Эвенкийский район / Самостоятельная поездка
 

В одной связке река Тымерокан - река Северная

27 июля - 24 августа 2018 г.
Сплав на катамаранах по рекам и озёрам юго-западной части плато Путорана. Река Тымерокан, озеро Нижняя Агата, протока Орон, озеро Северное, река Северная, река Нижняя Тунгуска. .
Нитка маршрута
город Норильск - река Тымерокан - зеро Нижняя Агата - протока Орон -озеро Северное - река Северная - река Нижняя Тунгуска - село Туруханск.
 

                                      В одной связке Тымерокан - Северная.

                                                          Предисловие.

Команда таёжных «коммивояжеров» неоднократно посещала село Туруханск Красноярского края. Удобная и доступная база для туристов чтобы посредством вертолета заброситься на притоки Нижней Тунгуски. В нижней части прославленной «Угрюм реки», напоминаю Нижнюю Тунгуску окрестили «Угрюмой» с лёгкой руки писателя-исследователя Вячеслава Шишкова, так вот к реке примыкают именитые притоки как Виви, Тутончана, Нимдэ, Эрачимо (Герасимова) и река Северная.

В эпизодах предыдущих таёжных историй упоминаются посещения рек Тутончана и Ерачимо. Представление о Туруханском районе и Эвенкии  имелось. Рельеф местности ихтиофауна водных бассейнов рек и озер,  характер течения больших и малых притоков изучен и апробирован.

Задачей и целью экспедиции ставилось исследование недоступных и малопосещаемых мест в юго-западной части плато Путорана. «Сподвижники» (местные жители, егеря и заинтересованные лица, зарабатывающие на щедрой ниве туристических услуг) неоднократно предлагали сплавиться по реке Северная. Конечно мы были заинтригованы таким предложением. Река примыкает к Тунгуске на 63 километре от Туруханска. Протяженность Северной не более 331 км. Лететь вертолётом не далеко, главное дёшево! Расстояние от Туруханска до истоков Северной по прямой составляет 235 км., лучше не придумаешь. Вот только челночные рейсы вертолётов увозивших группы туристов на Северную с периодичностью один раз в пять - шесть дней отбивали желание знакомиться с рекой. «Чёс реки неимоверно высокий, рыболовный прессинг выше запредельного, о хорошей рыбалке речи не могло вестись, тем более о тайменях» - думали мы.

На нелёгкую долю туристов водников выпадет немало сопутствующих проблем, первой и решающей является выбор будущего маршрута.  Обсуждения и прения членов команды крутились вокруг реки Тембенчи и Северная. Чаша весов склонялась в ту или иную сторону, пока в спор не вмешался Валера Данилов. Старый походник обелённый сединами времён советской закваски твёрдых и решительных туристов. Истинных романтиков славившихся пешими переходами, тяжёлыми и длительными волоками с реки на реку. Он твёрдо и уверено заявил – «В восьмидесятые мы ходили по реке Эндэ, затем на Курейку. Рядом, по ту сторону гор течёт река Тымерокан. Через систему озер соединяется с рекой Северная. Места там наикрасивейшие, дикие. Скалистые отвесы! Вплотную примыкают горы плато Путорана. Рыбалка такая, что вскоре надоест, и спиннинг отложишь в сторону».

Не поверить на слово старожиле походных дел не могли, но на всякий случай окунулись с головой в странички интернета.

Вездесущее око поисковика от яндекс раскрылось на нужной страничке, скудная информация выплеснулась наружу. Истоки реки Тымерокан расположены в юго-западной части плато Путорана. Впадает в озеро Агата Нижнее, длина 101 км, направление течения с севера на юг.

На волне зарождающегося любопытства открыли спутниковую карту и проследили дальнейший путь воды собранной в реке Тымерокан. Устье Тымерокана находится в северной части озера Агата Нижнее. Через протоку Орон можно выйти в озеро Северное, дойти до истоков реки Северная. Лучше и не придумаешь! Абсолютный выигрыш! Два в одном, то бишь два различных и не похожих маршрута в одном походе!

Местные егеря вселили большую уверенность, поведав, что туристы в основном забрасываются на реку Северная, в редких случаях на озеро Северное или Эпекли. Про Тымерокан ни кто и речи не заводил.

Не теряя времени даром звоним в Туруханск ООО Авиакомпанию  «Турухан». С волнением и дрожью в голосе просим менеджера забросить на вертолёте в самые истоки Тымерокана. Вежливый голос на другом конце провода зазвучал неуверенно и натужно – «Сколько у вас груза и пассажиров?» «Девять человек плюс 1300 килограммов походного скарба» -чётко отрапортовали мы. Возникла напряжённая пауза, затем были произнесены убийственные слова – «К сожалению с таким весом мы не сможем закинуть на Тымерокан, в нашем парке на сегодняшний момент нет модернизированных Ми-8 МТВ. А те машины, что в строю, не способны  пролететь такое расстояние. Выход один меняйте маршрут или уменьшайте вес груза». Буквально ножом по сердцу полоснули слова менеджера.

Более недели команда пребывала в ступоре, решая нелёгкую дилемму толи отказаться от Тымерокана и лететь поближе, толи отказаться от многих «бытовых гаджетов» позволяющих достойно переносить тяготы и лишения походной жизни.

В дальнейшую судьбу нашего предприятия как говориться вмешалось само провидение. Командира экспедиции Владимира Коваленко осенила здравая мысль – «Что если с Норильска заброситься, там расстояние на 45 км ближе каких-то 289 километров».

Монотонные гудки в сотовом телефоне длились не долго – «Слушаю, компания АО «Норильск Авиа». Сетуя на Туруханских вертолётчиков, донесли представителю компании насущные проблемы. На что тот, спустя некоторое время, твёрдо заявил - «Наш Ми-8 МТВ без труда доставит девятерых пассажиров и бесценный груз, куда скажите, за 750 тысяч рублей». «Ого!» - присвистнули мы от объявленной стоимости. Менеджер тут же пояснил – «С этого года цена на перевозки заметно подросла. 250 тысяч полётный час. Выбор за вами!» Мы с вызовом и отчаянием приняли выбор - Норильск так Норильск!

                                                          г. Норильск

Наступило долгожданное 27 июля 2018 года. Авиакомпания «Нордстар» собрала команду посредством двух рейсов из Москвы (столицы нашей Родины) и Красноярска (тоже столицы…, только края) в аэропорту Алыкель. На ту пору аэропорт претерпевал грандиозные преобразования. Третий год подряд происходила реконструкция взлётно-посадочной полосы. В летний период строители закрывали часть полосы и заливали новое бетонное покрытие, отвечающее стандартам нависшего качества. В связи с этим «Нордстар» являлся монополистом по перевозкам пассажиров в Норильск. Цена билетов как вы понимаете, не отличалась дешевизною.

Заполярное норильское лето встретило духотой и безветрием. Яркие лучи  прожигали  солнцезащитные очки, заставляя щуриться и клонить голову в земле. В небе кружилась желтовато-неоновая дымка и перистые облака предвестники грядущих грозовых фронтов. Недоверчивые  норильчане с сомнениями косились на лучезарное солнце. Убеждали в том, что нам несказанно повезло почти неделю лил моросящий дождь. Мрачные тучи в свинцовых окладах гонялись по небосклону ордой Чингисхана. Плотная облачность окутывала предгорье плато Путорана туманной завесой.

Поначалу ворчание норильчан относили на счёт нордического характера закоренелых полярников. Но надо признаться буквально на третьи сутки пребывания в запредельных широтах убедились, они правы нам несказанно повезло. Погода в день прилёта смилостивилась, возникшее окно в погодных невзгодах позволило без проволочки перелететь на Тымерокан. Иначе сидеть в Норильске пришлось бы не менее четырех дней.

А пока мы пребывали в безмятежном неведении. Наняли маршрутное такси и понеслись по сопочным залысинам к дымящим трубам Надежденского металлургического завода принадлежащего ГМК Норильский никель. Не скрою, гигант металлургической промышленности поразил масштабами и в тоже время расстроил. Выбросы дыма из высоких труб отзывались в горле лёгким першением и неприятным запахом сернистых соединений, в частности диоксида серы. Упустим этот момент, пусть дело с вредными выбросами останется на совести гражданина Потанина и ведущих акционеров «Норникеля».

                                                                                                                             Ленинский проспект.

Норильск обложен с трёх сторон горными возвышенностями и трубами трёх заводов. Город находится в котловине с выходом на равнину,  заканчивающуюся через двадцать километров массивами плато Путорана. Главная улица Ленинский проспект впечатлила и порадовала светлым окрасом домов. Муниципалы не жалеют краски, помпезные сталинки  словно цыплята окрашены в золотисто–жёлтый цвет. Почему в жёлтый, наверно потому что здесь ощущается дефицит солнца. В полярную ночь на целых 44 дня отключается солнечная подсветка.

           

                                           Памятник В И Ленину                                                                                        Краеведческий музей

Памятник Владимиру Ильичу Ленину, во весь рост, завершил этап ознакомления с городом. Вождь пролетариата указал поднятой рукой направление совпадающее с нашим движением. Микроавтобус понёсся по тундровой низине к аэропорту Валёк. Неприятные ощущения от волнообразной дороги отзывались в теле сковывающими позывами в пустом желудке. Асфальтовая дорога расходилась барханами. В некоторых местах земля подтаивала, дорожное покрытие проваливалось метровым изгибом.  Надо отдать должное строителям автодорог, на 15 километровом участке они меняли два мостовых пролёта и укладывали новый асфальт на выровненной насыпи.

Скоротечная дорога пролетела как бы вскользь, припомнился мимоходом съезд к воротам КПП аэропорта Валёк, заигрывания с  девушками на досмотре багажа и… ещё… непредвиденное и тягостное происшествие. Командир экспедиции Владимир Коваленко после подписания заявки и необходимых документов вышел с понурым лицом. «Провоз бензина в вертолёте считается опасным грузом, требуется доплатить кругленькую сумму» - огорошил он.

За 14 летнюю историю путешествий не было такого прецедента, команда не сталкивалась с ультимативным требованием о доплатах, в Норильске пришлось. Поздно проливать слезы, надо раскошеливаться. Упоминание данного эпизода в основном касается будущих туристов  решивших воспользоваться услугами  «НорильскАвиа» - мотайте себе на ус.

Неприятности забыты, весовой контроль пройден, оружие сдано экипажу, объёмный и тяжёлый груз размещен в тесном салоне Ми-8. Молодые пилоты выглядели бравурно и стильно, белые рубашки, надраенные до блеска туфли, форменные брюки отглаженные в стрелочку. Парадный наряд ни как не вязался с образом суровых полярных лётчиков. Создавалось ощущение, будто пилоты буквально год назад получили сертификат лётной годности. Но это всего лишь ощущения. Вскоре парни с сознанием дела взмыли вертолёт над ВПП и понесли команду словно на крыльях в юго-восточном направлении.

                                           Перелёт Валёк – Тымерокан.

Вибрация фюзеляжа. Рев спаренных турбин. Поток леденящего воздуха врывающегося через открытый иллюминатор. Отрыв. Винтокрылая машина зависла в двадцати метрах над площадкой. Сердце замерло. Наконец пилот приопустил нос вертолёта. Машина с нарастающей вибрацией в дюралюминиевом теле ушла в вираж с медленным набором высоты.

По курсу распростёрлась необъятная заболоченная тундра. Сто тысяч озёр мерцающих солнечными бликами. Очаговые вспышки жёлто-бурого мха и белого ягеля на тундровой подстилке. Сгустки леса и кустарника на сопочных возвышениях.

          

                                           Река Норилка                                                                                                Тундровая река

        

                                                                                                           Плато Путорана

Слева по борту потянулось монолитной стеной плато Путорана. Буро-тёмные горы с плоскими вершинами урезали горизонт. Вскоре изогнутая линия вершин упала к тундровой подошве. Следом заплескалось голубым отливом широченное просторное море. Озеро Мелкое заполонило видимое пространство, теряясь в горных складках.

Крутосвальный горный барьер песочно-красного оттенка разделил озеро Мелкое и озеро Кета. Лазурно-синяя вода широченным потоком залила тундровую плоскость. Озеро Кета на дальней границе гор напоминает ручей зарождающийся на верхотуре плато тонкой змейкой и разливающийся большим водоёмом с песчаными берегами и косами. И вновь разрыв. Где-то далеко по курсу заблестела лазурной гладью большая вода. Горные цепи  разрозненные глубокими распадками воспрепятствовали слиянию озёр в единую систему. Горы заметно подросли. По склонам образовались крутые ступени. Верхняя площадка столовых гор без живой растительности проносилась на уровне иллюминатора.

 «Хантайское озеро!!» – перекрикивая гул турбин, Валерий Данилов указал рукой на бескрайнюю синь. И словно не доверяя сказанному пристально вгляделся в спутниковый навигатор - «Точно оно!» Салон осветился всполохами фотовспышек. Нацеленные камеры беспорядочно защёлкали фиксируя всё подряд, то уложенные в ряд вещи, землю в иллюминаторе, то лица друзей преисполненных радостных волнений. Со стороны дивное буйство выглядело трогательно, настоящий турист меня поймет и проникнется новизной восприятия захватившей команду.

«Хорош снимать! Наливай!» - раздался громоподобный голос Вадима Саликова. Родом из Красноярска коренной сибиряк Вадим Саликов скроен как по конституции тела, так и другим параметрам из лекал чистокровного сибирского мужика. Такого и медведь испугается в тёмной и дремучей тайге. Круглое бородатое лицо Вадима расплылось в добродушной улыбке в чём-то наивной и по-детски безмятежной. Затем Вадим разразился пробирающим  до мозга костей заразительным смехом – «Давай ребята подымем за поход!»

Свобода, воля, волюшка, вольница, приволье… – не хватит слов, чтобы описать состояние человека окрылённого таёжной неизвестностью в предвкушении тайн и загадок Крайнего севера и великой Сибири.

«Озеро Дюпкун» - безапелляционно заявил Валерий Данилов, искоса поглядывая на командира экспедиции Владимира Коваленко. Тот не проявлял и намёка на беспокойство и гнев, уткнувшись в карту задумчиво отслеживал путь вертолёта.

Озеро Дюпкун обозначилось вытянутой, изогнутой лентой.   Окружающие горы с плоскими вершинами поджали водоём с боков.  Склоны гор покатые густо залесённые. Берега низкие, к воде вплотную подходит таёжный лес. Необходимо отметить, озёра входящие в плато Путорана не имеют береговых скал и утёсов. Берега идеально сглажены по типу лагун и лиманов южных морей.

Озёра имеют тектоническое происхождение. Глубокие разломы возникшие во время колоссальных земных подвижек, на протяжении миллионов лет заполнялись осадочными породами. Дно разломов выполаживалось, формировалась нынешняя структура озер и рек.

До озера Дюпкун вертолёт сторонился высоких препятствий, следовал вдоль границы горных массивов. На подлёте к Тымерокану углубился в каменную теснину. Пилоты прокладывали путь по распадкам, ущельям и перевалам. Не стремились набрать высоты, потеряться в редкой облачности  и следовать прямым курсом. Правила полётов запрещали потерю визуального контакта с землёй. Молодые пилоты не отступили и на буковку от воздушного кодекса, несмотря на ясную погоду. Упомяну вскользь, полёт посчитан и оплачен по прямому курсу. По факту вышло совершено иное. Маршрут удлинился как минимум на 54 километра.