Кудрявый Итуруп

Идет загрузка карты ...
Шестнадцать дней на осеннем Итурупе: река Славная, вулкан Кудрявый, озеро Славное.
 

Бухта Славная Бухта Славная
Вулкан Тятя, остров Кунашир Вулкан Тятя, остров Кунашир
Вулкан Богдан Хмельницкий Вулкан Богдан Хмельницкий
Рейдово, пляж Рейдово, пляж
Поселок Рейдово Поселок Рейдово
Улочки Рейдово Улочки Рейдово
Рейдово Рейдово
Бухта Оля. Бухта Оля.
На территории рыбоперерабатывающего завода На территории рыбоперерабатывающего завода
Водопад Шипучий, высота 50 Водопад Шипучий, высота 50
По дороге в бухту Медвежью По дороге в бухту Медвежью
Водопад Илья Муромец Водопад Илья Муромец
Вулкан Кудрявый Вулкан Кудрявый
На подходе к озеру На подходе к озеру
Озеро Славное Озеро Славное
Бухта Славная Бухта Славная
Бухта Славная Бухта Славная
На реке Славной На реке Славной
Побережье Итурупа Побережье Итурупа
Мыс Ловцова, маяк Мыс Ловцова, маяк
Вулкан Тятя Вулкан Тятя
Дельфины Дельфины
Вулкан Тятя Вулкан Тятя
Подходим в Шикотану Подходим в Шикотану
Таня и Лариса Таня и Лариса
Юра с "Помидоркой" Юра с "Помидоркой"
Юра Юра
 Шикотан, бухта Крабозаводская Шикотан, бухта Крабозаводская
Вулкан Тятя виден с Шикотана Вулкан Тятя виден с Шикотана
Итуруп Итуруп
Утренний Итуруп Утренний Итуруп
Мы на Станции "Вулкан" Мы на Станции "Вулкан"
Юра Юра
Наша команда у домика Наша команда у домика
 Как-то в пятницу, 3 сентября 2010 года, когда на Сахалине еще стояло настоящее лето, светило солнце и было тепло на душе, я с набитым рюкзаком привычными дворовыми тропами выходил к остановке. Нужно было доехать до морвокзала Корсакова, чтобы сесть на пароход и отчалить на далекий Итуруп. С автобусами, как показала разведка, было плохо - единственный 115, который, хотя идет раз в полчаса, был забит под завязку. Наши девушки с трудом смогли влезть в него уже на вокзале. Не беда, я знал, что уеду, и как только ноги ступили на асфальт, рядом остановилась легковая: 

 - До Корсакова? - спросил я, явно зная, каков будет ответ.
 - Садись, - и мы покатились.

 Денек, надо сказать, был отличнейший - настроение на пять с плюсом, и как только я добрался до морвокзала, почти сразу встретил Крыса. Вскоре подошли Таня с Наташей, и мы начали грузиться в пароход. 

 Команда подобралась разношерстная: самая младшая - Таня, девушка молчаливо-романтичная, человек в себе, с даром располагать к себе людей, кошек, лошадей. Это был для нее первый выход в серьезное путешествие, и я немного побаивался, хотя нет, я был уверен, она справится :) Наташа - человек, закаленный в горных и водных походах по бескрайним просторам нашей Родины (опыта у нее, наверное, побольше, чем у нас всех), наша кормилица и обладатель большого рюкзака, добрую половину которого занимали походные аптечки разных мастей, так что если бы кто-нибудь заболел, то вылечился бы обязательно! 

 Юра, он же Крыс, был самым знаменитым человеком команды - его узнавали плывущие на пароходе доценты университетов, курильские проводники, рыбаки на далеких станах Итурупа… Я уверен, если бы медведи имели доступ в интернет, то и они подходили бы, скромно и вежливо протягивая лапу, спрашивая: "А это не вы ли тот самый Крыс с Сахкома?" Юру знали практически все - причем Юра никого из них не знал :) Ну, за исключением, наверное, Помидорки - девушки эльфа, которая так неожиданно попала на наш пароход на Кунашире, но об этом позже. Про себя рассказывать не буду - потом все сами узнаете ;) 

 Каюта у нас была одна на всех, и мы быстро заполнили ее углы своими вещами. Все злачные места судна сразу же были разведаны: палубы, смотровые площадки, бары... А на следующий день, когда мы уже миновали мыс Анива с его маяком (правда, кроме Юры, которого этот маяк и мыс постоянно притягивают, в темноте никто не пошел на них смотреть), так вот, мы открыли для себя местный судовой Ресторан. Когда я в первый раз еще ходил на Фархутдинове, это заведение скромно называлось судовой Столовой - покупались талоны на еду, которые реализовывались в виде скромных обедов весьма сомнительного качества. Но теперь здесь совсем по-другому, и, один раз попробовав, мы уже не могли туда не ходить (особенно на обратном пути, когда немного потрепанные мы вышли из курильских джунглей, где под конец одну конфетку делили на четверых ...) 

 Вечер продолжался под звуки губной гармошки, которую Юра очень кстати взял с собой, рассказы про похождения и заплывы. Наташа элегантно переупаковывала две свои аптечки, каждой из которых хватило бы на продолжительный поход. В это время Таня писала свой заветный дневник, бережно укладывая мысли в строчки одну за другой, иногда почитывая "Реки" Гришковца, а Юра тестировал (вернее сказать, безответственно подрывал) походные запасы Абсента - красненького напитка 90% крепости, который изначально предназначался для смелых покорителей курильских вулканов и бамбуков... На гармошке играл ваш покорный слуга ;) 

 Из дневника Тани: "Красиво уходим в море. От легкой качки будто плывет все вокруг: краны в корсаковском порту, люди на берегу, чайки. А впереди - чистый синий горизонт, как абсолютно чистый лист бумаги, на котором мы уже рисуем мысленно наше путешествие. - Я буду снимать фильм. Большая просьба вести себя перед камерой адекватно… Ну, не стоит от нее прятаться или начинать передавать приветы родным и близким, - Леша снимает уходящий вдаль Сахалин, все объективы на палубе освещаются теплым сентябрьским солнцем. А в каюте звучит по радио голос администратора, разыскивающий на теплоходе весьма смешные фамилии. У нас тоже набор не из стандартных: Фролов, Музыка, Бамбизо и Тё )))
 Первая неожиданность - мы идем через Южные и Малые Курилы. Поговаривают, что некий чиновник с Итурупа возвращается на Сахалин в воскресенье, и поэтому… Поэтому у нас получился самый настоящий двухдневный морской круиз…" 

 Утро субботы было прекрасным - солнышко, мы подходим к проливу Екатерины, вот уже красавчик вулкан Тятя и вулкан Руруй. Наша команда, вооружившись фото-видео аппаратурой, жадно снимает чаек, дельфинов, маяк на далеком диком берегу и все все все! 

 Кунашир - очень много хороших воспоминаний осталось у меня от этого острова. Я всматриваюсь в его берега и вижу речки с рыбой, мишек, бамбуки, изрезанные мысы и непроходы, источники на Чайке, приветливых егерей на кордонах заповедника, тропы меж огромных берез, бесконечно длинный песчаный океанский берег и, конечно же, Тятю. "Старик-гора" смотрит и улыбается, укутавшись в утреннее облако. И, возможно, в этот самый момент группа отчаянных с боем прорывается к его вершине по бамбукам и шлаковым полям, а впереди их ждет дымящееся жерло, сильный ветер, сбивающий с ног, уходящий за горизонт океан, и бесконечный, теряющийся в дымке остров Кунашир, при взгляде на который захватывает от восторга сердце... 

 Тем временем телефон Юры сообщает, что с острова выдвинулась на пароход легендарная Помидорка, известная своими беспрецедентными восхождениями в одних тапочках на хребет Жданко, а теперь уже и на вулкан Тятю. Вместе с ней приходят коньяк, пиво, пара кило колбасы, хлеб, семечки и прочие вкусности, а также новые смешные рассказы про Кунашир в ее фирменном стиле, и мы не перестаем улыбаться :) Особенно, когда Юра с серьезным лицом сообщает, что она пойдет с нами - а я вижу девушку в легком платьице, сандаликах и с маленьким детским рюкзачком-косметичкой :) меня просто пробивает на смех :) ... а ведь она может ;) 

 Днем все разбрелись по разным местам парохода. Юра Крыс, видимо, блаженно спал и видел свои знаменитые сны, с содержанием которых мы знакомились все больше по мере путешествия. Таня писала дневник вперемешку с СМСками, Наташа тоже что-то делала - наверное, опять перебирала рюкзачище :) Мы с Помидоркой непринужденно болтали обо всем на самой верхней палубе, поднимая настроение неплохим корсаковским пивком и орешками, то и дело вскрикивая от восторга при виде плывущих за судном дельфинов - они подходили небольшими стайками и потом некоторое время шли параллельно нам, периодически выпрыгивая из воды, чем приводили всех в восторг... А на горизонте неутомимо вырастал остров Шикотан. 

 Меня всегда поражает и восхищает умение некоторых людей договариваться и решать любые вопросы, и все, что им для этого нужно - это просто улыбка, некоторая доля обаяния и мудрость сделать так, чтобы человек сам захотел выполнить твою просьбу. Лариса (она же знаменитая Помидорка) как раз из их числа. Она могла пройти там, где других не пускали, ее звали туда, где остальным не было места, она договаривалась всегда и везде - так получилось и в этот раз. Долго мы стояли и ожидали швартовки, сверля голодными от приключений глазами красивый берег Шикотана. Долго смотрели, как идет разгрузка, и мечтали побродить пару часов по земле да добраться до магазина - все без толку. Получилось так, как ожидалось: пограничник не пустил нас на берег - пропуска были только на Итуруп. Помидорка, естественно, на берег сошла, чем безумно порадовала Юру, так как запасы янтарного напитка были безвозвратно подорваны, а он заказал ей еще коньяка ;) 

 С Шикотана уходили уже в сумерках через узкий пролив бухты Малокурильской. Вдали бесшумно стоял "Старик Гора", и местные чайки неутомимо летели за пароходом все время, пока мы стояли на палубе, наблюдая звезды и считая вспышки маяка на кунаширском мысе Ловцова. До свидания, Шикотан, я обязательно сюда еще вернусь, чтобы побродить по твоим сопкам, покупаться в бирюзовой воде твоих бухточек и, встречая и провожая солнце где-нибудь на обрывистом океанском берегу, подумать о вечном...

 Итуруп ворвался как сквозь сон, стоило проснуться и выглянуть в иллюминатор - вот он! Я сразу одеваюсь и, схватив камеры (видео и фото), иду на верхнюю палубу, где встречаю такого же заспанного, но счастливого Юру. Мы пытаемся поймать в кадр прекрасный красно-оранжевый рассвет над островом: спящие еще вулканы, разноцветное небо и далекие огоньки на берегу. Вот он какой - Итуруп. Все те рассказы, отчеты о походах, дневники вулканологов, форумы и описания, карты и спутниковые снимки, которые я с жадностью читал и изучал все лето, все они не дали мне и малой части того, что я увидел - как же он был хорош! В этом острове есть что-то загадочное, какая-то бесконечность и величественность, его панорамы сводят с ума, а седые вулканы не дают спокойно спать еще очень, очень долго. 

 На берегу мы ждали машину, на которой Сергей (знакомый Тани) должен был забрать нас в Рейдово. И пока мы ждали - кто на рюкзаках, а кто просто - к нашей компании подошел человек. Вернее, он подошел к Юре и сказал ставшую уже тогда концептуальной фразу: "А не вы ли тот самый Крыс с Сахкома?" На что Юра, улыбаясь, утвердительно кивнул головой. Так мы познакомились с Юрой - "Мастером Сё". Юра водит людей на вулканы и озера, может завести куда угодно. Он собирался вести москвичей, часть из которых пришла вместе с нами в виде двух девушек, гордо заявивших на пароходе, что "у одной из них нет рюкзака, а вторая вообще первый раз в походе" :) Они отбились от группы - понадеялись на мифическое "расписание" - слово, которого не существует в словаре курильчан по определению ;) 

 В Рейдово нас ждал "кров и хлев". Кров в виде дома Сергея, где нас приютили на пути "туда" и по дороге "оттуда". Хозяйка Лена накрыла стол, где кроме напитков всяких и прочей еды был настоящий курильский деликатес - медвежатина. Я не особо сторонник мяса, но его попробовал, чтобы "медведи боялись" ;) По вкусу - ничего. Поочередно наливались бокалы, слышны были тосты "за приезд", "за хозяев"… А я еще никак не мог поверить, что нахожусь на острове Итуруп, что совсем рядом - настоящий Тихий океан, а с крыльца дома виден величественный вулкан Богдан Хмельницкий, что вот он - почти край земли, или, по крайней мере, край нашей страны... 

 Как тяжело, однако, жить на окраине - это понимаешь здесь, на Курилах - маленькие одноэтажные деревянные домики, построенные еще при советах, улицы, которые не знают слова "асфальт", все как будто временное, куда глаза ни упадут. Временно припаркованные машины (видимо, когда-то сломались) так и стоят полуразобранные то тут, то там - у некоторых возле дома по три, по четыре. Временщизм здесь как заразная болезнь, она живет в каждом человеке, даже если он и не собирается никуда уезжать. Так уж повелось, что люди ехали сюда "на время", "подзаработать", но остались и живут. 

 А день продолжается: светит настоящее курильское солнце, и мы бежим купаться в Охотское море - такое нереально теплое и родное. Даже Юра, несмотря на свое "Я не люблю воду, брррр… Она же такая… ну, ЖИДКАЯ!", все-таки даже Юра окунулся, попутно протестировав свой гидрогерметичный фотоаппарат. Ролик, заснятый над водой и под нею с кувыркающимся Крысом, получился суперский! Наташу пришлось долго уговаривать искупаться, а потом русалка вошла во вкус - не выловить! А ведь кроме меня и Тани, для всех это был единственный раз, когда они искупались. Я не упустил свою возможность потом при высадке с МРС в Славной да и на обратном пути, когда мы двигались по побережью. Хотя, что греха таить, в речке Славной мы накупались на славу :) и в озере тоже ;) 

 В этот день была еще красивая бухта Оля с одноименной рекой и рабоперерабатывающий завод в Рейдово, где неожиданно нас встретил интересный, необычный дворик с ландшафтным дизайном, фонтанчиками и макетами-близнецами вулкана Богдан Хмельницкий. А вечером была замечательная курильская рыбка под пивко, разговоры о маршрутах, медведях, картах, бамбуках, рыбалке, речках и вулканах. День незаметно закатился вместе с солнышком, завтра мы шли на Славную. 

 Ранним утром в два часа :) мы отошли на МРС от пирса в Рейдово и взяли курс на бухту Славную. Шел прекрасный курильский дождик, небо было затянуто - нормальная погода :) Нас взяли рыбаки, идущие за рыбой в северную часть острова. Капитан Александр был немногословен, он почти все время провел в каюте (такое тесное-тесное помещение внутри судна), дав предварительно указание Олегу - старпому "не растрясти". Что это означало, мы узнали уже потом. Вообще веселая, надо сказать, подобралась у них команда! Веселый разговорчивый старпом не прекращал угощать нас чаем с печеньем и приготовленной по особому рецепту вяленой кетой, а потом мы окончательно освоились и проникли на камбуз, где местный кок состряпал отличнейший нажористый рассольник, который вся команда оценила по достоинству. Олега очень интересовала тема рения - это один из самых редких металлов на Земле, и единственное его промышленное месторождение как раз там, куда мы собираемся - на вулкане Кудрявом. Он хотел вступить с нами в долю и никак не мог поверить, что мы идем просто так, без коммерческих интересов :) В команде был еще и судовой художник. Он разложил перед завороженными девушками свои картины, обычный такой русский художник, нигде не учился рисовать - а ведь рисует, и еще как! 

 Из дневника Тани: "Перезнакомились почти со всеми членами морской команды, которая нас весьма тепло и вкусно приняла, а потом доставляла к бухте Славной с великим нетрезвым энтузиазмом! Хотя, когда я видела, как отчаянно мужчина в тельняшке поворачивает руль на энное количество оборотов вправо и через полминуты на такое же количество оборотов влево - я просто подумала, что этот руль неисправен. Юра и Леха тоже почувствовали себя капитанами, рулили! А я побывала с коком Юрой на крыше будки (там находится ящик с продуктами и соками), в шумном и жарком машинном секторе (где механик Алексей даже разрешил мне нажать на кнопку). 
 Вообще, осталось неясным, кто кем работает на этом МРС. 
 - А вы тут какую работу выполняете? 
 - Да всю подряд! 
 - А вы? 
 - Да все, что остальные делать не хотят! 
 Алексей показал плоды своего творчества, он срисовывает изображения карандашом - получается весьма и весьма четко! Спасибо ребятам за рассольник, рыбу, мороженное и кедровые шишки! На 4 час (обещанного 2-хчасового пути) меня стало не по-детски укачивать - судно уже вырезало отчетливые восьмерки на волнах… Слава Богу и относительно трезвому из всех капитану МРС, что мы все-таки добрались до места назначения!" 

 Я потихонечку выбираюсь из шумной компании на нос, постоять и подумать. Впереди чуть покрытые туманом берега острова - местами скалистые, местами песчаные, с высоких уступов падают водопады. Эх, жалко солнышка не хватает. Ну, в общем-то, и дождя нет - уже хорошо. И мне представляются наши русские казаки на стругах и байдарах, как они впервые подходят к этим незнакомым землям, сколько повидали они уже на своем веку, а теперь перед ними чужой неизведанный скалистый берег, вокруг - туман и чернеющее море. Атаман стоит на носу и смело смотрит вперед - не привыкли отступать суровые русские казаки и в этот раз выйдут на берег, чтобы навсегда окрестить эту землю Российской. 

 "В нынешнем, государь, в 711 году, мы, рабы твои, с Большой реки (Камчатки), августа с 1-го числа, в ту Курильскую землю край Камчадальского носу ходили; и с того носу мы, рабы твои, в мелких судах и байдарах за переливами на море на островах были. 
 В тот день вместе с Данилой и двенадцатью казаками добрались до курильской Лопатки, от которой за полосой воды, прямо на полдень, была видна скалистая земля. Погрузившись в байдары, отчалили, но вода в проливе вдруг закипела и с бешеной силой понеслась из океана в Пенжинское море. Едва успели вернуться. Устрашенные, долго еще смотрели казаки, как переливаются водяные горы, а когда море стихло, снова погребли к манящей земле. На этот раз повезло. 
 Оставив байдары сохнуть, пошли берегом на полдень и к вечеру увидели то ли дома, то ли чумы. Держа пищали наготове - кто знает, что там за люди, - направились к ним. Навстречу высыпало человек полсотни, одетых в шкуры. Смотрели без испуга и были облика необыкновенного - волосатые, длиннобородые, но с белыми лицами и не раскосые, как якуты и камчадалы. 
 Несколько дней он с Данилой через толмача склонял курильцев под государеву руку, но те отказывались от такой чести, заявляя, что никому ясак не платили и платить не будут. 
 Только и узнали казаки, что земля, на которую они приплыли, остров, что на полдень за ним лежат другие острова, а еще дальше - Матмай, Япония, как понял тогда Козыревский. Это была первая встреча русских казаков с Курильскими островами …" 

 Бухта Славная встретила нас серым небом, ветерком и волной. Мы перегружаемся в рыбацкую шлюпку с мотором, по традиции нас провожает вся команда: "Передавайте привет медведям!" - в шутку кричит капитан. Машем им руками на прощание, и в душе каждый благодарен. Спасибо, мужики! 

 - Ну, рассказывайте, откуда вы и куда, - говорит Андрей, он бригадир здешнего стана. 
 - Мы с Сахалина, идем на Кудрявый, - говорю я. 
 - Да тут недавно два вулканолога спускались по реке, шли четверо суток, - он смеется. 
 У меня проскользнула мысль: а что же так долго, по карте вроде километров 30-40 всего? Как оказалось, 4 дня - это еще не предел :) 

 Андрей приглашает нас "столоваться" - покушать и на чай, и советует остановиться у Сергея - сторожа. Мы идем к нему. Встречают нас кошки да лошади, гостеприимный хозяин приглашает в дом, где мы быстро переодеваемся (высадка получилось не совсем сухой, особенно для меня). Тут же начинаем "метать стаканы на стол и прочую посуду…" Здесь такое ощущение, как будто ты дома - спокойно и тихо, столик на улице возле крыльца, вид на бухту, речка, небо и немые скалы на той стороне, бесконечно красивые в лучах заходящего солнца. Все разбредаются по своим делам: Сергей угощает нас свежими огурчиками из своей теплицы, варим любимый Танин рис (которого здесь оказалась целая большая кадка) - она светится довольной улыбкой. Хорошо человеку - рису поел, и настроение улучшилось! Да и чего бы ему портиться ;) У нас с собой много вкусностей - ужин получается на славу, ведь мы же на Славном - здесь все "славное"! 

 "Я бы посоветовал вам взять водки на север…" - говорил еще в Рейдово Танин дядя. Но мы принципиально не стали этого делать. Между прочим, нас и без спиртного весьма добродушно приняли на Славной. Поселили нас в конце синего домика, похожего на хороший барак, Сергей даже матрасы с подушками нам дал. И хотя в комнате одиноко стояла пружинная кровать, мы единодушно упали на пол : ) А какая красивая пара полудиких лошадей гуляет там! Смотришь вокруг и создается ощущение, что ты попал в открытку или в фильм о дикой природе неизведанных уголков Земли… 

 Незаметно спускается вечер, в разговорах за столом решаем, как быть дальше - можно подниматься по речке вверх и оттуда идти на вулкан. Сергей предлагает закинуть нас морем на Медвежье, но здесь туго с бензином: у рыбаков его не оказалось, а у него самого запасы на исходе. Сходимся на том, что завтра пробуем договориться на счет топлива с другой бригадой рыбаков либо идем по реке, но главное - погода. Обещают штормовое. 

 И пока Юра, как обычно, веселит рассказами о похождениях по сопкам и лесам, о горных склонах и берегах моря, а девушки время от времени взрываются звонким смехом, я иду, копаюсь в рюкзаке и достаю варган. Тот самый, который когда-то купил у алтайского мастера где-то на берегу Катуни, мастеровой ручной работы. Он благополучно пылится на полке среди серых будней и наспех проходящих дней - ждет, когда в него вдохнут душу. Приношу, незаметно сжав в руке, к ночному столу - никто ничего не замечает - сажусь и жду момента, когда можно будет дать ему волю... и момент настает. Сначала тихо, потом все громче - все молчат и слушают, звуки уходят глубоко в меня и растворяются в пустоте, мысли тают, и, заглянув в себя, понимаешь свою бесконечность, которая сливается с бесконечностью окружающего; есть только пульс, он мерно отбивает, словно удары сердца, точно и ровно раз за разом... Я постепенно начинаю уходить отсюда, теряю связь с пространством, временем, закрываю глаза и улетаю ... а на все это смотрит бескрайнее звездное небо и тихо смеется :) 

 Из дневника: "Варган - удивительный музыкальный инструмент. Ни дома, ни в городе на таком не играют. Кажется, его вибрации предназначены именно для тихого дикого простора, этак у костра - словно разговор с духами природы. Затрагивает в глубине души далекие нотки и тревожит древнюю память мироздания. Но от первого прослушивания в этот вечер - все погрузились в молчание, в какое-то даже напряженное молчание. - А! Я понял! Это было произведение "Как айны долго убивали медведя", да? - Юра попытался вывести всех из транса. Тщетно… И лишь после того, как Леша нарушил тишину со словами: "А что никто не веселится? =)" мы с Наташей расслабились. Чудак!" 

 "Команда, подъем!" - я захожу с улицы и бужу всех. Как обычно проснулся в шесть утра и уже успел поговорить с Сергеем. Море улеглось, затишье перед бурей - самый благоприятный момент для заброски на Медвежье. И пока заправляется лодка, у нас есть полчаса на сборы. Это были самые быстрые сборы за всю историю компании - ровно полчаса - надо торопиться. Раз Сергей сказал, значит, будем в срок. Когда еще такая возможность выпадет, ведь на этом пути нас ждет самый большой в России водопад. И вот мы уже в лодке, довольные и веселые, расчехляем камеры и под комментарии капитана командуем отход, спускаемся по реке в море и выходим на глиссер. Берега с ревом проносятся по правому борту, благо - нет волны, и лодку не сильно швыряет, ветер задувает все микрофоны камеры, но на итоговых кадрах видны наши счастливые физиономии - мы идем морем, идем быстро и интересно. 

 С моря берег воспринимается совсем по-другому - видишь всю величественность скал и обрывов, ощущаешь всем телом - вот он, остров. Мы, поднимая с воды чаек, идем на восток к проливу Фриза, держимся в трехстах метрах от берега, обходим камни. 

 Первый водопад на нашем пути - Шипучий, высотой 50 метров. Потом Илья Муромец, его высота 141 метр прямого падения, таких водопадов я еще не видел - поток воды небольшой, но смотрится солидно. И как только мы заводимся и уходим дальше, берег сразу затягивает туманом, и уже видна лишь кромка у самой воды - как будто остров позволил нам полюбоваться водопадами и растворился, а мы идем вперед. 

 Высадка в Медвежьем прошла без происшествий - мы подошли к самой южной части бухты как раз к лагерю вулканологов, которых оказалось двое - Илья и Марина. Они пришли буквально два дня назад и уже успели обустроить лагерь: кострище, столик и скамейки, палатка, ящики с провизией на 30 дней. 

 Провожаем Сергея в обратную дорогу - он настоящий экстремал - один на лодке без поддержки и подстраховки этот человек делает вылазки по всему острову, а в прошлом году они с товарищем на ней ходили аж на Уруп(!) - про это нам рассказывал не один человек на острове. Лодка то всего четыре метра, надувная, и мотор - сороковка, даже весел нормальных нет на борту. Я еще на Славной понял - он такой же как и мы, в душе настоящий романтик и искатель приключений, готов на любую авантюру. Мы наспех закидываем в лодку пару больших камней для балласта (чтобы не перевернуться на скорости), и Сергей растворяется в белизне утреннего тумана. Мы не прощаемся, а говорим "до встречи", до встречи на Славной! 

 А тем временем уже и чай подоспел, и мы с Ильей склоняемся над картой - я с жадностью ловлю каждое его слово о том, как подниматься на вулкан. И сколько я ни стараюсь, а в итоге половину, конечно, не запоминаю, задаю кучу вопросов, но, в общем, картина ясна - времени у нас в обрез, и нужно засветло добраться до базы вулканологов у подножья вулкана Меньший Брат. В это время из наших рюкзаков один за другим появляются "ништяки" к чаю, сгущенка и прочее приходят от хозяев. 

 Дневниковые записи пополняют новые строки: "Марина и Илья сонно вылезли к нам, за чаем рассказали о всех прелестях предстоящего пути, о японских сооружениях и, конечно же, о медведях. Как и все раннее опрошенные люди, на вопрос о том, как же выглядит рений (один из редчайших металлов, единственное месторождение которого находится на вулкане Кудрявом), вулканологи, немного подумав, сказали, что на вид - как кристаллическое соединение серы. Мое воображение нарисовало… в общем, ничего не нарисовало". 

 Плотно "откушав" чайку и попрощавшись с ними, мы выдвигаемся в путь. Впереди нас ждет, наверно, самый сложный день нашего путешествия, хотя… 

 Подъем на вулкан нужно начинать от лагеря вулканологов, по тропинке вверх доходим до сухого русла ручья. По этому руслу поднимаемся около двух с половиной часов, ориентирами служат спилы веток деревьев по пути - там, где они заканчиваются, нужно выходить из русла на медвежью тропу. Под конец бамбуки все плотнее и плотнее нависают над нами, и двигаться вперед можно только на карачках (что мы и делаем), поочередно матерясь и смеясь одновременно, чтобы не заплакать. Наконец, увидев справа редеющий стланик и бамбук, выходим на склон, по которому идти вперед становится гораздо удобнее. Как назло зарядил мелкий дождь с туманом - уже в ручье мы все вымокли почти до нитки, терять уже было нечего - прем в гору как танки, временами останавливаемся для отдыха и поедания всяких вкусностей, которые вначале были еще в изобилии. Перед нами лежит океан, бухта медвежья, где-то там наши знакомые вулканологи, накладывая в тарелки горячий обед и посматривая на морось, вспоминают, как же мы там наверху... 

 Наконец, пригодились треккинговые палки, которые я таскаю с собой вот уже много дней - с ними идти гораздо удобнее. Выходим на шлаковые поля, поросшие шикшей, брусникой и стлаником. Путь наш лежит вдоль подножья горы Медвежьей и вулкана Кудрявого к высоте 706, огибаем ее, а там уже и озеро с домиком внизу. 
 - И где же это озеро? - спрашивают меня все попеременно. 
 - А я откуда знаю, там должно быть, - и выбираясь из очередного русла очередного сухого ручья, смотрю - его не видать - еще несколько сот метров ровной поверхности, и путь преграждает очередной каньон. 

 Надо сказать, эти сбросы и наборы высоты нас порядком измотали. Чувствую усталость группы: Юра нервничает - сигареты не зажигаются, все мокрое; Наташа на пределе, уже разгрузил ее, но всем тяжело - снаряжение и одежда вымокли, отчего вес увеличивается. Одна Таня всегда улыбается, лишь только я задам вопрос про усталость, чем подбадривает себя и остальных. А я то, в общем, не унывал и унывать не собирался - силы есть, значит, идем до конца. Понимаю, что ночь мы должны провести в сухости, и вставать лагерем здесь у подножья нельзя - просушиться не получится, да еще и ветер, и дров почти нет. Тем временем начинает темнеть, и как назло мы упираемся в непролазную стену стланика - надо брать выше и обходить высоту 706 почти по кромке шлака - иначе просто не пройти. Тупо набираю пару десятков метров и падаю, за мной падают все остальные, сидим и дышим как слоны - сложный подъем, особенно на исходе дня и еще без походной закалки мышц. Но потихоньку доходим до лавового поля, которое пересекаем прямо по азимуту. Иду и понимаю, что кратчайшее расстояние - это прямая, и ЖПС точно показывает, куда надо. Еще несколько километров - дойдем, я знаю это точно. 

 Накрывает пеленой сумерек. Карабкаемся по черным острым камням, выходим к очередному обрыву, и я вижу его - это озеро в дымке внизу. Прикидываю расстояние - пару км, не меньше, по пересеченке. Опять падаем на мокрую траву, этого уже не замечаешь - внутри все мокрое и теплое. Главное - надолго не останавливаться. Съедаем по конфете, кто по две, я просто разгрызаю и проглатываю - организму нужны силы. Когда мы спустились уже на вялых от усталости ногах на очередное шлаковое поле, вдали мелькнула серая точка - медведь вышел поужинать брусничкой. Начинаем кричать, он поднимает голову и смотрит в нашу сторону - не видит нас и мирно продолжает есть как раз в той стороне, где уже виднеется наш спасительный домик. Берем правее, чтобы обойти его, и, как только он замечает наши фигуры метрах в восьмидесяти, бегом срывается и уходит в ночные заросли. Страха нет, есть только усталость - иду уже на автомате, а тело отключилось - не замечаю натертых плеч, уставших ног и рук, просто иду. За мной идет команда, идет четко шаг в шаг - все понимают, что надо вперед, что позади ночь и сырость, что осталось совсем немного, и в эту минуту я осознаю, что мы стали настоящей, одной командой... Здравствуй, "Станция Вулкан"! 

 Хороший домик построили вулканологи, просто замечательный! Здесь в глуши он встречает нас теплом и сухостью. Снаружи - то ли дождливый туман, то ли туманный дождь. Мы быстро скидываем мокрые вещи, переодеваемся - об этом можно было только мечтать. И вот уже закипает чаек, и я чувствую, как расплываются в довольных улыбках лица моих друзей - настоящих, уже потрепанных бамбуками и курильскими испытаниями друзей - людей, с которыми можно в любую пучину, на любой штурм. Настоящие хорошие люди - идешь и знаешь, спина надежно прикрыта, и мы уже начинаем понимать друг друга с полуслова. Как мне повезло... 

 А вечером мы узнали про "ката" - Юра рассказывает анекдот: "Сидит грузин в ресторане, уже подвыпил хорошенько и зовет музыканта: 
 - Сыграй мне, дарагой, пэсню про ката! 
 - Про кота... Да без проблем! Жил да был черный кот… 
 - Не-е, не эту пэсню. Про ката сыграй! 
 Музыкант перебирает еще несколько хитов - все не то. 
 Грузин не выдерживает: "Ну про ката, ну вот эту - "ката меня ты позовешь...." :) 

 На столе горит свеча, и мы, подкрепившись, за чаем обсуждаем прошедший день. Таня утонула в строчках мыслей и ушла в дневник, Наташа слушает очередной Юрин рассказ, периодически взрываясь смехом, в чем мы ей тоже помогаем, даже Таня, краем уха слушая, хихикает - уж очень классно Юра рассказывает. А я чувствую прилив настроения и желание петь. Просто есть в жизни такие моменты, когда нестерпимо рвется что-то изнутри, и хочется петь. Петь длинную русскую песню про реку, поля, леса, про бескрайние степи, лошадей, про казаков, битвы, ворона - все это живет внутри с самого детства, с первых шагов. С босых прогулок по родным украинским полям в деревне, где я часто был; с полей, засеянных пшеницей; с соломенных крыш и выбеленных хат; с застолий, когда все собираются, и после чарочки хорошего самогона раскрывается душа в песне, и ее подхватывают и бабы, и мужики; и так чисто, так звонко она разливается по сердцам, что чувствуешь - вот она, настоящая родная наша славянская душа, вот такая - широкая, напевная, свободная и открытая, светлая и вместе с тем совершенно простая, а главное - она своя... 

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Итуруп
еще маршруты
О Маршруте
Ссылка: