Северное Борнео 2004

Идет загрузка карты ...
Малазия, Северное Борнео, провинции Сабах и Саравак
 
Северное Борнео 2004

Идея путешествия по Борнео зародилась у меня в середине 90-х, после статьи Яцека Палкевича в журнале "Вокруг Света". Была разработана программа путешествия, но из-за нехватки средств, ее не удалось реализовать. Поэтому когда меня пригласили в составе команды гидов пройти по джунглям Северного Борнео, я с радостью согласился.
Остров Борнео (в Индонезии этот остров называется Калимантан) расположен в Южно-Китайском море. Остров лежит между полуостровом Малакка, Северной Австралией и Филиппинами. Остров разделили между собой три государства - Малайзия, Индонезия и Бруней.
Для путешествия мы выбрали Северное Борнео, малазийскую провинцию Сабах. Мы – это три гида, которые после хлопотливого летнего сезона в Северном полушарии, решили продлить лето, и немного побродить по Борнео.
Из Москвы я вылетел "Эмиратами" и с командой встретился в единственном пабе аэропорта Дубай. Дальше - до столицы Сабаха – города Кота-Кинабалу мы летели уже все вместе. С двумя пересадками мой перелет продолжался в общей сложности 28 часов. Удивительно, но стоимость перелета Москва - Кота-Кинаболу была примерно такой же, как перелет от Москвы до Камчатки - $670 (туда и обратно).
Для путешествия по Малазии сроком до 1 месяца виза не нужна. Страна с 1998 г. активно развивает туризм. Из Москвы я не взял почти никакого снаряжения, так как знал, что на Борнео все необходимое для путешествия можно купить по смехотворным ценам. И действительно, в первый же день мы обзавелись тонкими ковриками по $2,5 и тонкими спальниками по $3 за штуку! Так же я купил себе хорошие кроссовки за $8.
Сразу за городом Кота-Кинабалу, параллельно берегу, идет довольно большой хребет Крокер Рендж. Эти горы покрыты бесконечными джунглями, в которых встречаются небольшие хутора, по местному – кампонги. На северо-востоке Крокер Рендж возвышается самая высокая вершина Юго-Восточной Азии – гора Кинабалу.
Мы решили перед восхождением на Кинабалу пройти акклиматизацию в джунглях Крокер Рендж. Клиентов здесь водят очень редко, так как в этих местах легко заблудиться, и нет необходимого сервиса для ночевок.
От Кота-Кинабалу мы за 1 час доехали до предгорий. Точка старта - кампонг Кеманванган. Кампонг – это три деревянных домика на сваях, среди которых бегает куча кур и детворы. Отсюда начинается наше путешествие. У каждого за плечами рюкзак с весом не более 8 кг. Каждый взял 1 смену белья; куртку для дождя; легкий коврик и спальник; фото-видео технику и 2 кг сухих продуктов. В список обязательного снаряжения входит: шапочка, налобный фонарик и пластиковая литровая бутылка. Туристические ботинки не нужны, достаточно трейкинговых кроссовок. Ни палаток, ни привычное кухонное снаряжение мы не берем, т. к. планируем ночевать и питаться в кампонгах.
Переходим по висячему мостику небольшую речушку Мойог и углубляемся в джунгли. Тропа круто взбирается на холм. Слава Богу, что нет дождя, а то нам пришлось бы карабкаться вверх по глинистому склону. К слову сказать, дожди на Борнео начинают лить в декабре, и продолжаются до середины февраля.
Подлесок делает нашу тропу узкой и трудной для ходьбы. Вокруг бушует зелень, но цветов почти нет. Только иногда вдоль тропы, среди сухих листьев, встречаются яркие малиновые соцветия в виде больших звезд. Причем у этих цветов нет стебля, такое ощущение, что они вылезают из земли уже цветущие.
Я упомянул про сухие листья, лежащие на тропе. В джунглях в течение года деревья постоянно сбрасывают сухие листья, меняя их на новые. Тоже происходит и со старыми сучьями, вес которых достигает десятка килограмм, и порой, они с шумом падают вниз. У меня сложилось впечатление, что единственная опасность в джунглях – это падающие сучья.
Извилистая тропа привела нас на узкий гребень, с которого открылся хороший обзор. Мы остановились перевести дух. Вдалеке видны небоскребы Кота-Кинабалу и воды Южно-Китайского моря. А вокруг, насколько хватает глаз, возвышаются невысокие горы, покрытые экзотической растительностью. Внизу растут обвитые лианами деревья-гиганты с воздушными корнями-контрфорсами, выше по склону появляются необычные деревья, с сучьев которых как борода свисает лишайник уснея.
По гребню идти намного легче, не смотря на палящее солнце. В руках я сжимаю небольшое полотенце, которым регулярно вытираю пот – в джунглях стопроцентная влажность. Я иду в футболке и шортах, на голове – кепка. После первого перехода вся одежда становится мокрой и соленой от пота. Вечером мы переоденемся в сухой комплект, причем рубашка будет с длинными рукавами, а шорты я поменяю на штаны. В такой одежде я спасусь от местных комаров. В утренние часы я успею просушить на солнце свою мокрую одежду.
Но пока до приятного вечера нас отделяет 8-часовый переход. В лесу раздаются громкие звуки, похожие на работающую бензопилу. Эти звуки издает местная цикада, которая похожа на громадную муху, размером 15 см.
Вдоль тропы растет каучуковое дерево - гевея. Она была завезена в Юго-Восточную Азию из Бразилии знаменитым Генри Ридли, чей огромный труд "Флора Малайского полуострова" до сих пор считается лучшим путеводителем по растительному миру Малайзии. Гевея прижилась здесь не хуже, чем у себя на родине, и с тех пор Малайзия превратилась в крупнейшего производителя натурального каучука. Местные крестьяне собирают сок гевеи своеобразным способом. В нижней части дерева делается косой разрез на коре, в который вставляется бамбуковый желоб. Гевея выделает молочный сок – латекс, который стекает в подставленную банку из-под пива. Чем моложе дерево, тем больше сока натекает.
В конце второго перехода мы встретили на тропе небольшую хижину, перед которой на бамбуковых шестах сушились пластины сырого каучука. В воздухе стоял плотный неприятный запах. Встреченный крестьянин с большим железным бидоном обходил свой участок каучуконосов. Его бидон был закреплен в специальной заплечной корзине-рюкзаке – вакит. После того, как бидон наполнится латексом, его выльют в специальную прямоугольную форму, в которой латекс немного застынет. После чего его вывесят проветриться на солнце. Просушенные пластины принимаются на приемном пункте, где за 1 кг каучука дают 2,5 рингит (21 рубль).
Продолжаем наше путешествие. Вверх и вниз, вниз и снова вверх. Крутые подъемы чередуются с напряженными спусками. Постоянно хочется пить, но тропа идет далеко от ручьев (в этот день мы встретили всего 3 ручья). Отсутствием воды пользуется удивительное растение – лиана непентес. Его цветок представляет собой достаточно большой "кувшин" с крышкой. В обычном состоянии крышка открыта, и внутри "кувшина" виден пищеварительный сок, который выделяют железы, расположенные на дне. Насекомое, привлеченное запахом, попадает на внутренние стенки "кувшина", где по мелким бороздам протекает сладкий душистый нектар. Попав внутрь кувшина, жертва начинает медленно сползать в пищеварительный сок. В крупном "кувшине" может быть до двух литров такого сока. Обычно растение разлагает насекомое в течение 5–8 часов. Первый непентес был привезен в Англию (а Малазия до 1963 г. была английской колонией) альпинистом Хью Лоу, после его первовосхождения на г. Кинабалу в 1851 г. В память об альпинисте один из видов непентусов носит его имя.
На открытых склонах, среди древовидных папоротников, растет дикий ананас. Временами на тропе встречаются какие-то упавшие фрукты. Но можно ли их есть? Теоретически я знаю, что в лесу растет масса фруктовых деревьев: мангустан, рамбутан, лансиум и мата кучинг. Они плодоносят в разное время, и, таким образом, у лесных животных постоянно есть пища. В одном месте, на земле мне попалась целая куча плодов очень похожих на яблоки. Я выбрал себе одно такое "яблоко" и попробовал. Вкус – приятный кисло-сладкий. Но очень скоро я почувствовал во рту какой-то хвойный привкус. Сок этого "яблока" оказался на удивленье липким, и мой рот окрасился в желтый цвет.
На привале мы встретили черную бабочку с размахом крыльев 25 см! Ее крылья украшала большая зеленая полоса. Каким-то образом, эта лесная красавица почувствовала наше присутствие, и прилетела полакомиться солью наших пропитанных потом футболок.
Бабочка названа в честь авантюриста Джеймса Брука, который на своей яхте прибыл на Северное Борнео в 1839 г. Брук помог местному султану подавить восстание даяков, и за это, в знак благодарности получил титул раджи. Новоявленный раджа, как бывший военный, договорился с английским флотом о том, что он уничтожит своими силами все пиратские базы Северного Борнео, которые мешают торговле с Сингапуром. Взамен курсирующий по Южно-Китайскому морю британский флот поможет Бруку свергнуть малайских феодалов. Так Брук стал первым белым раджой на Северном Борнео.
Наша бабочка пополнила солевые запасы, после чего улетела лакомится сладкими плодами дерева рамбутан, под кроной которого мы отдыхали. Плоды рамбутана имеют красный цвет и мягкие шипы, внешне напоминающие каштан. Под тонкой кожицей скрывается вкусная кисловатая мякоть. Что бы полакомиться рамбутаном, надо лезть на дерево, но у нас мало времени.
Быстро пролетают 10 минут отдыха, и мы опять надеваем рюкзаки. Первым идет Стив. Ему 50 лет, но мне бы так ходить в его возрасте! Стив – горный гид с громадным опытом. Семь лет он проработал менеджером на станции "Патриот хил" в Антарктиде. Именно от этой станции начинаются все восхождения на высшую точку Антарктиды – гору Винсон. Сам Стив на эту вершину поднимался 6 раз. В качестве гида Стив 9 раз был на Южном полюсе и 6 раз – на Северном. Его рассказы о Севере помогают нам забыть окружающую духоту.
В конце дня мы входим в бамбуковый лес. Вокруг бушуют зеленые заросли, и я вдруг понимаю, что это не деревья, а, всего-навсего, трава высотой 10-15 метров. Над нашими головами свешиваются гигантские стволы бамбука. Отовсюду свисают лианы. Прямо над тропой свисает громадный стручок "горошка". Стручок имеет длину 6 м! Мы останавливаемся, и с помощью ножа вскрываем стручок. "Горошина" по размеру напоминает качан капусты!
Стив какой-то пыльцой засорил себе глаза. Пока думали что делать, встретили аборигена. Объяснили ситуацию. Мужик достал свой паранг (традиционный кривой нож народов Борнео) и срубил какую-то лиану, которая внутри оказалось полой. Мужик обрубил ее с двух сторон, и поднес один конец к глазу Стива. Из полученной трубки в глаз капнула капля сока. Мужик объяснил, что сок лианы, которая на местном языке называется вадан, применяется при лечении инфекционного заболевания глаз.
Вечером, за час до захода солнца, мы пришли в первую деревню на нашем пути – кампонг Териан. Здесь живут люди из племени Папар Кадазан, принадлежащие к этнической группе Кадазан. Вообще, на Северном Борнео живет 32 народности, среди которых своей численностью выделяются две группы – Кадазан и Дусун.
Нас поселили в гостевой дом – балай райа, который по утрам выполняет функцию начальной школы. Быстро бросаем на пыльный пол свои коврики и спальники, и идем на кухню договориться с женщинами об ужине. Местная кухня меня удивила тем, что ее очаг напоминает столешницу, сделанную из железного дерева, которое не горит. Очаг без трубы, но между стенами и крышей есть широкое вентиляционное пространство, куда и уходит весь дым.
Из кухни идем купаться. Температура воды около 28 градусов, но она, все равно, хорошо освежает тело. Пока я плескался, к реке подошли буйволы, и один из них сжевал мою футболку. Хорошо, что у меня есть запасная!
Перед самым заходом солнца появились летучие мыши. На Борнео я видел громадные пещеры, на сводах которых обитает по 2 млн. рукокрылых. Вечером летучие мыши большими группами вылетают из пещеры "пастись" на окрестные плодовые деревья. Каждая группа вылетает огромной спиралью, очень похожей на дракона. Каким то образом между вылетающими группами поддерживается связь, и если первая группа при вылете из пещеры растягивается или задерживается, то следующая группа начинает кружить в небе гигантским кольцом-бубликом.
Стемнело в 18.30. Причем на экваторе темнеет не так как у нас, и здесь нельзя наблюдать долгую зарю. Солнце быстро падает вниз, и через 10-15 минут наступает непроглядная тьма. На фоне ночного леса становятся видны многочисленные светлячки, причем некоторые из них летают с поразительной быстротой. На небе вспыхивают мириады ярких, как жемчужины, звезд. Было приятно наблюдать Южный Крест, созвездие Гончих Псов и манящую воображение туманность Андромеды.
Позвали на ужин. Женщины для белых мистеров постарались приготовить в больших бамбуковых "бочонках" очень вкусный местный рис. На гарнир подали молодые верхушки папоротников, растущих по берегам реки. Отварную молодую кукурузу и волокнистую фасоль приготовили с каким-то кисло-сладким соусом. Под конец трапезы нам предложили продегустировать местное рисовое вино – топи.
На следующее утро нас разбудил шелест листьев и пение птиц. Я забыл сказать, что окна здесь не имеют стекол, и в ночное время занавешиваются циновками. Солнце, как всегда, встало в 5.40. Оно быстро поднялось в розовой дымке тумана. Небо было безоблачным. Воздух приятно охлаждал - ночью температура опустилась до 20 градусов.
После завтрака мы вышли в 7.30. Сразу за кампонгом тропа круто пошла вверх. Стив сказал, что этот подъем для нас будет единственным на сегодняшнем маршруте. Карты у нас нет (если не считать мою 15-километровку). Говорят, что на Борнео вообще нет хороших карт. Объясняется это сложным рельефом и непроходимыми джунглями.
На гребне холма растет невысокий бамбук, который на языке племени дусун называется кобонг-кобонг. Вообще, на Борнео растет 36 видов бамбука. Племя кадазан это растение называется бамбу. Из него плетут корзины и делают музыкальный инструмент сомпотон; строят мосты и дома. Бамбук заготавливают только в определенное время, когда на ночном небе нет луны или когда месяц только нарождается. Это время называется рондон. Если бамбук срезали в другое время, то в суеверных целях его промывают в мутных водах реки. В одной деревни я видел, как один мужик играл на бамбуковой боковой флейте. Все бы ничего, если бы она в флейту не дула …. носом! А объясняется все просто. Местные охотники только недавно перешли на огнестрельное оружие. А раньше они использовали духовые трубки - сумпитан, из которых плевались бамбуковыми отравленными дротиками. Для того, что бы охотник мог стрелять на большие расстояния, ему необходимо было развивать легкие, например, с помощью носовой флейты!
Неожиданно мы встретили местного дождевого червя, длиной 70 см! Следующая живность, которая ползла по тропе, была огромная самка жука-трилобита. Жук получил свое название из-за своей личинки, у которая имеет защитные пластины, похожие на панцирь доисторических трилобитов. Самка жука-трилобита сохраняет форму личинки, и ее красный панцирь состоит из 12 сегментов.
На привале нужда завела меня в кусты. Здесь я завяз среди тонких побегов пальмы ротанг, чьи острые крючки-колючки вцепились в мое тело. Пока я освобождался, три пиявки безошибочно засекли мою повышенную температуру, и незаметно присосались к ногам. Они вводят в ранку какую то анестезию, после чего укус совершенно не чувствуется. Пиявки вводят в кровь специальное вещество – герудин, от чего кровь перестает свертываться. Местные мужики из племени кадазан приспособились с помощью пиявок ловить рыбу. Для этого они вырубают длинный побег ротанга, и на одну из его колючек нацепляют пиявку. Пиявка извивается, и рыбе кажется, что это червяк. Пока она разберется в своей ошибке, пиявка успеет присосаться к своей жертве.
Как известно, Малайзия является крупнейшим экспортером мебели, которую плетут из ротанга. Что же такое ротанг? Это лиана из семейства пальм, кора которой покрыта колючками. Крестьяне-кадазанцы срезают 10-метровые куски ротанга, снимают колючую кожицу, и сворачивают эластичную сердцевину в моток. 100 мотков ротанга можно продать за 60 рингит (450 руб.) Больше всего ценится ротанговая пальма, растущая в горах. Она растет на открытом месте как дерево (а не как лиана), и ее листья достигают в длину 5 м.
Мы с удовольствием спустились в долину р. Папар. Небольшой приток переходим по бамбуковому мосту. Тропа обходит заросли бамбука. Эта тропическая трава растет пучком, высота которого достигает 20-25 м.
По пути нам попалось дерево, на коре которого было небольшое, размером с наперсток сооружение из глины. Стив рассказал, что этот "наперсток" слепила пилюльная оса. Эти черно-желтые насекомые рыщут среди сухой листвы в поисках небольших паучков. Обнаружив жертву, оса вводит в нее парализующий яд, после чего паук отключается, и его переносят на ствол дерева. Здесь оса облепляет свою жертву глиной, и прикрепляет полученный "наперсток" к стволу. В конце хищница откладывает в "наперсток" яйцо, после чего запечатывает отверстие. Из яйца рождается личинка, которая питается живой "консервой".
Мы переходим через широкую р. Папар. На левом берегу начинается кампонг Буайан. Тропа идет по краю ладанг. Ладанг – это поле, на котором выращивают горный рис сорта пада. Это сорт "сухого" риса. Он не нуждается в залитых водой полях, и требует меньшего ухода, чем равнинный "влажный" рис сава. Обычно одно поле засеивают несколько семей. Перед посадкой риса, люди из племени кадазан, проводят небольшой ритуал. Для получения хорошего урожая они стараются ублажить духа бамбарайон. Для этого в начале поля втыкается небольшая рогатина, в развилку которой вкладывается 7 стеблей риса и небольшой узелок из черной материи. Внутри узелка находится щепоть земли, несколько семян риса и куски керамики. Керамика напоминает о тех временах, когда предков хоронили в больших глиняных горшках – пусака.
По краю рисового поля кадазанцы обычно сажают тапиоку, кукурузу и огурцы. За полем мы подходим ко второму висячему мосту, и переходим на правый берег. Здесь мы останавливаемся в гостевом домике.
Искупавшись и развесив на солнце постиранную одежду, я пошел осматривать кампонг. Дорог здесь нет, поэтому нет и улиц. Место для каждого дома выбрано произвольно. Естественно, нет никаких заборов. В кампонге со мной произошел забавный случай. Я ненароком забрел в чужой сад и встретил там хозяина. Здороваюсь с мужиком, а он меня спрашивает: "кэлапа"? Кто его знает, чего он хочет? Я, на всякий случай, говорю: "нет". Тогда он с улыбкой спрашивает: "Кака на?" Думаю, зачем мне какая-то "кака", и трясу головой: мол "нет, не надо". Тут мужик совсем оживился и поднимает здоровый кол. "Ну, - думаю – все, сейчас он меня за эту "каку" бить будет. А мужик ка-а-ак треснет по пальме, и с нее посыпались здоровенные желтые фрукты, размером похожие на дыню. Потом мужик вытаскивает тесак и начинает стесывать верхний слой у одной такой "дыни". В конце операции он срубил макушку и дает мне попробовать. И только тут до меня дошло, что "кака на" (она же кэлапа) – это молодой кокосовый орех, внутри которого храниться 1 литр вкусного сока. Моя тупость объясняется тем, что в Россию обычно привозят старые, уже одеревенелые, кокосовые орехи, которые в Малайзии никто не употребляет в пищу.
После знакомства с "кака на" я пошел освежиться в водах р. Папар. Недалеко от берега, в лесу, я заметил местных катазанцев. Подойдя ближе, я увидел, что они делают лодку. Технология такая. Из дерева агами вырубается бревно. С помощью топора этому бревну придали форму лодки, а затем теслом выбрали середину. Все геометрические измерения производились с помощью веточки. Затем с помощью деревянных катков лодку перетащили на берег и спустили на воду. Испытания показали, что лодка имеет крен на правую сторону. Ее вытащили, и более тщательно сравняли деревянные борта. Ближе к вечеру лодку принялись распаривать. Для этой цели развели длинный костер, над которым водрузили будущую "посудину": снизу ее нагревали, а сверху - непрерывно поливали водой. Постепенно лодка раскрылась как созревший стручок, и в положенных местах вставили сиденья-распорки. Отсняв пару пленок, я вернулся в наш гостевой дом.
На следующее утро на завтрак нам предложили два вида тапиоки: отварную и сваренную на пару. Последнее блюдо называется хиномпука. Завтрак нам подали не в традиционных мисках, а в специальных листьях, которые у кадазан называются доингин. В 7 утра мы уже топали вниз по долине р. Папар. Часам к трем вышли к кампонгу Тифангон, где нас поджидал заказанный заранее микроавтобус. Вторую половину дня ехали к подножью г. Кинабалу.
На северо-востоке Борнео стоит огромная гранитная гора Кинабалу. Это самый высокий пик между Гималаями и Новой Гвинеей. Гора имеет семь вершин, из которых самая высокая – Low Peak. До недавнего времени считалось, что высота Low Peak составляет 4101 м, но в 1997 г. были проведены новые измерения, которые показали, что высота горы - 4095 м. Пик назван в честь первопроходца Хью Лоу, который в 1851 г. впервые поднялся на вершину.
Вокруг горы живет племя Дусун Тиндал. Люди из этого племени рассказывают легенду о правителе-великане по имени Гайо Накан (Большой Обжора). Этот великан жил у основания Кинабалу. Его поданные страдали от ужасного аппетита своего правителя. Как-то раз, великан услышал ропот среди подданных. Тогда он велел похоронить себя заживо на вершине горы. С великим трудом народ поднял его на вершину, и начал в граните вырубать могилу. Но все попытки ни к чему не привели. Тогда великан произнес заветные слова, и гранитное плато разверзлось. Перед уходом Гайо Накан сказал своему народу, что за недостаток терпения его ожидает нужда, засуха и голод, но в годы войны великан обещал им помочь. С тех пор люди из племени Дусун почитают Кинабалу и совершают жертвоприношения. Причем почитание можно увидеть и сегодня. Раз в год горные гиды собираются в самом верхнем приюте Панар Лабан, и совершают ритуал Sacrificе, во время которого приносят в жертву 7 белых кур.
Гора находится на территории национального парка Кинабалу, и поэтому вход платный. Для взрослого он стоит 30 рингит (около 8 долларов). В начале маршрута все гости обязаны зарегистрироваться в офисе парка, где каждому туристу выдается подробная карта-схема и магнитная, индивидуальная карточка. В этой карточке указывается фамилия, дата захода в нац. парк, и порядковый номер. Кроме того, каждого туриста включают в какую-либо группу, номер которой так же указан в магнитной карте. На ключевых точках маршрута эту карточка является пропуском. С каждой группе обязательно следуют несколько горных гидов (1 гид на 6 человек). За дополнительные деньги можно нанять индивидуального горного гида (9 долларов в сутки) или портера (8 долларов в сутки). Обычно восхождение занимает два дня. Вдоль тропы, на разных высотах стоят лоджи, в которых можно переночевать и перекусить. Цены размещения в лоджах меня поразили своей дешевизной. Ночевка в комнате из 8 человек с душем и завтраком стоит 20 рингит (около 5 долларов). На вершину ведет основная тропа (Summit Trail), длина которой 8 км, и которая начинается на высоте 1860 м. Мы же решили пойти более длинным, но в то же время и более интересным путем. В 1998 г. был организован второй вход в нац. парк – Месилау. От Месилау до основной тропы идет чудная тропинка по горному тропическому лесу. Эта тропа удлиняет маршрут на 1,5 км, но большинство туристов ей мало пользуются, и здесь больше шансов встретить интересных зверей, птиц и цветов.
При входе Месилау построен очень красивый лодж, вмещающий 220 туристов. В комплекс Месилау входит очень уютный ресторан и маленький ботанический сад, где имеет смысл ознакомиться с теми растениями, которые повстречаются во время восхождения. Кроме того, вокруг лоджа проложены два небольших кольцевых маршрута, знакомящих с горными джунглями.
Особое впечатление на меня произвели тропы. Тропа идет по сильно пересеченному рельефу, и средняя скорость составляет 1,5 – 2 км в час. На многих участках тропа представляет собой сделанную из красного дерева лестницу с перилами. Через каждые 500 м стоят указатели, а примерно через каждые 800 м стоят беседки для отдыха. Каждое место отдыха имеет свое название, по которому его легко найти на карте, выданной в нац. парке. Многие места отдыха оборудованы резервуарами с водой и биотуалетами. Самый интересный участок тропы находится на высоте от 1800 до 2500 м. Это необыкновенно красивый облачный лес. Здесь (особенно в конце тропы Месилау) встречаются насекомоядные растения – непентес. Правда, многие растения, растущие вдоль тропы, мертвы. Объясняется это тем, что проходящие туристы, наслышанные о коварных свойствах цветка-убийцы, обычно засовывают внутрь непентеса палец, и тем самым провоцируют захлопнуться крышку цветка. От таких вторжений цветок, в конце концов, засыхает.
От лоджа Месилау ( высота 1900м) до лоджа Panar Laban (высота 3270м) мы расстояние в 7,5 км проходим за 7,5 ч. Но, удивительное дело, никто в нашей группе (да и в других тоже) не испытывал горной болезни. Хотя на Эльбрусе я много раз видел людей, которые после подъема от Азау до станции "Мир" испытывали приступы горной болезни.
В лодже Panar Laban мы разместились в номерах по 6 человек. В этом горном приюте есть электричество и горячая вода. Первый этаж занимают подсобные помещения, второй этаж – столовая, кают-компания и небольшой магазинчик, где можно купить фотопленку, одноразовый дождевик и напитки. Цены приемлемые (дешевле чем в Азау). На третьем этаже находится жилой отсек, вмещающий 54 туриста. Здесь есть душевые кабины и туалет.
На следующий день подъем в 2.00., и выход в 2.30. Все достаточно тепло одеты, т. к. на вершине может быть сильный ветер или сильный дождь. Каждую группу сопровождают гиды.
На высоте 3800 заканчивается лес. Здесь, на границе леса, стоит последний лодж. Каждый участник восхождения заходит в него и предъявляет свою магнитную карточку. Данные заносятся в компьютер. При спуске мы так же посетим этот домик, и предъявим карточку. В противном случае никого из нашей группы не выпустят за пределы нац. парка.
Мы выходим на Восточное плато. Здесь уже царство гранита. После леса на всем участке до вершины провешены веревки. Причем это не дорогие капроновые альпинистские веревки, а обыкновенные канаты белого цвета (они хорошо видны на сером граните). Плато очень большое и при тумане (а он нас накрыл при спуске) легко потеряться. В 5.30. поднимаемся на вершину и встречаем восход солнца. Зрелище неповторимое!
На обратном пути начинается дождь. Гранит намок, и стало скользко. Все держатся за канаты. На крутых участках гиды страховали каждого туриста. Мы спустились в лодж и позавтракали. Дождь перешел в ливень. Надев непромокаемые куртки, мы за 4 часа спустились к своим микроавтобусам. Так закончилось наше восхождение на высшую точку Борнео.

Комментарии
А. Лебедев17.10.10, 21:05
Забег на Кинабалу 
Один из наших гидов принимал несколько лет подряд в этих забегах на Кинабалу, и его имя даже упоминается в списке лучших бегунов, который можно прочитать при входе в Нац. парк.
Удачи!
Editor15.10.10, 18:56
Да, спасибо за рассказ! 
как то пропустил его )
Невероятно! 
Спасибо за рассказ, супер!
Едем через 2 дня на соревнования - забег на Кинабалу, но о том что там такая живность и все такое необычно даже помыслить не мог.
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Юго-Восточная Азия
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 1
Ссылка: