по команде кэпа. Он приказал нарастить якорный реп еще одной веревкой, чтобы якорь остался подальше от берега – будет на старте легче оттягиваться. Ну я отвязал якорный реп и его конец привязал шкотовым узлом к запасной веревке, абсолютно забыв другой конец запаски привязать к раме ката. Якорь по приказу был выброшен за борт со 100% точностью попадания, т.е. попал в воду, и оценкой за красоту исполнения 10 баллов от всех судей. Вот только за 5 метров до берега неожиданно выдаваемая якорная веревка ушла вся в воду… Хорошо, что веревка плавает – она так и осталась лежать на воде, а кат под ветром проскочил мимо ее конца. Макс: «Похоже мы потеряли наш якорь, сэээр!» Капитан Артамонов увидев и поняв, что его любимый якорь бесконтрольно покоится на дне бухтармилищном, чуть сам не потерял контроль. Правда собравшись, выдал указание вернуться галсом назад и поймать веревку, а потом закрепить ее намертво где только можно. Все было исполнено в точности и безукоризненно! Якорь снова оказался привязанным к кату. От чуть было не случившейся трагедии кэп даже не пошутил и не покрыл меня матом, но я почувствовал, что дни мои сочтены, и на всякий случай сделал вид, что потерял одну жизнь.
 
 
Ириныч на горе
Берег оказался довольно сильно изгажен скотом, т.к. вокруг на склонах гор были луга-пастбища, поэтому долго искали подходящий кусок побережья под бивак. После приземления как обычно Багуй подорвался бежать на ближайшую гору, увлекая за собой Пашку и Артамонова. А я остался на берегу. Частично разгрузив вещи с ката, я выбросил на берег коврик и подремал почти полтора часа, пока горцы не спустились к морю.
 
Ночь была как обычно звездной, но мы все проспали.
 
4 день, 05.05.14 – прошли 24,9 км в основном под парусом.
День 5 (06.05.2014): Безумные гонки на маршрутках

За ночь ничего не произошло: никто не появился, никто не потерялся, ничего не поменялось. В 10:00 мы отчалили и сразу поставили кливер – косой парус, как стаксель, только больше. При попутном ветре в 2 м\с кливер сразу потянул нас неистовой силой вперед. А как только вышли из залива на середину русла – добавили к кливеру нашего фиолетового монстра генакера и вышли на крейсерские 9-11 км\ч. Эти два ярких парашюта на носу практически полностью перекрыли весь обзор вперед, за то дали нам отличный ход и хорошее настроение!
 
Сергей Татьяныч и Сергей Ириныч ставят пузатый парус
Солнце, ветерок, горы… «Ехать» так, сидя на скамейке и оглядывая красивые горы на берегу – одно удовольствие! Менее чем через полтора часа мы сделали 13 км – практически дневной перегон первых дней. Пока позволяли условия, решили высадить на берег фотографа-десантника, чтобы он пофотал кат с разноцветными парусами с берега. В этот раз десантником выбрался я. Причалили, высадили… Я бодро побежал с голубым штурмовым рюкзачком, надетым поверх оранжевого спасжилета вверх по склону, чтобы отбежать хотя бы на сотню метров и дать время остальным отчалить и вновь поставить пестрые паруса для фотосессии.
 
Когда из-за мыса вывалил кат под одним белым стакселем, я уматал уже на 300 метров по козьей тропе, идущей над обрывом берега. Я начал судорожно искать подходящую позицию и вытаскивать фотоаппарат из рюкзака, а все остальные так же судорожно продолжали ставить кливер и генакер. В результате получилось не очень – кат довольно далеко отошел от берега и был малюсенький на всех кадрах. Да и оба паруса поставили к тому моменту, когда я был уже довольно далеко позади ката. Так же быстро появившийся и пролетевший кат ушел за очередной мыс, где меня и должны были принять обратно на борт около Васильевской переправы.
 
Оставшиеся 300 метром я довольно быстро пробежал по тропе через заросли кустов, чуть на наступив на небольшую гадюку, которая грелась на камне на моем пути. Когда я перевалил последний гребешок и увидел бухту, в дальней части которой находился причал переправы, внизу уже курсировал наш парусник. Они под одним стакселем нарезали треугольники около берега ожидая меня. Вокруг ката были видны вчерашние «ряби» от нерестившейся рыбы, а когда я спустился к воду – стало хорошо видно крупные стаи карпов, которые убегали во все стороны от лавирующей посудины. Приткнулись к берегу. Я запрыгнул на корму, и мы рванули на стакселе дальше.
 
Боевые наблюдения: Васильевская переправа
Васильевская переправа еще не работала – ни машин, ни паромов, ни людей. С обеих сторон водохранилища построены бетонные причалы со странными П-образными сооружениями и к ним подходят грунтовки с разных сторон. Но признаков жизни нет. Позже нам сказали, что переправа начинает обычно в это время уже функционировать, но нынче почему-то она была еще выключена.
 
Паромная автомобильная переправа соединяет дорогу, идущую от Новотимофеевки на южном берегу с северной дорогой, ведущей из Алтайки в Большенарымское и Зыряновск.
 
Васильевская переправа еще не работает в начале мая
Ветер усилился до 7-9 м\с и немного сменил направление в сторону бакштага. Волны стали выше, появились пенистые «белые барашки» и утренняя комфортная поездочка превратилась в адреналиновые скачки на волнах. Ну или в «безумные гонки на маршрутках», как хотите… Скорость увеличилась, и мы стали идти примерно на одной скорости с волной – т.е. не падать с волны, зарываясь носом с кучей брызгов, а подолгу серфить на гребне злой волны! Это выглядит так: от четверти до полукорпуса впереди висит на волне в полуметре, а вокруг кормы вода бурлит и булькает. Так проходит несколько секунд и потом или мы ускоряясь падаем с волны зарываясь носом, или волна опережает нас, ставя кат ровно на киль между гребней и сзади нас догоняет следующий вал. В общем, все это очень интересно, но иногда накрывает брызгами, да еще тросы-растяжки мачты на ветру воют подтормаживающий «Имперский марш», подогревая обстановку. И эти вопли Макса: «Туалетную бумагу на правый борт! В рот мне ноги!» Но не это ли все оставляет самые эпичные воспоминания?
 
Так мы вваливали 15 км при средней скорости 12-14 км\ч, пока не вышли в уширение, где водохранилище упирается в Нарымский хребет, а русло изгибается вправо градусов на 90. Там решили передохнуть и поглотать успокоительного обеда на каком-нибудь пляжу Трушниковского залива. Пристать к пляжу против ветра оказалось тоже не сильно легким занятие – пришлось активно лавировать минут 20 вдоль песчаного обрыва и в конце концов почти вылететь на берег. За то на пляже мы оторвались по полной! Еда, загорание босиком и в одних трусах (в отличии от полного ветрозащитного снаряжения на ходу), забеги на холм в порывах сеансов сотовой связи с женами и в финале любимое багуевкое дело – сожжение пляжа! Точнее соломы на песке, выброшенной волнами.
 
После позднего обеда (16:30) нам предстояло изменить курс на 90 град и выйти на отрезок русла между Свинчаткой и Новотимофеевкой, а потом как можно дальше уйти по нему вдоль склонов Нарымского хребта на юго-запад в сторону Курчума и оз. Зайсан. То место, где мы причалим на ночевку, и должно было стать нашей самой дальней точкой похода. Ветер немного послабел, но все равно выдувал сопли довольно активно, а с поворотом водохранилища он стал нам попутным. Это позволило убрать косые грот и стаксель и развернуть на носу все наши разноцветные полотнища: желтый кливер и фиолетовый генакер. Из-за этих простыней было практически ни черта не видно впереди, зато мы шли 8-10 км\ч ровно как по асфальту и втыкали в красоту пролетающих мимо склонов Нарымского хребта. Хребет, кстати, все еще клочками заснежен на вершинках в начале мая, но у воды уже тепло почти как по-летнему. А еще эта сторона хребта имеет очень специфичную и причудливую форму с большим числом каких-то мелких пупырей, напоминающих панцирь камчатского краба.
 
Time: twenty dark zero... В общем: вечерело… Солнце было уже закачено на 50%-70%. Мы уже ушли за Новотимофеевку, когда начал начинаться вечерний штиль, а мы начали рассматривать в бинокль берег под склонами гор в поисках подходящей гавани. Но все полянки, куда можно было нормально приткнуться, были заселены чабанами и коровами. Еще все осложнялось тем, что вдоль берега шла гравийка Курчум – Свинчатка – Большенарымское, по которой редко, но проезжали машины, поднимая клубы пыли. В конце концов, мы пристали к какому-то пятаку в кустах, выслали в обе стороны пешую разведку и нашли небольшой, но не очень приличный пляжик для ночевки. Бивак ставили уже при фонарях, метрах в 20 от дороги. Мы, конечно, хорошо замаскировались и нас не было видно ни с берега, ни с дороги, но все портила блестящая в лучах фар 6-метровая мачта, торчащая из нашего плавсредства. Благо машинам ночью было не до нас.
 
Луч вечернего солнца на холмы берега Бухтармилища
За предыдущие 4 дня мы прошли примерно 60 км, а сегодня за день 55. Вот, что значит – ветер! Максимальная скорость днем у нас было 20 км\ч. Ветер – рулит!
 
5 день, 06.05.14 – прошли 54,9 км под парусом.
День 6 (07.05.2014): На север…

Утро началось с фразы капитана: «Какая-то хрень всю ночь снилась!» Багуй тоже привел факты своего нездорового психического состояния этой ночью, выраженные в сновидениях. Макс и Пашка признались, что спали этой ночью и тяжелые психотропные вещества не употребляли. Вообще бивак этот был самым отвратным по общему признанию, поэтому в 9:30 мы его покинули.
 
Пацаны в действии: Макс и кэп
Дул неплохой боковой ветерок и вначале мы поехали даже очень неплохо, но потом ветер стал дуть «пятнами» и поэтому нам пришлось его ловить галсами, то интенсивно двигаясь, то еле волочась. По плану мы двигались обратно на северо-восток к Большенарымскому и в районе обеда должны были пересечь уширение на изгибе русла.
 
На середине водохранилища довольно активные бакланы очень лихо охотились: плавает такой черный птиц размером с утку на воде, а потом «оп»… Нырнул и несколько минут его нет! Потом опять «оп» и он снова качается между волн с что-то уже закидывает в горло из клюва… Ныряют они мастерски – метров 15-20 легко проныривают. Вот тебе и птица. Ну и чайки, глупые крикливые летающие курицы, постоянно болтались в небе недалеко от нас... Пока мы наблюдали за рыбачащими бакланами и барражирующими чайками с одного борта, с другого к нам на бреющем стал приближаться какой-то иной борт морской авиации ВВС Казахстана… Пока мы соображали, что это за цапля-аист, в 20 метрах от судна пролетел пеликан! Самый настоящий пеликан! Я такого в азбуке в детстве видел на картинке с буквой «П» и долго считал, что это «птица», но потом мне умные взрослые сказали, что это «пеликан», поэтому ошибиться не мог! Да и остальные тоже с криками: «Бл…!!! Пеликан! Смотри!» не сразу вспомнили про несколько фотоаппаратов и GoPro на борту. Похватали мы это все, когда здоровая полутораметровая птица с огромным клювом и изогнутой как водопроводная труба шеей уже выглядела с нашей стороны как жопа с крыльями и хвостом. В общем, протупили… Но зато все четверо впервые увидели живого пеликана в дикой природе.
 
К 2 часам дня мы уже подходили к горловине, ветер стал усиливаться, а в горловине были видны волны с белыми барашками. Да и направление ветра было как раз из горловины, т.е. поперек нашего курса. Ну и чтобы нас не унесло и не впечатало в берег около Свинчатки, мы забрались как можно дальше от него в саму горловину, из которой вчера при таком же ветре выскочили.
 
Дальше было очередное месиво: в течении 2,5 часов мы пересекали 12 км горло под тупым углом к волне, которая иногда доходила до метра высотой. Все время шли одним галсом и на одном стакселе – его хватало чтобы давать нам 6-8 км\ч и откладывать килотоннами кирпичи сразу за борт. Брызгов было немерено! Большую часть времени я был один на правом борту, а мужики втроем на левом в качестве противовеса. В общем, скачки удались…
 
Во время этих скачек Сергей Иринович, который уже не смог держать в себе излишки жидкости, собрался волей и мужественно пополз на нос отливать ее за борт. Как утверждают его мемуары, более сильного чувства в жизни он не испытывал и этот опорожняк он хорошо запомнил и расскажет о нем внукам в старости…
 
Через некоторое время Пашка вдруг рассказал нам про детскую травму, как он в детстве блевал на каком-то плавсредстве, где-то на Дальнем Востоке и под этим предлогом свалил в кибитку «спать». Закрылся наглухо, даже ноги на палубы не высунул… Ну человека можно понять и простить – у всех бывали детские травмы.
 
Вообще, все это на самом деле довольно опасно – при неловком обращении с рулем или с парусами сделать оверкиль (переворот мачтой вниз) при таком ветре и волне несложно. А надувной кат – это не яхта, которая встает как Ванька-Встанька сама на киль – он просто будет дрейфовать перевернутым пока не уткнется 6-метровой мачтой в дно и не выворотит ее. Все это понимают в такие моменты и тут уже не до развлечений… Работа начинается по-серьезному. И вполне адекватно и четко воспринимаются маты или громкие внятные крики-приказы. Все делается без вопросов и быстро…
 
К 18:00 мы прошли всю горловину и уже на более спокойной воде скользили вглубь Нарымского залива (это аппендикс Бухтармилища, образованный устьем р.Нарым) к косе, которая его перегораживает. Еще через 40 минут мы буквально выкатились со второй попытки на берег, с трудом найдя место, где волна не бьется о него дурным прибоем. Через час ветер стих.
 
Место было двояковыпуклое: с одной стороны, кат стоял у воды на гравии, а палатки на траве на 2,5-метровом яру – и лазать было туда-обратно очень несподручно. Чтобы облегчить наши страдания, капитан взял весло и им выкопал лестницу наверх. Вода из-за сильного прибоя была мутной у берега и ходить за чистой пришлось в турецкий поход к камням за 200 метров. Зато с другой стороны, мы жили на траве посреди замечательной подковообразной поляны, ограниченной маленьким хребтиком. Который в свою очередь и был основой косы, на которую мы вывалились. И вид на воду и на горы с этой поляны открывался впечатляющий!
 
Курятник
В 22:00 средне-бухтармилищного времени все свалились без задних ног спать. При этом Сергеи Владимировичи долго пихали карты в лица друг другу, а указательные пальцы и бинокли в сторону Нарымского хребта и спорили каким маршрутом бежать завтра утром на гору километрах в 7 от бивака. Вот неуемные Сирожи…
 
6 день, 07.05.14 – прошли 40,9 км под парусом.
День 7 (08.05.2014): Последний парусный день

Ночь, не успев начаться, превратилась в кровавое месиво! Обещанное прогнозом усиление ветра не заставило себя долго ждать. Палатки стало просто складывать порывами ветра. У палатки, где спали Багуй с Пашей, сломало дугу и порвало одну из оттяжек, которые они дополнительно поставили к этому празднику.
 
Мы с Артамоновым спали в его старой маленькой палатке, давно отслужившей свое верой и правдой в горных походах. Поэтому в качестве профилактики катастроф мы сразу вынули дуги и потолок упал нам на лица. Чтобы не задохнуться об тент палатки, капитан изобрел очередное свое изобретение – «колонну Артамонова»! У нас на двоих было 3 пенополиуретановых коврика, один пришлось вытащить из-под тел, свернуть трубой и водрузить вертикально посреди палатки на уровне плеч, создав таким образом запас воздуха на ночь. Сережа вообще по жизни изобретателен, от чего я иногда и страдаю, но тут оно нас вывезло на всю ночь, а утром еще и поразило вылезшего из своих развалин Багуя.
 
Утро, кстати, началось у всех по-разному… Сергей Владимирович и Сергей Владимирович подорвались в 5 утра и побежали на свою горку, набрав чуть меньше км по высоте и встретив солнце на вершине. А мы с Пашей встали в 9:30, когда наши горные коллеги прискакали обратно, яростно перерабатывая своими воздухозаборниками кислород в углекислый газ, краснея и наперебой выплевывая обрывки слов с эмоциями. Стояла ясная солнечная погода с крепким стабильным ветром и желанием спать после бессонной ночи…
 
 
Багуй - человек на Луне.
Через пару часов мы поели, сгрузили лагерь на кат и отчалили. При хорошем восточном ветре мы за 1:20 прошли около 7 км и выкатились на берег полуострова в Нарымском заливе почти посередине между Приморским и Большенарымским. Час дня. Это точка финиша, конец нашего парусного путешествия. Здесь мы чуть позже разобрали кат и уехали назад в свою Сибирь. Но некоторых из нас ждало еще одно приключение длиной в 12 часов.
 
Дело в том, что для перевозки 4-х мужиков и ката надо было подогнать сюда пару «Калдин», которые остались на месте старта, т.е. километрах в 80 по прямой от нас. Для этого оба наших водителя Сергея Владимировича, прихватив минимум вещей, побежали на ближайшую автодорогу автостопом добираться до Новой Бухтармы и ехать обратно на машинах за нами с Пашей и катом. Для них это было две целых отдельных истории!
 
Боевые наблюдения: История Ириныча о его автостопном приключении
С этого момента началась операция "Эвакуация". Первоначальный план отъезда на транспорте аборигенов как-то сам собой рушился... Представили себе картину: два бородатых обгорелых мужика идут в деревню утром 9го мая, пытаются найти трезвого водителя с Газелькой, говорят: "Мужик, у меня есть что увезти за 160 км отсюда, но для это нужно приехать на безлюдный полуостров!"- как-то вероятность успеха маленькая. Поэтому родился план Б: два Сереги едут автостопом до места старта, садятся в свои Калдины, приезжают на место финиша, ночуют, поутру разбирается катамаран, пакуется в машину, и вся компания покидает эти благодатные места. И по затратам меньше, и гораздо реальнее все. Осталось только успешно доехать автостопом.
 
А с этим вышла накладка. 50 минут мы с Серегой простояли на дороге. Машины проезжали, но нас не брали. Потом случился эпизод, который заставил нас принять решение разделиться: я отошел от Сереги метров на 40, и в это время рядом со мной затормозил Рав4. Однако, когда Артамонов обрадовался и тоже побежал к машине, водила с пробуксовкой укатил от нас аж через встречку... Ну что же, можно и по одному. Серёга взял немного денег и пошёл вперёд, а я остался на месте, продолжая голосовать. минут через 10 меня подобрал КАМАЗ, согласившись довезти лишь до половины пути, до райцентра Зыряновск. Там я сел на такси до Усть-Каменогорска, и с ветерком, на старой субаре с пробегом 335 тысяч на одометре, доехал до Новой Бухтармы по горным серпантинам с блюющими на скорости 110 км\ч пассажирами... Из Новой Бухтармы в сторону баз меня подкинул мужик на уазике-кабриолете -УИИИ! Полный восторг!
 
Серёга добрался примерно в это же время, чуть более скучно, и мы выехали в ночь в сторону Большенарымского. В завершение этого длинного-длинного дня произошёл полный сюр: пробираемся с Серегой на своих пузотёрках по полуострову последние километры до Макса с Пашей, видим сзади фары догоняют. Время - 2 часа ночи... Ну, может, Рыбнадзор или менты. Остановились, ждём... Мимо нас проезжает Делика с 22-ми номерами, это Алтайский край, на Делике едут туристы-водники... Глухая ночь, глухие казахстанские запендя - и встречаются две российские группы!..
 
Нам с Пашкой осталось самое простое: ждать в полном неведенье 12 часов возвращения живых водителей с исправным транспортом. Развлечений было не много: сначала мы по очереди по одному сбегали на горку Каменюха и пофотали округу, это заняло часов 5, потом сидя на баллоне ката мы наблюдали как ворон клюёт уже слегка растерзанный и не свежий труп карпа, выброшенного прибоем на пляж. С наступлением вечера ситуация не изменилась – мы сидели на баллоне катамарана и перетирали семейные отношения, фильмы, былые путешествия и свои работы. Часов в 9 вечера отзвонился кэп, сообщил что они оба добрались до машин и выдвигаются за нами. Хорошие новости! Осталось дождаться их обратно, ориентировочно к полуночи.
 
Начало смеркаться и холодать, мы опять сидели на баллоне и кипятили на горелке чай, но уже конкретно одевшись. Дальше уже начали разглядывать звезды и огоньки поселений на берегу Бухтармилища. Поставили 2 палатки и снова сели на баллон ждать. Остывший баллон уже морозил жопу, поэтому я подложил туда пенопластовый спасжилет. К полуночи мы снова закипятили чай, чтобы напоить приехавших и уставших Сережей, но они не приехали. Попытки позвонить возвращали статус: «Абонент вне зоны доступа… бла-бла-бла». В час ночи мы еще закипятили чай, но и к часу они не приехали. Наше с Пашей состояние уже напоминало посиделки ежика и медвежонка из советского психоделичного мультика «Ёжик в тумане»… В 2 часа они тоже не приехали…
 
Коса с Каменюхи
Сидеть на баллоне стало тяжело – глаза начинали закрываться, а кипятить каждые полчаса чай уже вошло в традицию. Решили идти спать – типа приедут, услышим, встанем. Я как обычно цинично пошутил, что сейчас только уляжемся, как они приедут. Улеглись каждый в свою палатку и… Ну почему я всегда оказываюсь прав?! Через 2 минуты послышался глухой рык тоётовских двигателей и по берегу замелькали отсветы света фар. Сирожы прибыли! Спать легли почти сразу после кипячения и распития чая.
 
7 день, 08.05.14 – прошли 6,7 км под парусом.
Финал 
Дорога в Сибирь

Довольно быстро за 3 часа разобрали и погрузили кат, я сел как обычно на пассажирское место Артамоновской машины, под кресло положили любимый якорь капитана, и мы поехали по наираздолбейнейшенным (вот пусть иностранные переводчики застрелятся переводя это слово! Слава русскому языку!) восточно-казахским дорогам через Новую Бухтарму, Усть-Каменогорск в Семипалатинск. К ночи мы доехали до родительского дома Сергей Ириныча, сходили в баню, выпили вина с родителями Багуя и без задних ног отвалились спать.
 
С утра мы с Татьянычем красноречиво поблагодарили за гостеприимство Серегиных родителей и поехали в Томск. Паша остался с Багуем и его женой с дочерью еще на день у родителей. В 5 утра мы были уже дома в полукоматозном состоянии.
 
Капитан и мачта
По дороге ничего сверхъестественного не происходило. Но на российской таможне произошел наизабавнейший диалог при досмотре. Дело в том, что все внутреннее пространство машины, кроме передних кресел, было забито сложенными упаковками катамарана и нашими с Серегой вещами. И на крыше на рэйлах лежали еще две упаковки с дюралевыми трубами из каркаса ката, которые по длине не входили внутрь. Так вот на таможне:
 
Таможенник: «Это что?» - показывает на лаунчеры на крыше.
Артамонов: «Надувная лодка!»
Таможенник: «Покажите!»
Артамонов открывает торец обертки, там – пачка дюралевых труб.
Таможенник смотрит на них, потом на Артамонова: «Ммм... Надувная?»
 
Но это не помешало нам пройти без проблем таможню!
 
Кат утрамбован в эти две машины
Поход получился очень замечательным! Абсолютно солнечная погода все время, хорошая команда и красивейшие пейзажи вокруг нас. Во второй половине похода еще и нехило покатались на ветре! Ну и в целом – в начале мая в Томске еще грязь и снег, а тут уже днем в футболке, сухо, солнечно и горно-степновато. В общем: концентрированный восторг, а для Багуя – еще и два ведра романтики!
 
Итого: за 7 ходовых дней мы прошли на веслах и под парусом по треку 168 км и примерно 124 км по генеральному курсу.
 
Вот тут по ссылке есть еще рассказ о том же событии с колокольни Сергея Павлова и его глазами: http://baguio-sun.livejournal.com/29409.html