Восхождение на пик Ленина

Идет загрузка карты ...
восхождение на пик Ленина
пик Ленина 

21.7 Поборов желание спать (после 3 часов сна) отправляюсь в аэропорт, где начинаем бороться с нашим перевесом. Одеваемся в поларки, куртки, обуваемся в пластиковые ботинки, переклеиваем стикеры ручной клади, добиваем карабинами и жумарами переправляемый в грузовой лифт негабаритный багаж. Итог на шестерых провезли лишних 30 кг, заплатив перевеса 10 кг. В самолете - досыпать. В Оше все по-восточному. Пограничники не торопятся, пропускных кабинок всего две, сперва проходят блатные. Нас встречают и на настоящем вахтовом КАМАЗе отвозят в гостиницу. По пути выясняется, что Шанди не привез с собой положенных за услуги принимающей и организующей стороны 500 с чем-то долларов (ему никто про это не рассказал), но возникшие финансовые затруднения переносятся благодаря личным знакомствам Юрика до возвращения в Москву. Уже вечер дня (летели часов пять, плюс еще два часа разницы во времени), проводим его на местном ночном рынке и в супермаркете. Нашли почти все что хотели, но, посмотрев на набирающую объем корзину, закончили закупки где-то на 2/3. Наш опытный товарищ Сергей говорит, что и этого много, все ж на своем горбу тащить. Наверняка он прав. Ужин. Скромные поздравления Шурика с 30-летием. Я уж и по себе заметил, что чем старше, тем менее помпезные мероприятия эти дни рождения. Готовят в Оше естественно вкусно и что нехарактерно для Востока быстро. Официант - молодой киргиз - перепутал все что можно и вовсе забыл половину заказов. Диалог Толика (наш сопровождающий) и официанта:
- Как правильно, месное или мясное ?
- Мисное.
Заваливаем сверху арбузом и Крепким орешком -2. На местную гору, Трон Соломона (когда то ее считали вторым после Мекки центром паломничества) - не полезли. Очень хотелось акклиматизироваться, а точнее спать. Нас впереди ждет совсем другая Гора.

22.7 Позавтракав, загружаемся в КАМАЗ-вахтовку. Там уже 4 поляка и 3 соотечественника, девушка из Новосиба, мужик с дочкой из Питера. Сидячих мест итого ровно на одно меньше пассажиров. Я расстилаю пенку и засыпаю на полу. На улице все равно туман и никакого четкого впечатления о знаменитом памирском тракте Ош-Хорог составить не удается. Пару остановок сходить и в туалет и выпить настоящего кумыса. Впрочем, о вкусовых качествах этого напитка, судить может только Вова, остальные не рискуют. Сразу после Сары-Таша нас тормозят пограничники. Водитель говорит - не повезло. Начальник заставы ехал в Сары-Таш, отвозить жену, детей в больницу. Ну и попутно остановил КАМАЗ. Оказалось, что у 11-ти нет пропусков (или неправильно оформлены), и лишь 4 поляка могут ехать дальше. Диалог одного из киргизов, ехавших с нами и начальника заставы (на повышенных тонах):
- Абжгодз кургындаглы варпавары тырымду ахлпас макжарпа выжылга троторуны гаррран постановление правительства угурмын житоррана вырхан.
-Сырыварт манхураж пхарышан ужургу администрация хыдылган варврынт шыкарва разрешение гунык руст вайолык.
Итак минут на пять. В итоге задержка часов на 5. Проблема решилась методом звонков с допотопной телефонной станции в Ош, начальнику "Гор Азии". А жаль, мы уж разработали план по ночному обходу поста с выключенными фонарями, вооружившись рациями и GPS. Самый красивый вид, и он же единственный из доступных за время заброски был уже в полночь, на санитарной остановке, когда достаточно высоко забрались в горы. Темно, линию горизонта не определить, и лишь размазанными пятнами света виднеются города и населенные равнины.

23.7 Приехали в Базовый лагерь Ачик Таш часа в три ночи. Высота 3620. Первым прелести акклиматизации в этом путешествии познает Юрик, извергая содержимое желудка в чистом поле. Вырубаемся спать. Завтрак часов в 9 утра оставил самое приятное впечатление. Яйца, блины, каша с маслом. Начинаем легкую акклиматизационную прогулку по хребту в сторону пика Петровского. Открывается вид на нижнюю, уже поросшую травой, часть ледника Ленина, с разбросанными по нему озерами и альплагерями. Братская (??) могила участниц экспедиции Эльвиры Шатаевой. Тишь и покой. Альпийские цветы и величие гор. Невольно совершаем минуту молчания. Гуляли часа два, выше идет дождь с сильным ветром и легким градом. Перед скалами прогулку решили прекратить, ломим резко вниз по сыпухе сквозь заросли дикого лука. Успели как раз к обеду. Борщ, котлеты, фрукты. С трудом доползаем до палатки, чтобы рухнуть в послеобеденный сон. Встаем в 16. Пересчитываем, что купили, что привезли. Упаковываем в скотч продукты. Выясняется, что моя поларка вместе с бутылкой водки оставлена в гостинице Оша. Без водки на пик Ленина? Без поларки? Легко! Ее заменит тельняшка. Вдруг начинается гроза, грохочет страшно, поначалу думали, что лавины. Пошел ливень с градом. Аккуратно к ужину непогода закончилась. Вылезаем из полаток, солнце, луна, огромная радуга и совершенно чистый вид на пик Ленина. Раздолье фотографу. Завершающие мероприятия дня: акклиматизонная игра в футбол, просмотр м\ф "Сауф Парк" и к\ф "Вертикаль", преферанс.

24.7 С утра облегчаем себе рюкзаки, но так чтобы не совсем налегке. Получается 6 вариантов примерно от 10 до 20 кг. Остальное - на киргизских лошадях. Когда киргизы взвесили и сказали нам, что 87 кг, мы не поверили, думали что обманывают. Пошли собственноручно перевешивать, оказалось так и есть. Итого у нас примерно 180 кг груза на всех. Впечатляет. Сразу после отъезда каравана лошадей и ослов (там не только наши грузы были), выходим и мы. По зеленой травке быстро добегаем к подножью перевала Путешественников (4200 м), под аккомпанимент грома и града взбегаем на перевал и наблюдаем ледник Ленина во всем его великолепии. Интуитивно полагая, что Лагерь 1 находится внизу, под перевалом у кромки ледника, сбегаем вниз, лагеря все нет и нет. На одном из привалов запрашиваем идущих навстречу. Оказывается идти еще 6 километров. Обсыпаемые градом (хорошо не дождем!), делаем еще несколько подъемов-спусков (не уступающих перевалу Путешественников), медленно тащимся на бесконечных тягунах (тропа с длительным малым подъемом), форсируем несколько бурных ручьев. А в самом конце пришлось прогуляться в кроссовках по наклонному леднику (был засыпан каменой крошкой и припорошен снегом). Преодолев за 6,5 часов (в среднем) 12 километров, вконец измотанные прибываем в Лагерь 1 (4460 м). Полнеба занимает пик Ленина и соседние стены и ледопады. Единогласно решено положенный между двумя выходами наверх отдых проводить не в БЛ, а в 1Л. Теперь ужин, главный хит которого - малиновое варенье. Жалко съели все, что было на кухне. Юрику не полегчало, от еды отказывается. Расширяем спектр таблеток (+фестал, +бисептол). Ужин лишает всех сил, никаких бибисов и преферансов. Валимся спать. На улице еще светло!

25.7 С раннего утра кто-то копошится в лагере. 2 или 3 группы выходят в лагерь 2, еще до завтрака. Мы просыпаемся, завтракаем, специально одеваемся и обуваемся и выходим на ледник без рюкзаков с целью вернуться к обеду. Шли слишком разбросанно поэтому связку делать не стали. Да и трещины по началу не впечатлили. Однако потом пришлось попрыгать через метровой ширины провалы и воспользоваться не очень надежными снежными мостиками. Встретили трех новосибирских девчонок, с одной из которых познакомились на заброске. Узнав о забытой нами в Оше водке, приглашали в гости пить свою новосибирскую. Идут они похоже нашим темпом, так что как-нибудь сходим. Вскарабкались под крутым углом к гигантскому огромному бергшрунду, трещина которого проглядывалась глубоко-глубоко, но в основном была засыпана снегом. Здесь имелась даже стационарная веревка, которой впрочем воспользовалась лишь половина из нас. Преодолев препятствие, сели отдыхать и медитировать на вид расстилающегося под ногами ледника Ленина с огромным бирюзовым озером, недалеко от 1 лагеря. Высота тут 4800. Разворачиваемся и прибегаем за 30 минут вниз (вверх шли 2,5 часа). Между обедом и ужином отличная погода. Шура загорает. Знакомимся и общаемся с украинцем объехавшим полсвета. Прикинули, что следующая встреча состоится с ним в Комбодже или Таиланде. В преферанс играем уже вчетвером. Кулинарные хиты сегодняшнего дня - катык (киргизский кефир) и фаршированный перец. Слава поварихе Софье! Жалко с собой наверх забрать нельзя. Юра идет на поправку, но теперь боли в животе скручивают Дена. После ужина с помощью КПК прикидываем, кто сколько и какого полезного груза понесет завтра, находим этот груз, и ложимся спать. Подъем намечен на пять утра.

26.7 В пять утра не получилось, шел снегопад. Ненастье закончилось в 8 утра, и сразу же подоспел завтрак. Итого выходим вместо запланированных 6 утра в половину 11-го. Вова считает, что столь поздний выход ни к чему хорошему не приведет и откладывает свой старт на завтра. Юрик, соразмерив свои силы и желудочные недомогания, от выхода тоже воздерживается. Это сильно нам портит все карты, так как вчера долго планировали, кто чего несет, а сейчас все перепутано. Выходим вчетвером. Новосибирские девчонки уже далеко впереди. Пятым с нами идет некто Андрей (одиночка). Он боится ходить по леднику один без связки. Вчерашняя наша акклиматизация оказалась равна всего четверти перехода 1Л-2Л. Я считал раньше пик Ленина простой плоской горой. Как я ошибался! Бесконечный местами очень крутой подъем. Выматывает словно Эльбрусская "Косая", только раза в полтора косее, с дополнительный длиннющим подходом к ней, а после - знаменитая "Сковородка". И все это - с рюкзаком. Покоряя вчерашний бергшрунд, я сорвался и пролетел по снегу (повезло что по снегу!) вниз 15 метров, пока не затормозил ледорубом (повезло что полез с ледорубом, вчера вот с палками лез). Сразу после бергшрунда - трещина. Как оказалось - самая стремная на пути к пику Ленина сейчас и самая опасная из виденных мною, за все путешествия. Шурик с разбегу с двумя ледорубами прыгает на ту сторону, где закрепляет веревку, с помощью которой переправляют рюзаки. Люди - страхуясь, в обход по снежному мостику с несколькими дырками в пустоту. А вот со "Сковородкой" повезло. Налетел снежный безветренный туман. Ничего увидеть из красот верховий ледника не удалось. Не было видно вообще ничего, кроме двух метров тропы вперед. Белое безмолвие. Но зато спечься от солнечного света, в фокусе огромного снежного вогнутого зеркала не удалось. Спустя 7,5 часов были в 2Л. Копаем, топчем снег, ставим две палатки, кипятим воду и пытаемся есть. Высота 5400, аппетита нет. Сеанс связи с 1Л. Судя по всему из-за своих болезней и Вова и Юра планируют завершить восхождение на уровне 1Л. На верхушке бергшрунда, в том месте, где вчера Серега проявлял в беседе свои знания испанского, я сегодня проявляю знания арабских слов "Здравствуйте" и "До свидания".

27.7. Вчера перед сном строили планы на утренний подъем и переброску обеих палаток на 6100. Горняшка внесла свои коррективы. Я не мог заснуть до 5 утра, Ден тоже. С тяжелой головной болью обе палатки (вторая - Сергей и Шура) проснулись около 11. Удивительно, что удалось приготовить съедобное картофельное пюре и съесть его полностью. Однако завтрак вызвал приступ сна, и мы провалялись в палатках до 13. Когда наконец решили сделать акклиматизационный выход вверх. Все происходит как в замедленном сне. Варежка ищется 5 минут, потом кладется в карман, который почему-то уже занят и еще минуты через три она попадает куда надо. Пластики надеваются 10 минут. Периодически на залитый солнцем лагерь налетают резкие порывы метели, как бы напоминая, что мы все-таки в горах на высоте 5400. Направление акклиматизационной прогулки - в сторону 3Л. Очередной изнурительный подъем, на этот раз уже на сам хребет. Последние метры: 2 шага в минуту. Головокружение. Хребет - широченный, засыпан глубоким снегом. Лагерь ставить можно где угодно, была б лопата. Облака рвут небо во всех направлениях. Видно какие-то горы, я не специалист, без карты, не понял где и какие. В основном виден путь на пик Ленина. Какие точки-люди далеко карабкаются на г.Раздельную, пытаясь засветло успеть в 3Л. Просто посидев и подышав на хребте (5750 м), чувствую себя акклиматизированным на данной высоте. На Раздельную совсем не хочется, хочется в 1Л, отдыхать. При спуске встречаю только-только выходящего на хребет Дена. Идет тяжело. Оказывается - только что побил свой рекорд высоты (5642м Западный Эльбрус). Спускаюсь в 1Л, Серега дает дельный совет: чем идти вниз завтра, можно сбежать сейчас прям, дело трех часов (вниз ведь). Я загораюсь идеей, но надо дождаться Дена. Тот возвращается поздно, и с желанием завтра идти на 6100. Связываемся с лагерем, оказывается Вова и Юра планируют завтра наверх (сразу после традиционной пятничной пивной вечеринки). Итого - я и Ден утром вниз, Сергей и Шурик на 6100 с палаткой и дальнейшими планами восхождения без спуска в 1Л на отдых. Вова и Юра - наверх в 2Л с палаткой, газом, продуктами.

28.7 Утро все изменило. Прекрасный день. Ни облачка, ни ветерка. На тропе идущей вверх куча народа. Однако Серега и Шурик чувствуют сильное высотное недомогание и единодушно собираются отправляться вниз. Неплохо бы закинуть палатку вверх, да и упадка сил не наблюдается, поэтому я и Ден выходим в 3Л. Для меня этот 5,5-часовый переход дался самым сложным из всех предыдущих. Раз пять меня обгоняли идущие сзади альпинисты всех полов и возрастов. Снежная лестница на Раздельную казалась бесконечной. И все же в такую замечательную погоду, с полным ощущением нахождения на Крыше Мира и идеальным обзором во все стороны этот переход стал самым красивым из всех предыдущих. Это я понял, когда на 5800 неведомо откуда материализовалась коричнево-красно-желтая бабочка, села мне на рукав, потом вспорхнула и улетела. Лагерь 3. Видно хорошо в сторону Таджикистана (много высоких гор), видно всю Алайскую долину. Солнечно и безветренно. И все же первое впечатление складывается чуть позже - адски холодно. Восемь вечера, лежим в палатке стуча зубами, изо рта идет пар. Серегина палатка отлично продувается, залазим в спальники, а в спальниках - в могилу. Думаю, что дальше от бессменной тельняшки придется отказаться. Спать планирую в самосбросах и пуховике. Зато засыпаем под традиционную партию Эрудита и в грезах о завтрашнем обеде у Софии в 1Л.

29.7. Это была самая ужасная ночь из моих походных. Палатка с гордой надписью Stormshield оказалась прямо противоположной этой надписи. И если вгрызшись в снежный склон мы закрыли ее от ветра с одной стороны, то в эту ночь ветер свирепствовал (а как еще может быть на 6100?) с двух других сторон, вдоль одной из которых лежал я. Плюс неуемное желание сходить по маленькому, на которое я, прислушиваясь к тому, что твориться на улице полночи не соглашался. В итоге все же пришлось. Во время панического бегства обратно я даже затащил пластиковый ботинок внутрь палатки. Последним фактором была, наконец давшая знать о себе горняшка. Голова просто раскалывалась. Все закончилось ровно в 6 утра. На горизонте показалось солнце. Ветер исчез. Боль прошла и я уснул. Правда в 8-15 мы уже покидали 3Л, чтобы вернуться на уровень 1Л и дать организму отдохнуть перед решающим штурмом. Фотографируем. Удачный момент: погода + спуск + пустые рюкзаки + утро (неуставшие фотографы). На площадке перед подъемом на Раздельную обнаружилась палатка. Внутри - поляк, поднялся вчера на пик, и спускаясь, пройдя уже даже 3Л, на том самом подъеме-спуске сломавший ногу. Установил палатку и просит передать своим 4-м товарищам в 2Л, что ему нужна помощь, что мы с Деном и сделали. Встретили Юру и Вовочку, бодро вышагивающих порожняком на хребет. В голове четко рисуется картина бутылочки Фанты и борща, приготовленного поваров Софьей с образованием архитектора. Развиваем какую-то невероятную скорость, местами бегом. Иногда только замечая, какой-же здесь длинный подъем (в тумане это как-то не оценилось). Ожидания в 1Л полностью оправдываются. Пропавший аппетит никуда не пропал, 2 порции борща, 3 порции киргизского кефира, и есть риск спустить все наличные деньги на прохладительные напитки компании Кока-Кола (они по 3 доллара, еда бесплатно). После обеда валяемся и впервые за много дней ничего не делаем. Позвонить домой не удается, один спутниковый телефон ушел вниз на 3600, а на втором кончились деньги (обещали, что появятся завтра). Сергей интересуется как прочно в 3Л мы укрепили палатку. Ну мы честно рассказали как ее крепили. Камней нет, колышков нет, пластиковых бутылок нет. Вырыли ямку, бросили туда хвосты оттяжек и засыпали снегом. Вообще то гора Раздельная знаменита своими мощными порывистыми ветрами. Серега проявляет обеспокоенность судьбой палатки, да и мы сами насчет кучи своих вещей теплых оставленных там обеспокоены. Но тут уж ничего не поделаешь, послезавтра станет ясно. Тем временем на неходовых склонах пика Ленина грохочут обвалы (жара дает о себе знать). Ближе к вечеру наблюдаем спуск спасателями поврежденного поляка. На санях, потом на носилках, потом на лошади. Спасатели чертыхаются, он не приписан ни к чьей фирме, просто приехал на велосипеде в БЛ, познакомился с другими поляками и полез наверх. Чуть позже удивительный по красоте закат, окрасивший пик Ленина и горы в красный цвет.

30.7. Спим. Едим. Пью банановый сок по 5 долларов. Спустился Юрик. Спим. Едим. Играем в Эрудит (умудрились сыграть с Деном вничью 878:878). Позвонить домой не получается, единственный спутниковый телефон - у узбеков и на нем нет денег. Валяемся в белой (поэтому недушной) палатке. Поскольку тут же хранится наша раскладка, то спим, едим. Зовут сначала на обед, потом на ужин. В перерывах между едой спим и играем в Эрудит. Теперь играют уже и Шура с Юрой. Игра популярнее преферанса. Сделал очередной заход к узбекам позвонить. Наконец-то удачно. Рад слышать такой далекий и такой родной голос. По пути через весь лагерь вспоминаю аэропорт Дубая и станцию Вавилон 5. Русские, киргизы, казахи, узбеки, таджики, греки, израильтяне, турки, испанцы, швейцарцы, прибалты, канадцы, поляке, чехи, иранцы, англичане... Наверняка кого-то упустил. В ходу три одинаково имеющие хождение валюты: сомы, доллары, рубли. Завтра от всего этого лагерного разношерстия уходим с Деном вверх. Там тоже свое разношерстие, но ценности совсем другие.

31.7. Святая женщина Софья! Отправив кого-то в полпятого, кого-то в полшестого, готовим нам с Деном завтрак в шесть и извиняясь отправляется спать. Позавтракав, выпив Фанты перед стартом (осталась как сдача от телефонного разговора), одеваемся, обуваемся и выходим. Поначалу ноги какие-то ватные. Передвигаюсь с трудом. Нижние трещины, на которые раньше никто внимания не обращал, разошлись. Приходится прыгать. С каждым пройденной 100-метровкой чувствую себя все лучше и лучше, и вот уже начинаю обгонять идущих впереди. Подъем на бергшрунд без эксцессов, но все же стремновато. Забергшрундовая трещина по прежнему выглядит страшно. Никто уже не прыгает, все ходят по узкому мостику. Сбоку хорошо видно: толщина мостика метр и вниз что-то бездонное. Единственно, что обнадеживает - это сумасшедший траффик. Днем (с 9 до 14) каждые 2 минуты кто-нибудь проходит по нему. А иногда (как при нас) целый поезд альпинистов. Вероятность, что рухнет именно под тобой - невелика. В 2Л добрались за 5 часов, т.е. на 2.5 часа быстрее предыдущего захода. Дает таки о себе знать успешная акклиматизация. Обнаруживаем обе палатки (еще Вова принес сюда свою). Связались с Сергеем. На 6100 наша палатка стоит, не унесло. Во 2-м лагере иногда включают воду. Нам повезло, мы как раз в это время. Аккуратно в том месте где Шура с Сергеем рыли место для палатки, теперь из под снега бьет ручеек. Набрав воды, валяемся в палатке и поедаем различные деликатесы. Серега сейчас на 6100, завтра планирует на вершину. Начинаю привыкать к одним и тем же лицам вокруг, но появляются и новые. Остаток дня посвящен ужину.

1.8 Спим сколько влезет. Единственный стимул заставляющий вылезть из палатки- желание посетить местную уборную, представляющую собой небольшую стенку из снежного кирпича. Завтракаем тоже сколько влезет. Банка шпрот влезла не до конца и недоеденная отправляется в мусорную яму. Выходим в полдвенадцатого, все кто хотел еже ушли. Попадаются только встречные, сильно портящие тропу. Чувствую себя не так здорово как вчера, идется медленно, с трудом. Но все же получше чем прошлый заход 2Л-3Л. В очередной раз утешаю себя (как и с крутым бергшрундом), что подымаюсь на эту крутую длинную Раздельную в последний раз. В 3Л в 16-00. Получилось на час быстрее чем в прошлый раз. В прошлый раз была жара и безветрие, сейчас легкий ветерок, туман, иногда начинает сыпать. Сидим ждем Серегу. Пока подымались он вышел на связь дважды. Сначала ничего было не разобрать, кроме того, что холодно. Второй раз сказал, что на 7000 метрах. Расположились в палатке на 6100. Теплее тут не стало. Вдруг мощно повалили снег и задул ветер. Тут же связался Серега и сказал, что на плато 6600, будет через час. Пришел через 2,5 часа, жутко уставший, весь усыпанный снегом и сразу упал в горизонт. Погода на улице мощно разыгралась, пропала видимость, засыпало тропу. Перед тем как отрубиться, Серега напророчествовал "холодную ночевку на 6400" куче итальянцев, и еще кому-то, шедших где-то далеко за ним и без gps. Итак, во всей нашей авантюре есть человек успешно ее разрешивший. Правда со своим опытом и подготовкой он ее и без нас бы разрешил :)

2.8. Всю ночь из всех щелей сыпал мелкий снег внутрь, колыхались пологи палатки и шумно благодаря бога за свое спасение возвращались итальянцы. Спали в двушке втроем, тесно, но не очень холодно. Опять на 6100 сон упорно не шел. В тесных условиях, да и напуганные серегиным рассказом о непогоде встать как положено в 5, сварить чаю и выйти в 6 не смогли. И слава богу. На улице разыгрался настоящая снежная буря (чуть успокоилось ближе к 16). Мероприятия этого напряженного дня: в 10 выпихнули вниз Серегу, в 12 почистили ложками снег из пластиковых ботинок, в 16 позавтрако-обедо-ужинали. Все остальное время сон. Настоящая мечта стандартного российского труженика об отпуске. Валяться на берегу моря (облаков!), спать медленно поджариваясь на солнышке (а солнышко тут ой-ей-ей какое, даже сквозь гущу облаков). К вечеру народа в 3Л значительно прибавилось. Или просто ожили от лежания в палатках? Слышно много голосов. Сам же я никак уснуть не могу. Ну не идет в положенное время тут сон! Читаю книжки с КПК.

3.8. Всю ночь палатка ходила ходуном. Складывалось ощущение, что дуги сейчас треснут. В 4 утра проснулись усыпанные снегом. Куда идти - не видно. Попытка высмотреть хоть что-то не удалась ни в 5, ни 6, ни в 7. Все это время - трепыхание стенок, ощущение что вот вот улетим. Спим. Насморк не прекращается, иногда с кровью. Уже в третий раз обдираю себе обветренные губы. Выпили по кружке чая с колбасным бутербродом и съели по замерзшему яблоку. Выживать на 6100 сложновато, страшная сонливость и апатия. В целях борьбы с апатией ловим "ясное окно" и вылезаем на улицу. Это около 16. Гору видно, через нее с огромной скоростью переваливают облака с юга. Через нас тоже. Одного взгляда в сторону Таджикистана достаточно, чтобы убедиться что облаков там еще на неделю. Ветер таков, что если зазеваться - свалит с ног. Строим стенку из снежных кирпичей (наконец и ножовка в деле!) и внутрь палатки. Болтает также, словно стенку не строили. Спать. Иногда в перерывах сна - чтение с КПК. Уже пять книжек прочел.

4.8. День начался как обычно, палатку штормило и внутри нее шел снег. Выглядывание не то что на улицу, а просто из спальника казалось затруднительным. И все же в 6 я выглянул и был поражен. Гора, небо чистое, на востоке встает во всей рассветной красе солнце. Даже Ден вылез из спальника посмотреть. Решили - идем. Черт с ним с ветром, если тут еще и безветрия ждать. Собираемся апатично, под стать своему тут нахождению последних трех дней. Выходим в 8. Насколько можно разглядеть перспективу на восхождение идет еще 2 человека (как выяснилось кроме нас еще 5, только двое далеко впереди, и еще 1 после). Первый этап: переход от лагеря 3 (на Раздельной) через узкую перемычку до плато 6400. Тут наше восхождение едва и не закончилось, повезло что шли разным темпом и возможности коллегиального совещания о прекращении подъема не имели. Да и сил в самом начале - куча. Через перемычку (6000 м), а особенно вдоль всего длинного подъема на 6400 из Таджикистана в Алайскую долину дул мощный ветер, причем чем выше подымаешься тем ветер мощнее. Вообще все 5 дней августа что мы тут находились он существенно не ослабевал, и ни разу не сменил направления. Тропа на 6400 идет зигзагом аккуратно по гребню, т.е. В основном по мелким камням. Кошки держат плохо, скорее наоборот, мешают. Бывает, поднимешь ногу, чтобы сделать шаг, опора остается на второй ноге, и ветер начинает разворачивать тело, словно флюгер. Ходим, как парусные корабли, на тех участках, где угол между направлением ветра и тропой тупой, долго выжидаем паузу, сильно ставим ногу, скорость 1 шаг в 5-10 секунд. Там, где угол между направлением ветра и тропой острый, просто подставляем тело, и корректируем палками куда ему идти. Собравшись спустя 2 часа на 6400, идем дальше. Ветра нет, плато здесь широкое разноуровневое. Толь скорость упала до минимума, тропа ровная, условия идеальные, а ползем как черепахи, никак отдышаться не можем. Тут нас обгоняет поляк, вселяя некоторый оптимизм, что мол не так уж и поздно вышли. На плато имеются стоянки под палатки, огороженные камнями, но никто не стоит (мне до сих пор кажется, что идеальный вариант ходить на вершину отсюда). Подходим к знаменитому "ножу". Фирно-ледовый 45-градусный склон 80-метровой протяженности (а в некоторых источниках даже 200-метровой). Ключевое место маршрута. Описывается страшновато, но на деле все оказывается проще. Льда летом нет. Единственно, что пугает, улететь здесь можно очень далеко вниз, фирн не снег, и угол крутоват (это я, уже улетавший с бергшрунда для себя сразу отметил). Потом мы узнали, что 1.8. Отсюда кажется и улетел питерский альпинист. Сначала идет подход - "ножны", долгий 30-градус подъем, чистый фирн, идется на зубьях, отдыхать ногам особенно не получается. Я такие длинные отрезки чисто на зубьях никогда не ходил, и меня напрягало несколько (скорее психологически). Потом короткая перемычка - поперечная склону тропа шириной равная ширине ботинка (т.е. идешь переставляя ноги). Ровно посередине - куча фекалий. Кто и как умудрился это здесь сделать - загадка. Тут нужно поистине альпинистское мастерство. Дальше вверх - "нож". Только он хорошо засыпан снегом, и хоть идти приходиться под 45 градусным углом, фактически ступаешь в выбитые предшественниками следы, как на подъеме к бергшрунду или к Раздельной. Лихорадочно воткнуть в фирн клювом ледоруба пришлось лишь однажды, в самом конце, когда склон уже выполаживался и кончился снег. Вышли на следующее плато, на котором встретили спускающихся. Верный признак, что вершина близка, подумал я. Однако фраза идущей навстречу девушки: "Вам отсюда еще 3 часа, а сейчас уже 14, во сколько темнеет сами знаете", меня озадачила. Останавливаться не стали, постарались выжать максимум скорости из оставшихся ресурсов организма, пошли на подъем на следующее плато (я называю его "Снежное"). Подъем на него оказался неожиданно стремным (я то думал после "ножа" ничего нет. Тропа зигзигом взлетает по 35-40 градусному фирновому склону, правда не долго, метров 15-20. "Снежное" плато - широченное, длиннющее и неровное, словно застывшие море. Крошки-люди пересекая его создали единственную заметную особенность - тропу. Идется долго и нудно. Где-то посередине наконец остановились. Я попытался перекусить (специально взял лимон, наиболее аппетитное явство для себя на больших высотах). Единственная его польза оказалось в том, что психологически рот ему не возражал и засунуть внутрь удалось. После чего меня моментально вырвало с кучей жидкостей типа слюней с соплей. Общее состояние улучшилось, так что не зря я этот лимон ел. Помимо попытки пообедать, приняли попытку сориентироваться и оценить силы. GPS нет, сколько до вешины по высоте и по расстоянию - неизвестно. Ден предполагает возвращаться, у меня явная форма горняшки, чувствую что сил дойти до вершины хватает, а за сколько времени это произойдет и что будет дальше - мне безразлично. Потом будем разбираться. С трудом выуживаю из внутренних карманов КПК и узнаем время 15-30. Решение - идти еще час, потом обратно. Перед нами "снежное" плато плавно переходит в следующее. Есть фотография сделанная с высоты 7000м на "вершинное" плато, то что мы видем на фотографию совсем не похоже. Тем не менее подобно зомби плетемся вперед. Мысли текут: столько прошли, и зря? Отдых для восстановления дыхания через каждых 3-5 шагов. Спасибо Дену, весь путь несет рюкзак, я бы не смог. Минут через 50, когда даже я уже начал искать какие-то оправдания неудачи, встретили двух спускающихся поляков, вроде опять признак близости вершину. О чем с ними говорил Ден, я не слышал. На мой немой жест (говорить, а тем более на английском я уже не мог) поляк ответил "что-то five". Что именно я не расслышал и медленно топая по тропе минут 20 думал только над этим и решил, что forty five. Успокаивало то, что маячивший где-то далеко впереди Ден не останавливался, а шел вперед и вверх. Потом вдруг как гром среди ясного неба замаячил обелиск. Возле него сидит то ли ворон (мне показалось) то ли гриф (утверждает Ден). Черная птица периодически взлетает и совершает неторопливый облет обелиска. Иногда Совершенно не понятно оно или нет. Место ни чем не выделяющееся от остальных на плато. Последних 200 шагов шел 20 минут. Тропа кончилась у обелиска. Ложусь на камни, под головой какая-табличка. Мыслей никаких, ноги в горизонтальном положении, сразу засыпаю. Скоро меня будит Ден, фотографируем чего-то и вниз. Вся таджикская сторона заставлена бесконечным количеством заснеженных пиков, среди которых силуэтами знакомы Коммунизма и Корженева. Такое ощущение, что долин широких там нет вообще, одни горы. Постепенно появляются мысли: Столько прошли и не зря. Начинаю теперь оценивать остатки сил. Ноги идти не хотят. Предлагаю "холодную" ночевку где-нибудь на плато. Ден разумно отказывается и настаивает на спуске до конца. Вниз ноги как-то разошлись. Только перед сложными местами, типа спуск со "снежного плато" и "ножом" долго восстанавливаю дыхание, пытаюсь сконцентрироваться. "Нож" собирался спускаться с палками, но Ден отобрал палки и выдал ледоруб, сам пошел первым, на снегу сразу же упал, но не пролетев и полуметра зарубился. То ли этот факт, толи общее напряжение меня сильно подкосило. Сердце буквально сорвалось и стало стучать в каком-то бешенном ритме. Дыхание подстроилось под этот ритм. В итоге весь "нож" совершенно не сложный я спускался в ритме: шаг - отдых, отдышка. Получилось дольше чем вверх. Вообще пройдя "нож" в обе стороны я понял, что самое технически сложное место восхождения - бергшрунд в начале пути от 1Л. Внизу под "ножом" на ровном месте сел отдохнуть, успокоиться, выпить воды. Вода оказалась - разбавленный концентрат яблока. История с поеданием лимона повторилась полностью. Идем совсем медленно, я постоянно отдыхаю. Солнце село, однако высоко, и вдоль всего горизонта на западе светлая полоса, достаточно чтоб идти. Спуск с 6400 вниз в потемках производили правее самого хребта, не по камням, а по снегу. Ветра не было, но спуск очень долгий, кривизна и состояние снега плохо видны, местами по ощущениям напоминало "нож", но ледорубы доставать не стали. С седло 6000 подъем к лагерю на Раздельной. Совсем темно. Поиск и отслеживание тропы с фонарем. Ноги, глаза на автопилоте. В палатку падаем в 23-30.

5.8. Всю ночь мучил высотный кашель. Сердце не останавливается и продолжает работать во вчерашнем темпе. С трудом бужу Дена и уговариваю валить вниз. В 10 выходим. Навстречу что-то невероятное, через каждые 5-10 метров идущий вверх человек. Вниз только мы. Слышна речь всех языков мира. Вот прошла группа, человек 10, все в фирменных красных куртках Alpinepro. Спуск с хребта к 2-му Лагерю. Дважды задеваю левой кошкой правую штанину и падаю. Но снег настолько раскис от толпы подымающихся, что катиться просто некуда. Прижимаюсь поближе к скалам, там солнце и камень сотворили настоящий водопад (только с 12 до 16), можно попить обалденно вкусной воды. Обнаруживаю табличку на иврите. Во 2-м лагере часа 1,5 просто валяемся в тени палатки. Предлагаем всем проходящим мимо излишки еды. Никто не берет. Собираем лагерь. Вместе с уже собранным штурмовым рюкзаки становятся просто неподъемными. Но тут надо впрячься один раз и идти вниз. На "Сковородке" жарко. Каким-то итальянцам плохо. Сидят на одном месте уже долго, кого-то накрыли солнцеотражающим укрытием. Идем вниз. Ледник вокруг гремит. Самое время, вторая половина дня. Трещины: множество новых, пока не опасных, но видны их впечатляющие размеры. 5 дней назад не было ничего. Что тут будет твориться в конце августа?? Ниже бергшрунда появилось или расползлось еще куча, но там ледник бесснежный, все легко перепрыгивается. Две, которые сразу над бергшрундом - стали еще стремнее. В самой опасной все прошлые мостики обрушились. Прыгать, причем далеко так приходится уже вне досягаемости стационарной веревки, т.е. без страховки. Правда потом уже, пропрыгав трещины и посмотрев более широким взглядом, обнаружили длинный обходной крюк, натоптанный видимо вчера-сегодня. На спуске с бергшрунда пришлось поэквилибрировать чуток, но все обошлось, во многом благодаря мысли, что это последнее опасное препятствие во всем путешесствии. Еще спустя час - мы в лагере. Итого ровно за сутки (с одной ночевкой по пути) сбросили чуть меньше 3000 м. Софья, святая женщина, поддавшись на уговоры, хоть обеда и нет давно, наливает нам катык, о котором последних дня три были все мои гастрономические вожделения. За последующим ужином ни к чему кроме яблок и винограда не прикладываюсь. Ну и конечно Фанта, просто льется рекой. Ничего другого оказывается тут и нет. Всю Колу, пиво, соки по всем стоянкам скупили. Мы с Деном тут герои просто, все трясут руки, поздравляют, спрашивают совета, или просто разинув рты слушают (сейчас в нашем лагере кажется человек 30, а покоривших пик всего 2-е). В процессе вечера дважды теряю пакет с документами и билетом, но Рус (смотритель) и Ден находят его. В соседнем лагере у одного из турков ветром унесло пуховку. Им завтра снова в гору. По совету Софьи и Руса иду им продавать свою. Вот только цен вообще не представляю. Начал продавать за 350$, восточный базар, продал за 200$ и 1000 сом. Приятные люди оказались эти турки, особенно узнав о моих поездках на Аладаглар и Арарат. Вечер закончился бурной испанской карточной игрой (с испанской же колодой). Кто выиграл, кто проиграл, осталось так и неведомо, но заразное испанское веселье передалось всем играющим.

6.8. Наконец-то нормально сплю. Не холодно, не метет снег внутри палатки, ровно, не тесно. Наконец-то приходят сны. Как немного надо чтобы выспаться :) Всю ночь ем стащенные из столовой яблоки. На завтрак ничего кроме колбасы не лезет. Ну и Фанта конечно. Выпил последних 2 бутылочки в лагере. Пекло стоит страшное, собираемся. В процессе сборов оставляем Софье килограмм десять всякой еды. Откуда-то появился Крис (канадец с которым постоянно пересекаются наши пути). Он вчера тоже взошел на вершину. Общаемся. Рассказывает, что 4 последних года работает учителем английского в Бишкеке. Так и путешествует по миру. После пика Ленина планирует трек где-то в Аксае. Сдаем по 5$ неиспользованные газовые баллоны в количестве 7 штук (!!!). Прощаемся с Русом и Софьей и вниз. Растаяло метров 300 ледника перед 1Л (по сравнению с 24.7). Искать тропу здесь получается только по ослиным и лошадиным навозным кучам. По пути вниз осознаешь как здесь красиво. Вверх шли какие нерасслабленные, с тяжелым весом и больше внимания уделяли тому, как бы быстрее дойти. Помимо того, что красиво, еще и опасно. Местами тропа идет очень стремными полочками. На них встречным туристам еще реально разойтись, но встречному гужевому транспорту - никак. Речка, которую две недели назад перешагивали превратилась в сильный мутный поток цвета кофе. Возле нее на разных берегах собралось человек по 10 (притом что на самой тропе практически никого нет). Все раздеваются, оставляя ниже пояса только трусы, и с палками перебродят. Через речку летают туда-сюда тяжеленные рюкзаки, ботинки, штаны. По дну речки катятся камни (ощущается босыми ногами во время брода). Традиционной конной переправы нет (потом нам Серега рассказал, что 3.8. она была, по 200 сом). После перевала Путешественников по настоящему начинается трава. За две недели соскучились по траве. Сколько здесь полевых цветов! Самых разных! А раньше не замечали, жаль в ботанике не силен, не пойму где что. Прямо перед ужином приходим в БЛ "Горы Азии". В "столовой-юрте" неожиданно натыкаемся на Серегу. Он нас обнимает, поздравляет, наливает чего-то алкогольного. Тут еще канадец, девушка из израильской команды (которая сегодня где-то в районе 6100), четверка латышей. Серега нам рассказывает, что спустился 3.8, застал Юрика, Шурика и Вову, и даже в тот же день уехал с ними в Ош, но там ему скука и жара надоели и он вернулся в БЛ. Билеты поменять там на более ранние бессмысленно дорого. Еще он рассказал о разбившемся 1.8. альпинисте, слетевшем предположительно где-то со "снежного плато", во второй половине дня, когда погода испортилась. Похоже что это наш питерский попутчик при заброске из Оша в БЛ. Тяжело представить себе человека, которого ты совсем вот недавно лицезрел, а теперь вот так вот... Но это пик Ленина, простой вершиной никогда не был.

7.8. Опять замечательно выспались. Начинает появляться аппетит. Я опасаюсь этого факта, ведь согласно лагерным весам я за время экспедиции сбросил 10 кг. Моемся с помощью бадьи с кипятком и бочки холодной воды. Я даже решился на постирку наиболее вонючих шмоток. Два активных действия в день. Первое - поход в лагерь "Достык Экспедишн" и покупка там 2км туристической карты Северо-Западного Памира. Из карты выяснилось, что перевал, на который идет резкий подъем после 2Л называется Кришьяна Барона 5865 м и 3Б (но мы не спускались а уходили по хребту). Перевал между 6100 и 6400 - Раздельный 5861 3Б. Ну и много чего еще интересного, что наблюдалось из 3-го лагеря теперь имеет свои названия, высоты, категории. Второе активное действие - поход в киргизскую юрту за дешевым, но вкусным киргизским жигулевским пивом (1 доллар = 1 бутылка) и катыком (20 сом = 1 литр). Загораем. Обмениваемся с латышами салом и смотрим телевизор. Столько я никогда в жизни не смотрел наверное. Сидишь часами с пультом и щелкаешь. Забавно смотрится помпезное туркменское ТВ, киргизское реалистичное ТВ (про свалки в г.Ош, рынок яков, Иссык-Куль), а также репортаж НТВ о пропавших на 2 дня в Восточной Киргизии тюменских туристах. Связь с внешним миром тут односторонняя.

8.8. Первая половина дня - солнечные ванны, фанта и катык. Вторая, чтобы избежать тягущего безделья посвящена прогулке по долине вниз. Ден и Серега - на лошадях, я пешком. Лошадей было всего две, да и верхом я не очень уверенно себя чуствую. Холмы, озера, на горизонте - величественные пейзажи Алайского или Заалайского хребтов. Поскольку я шел один и тихо, то мне единственному из всей компании довелось видеть суслика. Трижды. Он тут огромный просто, подстать своим гигантским норам, по цвету и размеру чуть не спутал с лисой. Снова появились пограничники. В связи с гибелью питерского альпиниста открыто дело, и его теперь надо закрывать, вот они и ездят по базовым альплагерям. Естественно документы в порядке (с нужным набором нескольких печатей, подписей и пр.) тут не более чем у 10% присутствующего люда (в т.ч. Гидов и обслуживающего персонала). Вот сидят теперь за пиалой чая пытаются прийти к общему знаменателю. На ночь - ТВ трансляция матча Шахтер - Пюник.

9.8. Вчера приехал КАМАЗ. Но когда он обратно, было совершенно неясно. Тут творится небольшой бардак, но как-то все в итоге складывается как нужно. В итоге из БЛ "Горы Азии" столько желающих ехать в Ош, что никого ни к кому не подсаживают, а отоспавшегося водителя Славу, вместе с КАМАЗом и 12 пассажирами отправляют обратно. На этот раз у меня место возле окна. И погода отличная. Говорят Бишкек - Ош, очень красивая дорога. Я не видел, но мне вполне хватило части памирского тракта от Сары-Таша до Оша. Описывать бесполезно, надо видеть. Ехали весь день, вечером нас встречает Толя и селит в ту же гостиницу, что и на пути сюда. Находится моя поларка! Теперь у меня есть одна, относительно чистая вещь.

10.8. Вчерашний ужин, сегодняшние завтрак и обед - это что-то страшное. Вынужден просто отказаться от ужина. Посетили знаменитый Ошский базар. Честно говоря Самаркандский впечатляет сильнее, но и здесь колорита хватает. Во время поедания арбуза в номере гостиницы, в соседнем неожиданно обнаружились Вова, Шурик и Юрик. Арбуз успешно уничтожен. Они Рассказали о своем быте в нижних лагерях после расставания, о поездке в Бишкек и на Иссык-Куль. Они успели собственноручно зарезать и приготовить барана, пронаблюдать приземление в БЛ самолета (!!!), пообщаться с великими восходителями современности (Агафонов и Самойлов). Вечером совершаем визиты к цирюльнику и в интернет-кафе, а еще позже заглянули в выездную штаб-квартиру АВП к Антону Кротову. Там обнаружился Андрей (Троицкий), который ходил с нами первый заход во 2-й лагерь, а также еще человек 10 стопщиков разных национальностей и направлений передвижения. Наше же движение - домой, в Москву. Не считая непредвиденного падения Вовы в сточную канаву и почти ста долларов уплаченных за перевес в Ошском аэропорту больше никаких приключений нас не поджидало. 11 августа мероприятие завершилось. До будущих встреч и восхождений!

Комментарии
maniacus09.11.09, 17:53
Спасибо за интересный отчёт! 
Душевный рассказ и много полезной информации!
Guest20.08.07, 17:24
Ну теперь в Таджикистан, на покорение новых семитысячников! 
Приезжайте ребята к нам в Таджикистан. Не захотите на Памир, посетите Фанские горы. Красота неимоверная! Не зря Визбор пел: " Я сердце оставил в Фанских горах" Пишите на e-mail:varzob2005@mail.ru
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Памир
еще маршруты
О Маршруте
Ссылка:
Опубликовал Дмитрий Славин