От Блюдца до Розового слона

Идет загрузка карты ...
Сплав по реке Укса. Карелия. Май 2011 год автор: Анастасия
 
День первый

Последний год в медицинской академии. знакомые многим растерянность и страх неизвестности: что там, за порогом лекций и семинаров? я находила спасение в рутинной работе санитаркой и шелесте страниц старых учебников. Пока на мою голову не свалился старый приятель, с предложением: «Поехали на сплав! на катамаране! в Карелию!» 
 
В склонности к авантюрам я ранее замечена не была. Никогда не ставила под угрозу будущую карьеру.Никогда не была на сплаве. А тут я просто не успела изобразить утомленное высокомерие и отказаться. Согласие вырвалось само собой.
Друзья отказались прогулять последний цикл перед «госами», начальник на работе был против внеочередного отпуска, родители были против в принципе. И тут я поняла, что сражаюсь не с их несогласием, а с собой — прежней, не умеющей принимать решения, отстаивать собственное я, не смеющей идти против воли старших.И тут все как нельзя лучше срослось, и даже заначки хватило как раз впритык — на покупку гидрокостюма, на дорогу и на путевку. Старт!
В команде в основном был народ из Питера и Москвы. Сообщение, что мы приехали с Южного Урала, встретили восхищенными возгласами. Мы чувствовали себя героями, в одиночку отправившимися на край света, в загадочную страну озер и болот. Но мы были скромными героями, так что смущенно отмахнулись от похвал и пригласили всех приезжать к нам.
 
Первое счастье
Не буду врать: только я вылезла из уютной машины, как сразу же захотелось обратно. 
Шел холодный, мелкий дождь. На берегах реки лежал снег. В мае! Организаторы раздали палатки, другое снаряжение. Я понуро шагала по снегу в кроссовках: «Какой может быть сплав в такую погоду? Люди вокруг, верно, сошли с ума!»
Но сумасшедшие, не выказывая явных признаков паники и отчаяния, ставили палатки, обменивались шутками. Лично я видела палатку так близко впервые. Когда мужчины построили таки наш дом, я нырнула внутрь с безумной надеждой согреться. Иллюзии развеялись быстро. Нужно было переодеться в гидрокостюм. Согрелась. А дальше и вовсе познала походное счастье — нас стали кормить.Стоя полукругом под навесом, мы ели невероятно вкусную запеченную на костре красную рыбу. Ели и слушали, как по тенту над головами барабанит дождь. Более опытные участники похода предложили выпить за знакомство. Если честно, выпить хотелось всем, так что доза получилась просто микроскопической, но организм сразу согрелся. И захотел петь. Петь нам с ним не дали — начинался первый день на воде.
 
Полет над Блюдцем
Надели спасательные жилеты. Инструкторы еще раз проверили все сами и повторили, что делать в случае нештатных ситуаций. И тут я впервые почувствовала слабый отголосок того восторга, который может подарить лишь адреналиновая волна и но-
вые ощущения. Меня посадили вперед на катамаран-четверку. Напротив Джел, сзади Серега и инструктор. Мы спустили кат на воду, и я впервые окунула весло в воду. 18 километров сложились для меня в один миг упоительного полета над водой. Потом, правда, Джел жаловался, что я гребла так, словно за нами черти гнались. «Неправда! — оправдываюсь и пытаюсь объяснить: — Просто на плесах скучно ничего не делать. Дождь, весло горит в руках, вода темнее пролитых чернил и этот беумный хвойный мир вокруг!»
День второй-третий

Утро второго дня
Завтрак, обильный и вкусный. Как же изумительна еда на природе! Непросохший гидрокостюм высосал из меня остатки тепла, но потом, надо отдать ему должное, вернул. Взяла весло. Мышцы, конечно, ныли, но не сильно — все-таки со спортзалом я знакома. Но мозоли! Несчастные старые перчатки из кожзама, у которых я обрезала пальцы (для большей крутости), раскрасили ладони в веселый зеленоватый цвет: после курса судебной медицины всплыло сравнение с трупными пятнами. Долго и недоверчиво изучала ладони: начали ли они гнить, и уже поздно что-то делать, или же это просто краска на вспухших мозолях? Команда «на старт!» мигом развеяла все колебания.

Ночевка у розового слона
Все, что запомнилось, — весло. Шучу, конечно. До Розового слона мы доплыли вечером. Он и Мельница — пороги третьей и четвертой категории, самые сложные из разрешенных для начинающих туристов. Какая в них мощь! Сумасшедшая, пробивающая насквозь, до дрожи. Я никогда не боялась воды, не испугалась и теперь.Мы с Серегой захватили фотоаппараты и бродили вокруг, наблюдая, как катаются другие. С берега Укса казалась такой же оживленной, как центральные магистрали города в час пик. Здесь же, на порогах, основное скопление сплавщиков: кто-то с турфирмой, кто-то дикарями — приехали отдохнуть, зарядиться энергией в центре адреналинового шторма. Закат изумительно красив на воде. Катамараны, каяки, снег, болота, сосны. Меж деревьями натянут канат, самый обыкновенный, и по нему надо пройти. Ведущие менеджеры, генеральные и финансовые директора отвлеклись от костра и почти готового ужина. Предложения посыпались одно гениальнее другого. Мы ходили по канату с веслом, боком, задом, пружиня и не пружиня ноги. В конце концов, доложили инструктору, что не свалиться просто невозможно. Ира загадочно улыбнулась, оторвалась от булькающего котелка. И прошла. От начала до конца.
После ужина играли у костра. Откуда-то появились люди с гитарой (как они ее везли на катамаранах?), и мы запели. Далеко за полночь, когда дотлел костер, все расползлись по палаткам. Я проснулась с рассветом. Чего не бывало вообще никогда. Долго смотрела на восходящее над рекой солнце, курящийся туман, а потом уснула. Утром нас ждал Розовый слон — первый серьезный порог. Розовый слон был милым и добродушным, как и положено большому, мудрому животному, к тому же розовому. Он мягко исправлял неумелые попытки «порулить», и, кажется, вовсе не обижался, что люди так сильно кричат, катаясь на его широкой спине. Мы видели, как переворачивались катамараны и каяки, как их «закусывало в бочке», как 
слетали с них люди в оранжевых жилетах. Навсегда со мной останется ощущение полета над водой, борьбы с порогом за право управлять стихией, тяжесть весла, которое просто вырывается из рук, и предельное напряжение сил, чтобы выгрести и не попасть в «бочку».
Когда под вечер мы выползли на берег, реальность перевернулась с ног на голову. Отсюда до моей городской жизни было так же далеко, как до Альфы Центавра. И все проблемы, казавшиеся столь значимыми и важными, сморщились до размеров капель воды у меня на руке. Мне было хорошо и свободно здесь, в команде, под пение порогов и треск костра.

С легким паром!
Смеркалось. Мы собрались в баню. Ее прямо на берегу реки соорудили инструкторы. Не уверена, но, кажется, камни они калили в кострах, потом чудесным образом перекатывали в палатку. И вот я внутри, вдыхаю пар, тепло размягчает кости до состояния глины. А потом — с разбегу по снежку в реку. Бодрит! И назад в баню, а потом еще, и еще, и еще... Уже затем в сознание просачивается мысль: я купалась ночью в ледяной реке посреди карельского леса с полузнакомыми, но почему-то такими родными людьми. И я абсолютно счастлива этим!
День четвертый

Последний день
В планах — 12 километров по шиверам, редкие плесы и два порога: Каньон и Храмина. Оба третьей — четвертой категории.
Каньон мы сначала услышали: грозный непрекращающийся рокот. Решили для начала посмотреть. Это был настоящий каньон, выдолбленный бушующей водой в скальной породе. Вокруг обрывистые скалы, завихрения воды, «бочки», обрывы. Как прошли его — не помню. Для меня это был миг, одинединственный.
Я сидела впереди, инструктор освободил меня от необходимости рулить, но зато на меня обрушивалась вся мощь этого великолепия. Один миг восторга, страха, нечеловеческого мышечного напряжения. И все. Мы стоим на страховке и ждем следующий катамаран.И тут я почувствовала себя как никогда уверенной: какого черта мне бояться, если я по-прежнему жива! Впрочем, уверенность эту из меня выколотил порог Храмина. На подходах к нему мы наткнулись на перевернутый двухместный каяк, повсюду плавала посуда. Среди потерпевших кораблекрушение — двое мужчин. Мы веслами пытались выловить то ведро, то чайник, катамаран отбивало к берегу, вперед неслись тонны воды, грохоча на перекате.
Храмину тоже решили для начала посмотреть. Но добраться до нее и пешком было сложновато. Вокруг скалы. Перед порогом довольно протяженные шивера, где катамаран набирает скорость, а потом... Больше всего это похоже на обрыв. Прикрытый 
сверху водой.Мы слушали инструктора, смотрели, как шли через Храмину другие. А потом пошли сами. Каждая следующая секунда отпечаталась в моей памяти четче, чем латинские пословицы. 
Шивера проскочили быстро. Весло несколько раз ударялось о камни, они были очень близко, катамаран шел почти по ним, пролетая поверху, благодаря набранной скорости. И вот он, поворот. Нужно прижаться вплотную к скале и выскочить на язык. Вниз с обрыва, и крик: «Греби!» Наш катамаран прошел ровнехонько над «бочкой», весло горело в руках, я не успевала вытаскивать его из ставшей очень вязкой воды. Слишком быстро, слишком быстро...
«Припарковавшись» у берега, мы ждали остальных. Их трепало в «бочке» и сносило в сторону. Но, к счастью, обошлось без ЧП. Мы были первыми и единственными, кто сделал это «неинтересно», без «закусываний». И в тайне, думаю, каждый этим 
гордился.
Закончился сплав на базе отдыха «Три стихии», в живописном местечке на берегу реки. Деревянные домики, ухоженные газоны, словно причесанная природа.
Мы собирали вещи, обменивались контактами и старались запомнить все, что произошло в эти бесконечные четыре дня на карельской речке Укса.

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Карелия
еще маршруты
О Маршруте
Опубликовал: Смолягина Анастасия