Из Европы в Азию по воде

Идет загрузка карты ...
Увеличить карту Скачать для GPS для Google Earth Нитка маршрута Места
Мы не оригинальны в своих планах. Этим маршрутом другие ходили не единожды, в т.ч. всего год назад. Может, оправданием нам может служить то, что средний возраст нашей группы - 61год. Или то - что мы не спортсмены, а путешествуем для себя. И стараемся приобщить к нашему путешествующему сообществу наших детей и внуков.
 

Поскольку маршрут описан чуть ли не пошагово до нас, не считаю  нужным повторяться. А начну сразу? с конца - с выводов. Для тех, кто захочет его повторить.
1. В одном из отчётов он назван "простенький маршрут через Полярный Урал". Насчёт слова "простенький" я бы поостерёгся. 5-дневная проводка против течения по реке с труднопроходимыми берегами, каковой является Большая Уса, и 15-км волок по болоту, под дождём и ветром совсем не показались лёгкими. Хотя мы не впервые в этом регионе. Возможно, на нашем восприятии ситуации сказывается средний возраст группы в 58 лет и сентябрь - не самый "мягкий" месяц здесь. Вообще же маршрут, если не отвлекаться, проходится за 13 дней.

2. Не советовал бы никому проходить этот путь в сентябре в коротких сапогах или ботинках. Температура воды +5. Даже в болотники зачёрпывали, а в дождь в них затекает вода с курток. Единственная эффективная обувь - вейдерсы или забродники.

3. Следует осторожно рассчитывать на рыбное питание. Первая рыба была поймана на 10-й день, уже на Хадате. И ловилась она всего 2 дня. Вдобавок, нужно либо идти, либо ловить.

4. Эвакуация по Бованенковской трассе - отдельное приключение. И заняла у нас она 12 часов - с 6 до 18. Поэтому следует планировать на отъезд ещё один день.

 Ну, а если подробнее...

ВОРКУТА. Пока мы едем от вокзала до водозабора, наш водитель посвящает нас в проблемы региона. Из 17 шахт работают 5. Населения в городе осталось 70 тысяч из 250 в советские годы. Однокомнатная квартира стоит 20 000 рублей. Шахтёрские посёлки,  куда из города ездили за промтоварами, вообще стоят брошенными, как Чернобыль. Несколько оживляет эту разруху только деятельность Газпрома. Но к ним у местных отношение – почти как к оккупантам: Газпром калечит тундру, прокладывает дороги, по которым никому не позволяет ездить и нанимает узбекских рабочих для прокладки своей трубы. Кстати, на противоположной стороне Урала, на Ямале, симпатий к Газпрому в высказываниях жителей не больше.


Водозабор Воркуты

ПРОВОДКА. Проводка катамарана против течения – это, на самом деле, несколько разных техник. Обычно один человек идёт по берегу и тянет верёвку, а один сидит на корме катамарана и отгребает от берега, поддерживая угол против течения и обходя камни. Когда встречное течение усиливается, на судне никого не остаётся, а все члены команды тянут верёвку и отталкивают катамаран от берега, если его прижимает. Когда он садится на камни, вообще приходится идти по воде и проталкивать его, а иногда – поднимать и переставлять через совсем уж мелкие места. Когда берег становится совсем непроходимым из-за тальника или болот, приходится переплывать поперёк течения и продолжать те же действия на другом берегу. Так что не стоит ожидать, что проводка против течения по такой реке, как Большая Уса, превратится в увеселительную прогулку!

КОМИ-ЗЫРЯНЕ. Они же – коми-ижемцы. Это – ветвь племени Коми, начавшая переселяться за Урал ещё во  времена средневековья. Сейчас все встреченные нами в 2-х путешествиях оленеводы-коми называют местом своего постоянного проживания Салехард. В чумах у них – обязательно православные иконы. А молодые парни  носят старинные русские имена: Афоня, Прокопий. Приметы нового времени – квадроциклы, генераторы, спутниковая «тарелка», газовая плита. Но это – только у больших оленеводческих бригад. Маленькие кочуют по-старинке: с керосиновой лампой и дымным костром в чуме.

 

Встреча с оленеводами
DSCN3147

ВЕТЕР. Дует он на Полярном Урале почти постоянно. В средних широтах такой ветер считался бы почти ураганным. А здесь со временем почти перестаёшь его замечать.  Но своё недоброе дело он продолжает делать, высасывая ииз тела тепло. И поневоле вспоминаются рассказы Роберта Шекли и Рэя Брэдбери о ветре – живом существе.

DSC_6470
Холод
 

ВОЛОК. Не всегда это означает, что груз и судно нужно буквально волочь по земле. Волок – это любой способ переправы из реки в реку по суше. В нашем случае приходится нести всё на плечах. А поскольку предметов для переноски у нас больше, чем людей, приходится проходить весь путь трижды. А путь этот – большей частью почти по колено в бесконечном болоте долины ручья Изья-Шор. 2 дня, пока мы носим груз, почти непрерывно идёт дождь. Вода сверху, вода снизу. Такой вот он – волок с Изья-Шора на Хадыту!

 

Болота в Изья-Шоре
DSC_6526
DSC_6635
На водоразделе

ХАРИУС. Чем отличается сибирский хариус от европейского, мы так и не поняли. Но зато поняли, что ловля его сродни сбору белых грибов: либо хариус есть, либо его нет. И в таком случае бесполезно  даже пытаться его ловить. Мясо свежепосоленного хариуса не похоже ни на какое другое: «мармеладной» консистенции и совсем без рыбного запаха. Да и сама ловля этой очень сильной и красивой рыбы – непередаваемое удовольствие.

 

DSC_6974
DSC_6980
Рыбный день
DSC_7006
DSC_7016

ГЛЯЦИОЛОГИ. Я не знаю точно, в какие годы институт гляциологии Академии наук организовал научную станцию на озере Большое Хадата. Именем института гляциологии назван впадающий в озеро ручей и горное плато под вершиной Харнаурды-Кеу. Когда мы поднимаемся на это покрытое снегом плато, находим ржавую ручную лебёдку и телефонный провод, ведущий неведомо куда. Сама заброшенная база производит удручающее впечатление: 3 разрушающихся дома, остов гусеничного вездехода, масса деревянного и железного мусора. И потому, несмотря на прекрасное место, возле самой базы мы не ночуем, а спускаемся ниже к озеру, в низкорослый лесок.

 

DSC_6851
DSC_6855
DSC_6857
На плато Гляциологов
DSC_6866
DSC_6881
DSC_6882

ОАЗИС. Берега реки Щучьей – это без преувеличения оазис в ямальской тундре. На них растёт лес из лиственницы и  настоящей берёзы. На лесных полянках я нахожу красную смородину и прибитый морозом шиповник. Параллельный Щучьей приток Оби – река Лонгатьеган – таким лесом похвастаться не может. Наверное, именно поэтому в выходные дни возле моста через Щучью неожиданно много машин и рыбаков из Салехарда. Чтобы покидать удочку с моста, они не ленятся переправиться на пароме через Обь и проехать 120 километров по дороге, заслуживающей отдельного рассказа о ней.

 

IMG_2516
IMG_2536
DSC_7043
Леса на Щучьей
DSC_7036
DSC_7024
DSC_7023

ЯМАЛЬСКИЙ АВТОСТОП. Для этой дороги придумано оправдывающее её состояние название: «Притрассовая временная автодорога». В самом начале её, на станции Обская, придорожный щит уведомляет, что и сама дорога, и мосты на ней находятся в аварийном состоянии. А уж дальше каждый водитель волен решать: ехать по ней или не ехать. Эти 110 километров полноприводные  «Уралы» едут 6 часов, преодолевая реки вброд. Через каждые 30 километров стоят вышки связи, где теплится какая-то жизнь и где водитель может получить помощь в аварийной ситуации. Но зато – вдоль всей трассы тянется новенькая железная дорога, и на ней стоят ярко-синие разъезды, построенные по типовому проекту. Рука Газпрома протянулась через всю тундру!

Мост
Чум у моста
Бованенковский мост
Фотофильм:
https://drive.google.com/file/d/0ByCXctnHTeL1TDNZMnN6OGlvcG8/edit?usp=sharing
 
Во вложенных файлах: "Фотосъёмка в сложных погодных условиях"

Комментарии
Vlad_s4223.11.13, 11:36
Всё так и есть, спасибо за фото т.к. у меня не было ф.аппарата Я прошёл маршрут в одиночку на корпусной байде в июле 2013 
.
за 14 дней. Вопрос по навигатору - ваше мнение по модели.
Как на счёт егерей ?
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Коми
еще маршруты
О Маршруте