Урал / Пешеходный туризм | Спортивный туризм | Горный туризм
 

По северному Уралу. Последнее слово о любимых местах.

1 - 8 января 2007 г.

По северному Уралу. Последнее слово о любимых местах.

Идет загрузка карты ...
Последний в жизни поход. Район - Северный Урал, Плато Маньпупунер.
Рассказ 
Тема: Подробное описание

Торрепореиз2 Торрепореиз2

Вспомните, уважаемые читатели, прекрасную книгу нашего известного путешественника из Екатеринбурга Николая Рундквиста «100 дней на Урале». Я прочёл её залпом, за один вечер и ночь. И как­то сразу врезалось в память «…кто не видел плато Торрепореиз, тот не видел Урала». Лет через 10 мы предприняли первую попытку попасть на это плато. Но в тот раз удалось побывать только на плато Маньпупунёр (в переводе с манси «малое плато болванов») и у истоков Печоры на горе Печор¬я¬Талья¬Сяхль (так на языке манси звучит «гора, родившая Печору»). О причинах — чуть ниже.

Видимо, «заноза» засела крепко, так как через два года мы вновь отправились туда, на территорию Печоро­Илычского заповедника. Со второй попытки удалось­таки попасть в оба замечательных места — и на плато Маньпупунёр и на плато Террепореиз («каменный город»). Правда, позволю себе не согласиться с Николаем Рундк¬вистом: лично на меня гораздо большее впечатление произвело именно плато Болванов. Помню, впервые попав на него, я сбросил рюкзак и просто рухнул на камни, так меня потрясло увиденное. Представьте: на ровном, покрытом мхом, как ковром, плато выстроились почти в прямую линию семь огромных каменных истуканов! Они словно выросли из земли на 30—40 м. Геологи, конечно же, объясняют их возникновение с научной точки зрения, но нам больше нравится древняя легенда народа манси. Согласно ей, воины­великаны шли завоевать народ манси, но шаман манси превратил их в камни. Так и стоят они с тех пор, поражая всех, оказавшихся поблизости, своей угрюмой громадой, и чувствуешь себя в их присутствии крохотным человечком. В каждом из болванов можно найти множество человекоподобных профилей, как будто они впитали в себя образы всех людей, которые поднимались на плато.

Каменный же город вызывает более спокойные эмоции. Там чувствуешь себя как за каменной стеной, защищающей тебя от ветра, который тут всегда дует. Можно спокойно бродить, разглядывая причудливые формы, которые приобрели камни за много веков воздействия на них влаги, ветра и температуры. Есть камни, напоминающие верблюда, большого ящера, птицу у гнезда с птенцом, сфинкса и даже первого российского президента… А может, именно этот город хотели завоевать воины­великаны, ведь их застывшие силуэты отчётливо видны с городских стен?

Вот такая сказка! Можно долго рассказывать про оба наших похода, но хочется дать побольше информации о том, как попасть в эти замечательные места.

Итак, дирекция Печоро­Илычского заповедника находится в пос. Якша Троицко-¬Печорского района. Должен сразу сказать, что без путёвки, заверенной руководством заповедника, вас остановят на первом же кордоне, а кордонов на территории заповедника несколько. Начиная с верхнего (у места впадения в Илыч речки Кажим ) и до нижнего кордона «Изперед» граница заповедника проходит по левому берегу, поэтому ночёвки – только на правом. Тропы на оба плато начинаются с кордона «Егра­Ляга». До него можно добраться «сверху» сплавом от места пересечения верховьев Илыча газпромовской трассой (сама трасса проходит в 20 км от пос. Вуктыл), либо «снизу» подниматься по Илычу на моторке от дер. Усть­Илыч, заранее договорившись с местными о лодке и бензине (разумеется, за оплату). Мы испробовали оба варианта. Конечно же, первый вариант намного интереснее! Илыч — удивительная, живая река.

На каждом кордоне есть рация, и о перемещении групп тут же сообщается в Якшу. За графиком движения туристов следят строго, так как все группы увязаны в единый график пребывания на территории заповедника. Чувствуется, что природу здесь охраняют.

Ну, а теперь о сложностях. Во­первых, путёвка, которой мы добивались в обоих случаях по полгода, выдаётся далеко не всем (возможно, нам повезло, что мы живём в Республике Коми). Я встречал путешественников из других регионов, которым отказывали. Далее, в первом варианте «сверху» сложности возникают при заброске по газпромовской «режимной» трассе, но если получить разрешение, то на часто курсирующих «вахтовках» можно со всем походным скарбом доехать до истоков Илыча. Но создалось впечатление, что за каждую сданную егерям голову «чужака» выдаётся вознаграждение. Правда, поговаривают, что в Вуктыле дирекции нацпарка «Югыд ва» удалось договориться с «Газпромом», и теперь за определённую плату вам «могут помочь» добраться до Илыча. Не знаю, не проверял. Мы же добирались с большими трудностями, которые задержали наше прибытие в заповедник на целых три дня, за что в последствие мы получили «втык» от его работников за «нарушение графика посещения», и наше пребывание в заповеднике сократилось на целых три дня. Срок посещения заповедника ограничен сначала периодом размножения живности, а потом — пожароопасным сезоном. Между ними небольшой промежуток — недели две в июне и июле. Чуть замешкался, и могут просто не выпустить на маршрут. Вот так в первый наш поход эти злополучные три дня стоили нам маршрута на Торре. Начались грозы (пожароопасное время) и поступило указание «гнать» всех посетителей, находящихся на территории заповедника, по Илычу до реки Печоры. Правда, последствия страшного пожара предыдущего года мы видели своими глазами: было место, где по обеим сторонам Илыча горелые останки деревьев торчали на протяжении 17 км вдоль реки; зрелище жуткое.

Ещё одно «но». К моменту нашего второго похода посещение заповедника стало уже платным! За сутки пребывания — 250 р. с «головы». Деньги надо было перечислять в Якшу под видом «благотворительного взноса на благоустройство заповедника». Это надо было обязательно указывать при заполнении платёжного документа. Нам разрешили быть в заповеднике 5 дней — это и на плато Торре, и на плато Болванов, хотя от Егра­Ляги в одну сторону 80 км до Болванов и 20 км до Торре. Оба маршрута — по узкой тропе среди тайги и бурелома, пересекающей болота, водные потоки разного ранга и др. препятствия. Мы должны были бы гнать, как беговые рысаки, чтобы уложиться в такие сроки, и упасть, как загнанные лошади, в конце пути!

Вот и получается: без путёвки — никак не попасть, путёвку же дадут лишь по разрешению администрации заповедника, а разрешение можно получить, когда сделаете денежный перевод с указанной выше «благотворительной» формулировкой. Но даже и после перевода нам пришлось ожидать разрешения полгода, постоянно справляясь у секретаря администрации о продвижении дел.

К слову сказать, народ в заповеднике душевный, замечательный народ! За мизерную зарплату хранят заповедные устои, отслеживают миграцию лосей и пр. живности. И егеря, конечно, ни при чём, просто играют по правилам, невесть кем и где выдуманным. И понятно, что проблема, с которой мы столкнулись при оформлении разрешения — не частный случай. Судя по публикациям в «ВВ», такая же ситуация и во многих других интереснейших местах России.

Преодолев все трудности, мы в два захода посетили оба плато. Так, что дерзайте, ребята!

P.S. К сожалению, возможно, это моя последняя статья. Полтора года назад врачи поставили страшный диагноз. Три операции, радио­ и химиотерапия... В перерыве между процедурами и операциями я всё¬-таки дважды вырвал у болезни поездки на Полярный Урал, поднимался на перевалы, снимал фильмы и даже перевернулся с женой на лодке во время сплава по горной реке.

Увы, наша медицина ещё не нашла средства избавлять от этой болезни. Пока держусь, благодаря близким людям и друзьям.

А пишу вот почему. Только теперь я по-¬настоящему понял, какое это счастье — проснувшись, откинуть полог палатки, вдохнуть полной грудью ядрёного горного воздуха, разжечь костёр и слушать бульканье какой-нибудь бурды в котелке под щебет птиц и нестройный пока ещё хор комаров.

Далеко не все могут позволить себе поездки в разные экзотические страны, да и не всем это нужно. Пока есть силы и здоровье, садитесь в поезд, к примеру, Москва — Лабытнанги, и выходите на любой станции Лабытнангской ветки! Я ездил туда более 30 лет. Поначалу летал с окрестных гор на дельтаплане, который затем плавно сменил на путешествия, а затем присовокупил и параплан. И, уверяю вас, маршрутов хватило бы до конца жизни, сколько бы она ни продлилась. Бывал, конечно, и на Приполярном и на Северном Урале. Везде множество мест, где хотелось бы побывать ещё и ещё.

Поэтому, уважаемые читатели, начинайте зимой собирать рюкзаки, открывайте карты, разрабатывайте маршруты, а летом — вперёд! Поверьте, путей­дорог на ваш век в России хватит.

Автор: Юрий ГОНЧАРОВ, Ухта, Республика Коми.


Комментарии
Guest23.01.13, 03:50
О красоте 
в 1964 году был на кавказе на г.п.лаганаки красиво в2012 был на перевале дятлова красота не описуемая мне 72 года.
Guest09.08.12, 07:57
СИЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК !!! 
Я думаю, что такой человек и ТАМ находит интересные маршруты. Спасибо, Юрий...
Guest29.01.11, 11:12
Там надо побывать 
Полярный Урал никого не оставит равнодушным. Всё верно!

Светлая память! Царство небесное!
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Урал
еще маршруты
О Маршруте