Изюминка маршрута - река Таллаи. Коротка и порожиста, уклон от 10 до 15м/км. Два живописных каньона. Река хожена мало, троп нет, места живописны, препятствия интересны.
Нитка маршрута
Ст. Витим - р. Витим - пос. Неляты - р. Таллаи - р. Витим - Витимский заповедник - пос. Каралон - г. Бодайбо
 

Таллаи 1991

Воспоминания о путешествии в СЗ Забайкалье, как-то невзначай, всплыли в памяти под чад костров «Киевского майдана»; вновь пришло смутное время; наш поход «Таллаи 1991» совпал с ГКЧП, но ныне, здесь, всё много злее и остервенелее: и хоть уж не скачут, лязгая зубами, але волають так завзято...

На вопрос: отчего и как это случилось, лучший, по-моему, ответ давно дал Ключевский Василий Осипович в Историографии смутного времени.

«В спокойное время люди расположены смотреть на свой быт как на что-то понятное само по себе, простое и неизменное.

Об нем не думают, и его даже не замечают, как не замечают своего дыхания, пока оно идёт ровно и нормально. Но когда жизнь замутится и на общество падут невзгоды, когда люди увидят, что добытые ими блага погибли, а надежды разбились, они начинают спрашивать себя: отчего и как это случилось? Отчего никто этого не предвидел и не предупредил?».

Время от времени должно абстрагироваться от вопросов выживания и устремлять взгляд вверх дабы заметить надвигающуюся беду.

Тогда, в отличие от нынешнего «майдана», ГКЧП, тихо и незаметно, пролетел над нашими головами, в то время как мы любовались каньонами реки Таллаи.

В сезон 1991 собирались мы на Памир; был спроектирован и построен катамаран для «тяжёлой» воды памирских рек; но на дворе уж наступило время смутное: друг мой, Борис Корольков, из города Болошево (МО), привёз тревожные вести - их памирский альплагерь курировали пограничники; по горам, не особенно таясь, шастали конные шайки.

- Не искушай судьбу! – Посоветовал он.

Да судьба…. Познакомится, и подружиться с альпинистом во время Карельского водного похода...

Промелькнули у борта байдарки чёрные спины камней порога-шиверы Асу, остовы разбитых байдарок на правом берегу, мост, за ним, справа, терраса, чалимся! На террасе: палатка, байдарка, двое.

- Можно стать рядом?

- Можно.

Нас пять экипажей, пока разгружаемся, присматриваюсь к незнакомцам: похожи экстерьером, сухощавы и подтянуты, палатка «Памирка» - бывалая, но ухоженная, байдарка «Таймень-2».

Поставив лагерь – знакомлюсь: Борис и Гена, отец и сын.

- Идёте к Белому морю? Спрашивают меня. – Идём.

- Можно с вами? Одним экипажем неуютно.

- Можно - подробности за ужином.

За ужином разговорились: оказалось, работаем рядом, у меня часты командировки в один из НИИ в Подлипках-Дачных, его НИИ рядом, виделись часто. О переходе Белым морем от Воньгской до Поньгомской губы, с осмотром маленького островка на траверсе Поньгомской, никто не пожалел, мои же впечатления о морском переходе затмили почти всё, что видел тогда в Карелии.

Памир отпал - куда же пойти? В библиотеке Московского тур клуба нашёл отчёт о тихом месте в центре Отечества – СЗ Забайкалье; изюминка маршрута - река Таллаи. Коротка и порожиста, уклон от 10 до 15м/км. Два живописных каньона. Река хожена мало, троп нет, места живописны, да и препятствия, по описанию, интересны – вот и отдохнём от суеты городов, бреда политиканов, колдунов и шаманов.

09.08.1991.

Поезд №78 «Москва – Нерюнгри»; путь до станции Гоуджекит не очень запомнился, дошивали петли для крепления к раме. Время за шитьём летело, капроновая нить, воск, гардаман, шило, плоскогубцы; исколотые пальцы – ручная работа. Только отошли от Гоуджекита: яркая вспышка, треск, тормоз - сломался токоприёмник у электровоза; пока шёл запасной локомотив из Северобайкальска, осматриваем окрестности, беседуем с местными жителями, строителями БАМа. Все раздражены разговорами о напрасности их труда, Гайдар и Ко муссируют тему о его ненужности, и под этот тусовочный трёп оседает отсыпанный второй путь.

Спуск, Байкал, станция Северо-Байкальск. Рядом причал, когда-то ночевали подле него, ожидая машину для заброски в сторону реки Чая, с тех пор новинка - БАМ.

И вновь мелькают по сторонам уютные, пёстро раскрашенные, новые станции, все «с иголочки». Подъём к Северо-Муйскому тоннелю, вернее к перевалу, т.к. тоннель ещё не пробит. Медленно ползёт тепловоз по серпантину вверх - циклопическое сооружение. Вот и перевал, тепловоз переводит дыхание, мы же глазеем по сторонам; громадный цирк, по бортам его, серпантином, вьётся путь, ниже перевала видим входной портал тоннеля и, в глубине, на дне котлована, чуть различимы, в дымке выхлопов, машины и дивные механизмы. Спуск: скрип и вой тормозов на серпантине, вот и станция Муя, следующая - Витим. Машинист огорчает нас тем, что она расположена в 3 км за мостом через р. Витим. Нам топать со всем снаряжением назад! Пожалев нас, обещает техническую остановку на 1 минуту перед мостом. – Успеете? – Да! Слава идёт в кабину с подарком - «Перцовка». Мост, тормоз, 43 секунды и поезд, просвистев нам на удачу, уползает за Витим, тишина….

Мы на железнодорожной насыпи, на левом берегу Витима. Справа от насыпи частные домики, дворы, хозяйственные постройки, слева: лодки, ангары, бани – место для постройки не найти, да и в посёлке стоять – плохая идея! Витим, шириной не более Днепра в районе Киева, на противоположном берегу: рощи, лесистые холмы, постепенно повышаясь, уходят на Восток. По деревянному настилу, для пешеходов, выходим на правый берег. За мостом устраиваем промежуточную станцию, и отправляемся по грунтовой дороге, вниз по течению реки, выбирать место для лагеря.

У дороги справа, неподалёку от моста, ухоженный дом, во дворе три самодельных вездехода на громадных колёсах низкого давления. Хозяин - Кто, откуда, куда и зачем? Подсказывает, где найти уже обустроенную поляну: кострище, стол, лавки, до Витима не более 50 метров. Обещает вечером заглянуть на огонёк. Шагаем дальше, ворчание: придёт, попросит налить, напьётся, пьяные разговоры, зачем это нам? Возражаю, - добротный дом, три самодельных вездехода и пьянство?!

Вот и обещанная лужайка в берёзовой роще: стол, скамьи, оборудованное кострище с запасом дров и вид на Витим. Всё это на высокой террасе; каменистый спуск к Витиму, берег – обкатанные валуны и крупная галька. На противоположном, более низком берегу, кустарник, поодаль горы. Приводим себя в порядок: купание, солнечные ванны и обед.

К вечеру лагерь поставлен, тент семи скатной «таймырки» пропитан водоотталкивающим аэрозолем, за её плечами - Алтай и Камчатка, прохудился, однако. Уже ошкурены шесты для каркаса и вёсел. Костёр, ужин почти готов, где же гость? Стрёкот мотоцикла – приехал. Знакомимся, - Анатолий Аргунов. Ранее работал на БАМе, перевёз первую плеть ж/д полотна через Муйский перевал; лично Рыжков вручил грамоту и жал руку. Потом упадок, но повезло – прежнее образование позволило устроиться метеорологом. Вездеходы собрал сам, за ягодой, грибами и на охоту, по болотам и снегу – иная техника не пройдёт. Лезет в коляску мотоцикла, достаёт угощение. Варенье, вяленое мясо, водку и тушёнку. Вот тебе и …. Неловко стало за вздорные мысли и киевский снобизм. Отвечаем, чем можем: грибы жаренные (местные), домашняя заготовка - буженина «от Наташи Лариной», и, разумеется, «перцовка». Вечер плавно перешёл за ночь, прощаемся, завтра постройка и сборы.

10.08.1991.

Вяжем катамаран, готовим весла, пакуем всё «по-походному», но уж далеко за полдень. Выйдем завтра поутру. Купаемся, едим черёмуху, здесь она размером с крупную вишню, сладка и вкусна, объедаемся.

11.08.1991.

Утро - сбрасываем катамаран. Это его первое плавание – брызги шампанского в борт - неподалёку гора Шаман, так и называли! Укладываемся и отваливаем! Провожающие – пара местных мальчишек. Через 2:45 выходим на траверс Усть-Муи. Ещё через 00:35 вышли на прямую видимость пос. Неляты. Ближе подходить не стали, отложили до утра. Встали на песчаной косе правого берега, за косой течёт р. Сюльбан; небо хмурится, морось.

12.08.1991.

Зеркальная гладь Витима, чувствуется подпор Пармского порога, в низинах левого берега стоит туман, небо в тучах; нас медленно, под шелест дождя, подносит к правому берегу - село Неляты.

История посёлка, со слов жителей, теряется в веках, ещё при царе Петре, а может быть и до оного, здесь была мельница, засеки, острог, сеяли рожь, но с тех пор…. Посёлок, как выяснится из справочников, не столь древен, история немного приукрашена, что, по-моему, говорит лишь о любви жителей к своей «малой родине». Узнали где зачалиться для выхода на тропу к Таллаи - в заливчике по правому берегу, ниже посёлка. Тревожатся - Не уйдите только в порог «Пармский» - Пропадёте! - Дальнейшую дорогу Вам подробно опишет якут Крюков, мимо его зимовья, оно на тропе, не проскочите.

Заходим в магазин, свежий хлеб, овощи, озадачила их дешевизна – ниже киевских процентов на десять! В наш разговор вмешивается житель посёлка: решил, что нас смущает дороговизна овощей, - Пошли, продам дешевле и прямо с грядки. С грядки точно лучше, идём в гости, уютный дом, парники, баня, на грядках: капуста, помидоры, огурцы и зелень. Огурцы по 3 рубля килограмм, – да это не Киев, - не верит. Капуста, помидоры и зелень, чуть дороже. И это зона вечной мерзлоты! Запаслись, наговорились - в путь.

Идём, держась правого берега, течение слабое, и пока глаз не упрётся в клубы тумана, Витим лежит зеркалом, отражая облака, тишина... Оставив острова по левому борту, заходим в залив на правом берегу– двести метров и устье речушки Бахтарнак. По ней, поднявшись немного вверх, до ключа, у его устья, на высоком левом берегу – остановились, рядом тропа. Общее время перехода – 02:45.

Разбиваем лагерь, сдуваем катамаран, каркас, предварительно сняв вязки, бросаем. Гондолы на - просушку, ужин, сон.

13.08.1991.

Утро – завтрак, пакуемся на волок, груз: на мужика по 48…50 кг, на барышню 25...27. Не спеша выступаем; обед, если хозяин не будет возражать, в зимовье Крюкова.

Набитая тропа идёт кустарником и редколесьем, вот и мостик. Два брёвнышка перекинуты через ручей Грязнуха, вброд, с 50-и кг за плечами свалиться с мостика…  Фото №1.

 

1
Фото №1.

Фото №1.

Витя рискует…, извлекаем быстро, почти не намок, успокаиваем; ничего не сломал и даже не ушибся, дно илистое и мягкое. Рюкзаки переношу, всё равно уж вымок; двое страхуют перилами – длинной жердью, остальные - по брёвнышкам. Темп движения постепенно падает, время к обеду, наконец, изгородь – это зимовье якута Крюкова: добродушное, немного округлое лицо, чуть улыбчивые раскосые глаза. Собственно, это не зимовье, а таёжный жилой комплекс. Обширное подворье, просторная изба, частично крытый хозяйственный двор, очаг. В гостях у него родня, внучка поставила чайник, но комары... Все взрослые, кроме дедушки, на сенокосе. Фото №2.

2
Фото №2. Подворье Крюкова.

Фото №2. Подворье Крюкова.

Мы не торопимся, после расспросов о дальнейшем пути беседа переходит на вольные темы. Всё не верит нам, что нет «стволика», край то медвежий! В его правоте мы убедились позднее, но, слава богу, обошлось. По Таллаи, говорит, охотничьих троп нет, берега – ущелья, глухое место. Конная тропа идёт в 7 км от реки. Перед выходом напоминает:

- Хорошая тропа приведёт вас к лабазам, рядом озеро – там и заночуйте.

- Потом, по слабой тропке, выйдете к броду, речушка небольшая.

- За бродом – затяжной подъём, наверху, на плато, заболоченная тропа будет пропадать, держитесь правее, на озерцо, к его правому берегу. Дальше тропа набита хорошо, по ней, без труда, дойдёте до заимки, Таллаи - рядом.

Благодарим, прощаемся.

Душистые сенокосы, моросит дождик, слева повисла радуга, справа болотца, вот и озеро, на высоком берегу развешаны по лиственницам лабазы – помосты из четырёх - пяти досок и лестничка к ним. Висят в метрах пяти над землёй, на них комары и гнус беспокоят меньше, ветерок сдувает. Под лабазами т.н. «балаган»: навес, три стеночки, столик и лавки. После перекуса решаем – пойдём к реке.

От лабазов, по густому тонкостенному лесу, разбегаются тропы. Выбираем наиболее «набитую» увы, вскоре она растворяется средь трав. Медленно, теряя тропу и находя её вновь, шагаем пока не упираемся в «забор» из тонких деревьев, меж ними не протиснуться даже без рюкзака. Отступаем, находим тропу, бредём, но, кажется, это звериная тропа. Счёт времени потерян, блуждать далее под рюкзаками тяжко, теряем время, силы, а я уж совсем «спёкся». Выбираем место для стоянки, воды нет; по азимуту, на речку высылаем разведку. Через час возвращаются с водой, до речки около 40 минут налегке, по сей, возможно, не только звериной, тропе.

14.08.1991.

Ясное утро, быстрый перекус, вместо воды – ягоды. Выходим, второй завтрак будет у реки. Быстро шуршим по тропе, благо вчерашняя разведка оставила хороший след; тропинка идёт по склону с лёгким набором высоты. Через 01:20 – крутой спуск и речушка. Пока готовится завтрак, я и Славик выбегаем просмотреть тропу. За бродом - круто вверх, за перегибом видим: заболоченное плато, низкорослый кустарник, редкие завядшие лиственницы. Озера не видим, всё плоско, поглядывая на часы и компас, бежим дальше; развилка - но уже пора возвращаться. Вернулись, отдышались, рассказали, позавтракали и выступили. Преодолев тягун, выползли на плато, и по разведанной тропе, до развилки дошли за 00:45. Пошли левой (правая растворялась практически сразу за развилкой), набитой, через 00:50 подошли к левому борту долины, но нам явно не туда, тропа уходит от долины реки. Фото №3.

 

3
Фото №3. У левого борта долины.

Фото №3. У левого борта долины.

Привал, налегке поднимаемся повыше по склону и видим: поодаль, справа, в рыжем болоте, раскинувшемся во всю ширину водораздельного плато, поблёскивает озерцо, о нём и говорил Крюков. Засекаем азимут на него, спускаемся, на сегодня – всё. Ночёвка запомнилась: болото, сырость, комары, мошка и мокрец. Фото №4.

 

4
Фото №4. На стоянке перед рыжим болотом. Миша, Оксана и Наташа.

Фото №4. На стоянке перед рыжим болотом. Миша, Оксана и Наташа.

5
Фото №5. Володя - Где тропа?

Фото №5. Володя - Где тропа?

Накомарники помогают мало, да и душно в них. Из репеллентов эффективнее всего «Тайга», надолго ли её нам хватит? Реакция на насекомых – глубоко индивидуальна, наш аскет, Славик, оказался очень восприимчив к этой нечисти, да и накомарник не взял, вот, вместе с Володей, мастерят из бинтов самодельный. К утру вся палатка в пятнах репеллента и трупах комаров.

15.08.1991.

Через 00:40, мы уже на краю болота, осторожно пробираемся от кустика к кустику, от одного чахлого деревца к другому. Тропы нет - направление, прыгая по кочкам пробиваемся к правому борту долины. Болото местами по колено; идём с расстёгнутыми пряжками самосброса рюкзаков. Есть, на переходе к Левому Белину (В. Саян), опыт падений в болото с застёгнутой пряжкой. Но вот стало суше, подрезаем старую, немного заболоченную, колею вездехода и через 45 минут, во всей красе, видим озеро. Держим на его правый берег, колея ведёт мимо заброшенного зимовья (заимке по Крюкову), справа, чуть выше по склону, роща. Озеро, почти круглой формы, диаметром метров до пятисот, правый берег высокий (коренной) – левый заболочен. Озеро, судя по всплескам, рыбное; уютная была заимка. По правому бережку, меж озером и деревьями, поднимаемся к перевалу, вернее - водоразделу. Фото №6.

 

6
Фото №6. По краю озерца.

Фото №6. По краю озерца.

Плавный спуск, видим долину реки, слышим её шум. Внизу, чуть левее, видим крошечное озерцо и, по тропе, ныряем в лесок. Фото №7.

 

7
Фото №7. Наташа на спуске к р. Таллаи.

Фото №7. Наташа на спуске к р. Таллаи.

Подгоняемые комарами и мошкой сбегаем к озерцу, на берегу два стареньких сруба, за ними, по ручью, к реке. Вот и береговая терраса, отличное место для стоянки: на продуваемой лужайке места для палаток, в прибрежных камнях очаг, на галечном берегу место для стапеля. Чуть ниже, в заводи под скалой, должен стоять хариус. По правому берегу Таллаи скалы, поросшие лесом, чуть выше мелкого переката - берёзовая рощица, здесь и найдём материал для каркаса. Наташа уж тащит хариусов, купание, ужин!

16.08.1991.

Солнечно, на широкой галечной косе сдувает комаров ветерок. Строимся: пилим, рубим, шкурим, вяжем. Оксана готовит, Наташа рыбачит, есть хариусы! Володя на лету снимает рыбу с крючка, чистит, не позволяя Наталье прерывать рыбалку. К ужину - жареная рыба, да и каркас катамарана готов. Жаль ветерок стих, комары вновь атакуют, Володя продолжает модернизацию накомарника Славика, тщетно, утром опять палатка в репелленте!

17.08.1991.

Катамаран собран и ждёт заветного сигнала, обедаем и выходим. Нам бы только сойти с насиженного места и попробовать воду.

Оба берега – невысокие, до метра, скалы. Осмотр с левого берега. Перекат, мелкая шивера, слив; крадёмся, цепляя камни. Сигнальщики помогают не заблудиться в этом «саду камней». Фото №8 и №9.

 

8
Фото №8. Сигналит Миша.

Фото №8. Сигналит Миша.

9
Фото №9.

Фото №9.

В начале верхнего каньона пороги в невысоких скалах, осмотр с узкой каменной террасы левого берега. За террасой берег круто лезет вверх, в скалы. Фото №10.

 

10
Фото №10. По скалам.

Фото №10. По скалам.

Пороги стали живее, в одном из них, в придонных камнях левого берега полощутся обломки дюралевых катамаранных бедренных упоров, судя по состоянию – свежие.

Слева приток, у него хорошо продуваемая полянка, становимся. Фото №11.

11
Фото №11.

Фото №11.

Чуть выше по течению заприметили хорошее место для рыбалки.

Поднимаемся к нему, хариус бьёт отлично, но вдруг потянуло тяжёлым, звериным, духом. На обрыве над нами кто-то тяжело вздохнул… медведь?! Медленно, медленно пятимся к лагерю, чистим рыбу, жарим, ужинаем, поглядывая на откосы берега, может, показалось? Разжигаем нодью, вряд ли отпугнёт Хозяина, но всё ж…

18.08.1991.

Ночь прошла в беспокойстве, слышалось всё: кто-то бродит. Утром быстро сваливаем. Пороги, в основном категории 4 - 5, встречаются сливы 1,5 м. Экипаж рабочий из четырёх человек постоянно «висит» на весле, береговая группа, тоже четверо, двигаясь по скалам, подбадривает экипаж живым словом. Фото №12, №13.

 

12
Фото №12.

Фото №12.

13
Фото №13.

Фото №13.

Заходы в пороги, как правило, через шиверы, за порогами – маленькие, до трёх корпусов, лагуны, выход из оных – вход в следующий порог. Часты, для осмотров и переправы береговой группы, переходы с берега на берег.

Берега каньона постепенно повышаются, левый берег уже голые скалы, переправляем береговую группу на правый берег; те же скалы, но можно пройти. Река, по-прежнему, не даёт расслабиться.

Невысокие прибрежные скалы сжимают реку, от семи до десяти метров, сразу за ними, из тайги, вырастают, собственно, сами скалы каньона. Струя постоянно отжимает от скал правого берега на камни в центре и у левого берега. Между порогами сложные шиверы.

Переходим на левый берег – по правому не пройти береговой группе. Река «пляшет» меж скалами.

Чуть река успокоилась – сажаем кинооператора на катамаран и снимаем с воды.

Фото №14 и 15.

14
Фото №14.

Фото №14.

15
Фото №15.

Фото №15.

Но это ненадолго, река вновь усложнилась и оператора пришлось высадить.

Прижим к скалам правого берега затем трек влево и скальный коридор; сливы сужения, валы. Каньон становится заметно глубже, вернее скалы выше. Занятный водопадик падает из каменной щели на правом берегу. Фото №16.

16
Фото №16. Водопадик.

Фото №16. Водопадик.

Чуть скалы расступились - река растеклась и пошли «разбои», местами проводим катамаран. Левый берег стал положе, правый - высок по-прежнему, берег – курумник и осыпи, поросшие леском. Вновь шиверы и пороги, меж ними красивые лагуны, оживляющие пейзаж и настроение.

Вот и «Непроходимый», по описанию, порог. Да не пройти: слива, как такового, нет, река устремляется через каменную гряду, напоминающую расчёску; проводка под правым берегом. Сразу за порогом, за скалками правого берега, в десятке метрах от реки, прячется терраска, на ней и ставим лагерь. В заводи отличная рыбалка, виртуоз Жуков, на лету подхватывает трепещущих хариусов, освобождает от крючка, не позволяя Наташе отвлекаться от лова. Вот и полный противень жареной рыбки. Фото 17 и 18.

 

17
Фото №17.

Фото №17.

18
Фото №18.

Фото №18.

19.08.1991.

Шивера переходит в порог, перед которым река, сужаясь, сносит на скалы правого берега, еле уходим от острых выступов скал, идём впритирку к скалам, подальше отойти от них не удаётся, весьма сильно прижимает. Фото №19, №20.

 

19
Фото №19.

Фото №19.

 

20
Фото №20.

Фото №20.

Береговая группа наблюдает за нами с высоты десятиметровых скал, подстраховать нас, в случае серьёзного сбоя – не получиться. Зачалившись средь левобережных скал в крохотной заводи, передыхаем и ждём береговую группу, они осторожно спускаются к нам со скал. Продравшись по прибрежному курумнику подходят, обмениваемся впечатлениями и задрав головы, взираем на вершины скал каньона. Он стал уже и мрачнее, полоса ясного неба всё выше.

За очередной шиверой, внезапно, вываливаемся в красивую заводь. Фото №21, 22 и 23.

 

21
Фото №21.

Фото №21.

22
Фото №22.

Фото №22.

23
Фото №23.

Фото №23.

В её бирюзовую чашу, из расщелины правого берега, падает водопадик, какое чудное место!

Как хочется зависнуть здесь на какое-то время, но даже минимально пригодной площадки для стоянки нет и, передохнув, налюбовавшись и порыбачив - уходим.

За заводью мелкая шивера, струя идёт под скалами правого берега и утыкается в карман, от которого, еле отбившись, сползли по камням в очередную лагуну. Фото №24.

 

24
Фото №24.

Фото №24.

Ребята уходят вверх по скалам левого берега, катамаран же ныряет в валах под скалами.

Пока береговая группа карабкается, катамаран наш, прямо под ними, прыгает по валам то, скрываясь, то, появляясь из-за выступов скал. Фото №25.

 

25
Фото №25.

Фото №25.

Кинокамера пляшет в Наташиных руках, не удаётся твёрдо стать над выступом обрыва, троп здесь нет. На катамаране: сливы, валы и прижимы всё крутится как в калейдоскопе. Вот понижение левого берега, выныриваем из очередного слива и входим в зигзаг, скользим вдоль скал правого берега и, обившись от прижима к скалам, уходим в «тень» за скалой на левом берегу.

Зачалившись, ждём береговую группу, тяжко им ползти по скалам без троп. Передохнули и отпустив береговую группу вперёд, ныряем в очередной каскад, крутые сливы делят бурный поток, примерно, на двадцатиметровые отрезки, валы и прижимы под правый берег. Прыгаем и ныряем непрерывно!

Фото №№ 26, 27, 28, 29, 30.

 

26
Фото №26.

Фото №26.

27
Фото №27.

Фото №27.

 

28
Фото №28.

Фото №28.

 

29
Фото №29.

Фото №29.

 

30
Фото №30.

Фото №30.

Береговая группа вновь лезет вновь вверх по скалам левого берега, река и мы внизу метрах в тридцати. Фото №31.

31
Фото №31.

Фото №31.

Красивое место, со скал открывается вид на водопадные сливы в каменной щели по которой мчит река. Но катамаран уж прошёл этот участок, - ну куда они ускакали, бурчит береговая группа? Как прошли порог под нами? Но катамаран не остановить, не затормозить. Нет рации, а без неё не обеспечить синхронное движение.

Собрались, тем более, что хода по левому берегу далее нет. Переправляем ребят на правый, меняем гребцов на катамаране на «отдохнувших» из береговой группы, и вновь пляшем в сливах и валах.

Каньон стал чуть шире, после очередной переправы на левый берег интересный участок: река берёт резко вправо и делится на три рукава, три слива осложнённые скалой, вернее нагромождением крупных обломков в центре. Нам в правый, и, прошуршав правым бортом по скалам, наискось валимся влево, в слив на выходе. Фото №32.

32
Фото №32.

Фото №32.

После него участок быстротока в череде сливов, но наш «Шаман» устойчив на курсе, можно постоянно не «висеть на весле», передышка. При очередной переправе решили пойти вместе, пошли ходко. Участок средней сложности, но ввосьмером…

По левому берегу – отвесная скала, на правом – тяжёлый курумник. Наш перегруженный «Шаман» вяло реагирует на управляющие гребки, но пока увиливает от препятствий. Скалы вновь стали выше и ближе, уклон уж заметен на глаз, прыгаем с плит, брызги, пена… Пора чалится, высаживать береговой отряд и отдохнуть.

20.08.1991.

Впереди, в правом повороте реки, по экстерьеру скал, угадывается серьёзное препятствие, да уж и слышен его шум. Чалимся к правому берегу, оставляем катамаран под присмотром Володи и Оксаны и уходим на осмотр. Фото №33.

33
Фото №33.

Фото №33.

Оксана рыбачит с катамарана, ловит хариуса на шнурок от кроссовки плюс поводок с «мухой», Володя ассистирует.

Мы у порога, да это порог «Капкан», сложное препятствие. Осматриваем, любуемся. Река, разогнавшись на треке в правом повороте, взлетает на гребень первого слива, ухает вниз, выносится на второй и третий сливы, короткий прямой участок и поворот в щель слева, справа в водяном мешке - водоворот. Это место и обусловило название порога – «Капкан».

Пойдём вдоль левого берега, но не вплотную иначе, в ключевом месте, от него не оторваться. Ставим страховку над собственно капканом, каменным мешком, выход из которого в узкую щель, под углом девяносто градусов влево, и всё это на дистанции чуть более корпуса катамарана. Идём, держась на треть воды от левого берега, на первом сливе уходим в центр, второй слив, катамаран вылетает на полкорпуса над потоком, вал, как раз по длине катамарана и третий слив – катамаран на половину корпуса зависает в воздухе и валится вниз, ныряем в пену и кульминация – боком, с отчаянным креном, вырываемся в щель - прошли. Фото №34, 35, 36, 37, 38, 39 и 40. Эти фотографии -  копии кинокадров.

34
Фото №34.

Фото №34.

35
Фото №35.

Фото №35.

36
Фото №36.

Фото №36.

37
Фото №37.

Фото №37.

38
Фото №38.

Фото №38.

 

39
Фото №39.

Фото №39.

40
Фото №40.

Фото №40.

Чалимся к правому берегу, собираем команду; на сегодня впечатлений хватит; на левом берегу, чуть ниже порога, замечаем галечник и небольшую, кособокую площадку под скалами – бивак.

Ставим палатки, Наташа уж ловит хариус, для очага нашли место на краю курумника, ужин. Место немного мрачновато, высокие скалы съедают всю перспективу, закрывают небо; впереди слышен шум следующего порога, кажется, это «Турбина», под шум порога и засыпаем.

21.08.1991.

Сборы, на неудобной площадке, чуть затянулись. Фото №41.

41
Фото №41. Володя и я – сборы.

Фото №41. Володя и я – сборы.

42
Фото №42.

Фото №42.

Да это «Турбина», фото №42. Левый берег, за галечником – плоская, чуть наклонная терраса, поднятая над рекой метров на десять, по нему, не спеша, движется наша береговая группа. Сам порог: закрученный поток в длинном сужении, вход начинается с косого слива, пенник, трамплин, взлетаем, и вперёд, уходя от скал правого берега, ширина реки здесь немного более длины катамарана. Так в пене и брызгах, вися всё время на весле, проходим!

Скалы расступились, на левом берегу видим отличную ровную площадку, чалимся для перекуса. Пробная рыбалка: после нескольких хариусов пойманных Наташей и Витей никто не хочет идти далее, сон на предыдущей, косой, поляне был неполон, ночуем! К ужину, весёлая рыбалка Наташи, Вити и ассистента Володи обеспечили команду парой - тройкой противней свежей рыбы. Фото №43.

 

43
Фото №43.

Фото №43.

22.08.1991.

Опять мчимся, прыгаем в сливы и ныряем в «бочки». Осмотры по правому берегу. Левый – скалы. Косой слив тянет на острые камни под скалой. Ныряем, проходим вплотную к ним. Фото №44, 45.

 

44
Фото №44.

Фото №44.

45
Фото №45.

Фото №45.

Быстроток, камни и плиты в русле, сигналит Володя, вылетаем на мелководье и чалимся вправо, нужно перебираться на левый берег.

Порог, хаос из плит, переваливаясь на них, как на стиральной доске, все брызгах проходим сужение, в нём река зажата обломком скалы, проскальзываем под левым берегом.

Идём под скалами левого берега, периодически выпадая из кадра, Наташа более не лезет к обрыву; береговая группа над нами в метрах пятнадцати. Сильный прижим к скалам левого берега, а от правого отжимают обломки скал у него.

Но вот скалы по левому берегу переходят в курумник и галечник.

Далее по левому – не пройти, переправляем береговую группу на правый. Красивы скалы левого, каньон стал чуть шире.

Отваливаем от правого берега и сваливаемся в шиверу, слалом в валах меж крупными скальными обломками, на выходе зависли на «обливнике», не разглядели в пене, но он гладкий – передышка.

Повисели пару минут и снялись. Можно было ещё отдохнуть. Фото №№46, 47, 48, 49, 50.

46
Фото №46.

Фото №46.

47
Фото №47.

Фото №47.

48
Фото №48.

Фото №48.

49
Фото №49.

Фото №49.

50
Фото №50.

Фото №50.

Скалы левого берега сменяет курумник, находим площадку для стоянки, ночёвка.

23.08.1991.

Это «зазор» меж каньонами. Оба берега – курумник. Скалы немного отступили от берегов, в каньоне стало заметно светлее. Решаем идти ввосьмером.

Вместе заметно быстрее и веселее, однако длится это недолго, быстроток сменился шиверой, веселье, само собой, погасло. Перегруженный катамаран вяло реагировал на работу экипажа, всё запаздывал и задевал камни. Вот, при хорошем ударе, хоть и по касательной, Мишу, с места пассажира, выбрасывает за борт, выдёргиваем; на левом берегу, очень вовремя, хорошая терраса, чалимся.

Переводим дух, оглядываемся; река скрывается за отрогом левого берега, просмотр ограничен скалами. Это вход в нижний каньон.

Обедаем на террасе левого берега. Формируется береговая группа: Наташа, Оксана, Алексей и Володя. Договорившись встретиться за отрогом скал на левом берегу, расходимся.

За отрогом не смогли «зацепиться» и, влетев в нижний каньон, понеслись вниз. Нас несёт по скальной щели шириной и глубиной метров пять; расширение каньона – оба берега невысокие розоватые скалы, впереди слив, река круто ныряет и не просматривается, выбросились на пологую плиту правого берега, и вытянув катамаран пошли посмотреть. Это второй «непроходимый» порог. За сливом поток бьёт в выступ скалы правого берега и, закрутившись в этой ловушке, уходит под скалы левого берега; от слива до скалы чуть более корпуса катамарана; места и времени для ухода от удара нет, нет и «отбоя» от скалы. Моросит дождик, обнос по мокрым, скользким скалам вчетвером невозможен. Решаем прыгать и биться правым баллоном в скалу, на отбое вытянуть нос влево и на авось, «как бог даст». Прыгнули, удар! Славина кружка – вдребезги, он её насаживал на правую жердь каркаса. Витя, левый носовой, зацепился и вытащил нос катамарана, мы помогли, и, прощёлкав поперечинами по скале, нырнули в коридор из розовых скал, и полетели! Зачалились, как только смогли. Мы на левом склоне, но ещё в каньоне. Поставили палатку. Костёр, сигнальный костёр, где береговая группа?! Как далеко мы проскочили?

Это была моя ошибка, на хорошей террасе, время уж было к полудню, надо было ночевать, а уж, поутру, осмотревшись, идти дальше. Только благодаря опыту, самообладанию береговой группы и железной воле комиссара нашей команды – Наташи, всё кончилось благополучно. Верна восточная мудрость «Поспешность – дело рук шайтана»!

А в это время приключения береговой группы были таковы:

Медведь на Таллаи

Наташа Ларина:

Перевалив первую гряду, набрели на заброшенное зимовье: крыша, частично, разрушена, дверь открывается с трудом, печь повреждена. У избушки лежит ржавый тяжёлый капкан, вероятно на медведя. Рядом журчит ручей.

От избы полезли на второй гребень, стараясь не очень отдаляться от реки, за ним предполагалась встреча с катамараном; сыплет мелкий дождик, скользкие камни, островки кедрового стланика. Оксана и Алексей, карабкавшиеся, по склону, чуть впереди, застыли, подхожу – Шепчут: - медведь.

На гребне склона, метрах в тридцати, сидит медведь и глазеет на нас, симпатичный, на груди белый треугольник. Что делать?! Хлопаю, что есть мочи, в ладоши… Медленно встаёт и уходит вверх по гребню. Мы же, стараясь не бежать, пятимся, отступая к избушке.

Алексей Зарицкий:

На гребне склона сидит медведь, крупнее среднего, с белой манишкой. Делаю шаг вперёд – привстаёт и делает шажок навстречу, отступаю – садится, мы с Оксаной застыли. Вот подтянулась Наташа, шепчем - медведь!

Наташа хлопает в ладоши, медведь встаёт и не спеша скрывается в кедровом стланике. Спускаемся к зимовью.

Володя, в это время пытался пройти вдоль реки, тщетно, и, чуть не сорвавшись со скального склона, возвратился к зимовью.

Собравшись, решаем не рисковать и ночевать в зимовье. В избе сыро и зябко, чиним печь, голодно. Володя шутит: ну захотел командир избавиться от жены, да мы то тут причём? Печь, наконец, перестала дымить, тепло, Наташа и Оксана располагаются на нарах, Володя и Алексей дежурят, куняя у печки, всё в ночи чудятся медвежьи шаги у избы.

Чуть забрезжило – уходим над скалами вниз по реке. Как только берег стал ровнее, видим: на косогоре у реки наша палатка, похоже нас и не собираются искать.

24.08.1991.

Береговая группа пришла на рассвете. Жёсткий разбор «полёта», вышли после обеда. Вода поднялась на 0,5м.

Наташа снимает со скал правого берега, шивера и порог под скалой на левом берегу, слив около 2 метров, да камень под скалой закрытый пеной. Бочка, пена, узкий коридор меж скал, на выходе. Протискиваемся, цепляемся, зависаем немного на обливнике и выходим. Вероятно, это препятствия «Змейка» и «Жёлоб».

Далее несколько прямых сливов, быстроток, бой в скалы правого берега, залом на галечнике левого берега и шиверы со слаломом меж крупными валунами.

Весьма неприятное место: струи в сливах жмут к скалам левого, там скальные обломки и заломы. Фото №51.

51
Фото №51.

Фото №51.

Меняем берег просмотра, река, кажется, успокоилась до уровня быстротока, идём ввосьмером. Череда простых сливов; по правому берегу тянутся невысокие фиолетовые скалы, их цвет приятно контрастирует с лесной зеленью и голубой воды.

Посреди реки – высокая одинокая скала!

Фото №52.

52
Фото №52.

Фото №52.

В описи маршрута предшественники присвоили ей имя «Обезьяна», непохожа, но это авторское право первопроходцев. Встречались и более дикие названия, к примеру, порог на Чилике – «тысяча долларов»?!

25.08.1991.

По курсу видим горы, затянутые облаками, да это уж левый берег Витима!

Вот и устье: на правом берегу зачалена лодка «Ока», рядом блеснит рыбак, тишину оживляет задорный лай его лайки! Фото №53.

53
Фото №53.

Фото №53.

Рассказ рыбака о событиях в стране впечатлил, пока мы шли по Таллаи началось и завершилось ГКЧП. Рассказ был очень скуп, никаких деталей, и в задумчивости пошли мы вниз по Витиму, пасмурно на душе и на реке, по горам левого берега висят космы облаков, всё располагает к раздумьям. Течение шустрое, вот по левому борту проплыла скала «Бык янгудинский»; с правого берега сигналят, просят подойти, подходим: это егеря Витимского заповедника, встречают именно нас, реакция на наше письменное согласие отработать немного на благо Заповедника. На берегу моторка, чуть поодаль, в тайге, зимовье; изба старая, нижний венец ушёл в грунт, внутри чисто и опрятно, нехитрый, типичный для таких жилищ, быт. Егеря подтверждают старинность зимовья, когда-то поставлено охотниками, срублено из лиственницы и ещё простоит, Заповедник занял его для охраны своей территории на внешнем обводе, т.е. оно стоит перед его границей.

Чайник вскипел, чай, беседы за полночь.

26.08.1991.

Поутру быстро собрались и, на буксире; как хорошо только отруливать, ушли к верхнему кордону Заповедника. Фото №54.

54
Фото №54.

Фото №54.

Вскоре, на правом берегу, кордон, плакат: основной смысл оного «Без разрешения - Всё запрещено»!

Затон, лодки: Ока и Казанка, на берегу добротная постройка с верандой, чуть поодаль, ещё две. Нам предложено ночевать в одной из них, в палатках ведь задрогнете – убеждают нас. Разместились, и вышли на общественные работы: надо наколоть дров, егерь работает бензопилой мы рубим и колем. На просьбы дать нам поработать бензопилой ответ – Бензопилу я Вам не дам! через час работы звучит команда «Отбой» – Для бани хватит, а обходчик (должность несколько ниже егеря, т.к. егеря имеют специальное образование) уж её топит, собирайтесь париться.

Домик с верандой и есть баня, омут в Витиме рядом, паримся, ужин, чай и рассказы о ГКЧП, - только мы (егеря) проверили оружие, смазали патроны как оно сдулось…

Сообщили, что Украина отваливает, как же будем ездить к родне? У обходчика, бывшего горного мастера, ушедшего в Заповедник по рекомендации врачей, предки приехали на Ленские прииски сотню лет назад, есть родня под Винницей. Так, под гитару, Витя, наконец, её расчехлил, и разговоры засиделись за полночь. Разошлись, радуясь тому что, поселились в избе - после бани в ней уютнее и теплее палаток.

27.08.1991.

Утром, не спеша, собрались и на буксир! Предстоит нам нешуточная работа – помощь в сооружении зимовья на границе Заповедника.

Чалимся к левому берегу, в чаще лежат спиленные лиственницы, уже разобранные по венцам. Нам надо помочь перетащить их, не нарушая назначения, на площадку; получаем инвентарь: ремни с лямками и рукавицы, впрягаемся и с егерями споро выполняем. Фото №55.

55
Фото №55.

Фото №55.

Перекус, прощаемся, нас, ниже «Венчального улова», должны встретить егеря нижнего кордона, отбуксировать для отчёта о выполненных работах, и знакомства с научными сотрудниками Заповедника.

Греемся на вёслах, идём вдоль левого берега, обозревая его холмы и скалки.

Вот, на одном из них, видим каменную подкову; интересное явление, аккуратная каменная дуга, похожа на крепостную стену, достаточно высоко поднявшаяся над зеленью тайги. Концы её уходят в Витим и, вероятно, продолжаясь на его дне и образуют т.н. «Венчальное улово». Два, встречено вращающиеся водоворота, захватывают всю реку, весьма заметно понижение уровня воды в центре воронок, идём по внешнему краю левого, циркуляция течения здесь нам попутная, выходим в узкую зону, практически стоячей воды, между водоворотами и не можем удержаться в ней, то левой то правой гондолой попадаем в противоток; энергично работая вёслами, с трудом, выходим из этого природного явления. Фото №56.

56
Фото №56.

Фото №56.

Обмен мнениями о возможности бесконечного кружения нашего катамарана в этом Улове прерывают егеря, они, тихо сплавляясь, рыбачили, поджидая нас.

Буксир заведён и нас тащат к нижнему, основному, кордону.

Под стрёкот мотора дремлем, только кормовые гребцы немного подруливают, время уж за полдень. Но вот моторка рулит к левому берегу, техническая остановка? Нет, здесь начало волока в обход Делюн-Оронского порога; на тележку, ходящую по проложенным деревянным стланям водружают моторку, и нам предлагают последовать их примеру – уж больно крута волна в пороге. Уходим на его осмотр. Порог со сливом у левого берега, прост, но мощен. За сливом пенятся три стоячие волны, первая очень крута, попробуем пробиться через косые валы слева, Миша и Витя переодеваются в сухое и чистое, как и положено перед боем на флоте. Витя на носу слева, Лёша справа, корма слева я, справа Миша, Наташа с киноаппаратом, уж сумеречно, съёмка ещё возможна, но только на 16 кадрах. Егеря стоят ниже по течению. Стартуем. Поток засасывает в центр, в основной слив, вырваться не удаётся и, отдавшись на его волю, разгоняем катамаран. Взлетаем на первую волну, угол взлёта около 450-500, катамаран всей своей пятиметровой тушей лежит на волне, а до её пенного гребня ещё не менее метра. Удар гребня волны выбивает из седла Витю, краем глаза вижу, как он с зажатым в руках веслом, пролетает по левому борту. Ныряем, гребём, разгоняя корабль для взлёта на вторую волну, идём ровно, но как-то вяло, бросаю взгляд вправо – нет Миши, хорошо, что с Алексеем мы в диагонали. Вытаскиваем катамаран на вторую волну, переваливаем её, на третьей начинаем озираться, ища товарищей наших. За кормой – плеск, это Миша взбирается на катамаран; извини говорит – Думал переворачиваемся через корму. А вот и Витя, в метрах десяти впереди, подходим, он не реагирует на нас и не хочет лезть на корабль, шок вероятно, препираемся немного, надоело, и Алексей, ухватив упрямца за одежду, выдёргивает его из воды. Чалимся, все в восторге, особенно наши, с Алексеем, подруги, подходят егеря, заводят буксир, говорят - До кордона ходу минут десять, там уж переоденетесь. Дошли, с ветерком, минут за пять, - мокрых в избу, разгружаемся, знакомимся, устраиваемся; пока хлопотали, стол уж накрыт. Из яств запомнилась медвежатина, вяленая лосятина и напитки на основе брусники. Коллектив большой и весёлый, о встрече с медведем, повезло, говорят, - С белым галстуком точно? это самый опасный тип! Понемногу все разошлись, поутру, разбудили и поведали о дальнейшем пути. До Нерпо, откуда ходят суда в Бодайбо, далековато идти, не расслабляйтесь.

28.08.1991.

Заведующий научной частью Заповедника, Шкрябтий В.К. передаёт письмо брату, он работает в Киеве на ВУМе. Фото №57.

57
Фото №57.

Фото №57.

Прощаемся и отваливаем. Гребём неторопливо (Фото №58), но непрестанно, на закате дня видим: баржа по левому берегу, хутор, дворов в десять, подходим, это Каралон, баржа уйдёт ранёхонько, пришли помочь копать картошку родне.

58
Фото №58.

Фото №58.

Просим разрешения переночевать на барже, - Валяйте, только она железная и холодная. Зато без риска проспать такую оказию, разместились, да весьма прохладно.

Как только забрезжило, отвалили, а как взошло солнышко - начали сборы и к моменту прихода в Бодайбо, около 14 часов местного времени, были готовы к вылету. Фото №59.

59
Фото №59.

Фото №59.

В аэропорту: самолёт до Москвы через час, на всех не хватило билетов, остались я и Наташа, но грустить долго не пришлось, приглашают и вопрошают – Полетите в Усть-Ленск? Полетим, из него летим в Омск, далее поездом в Казань, к родным, вот так оказия! Занимаем места в АН-2, на борту нас двое, экипаж сообщает, - Полетим пониже, любуйтесь пейзажами. Налюбовались, пересели на ЯК и вскоре - Омск, моя родина, но посмотреть не удалось, через пару часов подходящий поезд, еле успели позвонить в Казань и Киев, сообщить о себе.

 

Состав нашей команды на Таллаи 1991

Владимир Котляр.

Наталья Ларина.

Алексей Зарицкий.

Оксана Багнет.

Владимир Жуков.

Слава Кочергин.

Михаил Балинский.

Витя Гудиков.

 

Поход, по-моему, удался, все отдохнули и отрешились несколько от хаоса и суеты тех годов. К тому же, при ходе в один катамаран, все препятствия приходится осматривать с берега, что не столько усложняет маршрут, сколько обогащает его незабываемыми впечатлениями. Двойные эмоции от сплава и лазания по скалам, взаимно дополняя друг друга, оставили о реке сильное и приятное впечатление. Дополнили всё это беседы с чудесными людьми, повстречавшимися нам.

Но Время идёт, иных уж нет, а те далече...

Нет Бориса Королькова и Наташи Лариной, а какие океаны, и под чьим флагом бороздит штурман Гена Корольков?

60
Фото №60. Корольковы и Наташа Ларина после рыбалки на Полярном Урале.

Фото №60. Корольковы и Наташа Ларина после рыбалки на Полярном Урале.

Растворился в просторах Израиля Славик Кочергин: пришёл к нам с Наташей в гости в Новый 1992 год - Прощайте, родня моей жены, увозит на землю обетованную… - Что ж ты будешь там делать, вскричали мы?! – Я был когда-то неплохим сержантом. Уроженец Ставрополья, аскет и джигит, всегда, своей кавказской внешностью, привлекавший внимание милиции, как сложилась его судьба?

Собираясь, по разным поводам, нашей командой, третий тост всегда - за них...

 

P.S.

labkvc@gmail.com

volodia.kotlyar@yandex.ru

Это мои рабочие E-m, а E-m wkvc@mail.ru - заблокирован в нашей державе.

 


Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Забайкальский
еще маршруты
О Маршруте