По Солокачи туристы скачут...

Идет загрузка карты ...
Мы (13 туристов и собака) решили пройти по таежным рекам Солокачи и Архара. Плавсредства - катамаран, десантная лодка и плот. Препятствия - 7 порогов 3 категории сложности.
По Солокачи туристы скачут 
дневник маршрута
По Солокачи туристы скачут

29-30 апреля. День первый. Бесконечный.

 

Глядя на него, замирает сердце и многие не в силах сдержать чувств. Он - это желтый пазик, с которым связано столько воспоминаний! Где он только не застревал и что у него только не ломалось! Именно благодаря этому автобусу, который старше меня как минимум в два раза, я узнала, что такое карданный вал, что прокладки бывают и в двигателе, и еще то, что скорость по шоссе в 40 км в час это не такой уж пережиток прошлого, для многих оставшийся во временах Великой отечественной. А еще постигла бесспорную истину во сколько бы мы не выезжали на нашем замечательном автобусе, все равно, независимо от того, куда едем, прибудем в полной темноте.

Итак – загружаемся. И о чудо – автобус бодренько заводится и выезжает из города. Нас чертова дюжина и четвероногий друг. Короче 13 туристов, не считая собаки.

Дурное число 13 или нет, пока не ясно. Но ведь автобус практически без остановок мчится по трассе и один раз даже обгоняет Камаз. К тому же места в нем на этот раз достаточно – когда здесь 25 человек, то приходится сидеть на чем попало. Сегодня – замечательно. Правда, мы еще не знаем, что забыли – 1) весла от десантной лодки 2) клапана от нее же 3) какие то коврики тоже из нее. А еще коврик мой собственный, спальный, пенку то бишь. А также окорочка и какое-то количество спирта по-моему.

У поселка Кундур мы оказываемся в 3.30 ночи. В условленном месте нас ждут мужики из лесной охраны. Именно они работают на кордоне, который в этом году организовали МЧС-ники, чтобы не пускать в лес никого. Таким образом они борются с пожарами. У лесников на этот счет, к счастью, своё мнение. В полной темноте перегружаем свои вещи в их ГАЗ-66. В кузов влезают собственно только они. Вопрос – куда грузиться народу – Гуторов решает просто – будем ехать лежа. В кузове под тентом как в гробу, но всю нашу группу, кроме меня, это не пугает. Народ укладывается под тент штабелями на манер пиленного леса. Мне удается уговорить лесников взять меня с моим шнауцером Никасей в кабину, хотя их там уже трое.

Как мы преодолели этот путь мне не ясно. 96 километров ехали 14 часов. И пешком и волоком, и на лебедке и с помощью лопаты и такой-то матери, вечером 30 апреля добрались до Солокачи. Сил хватило лишь поставить палатку, сварить ужин и завалиться спать.

 

1 мая. Жизнь налаживается!

 

Плавсредства собираются, рыба ловится – Андрей и Леонид Викторович уже поймали по нескольку хариусов -  солнце светит – жизнь налаживается! То, что вчера казалось неразрешимым – отсутствие клапанов для лодки и весел – постепенно разрешается – Женя строгает весла, Гибнер изготавливает клапана.

Вскоре становится еще лучше – хариусы посолены и съедены, обед готов и осталось даже «личное время». В походе у завхоза, а именно эту ответственную роль я играю на Солокачах, оно так же ценно, как у солдата в армии. Мы с шеф-поваром Олечкой, взяв Никасю, отправились гулять по берегу. Обнаружили первые цветы – целую поляну крупных желтых адонисов. Очевидно, здесь они опережают подснежники. Во время прогулки пьем березовый сок, совершенно прозрачный, как самая чистая вода. Он чуть-чуть отдает каким-то древесным вкусом. Сейчас самое время его собирать, а березовых рощ на Солокачи великое множество. Представляю, какая красота здесь летом – в такой роще должно быть столько зелени и солнца!

Уже к обеду суда собраны, мы все, наконец, перезнакомились – появилось время для разговоров, споров, баек, анекдотов и смеха. Вот только наш В.В. не принимает участия в общих делах – даже плот собирают Виталя и Андрей. Он с головой ушел в дипломатическую работу, как оказалось с бутылкой общественного спирта. Работа идет с местными лесниками. Первый результат – два ленка сразу пошел на сковородку. Вкусно! К обеду Гуторов уработался так, что пришлось его срочно госпитализировать в палатку.

Уже сегодня радует – команда подобралась хорошая – идти можно.

 

2 мая. Корабли – в плаванье!

 

Торжественный спуск на воду судов – катамарана, десантной лодки и плота – состоялся почти в полдень. Под громкое собственное «ура» мы отчаливаем от берега. Экипажи практически равные и по количеству народа и по опыту. На катамаране и плоту по 4 человека, на десантной лодке пятеро. Впрочем, на плоту нас четверо не считая собаки. Наш плот, как автономное государство – на борту всё: продукты, палатка, печка, лодочный мотор, ремнабор, все наши вещи. Думаю, весит он тонны две.

Мы с Никасей устраиваемся на палубе, над головой машет гребью Андрюха, напротив мирно похрапывает капитан Гуторов. Шнауцер, запомнив навсегда прошлые уроки, сидит спокойно, иногда заваливается спать. Берега, поросшие лесом, проплывают мимо со скоростью примерно 3 км в час. Сегодня серьезных препятствий не будет. Это и хорошо – народ пока путает право-лево и надо отработать движение в команде.

 

3 мая. Второй ходовой день.

 

Выходим поздно – около 11 часов. Все потому, что подъем не организован. Из палатки народ выползает только к 9 утра, когда солнце уже высоко. А первыми в лагере просыпаются экстремалы, спящие на улице Андрей, Макс и отдельно живущий Леонид Викторович. Где ночует Гибнер не знает никто, но точно не в палатке.

День сегодня замечательный – тепло, солнечно и даже жарковато. Мы на ровном участке реки. Из-за встречного ветра плот ползет еле-еле, катамаран и лодка скрылись вдали. На борту сначала разворачиваются историко-политические дебаты по поводу Гитлера, финнов, Сталина и еще бог знает кого и чего. Потом переходим на темы более насущные. Отчего Солокачи так называется. В.В., очевидно изрядно проголодавшийся, предположил, что здесь некогда качали сало. Вот и стала река Солокачи. Я сразу задумываюсь о продуктовых запасах. Сала у нас много, а вот тушенки… и картошки… и масла….да и хлеба осталось всего ничего.

А капитан уже сообщает, что вот название реки Архара, куда мы должны выйти к середине похода, пошло от слова «архар» - снежный баран, которые когда здесь водились.

После обеда стало больше красивых скальников и перекатов. Река потекла между сопками, да и в самом ее русле как будто кто-то разбросал огромные камни. Чтобы провести плот через эти перекаты капитан и гребцы все время решают просто геометрические задачи. Иногда плот проходит вперед без приключений, иногда попадает на камень-ловушку и тогда Андрюха. Виталя и даже капитан спрыгивают в воду и сталкивают всю нашу громадину с камня или мели.

Я ощущаю себя бездельником-писакой, как Жуль Верн в фильме «Дети капитана Гранта». Только путешествуем мы не по всей 38 параллели, а сначала на запад Амурской области, потом на юг по Архаре. Всего нам надо пройти около 120 км.

Уже вечереет, но нас по прежнему радует солнце, на склонах сопок все чаще встречаются полянки адониса, у самого берега зеленеет дикий лук. Течение все сильней и перекаты, как в песне, уже хочется «послать по адресу». Но мы упорно идем к месту намеченной Гутеровым стоянки – «пятизвездночному зимовью, где места хватит на всех». Оно оказывается развалившимся, заброшенным бараком лесорубов. Внутри – провалившийся пол, остатки нар и печки. Осмотрев эту достопримечательность, идем дальше. На ночлег встаем на мысу около 7 вечера. Какая у нас все же уютная палатка, особенно когда уже натоплена печка и народ, лежа штабелями, мирно посапывает во сне.

 

4 мая Пороги

 

Ночью был заморозок – в котелках и кастрюле замерзла вода. А потому утром наши экстремалы «ночлежники» разожгли костер и бродят вокруг палатки как волки. В конце концов не выдерживают и начинают звать нас с Олей. Викторович залезает в нашу палатку и сообщает, что по мне три мужика там на улице сохнут. «Не сохнут, а голодают,» - поправляю я. Шеф повар требует, кофе в постель. Викторович появляется еще раз с кружкой чая и баранкой. Теперь все развеселились и дружно начинаем вылезать на улицу, готовить завтрак.

Сегодняшний день запланирован как полудневка после прохождения порогов. С самого утра капитан все очень тщательно привязывает, точнее принайтовывает, к плоту. 5 порогов обещают нашему судну серьезную встряску.

Первый порог под названием «Прямой» совсем недалеко от места нашей ночевки. В описаниях он, как и все последующие, 3 категории сложности. Он из всех самый простой – несколько бочек и небольших валов. Падение реки не особенно серьезное. Проходим его без всяких злоключений. Никася не проявляет никакого беспокойства.

Точно также идем по порогу «Косой». А вот дальше начинаются проблемы – плот постоянно садится на мель, вода очень низкая. Мужикам приходится постоянно вылезать в воду, толкать, тащить и раскачивать.

В четвертом пороге под названием «Зуб» неприятные приключения продолжаются. Перед самым порогом в шивере выворачивает одну из наших камер. В порог входим на перекошенном судне. Здесь бочки и валы сменяют друг друга как в калейдоскопе. Несмотря на то, что плот весит тонны две, нас полощет, как кутят. Сначала вода немного плещет через борта, потом заливает нашу палубу целиком. В средине порога еще одна камера уходит с положенного места. В конце порога Виталя и капитан делают несколько эффектных вертушек, уходя от подводных камней. Эти пируэты вызвали аплодисменты зрителей – экипажей катамарана и лодки. Но вот плот развернуло левым бортом и я вижу уже выход из порога – путь к нему преграждает здоровый острый камень – зуб. Еще через пару секунд мы на него налетаем. Будь наше судно поменьше и легче переворота не избежать. Но громада плота скрипит, но выдерживает.

В пятый порог входим уже изрядно потрепанные и мокрые. Никася, хоть и мокрая, ведет себя очень мужественно, я держу ее за ошейник. Этот порог «Котел» считается самым сложным и не зря. Мы уже по традиции перед самым опасным местом садимся на мель. Потом влетаем в самый котел. Из него вылетаем просто пулей, еще несколько секунд и мы летим к более или менее спокойной воде, устью ручья Водопадный. На сегодня водные испытания закончились.

На берегу несколько минут все, перебивая друг друга, рассказывают о своих ощущениях. Потом практически все начинают мыться, бриться. После этих процедур некоторых просто не узнать. Успели в этот день многое: рыбаки обеспечили нас неучтенкой. Самого большого ленка на спиннинг поймал Виталя, прямо с нашего плота, привязанного к берегу. Еще мы успели сходить посмотреть на порог. Подойти к нему можно по прибрежным валунам. Река здесь сужается и в этом самом узком месте и есть настоящий бурлящий котел.

Вечером был настоящий рыбный пир – ленков запекли в фольге. Девчонки на примусах из лиственниц напекли лепешек. Нашлось в нычках и красное вино. Это был замечательный ужин.

 

5 мая 39 бутербродов.

Сегодня, судя по гутеровской карте, мы должны пройти еще два порога. Первый по сложности такой же, как «Котел», с поворотом и прижимом, рассказывает Викторович. Лучше всего все препятствия вчера преодолевала десантная лодка. Решаю сесть в нее для безопасности моей Никаси. Гибнер не возвражает, Никася тоже. Влезаем в это судно. Да, внутри ее явно не палуба. Такой чувство, что сидишь на тарелке холодца – надувной матрас обычно тверже. Народ говорит, что под нами не камеры, а сплошное решето, залатанное на скорую руку. И тем не менее этот «холодец» успешно проходит порог, оказавшийся не особенно сложным из-за низкой воды.

Наконец-то мне предоставилась возможность взглянуть на наш плот со стороны. Ведь лодка стартовала первой и теперь мы стоим на страховке. Правда, «на страховке» это громко сказано – даже морковки у нас нет – она на катамаране, других веревок тоже не имеем. Гибнер говорит, если увидим, что кто-то вывалился в пороге, будем спасать с лодки. Спасать никого не пришлось. Сначала порог успешно прошел катамаран. Потом показался плот. Какой же он все-таки мощный и красивый (как не похвалить свое судно). Ребята лихо проходят порог и причаливают к берегу. Я немного жалею, что не пошла с ними, но зато посмотрела на наш корабль со стороны. Посмотрела и хватит. Хватаю спасжилет, Никасю и перебираюсь домой на родную палубу.

Ждем последний порог. Он оказывается совсем небольшим, но за ним еще один, потом еще… на одном из этих полупорогов садимся на мель и протыкаем камеру. Все наше судно перекосило на левый борт, несемся по перекатам. Мы с Никасей и андрюха ютимся на правом борту ближе к носу. Да-да. У плота есть нос, особенно это заметно, когда он, самое высокое место на корабле.

Из-за пробоин, полученных нашим плотом, всем командам приходится причаливать к берегу. Мужики занимаются ремонтом, а мы с девчонками готовим обед. Он у нас поистине шикарный – уха из трех больших ленков и бутерброды с икрой. Для этого деликатеса я не пожалела последней буханки хлеба и пачки сливочного масла. Бутеры получились как на новогоднем столе. Ровно 39 штук. У нашего поваренка Лены глаз алмаз, точно на 13 делится!

После сытного обеда по закону Архимеда полагается поспать. Но у нас закон, а точнее маршрут свой. Поэтому – гребем. Взяться за греби пришлось и на плоту – частенько попадаем в штиль. Так идем почти до 8 вечера, ожидая, чтоиз-за очередного поворота покажется мифическое зимовье. Показалось – вокруг такая свалка, что мы быстренько пошли дальше и остановились на ночь где-то на мысу. Кстати он уже не солокачинский, а архаринский. Примерно в 18 часов мы вошли в эту реку.

 

6 мая. А впереди идут дожди.

 

Вылезаю утром из палатки – тепло, на небе серая мгла, сквозь нее виден диск солнца, но ни один луч не достигает земли. Погода меняется. Сегодня выходим рекордно рано в 9.15. Обед не запланирован – мы сильно отстаем от графика из-за низкой воды и долгой дороги до Солокачей.

В 14 часов пополудни сцепились плотами и с большим аппетитом поели холодных макарон с тушенкой. Чудеса. Дома бы есть такое и в горячем виде еще подумала бы, а здесь слипшиеся комки макарон – просто на ура, деликатес. Даже пресекла попытки андрюхи с катамарана выудить себе ненормированную ложку из нашего котелка. Котелок надо сказать мы выскребли до блеска. Не успели мы попить чаю, закапал дождь. Через пять минут зарядил, да так что стало ясно – сегодня не кончится. Стало сразу холодно. Никасе повезло больше всех, она в своем комбинезоне, укрытая моей жилеткой и непромокаемым плащем свернулась на рюкзаке с посудой, только торчит черный нос. Мы, чтобы согреться, меняемся на гребях. Они тяжеленные, как весла на галерах. Не представляю, как мужики управлялись с ними в порогах!

Идем до 7 вечера. Дождь идет с нами. Встаем на ночлег у какого-то горельника. Разводим сразу несколько костров. Мы с Олечкой быстро варим пюре с тушенкой. На столе остатки икры ленка, икра кабачковая, сушки – хлеб давно кончился – повидло и печенье. В 9 вечера уже все в палатке. Тут сухо, в печке потрескивают дрова, спать совершенно не хочется. Веселуха! Никася высохла и довольная валяется у самой печки. У самого входа расположился Макс, у дальней стены штабелями лежат два Андрюхи, две Лены, Женя, Виталя и В.В., с другой стороны Оля и Ира. Впрочем, еще никто не спит. В палатку запрыгивает лягушка, прямо к Максу. Видно пришла погреться. Долго ловим ее с воплями и визгом, потом выдворяем обратно на улицу. Андрюха пытается читать стихи, но они про кладбища и духов и одобрения у народа не вызывают. Наконец, все стихает. Ближе к средине ночи на нашу стоянку заехали рыбаки аборигены. Долго не дают нам спать – слышны их пьяные вопли у костра. Дождь шел практически до утра. Утром исчезла в неизвестном направлении костровая решетка.

 

7 мая Причаливаем!

 

Сегодня мы должны дойти до конечной точки нашего маршрута – д. Грибовка. Мы немного отстаем от плана – эту дождливую ночь нужно было провести у заброшенного поселка Татакан. К нему подгребаем утром – и ничего он не заброшен: на берегу две моторки. Мужик и баба с берега ловят гольца, еще один дед идет по косогору. В.В. здоровается с народом. Тетка вспоминает, что в прошлом годе, здесь тоже шли наши суда и она еще просила у них закурить. Вообщем, как вчера это было…

Чего это я ни слова о погоде?  Это потому что дождя нет, так что о ней говорить. Временами даже солнце проглядывает и довольно тепло. Но вот ветер встречный и надо всем опять за гребло. Чтобы это дело совсем не заколебло, мы чередуемся – установили две вахты – В.В. и Андрюха и я и Виталя. «Товарищ, я вахту не в силах стоять…» - это ощущение возникает к обеду. Он у нас опять проходит на воде – с утра нарезано сало, к нему сушки и печенье.

Во время этого пиршества расслабляемся, течение становится чуть быстрее и мы рассматриваем сопки, тянущиеся по берегам Архары. В некоторых местах видны скальники – на них начинает зацветать багульник. Красота! Небо впереди темнеет тучами, порывистый ветер несет их прямо на нас, начинается дождь. Не такой как вчера, а яростный и короткий. Мы с Никасей сжимаемся под плащом и трясемся как две мокрые мыши. Спасает от уныния Андрюхино пение, постепенно подхватываем его всем экипажем. Поем одну песню за другой – в основном веселые, детские из мультиков – и появляется солнце. Оно светит, дождь идет, настроение отличное.

Так с песнями доходим до самой Грибовки и вот чудо нас уже встречают. Не с оркестром, с блокнотом. Мужик из пожарной охраны пытается выяснить, кто мы и откуда плывем, нарушители запрета на посещение лесов. Объясняем, что оттуда, куда Макар телят не гонял, а документов у нас только усы и хвост. И это правда – усы к концу похода есть почти у всех мужиков, а у моей Никаси кроме них еще и хвост имеется.

Часа через три, разобрав суда и погрузив весь шмурдяк в автобус, мы отправляемся в город. До него 5-6, а может и 10 часов езды на нашем желтом пазике. Это как получится! И все же «окончен поход без единого трупа»!!!



Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Амурская
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 3