Торопецкая конкиста

Идет загрузка карты ...
Реки Торопа и Западная Двина. От д.Колдино (Тверская обл.) до д.Кресты (Псковская обл.)
Реки Торопа и Западная Двина. 
Июнь 2011. Тверская и Псковская области. От д.Колдино до д.Кресты
Эпиграф

На вновь открытый материк обрушился настоящий человеческий поток, туда устремились толпы карьеристов, авантюристов, массы спасающихся от голодной смерти людей, преступников и жаждущих власти и богатства хищников.
© Янош Эрдёди. Борьба за моря. Эпоха великих географических открытий
Начало

Экспедиционный Транзит прошелестел ранним утром через полусонный ТорОпец, досматривающий последние сны перед началом жаркого субботнего дня, и остановился в деревне КолдинО, на берегу реки. Над Торопой неумолимо наливалось зноем безоблачное небо.
Прошло немного времени, и вот уже надута десантная лодка, к ней привязан спасательный плот, загружен провиант и снаряжение. Недолгое прощание с группой заброски, и четверо смелых уходят в неизведанное, навстречу опасностям и приключениям. :о)
Вода!

Экспедиция прошлого года по пересохшим Ресетте и Жиздре осталась в памяти единственным желанием: «ВОДЫ!». Поэтому новый маршрут был выбран так, что в любом случае мы были уверены, что ВОДА БУДЕТ!

И мы не ошиблись. Ввалившись в первое же озеро – Кудинское (всего у нас на пути было шесть озёр), мы почувствовали себя букашкой в тарелке. Берега расступились, нас окружила почти безбрежная гладь чистейшей воды, лишь в нескольких местах эта синь бугрилась ярко-зелеными островами.
По озерам

Основной неизвестной, которая могла спутать нам все карты, и которую невозможно было спрогнозировать до похода, был ветер. Наш дутый транспорт, да еще с высоким надувным плотом на прицепе, невозможно направить в нужном направлении и с нужной скоростью в ветренную погоду. Уже на первую же стоянку нам пришлось вставать вовсе не по собственной воле. Ветер вдавил экспедиционный челн в прибрежные камыши. Пришлось согласиться с неизбежным.

При переходе в озеро Кудинец оказалось, что проход совершенно зарос речной растительностью. Но это не смогло нас сдержать. И не через такое прорывались! Прорвались и в этот раз. Кудинец оказался весьма зарошим. Весла вязли в супе из водных растений. Как оказалось эта проблема нам на маршруте встретиться еще не единожды.
Видит око ...

Третий день был очень тягостным. От палящего солнца на воде спасения нет. Лес все чаще отступал от речного русла. Течения почти не было. Безумно хотелось поскорее выскочить в Соломенное озеро и увидеть на горизонте купола ТорОпецких храмов.

Выскочили, увидели. И что? Передвигаться по совершенно заросшему озеру было очень сложно, а стоянки на западном берегу, вдоль которого мы решили подниматься к ТорОпцу, не было вообще никакой — сплошные заросли и чавкающий под ногами болотистый берег. Эх! Прочь! Повернули поперек озера, еще час гребли, и почти не выбирая, из последних сил врубились в заросли восточного берега. После стены водных растений перед нами встала стена спутанных прибрежных кустарников. Прорубились! За кустарниковыми дебрями поляна с травой почти в человеческий рост! Отступать некуда! Утоптали площадку на две палатки и костровище – ночевка готова … мы тоже. Зато какой запах мятой травы! Удивительно вкусный и плотный! Легко намазывается на хлеб и прекрасно употребляется как закуска к теплой вечерней водке.
ТорОпец

День четвертый. И вот наконец ТорОпец. Здравствуй! Мы вернулись к тебе. Городочек маленький и удивительно душевный. Лишь две вещи так и оказались неразгаданными. Почему в качестве памятника героям Великой отечественной войны выбран реактивный самолет? И кто был тот учитель, памятник которому перед зданием школы поставили благодарные ученики?

Закуплено ХОЛОДНОЕ пиво, свежий хлеб, сигареты … что-то еще по мелочи, и снова в путь. Эге! Как бы не так! Вновь в наше расписание вмешался ветер. Только мы высунули свой надувной нос в Заликовское озеро, а дальше идти вовсе не смогли.
На НЕТ – и суда нет. Встали. И как оказалось весьма вовремя. Хляби небесные разверзлись, ветер надул жестокий ливень, который, впрочем, не помешал нам сытно поужинать и сделать ревизию нашим пожиткам и припасам. Дело в том, что хотя стартовали мы вчетвером, но тащили с собой гораздо больше всякого скарба. В середине пути состав экспедиции должен был удвоиться.
Всем спать!

На следующий день солнечная активность к вечеру довела нас до полного исступления. Поэтому, встав на стоянку на высоком сосновом откосе, мы еще раз пересчитали график своего маршрута, убедились, что всё идет по плану и можно позволить себе день отдыха. Целый день отдыха, прекрасный вид, красивый закат, рюмочка … две, три, … пять … водки, хрустящие мелкие жаренные плотвички, кубинская сигара – что еще надо настоящему конкистадору?!
Будни

Следущие два дня не были отмечены чем-либо особенным. Второй крупный населенный пункт – Старая Торопа остался где-то в стороне. Мы лишь увидели крайние дома и прекрасных аистов. Да еще местный мальчишка, рыбачивший с моста, сказал, что дальше мы не пройдем. Поперек реки, от берега до берега лежал сосновый ствол. Ха! Видел бы он наш прошлогодний маршрут, где этих стволов было видимо-невидимо! Сосна была обрублена и притоплена моментально. Задержка составила не более 15-ти минут.

Заночевали мы у северной границы последнего на нашем маршруте озера Шнидкино. Где-то после него нам предстояло выбрать место для стоянки и ждать пополнение. Бойцы должны были нас догнать, сойдя с паровоза на реку в Старой Торопе.

Позавтракали, собрались, пошли месить вёслами густой зеленый бульон озера Шнидкино. М-да! Дебри! Водяная сельва! Но и эта преграда была преодолена. Выбрав красивячее из всех возможных мест, мы принялись ждать наших догоняющих друзей. Уж принялись, так принялись! Пока они нас догоняли, догнались и мы! :о) И продолжали догоняться еще день после их приезда!
Удвоение

Дюжина дней нашей экспедиции. Нас уже восемь. Лодок – две. Вперёд! Только Вперёд!
Через два дня после воссоединения мы вышли в Западную Двину.
Потери: вода стала грязнее, проблема хороших стоянок еще острее.
Приобретения: Двина, в отличие от Торопы заметно прибавила скорости нашему каравану.
К финишу

Речные виды по-прежнему великолепны. Но вот выходов с реки практически нет. Поэтому все финальные дни на маршруте мы шли долго и много. … Шли, шли … и пришли. Деревня Кресты – финиш. Вот те на! А где же мост автодорожный? Нету! А где же дорога к Крестам от трассы М9? Тоже нету! Беда! А эвакуационные автомобили уже выехали за нами из первопристольной! А мы и маршрута нового для них рассчитать не можем. Область то уже Псковская, а у нас карты только Тверские. Пришлось срочно опрашивать местное население и проводить телефонный брифинг с нашими спасателями, меняя их маршрут движения.

Вот и всё. Сдулись, уложились, загрузились.
Эх! Поехали домой.
Город ТорОпец. Весьма сжатая история.

Старое Городище 07-12 Старое Городище 07-12
Богоявленская церковь 07-12 Богоявленская церковь 07-12
07-12 07-12
07-12 07-12
Корсунско-Богородицкий собор 07-12 Корсунско-Богородицкий собор 07-12
07-12 07-12
07-12 07-12
07-12 07-12
Неизвестный учитель 07-12 Неизвестный учитель 07-12
Есть на земле уголки, словно специально предназначенные для жизни людей, своей красотой вечно приносящие им радость.
© А.Галашевич. ТОРОПЕЦ И ЕГО ОКРЕСТНОСТИ


***
Я постараюсь быть предельно краток, хотя разбирать подробности Торопецкой (ударение на второе «О» — ТорОпецкой) истории оказалось делом весьма увлекательным.
***

Древний герб Торопца прост и выразителен: сторожевая башня и лук над нею. Это визитная карточка города-воина, города-крепости, призванного стоять на рубежах русской земли, охраняя ее от нашествий.

Упоминание в летописи под 1074 г. преподобного Исаакия Печерского обычно считают первым упоминанием города.
Местоположение Торопца являлось стратегическим. С одной стороны – крепость на границе польско-литовских земель, с другой — крупнейший торгово-перевалочный пункт на пути «из Варяг в Греки»
«…Город развивался около старого городища, расположенного у озера Соломенного. Это городище служило оборонительным укреплением в давнее время. Площадь его 95х60 метров. По краям холма был насыпан вал высотой от 3 до 4 метров, а бока холма стесаны для придания ему большей крутизны. На территории городища существовали усадьбы богатых боярских семей, жилища ремесленников, работавших на них, а на соседних холмах находились дома, в которых жили земледельцы и ремесленники» © А.Н.Вершинский.
Старое городище прекрасно видно с озера.
До 12 в. Торопец был пограничным городом Смоленского княжества, был крепостью с мощными земляными валами. С 1167 г. центр удельного княжевства; первым князем города был Мстислав Ростиславович Храбрый — сын Смоленского князя Ростислава. После его смерти город перешёл к его сыну Мстиславу, позже прозванному Удалым.
Оба Мстислава были весьма деятельными и очень интересными историческими личностями, сыгравшими большую роль в истории западных пограничных русских земель, борьбы с внешними ворогами, истории Новгорода, Киева и княжеской междуусобицы.
13-14 в.в. – литовцы неоднократно нападали на Торопец. По преданию именно они, в очередной раз, захватив город, запретили строить оборонительные укрепления на месте старого городища.
Татаро-монголы до Торопца не дошли. Но след в истории города оставили. Битва на Калке – единственное сражение, которое проиграл в своей жизни Мстислав Удалой.
История города связана и с именем князя Александра Невского, Взявшего в жены Торопецкую княжну.
И снова пограничные войны: литовцы, поляки и даже украинские казаки — всем хотелось отхватить лакомый кусок.
Но со времени раздела Польши границы Руси отодвинулись от Торопца на запад, и город потерял свое пограничное значение.
Однако в 16-17 вв. он становится одним из значительных торгово-ремесленных центров. Именно в это время в городе строится множество храмов на купеческие деньги.

Корсунско-Богородицкий собор. Именно в нем некогда хранилась святыня Руси — чудотворная икона — Корсунская икона Божьей Матери.
По преданию икона была написана самим евангелистом Лукой при жизни Богородицы, когда Пресвятая Дева увидела свое изображение, то сказала: «Благодать родшагося от Меня и Моя да будет с сею иконою».
В XII в. По прошению Преподобной Ефросинии Полоцкой эта икона была «уделена» из Эфеса в Полоцк. А уже в 1239 г. Корсунская икона попадает в Торопец — полоцкая княжна Параскева дарит ее Торопцу в память о своем венчании с Александром Невским.
В 1676 г. царь Алексей Михайлович приказывает построить в Торопце каменный Корсунско-Богородицкий собор, который и простоял до конца XVIII в., но во время одного из страшнейших пожаров собор обгорает. Но церковную утварь и чудотворную икону удается спасти
В 1795 г. приступили к строительству нового собора. В октябре 1804 г. собор был торжественно освящен.

Богоявленская церковь, стоящая на «Особливом острове» или, как его еще называли, «Красном», построенная в 1764 г. на средства купца Гундорова.



***
Современная история Торопца отражена в нескольких невразумительных памятниках самыми чУдными из которых, на мой взгляд, являются реактивный истребитель (памятник героям Великой отечественной войны) и памятник неизвестному учителю (от благодарных учеников)

Торопецкие адмиралы

МАКАР ИВАНОВИЧ РАТМАНОВ МАКАР ИВАНОВИЧ РАТМАНОВ
Фрегаты НАДЕЖДА и НЕВА Фрегаты НАДЕЖДА и НЕВА
ПЕТР ИВАНОВИЧ РИКОРД ПЕТР ИВАНОВИЧ РИКОРД
Шлюп ДИАНА Шлюп ДИАНА
Памятник адмиралу Рикорду в г.Торопец Памятник адмиралу Рикорду в г.Торопец
Памятник адмиралу Рикорду в г.Торопец 2 Памятник адмиралу Рикорду в г.Торопец 2
Собирая информацию о городе Торопец, я постоянно находил интересные сведения о людях, о которых раньше не знал вовсе или знал «в объеме школьного курса». А тут оказалось, что множество удивительных историй выскакивают одна за другой, как чертики из коробочки! Приводить полные биографии знаменитых торопецких жителей не буду. Этот пробел легко заполнить обширной информацией, которую не сложно найти в интернете. Дабы быть предельно кратким, постараюсь лишь привязать к каждой персоне какой-нибудь интересный жизненный случай.

На мой взгляд наиболее интересными историческими личностями являются пожалуй адмиралы Флота Российского из этого, так далекого от моря, городка. Причем остановлюсь только на двух из них. Хотя флотоводцев на торопецкой земле оказалось много больше.


МАКАР ИВАНОВИЧ РАТМАНОВ
(1722-1834(33?) г)
вице-адмирал, участник кругосветного плавания на фрегатах «Надежда» и «Нева» (1803-1806) под командованием Крузенштерна

Старший лейтенант Ратманов был назначен старшим офицером на «Надежду».
Кроме запасов провизии на три года нужно было еще взять товары Российско-Американской компании и подарки для японского императора (в планы экспедиции входило установление дипломатических отношений с Японией). Прибыл со свитой посол в Японии камергер Н.П. Резанов (надеюсь вам известна эта фамилия по рок-опере Рыбникова «Юнона и Авось»). Свиту посла составляли «благовоспитанные люди»: ученые, астрономы, художники, врачи, советники… Кроме, пожалуй, доктора Бринкина и художника Курляндцева, всем этим «благовоспитанным людям» на корабле было нечего делать. Однако всех их вместе с сундуками и денщиками нужно было разместить по лучшим каютам.
Особо докучал экипажу гвардейский поручик граф Федор Толстой. Он был, пожалуй, самым неблаговоспитанным человеком в Петербурге. Задира, скандалист, пьяница и картежник, граф Толстой был знаменит тем, что отчаянно дрался на дуэлях и, стоя под дулом пистолета, проявлял необыкновенную храбрость.
Как командир военного корабля Крузештерн не мог терпеть подобных безобразий у себя на корабле. Но и «привести разгильдяя в меридиан» он тоже не мог, слишком уж высокого полёта была птица.
С другой стороны, за организацию службы и повседневный распорядок по уставу отвечал старпом. Крузенштерн вызвал к себе Ратманова: «Господин старший офицер Макар Иванович! Наведите на судне военный порядок! Извольте оградить экипаж от праздношатающихся!»
Старший офицер Ратманов поступил в духе старых морских традиций. В тот недобрый для Толстого час Ратманов, находясь на командирской вахте, одернул пьяного графа за его очередную выходку. Толстой же, почтя себя оскорбленным, вызвал его на дуэль. Ратманов справедливо отверг столь дикое предложение. Отверг не из трусости, а из долга старшего офицера корабля в океанском плавании. Тогда Федор Толстой набросился на офицера с кулаками. Произошла жестокая драка. Крепкий физически Ратманов, очевидно, припомня кулачные бои на зимних ярмарках родного Торопца, крепко поколотил графа. Когда на крики выскочил из каюты Крузенштерн, матросы уже затирали на палубе свежую кровь, денщики уносили окровавленного Толстого, а Ратманов, заложив руки за спину, невозмутимо осматривал горизонт.
Несколько дней, пока граф Толстой отлеживался в своей каюте, на корабле царил порядок. Высокородные вельможи робели даже при матросах, а завидя еще издали грозного старпома, старались не попадаться ему на глаза.

***

ПЕТР ИВАНОВИЧ РИКОРД (1776 — 1855)
российский адмирал, путешественник, учёный, дипломат, писатель, кораблестроитель, государственный и общественный деятель.

Экзотическая для русского слуха фамилия Рикорд в самом деле средиземноморского происхождения: доподлинно известно, что в 1730-е годы в Ницце жил дед будущего русского адмирала — Игнатий Рикорд. Сын Игнатия Жан-Батист завербовался в австрийскую армии. Вскоре он встретил в Австрии хорошенькую девушку по имени Мария Метцель, с которой обручился. Затем молодой офицер прознал, что в русской армии жизнь вольготнее, выкрестился в русского Ивана Игнатьевича, и прибыл с молодой женой в расположение Ингерманландского полка. Полк расквартировали в Торопце именно в то время, когда Мария родила своего первенца.
В 1807 П.И.Рикорд к должности старшего помощника шлюпа «Диана» вышел в кругосветное плавание, Капитаном шлюпа был Василий Михайлович Головин.
В июле 1811 года «Диана» задержалась в одном из своих рейдов, и на борту кончился запас пресной воды. Моряки решили пополнить запас на одном из ближайших островов — им оказался Кунашир, входивший тогда в состав Японии. Ранним утром 11 июля Василий Головнин, взяв с собой нескольких матросов, переводчика, ушел и… не вернулся.
Спустя несколько суток Петр Рикорд узнал, что японцы с Кунашира, увидев перед собой русских моряков, зазвали их в гости, а потом взяли под арест! Причины такого вероломства японцев ему были совсем не понятны. А дело в том, что за несколько лет до «Дианы» здесь побывали корабли русского флота «Юнона» и «Авось» под командованием графа Резанова. Император поставил перед Резановым задачу — установить дипломатические отношения с Японией. Однако обычным путём мирных переговоров этого достичь не удалось, и Резанов решил применить политику силы. Он приказал двоим своим капитанам — Давыдову и Хвостову — разграбить японские поселения на Сахалине и Южных Курилах. Японцы на русских затаили большую обиду, и стали ждать случая, чтобы отомстить.
Петр Рикорд отправился в Петропавловск — за разрешением действовать и подкреплением. Но никто из камчатских начальников не взял на себя такую ответственность: моряков-то, конечно, жалко, но дело тут дипломатическим конфликтом попахивает, а то и войной. И тогда Рикорд оседлал коня и направился в столицу.
Моряку Рикорду сухопутное путешествие верхом далось очень тяжело. Тем не менее он добрался до Иркутска, где ему отказали в подорожной: шла война с Наполеоном, и Петербургу было не до пленных, томившихся в далекой Японии. И все же ему удалось получить от иркутского гражданского губернатора официальный документ, передающий Рикорду право вести переговоры с японцами о судьбе русских моряков и подтверждающий их непричастность к рейду Резанова. С ним Рикорд вернулся в Охотск и смог узнать от местных курильцев, где находятся плененные «диановцы».
В августе 1812 года «Диана» под командованием Рикорда вновь направилась к японским берегам. Но власти Кунашира наотрез отказались слушать русскую делегацию, заявив, что пленники давно мертвы. Рикорд приказал остановить богатое торговое судно, которое возвращалось на Кунашир после очередного плавания. Владельцем судна был Такадая Кахэй (Такатая Кахи) — владелец крупной торговой компании, и один из самых богатых людей Японии. Человек мудрый и предприимчивый, японец быстро оценил ситуацию, и поведал Рикорду, что пленники живы-здоровы, и находятся на острове Хоккайдо. Рикорд, узнав, кто перед ним, решил забрать Такатая Кахи с собой.
Добровольно-принудительное пребывание Такатая Кахи в Петропавловске-Камчатском продолжалось почти год. Рикорд поселил «пленника» в своем доме. Он сумел объяснить торговцу, что Головнин и его спутники, абсолютно не виноваты в злоключениях японцев, и удерживаются незаконно. Весной следующего года Такатая вновь ступил на родную землю. С собой он вез заверения от дальневосточного русского правительства в том, что Головнин и его спутники ни в чем не виноваты. Надо признать, что Такатая Кахи и Рикорд задумали серьезную авантюру: они решили сыграть на том, что японцы — формалисты и человека судят по тому, какой чин он занимает. Такатая Кахи решился выдать Рикорда за военного губернатора Камчатки, что, собственно, и сделал, когда тот приплыл следом за ним на Кунашир.
1 октября 1813 года Василий Головнин под громкие крики «Ура!» вернулся на корабль, снял свою саблю и попросил Рикорда принять ее в знак благодарности.


***

еще одно место, где можно почитать о наших путешествиях, посмотреть фоты и оставить комментарии

http://vkontakte.ru/club11099377




Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Тверская
еще маршруты
О Маршруте
Ссылка: