Апрель на Полярном. Апрель 2008, рук. Данько

Идет загрузка карты ...
Республика Коми. Полярный Урал. Ст. Сивая Маска - р. Уса - р. Юньяга - р. Бол. Ниедзью - г. Скальная (восх.) - хр. Хордъюз - р. Грубею - оз. Пагаты - оз. Пальникты - р. Юньяга - р. Уса - пос. Горняк - ст. Сивая Маска.
 

Наледи в тундре. Наледи в тундре.
Западная вершина Западная вершина
На гребне перед вершиной. На гребне перед вершиной.
После пурги. После пурги.
Сборка лагеря. Сборка лагеря.
Перевал в центральной части хр. Хордъюз Перевал в центральной части хр. Хордъюз
Переход Переход
Вершина Скальная. Вершина Скальная.
Закат в тундре. Закат в тундре.
Ночёвка в «оазисе». Ночёвка в «оазисе».
По тундре вдоль Урала… По тундре вдоль Урала…
«…Каждый кряжъ почти отвесно выходитъ изъ тундры…» Ковальский «…Каждый кряжъ почти отвесно выходитъ изъ тундры…» Ковальский
Изба у озера Изба у озера
Озеро Пагаты Озеро Пагаты
Рыбалка Рыбалка
Первый улов. Первый улов.
Наш маршрут пролегал по Южной части Полярного Урала, основной целью был сбор информацию о хребте Хордъюз и бассейне р. Юньяга. Хребет Хордъюз, несмотря на всю свою привлекательность, всегда оставался в стороне от основных маршрутов, и пришло время поближе познакомиться с этим интересным районом.
Итак, маршрут: ст. Сивая Маска Северной железной дороги – р. Уса – р. Юньяга – р. Бол. Ниедзъю – хр. Хордъюз – г. Скалистая (восх.) – хр. Хордъюз – оз. Пагаты – р. Юньяга – пос. Горняк – ст. Сивая Маска.
Эх, апрель, апрель! Вы бывали когда-нибудь в апреле на Полярном Урале? Апрель – время перемен хочется адреналина, жизни, движения и секса.
На станции Сивая Маска + 3+5° С, изредка выглядывает солнце. В лесу под лыжами снег даже не хрустел, а просто уходил вниз к земле, стало понятно, что если в ближайшее время не похолодает, нам придётся туго. Благо, что это всё-таки Полярный: много тундр где настовая корка, утрамбованная ветрами, ещё держит. А ведь каждый год на перроне друзья-товарищи с ехидной улыбочкой спрашивают: «А вы вёсла не забыли»?
На тундре встречаются дорожки лыжных следов туристских групп, прошедших в марте. Кто ходил в период потепления, знает, как это весело на цыпочках идти по старым следам, дабы лишний раз не провалиться под снег. К реке Уса подошли через час уже порядком измученные.
Бесконечные равнинные тундры между Усой и Юньягой (Юньяхой) тянулись долго, а переход сопровождался влажным юго-западным ветром. Наконец нервы не выдержали, захотелось в тёплую избу к печке, и решено было пройти напрямую к реке.
Какой! Ну, какой уже раз я сам себе говорил: не срезай, не сходи с тропы! Это только в книгах люди учатся на чужих ошибках, на самом деле, каждый раз из года в год повторяют свои. В лесу сразу завязли «по уши». Проклиная себя, избу, тёплый ветер, изъевший снег, и всё вокруг, наконец-то, добрались до Юньяги и разбили лагерь.
Утром солнышко, на улице плюс. Прогноз на похолодание не оправдался, весело чирикают птички, а мы покряхтываем от предвидения новых «приключений». Через полчаса вышли на злосчастную лыжню, а ещё через пол увидели избу. К этому времени солнце поднялось довольно высоко, и пригрело не на шутку, идём в рубахах, сверху накинув лёгкие штормовки. Реку преодолевали по водно-снежной кашице. За чахлой узкой полоской леса открываются предгорные тундры.
Я люблю тундру. Кто здесь бывал, знает, как впитываешь в себя всю эту необъятную ширь, энергию и красоту. А запах тундры, он всегда разный: есть весенний – запах прошлогодней травы и талой воды, есть запах летнего зноя, и самый запоминающийся – осенний! Запах ягод грибов, багульника и болот.
На юго-востоке проглядывает цепочка Уральских гор, из которой резко очерченными контурами – крутыми обрывами и карами – выделяется хребет Хордъюз и отточенная древними ледниками вершина Скальная (Западная) – основная цель нашего путешествия. Хребет Хоръюз – это северная Сабля, конечно, он ниже, но по красоте не уступит. А ведь нехоженых вершин где-то 8-10. Единственная вершина, пользующаяся популярность – это самая высокая гора Скальная.
Гора Скальная имеет две башни – западную (основную) и восточную, между ними протянулся острый 300 м гребень (3А-2Б к.сл.).
Здесь, в глубоких троговых ущельях хр. Хордъюз, расположены несколько перевалов, которыми пользовались местные жители ещё в 17-18 в. Об этом можно прочесть в письме, датированным 21 января 1847 г. известным Венгерским учёным финно-угроведом Анталом Регули к члену Русского Географического Общества Академику П.И. Кеппену. Перевал именуется как «Переходъ Лагортскiй».
Первое прямое упоминание о хребте мы находим в отчётах Э.К. Гофмана (1847-1850 гг.), где хребет называется «Хорд-Юес». А на составленной экспедиционной карте Гофмана обозначено также название «Лорта-Маталау-Пэ».
А.К. Матвеев переводит название «Хордъюз» как: «дорога по реке Логорта», а название «Лорта-Маталау-Пэ» как «гора у Лагортинского прохода» .
М. Ковальский описывает хребет Хордъюз так: «Северная часть представляетъ другой характеръ: здесь все кряжи весьма круты, вершины остры и, по свидетельству Г. Гофмана, самыя Альпы не более поражаютъ зрителя своею дикою природою, какъ эта часть Урала. Каждый кряжъ почти отвесно выходитъ изъ тундры и отсутствiе леса придаётъ более дикости целой картине; здесь есть только въ двухъ, въ трёхъ местахъ проходы и потому Остяки и Самоеды , кочующiе здесь съ оленями, обыкновенно делаютъ обходы у моря, когда надо имъ возвращаться въ леса, въ свои зимовья».
В 3-4 км от хребта фирн становится настолько жестким, что не помогают мази держания, положенные на пластик. Движение превратилось в мучение, лыжи проскальзывают, ноги разъезжаются. Со стороны, кульбиты, которые проделывала наша группа во время движения, выглядят довольно забавно. К нашему удивлению мы видим новичка, обычно плетущегося в конце группы, впереди всех. Не проваливаясь, пешком, с лыжами, подвязанными сзади, он спокойно преодолевал очередной подъем, с иронией поглядывая на наши мучения. Вот что значит незабитое предрассудками мышление! Дружно снимаем лыжи и обретаем необычайную лёгкость движения.
Таким образом, через два с половиной дня мы ставим базовый лагерь в русле притока р. Бол. Ниедзью, в 3-х километрах от вершины. Выпиливаем тяжёлые «честные» кирпичи 30?30?60, ставим стенку всерьёз и надолго. Лагерь поставили за два часа. К вечеру тихо-тихо пошёл снег – в начале мелкий, потом хлопьями, к утру выпало 20-25 см снега. Видимости практически нет. Скорее от скуки, буримся на озере, из которого берёт начало р. Бол. Ниедзью. Провозившись около получаса с лункой, ко всеобщему удивлению достаём хариуса. Хариус нынче берёт на колбасу! Правда, колбаса хорошая, сырокопчёная. Всё оставшееся время лунка безмолвствовала.
4 апреля, 5 часов утра, видимость отличная, воздух кристально прозрачен и морозен. На восхождение вышли в 7.15. Около 8.00 по небу пошло «перо». В глубоком свежевыпавшем снеге проваливаешься по колено. На склоне вершины снега становится меньше, а под «пухом» – жёсткий фирн и лёд. Классический подъём (на западную башню) проходит по северо-западному склону горы, переходящему в острый гребень. Крутизна склона 20-25°. Одеваем кошки, на перегибах гребня крутизна достигает 40-45° при наличии натечного льда. Рубим ступени. Гребень узок до 0,5 м, в некоторых местах проходишь, как по жёрдочке, между двумя обрывами. В 11.00 находимся перед последним взлётом. Вешаем перила между скалами-останцами, разбросанными по пути подъёма. С восточного склона тянет ветром, в долину р. Бол. Ниедзью входит белая мгла, появился резкий ветер. Спуск проходит сложнее, чем подъём – сказывается отсутствие опыта восхождений у одного из участников маршрута и портящаяся погода. К базовому лагерю спустились к 13.00. Подъём и спуск занял около 6 часов, сложность восхождения 1Б.
Через 15 мин после возвращения в лагерь видимости не было. Шквальные порывы ветра сдували со склонов гор свежевыпавший снег, образуя сплошную белую стену.
Пурга! При выходе на улицу сдувает с ног. Снежная пыль забивается под штормовку через мельчайшие отверстия. Опять «пургуем».
В палатке уют и тепло. За надёжно построенной и уже сцементированной морозом стенкой чувствуешь себя в безопасности. Молодёжь притихла, прислушиваясь к завывающему ветру, а у нас на ужин макароны!
Утро. Тихо до звона в ушах. Вход в палатку занесён по самую крышу. Пилой выпиливаем куски спрессованного пургой снега, аккуратно складывая их в тамбур. Сквозь образовавшиеся отверстие в тамбур проникают лучи солнца. Вылезаем на улицу через узкую щель, вот она свобода!
Яркий свет повсюду. Отражённый от ледово-фирновой корки режет глаза. - 25° из-за отсутствия ветра мороз практически не чувствуется. Сборка лагеря занимает несколько часов. Палатку приходится аккуратно высвобождать из снежного плена. Спортивная часть маршрута закончилась, теперь можно и расслабиться. Для этого у нас запланирована рыбалка на оз. Пагаты, одном из самых крупных в бассейне р. Лемва. По словам местных жителей. Глубина озера достигает 30 м, протяжённость около 3,2 км, а ширина 400-450 м. Кроме того, в нём в большом количестве обитает хариус, окунь, налим и ёрш. Аборигены утверждают, что есть особая разновидность карликовой пеляди, но на удочку она не берёт.
С высокой сопки открывается вид на раскинувшееся в глубокой лощине озеро. На западном берегу чернеет изба, построенная в лесном «оазисе» (редком березняке). Предбанник избы плотно забит снегом, налетевшим за долгое зимнее время через мелкие щели. Вычищаем предбанник и избу от снега. В печке потрескивают дрова. Быстрее за бур – и на озеро. Первый радостный крик: - «Пойма-а-а-л!» раздался через 15 минут и дело пошло. Окуни «бросались» практически на пустой крючок, кивок не успевал срабатывать, блесна, опустившись под лёд, сразу оказывалась во рту у хищников. Вдруг у лунки всё стихло, через 5-10 минут тишины леска «зазвенела», на руке почувствовалась тяжесть. Недолгая борьба закончилась победой опытного рыбака, на льду извивался 1,5-килограмовый налим.
Вечером садимся у тёплой печки.
Скажите, вы когда-нибудь пользовались спиртом на маршруте в медицинских целях? Каждый раз берёшь на всякий случай, а результат? За 24 года походной практики, к счастью, ни разу не довелось использовать спирт в медицинских целях! Вот и сейчас свежий окунь «зашкворчал» в раскалённом масле, уложенный плотным рядом на сковородку. Защекотало ноздри, и в животе приятно заурчало. На душе легко, две третьи маршрута пройдено, основные цели и задачи выполнены, есть повод для праздника.
Все оставшиеся дни ясно, днём -15-20°С., ночью -25-30°С. С лёгкими рюкзаками идется быстро и комфортно. В 15 км от пос. Горняк выходим на след снегохода и движемся вдоль него.
Пос. Горняк произвёл удручающие впечатление, разваленные и заброшенные дома, отсутствие дорог и техники. Только снегоходы, на которых можно добраться до ж/д ст. Сивая Маска. В середине 1930-х годов посёлок Горняк, собственно, и назывался Сивая Маска и имел дурную славу. Вот, как описывала этот населённый пункт в 1936 г. одна из политзаключённых «… в названии лагпункта упоминалось какое-то неправдоподобно-несуразное и таинственное – «Сивая Маска» … она была малюсенькой штрафной «командировкой» для самых отпетых рецидивистов и убийц. Она обслуживала перегонный зимний транспорт – конный и собачий. … Сивая Маска была последним лагпунктом по пути на Воркуту. Неширокая полоса тайги у реки переходит в тундру. Жилья почти не было … загаженный дряхлый и маленький барак из жердей, где жили 10 человек заключённых, домишко под канцелярию и две землянки для «начсостава», плохонькая кухонька прачечная, банька по-чёрному и склад – навес. А привели около 200 мужчин, по дороге присоединили ещё 60 и 9 женщин. Запасов продовольствия не подвезли, а у нас несколько мешков крупы, на которых лежит запрет. …Первые дни был сущий ад. Заместитель начальника Красный, тип из мира уголовных, вообще ни за что не отвечал… Женщины втиснулись в помещение на пять метров называемое канцелярией, и разместились на столе и под столом, но у нас хоть крыша над головой, а мужчины просто в грязи – наломали веток и валились на них. Инструментов на десять человек, но уголовники из рук их не выпускали, так что и землянки рыть нечем. Мужчины нашего этапа спали первое время около нашего жилища, т.к. мы боялись вторжения озверевших бандюг, а ВОХРу на это было наплевать…» .

От посёлка Горняк до железнодорожной станции 8,5-9 км движемся пешком по дороге укатанной «буранами».
Светит и ласково пригревает солнышко, на улице весна – апрель! Мы вернемся сюда, скоро, а сейчас – домой!

Данько В.Ю. Заслуженный путешественник России

В публикации использованы материалы
Гофман Э.К. Северный Урал и береговой хребет Пай-Хой. Исследования экспедиции Русского географического обществава в 1847, 1848 и 1850 гг. В 2-х т. Т. 2. – СПб., 1856.
Матвеев А.К. Вершины каменного пояса. Челябинск: Южно-Уральское кн. изд-во, 1990.
А. Войтловская. По следам судьбы моего поколения. Сыктывкар. 1991 г.

Примечания
Сивая Маска, перевод топонима звучит как «седой Мазай».
А. Регули известен тем что с 1843 по 1845 гг. совершил путешествие, начиная со среднего Урала г. Верхотурье до побережья Карского моря и обратно.
Остяками в позапрошлом веке называли Хантов (прим. автора)
Самоедами в позапрошлом веке называли Ненцев (прим. автора)
ВОХР - Вооружённая охрана.

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Коми
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 2