Таджикистан / Спортивный туризм | Горный туризм
 

Путешествие по Фанским озёрам. 2004 г.

15 - 29 июля 2005 г.

Путешествие по Фанским озёрам. 2004 г.

Идет загрузка карты ...
Поход проходил по Фанским горам Таджикистана. Подъезд к району путешествия через Узбекистан. Маршрут: Самарканд - Пенджикент - МАТЦ "Алаудин-Вертикаль" - Алаудинские озёра - пер. Алаудин - куликалонские озёра - пер. Лаудан - Мутные озёра - пер. Казнок Вост. - р. Арг - р. Сарытаг - оз. Искандеркуль - Алаудины - Пенджикент - Самарканд - Ташкент.
 
Заезд на Алаудины.

Самый подходящий транспорт для поездок по Фанам. Самый подходящий транспорт для поездок по Фанам.
Мрачные алаудины. Мрачные алаудины.
В обычное фанское лето на этих вершинах снега нет. В обычное фанское лето на этих вершинах снега нет.
Приближалось лето. Куда же поехать на этот раз? Я рассматривал два варианта: Фанские горы и Алтай. Раздумывал недолго, победили Фаны. В советское время это название будоражило воображение многих альпинистов и горных туристов. Попасть альпинисту в «Артуч», альпинистский лагерь в Фанских горах, было очень сложно. Этот лагерь считался элитным, как «Безенги» на Кавказе. До низовых секций в провинции путёвки практически не доходили. Только один раз краевая федерация выделила нашей секции сочинского «Спартака» четыре путёвки.
Итак, решено! Фаны! Теперь надо было думать, как туда добираться. В прежние времена наш город был связан авиалиниями чуть ли не с каждым областным центром среднеазиатских республик, не говоря уже о столицах. Теперь же из нашего региона самолёт летал только из Краснодара в Ташкент. Но мне нужно было в Самарканд. По поводу заезда в Фаны я связался с московской фирмой МАТЦ «Алаудин-Вертикаль». По графику 15 июля у них должен был быть большой заезд через Самарканд. Уточнил отъезд у руководителя одной из заезжавших групп, Берестова. 14-го после обеда прилетел в Москву, поздно вечером грузимся в ИЛ-62. На регистрации наблюдаю такую картину: человек в пуховке, в штормовых брюках, на ногах пластиковый «Koflach», в руках какое-то барахло, типа «ручная кладь». На что только не пойдёшь, чтобы сэкономить лишний десяток баксов!
Рано утром приземляемся в Самарканде. На улице ещё не жарко. Нас встречают два местных посредника «Вертикали». Они обеспечивают нам доставку до границы с Таджикистаном и безпроблемный переход её узбекской части. Кроме меня ещё группа Берестова из Москвы, человек 8, столько же московских горных туристов и двое альпинистов из Нижнего Новгорода. Загрузились в миниатюрные корейские микроавтобусы «Дэу» узбекского производства и поехали на рынок. Сопровождающий Анатолий (вообще-то он узбек, но представился именно так) предупредил нас, что на границе мы должны быть не позднее 11-ти, с тем, чтобы засветло приехать в Алаудины. Езды от Самарканда до границы не более часа, так что времени было достаточно и для базара и для того, чтобы посидеть в чайхане. Но не тут то было! Альпинистская часть группы быстро справилась с базаром. Туристы же решили взять его измором. Сначала мы их ждали, но потом поехали в чайхану на выезде из Самарканда и за неспешным завтраком (или уже обедом) дожидались остальных. Наконец горники приехали. Но, оказывается, они ещё не ели. Обед закончился скандалом туристов с чайханщиком. Как оказалось, он поставил им на стол лишнюю бутылку с пивом, а платить никто не хотел, хотя её открыли. Наконец, к трём часам дня мы подкатили к границе. Перешли быстро. Нас встречала Юля из «Вертикали», ГАЗ-66 и УАЗ-таблетка. Вот тут туристы показали, что и они умеют быстро соображать. Быстро залезли в УАЗ, взяли с собой минимум вещей, чтобы было комфортней ехать, остальные свои рюкзаки кинули у ГАЗона и укатили. Упаковавшись, тронулись и мы. Ехали долго. Уже в темноте за пос. Айни поужинали в чайхане и в первом часу ночи въехали на территорию базового лагеря. По случаю нашего приезда завели дизель, по поляне нервно расхаживала Руфина Григорьевна Арефьева, начальница МАТЦа. Все шишки из-за позднего приезда получили мы, а главные виновники уже вовсю дрыхли. Утром они опять учинили скандал по поводу якобы пропавшего рюкзака. В конце-концов он нашёлся.
Погода в том году была ну совсем не фанская. Как, впрочем, и в предыдущие годы. Жарко не было. Если не каждый день, то через день шли дожди. В мои планы входило посещение Куликалонских озёр, прогулки по Алаудинским и трекинг к оз. Искандеркуль. Сначала я поселился в одном из домиков, но после похода на Куликалоны решил жить в палатке: дешевле, да и домики отдавали сыростью. Два дня я ходил по Алаудинам, побывал на Мутных озёрах. При подготовке к выходу на Куликалоны выяснилось, что я забыл, как мне показалось, дома газовую горелку. Для заправки местным газом привёз два пустых баллона. Надо сказать, что газ в Таджикистане отвратительный как по качеству, так и по запаху. Пришлось просить горелку у Арефьевой. Но и тут получилась неприятность. Дело в том, что переходник, через который местный водитель Шахин осуществлял заправку, был с плохой резьбой и портил резьбу на баллонах, а те в свою очередь на горелках. Мне и попалась такая горелка со съеденной резьбой. При каждом приготовлении пищи мне приходилось резьбу горелки обматывать нитками и потом резко накручивать на баллон. А так как газ всё равно просачивался, по окончании готовки горелку надо было быстро отсоединять от баллона. В общем, я оказался крайним, Арефьева сделала виноватым меня. Мнение других альпинистов, что я тут ни при чём, было проигнорировано. Но на этом история с горелкой не закончилась. Она имела продолжение в конце моего пребывания в Алаудинах.
В чайхане «Вертикали» я питался редко. И дело было не в цене, в общем-то, довольно высокой (что поделаешь – высокогорье). Меня не устраивало качество. А может я привередливый? Но при той же стоимости питание у Славы Мирошкина в «Аксай-Тревел» было гораздо лучше и разнообразнее. И это при том, что на на Южный Иныльчек вся заброска вертолётная, да и продукты в Караколе дороже, чем в Таджикистане. Ну, а со столовой Татьяны Ильиничны в грибковском лагере на Иныльчеке я и не сравниваю.
Радиальный поход на Куликалоны.

На берегу Бибиджоната разбили свой бивак французы. На берегу Бибиджоната разбили свой бивак французы.
Оз. Бибиджонат. Оз. Бибиджонат.
Бивак на оз. Кулисиёх. Бивак на оз. Кулисиёх.
Посещение Куликалонских озёр началось с подъёма на пер. Алаудин. Погода к обеду испортилась и на перевале повалил снег. Но уже через полчаса перешёл в дождь, а потом и вовсе прекратился. На спуске с перевала при подходе к оз. Дюшаха от ближайшего коша навстречу мне выскочили два огромных пса, еле отогнал их камнями. На озере Бибиджонат, где я планировал стать на ночёвку, уже расположилась группа французов с сопровождающими лицами. Вспомогательная группа состояла из местных трёх мальчишек и одной девочки с ишаками, и двух гидов, таджикского из Пенджикента и узбекского из Бухары. Как правило, иностранным туристам, совершающим вояж по историческим местам Узбекистана, предлагают на десерт посетить озёра Фанских гор: Алаудины и Куликалоны. Некоторые группы заезжают на Маргузоры, переходят на Пштикуль, добираются до Искандеркуля. И уж совсем редко кто бывает на самом красивом, как я считаю, оз. Большое Алло.
Итак, на Бибиджонате стояли французы. Пригласили попить чайку. Сами сушились у костра. Палатки у них текли, как решето. Неподалеку от них поставил свою «Салеву». Не успел залезть внутрь, загремело и до полуночи поливало, как из ведра. Я недобрым словом вспоминал Сергея Дудникова, работавшего инструктором в «Артуче», с его рассказами о «прекрасной фанской погоде».
Утром французы с гидами пошли на пер. Алаудин, а мальчишки, загрузив барахло на ишаков, потянулись вслед. В моих планах был обход всех Куликалонских озёр. Озёрная коловина Куликалон небольшая. С частыми остановками и обедом на Бол. Куликалоне я обошёл все за день. На ночёвку остановился на острове озера Кулисиёх. В старые времена здесь часто ставили свой передовой базовый лагерь альпинисты из альлагеря и сборы. Об этом говорили большие кучи консервных банок. На острове большой камень со следами табличек о погибших альпинистов. Сами таблички скорее всего были сорваны и сданы как цветной металл. Но две-три таблички на самом верху скалы-камня сохранились, их не достали. На одной из них надпись:
За меня невеста отрыдает честно.
За меня ребята отдадут долги.
За меня другие отпоют все песни
И быть может выпьют за меня враги.

За весь день не встретил ни одного человека из путешествующей братии. Зато местные жители постоянно сновали туда-сюда. Шла активная заготовка дров. Судя по всему, рубить арчу здесь запрещено. Когда я спросил ребят, сопровождающих ишаков, как дровишки, они отрицательно замотали головами и заявили, что пришли сюда кушать шашлык, типа пикник. Я сделал вид, что поверил им.
На следующий день переход обратно на Алаудины. Но теперь через пер. Лаудан. Он немного ниже и проще Алаудинского. В начале подъёма опять натыкаюсь на собак. В этот раз откупаюсь куском лепёшки. Погода неплохая и к обеду я был на Алаудинах.
Алаудины - Искандеркуль.

Новый заезд в Алаудины. Новый заезд в Алаудины.
Бивак на мутных озёрах. Бивак на мутных озёрах.
На пер. Казнок. На пер. Казнок.
Вершины в верховьях Арга. Вершины в верховьях Арга.
Чимтарга и Энергия. Чимтарга и Энергия.
Кишлак Сарытаг. Кишлак Сарытаг.
Устье р. Сарытаг. Устье р. Сарытаг.
Дача президента Таджикистана. Дача президента Таджикистана.
Оз. Искандеркуль. Оз. Искандеркуль.
Теперь предстоял трекинг к Искандеркулю. Выйти сразу на следующий день не удалось, два дня поливал дождь. Альпинисты в тоске. Только пойдут на подход или начнут серьёзный маршрут и облом. Наконец, иду на подход к Мутным озёрам. По просьбе Руфины Григорьевны передаю небольшую посылочку с продуктами художнику из Москвы. Он с дочкой на Мутных пытается в перерыве между дождями что-то творить. При подходе к озёрам меня накрывает стена ливня. Сначала пытаюсь переждать, чтобы не ставить палатку под дождём, но чувствую, что это безполезно и стараюсь быстро поставить «Салеву» и залезть в неё. К вечеру дождь приутих и я даже прогулялся в сторону перевала, куда мне предстояло идти завтра.
С утра прекрасная погода. Быстро собираюсь, чтобы по холодку проскочить как можно дальше и не месить раскисший снег. Менее чем через три часа я на перевале. Во все стороны открывается отличный вид. Перевал Чимтарга, обычно в это время чистый от снега, сейчас белый почти от самых Мутных озёр. На другой стороне снега нет, сыпуха, местами довольно крутая. Приходится быть внимательным. Я всё-таки один. Если «поймаю» камень, никто не поможет. Спускаюсь к р. Казнок и иду вниз по течению. Появляется тропа. У первого чистого ручья останавливаюсь на отдых. Делаю чай. Дальше отличная тропа почти всё время идёт по левому берегу Арга до впадения его в р. Сарытаг и одноимённого кишлака.
Нет ни пастухов, ни домашнего скота. Встречаются заброшенные стоянки. На них только кучи старых бараньих шкур. У впадения в р. Арг левого притока Анзак большая поляна, лес. Три часа дня. Если идти дальше, то придётся заночевать на подходе к Искандеркулю, а там не будет таких удобных мест для бивака, как здесь. Решено, ночую на поляне! Долго ищу место для палатки. Из-за дождливого лета полно комаров. У реки их нет, но очень шумно от грохота воды, а в глубине поляны атакуют эти мерзкие насекомые. Всё-таки останавливаюсь на втором варианте, но приходится надеть на себя такую одежду, чтобы оставались открытыми только ладони и лицо. Но эти паразиты даже через носки кусают. Влезая в палатку, быстро закрываю противомоскитную сетку и уничтожаю всех, кто сумел залететь внутрь. После этого наслаждаюсь чашечкой кофе и выкуриваю сигаретой остальных притаившихся по углам этих тварей.
Утром встаю пораньше и пока солнце не вышло из-за гребня, успеваю дойти большую часть пути до Сарытага. На ланч останавливаюсь напротив кишлака. <<Тут фото jpg.018>> Здесь на приречных террасах поля, вернее небольшие участки местных жителей. Выращивают картофель, какие-то злаки. Поливают эти поля из арыка, а начинается он довольно далеко, в долине р. Арг, примерно за два километра до его впадения в Сарытаг. Непросто содержать в постоянном порядке это ирригационное сооружение.
Дальше выхожу на дорогу и по ней спускаюсь к оз. Искандеркуль. На пути к озеру встречаю таджиков: двух мальчишек и аксакала. Мальчишки что-то лопочут по-своему, тыча пальцами в мои телескопы. Я ещё раньше заметил, что местные жители, причём, не взирая на возраст, не равнодушны к телескопическим трекккинговым палкам. Спрашиваю у старшего, чего они хотят. Отвечает – палочки. Немного подумав, говорю, что палочки помогают мне ходить по горам, а ишаки, на которых они ехали, помогают им. Предлагаю сделать обмен. Таджики молчат. То ли не поняли моего предложения, то ли потеряли дар речи от такой наглости. Немного постояв и не получив вразумительного ответа, прощаюсь и продолжаю свой путь.
У впадения р. Сарытаг в оз. Искандеркуль большая роща. Основная часть её территории огорожена забором. За ним в ста метрах от берега озера небольшой, но симпатичный белый дом и вертолётная площадка. Одна из резиденций президента Таджикистана Рахмонова. Из проходной у ворот выходит аксакал и приглашает пройти через поляну к скале. Из-под неё бьёт мощный родник, рядом-дастархан. Отдохнуть здесь было бы хорошо, но я только успел попить воды. Меня тут же атаковали тучи комаров и я предпочёл быстро унёсти оттуда ноги.
Выйдя по дороге к озеру, я был несколько разочарован. Готовясь к поездке, я пересмотрел множество фотографий о Фанских горах вообще и об озёрах в частности. И если фото Алаудин и Куликалон были близки к тому, что я увидел, то Искандеркуль на снимках сильно отличался от натурального. Мутная, если не сказать грязная, вода. Берега тоже не отличались чистотой, а в районе турбазы были прилично загажены.
Как только я вошёл на территорию турбазы «Искандеркуль», сразу встретил Алика (так он себя назвал). Бывший инструктор, много проработал здесь в те старые времена, водил плановые группы по окрестным горам. Он с грустью вспоминает тот период, когда на турбазе яблоку негде было упасть. Народ сюда приезжал со всего Союза. После распада СССР развалился и организованный туризм в Таджикистане, работы не стало и Алик был вынужден уехать. Но два или три года назад вернулся. Теперь работает что-то типа администратором. Поселил меня в комнатке одного из домиков, показал, где можно помыться в душе. Правда, вода была еле тёплая, но всё-таки лучше, чем в озере.
В этот субботний день на турбазе было много народа. На берегу озера стояли столики, готовился шашлык. Кроме того, здесь в эти дни проходил семинар (не знаю на какую тему) заместителей хакимов (глав районов) Согдийской (бывшей Ленинабадской) области. Пришёл я сюда до обеда и по совету Алика совершил несколько экскурсий. Сначала сходил на большой водопад, расположенный на реке Искандеркульдарья, около двух км ниже её истока из озера. Водопад впечатляет. На краю каньона с двухметровым выносом над рекой укреплена платформа. Прямо под тобой бурлит вода. Грохот неимоверный! Затем прогулялся к Змеиному озеру. На территории метеостанции осмотрел так называемую «домовую книгу». Это большой камень, на котором все желающие могут оставить свой автограф. Алик говорил, что там есть надпись, которую сделал А.П. Федченко в 1870г. и что в ней слово «руские» написано с одной буквой «с». Тогда действительно так писали. Эти слова я не нашёл. Самая ранняя надпись, обнаруженная мной, датировалась тридцатыми годами 20-го века. Вечером прогулялся берегом озера. Вот только и тут комары достали.
На следующий день Алик договорился с отъезжавшими отдыхающими и меня подвезли до пос. Сарвода, на трассе Душанбе – Айни. Отсюда я договорился с молодым таджиком, который собирался ехать в сторону Алаудин в один из кишлаков. Доставка обошлась мне в 500р. Транспорт у местных жителей, как правило, допотопный. Мой водитель постоянно останавливался. Доливал воду и масло.
В устье Сурхоба (правый приток Чапдары) встречаем группу французов с сопровождающим. Гид пытается уговорить водителя отвезти их груз вниз, до Сарводы, чтобы клиентам не тащить всё барахло на себе. Торг продолжался около получаса. Наконец ударили по рукам. Мой водила предложил мне подождать, пока он съедет до Сарводы и вернётся обратно. Битком набивают УАЗ, старший из французов отправляется с грузом, а остальные ещё задержались с обедом. Ко мне походит гид, молодой парень из Пенджикента и говорит, что его клиенты приглашают меня к столу. Присоединяюсь к ним. Есть их сублиматы я отказался, а вот предложенный «бурбон» попробовал. Какая всё-таки гадость! Посидев с полчаса, французы отправились вниз, а я остался ждать машину. Появился он часа через три. Ещё через час я был в Алаудинах.
Поставил свою палатку. Подходит Арефьева и хитро так спрашивает, не прятал ли я что-нибудь в свою гуманитарную помощь. И тут меня осенило! Ну не мог я забыть дома газовую горелку! Прежде чем собирать рюкзак в какую-либо поездку (на сборы, длительный трекинг, даже в двух-трёхдневный поход), я составляю заранее список и потом при необходимости его редактирую. Уложил что-то в рюкзак - отметь галочкой. А про так называемую гуманитарную помощь такая история. Арефьева на страницах сайта fany.ru просила тех, кто может, привозить старую, но добротную обувь для детей местных жителей. Действительно, я посмотрел, большинство из них ходят в резиновых сапогах. И это летом! Так вот, дома я подобрал две пары хорошей, почти новой, обуви, оставшейся от своих детей и при укладке их в рюкзак, внутрь одного из ботинка положил горелку. Отметку-то в тетради сделал, а куда положил-забыл. Вот такой облом!
Ещё пару дней я прохлаждался на Алаудинах, гуляя по озёрам, и на подвернувшемся попутном транспорте уехал вниз.
Обратно домой я решил лететь не в Москву, а через Ташкент. Уезжал я из Алаудин рано утром, а поздно вечером, вернее, ночью должен был быть рейс в Краснодар. Часов в 11-ть утра мы на границе с Узбекистаном. Небольшая задержка на таджикской таможне. Видя, что я один, без сопровождающих, таможенник решил снять с меня бабки, придумывая разные причины. Например: я не имею права передвигаться по территории Таджикистана один или, будем досматривать рюкзак. »Да пожалуйста!» Я твёрдо решил не давать ни копейки. Тогда он выложил, как ему казалось, свой главный аргумент. «Вот мы тебя тут задержим, и ты опоздаешь на самолёт!». На что я ответил, что самолёт у меня через двое суток, хотя у меня вообще не было билета. В конце-концов он просто попросил закурить. Я дал ему пару сигарет «Парламент» и проследовал через границу. На узбекской таможне ничего не просили, но долго изучали мою видеокамеру. За шлакбаумом полно таксистов. За 10 баксов доехал до Самарканда, а оттуда на автобусе в Ташкент. В столичном аэропорту у входа в кассу сразу встретили посредники и предложили свои услуги. За двадцать долларов сделали билет. Ожидая регистрацию, я подумал, что может быть, не стоило прибегать к их услугам, а взять билет самому, но сев в самолёт понял, что сделал всё правильно. Борт был забит до отказа и билет мне, скорее всего, выудили из какой-нибудь брони. Утром я был в Краснодаре, а после обеда – дома.
Поездка удалась. Конечно, не все Фанские озёра я посетил, но за тот короткий отрезок времени, который мне удалось урвать на работе, я думаю, посмотрел немало. Недаром Визбор оставил в Фанах своё сердце. Кусочек моего сердца тоже остался там.

Комментарии
Guest07.09.10, 18:43
Поиск земляков 
Я тоже из Сарвады, ностальгия. Сейчас живу в Донецке, Украина. Кто хочет пообщаться, напишите: tukovski@gmail.com
Guest07.09.10, 18:41
Поиск земляков 
Я тоже из Сарвады, Ностальгия.
Guest04.04.10, 04:35
спасибо 
Спасибо,я родом оттуда-пос. Сарвода...когда-то это был райский уголок-сейчас больше на кишлак похож...Летом надеюсь побывать и на Искандер-куле и на Алаудинах
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Таджикистан
еще маршруты
О Маршруте