Пакистан / Самостоятельная поездка | Автотуризм
 

По Каракорумскому хайвею и не только

27 июня - 10 июля 2014 г.

По Каракорумскому хайвею и не только

Идет загрузка карты ...
Увеличить карту Нитка маршрута Места
Загадочная страна Пакистан. Место, где сходятся в одной точке высочайшие горы земли. Где нищета людей соседствует с роскошью и великолепием природы. Где среди безмерного гостеприимства местных жителей путешественник может встретить и смерть от рук религиозных фанатиков. Любителям гор, экстрима и приключений, желающим испытать судьбу, непременно надо побывать в этой стране.
 

По Каракорумскому хайвею и не только,

или 6000 километров по дорогам Пакистана

от  Мохенджо-Даро до Гиндукуша

 

Часть первая.  Планы и реалии.

Нас здесь двое. PeterC из Питера, немало "пошарахавшийся" по мексиканским пустыням, Штатам, Ираку, другим странам (он на Дроме "тусуется" - http://travel.drom.ru) и не совсем уж безвестный на marshruty.ru,  Alex, в миру Алексей, пермяк «солёны уши».  Писать будем, хоть и об одном и том же, но по-разному.  Ведь, взгляды двух людей, с присущими каждому особенностями, читать, наверно,  будет интереснее.  Да, и к тому же, правдивее: если один, чего забудет или приврёт, другой поправит. Ну, так хотелось бы.

В саду форта Шигар (провинция Балтистан)

Глава 1. Маршрут и подготовка. Питер.

 Идею «смотаться» в Пакистан подал Алексей. Созревала она долго. И, как всегда водится, вышло совсем не так, как хотелось, мечталось и планировалось первоначально. Сначала маршрут намечался, хоть и грандиозный, но простой. На первом этапе я из Питера, Леша присоединяется в Перми, едем на моей «Тахе» по России.  Далее, для затравки, проходим Казахстан и Киргизию. Пересекаем китайскую границу и немного изучаем Синцзян. А потом все совсем просто. В Кашгаре становимся в начало Каракорумского шоссе, которое через самый высокогорный в мире пограничный переход Хунджераб (4700 м) приводит нас в пакистанский Кашмир. Путешествуем по горам, постепенно спускаемся на юг к Исламабаду и вдоль афганской границы въезжаем в Иран. Уф! Пронесло! Здесь уже все знакомо, по крайней мере, Алексею. Помыв сапоги в Индийском океане (Как же без этого?), возвращаемся домой через Армению, Грузию, Владикавказ и Волгоград. Всего-то,  около 16 тысяч километров.  Люди с ДВ и по двадцать пять за отпуск «наворачивали».

Планировавшийся маршрут на авто

Времени на это нужно  не меньше месяца, и оно у нас было, хоть и в обрез. Но затем выявились преграды, на этот раз оказавшиеся непреодолимыми. Это, впрочем, означает, всего лишь, что мы их постараемся осилить в следующей попытке.

 Что же это за преграды?

 Самая простая и понятная - Карнет. Карнет де Пассаж – документ, дающий право въезда на машине в страну, которая его требует. Для намечавшегося маршрута это Иран и Пакистан. Выдается Карнет в стране постоянной регистрации автомобиля – в нашем случае это Россия – в обмен на денежный залог, который возвращается владельцу после обратного въезда автомобиля в страну регистрации. Размер залога зависит от стоимости машины, её марки, года выпуска и т.п. Так, для «Тахи» 2012 года  залог составляет  миллион двести тысяч рублей. Для «Нивы» этого же года – триста тысяч. И поскольку, для «Тахи» за Карнет пришлось бы вываливать такую кучу денег, хоть и временно, этот вариант отпал.  К тому же, Лёша сказал задумчиво: «Ты знаешь, Питер, мне что-то не хочется ехать к пуштунам на новой «Тахе. А, если за базар отвечать придется, а мы не соответствуем? Ну, например, тебе вежливо предложат поменять ее на стадо коз. С четвероногими-то ладно. Но, ведь, по стоимости машины, они к ним, пожалуй,  ещё и своих жён в придачу будут навязывать! Ты, как хочешь, но меня своя дома ждёт.  Она, ни с козами, ни с овцами, ни даже с верблюдами,  а тем  более, с «подругами» с востока, меня на порог не пустит».

 Разрушать семейное счастье было не с руки, поэтому переигрываем транспортное средство на Лёшину «Ниву», как более соответствующую материальному уровню трудящихся и политической обстановке в странах, намеченных к посещению. Кроме того, поездка на ней исключает перспективу получить взамен гарем, хотя, насчёт верблюдов некоторые сомнения оставались. Но точку на обсуждении ставит Алексей, заявив, что, если, даже, «Ниву» на пару верблюдов и обменяем, то пропавший залог за Карнет нас, в общем-то, не разорит. На том и останавливаемся,  к  обоюдному согласию

 Делаем первые прикидки. По времени, по деньгам – впритык, но укладываемся. А вот, дальше наступает облом. Хоть, про него и знали, но не предполагали, что не удастся его преодолеть.

А все дело в китайском участке маршрута. Сам по себе, хоть и небольшой, всего-то 600 км, но он встал у нас, как кость в горле.  Дело в том, что Китай не пускает к себе на собственных машинах просто так. А для тех, кто все же очень хочет это сделать, существует, ну, исключительно затратный по времени и деньгам, процесс. Причем, пусть бы затраты по времени были только на границе. Но, ведь, ко всему, ещё нужно ждать оформления бумаг и после ее пересечения! И, если при длительной поездке по Китаю, это как-то оправдано, то «вбухивать» несколько тысяч долларов и почти неделю на оформление всех бумаг в Кашгаре, чтобы проехать шесть сотен  километров по китайской территории - это уже слишком.

 Хотели удешевить транзит перевозкой машины на эвакуаторе, - почти те же деньги. Работали и через московских людей и через китайские фирмы, найденные в Интернете, - все придерживаются сумм одного порядка. Решаем не выпрыгивать из «финансовых штанов» и похоронить китайский вариант до следующего раза.  

Следующий рассмотренный вариант – в Пакистан и обратно через Иран. Не срослось. Время не позволило. Поэтому, скрипя сердцем, решаем остановиться на авиа перелёте в Исламабад, аренде машины и исследовании на ней наиболее интересной северной части Пакистана, где встречаются самые мощные горные системы мира – Гималаи, Гиндукуш, Каракорум.

 Подготовка, в этом случае, почти никакая не требуется. Главное – найти в Пакистане принимающую сторону, которая вышлет приглашения на визы и будет сопровождать по стране. С этим помогли знакомые Алексею по Интернету московские коллеги-путешественники Владимир и Галина Атежевы, бывавшие ранее в Пакистане и любезно передавшие нам свои тамошние контакты (фирма Lost Horizon Treks and Tours, www.losthorizontreks.com, Main Road, Jutial Gilgit, Gilgit-Baltistan, Pakistan, тел. 092-5811-455017, 092-5811-457974, E-mailinfo@losthorizontreks.com, директор мистер Абдул Бари). Спасибо вам, ребята, огромное, хороших мужиков «подогнали».

 Хотя Пакистан – страна, в основном, спокойная, здесь нужен проводник или гид/переводчик, который будет объясняться с местным народом, и помогать в разных ситуациях – хоть на базаре, хоть на дороге.  Потому, что английский здесь так же «широко распространен», как, где-нибудь в Бодайбо или Крыжополе: ну просто любой торговец в ларьке, и каждый местный полицейский «спокойно на английском общаются». А крестьяне в горах, вообще, просто, ждут, не дождутся шанса поразить вас исполнением монолога Гамлета на языке оригинала. Вот почему без местного гида не обойтись, ни в Бодайбо (если,  почему-то, русского не знать), ни в Пешаваре.  И в самом деле, зачем им этот Гамлет?

 Затем визы. Лёша свою визу делал через пермскую турфирму. Я же еду в Москву сам и, сдав документы в 11 часов утра, получаю визу уже в два часа дня. Большое спасибо Консулу Пакистана в России господину Захиду Махмуду Минхасу, который, пригласив в кабинет для беседы, долго интересовался, как и зачем мы едем, давал практические советы, что посмотреть, где останавливаться и, судя по всему, был искренне рад,  что в его страну, всё-таки, едут  туристы.  Даже, если это и мы с Лёхой.

 Ну, и авиабилеты купили. Турецкими авиалиниями.  Петербург-Стамбул и Пермь-Стамбул. Оттуда в Исламабад.  Вот и вся подготовка.

 По расходам на этот момент:  стоимость билетов туда - обратно у меня - 43,000 руб., у Алексея - 46 000 руб., приглашение бесплатно. По  договоренности с принимающей турфирмой о сумме пакета (гид + машина) послали предоплату 25%. У нас это составило  600 долларов. Виза выдается строго на основании приглашения, которое присылает (и знает, как его делать) принимающая сторона. Визовый сбор 130 долларов. (Лёша плюсом заплатил две тысячи рублей в турфирму, я - 70 долларов в Посольстве за срочность). Посольство в пяти минутах пешком от Маяковской по Садовому кольцу,  Яндекс  вам в помощь.

 А пока, передаю слово Алексею.

 Глава 2:  Один среди «чужих». Алексей

 Ночь. Сон прерывает объявление по громкой связи о снижении самолета. Включается свет, шевелятся соседи, снуют по проходам проводники. В иллюминатор видно, как внизу разгорается россыпь огней большого города.  Заложив пару виражей, лайнер ощетинивается закрылками, со стуком выпускает шасси, и вскоре «плюхается»  на  аэродромный бетон. Все. Двадцать часов в самолетах  и  аэропортах заканчиваются прибытием в  столицу чужой незнакомой страны.   

Наши авиа маршруты до Исламабада
 
 Комфорт самолетного салона сменяется оглушительной уличной жарой и запахом горелого керосина. В зале прилета встречает стена бородатых мужчин в белых одеждах. Где-то среди них мой визави - единственный здесь человек, который  должен помочь сделать первые шаги в этом, как тогда казалось, враждебном городе.  Шарю глазами по толпе.  Ага, вот и он, держит в руках картонку с надписью «Мr. Peter C…». Уф! Наряжение спадает. Градус настроения лезет вверх. Как к родному ломлюсь к этому  парню…

 Чтобы понять, откуда взялся столь нервный настрой, прерву эпизод и переведу Ваше внимание, уважаемый читатель, на несколько  часов назад, в аэропорт Стамбула.

 …Осталось позади утомительное ожидание рейса в Исламабад, скрашенное недолгой вылазкой в город.

Прогулка где-то возле Софийского собора
 Прогулка, где-то возле Софийского собора…

С турецким секьюрити
 Фото на память с турецким секьюрити…

 Разыскиваю нужный выход и присоединяюсь к моим будущим попутчикам. Большинство из них - мужчины, на лицах которых ни улыбок, ни эмоций. От их сурового вида чувствую себя неуютно. До начала посадки остается полчаса, а моего партнера еще не видно. Странно. Ведь, самолет из Петербурга уже давно прибыл… Ладно, звоню на телефон. То, что слышу, повергает в шок: «Я не приеду…». Причина, которая  называется - печальна и в любой момент может настигнуть каждого  из нас (не дай, Бог, конечно…).

 Этого никогда не ждешь, но оно приходит независимо от нашей воли. Ведь, все мы смертны. Поэтому, вслед за сочувствием, первая мысль, которая проскакивает в голове: «Ну, как же так. Почему, именно сейчас, и именно с нами, это случилось? Позади более полугода подготовки, десятки написанных писем, часы разработки и обсуждений маршрута, оплаченный аванс, выкупленные билеты, наконец. А главное - прямо из рук ускользает путешествие, на которое затрачено столько сил, средств и времени!». Ведь, осуществить его одному, практически без языка, в стране, которая, мягко говоря, считается не совсем безопасной, в этот момент кажется безумным. Однако, со своими советами тут же лезет авантюрный  «бесенок»,  всю жизнь сидящий внутри: «Ты же хотел, изначально, ехать один.  Вот, тебе и предоставляется такая возможность. Используй ее!».

 Голос Питера (именно, так зовут моего партнера, а теперь, думаю, друга) в телефонной трубке возвращает на землю: «…прилечу через три дня. Встречай. Тебя будет ждать в  аэропорту машина отеля. До моего приезда занимайся, чем хочешь». Честное слово, если бы события развивались по самому худшему сценарию, воспринял бы их, как данность. Ведь,  многие люди месяцами не могут прийти в себя от потери близких. Забегая вперед, скажу, что Питер нашел в себе силы не только справиться, но и продолжить осуществление нашего  плана, хоть, и изрядно измененного. Прилюдно благодарю его за твердое слово, за партнерскую ответственность, за интерес к путешествию, сохраненный и после пережитого стресса.

 …Ну, ладно, возвращаемся в аэропорт Исламабада к оставленному там таксисту. Для него, еще в самолете, с помощью электронного переводчика заготовлена пара английских фраз,  коротко поясняющих ситуацию. Подхожу, здороваюсь, и демонстративно, прямо с бумажки их зачитываю, давая понять, что не владею языком. Он реагирует нормально: «О,кей, сэр. Вэлкам ту Исламабад, сэр». Заученным движением хватает чемодан и волочит к машине. Охлажденный салон новенькой «Хонды» спасает от жары, которая буквально душит, стоит только оказаться на улице.

Выехав со стоянки аэропорта, мчимся по пустынным ночным улицам пакистанской столицы. За окном мелькают темные высотки, рекламные щиты, деревья, освещенные витрины, мечети, и даже, шикарная церковь проносится мимо. Все, как в любом европейском городе. Непривычны, лишь, левостороннее движение, да, стоящие, кое-где на перекрестках, полицейские джипы с пулеметами на крышах. Наконец, через полчаса, проехав вдоль высоченного забора, увенчанного «колючкой», упираемся в подъемный барьер  и двух автоматчиков.

Подъемный барьер (снято днем)
 Подъемный барьер   (снято днем)

Это первый пост охраны отеля «Серена» - самого «крутого» в Исламабаде. Один секьюрити заглядывает в салон, о чем-то говорит с водителем. Второй осматривает пространство под капотом, багажник и с помощью зеркала с фонариком заглядывает под машину. Барьер опускается, едем дальше. До подсвеченного здания отеля остается пара сотен метров, на протяжении которых минуем еще два поста и зигзагообразную дорожку между искусственными препятствиями. Наконец, уже на входе, мой чемодан пропускают через сканер, а меня - сквозь рамку металлоискателя. Да-а-а!… Начало пребывания в стране многообещающее. Посмотрим, что будет дальше.

 А дальше попадаю в некое подобие дворцового зала, ослепляющего богатым убранством, блеском мрамора, торжественностью интерьера.  Но это, всего лишь,  рецепшн.

Рецпшн отеля Серена
 У стойки меня встречают, как Питера C... Ведь, именно он бронировал отель. Как могу, поясняю ситуацию и, желая удешевить проживание, прошу, вместо двухместного номера,  забронированного Питером (125$ c человека), предоставить одноместный. Желание исполняется, но врученный счет недвусмысленно говорит о том, что мой английский совсем плох, и меня неправильно поняли. Внизу бумаги красуется цифра гораздо бОльшая ожидаемой. За двое-то суток!!! Но, уже нет, ни желания, ни сил, да, и  гордость не позволяет, объяснять, что для меня это очень дорого.  Подписываю счет, забираю ключ и в сопровождении коридорного поднимаюсь в свои апартаменты.

 Честно скажу, что, прожив уже большую часть жизни, немало поездив по России и миру, в таких «нумерах» останавливаться не приходилось. Комната - как небольшой спортзал.   Сексодром - в полкомнаты. Телевизор - в полстены. Кресла кожаные, мебель красная, картины подлинные. Джакузи-ванна-душ-биде красуются в санузле по размеру большем, чем комната в моей квартире.  Холодильников два. Зачем?  До сих пор не знаю. Ну, да, ладно.  Могу  себе, хоть раз, позволить.  А сейчас, спа-а-ть, спать! На улице уж брезжит рассвет. 

 По плану, согласованному с принимающей пакистанской турфирмой, в 12.00 этого дня мы должны были за обедом познакомиться с ее представителями и затем ехать осматривать город в их сопровождении, уже на арендованной машине. Однако, где-то в 10.30, на мой вопрос: «Не интересовался ли кто прибытием туристов из России?», администратор на рецепшене отвечает отрицательно. Телефон фирмы есть. Звоню, но номер не отвечает. В тревоге отправляю сообщение на E-mail фирмы: «Мы в «Серена-отель». Где наш гид и машина?». Электронные сообщения директор мистер Бари должен принимать на сотовый телефон.

 Просто сидеть и ждать, не в моем характере. Прошу вызвать такси, чтобы осмотреть город. Предлагают взять машину в отеле. Стоимость 70$ за день. Соглашаюсь. Составляем список достопримечательностей, плачу деньги, получаю путевку и на стоянке возле отеля сажусь в ту же «Хонду», что была в аэропорту. Только, водитель другой.

 

Разъездная Хонда отеля Серена

Зовут его Стефен. Как ни странно, он христианин. Узнав, что будет возить туриста из России, радуется и произносит: «Путин каращё». Молодец. Политически «подкован» и пару  слов по-русски знает. Но главное, что от него требуется, - провезти  меня по всем интересным местам и вернуть обратно.

 Для начала едем на холмы к северу от города, которые называются  Маргала Хиллс. Как поясняет Стефен, они являются одним из самых любимых  мест отдыха горожан. На территории этих холмов расположен одноименный национальный парк - обиталище многих видов животных, птиц и редких растений, а с обзорных площадок в хорошую погоду открываются панорамные виды столицы. Мне немного не везет, потому, что над городом стоит дымка, и видимость не столь  хороша, как бы хотелось. Животные же, видимо, в этот день попрятались в лесу от сорокаградусной жары.

 Авеню Фейсал

 Зато, этот день рабочий, и местное население не досаждает своим присутствием и любопытными взглядами.

 На лоне природы нервное напряжение окончательно спадает, позволяя, впервые после выезда из дома, почувствовать, что нахожусь в отпуске. Просто наслаждаюсь красивыми видами,…

Вид Исламабада
 
Цветы

…брожу  по сувенирным лавкам и что-то покупаю по мелочи,…

В сувенирной лавке

 …а после обеда в одном  из практически пустых ресторанов…

 

Ресторан

В ресторане
 даю команду Стефену ехать вниз в город к следующей достопримечательности - мечети Шейх Фейсал, которая хорошо  видна сверху.

Мечеть Шейх Фейсал

Вблизи она предстает грандиозным сооружением, выстроенным с использованием современных технологий, материалов и дизайна. Помимо основного помещения площадью 5000 кв. метров, рядом имеется открытая эспланада для прихожан. Вместе они способны вместить около 300 тысяч верующих. Эта мечеть, конечно, уступает по размерам и роскоши отделки мечети Хасана II, виденной когда-то в марокканской Касабланке, но, все равно, вблизи производит сильное впечатление. Ведь, это четвертая по величине мечеть в мире. Построена  она в 1986 году на средства короля Саудовской Аравии  Фейсала ас Сауда и названа его именем. Стоимость строительства составила около 120 млн. долларов.

Мечеть Шейх Фейсал

Снимаем обувь, вступаем на эспланаду и обходим сооружение вокруг. Внутрь, к сожалению, попасть не удается. В этот день закрыто. Но даже внешнего осмотра достаточно, чтобы проникнуться уважением к реализованному архитектурному проекту.

 Мечеть Шейх Фейсал

Во время прогулки ощущаю на себе любопытные взгляды людей, которые потом будут сопровождать нас все время пребывания в стране.  Некоторые подходят и, узнав, что я из России, просят вместе сфотографироваться.

С местным прихожанином

Видимо, бледнолицые сахибы не такие уж частые здсь гости, а россияне, в особенности. Но надо отдать должное, никакой недоброжелательности, а тем более, агрессии в свой адрес, не чувствую, как не чувствовали ее и потом, в других местах. Закончив осмотр столь близкого к небесам сооружения, перемещаюсь на более приземленный объект, а именно, в зоопарк, где среди живых представителей фауны…

'Укротитель' змей
 
Тоже...типа... укротитель

…и их давно вымерших предшественников…

В 'Саду динозавров'

…провожу остаток дня.

 А по возвращении в отель все само собой образуется. На рецепшене меня уже ждут мистер Бари - директор турфирмы и мистер Али - наш гид. Впрочем, увидев возраст этих людей, слово «мистер» сразу отбрасываю и дальше при общении пользуюсь только именами. Поскольку обеденное время давно прошло, предлагаю знакомство и обсуждение дальнейших действий провести за ужином. Благо, идти никуда не надо. Ресторан отеля представляет для этого прекрасную возможность.

Встречающая сторона
Справа Абдул Бари - директор турфрмы. Слева Али - наш гид

 Официальная часть проходит отлично. Бари адекватно воспринимает информацию о случившемся у Питера, о вынужденном изменении согласованного плана и предложение дождаться приезда моего партнера для дальнейших финансовых расчетов. С трудом, с помощью электронного переводчика, но мне удается вести беседу на английском языке. Парни говорят бегло. Чувствуется большая разговорная практика. Ну, а когда ужин, а вместе с ним и официальная встреча, заканчиваются, предлагаю подняться ко мне в номер и перейти к неформальному общению за армейской  фляжкой коньяка, благополучно преодолевшей  вместе со мной все границы.  После первой, «за знакомство» и вручения российских сувениров, разговор становится совсем непринужденным, а языковый барьер почти исчезает. Удается даже шутить, при этом,  довольно сносно друг друга понимаем.

 Посиделки в номере

 Похоже, употребление алкоголя для ребят совсем не в диковинку. К моменту опустошения фляжки у нас уже готовы экспресс - планы на последующие два дня. Завтра с утра едем в город Лахор. Для этого Бари, в счет дня аренды джипа у него на фирме, нанимает в городе легковой автомобиль, на котором и совершим это путешествие. Вот на такой оптимистичной ноте, в ожидании новых впечатлений, прощаюсь со своими гостями и иду осваивать арсенал предоставленных мне банных услуг. Ведь, завтра надо покинуть эти хоромы, либо снова раскошелиться. Для меня это неприемлемый  вариант. 

 Следующее утро наступает рано. Уже в семь завтракаю вместе с моими сопровождающими, а еще через полчаса стартуем к цели.  В качестве транспортного средства в этот раз выступает довольно «свежая»  «Тойота»  с  водителем.

'Тойота' для поездки в Лахор
 
 Преодолеть предстоит 400 километров по трассе национального значения М2, которая по-местному называется «моторвэй». Как чуть позже оказалось, по сути, это «штатовский» шестиполосный интерстейт, или немецкий автобан. Никаких пересечений в одном уровне с другими дорогами, и все инфраструктурные объекты (заправки, места отдыха и т.д.), расположены в стороне, на съездах.  Максимальная разрешенная скорость 120 км/час.

Маршрут Исламабад-Лахор

До Лахора есть также более короткая дорога через Гуджрат, но, если я правильно понял моих попутчиков, при езде по ней «душа поднимается в небо». Поэтому не экспериментирую и полагаюсь на знающих людей. 

 Ну, что же, трогаемся. Пока выезжаем из города, изучаю его из окна машины. Собственно, изучать-то особо нечего. Исламабад - город молодой. Он спроектирован и построен в середине прошлого века, уже в качестве столицы государства. Поэтому имеет широченные проспекты и улицы «на вырост», квадратно-гнездовую планировку, как в Нью-Йорке, и унылую архитектуру  шестидесятых-семидесятых годов прошлого века, позаимствованную, видимо, в московских Черемушках.

Улицы Исламабада

И лишь постройки последних лет выделяются своей индивидуальностью. 

 Улицы Исламабада

Но, главное, что сразу бросается в глаза, это огромное количество зелени. Город просто «утопает» в садах, парках, скверах и газонах.

Улицы Исламабада

И еще. В сравнении с остальными городами Пакистана,  где побывали, он показался  самым «европеизированным».  Но, это лично мое мнение.

Женщины везде одинаковы
 
 Тем временем покидаем пределы Исламабада и выезжаем на развилку, с которой можно направиться, как на восток к индийской границе, так и на запад к Афганистану.

 Нам налево

Уже через несколько минут за окном устанавливается однообразная картинка убегающей вдаль дороги, местами обрамленной деревьями и кустарником. Монотонность движения нарушают, лишь редкий попутный транспорт, да  время от времени встречающиеся, дорожные рабочие, убирающие  наносы листьев возле разделительного барьера.

 Пакистанский автобан А1 до Лахора

Трафик на дороге минимальный, рабочих еще меньше, темы для разговоров пока исчерпаны, поэтому неудержимо тянет в сон. Похоже, не меня одного, чему, вскоре, вижу и подтверждение.

Заснул за рулем
    Основательно встряхивают и возвращают к бодрому состоянию, лишь остановка и перекус, где-то в середине пути. Места отдыха на этой трассе вполне цивилизованные. Территория ухоженная, вся инфраструктура в наличии - заправка, ресторан или фастфуд, на выбор, магазины, ларьки со всякой всячиной и сувенирами, душ, чистый туалет, мечеть, навесы для стоянок  машин.  С вечера, как сказали, есть охрана.  Ничуть не хуже «Автогриллей»  на европейских автобанах.  Могу сравнивать, бывал.

Место отдыха на автобане 
Место отдыха на автобане
Место отдыха на автобане

 После отдыха дело идет веселей, да и пейзаж становится интереснее. Въезжаем в гористую местность и, преодолев  небольшой хребет по названию Соляной,...

 Через хребет 'Соляной'

...через час оказываемся в предместьях Лахора - второго по величине городе Пакистана после Карачи.

Предместья Лахора
 
 Ну, а вскоре, погружаемся в городскую гущу бесчисленных мотоциклов, тук-туков, машин, велосипедов, осликов с неуклюжими телегами, броуновского движения людей. Все это мельтешит на фоне лавок, магазинов, хаотично нагроможденных строений непонятного назначения, опутанных хитросплетением проводов, и в звуковом сопровождении несмолкаемого гула клаксонов. Ездил до этого самостоятельно по Тегерану и другим иранским городам, но там - просто образец организации дорожного движения, в сравнении с лахорским, да, и в целом, как потом оказалось,  пакистанским.

 На улицах Лахора

На улицах Лахора

Чтобы  не тратить время на ориентирование в этом содоме, Бари вызывает своих местных друзей, которые приезжают на мотоцикле. Один садится в машину в качестве навигатора, а второй добирается до нужных мест на своих колесах. Сначала едем к монументу, который называется Минар-е-Пакистан (Минарет Пакистан). Он возведен в 1968 году в честь 20-тилетия образования государства, на месте, где была подписана Хартия Независимости Пакистана. Представляет собой 72-метровую бетонную башню с основанием в виде цветка и смотровой площадкой наверху. Спроектирован он, кстати, дагестанским архитектором Усман Ханом.  Особого паломничества людей к  монументу не наблюдаем. Вход наверх закрыт, потому, что в окружающем парке Икбал развернута грандиозная стройка по его реконструкции. С трудом нахожу точку, откуда в кадр не попадают кучи камней, труб и арматуры.  Делаю пару снимков, и едем дальше.

Минарет 'Пакистан'
 
 Следующий объект для знакомства – знаменитый лахорский форт (крепость) - наследие династии Великих Моголов, который начал возводить шах Акбар в середине ХVI века, а достраивали его последователи на протяжении 200 лет. Форт имеет площадь около 18 га, на которых за мощными стенами разместились более двадцати исторических построек. Одна из самых красивых и наиболее сохранившихся - белокаменные ворота Аламгири.

Ворота Аламгири

Другая достопримечательность, которой продолжается осмотр форта, - мечеть Бадшахи. Возведенная в конце семнадцатого века, она до сих пор входит в число самых больших (пятая по величине) и красивых мечетей мира. Побродив по ней, посмотрев на искусные каменные резные панно и цветочные росписи, понимаешь, насколько изменились понятия о красоте и ценности вещей за прошедшие века.

Мечеть Бадшахи

Вид на мечеть с эспланады…

Мечеть Бадшахи 

…и с улицы, из-за стены

 Портал входных ворот

В портале входных ворот

 Входные ворота мечети Бадшахи

Входные ворота

 Осматривая эту мечеть, впервые за время пребывания в Пакистане встречаю иностранных туристов - двух китайцев.  Узнав, что я из России, они, сначала, буквально, впадают в ступор. А потом дружно принимаются кричать: «Путин, Путин!», тащат фотографироваться и брататься. Лихорадочно пытаюсь вспомнить имя китайского премьера, чтобы назвать в ответ, но тщетно. Тогда, как свидетельство дружбы,  достаю из рюкзака и дарю небольшие российские флажки. Слово «Фриндшип» звучит с удвоенной частотой.

С китайскими 'друзьями' 

На такой вот рекламно-патриотической ноте расстаемся с вновь приобретенными друзьями и продолжаем наше исследование крепости. Еще более двух часов лазим, по отреставрированным и не очень, стенам и лестницам, заглядываем в укромные уголки, любуемся  образцами архитектуры разных веков.

Зал аудиенций 

Зал аудиенций

'Лестница слонов'
 «Лестница слонов»

Шахская беседка

Шахская беседка

 Купола Жемчужной мечети

Купола жемчужной мечети

Купола Жемчужной мечети с территории форта 

Они же с другой точки съемки

 Купол Зеркальной мечети

Зеркальная мечеть

 Реликвии на задворках. Английские чугунные пушки начала XIX века

Реликвии на задворках

Посетителей, кроме нас, в крепости, буквально, единицы. Привлекают внимание сикхи из соседней Индии.  Для российского туриста они любезно соглашаются позировать.

Сикхи из соседней Индии 

Встречей с этими, по-видимому, культурными людьми, поинтересовавшимися, из какого города России я приехал, экскурсию по крепости завершаем и возвращаемся к машине, оставленной в одном из близлежащих к форту дворов.

Двор жилого дома в Лахоре

Жилой дом в Лахоре

Едем на обед в кафе, принадлежащее толи родственникам, толи  друзьям наших лахорских гидов.  Пара бокалов напитка, типа айрана или кумыса, принятых для затравки, хорошо поднимают настроение и возбуждают аппетит.

Айран
 
За российско-пакистанскую дружбу

Но даже они не помогают мне справиться с предложенной порцией риса и курицы, обильно приправленной жгучим перцем. Вообще, в пакистанских заведениях общепита, кроме излишнего количества подаваемой еды, все организовано нормально. По крайней мере, в тех, где мы бывали. Посуда и приборы всегда чистые, салфеток дают с избытком, вода - только из бутылок, которые открывают при тебе же. И, хоть еда довольно однообразная,- ее основу составляют рис, куриное мясо и овощи - при желании можно заказать все, что угодно.  Питер, например, несколько раз заказывал суп. Захотел, как-то раз, картошки целиком с соленой рыбой - на тебе картошку. Еда слишком перченая? Перец дадут отдельно - сыпь или кусай, сколько надо. Главное, чему надо неукоснительно следовать, - не употреблять еду, продающуюся у дороги (пирожки, мясные изделия и т.п.). Кроме фруктов, конечно. Но, к ним требования везде одинаковые - прежде, чем тащить в рот, вымой. Так, что мои таблетки от отравлений приехали домой не распечатанные. В среднем, стоимость обеда, где-нибудь в ресторане при гостинице, или в кафе, составляет от четырех до шести  долларов с человека.

 Ну, вот, пообедали, про еду рассказал, пора возвращаться в город и продолжать выполнять культурную программу.  Из кафешки пешком идем в лахорский музей. Как вещает Интернет, он - крупнейший в стране, с самой богатой экспозицией. Насчет крупнейшего - возможно. Здание внушительное и оригинальное.  Да, и залов внутри много.

Лахорский музей
 
 А вот, что касается экспозиции… Лично мне она, такой уж выдающейся, не показалась. С местным колоритом, да.

Буддистская ступа
 Буддистская ступа

Статуэтка Будды
 А вот, и он сам, великий и могучий Будда…

    А в целом - стандартный музейный набор оружия и военной амуниции разных эпох,…

Военные доспехи
Ружья разных эпох
 
Половина этих ружей произведена в Российской Империи

старинных предметов быта и искусства,…

Подсвечники
Статуэтки
исторических и археологических артефактов, связанных с известными личностями, верованиями, мифами и преданиями,…

Статуя Будды из Гандхара
Статуя Будды из Гандхара

предметов изобразительного и декоративно-прикладного искусства, музыкальных инструментов, ювелирных изделий, текстиля и керамики. Все это видим, как говорится, «одним глазом», пробегаем «по верхам», потому, что за час-полтора, отведенные на музей, все равно ничего толком изучить нельзя. Таким местам надо посвящать, как минимум, день. А у нас впереди еще две достопримечательности, куда надо успеть.

 Сначала едем в северо-восточную часть города, смотреть сады Шалимар - объект Всемирного наследия ЮНЕСКО, которые были построены императором Великих Моголов, Шах-Джаханом в первой половине семнадцатого века. Вход в этот райский уголок, расположенный за каменными стенами среди шумного города, за небольшую плату доступен всем желающим и до сих пор используется жителями Лахора для отдыха и пикников.

Отдых на лужайке в саду Шалимар

 Здесь, действительно, много деревьев и тенистых лужаек, но основную историческую, да и утилитарную ценность представляют многочисленные бассейны, фонтаны и павильоны.

 Бассейн в саду Шалимар

Беседки в саду Шалимар
Беседки в саду Шалимар

 Их неспешный обход,  осмотр и фотографирование занимают немало времени, но на созерцание прекрасного его совсем не жалко. Тем более, в сопровождении такой команды «охранников» …

Моя 'охрана' 

…чувствую себя вполне комфортно и снимаю все, что хочу, и кого хочу, чтобы попытаться передать безмятежную атмосферу этого места.

Школьницы

Школьницы

Изготовление лестницы из бамбука

Изготовление лестницы из бамбука

Семейство

Еще одно

Семейства?

Местные клерки на отдыхе

Похоже, местные клерки на отдыхе…

Надеюсь, хоть немного, это удалось.

 Однако мы уже должны торопиться, чтобы успеть посмотреть главную, на мой взгляд, лахорскую достопримечательность - церемонию «Спуск флагов» на единственном пограничном переходе между Пакистаном и Индией, находящемся вблизи Лахора в деревне Вага. Начинается она в семь часов, но, как сказали наши сопровождающие, уже в шесть надо занять удобные места потому, что народу бывает очень много.

 Снова садимся в машину и выдвигаемся на восток, к индийской границе. Проехать надо, всего-то, девятнадцать километров по трассе Grand Trank roud, проходящей, как раз, мимо садов Шалимар. Но наши провожатые заставляют водителя свернуть на параллельную городскую дорогу под предлогом, что она менее загружена. Ну, что же, им видней.  Хотя, мне так совсем не показалось.

Городская дорога

И действительно, когда дорога выходит к каналу, то оказывается полностью забитой транспортом горожан, спасающихся здесь от сорокапятиградусной жары. Она идет прямо по берегу канала, и на всем ее протяжении, от обочины до уреза воды, стоят машины и мотоциклы купальщиков. Не знаю, намеренно или нет, нас сюда затащили, но зрелище сотен, а может, и тысяч взрослых мужчин, самозабвенно плескающихся прямо в одежде в мутных коричневых водах канала глубиной не более метра, вполне может быть отнесено к еще одной достопримечательности Лахора.  Именно здесь  в очередной, и отнюдь, не в последний раз,  возникает мысль, что нахожусь в стране, населенной, преимущественно, мужиками.

 Купание в канале

Купание в канале

Наконец, совсем по-черномырдински, - «хотели, как лучше, получилось, как всегда», - потратив на двадцать километров более часа, прибываем к границе.

До границы остается совсем немного

Дальше дорога перекрыта.  Армейский пост направляет весь транспорт на стоянку, …

 Первый военный пост

…а народ около километра идет пешком. Вот  те ворота в белом обрамлении,  вдалеке справа, и есть граница.

От автостоянки до границы надо километр идти пешком

После представления

 По мере приближения  к границе количество армейских и полицейских патрулей нарастает,…

Полицейский патруль на пути к границе

…а перед входом на территорию пограничного перехода вооруженные люди и искусственные заграждения разделяют и «сжимают» толпу до нескольких ручейков, которые, в конечном итоге, попадают под рамки  металлоискателей.

Очередной военный патруль на пути к границе

Не думаю, что через такой контроль проскочит даже мышь с небольшим поясом шахида (Хотя, талибы оказались изобретательнее и в сентябре 2014 взорвали шахида на автостоянке. Итог - 80 погибших). Увы, мы опоздали. Когда минуем все кордоны, церемония уже идет. Трибуны плотно забиты людьми,…

Женская трибуна
Женская трибуна

Мужская трибуна

Мужская трибуна

 …а на плацу караулы с пакистанской и с индийской стороны проводят подготовительные строевые упражнения и становятся по своим местам согласно сценарию.

Подготовка к церемонии спуска флагов 

Доклады, перестроения, диковинные маршировки - ноги выше головы - все это совершается под ритмичный, в медленно нарастающем темпе, барабанный бой.

 Барабанщик 'нагнетает' обстановку

Патриотические или религиозные призывы двух глашатаев с зычными голосами…

Глашатаи ему помогают 

…заводят толпу. После каждой их тирады трибуны взрываются и в едином порыве кричат: «Аллах Акбар!!!»...

Аллах Акбар!!!...

Честное слово, мурашки пробегают по коже, когда видишь общие, столь высокие эмоции тысяч людей, и понимаешь, что перед тобой не просто толпа, а единая нация.

 Тем временем ритм барабанного боя достигает апогея и обрывается…  Звучат очередные команды с обеих сторон… Под тожественные звуки горнов начинается одновременный медленный спуск пакистанского и индийского флагов.  Все встают и замирают по стойке смирно.

При спуске флагов все встают по стойке смирно

Внизу индийские и пакистанские солдатики подхватывают свои полотнища, снимают с тросов, ловко в несколько движений сворачивают и передают начальникам караулов. В сопровождении эскорта те на вытянутых руках проносят их по всему плацу и передают на хранение в караульные помещения.

Караул сопровождения флага

Народ ревет от восторга. Над трибунами несется: «Па - ки - ста - а - а - н!, Па - ки - ста - а - а - н!!!».   Жуть!  Как хорошо, что нам нечего делить с этой страной! Что-то похожее показывали по телеку в репортажах из городов Крыма, после его присоединения к России.

 Утром флаги снова взметнутся вверх, соединяя две страны. А пока, ворота закрываются, и больше нет места на всем протяжении более чем двух тысячекилометровой границы между Пакистаном и Индией, где бы ее можно было легально перейти или переехать.

Граница закрыта до утра

Ну, а мы, сразу после закрытия ворот, в числе первых, покидаем «арену», где разыграно это необычное зрелище.  Фотографируемся на память с одним из участников действа,…

 Фото с участником действа

… и, опять же пешком, возвращаемся к машине. Снова трудно, через огромные пробки пересекаем весь город. На западной окраине Лахора прощаюсь с нашими сопровождающими, одарив каждого матрешкой. В Исламабад въезжаем, уже затемно.

Расписной пакистанский грузовик ночью 

Расписной пакистанский грузовик ночью. Он весь увешан катафотами

 Ночую в номере за сорок долларов, в отеле, где остановились ребята. По большому счету, все то же самое, что и в «Серене», разве, что  комната и кровать поменьше размером, да джакузи, биде и ванна отсутствуют. Ну, и стены без картин. Не беда, не из «графьев. Отсутствие картин  совершенно не напрягает.

 В последний день перед приездом Питера никуда не тороплюсь потому, что провести его запланировали  в окрестностях Исламабада.  Жду товарища, как родного.  За три дня без  русской речи, честно скажу, морально устал. Ведь, каждое услышанное или произнесенное слово надо о с м ы с л и т ь, чтобы понять самому, и ответить так, чтобы быть понятым окружающими. Внезапно оказаться в таких условиях трудно. Более-менее серьезно английский начал изучать, лишь пять месяцев назад. Но, на седьмом десятке лет мозги уже не те, и результаты тоже.  Ну, да, ладно, недолго осталось.

 Пока же знакомлюсь с арендованной для основного путешествия машиной, на которой будем «рассекать» уже сегодня, и ее штатным водителем. Машина - пикап «Toyota Hilux» с пробегом триста тысяч километров,…

Наш наемный автомобиль 'Тойота' - 'Хайлюкс'

… а водитель по имени Умар, - пятидесятилетний мужик из Гилгита. На вид весьма грозный. Но, как потом оказалось, - с рассуждениями и поступками ребенка, феноменальной работоспособностью, минимальной потребностью в бытовых условиях и беспрекословной готовностью выполнить все указания начальства и пожелания клиентов. В городе за рулем чувствует себя не очень уверенно, зато в горах водит машину виртуозно.

Наш водитель по имени Умар

 Вот, для начала, и даем ему возможность показать свои способности. Едем в горы, за сорок километров к северу от Исламабада в район, который называется Мюррей - продолжение маргальских холмов.

Полицейский пост на выезде из Исламабада

Здесь находятся единственные в Пакистане обустроенные горнолыжные склоны с подъемниками и зимой можно кататься на лыжах.  Это же, как понял, элитное место, где состоятельные столичные жители покупают себе участки земли и строят, своего рода, дачи для отдыха от удушающего летнего зноя.

Горный район Мюррей к северу от Исламабада

 И действительно, на высоте до двух  тысяч метров чувствуется прохлада горного воздуха, пьянит аромат сосновых лесов, покрывающих эти холмы. Со слов моих гидов в хорошую погоду с их вершин открываются великолепные панорамы, и даже просматриваются силуэты хребтов Гиндукуша. Но сегодня прямо над дорогой висит туман, который местам проливается мелким дождем.

Горный район Мюррей к северу от Исламабада
Придорожный сервис

    Доезжаем до какой-то турбазы, откуда начинаются пешие и конные маршруты в горы, но никакого желания ходить пешком или ездить на лошади в такую погоду не возникает. Температура градусов двадцать, в футболке уже прохладно.

 Прокат лошадей

Предлагаю, где-нибудь перекусить и возвращаться вниз в тепло. Так и делаем. Правда, перекусывать приходится в скрытом от посторонних глаз закутке кафешки. Начался священный месяц Рамадан и прием пищи у всех на виду в дневное время, мягко говоря, не приветствуется. Мои гиды не придерживаются религиозных мусульманских традиций, но вынуждены с ними считаться.

 Вернувшись в город, едем на Равальское озеро. Это искусственное водохранилище, используемое для водоснабжения Исламабада, а попутно  -  еще одно место отдыха его жителей.  Есть обширная стоянка для машин, обустроенная набережная,…

Набережная Равальского водохранилища
Бетонные заборчики
Этот заборчик не деревянный, он из бетона!

…а на прибрежной территории оборудованы многочисленные беседки для отдыха и лужайки для пикников. Непосредственно на берегу есть станция по прокату лодок и водных велосипедов. 

Станция проката лодок и водных велосипедов

В обычные дни здесь полно народу.  Но сейчас во время Рамадана наблюдаем, лишь две-три группки молодежи, да парочку  рыбаков в отдалении.  Когда температура на улице плюс сорок пять, казалось бы, вода принесет прохладу.  Увы, ее  температура, лишь на несколько градусов ниже температуры воздуха. Берем в прокате лодку и отплываем подальше от берега, чтобы искупаться.

 Прогулка на лодке по Равальскому водохранилищу

Разницу температур чувствую только в первые мгновения после прыжка в воду. А потом снова становится жарко. Плыть тяжело.  Зато, пока высыхаешь, солнце обжигает нещадно. В общем, удовольствия ноль.

 Гораздо интереснее и приятнее проводим время в птичнике, находящемся здесь же в зоне отдыха.  Он устроен в роще деревьев, огороженной, словно шатром, огромной  сеткой  на  мачтах. Состав его обитателей весьма  разнообразен и экзотичен, а созданные для них условия близки к естественным. Да и мы в тени деревьев чувствуем себя  вполне комфортно. Наиболее удачные снимки, лишь малой части, живущих там птичек, привожу без комментариев.

Неизвестный мне обитатель птичника
Журавль красавка?
Местная курица
Павлин

А всего там обитают несколько десятков видов птиц, от желтых попугайчиков до водоплавающих и страусов.

 На этом сегодняшние развлекательные мероприятия заканчиваем и возвращаемся в отель. Бари уезжает по делам в министерство туризма, а мы  отдыхаем в прохладе кондиционеров и отсыпаемся. Ну, а ночью едем в аэропорт, встречать  Питера.

 В аэропорту Исламабада

Самолет прилетает по расписанию. Становимся свидетелями  выхода и встречи почти всех пассажиров рейса, а нашего Питера все нет и нет.

В ожидании Питера

Наконец,  появляется и он,…

А вот и он

…а вместе с ним, - новая проблема.  Кто-то «наверху» сильно не хочет, чтобы состоялось наше совместное путешествие.  Но завтра мы найдем способ, преодолеть очередное  препятствие.  Впрочем, это уже другая глава, о  которой расскажет Питер.

 Глава 3. Совет в Равалпинди. Питер.

Ещё в России, когда способ путешествия и маршрут были «устаканены», в прямом смысле этого слова, во время Лешиной командировки в Петербург, мы остановились на варианте полёта через Стамбул. Вообще-то, все рейсы в Исламабад неудобные, ночные, хоть через какой город лети. Наверно, если через Лондон - было бы не ночью. Однако, лететь в Лондон это уж слишком: это, как в Москву через Новосибирск. Так, что, пришлось выбирать наименьшее «зло».  Наименьшим оказался Стамбул, куда из Петербурга мой самолёт должен был вылететь в пятницу 28 июня в 16:30. Там встреча с Лешей, и уже совместный перелет  в Исламабад. Как уже сказано, из этого города  должен был начинаться наш вояж. Сначала, на север к китайской границе,…

Северная часть нашего маршрута

…потом на юг до развалин древнего города Мохенджо - Даро близ Ларканы.

ЮЮжная часть нашего маршрута

Если хочешь рассмешить Аллаха, расскажи ему о своих планах.  Лёша напрасно ждал меня в Стамбуле.  О причинах уже сказано. Но, мне надо  было очень постараться, чтобы улететь туда, хотя бы через два дня. Извернулся,  и  все  же  ночью 30-го  июня  прилетаю в Исламабад.  Однако, не без приключений. Пока Алексей встречает меня, я пытаюсь встретить свой чемодан. Тщетно. Чемодан решил остаться в Стамбуле и прилетит не раньше послезавтра.  Завтра из Стамбула рейсов нет.

 Ехать на север в горы без вещей нельзя, а два дня в Исламабаде торчать глупо. Утром после недолгого сна в отеле на две звезды (моя беда - все приукрашивать), в городе, с волнующим с детства названием Равалпинди, куда Леша перебрался из «Серены», проводим «военный совет».

Совет в Равалпинди

Утро, как всегда, оказалось мудренее,  и выход был найден.  Вместо поездки на север, прямо сейчас едем на юг в  Мохенджо - Даро.  Это  займет, как раз, два-три дня необходимых, чтобы прилетел чемодан. Заберем его на обратном пути. Правда, для поездки нужен легковой автомобиль, но Бари обещает добыть его  быстро. Слово держит. Вскоре перед отелем стоит серебристая «Тойота».

Наемное авто для поездки на юг

Так,  что, еще до восьми утра выезжаем.

 А отель… Что еще сказать про отель?... Нью-Йорк - город контрастов.  «Да, не был я в Нью-Йорке»…  «А, где были?»  - «В Равалпинди».  «Ну, так и напишем:  «Равалпинди – город контрастов».   Тем более, когда в нем среди лачуг строится скоростная надземная рельсовая дорога.

Лачуги Равалпинди
 
Строительство скоростной надземной железной дороги в Равалпинди

Часть 2.  На юг по долине Инда

 Глава 1. Езда по-пакистански. Питер

 Уже при выезде из Равалпинди сходимся с Алексеем в общем мнении, что нанять «Тойоту» с водителем было равносильно попаданию в «десятку». Дело в том, что в Пакистане движение левостороннее, и нам переключать передачи «одной левой» было бы, как-то непривычно. Вроде, и не велика трудность для нас, почти всю жизнь крутивших разные рули. Но вот манера езды местных участников движения, а также огромное количество мотоциклов, мопедов, велосипедов, пешеходов, осликов, тракторов и грузовиков, движущихся без каких-либо правил, заставляют, даже в качестве пассажиров, удивляться и напрягаться. Они беспрестанно сигналят, обгоняют, совершенно без предупреждения перестраиваются и останавливаются. Чтобы мгновенно ориентироваться в этом хаосе, нужно здесь родиться и сесть на свой первый мопед лет в семь.

 Движение на улицах пакистанских городов

И так ездят не только на улицах Равалпинди, но и в других городах, абсолютно на всех дорогах.  Даже магистральные трассы полны этих беспорядочно мельтешащих двух – и трёхколёсных мотоциклеток, не считая орд грузовиков.

Движение на пакистанских дорогах

Самостоятельно мы бы ехали 1100 км до Мохенджо – Даро не сутки, как с местным водителем, а наверно, трое-четверо. Если бы вообще доехали, из-за встречи с каким-нибудь мотоциклистом или козой (не путать с блондинками на российских дорогах) – имею в виду, именно, четырехногую козу. А так, спокойно еду на заднем сидении, фотографирую, а коз  разгоняет водитель без моего участия. Вот и размышляю, не перенять ли пакистанский опыт по отношению к петербургским «козам» из разряда блондинок.

 Чтобы лучше донести до Вас, уважаемый читатель, понимание того, что значит ездить по пакистанским дорогам, попробую как-нибудь классифицировать основные виды участников этого процесса:

 Собаки. На дороге они самые дисциплинированные и безопасные. Встречаются крайне редко, поэтому, никому не мешают. Обычно бегут вдоль дороги по обочине;

Козы и овцы. Встречаются достаточно часто, как большими группами, так и стайками по две-три. Как все козы, при сопровождении пастухом безопасны. Самая опасная овца – предоставленная сама себе, без мужицкого пастушьего пригляда. Особенно, если их две. К счастью, в отличие от Санкт-Петербурга, такого здесь почти не встречается. Восток,  понимаешь;

Прямо по шоссе гонят овец,...

Коровы и буйволы. Даже без сопровождающего мужика степенно идут вдоль дороги по обочине. Возраст, наверно. Да, и размер имеет значение;

...коров,

Пешеход стоячий на обочине, включая разносчиков товаров и продавцов, чего угодно, с рук. Абсолютно безопасен;

Пешеход

Пешеход, идущий по дороге. Степень его безумия измеряется расстоянием от обочины. Те, кто идут по обочине – тех больше всего.

Пешеходка

 Встречаются также пешеходы, идущие по самой трассе. Этот вид, хоть и опасен, но уже занесен в красную книгу, поскольку малочислен и вымирает. Идущие  посреди  дороги, уже вымерли, как мамонты.  Хотя, одного всё же видели. Чуть, тоже не был отправлен к мамонтам;

Дорожный попрошайка

Пешеходы перебегающие. Довольно безопасны потому, что естественный отбор оставил, лишь самых быстрых и тех, у кого, впридачу,  все в порядке с глазомером;

Разносчики и продавцы товара с тележек. Умеренно опасны, так как занимают место на дороге и недостаточно мобильны, чтобы быстро увёртываться, как пешеходы. Этот недостаток компенсируется их спокойным и предсказуемым поведением.

Торговец едой с тележки

Велосипедисты. Умеренно безопасны, поскольку  не имеют физической возможности внезапно вылезти перед  твоим капотом для обгона трактора, из-за недостатка лошадиных сил. Правда, самые резвые обгоняют тележки с осликами. Кроме того, они занимают мало места в ширину. Но их опасность резко увеличивается, когда они внезапно устремляются к знакомому на другой стороне дороги, или вдруг  вспоминают, что надо вернуться домой;

Велосипедисты. Их много.

Тележки, запряженные осликами. Умеренно безопасны по той же причине, что и предыдущий класс. Однако, в отличие от велосипедистов, ширина тележки заставляет маневрировать и тормозить, если она занимает дорогу и не позволяет разминуться со встречным грузовиком;

Много тележек на ослиной тяге

Тракторы с прицепами. Транспортируют огромные возы, медленны, нерасторопны. Представляют  опасность,  только в  случае, если их не заметить. Как и тележки  с осликами, создают помеху на дороге, вынуждая себя обгонять. Но, в отличие от осликов, они гораздо шире. И быстрее, что удлиняет обгонную траекторию. Многие очень красиво и причудливо изукрашены. Некоторые снабжены динамиками для услаждения слуха водителей попутного транспорта.  Это отвлекает их внимание.

Трактор тоже транспортное средство

А вот, мирно пашущих тракторов ни разу не видели.

 Грузовики. Их так много, что передать невозможно. Возят всё.

 Похоже, 'Не по Сеньке шапка'

Как правило, причудливо разрисованы. Примерно пятая часть тюнингованы неимоверно, вплоть до установки деревянных резных дверей, взамен штатных.  Многие имеют над кабиной характерный выступ – кокарду.  Видимо, она служит для привлечения самок – так они красиво расписаны. Хотя, наука до сих пор не смогла дать точный ответ на вопрос об их полном назначении. А так, чтоб место зря не пропадало, внутри кокарды размещается лежак для сменного водителя.  Если на концах бамперов и  по задним обвесам кузова прикреплены чёрные флаги, это значит, что водитель – шиит, а если флаги разных цветов – то это для красоты.

Пакистанские расписные грузовики
 
Красавец
Вершина тюнинга - деревянная кабина

Грузовики, как правило, довольно медлительны и их можно обогнать. В случае поломки, вместо треугольника аварийной остановки обкладывают себя камнями со всех сторон и спокойно чинятся по нескольку часов или даже дней. Движущиеся грузовики представляют неудобство, когда они сами кого-то обгоняют, например телегу или трактор. Представляют опасность, если этот маневр они совершают недалеко от тебя. Поверьте, два грузовика, мчащиеся навстречу по двухполосной дороге с неширокой обочиной – не самая приятная картина для наблюдения сквозь лобовое стекло. Степень неприятности уменьшается со временем, ибо привыкнуть можно ко всему, но опасность подобных пируэтов никуда не исчезает.  Подтверждений видели достаточно.

 Бывает и так

Мотоциклы трёхколёсные, пассажирские и грузовые, называемые здесь чин-чи. Тоже, как правило, разрисованные,  где только можно. Неудобны своим количеством, необходимостью их объезжать,  и тем, что они много кого обгоняют, даже некоторые грузовики.

Пассажирские тук-туки. По-местному чин-чи

Мотоциклы двухколесные. Самая сволочь. Могут ехать в крайнем правом, обгоняя грузовики и мешая тебе. Но пугливы и, как правило, убираются влево при мигании дальним и продолжительном гудке.  Иногда по вместимости пытаются соперничать с автомобилями, перевозя различные грузы и до четырех человек.

 Двухколесные мотоциклы - самый ходовой транспорт

Нередко ездят и вчетвером

Легковые автомобили. Можно бы и не описывать, так как на трассах встречаются реже всех остальных. Хотя, в больших городах присутствуют в довольно значительных  количествах, и преимущественно, местной марки «Мехран».   Шустрые автомобильчики.  По размеру  типа нашей «Оки», но  с  хорошей «сузуковской» родословной.

Автомобильчики 'Мехран' местного производства на базе 'Сузуки'. 

И, наконец, всевозможные  разновидности  вышеперечисленных транспортных средств. Ну, например, тележки с таким приводом,…

На верблюжьем приводе

… с таким,…

На лошадином приводе

…или с таким, кому совсем торопиться некуда, и необходима «моща».

Большая моща

Эти варианты почти не опасны в силу своей малочисленности.

 Поскольку, транспортные средства с механическим приводом составляют, лишь часть всех участников движения, и еще вопрос, бОльшую ли? – то и на содержание «гаишников» местные власти, похоже,  не считают нужным тратиться. По крайней мере,  нам этот вид служителей закона нигде не встретился, ни на равнине, ни в горах.

 Глава 2. Картинки придорожной жизни. Алексей.

 В то время как Петруха, перебравшийся на переднее сиденье, изображает из себя, толи Дарвина, толи Менделеева, наблюдая и классифицируя транспортные средства, наш водитель без устали делает свое дело. Где-то к двум часам прибываем в священный город Мултан – столицу суфизма, место упокоения многих пророков. Вернее, в его пригороды, потому, что мое  предложение заехать в центр и взглянуть, хоть одним глазом, на мечеть с самым большим в мире куполом, отвергается, под предлогом недопустимой траты времени. Дескать, лучше, взамен, поесть. Это у водителя Рамадан, а у нас-то обед давно прошел. Поесть до захода солнца таким гяурам, как мы, можно только в крупном отеле или ресторане. Покрутившись немного в поисках, тормозим возле какого-то приличного отеля. Его ресторан пуст, но у нас принимают заказ. Надо только подождать полчаса, пока приготовят еду.

Заказ обеда

Это время Питер даром не теряет. Уходит с Али в торговый центр, который видели по дороге,…

Торговый центр

…а возвращается… султаном из Мултана! Приобрел местную одежку, которая называется шальвар - камиз. «Достали» его джинсы в сорокаградусную жару, а в этом балахоне сразу понравилось ходить. Вот, и второй «выстрел в десятку». После столь удачной покупки на всех последующих остановках местные так и липли к светлолицему «пакистанцу», желая с ним пообщаться и сфотографироваться.

Совсем как местный, лицо только другой
Нашли взаимопонимание

Но это будет потом.

 А пока, запихиваем в себя очередную порцию риса с «огненной» курицей, немного тушим пожар во рту  чаем с молоком и едем дальше. Теперь дорога бежит в долине могучего Инда. Слева и справа до горизонта простираются  крестьянские поля с различными сельскохозяйственными культурами.

Зреет урожай
 
А здесь уже уборка

Где-то урожай уже собран и продается, тут же, у дороги,…

Готово
Результат трудов

…а где-то угодья еще только подготовлены  под посадку или отдыхают.

Все готово под новые посадки

Такие возможности дает сочетание благоприятных климатических условий – круглогодичные положительные температуры – и обилие воды. Вся местность прорезана многочисленными каналами, речками и арыками.  Они берут воду  из Инда и  распределяют ее по полям, обеспечивая полив и контролируемое затопление там, где это нужно.

 Система ирригации. Каналы

Затопленные рисовые чеки

Именно поэтому, одной из основных, выращиваемых здесь зерновых культур, является влаго – и теплолюбивый рис.

Посадка риса

Отсутствие ярко выраженной сезонности в сельском хозяйстве позволяет местным фермерам культивировать на одних и тех же землях различные растения и получать по нескольку урожаев в год. При этом, в условиях недостатка естественных пастбищ, на убранных полях и неудобьях, с использованием отходов сельскохозяйственного производства, выращивается  большое  количество крупного рогатого скота,…

Выпас скота
 
Выпас скота на убранных полях

…и более мелкой полезной живности. Например, тех же коз и овец, по которым «прошелся» Питер в предыдущей главе.

Выращивается много коз
 
Выпас на убранном поле

Таким образом, своими глазами видим «житницу» Пакистана. Этот регион, занимающий, лишь небольшую часть всей территории страны, равной по площади паре не самых крупных сибирских областей, обеспечивает поставку продовольствия для большей части ее 190 миллионного населения. Казалось бы, производство столь нужного и востребованного товара, как продукты питания, должно обеспечивать местным жителям хорошие доходы и процветание. И действительно, иногда встречаем латифундии, по-видимому, позволяющие их хозяевам иметь высокий  уровень жизни и все блага современной цивилизации.

 Латифундия

Еще одна

Но в основном, видим бедные деревни,…

Местная деревня

…да стихийные придорожные базары возле них,…

Придорожный базар

…как свидетельство того, что, большинству фермеров занятие сельским хозяйством не приносит богатства. Это, по большей мере, результат устаревших методов ведения сельскохозяйственного производства:  низкого уровня механизации, отсутствия химикатов для борьбы с вредителями и современных удобрений, применения примитивных технологий и ручного труда.

'Сельхозтехника'

Там и сям встречаем  всевозможные  кустарные промыслы, организованные, чтобы, хоть как-то, дополнительно заработать:  кирпичные заводики,…

Кирпичный заводик

…«точки» по распиловке и продаже дров,…

'Дровяной' бизнес

…многочисленные  автомастерские и шиномонтажки.

Шиномонтаж

Повсеместно процветает мелкая лоточная торговля.  Даже дети вынуждены зарабатывать на хлеб насущный.  Пока самые маленькие, предоставленные сами себе, предаются доступным забавам и времяпровождению,…

 Деревенский пацанчик

Его товарищи 

…их чуть старшие  братишки и сестренки  уже  добывают какую-то «копейку» продажей всякой всячины.

Девочка с корзинкой
Девочка, продающая корзинки

Девочка с фруктами

Девочка с фруктами

 Ну, да, ладно. Что-то много внимания уделил проблемам пакистанской деревни. Для их решения есть правительство страны и местные власти. Пусть занимаются.

 Мы же свою конечную цель сегодня, скорее всего, не достигнем. Придется искать ночлег. А пока заезжаем на стоянку дальнобойщиков возле придорожного кафе, чтобы поужинать вместе с нашим водителем. Солнце село, и он может совершить намаз и покушать.  Железная выдержка у этого парня.  Впервые вижу  человека, просидевшего  двенадцать  часов за рулем без еды, питья, курева и, в общем-то, без отдыха, если не считать пару дневных молитв.

 Ставим машину, заходим на территорию кафе. Присутствующие сидят на длинных помостах, служащих одновременно столами. Кто-то уже кушает, кто-то беседует  в ожидании заказа. Наш Питер, выучивший к этому времени пяток простейших слов на урду типа «здравствуйте», «спасибо», «как дела?», без малейшего стеснения направляется к свободным местам между двумя компаниями и, поприветствовав окружающих, ловко усаживается в такой же позе, как они. Мне и Али ничего не остается, как присоединиться. На несколько мгновений над присутствующими повисает тишина, и почти физически ощущаешь, как полтора десятка человек буравят тебя взглядами. Но, напряжение быстро сменяется ответными приветствиями, любопытством, традиционными, в таких случаях, вопросами: «Откуда?», «Где хотите побывать?», «Нравится ли страна?» Обычные вопросы обычных людей. И, пока Питер и Али на них отвечают, успеваю снимать. Никто не возражает.

Ужин с дальнобоями 

Когда приступаем к ужину, на нас уже не обращают внимания. Так, что спокойно трапезничаем и отправляемся дальше в наступившую ночь. Сил у водителя  хватает на пару  часов, прежде чем натыкаемся на придорожный отель «Мидвэй».

Придорожный отель
Отель «Мидвэй». Утро.

Хоть название и не соответствует нашему пробегу – под колесами гораздо больше половины пути, - решаем, что он нам подходит и по качеству и по расстоянию, остающемуся до Мохенджо – Даро.  Двести километров с утра можно пройти максимум за три часа, даже с проездом городов Суккур и Ларкана.  А когда на входе в отель встречает такой «хозяин» - мужичок с ноготок…

С 'хозяином' отеля

…и расшаркивается перед тобой, лепеча что-то детским голосом, отказать в постое на «его территории» вообще невозможно, пусть, и за полтинник долларов с носа. Похоже, он неплохо зарабатывает на позировании. Мне и Питеру  совсем не жалко было дать ему по пятерке зеленых денег. Глядя на экран планшета после съемки, ловлю себя на мысли: «Вот бы сфотографировать этого  мини – мужичка  рядом с тем охранником из Стамбула,  с которым фотографировался сам и выглядел так же.  Или, еще лучше, втроем, по росту». 

 Ночь проходит отлично. Номера в этом отеле вполне комфортные, все удобства, включая горячую воду, в наличии. Перед отъездом нас просят расписаться в гостевой книге и сфотографироваться с персоналом.

 Фото на память

 Как было сказано: «Вы первые наши гости из России и не знаем, когда будут следующие».  Может, как раз, мы и проторили дорожку?

С утра она оказывается совсем не загруженной, и уже вскоре, переехав мост через реку Инд…

 Река Инд

По мосту через Инд

…въезжаем в город Суккур. По внешнему виду улиц он мало, чем отличается от других городов Пакистана: кубические дома с магазинами и лавками на первых этажах, сетка проводов, перекрещивающих небо, и орды мотоциклов на дороге.

 Через Суккур

Город оказывается изрядно  запутанным, поэтому,  даже с помощью навигатора и пары обращений к местным, с трудом находим выезд на трассу до Ларканы. Зато, встав на нее, попадаем в настоящие тропики.  Теперь, вместо полей, вдоль дороги чередой тянутся отдельные деревья и целые рощи финиковых пальм.

Начинаются тропики
Пальмовые рощи

Видимо, во время вчерашней ночной езды преодолели некую климатическую границу, за которой уже чувствуется дыхание Индийского океана. Ведь, до побережья остается, всего лишь, шестьсот километров.  Сто из них проглатываем немногим больше, чем за час, минуя Ларкану по объездной дороге.  И вот, мы у цели.  Перед нами археологический комплекс и музей Мохенджо – Даро.

 
Вход в археологический комплекс Мохенджо Даро
 

Глава 3. Знакомство с Мохенджо-Даро. Алексей

 Сильно грузить Вас, уважаемый Читатель, чем знаменито это место, не стану. В Интернете можно найти кучу материалов о нем, стоит набрать в любом поисковике соответствующий запрос.  Скажу лишь, что руинам Мохенджо – Даро более пяти тысяч лет, и они являют собой остатки одного из крупнейших городов индской цивилизации, внезапно погибшего в результате непонятной катастрофы. О ее характере среди ученых до сих пор идут жаркие споры и выдвигаются гипотезы, одна экзотичнее другой, вплоть до, якобы, произошедшего над городом ядерного взрыва (в трехтысячном-то году до нашей эры!!!). Основанием для выдвижения таких гипотез служат оплавленные камни и обугленные скелеты людей и животных, найденные при раскопках.  Они  могли образоваться только в результате  мгновенного воздействия чудовищно высоких температур, недостижимых  при пожаре или извержении вулкана.

 Наш же визит, похоже, становится основанием для переполоха среди служителей комплекса. Привратники, узнав, кто мы, давай куда-то звонить, а потом совать нам в руки  книгу записей, даже прежде, чем продают билеты.

Запись в книге отзывов

Да-а-а, судя по книге, неорганизованных любителей древностей здесь бывает немного, тем более, из России. Последний раз четверо наших соотечественников посетили комплекс в конце 2013 года, и это, похоже, были сотрудники российского консульства в Карачи (у одного в графе «род занятий» написано – атташе).

А вот и сама книга

Кстати, большинство туристов прибывают в Мохенджо – Даро самолетами, именно из этого города – бывшей столицы Пакистана, до которого отсюда около пятисот километров. Для посадки самолетов рядом с комплексом построен аэродром.

 Ну, а мы делаем в книге посетителей каждый свою запись со схожим содержанием, что, дескать, было интересно побывать в столь загадочном месте и идем смотреть, действительно ли это так. Тем более, что нас уже ждет гид мистер… мистер…  Забыл, как зовут гида. Впрочем, не важно, какое у него имя,…

Гид

…главное, что он знает свое дело и умело ведет по всему туристическому маршруту, выделяя его ключевые позиции. Сначала, конечно, основная постройка центральной части городища – древняя буддистская ступа. Это бывшее место молений и совершения обрядов сегодня является главным экспонатом комплекса, центром притяжения взоров всех его посетителей, да и, пожалуй, одним из национальных символов Пакистана.

 Буддистская ступа

 Она даже изображена на  купюре в двадцать рупий.  В общем, сакральное место.  Место Силы.

Рассматриваем изображение ступы на купюре в 20 рупий
А вот и она сама
 
 Питер, конечно, не упускает возможности выполнить здесь один из комплексов упражнений йоги, которой стал недавно заниматься.

Питер медитирует на ступе

Ну, а мы, пока он делает свои пассы, осматриваем окрестности. Ведь город, население которого составляло более пятидесяти тысяч человек, занимал огромную площадь, из которой сейчас раскопано, лишь около двадцати процентов.

Общий вид древних развалин
Площадь города была велика
Там, где зелень, была река

Спустя некоторое время, продолжаем экскурсию. Как величайшие технические достижения инженерной мысли того времени, нам показывают системы водопровода и канализации, бассейны и колодцы, функционировавшие в городе.

Бассейн
 
У древнего колодца

Хотя, мне кажется странным предполагать, что люди, сумевшие построить такой город, не должны были, хоть как-то, позаботиться об обеспечении своей жизнедеятельности в нем.  Даже животные не гадят в  гнезде, а люди и пять тысяч лет назад обладали разумом. Наука, похоже, до сих пор недооценивает интеллект и знания наших предков. Ведь, они накапливались и передавались из поколения в поколение многие тысячи лет с тех пор, как человек встал на ноги и взял в руки камень в качестве орудия труда.

 Примерно такие мысли приходят в голову от рассказа гида в переводе Питера. А вообще, если честно признать, развалины эти, лично меня, не впечатлили. Может, с научной точки зрения, они и являются уникальными, но мне, как туристу, гораздо интереснее было, в свое время, бродить по развалинам римского города Волюбилис в Марокко. Там, хоть понятно было: вот это – остатки городской стены и ворот, здесь был амфитеатр, а там – колонны форума. И причина его запустения банальна. Жители перебрались в бурно развивающийся город Мекнес, образованный неподалеку.

 Здесь же, только кирпичные остатки стен и рассказы гида об их предполагаемом назначении, которые, в свою очередь, базируются на версиях ученых. Всю экскурсию хотел посмотреть на оплавленные камни от «ядерного взрыва», но и тех не оказалось.  Как сказали, они находятся в музее Карачи.

 Ну, ладно, идем смотреть местный музей. 

 Вход в музей

Экспозиция на втором этаже

Здесь тоже не видим каких-то особенных артефактов. Обычный музейный набор: посуда, украшения, орудия труда, оружие, а также история обнаружения и раскопок комплекса в фотографиях.

Экскурсия

Осмотр музея, вместе с рассказом, занимает не более получаса. Завершив экскурсию, платим и даем чаевые всем, кому положено, покупаем сувениры у продавца, который уже «нарисовался» перед входом в музей,…

Продавец сувениров

Они чем-то похожи. Наверное, он потомок этого мохенджодарского короля.

…и отбываем обратно в Исламабад.

 Как показали дальнейшие события, решение было неправильным. Вполне могли бы сгонять в Карачи, чтобы полностью закрыть тему Пакистана. Но, как говорится, жизнь не знает сослагательного наклонения. Все «пишется» сразу и набело. А в Карачи, возможно, съездим в другой раз. Пока же, едем на Север, теперь уже другим берегом Инда.  Снова под колеса стелется непривычная «левая» дорога.

Такие тут лесовозы

 Как стеклышки в калейдоскопе, проносятся мимо люди,…

 Молодая мама

Молодая мама

Папа с дочкой
 Папа с дочкой

 Мальчишки шедшие по дороге

Мальчишки, шедшие по дороге

…современные дома и убогие лачуги,…

Административное здание
Жилище

…магазины и лавки по продаже всего и вся,…

Торговый центр
Продовольственная лавка

…городки и деревни,…

В провинциальном городишке

Деревня

…сельские пейзажи,…

На водопой

 На водопой

 Буйволы в пруду

Буйволы спасаются в болоте от жары

…современность…

Современный заводик по переработке сельхозпродукции
 
Заправка

…и позапрошлый век.

Транспорт позапрошлого века

В общем, наблюдаем чужую жизнь во всем ее многообразии и красках. И хорошо, что мы проехали так далеко на юг. Обычно туристы, посещающие Пакистан, ради гор, не видят страны такой, какая она есть. Потому, что северный Пакистан совершенно другой. Но об этом, чуть позже.

 А пока, наш водитель превосходит самого себя, давя гашетку в пол и стараясь приехать, домой, еще сегодня. Где-то заправляемся, где-то останавливаемся, чтобы купить перекус, вместо обеда.  Но в целом, едем гораздо быстрее, чем ехали туда. В результате, еще до двенадцати ночи прибываем в Исламабад, снова в отель «Серена».

Снова в 'Серене' 

Берем двухместный номер…

Устраиваемся в номер

…и «бухаемся» спать. Ведь, завтра начинается самая интересная «северная» часть нашего путешествия. Но о ней  в следующей публикации.

 

На север в горы

Часть 3. На север в горы.

Глава 1. От сумы да от тюрьмы… Питер


Сначала – несколько фоток из отеля Серена в Исламабаде, куда мы вернулись после первой части нашего путешествия. Тушка отдыхала, глаз тоже радовался.

Вид из окна номера
Бассейн отеля

 И в самом деле, есть в Пакистане места, где чувствуешь себя совсем белым человеком. Сеть Серена – это, конечно, оно. Где бы ты в них не останавливался – всё обеспечено на самом высшем уровне. Знали англичане, как жить, колонизаторы этакие. Забываешь обо всем вокруг и чувствуешь себя набобом. Или эмиром. На худой конец - падишахом. Особенно, когда предоставляется возможность пообщаться с местной гурией. 

Легкий флирт с пакистанской барышней

Гурия была очень приятная в общении. И поверьте, уговорить её было нелегко. Не принято это у пакистанских женщин, даже работающих в отеле, где полно иностранцев.  Я, кстати, имею в виду сфотографироваться. А вы чего подумали?

Тем временем подъезжают Али и Умар.  Пока прощаюсь с черноокой, Лёша всё шустрит с фотоаппаратом по окрестностям.

Главный вход 
С привратным 'генералом'
Этот привратный генерал на десяток лет младше Лехи,
а по усам превзошел его на полвека.
?

И вот мы отправляемся в аэропорт за чемоданом.

Дорога из отеля в аэропорт Исламабада

Там обычная суета. Наученные горьким опытом, готовы ко всему, но видимо чемодану в Стамбуле надоело, и он прибыл.  Сказал, что соскучился и больше не будет. Был прощён, в отличие от Турецких авиалиний. Ну а пока я его с треском отдираю от таможенной службы, Умар всё пакует, а Лёша всё фотографирует. 

На территории аэропорта

Фотографирование - это у него страсть такая. У Леши одних только карт памяти видимо-невидимо, но ему всё мало, вот и продолжает фотографировать везде, где можно, и где нельзя, тоже. Здесь Алексей забавляется невинными сценками оригинальной эвакуации автомобилей по-пакистански.

Эвакуация 'по-пакистански'

Наконец поехали. Ближайшая цель ясна. Впереди около четырехсот километров - это примерно десять часов езды до конечной точки нашего сегодняшнего маршрута - городка Чилас высоко в горах. Сразу скажу: держать среднюю скорость движения (даже без учета остановок) и в 40 км/ч очень трудно. А кто не верит, пусть сам попробует, тогда поговорим. Я и сам не верил при проработке маршрута. Оказалось, зря. И сорок – это ещё оптимистический сценарий. Ежели считать с остановками на помыть руки – выпить чаю - пофотографировать, то и 35 в час не набирается.

До Чиласа есть две дороги. Одна – по Каракорумскому шоссе, она длиннее, но быстрее, хотя тоже довольно хреновая. Другая - от Маншехры  напрямую по горной  дороге через перевал Бабуссар высотой 4500 м. Мы ж простых путей не ищем, нам красоты подавай. И приключения. Ведь у нас джип и отпуск.

Запланированный (голубой) и фактический (точками) путь до Чиласа

Пока же, выбираемся на западную окраину  Исламабада и поворачиваем на дорогу, ведущую на север.

На выезде из Исламабада
На выезде из Исламабада

 За окном промелькивают последние рекламные слоганы типа «партия и народ едины» с местным уклоном.

Типа 'Народ и партия едины'

Вскоре им на смену приходят идиллические сельские пейзажи. 

Сельская идиллия
Здесь уже растет картошка

Емкости для хранения урожая
Емкости для хранения урожая

 Пасека
Пасека

Козы альпинистки
Козы-альпинистки

 На склонах холмов пасется немало скота, но на дороге (в отличие от центра и юга) коз и прочей живности не наблюдается. Да и машин немного, хотя дорога бежит мимо многочисленных деревень и мелких городков, постепенно поднимаясь вверх в горы. Температура падает до 30-32 градусов, и мы наслаждаемся жизнью и видами. Лепота и благорастворение воздухов, так сказать.

Путь свободен
Начинаются горы 
Дорожный пейзаж
Дорожный пейзаж

 Иногда останавливаемся, чтобы купить и отведать местных экзотических фруктов.

Продавец фруктов ли-чи
Это ли-чи – один из моих любимых фруктов.?

Наконец,  дорога  приводит в город Абботабад, куда, суля златые горы, зазывает игривая девушка с плаката на въезде.

Идем за золотом!

 Мы ей не верим, но миновать этот ничем особо не примечательный городок о ста пятидесяти тысячах жителей не можем. Дорога одна, и проходит она прямо через его центр.

На одной из улиц Абботабада

А вот в центре  наблюдаем такое: над улицей висит растяжка с понятной надписью:

Военная академия направо.

 За ней начинается длиннющий забор, увенчанный по верху острыми пиками и увитый колючкой. Сразу видно: военный объект. Ну, а когда возле бдительно охраняемого входа на его территорию видим танк и ракету на постаментах, Лешины руки опять ползут к фотоаппарату. Но тут он, наконец, вспоминает о штампе в паспорте, поставленном в консульстве, с запретом съемки военных и полицейских объектов, и давит желание. К сожалению, не совсем. А тем временем на нас уже и так обращают внимание окружающие, даже в движущейся машине. Поэтому Лёха делает иногда снимки "из-под полы".

 Еще на улице Абботабада

 Военная академия остается позади, как и почти весь город. Но тут нас начинают терзать смутные сомнения. Я припоминаю, что Усама, который был Ладен (а может, и неладен), долгое время (пока его не грохнула американская команда с вертолетов) нагло скрывался именно по соседству с какой-то пакистанской военной академией. А Алексей вспоминает, что именно в Абботабаде в 2011 году янки провели операцию по уничтожению главного на тот момент всемирного террориста.

 Мы, естественно, хотим на это место полюбоваться. Али кривит лицо выражением, как после ведра лимонов, и пытается протестовать, но нас уже не остановить. Мы ему заявляем, что здесь ему не тут, и даже не лига наций, и что торг здесь неуместен. Али пытается воззвать к тому, чего у нас с Лёхой отродясь не бывало (к рассудку), и говорит о том, что смотреть там совершенно нечего, потому что власти полностью разрушили ладенский дом и распахали участок в ноль. Нас это не волнует ни разу, а поскольку это место недалеко, то желание ехать лишь крепнет. Потом мы конечно поняли, с чего это Али так противился.

Ныряем за академией в один из множества совершенно неприметных переулков, потом петляем по дороге метров четыреста.

Переулок, ведущий к дому Усамы бен-Ладена

 За одним из домов видим свежевспаханное поле, а рядом стройку, ведущуюся на старом фундаменте. «Это было здесь» - говорит Али. Леша с энтузиазмом первопроходца выскакивает из машины и начинает в своей манере всё подробно фотографировать. Я же прямо из окна делаю пару кадров и возвращаю свою камеру, откуда взял - глубоко под сиденье. Вот они:

 Остатки дома Усамы бен-Ладена
На это поле садились американские вертолеты

 Только Алексей начал свой процесс, как из ближайших кустов выпрыгнули два типа: местных, но важных. Один перекрывает дорогу машине, а второй тычет в окно какие-то корочки. Али бледнеет и, успев только сказать, что это местная служба безопасности, выходит наружу. Говорят о чем-то. Тот, который с корочками, похоже, главный, куда-то звонит. Потом требует наши паспорта. Изучает и отдает обратно. Потом просит показать отснятые фотки на Лешиной камере. Снова куда-то звонит. Как говорит Али, он ждет распоряжений начальства, с которым пока нет связи. Понятно: день, жарко, какая там служба для больших начальников…  Указаний сверху все нет и нет. Я сажусь в тенёк возле замусоренного ручейка и делаю зарядку. Стражи заинтересованно смотрят на это безобразие, но прекратить вольнодумство не рискуют. Мои пятки нежно щекочет какой-то невысокий кустик с очень характерными листиками. «Это же конопля!» - догадываюсь я и прикидываю, является ли по местным законам преступлением употребление её через пятку. Леха утверждает, что не является. Я всё же отодвигаюсь на всякий случай подальше, при этом попадая в заросли кустиков повыше, покрепче и позабористее. После этого мне становится уже вообще все равно, и я созерцаю процесс.

Процесс такой: стражи стоят, периодически позванивая в телефон. Я спокойно сижу в кустах в позе «приехали». Али нервно ходит кругами.  Умар не дует в ус. Леша порывается ещё пофотографировать, но вспоминая, где и с кем он, ненадолго приходит в себя.

Прождав около часа, главный предлагает проехать в городской полицейский участок, который в центре. Хорошо Абботабада, а не Равалпинди. Ладно, возвращаемся в центр. Довольно легко разыскиваем полицейский участок и паркуем машину. Али идет внутрь объяснять ситуацию. Через какое-то время возвращается и  приглашает нас тоже пройти в участок.

Внутри обширного двора, засаженного деревьями, перед входом в оперативную часть стоят человек десять встречающих. Похоже, на сегодня мы с Лехой здесь главные. Процедура входа таких главнюков разработана довольно детально и проходит согласно занимаемому положению. Все – от рядового и выше - здороваются за руку и улыбаются так, как будто увидели богатого дядюшку почти при смерти, причем совершенно искренне. Если это старослужащий, то после простого рукопожатие добавляются интенсивные  рукопожатия двумя руками и потряхивания рук. Начиная с сержантского состава – легкие полуобъятия и похлопывания по спине. Старшины уже хлопают по спине и обнимают крепко и мощно. Начальники отделений – ещё больше и ещё дольше, с заглядыванием в глаза и неподдельной радостью. Нам повезло, что не было самого главного начальника. Тогда бы мы целыми ребрами не отделались.

Вне классификации стоят обладатели больших усов – наверное, их наличие поднимает носителя сразу на два уровня. Но не прибавляет лишнюю жизнь.

Пока старший по званию предлагает пройти и разместиться в тенечке, в своеобразной беседке под навесом, Али снова уносит фотоаппарат на просмотр внутрь здания, а потом возвращается, чтобы спросить, нет ли у Алексея провода для соединения с компьютером. Леша не дурак, и провода нет. Снова уходит.

Во время его отсутствия наблюдаем работу местной полиции, уделяя особое внимание классам, видам и подвидам приветствий. Все ходят с оружием. В общем, обычная суета.

Через полчаса приходит Али и сообщает, что полисменам неизвестен сотрудник органов под записанным у него именем. Становится грустно. Но потом они все-таки нашлись: приехали самостоятельно. После чего, Очень Большой Начальник, то ли от полиции, то ли от этих хмырей, просмотрел фотографии и повелел их удалить. Фотоаппарат Алексею вернули. В общем, все обошлось, если не считать, что Лёхино любопытство стоило нам больше четырех часов  потерянного времени и приобщения к  Рамадану, в смысле ни поесть, ни выпить.

И ещё момент - когда меня повели на оправку (к их чести, по первому требованию). Обычный пакистанский толчок на уровне пола, но помещение без двери. Совсем. Никакой. Ну нам то что, мне же по малой нужде. Повернулся куда надо передом, ко входу задом, начал, вдруг сзади командирский голос сопровождающего:  - «Да что же это такое, разве же можно стоя???». Недоуменно оглядываюсь. А он заботливо, как дитю малому и неразумному, объясняет:  - «Писать надо сидя. А если стоять, то проблемы с почками будут». Вот такие заботливые полицейские в городе Абботабаде.

К моменту нашего сидения, после нескольких дней в Пакистане, я уже мог немного общаться на урду, одет же был в самую натуральную пакистанскую одежду дорогого сорта, поэтому довольно скоро в приятелях у нас были не только полицейские и примкнувшие к ним детективы в штатском, но и пара муджахедов (на лицо ужасные, добрые внутри – что позже подтвердилось на свободе, на территории племен), трое уголовников, с полдюжины мелких жуликов, семейство цыган, мелкий нарушитель чего-то там, пожилая пара, то ли обкраденная, то ли что-то потерявшая, и даже перманентно недоверчивый местный кошак. Узрев из своего окошка такое вот вопиющие единение разных народов, начальник отделения выпер нас досиживать срок в нашу Тойоту, которая тихо ждала нас на улице неподалёку. Но мы и тут не растерялись, привлекши к себе внимание до того момента мирно проходившей мимо демонстрации, то ли за, то ли против чего-то. Когда их лидер встал на кузов тойоты и начал что-то громко скандировать, нервы местной полиции не выдержали, и, я абсолютно в этом убеждён, именно в этот момент они нашли задержавших нас коллег из параллельного министерства, и, зуб даю, выдали им в бубен за таких задержанных. А демонстрантов отправили демонстрировать дальше.

Провожать нас вышли все, от самого главного начальника до местного кошака. Жуликов и цыган, правда, на церемонию прощания не пустили. Речи и напутствия длились минут десять, и главным был вопрос – как нам нравится Пакистан? После заверения всех присутствующих в незыблемой нашей к нему любви и неподдельного к нему и всем присутствующим уважения, мы были торжественно выперты из города с приглашением заезжать ещё. И другим передать. Что я здесь и делаю.

Алексей.

Каюсь и посыпаю голову пеплом за потерянные часы и вынужденное общение с пакистанской полицией и  ее «клиентами».  Но зато, какое приключение! Кто ж знал, что пакистанцы столь строго охраняют тайну своих строек? Ведь в перечне объектов, запрещенных к съемке консульским штампом в паспорте, я что-то не заметил слова «building». Их «друзья» из Штатов давно бы повесили над этим местом плакат с надписью: «Здесь тогда-то и тогда-то произошло такое-то и такое-то историческое событие». А заодно поставили бы там какой-нибудь стенд для фотографирования, а рядом - будку с билетами. Глядишь, за пару лет неплохо бы заработали, а главное, привлекли бы поток туристов. А местные «бизнесмены», видишь ли, двух хмырей в кустах спрятали. Да еще, поди и зарплату им не маленькую платят. Зря, видимо. Ведь место-то мы все равно сфотографировали! Более того, я даже координаты с навигатора списал. Так что если кому они нужны, обращайтесь. В пакистанской «каталажке» посидеть, когда мимо проезжать будете, или для другой какой цели.

Питер.

По ходу решаем, что дальше. За оставшуюся часть дня до Чиласа мы явно не доберемся. Перспектива ночевать в горах мало радует. До мотеля PTDC в национальном парке тоже доехать проблематично - не знаем состояния дороги. Решаем, что экстрим все же должен иметь свои пределы, и его норму на сегодня мы уже выбрали. Поэтому едем в Бешам, чтобы там заночевать, а завтра, уже не останавливаясь в Чиласе, ехать до Скарду.

 

Фактический маршрут за день
 
Вскоре после Абботабада дорога приобретает полностью горный характер – серпантинами лезет вверх, по краю появляются обрывы.

  Первые серпантины

 Где-то за полсотни километров до Бешама она выходит на берег Инда и дальше идет его долиной. Открывающиеся горные пейзажи захватывают внимание, будоражат воображение, а в лучах заходящего солнца смотрятся очень эффектно. 

Снова вдоль Инда
Поселения на склонах гор...

 Большей частью дорога проходит по скальным выступам. На таких участках, от взгляда на проплывающий за окном двухсотметровый обрыв, захватывает дух. 

...и дороги
Местные грузовики...

 Но Умар невозмутим и спокоен, как окружающие горы, уверенно ведет машину по всем сложностям дороги,…

...и дороги, по которым они ездят

 …и к сумеркам и начавшемуся дождю доставляет  нас в мотель PTDC на окраине Бешама - один из сети мотелей министерства туризма Пакистана, разбросанных по всей стране.

Вечер в долине ИндаМотель PTDC в Бешаме 
Бешам. Мотель. Рассвет. Тойота.

Вполне удобное место. Перед ужином раскупориваем запаску: когда-то привезённый мне и долго томившийся в офисе, но дождавшийся, наконец, своего часа, настоящий первач. То, что в нем оказалось не меньше семидесяти прямо из горла без закуси, оказалось сюрпризом. Пришлось повторить, чтобы покинуло чувство изумления. Потом закрепить достигнутое  и спокойно  идти на ужин. А потом спать. Хорошая страна – Пакистан!

Алексей

Полностью с Питером согласен. Особенно когда такие выводы делаются после пары стаканов нашего старого доброго напитка.

Продолжение следует...

 

Глава 2. В «райскую страну» Шангри-Ла.

Оценку «вполне удобное место», данную прибежищу в Бешаме в предыдущей главе, видимо, под влиянием принятого вечером «волшебного» напитка, наутро приходится пересмотреть. Сейчас даже скажу, что оно, пожалуй, худшее из всех, где потом останавливались. Тем не менее, ночь проходит спокойно, и это главное. А расправившись с совсем недурным, традиционным для Пакистана завтраком — омлет, горячие лепёшки, масло, чай — прощаем заведению и облупленные стены в номере, и отсутствие горячей воды.

Пока Умар готовит машину, проводим втроем небольшое совещание. Чтобы наверстать вчерашнюю потерю времени, постановляем ехать сегодня весь день, с тем, чтобы к вечеру добраться до Скарду и заночевать в отеле «Шангри-Ла». Его знает и рекомендует Али как весьма комфортный и расположенный в красивом месте. Задача предстоит не простая, но выполнимая. Ведь впереди более четырех сотен километров, и лишь половина из них асфальт Каракорумского хайвея.

131

Поэтому как можно скорее завершаем все утренние приготовления, выезжаем на трассу и продолжаем путь. Снова стелется под колеса горная дорога. Внизу грохочет могучий Инд.

187

186

Везде вдоль его берегов на мало-мальски пригодных местах, отвоеванных у гор, разбросаны жилые и хозяйственные постройки.

189

188

Обилие хуторов и небольших поселений, причудливые места их расположения на самой крутизне гор наводят на мысли о том, что существуют они здесь с давних времен и созданы многими поколениями людей. Сколько же труда вложено в эти зеленые оазисы среди безжизненных скал!

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Однако в ближайшем будущем они, возможно, будут похоронены под толщей воды. Ведь правительством Пакистана разработан проект по строительству на Инде плотины высотой более ста метров в районе деревушки Дасу, где река сжимается коренными скальными породами до узкого потока.

194

Об этом вещает придорожный плакат. А на склоне горы на головокружительной высоте проведена линия, показывающая будущий уровень воды. Потрясающе! Вверх по течению затоплению подвергнется огромная территория! Ведь подобное водохранилище Бин-эль-Уидан в Марокко, образованное ста двадцати метровой плотиной в горах Среднего Атласа, получилось площадью около 4000 га и почти двадцать пять километров в длину. Но там под водой оказались практически незаселенные места.

195

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Со слов Али, против реализации проекта ведется ожесточенная борьба, но чем все закончится, неизвестно. Ну а мы, узнав об этой подробности местной жизни, продолжаем ехать в сопровождении пока естественных горных пейзажей, лишь кое-где «подправленных» вмешательством современной цивилизации.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Спустя почти пять часов, добираемся до Чиласа. Позади около двухсот нелегких километров. Пора бы подкрепиться. Да и Умару необходимо отдохнуть и совершить намаз. Однако приходится задержаться на трассе. Сразу за дорожным указателем, надпись на котором почему-то продублирована кириллицей,…

190

…тормозят на полицейском чек-посту. Здешним полисменам, в отличие от других аналогичных постов, недостаточно выписки с нашими паспортными данными, заранее напечатанной Али. Нас по очереди просят пройти в будку, вносят паспортные данные в компьютер, а потом фотографируют на вэб-камеру. Питер комментирует сии действия: «Это чтобы были самые свежие портреты на наши памятники». Отдаю должное юмору партнера.

А вообще такая система регистрации проходящего автотранспорта и людей возле всех более-менее крупных населенных пунктов лично для меня не внове. Один в один — тотальный контроль на российских дорогах начала девяностых годов прошлого века. Водители того времени наверняка помнят, что нельзя было проехать и полсотни километров, не встретив «гаишной» будки c обязательной укрепленной огневой точкой рядом. Хорошо, что нашелся хоть кто-то с головой, уволивший совсем недавно большую часть этой своры дармоедов. В Пакистане и сейчас такая система потому, что там есть Северо-Западные пограничные провинции, так называемая «Зона племен», почти не подвластная центральному правительству. Поэтому «не возникаем», тратим свои полчаса на процедуру контроля и рулим в ближайший мотель.

191

Обед много времени не занимает. В этом мотеле работают знакомые Али, и еда заказана по телефону еще с дороги. После обеда небольшой отдых, прогулка к реке,…

193

192

…и едем дальше. Через полсотни километров, в череде, в общем-то, однотипных пейзажей…

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

…добираемся до Райкотского моста. По нему Каракорумский хайвей переходит на правый берег Инда.

196

Немного не доезжая моста, есть отворот на дорогу, ведущую в долину Фейри Медоуз и к вершине Нанга Парбат (8126 м), откуда она смотрится наиболее эффектно.

Безимени-1 копия
Вид на «Райкотскую стену» Нанга Парбат из долины Фейри Медоуз (фото из интернета).

Увы, наш график уже не позволяет потратить сутки на это красивейшее направление, а Али говорит, что там негде переночевать. К тому же, дорога стала очень плохой и на последнем десятке километров просто непроезжей. Но Нанга Парбат, одну из вожделенных для альпинистов всего мира гор-восьмитысячников мы все же имеем счастье видеть, когда доезжаем до места впадения в Инд реки Гилгит.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
На заднем плане Нанга Парбат.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
Главная вершина частично скрыта облаками (снято «телеком»).

197
Петруха на фоне Нанга Парбат.

Здесь вблизи устья реки Гилгит находится еще одно географически значимое место — условная точка встречи трех высочайших горных систем мира: Гиндукуша, Каракорума и Гималаев.

199

198
С топографией и ориентацией у автора этой карты проблемы.
Надо ее повернуть на 90 градусов по часовой стрелке.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Понятное дело, что возле этой достопримечательности тратим изрядное количество мегабайтов и времени, хотя уже надо торопиться. Ведь солнце давно повернуло к закату.

Поэтому продолжаем наш путь. Вскоре, переехав по подвесному мосту реку Гилгит, поворачиваем и мы.

203

202

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Покидаем Каракорумский хайвей и продолжаем ехать вдоль Инда на восток, теперь уже по дороге Гилгит — Скарду. Эта дорога узкая и практически на всем протяжении скальная, без покрытия. Местами встречные машины могут разойтись, только если одна уступает дорогу.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
 
Сверху на эту дорогу иногда льется вода…

207

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

…и валятся камни.

206

209

Так что приходится пожалеть, что над нашей машиной нет «кокарды», как у грузовиков. Хоть какая-то защита. Тем не менее, еще до захода солнца…

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

…благополучно преодолеваем большую часть пути и встречаем вывеску нашего будущего отеля, сулящую все прелести «райской» жизни.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

 Ведь «Шангри-Ла» — это литературный вымысел, аналог Шамбалы, который придумал британский фантаст Джеймс Хилтон. В его романе «Потерянный горизонт» страна Шангри-Ла была представлена как очаровательное, гармоничное, и в то же время наполненное мистикой место высоко в тибетских горах. Там нет болезней и нет проблем. Это понятие — нарицательное, символичное обозначение рая на земле, этакая красивая утопия.

И словно в преддверии райских кущ, всю оставшуюся дорогу до отеля нас сопровождают идиллические картинки наделов поспевающей пшеницы, зреющих яблок и сушащихся на камнях абрикосов.

211

212

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

В отель заселяемся уже по темноте и успеваем удивиться лишь его ресторану, размещенному в каком-то необычном здании, похожем на китайскую пагоду.

213

А вот утром в полной мере оцениваем и наше новое пристанище, и место, где оно расположено. Дивное прозрачное озеро (называется Качура) со всех сторон окружено горами, а на его берегах среди зелени деревьев гармонично выстроились домики под рыжими крышами. Над головой бездонное синее небо. Светит яркое солнышко. В озере плещется форель… Действительно, похоже на рай.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

217

Хотя, это первое и, как водится, обманчивое впечатление. При более внимательном рассмотрении состояние построек, да и внутреннее убранство номеров указывают на то, что лучшие времена этого отеля позади. При разговоре парни из службы приема сетуют, что участившиеся теракты в разных уголках страны ежегодно сокращают число иностранных туристов, приезжающих в отель. Прошлогодний же расстрел (июнь 2013 года) альпинистов у вершины Нанга Парбат сузил и так неширокий туристический поток до таких одиночек, как мы, по сути, сорвав сезон 2014 года. И хоть террористов потом поймали (кстати, это были талибы из Афганистана) и, как было сказано, сейчас палачи, находясь в пакистанской тюрьме, завидуют своим жертвам, туристическому бизнесу был нанесен огромный урон.

Да, печально. Но нам нравится наше путешествие, хоть и приходится постоянно вносить коррективы в первоначальные планы. Вот и сегодня выясняем, что дальше ехать на машине бессмысленно. Автомобильной дороги в горы до деревни Хаплу осталось сто двадцать километров. А от нее, если хочешь увидеть второй по высоте после Эвереста восьмитысячник К2, пики Гашербрумы, башни Транго и т.д., надо нанимать портеров, закупать продукты и несколько дней идти в горы пешком. У нас на это нет времени. Поэтому принимаем предложение Али съездить в деревню Шигар, находящуюся в сотне километров от нашего отеля, и осмотреть там резиденцию бывшего эмира Балтистана, а на обратном пути познакомиться со Скарду.

216

Ну, что же, вперед к приключениям! Оставшиеся полтора десятка километров до Скарду ничем не отличаются от пройденных вчера четырех сотен — впереди горы, сбоку обрывы и нависающие скалы, внизу бурлящая река.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Скарду на пути туда «чиркаем» по окраине. Здесь тоже все, как в других городах: на улицах сплошные магазины и лавки, толпы бородатых мужиков, пыль и провода.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

За городом еще немного едем вдоль Инда и поворачиваем на север. Здесь картина резко меняется. Никогда бы не подумал, что на высоте более двух тысяч метров среди гор может образоваться самая настоящая пустыня.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Пески тянутся вдоль дороги на многие километры.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Наконец, достигаем долины реки Шигар, и здесь снова смена пейзажа. Река, причудливо прокладывая свой путь, образует в песчаном ложе многочисленные протоки и рукава.

ВА

Питаемая ледниками Балторо и Бьяфо, она несет воду и жизнь небольшим деревушкам, превращает безжизненный песок в зеленые оазисы.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Дорога, по которой едем, практически пустынна. Она бежит по склонам гор на краю речной долины, позволяя беспрепятственно любоваться открывающимися пейзажами.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Но нам ведь надо еще и снимать. Однако Умару все это приелось, и он гонит без остановки. Тогда Питер берет управление в свои руки и снова показывает, что для него вождение нашей «тачанки» после «Тахи» — плевое дело, хоть и руль не с той стороны.

218

Вот, так-то лучше. Все же своему человеку, да по-русски, команды отдавать гораздо удобней. Дальше останавливаемся «у каждого столба» и снимаем, снимаем потрясающие горные виды, которые меняются, как в калейдоскопе. Еще и погода добавляет красок, заставляет поминутно хвататься за фотоаппарат.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Хоть и позже, чем планировали, все же добираемся до Шигара. На окраине покидаем машину и идем к форту пешком. Бывший правитель Балтистана, как истинный олигарх своего времени, построил себе убежище в лучшем месте, защищенном горами и рекой, в которое можно попасть по дороге, объехав всю деревню вокруг, либо, пройдя ее насквозь пешком. Выбираем второй вариант, не столько из экономии времени, как из желания взглянуть изнутри на житие-бытие самой-самой пакистанской глубинки.

АВ

Что же видим? Смешение эпох: современные автомобили и мазанки, электричество и дедовские способы ведения домашнего хозяйства.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

228

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Перед нами предстает обычная деревенская жизнь. Никто кверху попой перед Аллахом не лежит, хоть и Рамадан. В то время как большинство мужчин находятся на заработках, женщины занимаются повседневными хозяйственными делами и, как могут, воспитывают детей.

267

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

227

Хотя, оказывается, это нелегкое дело не чуждо и пакистанским мужчинам.

231

На житейские темы Питер пытается говорить (через Али) с местными дамочками, и они, как ни странно, совсем не против поболтать с чужеземцами. Вот только фотографироваться категорически не хотят. Через секунду после снятого эпизода, увидев камеру, все закрываются платками.

226

Странные испытываю ощущения во время этой прогулки. Вторгшись в чужое бытие, словно участвуем в спектакле, где наша роль не предусмотрена сценарием, но актеры — местные жители, уж коли мы появились, делают вид, что так и должно быть. Нет, нет, никакой недоброжелательности. После недели пребывания в стране бесследно улетучились все настороженности по поводу террористов, исламистов и прочих страшилок. Но все равно, из-за своего статуса «человека другого мира» под взглядами местных ощущаю себя несколько некомфортно. Хотя,… наверное, то же самое было бы и в какой-нибудь российской деревне. Только вот настороженности никуда бы не делись. В наших селеньях, хоть и нет террористов, других известных «заморочек» хватает.

Не спеша, открывая для себя самый краешек местной деревенской жизни, добираемся до форта.

240

За воротами встречают представители администрации. Узнав, что мы из России, уже традиционно, извлекают книгу посетителей и просят оставить запись. А потом дают гида и желают интересной экскурсии. Идем смотреть.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Первое впечатление: «Да-а-а, по высоте забора и по внешнему виду убежище правителя девятнадцатого века, аж целого региона Балтистан, сильно не дотягивает до дачи какого-нибудь современного московского босса приличной торговой компании». Убранство внутренних помещений лишь подтверждает этот вывод. Но зато оно самое настоящее, оставляет очень сильные впечатления своей подлинностью и позволяет буквально ощутить, как там жили двести лет тому назад. Чувство, будто перенёсся во времени и наблюдаешь тот быт со стороны.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

И сад, окружающий поместье, куда нас приглашают отдохнуть после экскурсии, просто великолепен.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Сначала от души «резвимся» среди вишневых деревьев,…

256

259

…а потом отрубаемся прямо под ними, кто где упал. И такой это был безмятежный провал в никуда! Сказали бы, не поверил, что будем спать сном младенца здесь в пакистанских горах.

258

В общем, расслабляемся в полной мере, пока не зовут обедать. В ресторане, отделанном под старинную местную избу, добавляем положительных эмоций,…

 
262
 
…потом покупаем что-то из сувениров…

264

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

…и фотографированием на память прощаемся с сотрудниками музея.

266

250

Последний взгляд на околицу деревни…

269

… — все. Оставив здесь несколько часов, увозим отличные впечатления и воспоминания об этом интересном месте. Однако делаем вывод, что и оно не тянет на рай, хоть и расположено среди почти первозданных гор и рек.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Перевернута еще одна страничка нашего путешествия, но не последняя в этой главе. Направляемся в Скарду. Посмотрим, что там.

В этот раз въезжаем в самый центр города.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Как и в любой мало-мальской столице чего-нибудь, не говоря уж о столице целого региона, деловая жизнь здесь бьет ключом. Работают банки.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Многочисленные магазины и лавчонки предлагают свои товары.
283

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

А обилие делового и праздношатающегося люда, преимущественно мужеского полу, немалое количество дорогих и довольно свежих иномарок дополняют столичный антураж.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Вливаемся в городскую толчею и идем знакомиться с прилегающими к центру улицами. Первое общее впечатление — здесь все гораздо цивилизованнее и, конечно же, богаче, чем в южных городах страны. И на нас никто не обращает внимания. Сразу видно, что туристы из Европы для жителей Скарду совсем не в диковинку.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Вывод второй: этот город — региональный центр торговли, и она — главное содержание его жизни. Количество действующих, строящихся магазинов и торговых центров просто зашкаливает. Где они будут брать столько покупателей? Впрочем, наши бизнесмены тоже не особо задумывались над этим вопросом, заполняя российские города всевозможными «Торговыми домами» и «Мирами…» по продаже всего, чего угодно.

Ну, что же, когда вернемся домой, будем обогащать наших торговцев. А пока Питер решает оставить денежки в одном из местных магазинов и приобрести экзотический подарок своей благоверной. Оказывается, шальвар-камиз есть и в женском исполнении. Платья настолько красивые, что вместо одного покупает три.

282

РП

Потом в Петербурге при встрече рассказывают мне, какой произвели фурор, вдвоём в субботу прошвырнувшись по Крестовскому острову в пакистанских нарядах.

ДМ

После забега по магазинам просто рассматриваем город. Понятно, что в любом населенном пункте исламского государства мечеть — один из главных элементов архитектуры. Ну, а небо «в клеточку» это уже атрибут современности. Скарду демонстрирует и то и другое во всей красе. На фото, кстати, не небо, а склон горы.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

А вот стадион находится в запущенном состоянии, и местным футболистам, если таковые есть, приходится месить грязь на некоем подобии поля. Хотя, это скорее теоретическое предположение, потому что, насколько знаю, пакистанцы признают лишь один вид спорта — поло. И ещё крикет.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

У стадиона осмотр и заканчиваем. Можно было бы еще забраться на гору и осмотреть местный форт или съездить к скале с вырубленным изображением Будды, о которых тоже знали. Однако, посовещавшись, решаем, что общий портрет города составлен, все остальное — штрихи, без которых можно и обойтись. Кроме того, ночью по телеку показ очередного матча ЧМ-2014 и неплохо бы перед просмотром поспать, что Питер благополучно и делает по возвращении в отель.

А я, пошарахавшись еще немного с фотоаппаратом по территории,…

284

285

286

IMG_1404

…отправляюсь на покой до утра. Ведь завтра ранний подъем и поездка на плато Деосай. Но это уже другая история, о которой следующая глава.

На плато Деосай

Глава 3. Где мы едем сначала по «Монголии», а потом переносимся сразу в «Швейцарию».

После завтрака, который, несмотря на ранний час, все равно получили, выходим на стоянку. Помимо нашей «Тойоты», здесь находятся еще два авто. Действительно, постояльцев в отеле не густо. Умар уже на ногах и готов ехать. Да, собственно, ему особо и готовиться не надо, потому что он ночевал в машине. Таковы условия его контракта. Чем меньше затрат на личные нужды, тем больше останется для окончательного расчета. Экономит мужик для семьи. Заслуженную премию он потом, кстати, тоже от нас получил.

Покидаем это красивое место, где провели пару вполне комфортных ночей и снова едем в Скарду. На окраине заправляемся. В этом плане все, как у нас — заправки располагаются на въезде и выезде из городов. Да и стоимость топлива примерно такая же — чуть больше доллара за литр или на местные деньги — в районе ста шести-ста восьми рупий.

План на сегодня простой — подняться на плато Деосай, пересечь его и остановиться для ночевки в мотеле PTDC близ поселка Астор. Расстояние около ста семидесяти километров. Таким маршрутом мы почти замыкаем кольцо, чтобы снова возвратиться на Каракорумский хайвей и двигаться дальше на север.

Сразу за околицей Скарду дорога выходит в долину речки СатрапА и понемногу лезет вверх. Последние поселения растворяются среди гор.

Через десяток километров подъема достигаем одноименного с речкой озера, вернее водохранилища, Сатрапа. Его бирюзовая поверхность выглядит неестественно среди серых громад, но именно контраст цветов вызывает восхищение, заставляет смотреть и смотреть на этот рукотворный кусочек неба на земле.

Эх, остановиться бы здесь на сутки: купание, рыбалка, костерок на берегу, ночные звезды. Увы, форматом нашего путешествия пикники не предусмотрены. Поэтому, потратив немного времени на съемку и лицезрение красот, продолжаем подъем.

Озеро остается внизу,…

…а за ним начинается национальный парк Деосай. Дорогу преграждает чек-пост с традиционным журналом для записи проезжающих и небольшими финансовыми поборами «на охрану природы».

Платим, записываемся и продолжаем путь. Дальше — сплошной подъем. Впереди одна за другой вырастают все новые вершины, дорога становится круче и круче.

Наша старенькая «Тойотка» пыхтит, но лезет вверх, пока на одной из каменных осыпей не начинает буксовать и чуть не закипает.

Приходится остановиться и включить передний мост (чашками, как на УАЗике), а для охлаждения есть целая речка почти дистиллированной воды.

С подъемом заметно холодает. В затененных местах и на вершинах гор появляются островки прошлогоднего снега.

Наконец после еще пары остановок взбираемся на плато. Отъехав от Скарду на расстояние всего лишь чуть более тридцати километров, набираем дополнительную высоту почти две тысячи метров и тратим на это около трех часов.

За перевалом по названию Али Малик перед глазами предстает бескрайняя холмистая равнина, окаймленная по горизонту заснеженными вершинами.

Сразу вспоминается Монголия. Кстати, вот она на фото. Найдите, как говорится, десять отличий.

Их и на первый взгляд немного, а по мере движения обнаруживаем все больше сходства этого плато с монгольскими степями. Также безбоязненно снуют вдоль дороги жирные суслики-тарбаганы,…

…также радуют глаз цветочные ковры…

…и также красиво контрастирует зеленое степное разнотравье с бездонным синим небом над головой.

Несмотря на статус национального парка, местность используется для традиционной хозяйственной деятельности. То там, то сям видим пасущийся скот,…

…а на развилке дорог встречаем кочевников.

Видимо, их «старшой» останавливает машину и через Али объясняет, что у одного из членов семейства высокая температура и сильно болит голова. Просит какие-нибудь лекарства.

Приходится поделиться таблетками.

 

 Ну, и отказаться от предложенной платы в виде молодого ослика, посчитав достаточными традиционные для этих мест объятия и крепкое мужское рукопожатие.

А вот услышанные на прощание слова «Рашия пипл ис гут» становятся самой лучшей благодарностью, дороже целого стада ослов.

Продолжаем наш путь, наматывая на колеса деосайскую «дорогу». Представляю, какая она после или во время дождей! Почва — сплошной суглинок. Ну, а сейчас дорога худо-бедно проезжая.

Через десяток километров, которые ползем бесконечно долго, она выходит к реке и дальше петляет по речной долине, представляя взору пейзажи один прекраснее другого.

Снова в памяти всплывает монгольский Алтай в районе озер Хотон и Хурган (на фото).

И так же как там единственную дорогу преграждает погранзастава, здесь упираемся в кемпинг, состоящий из палаток и каких-то пластмассовых модулей, похожих на гравицапу из фильма «Кин-дза-дза».

Не хватает только Евгения Леонова на въезде, изогнувшегося в приветствии «Ку-у-у-у!». Впрочем, встречающих и без него достаточно. Буквально перед нами в кемпинг прибыли три джипа с японскими туристами,…

…а в качестве гидов их сопровождают родственники Али. Понятное дело, сначала они радуются встрече с Али и обсуждают с ним семейные дела, а потом и нас с Питером принимают как своих.

У японцев организованный тур, и по маршруту здесь запланирован обед. Для таких туристов отведена столовая, расположенная в большой палатке. Мы же «дикари» пьем кофе на свежем воздухе,…

…а после перекуса идем исследовать кемпинг и близлежащие окрестности.


Игрушечная водяная мельница вертит пластиковый стаканчик.
Свободного времени у аборигенов, похоже, достаточно.


Заброшенный подвесной мост.

С моста отлично видны стайки резвящейся в реке форели. Вот бы запульнуть туда мушку. Ведь удочка есть, для этого и привезена из дома. Однако на просьбу порыбачить получаю отказ под предлогом, что это заповедная речка. Ну, ладно, нет так нет. Своим уставом, как говорится, в гостях не машут. А раз так, то делать здесь больше нечего. Японцы уехали,…

…пора и нам покинуть этот островок цивилизации. Прощаемся с аборигенами и…

Снова под колеса ложатся местные направления,…

…перед глазами разворачиваются бесконечные и, на первый взгляд, безжизненные холмистые пространства,…

…на самом деле наполненные скрытой и явной жизнью.

В общем, в полной мере погружаемся в умиротворяющую атмосферу неспешного движения, любуемся неброскими, но по-своему завораживающими пейзажами деосайского плато.

Через какое-то время маячившие на горизонте заснеженные горы оказываются совсем близко,…

…а под ними взору открывается голубое озеро Шеосар.

Смотрится весьма красиво, но попытка подойти к воде заканчивается неудачей. Почва на берегу буквально пропитана влагой от тающего снега.

Поэтому ограничиваемся съемкой с дороги и едем дальше.

Вскоре за озером плато заканчивается, дорога переваливает на спуск.

Накрутив серпантинов среди голых скал и потеряв около километра высоты,…

…она выходит в межгорную долину и спускается вниз вместе с речкой Астор, повторяет ее изгибы. Горы становятся совершенно другими, нежели с северной стороны плато. Их склоны радуют глаз зеленью хвойных лесов и альпийских лугов. Ну, прямо Швейцария или северная Италия. Только дорога не асфальтированная, как там.

Еще ниже встречаем почему-то заброшенную деревушку…

…и непонятных пилигримов, поднимающихся пешком навстречу. Интересно, что они делают здесь в горах, куда идут? Скорей всего, эти люди как-то связаны со стадами, пасущимися на плато. Если так, то вот это марш-бросок они совершают! Понятно тогда, как зарабатывается распространенная здесь жизнь под сто, а то и более лет.

Наконец, показывается Астор, уютно расположившийся под горами.

Наш путь пролегает прямо через поселок. Вроде он большой и просторный,…

…но Умар едет какими-то узкими базарными улочками, чтобы купить себе еду (не забываем, днем он не ест). Толком там поснимать так и не удается. Улицы, которыми пробираемся, настолько тесные, что проходящий мимо народ чуть не касается машины. Не будешь же совать объектив прямо в лица людей. Это и в нашей европейской цивилизации было бы неправильно, а здесь, среди суровых мусульман, тем более. Непонятно какова будет реакция окружающих на несанкционированную съемку. Единственный, кого удается сфотографировать втихаря, это сапожник, напротив которого останавливаемся, пропуская встречные машины.

Да-а-а! Сидит он, похоже, в такой позе целый день, зарабатывая на кусок хлеба. Ну, что же, у каждого своя страна, своя судьба, и каждый сам устанавливает себе планку в жизни…

Выбираемся из Астора и едем еще с десяток километров. Открывающиеся в предзакатном солнце пейзажи просто взрывают мозг. Невольно задаешься вопросом: «Неужели это происходит наяву, и все, что вокруг — реальность, а не картинки в телевизоре?».

Все именно так, потому что среди этих красот добираемся до намеченной еще утром конечной цели сегодняшнего пробега — кемпинга PTDC, прилепившегося к одной из гор, обступивших обширную зеленую поляну.

На юге, а тем более в горах, темнеет быстро.

Оставшегося светлого времени хватает только на то, чтобы разместиться в кемпинге, смыть с себя дорожную пыль и после немудреного ужина отправиться в постель. Ведь, прошедший день начался рано и был так насыщен впечатлениями, что сил, кроме как на сон, больше ни на что не остается. А они нужны будут завтра на новые километры, новые встречи, новые красоты, и только Аллах знает, на что еще, что могут преподнести местные горы. Все, спать!


Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Пакистан
еще маршруты
О Маршруте