Путешествие по Узбекистану и Таджикистану

Идет загрузка карты ...
Ташкент, Самарканд, Термез, Душанбе, Худженд, Фатехабад, Хивы, Беруни, Нукус, Кумград, Бейнау, Актюбэ
 
Дорога в Таджикистан

Мой конь Мой конь
ДОРОГА В ТАДЖИКИСТАН

Свободный туризм, это намеченная цепочка не обязательных координат.

Если голова не знает куда идти,
довертись ногам, они выведут в
нужном направлении….

Поезд идущий в Ташкент. Январь 2009 года. Как всё изменилось! Много свободных
мест. Уже не зверствуют пограничники. Кризис.
Если ещё два года назад, при пересечении казахской границы, для каждого вида
проверки, существовала такса в 200 российских рублей с отдельного узбекского пассажира,
то сейчас уже ничего не просят! Потому как возвращаются из России
в основном не солоно хлебавшие, не нашедшие работы и с пустыми руками.
Правда, в районе Арала, по составу прошлась парочка из казахской
транспортной милиции, просили хотя бы по пятьдесят рублей! Выводили в тёмный тамбур,
как полагается, с сумками, по одному. Но сильно не «трамбовали», так и ушли с пустыми руками.
При подъезде к Сары-Агачу, к казахско-узбекской границе, пассажиры на всякий
случай собрали остатки своих денег и передали на сохранность мне, единственному
российскому туристу. Подальше от греха.
Ничего особенного не произошло и на этот раз. Отмеренные на проверку полупустого состава
два часа, тянулись бесцельно. Проверяющие давно прошли, никого не выводили,
сумки особо не поверяли, даже не привычно скучно! Сосед по купе Адылбек пригласил
покурить в тамбур. Да, говорю, необходим был планетарный кризис, что бы на границах
наконец восцарил мир, и вернулись нормальные человеческие отношения!
Не успел докончить свою мысль, как в тесное, межвагонное пространство тамбура
сквозь узкую щель не шелохнувшийся двери просочился низенький и квадратненький
господин со шпионскими усиками! Глаза его радостно искрились, а усики потешно бегали
и качались по всему скуластому недоразумению пограничного чиновника!
Мой друг быстро сбросил недокуренную сигаретку и услужливо вытолкнув её
на улицу, сокрушённо приветствовал гостя слегка пригнувшись на полусогнутых коленях.
Мне почему то показалось, что картину хорошо бы дополнили сомкнутые ладошками руки
у груди, под склонённою тяжёлой виною головой.
Господин, округлив от деланного возмущения узкие глазки, потребовал от
нас объяснений нашего неразумного поведения, и нетерпеливо перекладывая из рук
в руки огромный кожаный портфельчик, пригласил проследовать с ним к выходу.
А узнав, что наши паспорта всё ещё на проверке, велел собирать и пожитки, и
грозясь ссадить нас с поезда, со всеми вещами указал двигаться за ним!
Я, прочно усевшись за своё место, пообещал никуда с него не сходить! Ни под
каким предлогом! Ни для дачи показаний обратно в тамбур, ни в его «контору»,
вообще никуда! Вот говорю мой билет, вот моё место, вас я не знаю, и вообще
больше разговаривать ни с кем не буду!
Друга моего, тем временем, со всем его нехитрым скарбом увели в тамбур для
дачи показаний! Вернулся он взъерошенным, с покинувшим кровью лицом, но с
большей уверенностью в своём будущем! Господин с хитрыми усиками всему
составу объявил, что этот товарищ на момент проверки уже не курил, и доказать
его склонности к табаку не является возможным!
На моё же, не желание куда либо выходить, он коварно переспросил, является
ли моё поведение актом не повиновения!!!! Актом не подчинения Уставу
Межгосударственной Пограничной Границы!!? И грозно сомкнул свои усики!
Я потребовал составления соответствующего Акта, с указанием моей вины и с
предъявленными ко мне аргументированными обвинениями. Господин с портфельчиком не
дослушав, пообещал удерживать состав безразмерно долго, до тех пор пока я
не покину вагон, и для убедительности вызвал по рации сообщника! Тот согласился!
И всё это будет на моей совести, и за мой счёт, зловеще ощетинился усиками мой
господин! И добавил, - наряд вызывать!?
Прибыл наряд казахских солдат! Молоденьких, с вращающими по сторонам глазами.
Я был не сокрушим, и покидать обжитый вагон ни куда не собирался, даже на
время и в тамбур!
Потом все ушли. Стало тихо, и только было слышно как весь вагон тихо
перешёптывается. Все смотрели растерянно на меня. А я грустно всем
улыбался, и пытался шутить.
Приходили разные люди, в погонах и в штатском, с портфелями и с усами, а
я всё сидел упрямо и никуда ни шёл! Ни за кем! Конечно я понимал всю
смехотворность ситуации, что за бычок к стене не приставят, но это было
отлаженная система! Голодная, ещё недавно с успехом настроенная на отъём денег,
а теперь тем более не готовая просто так в холостую отработать свой сценарий!
Но вдруг принесли паспорт, и пожелали счастливого пути! Я искренне их поблагодарил,
заверив, что больше никогда в дальнейшем курить на границах не буду!
Теперь с Ташкентом меня разделяли только узбекские пограничники.
Узбекская граница!

Узбекская граница!

Нигде так не любят проверять наличные деньги, как узбекские сторожевые!
Надо сказать, и умеют это делать! Красиво и широко! Сперва разбросают твою
тряхомудию, по всему коридору, с большим размахом и амплитудой, потом
весь рюкзак перетряхнут, до всех закоулков, и тут же, не дав даже смести
всё в одну кучу, предлагают ознакомиться с твоим кошельком!
Вот и представьте такую картину; всё твоё вне тебя и разбросано! Хорошо
если ещё не по полу! Твой гомонок в чьих то любопытных руках, а тебя при
этом продолжают обшаривать по всем карманам, постоянно задавая отвлекающие
вопросы; - а что это у тебя тут!?, под подкладкой!?, а что это там!?, под воротником!?
Неровность какая то у вас!!? И при этом, постоянно, вокруг ходят какие то люди.
Интересно, что же это такое можно везти в Узбекистан из России, что бы
так подкладки все проверяли!?
И горе тому путнику, который запамятовал что то внести в свой декларативный
циркуляр! Излишки сразу изымаются в пользу проверяющей стороны, плюс
штраф за ввод в заблуждение, и ещё не дай бог, если это не примут как за
попытку провоза контрабанды!
Поэтому мой вам совет! Не поддавайтесь горячности местных пограничников!
Основательно уложите обратно свои вещи, возьмите кошелёк в свои руки, и
медленно, не спеша, на глазах у всей почтенной публики, аппетитно хрустя
каждой купюрой, пересчитайте каждый вид валюты! И не надо особо сплёвывать
на большой палец, этим вы нарушаете общее Зрелище! Хочу только предупредить
вас, что похрустеть деньгами они любят самостоятельно и разубедить их в этом
стоит невероятных усилий!
Вот так, маленькими шашками, и большими перебежками мы наконец
въехали в Ташкент! Остаётся только благополучно убраться подальше от вокзала!
И не только от въедливой кучи таксистов, которые пчелиным роем окружат тебя
со всех сторон, не давая возможности уйти с вокзала своими ногами! Ты ещё тут
вступил во владения вокзальной милиции, которая непременно воспользуется
случаем на тебе подзаработать!
Вот так и движешься через всю вокзальную площадь до табло с расписанием
поездов в сопровождении огромного количества встречающих, которые на перебой
переспрашивают твой дальнейший маршрут и предлагают свои многочисленные
услуги от обмена денег до приобретения железнодорожного билета!
Стряхнуть с себя такую ораву просто нет возможности! Надо иметь с собой
некий запас твёрдости духа, что бы благополучно вывернуться, не поддаться
на уговоры, и не уехать туда, где тебя совсем не ожидают!
ТАШКЕНТ

ТАШКЕНТ

Постепенно все рассеялись. Но один таксист, самый упорный так и продолжал
сопровождать меня всюду. На все просьбы оставить меня в покое, и самому
разобраться в своей участи, отвечал, что за советы с меня денег не возьмёт, но
зато сможет отгородить от всевозможных недоразумений!
Я изучил расписание поездов в нужном направлении, и тут же на привокзальной
площади, в присутствии своего визави, обменял необходимую сумму российских
денег. Надо сказать, что в поезде тоже можно было совершить обмен, и даже
заметно в лучшую сторону, но почему то поостерёгся. А потом составив
декларацию в российских деньгах, так и не смог этого сделать!
Стоимость проезда в ташкентском метро составляет 400 сом, в пересчёте с
русских ( один рубль = 45 сом, на тот момент), около девяти рублей. Станция
метро находится напротив вокзала с другой стороны дороги, и всем советую
им сразу воспользоваться!
Но разве просто так расстанешься с настоящим ташкентским таксистом!
Уговорил! Довёл к своей машине, стоявшей как раз у входа в метро, и усадил
рядом с водителем! А сам сел на заднее сидение! Сказал, что его машина
находится как раз на автостанции Ипподром, куда я и направлялся на автобус
до Термеза.
Вечерний рейс уходил через пару часов, настроение самое прекрасное!
Тепло! Впереди весь Узбекистан, всё долгожданное путешествие! Люблю эти
радостные места! Нравится всё, и люди населяющие эту страну, и их постройки,
одного цвета с распаханной землёй, цвета хаки, и жухлая, выгоревшая трава,
покрытая придорожной пылью!
Но не успели мы проехать и сотни метров, как нас подрезал маленький
и юркий Тико, и преградил нам путь! Пока от- туда, с водительского места
вылезал человек в милицейской форме, мой «таксист» с заду, предупредил
меня о том, что бы я говорил всем, что являюсь другом «таксиста», и он
меня встречал на вокзале!
Сижу впереди, обхватив свой рюкзак. Подходят двое, один из них в пагонах,
другой в гражданской форме. Проверяют удостоверения у водителя, что- то
спрашивают, но внимание в основном приковано ко мне! Наконец просят
выйти! Уточняют, не пил ли я! Проверяют мои документы и предлагают пересесть
на заднее место. Молча пересаживаюсь. Тот что в гражданской одежде садится
вперёд и приказывает ехать!
Водила начинает скулить, в очередной раз пересказывая заученную версию
о встречи старых товарищей! А человек без формы, полуобернувшись ко мне,
недовольно упрекает меня в неучтивости, мол развалился в присутствии
офицера, и быстро показывает удостоверение моему «таксисту», сидевшему
теперь уже рядом со мной.
Спокойно объясняю ему, что на заднем сидении трудно сидеть по другому,
и попутно уточняю, мол по какому случаю ко мне такое внимание!
Обещает разобраться в соответствующем месте, где и постараются выяснить
истинные мои мотивы приезда, и что я собой представляю на самом деле!
Скажу честно, моё состояние на тот момент, было самым благодушным.
Я был готов к этому, не раз такое проходил, именно тут в Узбекистане, и
особо ни о чём не переживал! Продолжал разглядывать город через боковое
стекло, пытался рассказывать своему « другу» что- то смешное, расспрашивал
его! Всё у меня было «чисто», ничего я не нарушал, и особо опасаться в
чём то, причин не было!
ДОПРОС

ДОПРОС

Я с вами полностью согласен в мысли о том, что уж больно не приветливыми
страницами наполнено начало повествования, и совершенно справедливо может
возникнуть ощущение об авторе, как о мерзком и мстительном мизантропе,
торопящемся выставить всех, в своём гневном изобличении, в их истинном и
неприглядном свете.
Но это абсолютно не так! Даже напротив, я очень благодарен судьбе, что
позволила мне присутствовать при этих гнусных гиперболах жизненных
ситуаций, в которые попадали вместе со мной люди премного достойные и
благородные, и благодаря которым и можно порой выявить в них такие
нравственные грани!
Я вспоминаю тех же таксистов с площадки Куйлюк, вернее их посредников,
которые грозились меня зарезать, если я пройду непосредственно к самим
водителям для переговоров! (Но это же восток, как же тут без общения и без
торга!? Тогда уж лучше всё по телевизору, не вставая с дивана всё просмотреть!)
А потом также, на надрыве, почти за грудки, тащили меня в кафе угостить
шашлыком под сто грамм!
Или киргизский водила микроавтобуса, трамбующий к себе в салон столько
пассажиров, что на место где трудно двоим усидеть, умудрялся рассадить семерых
с багажом, что бы провезти их семьсот километров через зимний перевал! А
потом всех кормил за свой счёт, когда лавина отрезала дальнейший путь!
Да и тех же ментов, после службы превращающихся в обыкновенных людей
и приглашавшие потом к себе в гости!
Тот же пожилой водитель, хныкающий по поводу встречи двух «закадычных»
друзей, так упорно и стоял на этой версии, хотя обрабатывали их умело!
Среди таких людей совсем не страшно, и заранее знаешь, что ничего плохого
с тобой случиться просто не может! Когда я с маленькими детьми впёрся в
ещё не окончившуюся воевать Абхазию, то приехавшие за хозяином ночью бойцы,
в доме где мы ночевали, старались вести себя так тихо, что бы не услышали
дети!
Поэтому давайте дадим развиться событиям так , как это было на самом
деле.
А всё шло к обыкновенному отъёму денег. Я если и волновался в чём,
то это была лишь справка! Обыкновенная, подделанная, регистрационная
справка! Ею меня снабдили хорошие люди, но я поторопился проставить на
ней даты! Получалось что я зарегистрировался в Узбекистане датой, которая
могла наступить лишь только через полторы недели! И лежала эта бумага в
самом переднем кармане, можно сказать у всех на виду!
У меня же уточняли наличие узбекских денег, и где я их разменял!!!!
Они скорее всего, всё видели с самого начала моего появления на вокзале!
И как я менял деньги у вокзальных «менял» тоже видели! На это и давили!
Я тут же ответил, что необходимости в обмене у меня не было, так как
встречал меня друг, который и снабдил меня достаточной суммой денег на
первое время!
Тогда жаждущий денег сказал; Что мол буду я говорить, если мой друг
трижды успеет отказаться от моих слов!!?
Водитель, а мы всё время куда то всё ехали, вновь стал всхлипывать, что
он уже достаточно стар, что бы вынести всё это, и что он сам всё видел
своими глазами, как мой друг передавал мне деньги! И что бы нас уж скорее
отпустили!
Потом машину остановили, и куда то увели моего друга! Вернее в Тико,
так же следовавшую постоянно за нами. А к нам в салон влез громадный
милиционер и продолжил опрос с самого начала!
СВОБОДА!

СВОБОДА!

Нас так возили по всему городу, видимо надеясь на скорую капитуляцию и
предложение выкупа с нашей стороны! Но мой друг держался молодцом, и
« никого не выдал»! Водитель тоже постепенно умолк и ждал общей участи!
Постепенно за автомобильным окном потемнело и Ташкент засверкал ночными
огнями. Экскурсия порядком затянулась, а мой автобус уже наверное на полпути
к Термезу! Я только думал куда перепрятать свою горе- справку, мысленно искал
все потаённые места на себе, и не находил!
Милиционер вертел перед собой мою декларацию с заполненными туда всеми
деньгами нашего вагона, пыхтел и чего то ждал! Я же с интересом рассматривал
окрестные пейзажи. Иногда переспрашивал, меня очень интересовало всё за окном!
Привели моего молчаливого друга и усадили на прежнее место. Милиционера
сменил первый без формы, уже улыбающийся и с моими документами в руках!
Весело и дружелюбно протягивает мне их, потом останавливается и игриво
спрашивает, хочу ли я и дальше продолжить свой путь! Потом добавляет, есть ли
что мне сказать по этому поводу! Мол ты же всё понимаешь! Целая бригада была
вовлечена в эту операцию! У всех семьи, дети!
Не буду затягивать эту позорную страницу нашей действительности! Расстались
друзьями! Я им подарил килограмм российских конфет! На всю опергруппу!
А впереди ждала ташкентская ночь, весь транспорт уже ушёл! На такси хотелось
не особо, если представить маршрут в тысячу километров на юг! Мой друг
предложил переночевать у него, но я не захотел. Добрался до автостанции в надежде
на запоздалый маршрут. И не обманулся, автобус до Самарканда подбирал последних
пассажиров!
Транспорт

Транспорт


Самым замечательным в свободном путешествии является ночное передвижение!
Замечено, что средняя стоимость одних суток в гостинице приравнивается к
стоимости перемещения на одну тысячу километров! И это справедливо
практически для любой страны!
За ночь можно проехать в среднем около пяти сот километров, так что не
трудно заметить двойную выгоду! А если вспомнить древнее правило о
преимуществе денег перед билетом, то расходы можно сократить ещё раза в два,
или даже четыре! А Узбекистан для этого просто совершенен!
Из Ташкента в ночь поезда уходят практически ежедневно! Направление там
одно! Со всех сторон горы, так что ехать можно только в одну сторону, садитесь
на любой, не ошибётесь! Направление выяснится как раз только к утру!
Цена билета на плацкартный поезд в Узбекистане не дешевле автобуса, но
хорошо выспаться можно только на железной дороге, зато расписание удобно
для вторых! На автобусе можно уехать в любое, удобное для вас время, а такси
будет сопровождать вообще на каждом шагу! И не особо дороже!
Когда приходите на автобусную станцию, не проявляйте возбуждённость! Не
бегайте за информацией как подраненная курица! Встаньте поперёк с задумчивым
видом, и к вам ещё не по разу обратятся! Будут просто пытать, стараясь выяснить
ваш путь, и каждый раз предлагая сбавить цену проезда! Например дистанцию до
Ургенча, от Ташкента это почти полторы тысячи километров, можно будет проехать
за семь тысяч сомов, хотя официально билет около тридцати!
Дело в том, что перевозка людей совсем не главная статья доходов для водителя
автобуса! Автобус в Узбекистане маленько больше чем автобус, ещё он и грузовик
на две- три тонны! А за перевозку грузов там платят не сравнено больше! Попутно
можно прихватить и пассажиров, всё как говорится прибавка!
Поэтому передвигаясь по стране на автобусе, попутно будешь заезжать в
различные посёлки для погрузки и выгрузки товара! И не обременительно как для
экскурсии, и очень познавательно! Ещё и накормят до кучи!
Находясь среди пассажиропотока, по всей Средней Азии, вы никогда не
будете чувствовать себя одиноко! Вас всегда будут окружать люди внимательные и не
равнодушные к чужой проблеме! Неоднократно будут приглашать к себе в гости, и
это особенно трогательно! То есть путешествуя тут, можно полностью расслабиться,
оставив все свои тревоги на границе!
САМАРКАНД

САМАРКАНД

До Самарканда добрался без происшествий! Официальная стоимость билета
на автобус Ташкент-Самарканд 7100 сом! Автобус отходит от станции Метро
«Собир Рахимов», что около Ипподрома, регулярно, по мере укомплектования.
Об этом постоянно и истошно призывает коллега водителя, который и деньги
собирает и с которым можно окончательную сумму утвердить!
Город особо не изменился пока меня тут не было, поэтому первым делом я
посетил общественную, городскую баню, в самом центре Самарканда, за 1500 сом
в час, с отдельным номером! Что то очаровательное сохранилось в них!
Простота и неприхотливость, такие бани привычны были в советское время,
поэтому видимо и вызывают прилив приятного воспоминания! Люблю простоту,
в этом особая содержательность!
Вспоминаю послевоенный Сухуми, год 1999. Раннее утро выходного дня.
Встающее , яркое солнце, и мы первые посетители, в чудом сохранившейся, и
не сильно потревоженной боевыми действиями, общественной бани! Представьте,
такую, в стиле коммунистического ампира, с массивным парапетом и с двумя
круговыми, мраморными лесенками, утопающую в кронах кипарис и пальм!
Длинный коридор второго этажа, мне на лево, на мужскую половину, в
отдельные номера, а моим двум маленьким дочкам направо, в такие же
маленькие комнатки, пустующего дворца! Захожу в свою нишу, пар от горячей
воды степенно улетучивается сквозь солидную расщелину в потолке, сквозь
которую ко мне заглядывает утреннее солнышко! Война не прошла мимо!
Не помню сколько прошло времени, уже помылся, и вдруг слышу, поют!
Это мои девчонки, наполненные торжеством и свежестью раннего солнечного дня,
распаренные и очень довольные, соревнуются с эхом опустелого зала!
Потом вышли из бани, величественно сошли со ступеней, сразу в двух
направлениях, ветерок ласкал ещё влажные волосы девчонок, а они спускались
и пели! А город еще не проснулся.
Потом,….ау, я уже в Самарканде! Потом гулял! Как всё таки здорово, что
есть общественные бани, после неё особое удовольствие забросить за спину
рюкзак!
Посетил самаркандский рынок! Не заметил как кончился день!
На маршрутке ( 400 сом, такая такса на весь городской транспорт по всему
Узбекистану) добрался до железнодорожного вокзала. До Кашкадарьи электричка
ушла ещё утром, но поздно ночью будет следующий поезд! Интересуюсь в
кассе стоимостью билета. Рядом пристроился милиционер! Я сразу, когда входил
краем глаза обратил внимание на то как он отделился от стоявшей поодаль
группы вокзальной милиции. И вот теперь он сосредоточено вслушивался в
наш диалог! Пропускаю его вперёд, к самому окошку кассы, говорю только
после вас! Он смущается, говорит не надо! Но и не отходит! Вот привязался!
Кассир не знает стоимости билета!
В Самарканде не такое уж интенсивное движение, а Карши, одно из двух
направлений куда ходит поезд, и ближайшая крупная станция! Относительно
конечно, но не знать туда цену билета, это уж слишком!
Железные дороги! Они и в России такие же, подозрительные! То подсунут
страховой билет, не известно что страхующий, и потом на весь вокзал, с
применением громкой связи причитают, мол нашёлся такой умный, больше
всех знаешь что ли!!? Поэтому, что бы не вызывать и не концентрировать на
себя эпилептический взрыв припадка со стороны российского кассира, лучше
молча взять этот страховой полис, и забыть хамство! А сейчас ещё навязывают
не спрашивая и постельное белье, и могут продать на дистанцию в 4 часа , в
дневное время суток!
Поэтому удивляться особо не приходится! Кто ж тебе так сразу и скажет!
Советует обратиться в справочное окно! А там свирепого вида дядечка, и их
куча там сидит, интересуются моими документами, регистрацией, что везу, цели
моего визита, явочные адреса, содержимое поклажи, и ещё много чем, что
совсем не относится к их компетенции! Но можете быть спокойны, свои
ребята, пошумят маленько, свирепо глазами повращают, попугают не известно
чем, потом отпустят!
А выделенный милиционер всё по пятам за мной ходит! Что бы это значило!


Таксисты уговаривают отвезти подальше, в самую ночь, к посту ГАИ, там
мол все автобусы останавливаются, скорость сбавляют то есть! Или можешь
дальше пройти до Гребного Канала, там большой перекрёсток, и уж от туда
точно, кто ни будь и возьмёт! Сжалится! Там не далеко, километра два, или
три, не больше! Но до самого перекрёстка никто ехать не хочет!
Просят 10 000 сом! До ГАИ! Даже обещают обождать, если никто не
возьмёт! Даже примеры приводят! А от Гребного до Кашкадарьи часто
транспорт ходит, всю ночь. Возьмут тысяч десять, не больше!
На вокзале мент достаёт, говорит что билет восемь тысяч сом стоит, но
можешь не беспокоится, дай мол ему четыре и он всё обустроит сам! Без
билета тебя повезут! За всё отвечаю!
Пошёл купил билет, думаю ну вас всех к чёрту! Оказалось что всего 4500!
С пяти тысяч сдачи не дали! Местные правила! Дашь менту денег, потом ещё
с проводником разбираться, по дороге опять проверки могут! А он отвечает!
Пока ждал поезд побратался с местными таксистами. Клёвые ребята! За так,
между делом, накатали по ночному Самарканду! Наслушался разных историй!
Рассказчики они обстоятельные! Хоть записывай и сразу в печать неси!
Про Гребной Канал жути нарассказали, там ещё километров 15 оказывается,
от поста ГАИ. Темно, пусто, людей вокруг нет, вот и стой там, всю ночь
автобусы карауль!
Думаю, вот поэтому туда и не везут! Люди приезжают туда, видят «погреб»
и в обратную сразу просятся!
А билет на поезд зря мол купил, мы бы тебе тропинку показали, в заборе,
а проводнику бы пару тысяч дал, или даже тысячи ему достаточно!
Говорят работать одно удовольствие сейчас! Купил лицензию, и всё! Никто
тебя больше не трогает, никому больше ничего не должен! Кроме налога!
Порядок одним словом! Да и заработать можно!
Порадовался я за них, прощались чуть не плакали! Обнимались долго!
Когда садился в вагон, за мной тот мент бежал, но узнав что у меня билет
на руках, сокрушённо отстал. Обиделся наверное.
КАШКАДАРЬЯ

КАШКАДАРЬЯ

В Кашкадарью прибыли утром рано, даже очень , в кромешной тьме! Но
успел выспаться! Люблю когда очень рано, когда канун сильно растянут! Чувство
особое, что радости в день может больше вместится!
Народ многий уже проснулся и куда то торопится, а ты к ним на встречу
с улыбкой могучей! Просто ликую в Пути, трясусь от ожидания предстоящего
дня! Это так здорово постоянно передвигаться, видеть с каждым восходом
новую панораму, и новые лица!
Узнал расписание дальнейшего движения, и сел на маршрутку знакомится с
городом. Первым делом базар!
Если ташкентские базары уже не те, что ранее, и самаркандский какой то
не уютный, бесцветный, а местами и откровенно грязный, то местный базар,
это олицетворение Востока!
Красивый вход через арку, аккуратные ряды, всё по домашнему, у каждого
продавца ухоженное с любовью место. Он восседает в кругу огромных мешков
как «инженер высокого полёта», за пультом весов со связкой разнообразных
гирек!
Сразу включаю камеру и подхожу к первому попавшему торгующему джентльмену!
Хватаю его под мышки и тащу из его ухоженной кабинки, страшно нахмурив брови!
Тот ничего не понимая, начинает сопротивляться всеми своими конечностями,
но видя перед собой включенную камеру особо не усердствует!
Базар весь притих!
Тут я широко улыбаюсь, и протягивая ему камеру, сам сажусь на его место,
за штурвал его начищенных весов! Имитирую самый высокий полёт торгового
возбуждения! Тот помаленьку оттаивает и сразу веселеет. Базар тут же облегчённо
вздыхает, наполнив всё своё пространство возбуждёнными голосами!
БАЗАР

БАЗАР

Что такое базар!? Это сердце и душа любого города! Это общение и
праздник каждого дня! Здесь обсуждались последние новости, и формировалось
общественное сознание! Именно на базарной площади, всегда делались
важные заявления, и проводились торжества, объявлялись войны, и
рекрутировались солдаты! Именно тут формировались полки ополчения и
от сюда же уходили на фронт. И именно на базаре всегда зрело общественное
мнение, отчего свергались правительства, и избиралось новое!
Вот зарисовка остатков умирающего, российского базара, Россия лукаво
признающая себя наполовину Европой и Азией, давно начала уничтожать этот
институт общественного сознания!
На криво растянутой проволоке висят лохмотья истлевшего целлофана,
придающего торговому месту вид крыши. В глубине «бутика» висят несколько
завазюканных в пыли кофт, с откровенного вида высохшими разводьями от
некогда прошедшего дождя. На месте продавца стоят два огромных валенка,
а из под них, на вас недоверчиво и с какой то отстранённой тоской поглядывает
отмороженный нос!
« Кофты» - умирающим голосом раздаётся из под правого валенка, и тут же
игриво начинают перестукиваться друг о друга. В начале левый бьёт о правый,
тот делает несколько судорожных кульбитов, как будто пытается то ли
оторваться от земли, а может просто тремором своим, согрет озябшие ноги своего
хозяина. Потом в разученном ритме меняются местами, и уже правый бодает
левый валенок, заставляя его мелко трястись и хорохорится!
Да, в России успешно похоронили свободную мысль! Понастроили склепов
европейского вида торговых лавок, огромных и несуразных, и в них не хочется
делится последними новостями. В них не хочется даже глаз поднимать.
Вот и северная часть Узбекистана на этом пути. И настоящего народного
базара там уже не найти! Только хруст неувядаемой купюры! Поэтому и
тороплюсь вновь сюда, на юг, к ещё живому, не залапанному цивилизацией
восточному базару!


Базар это как живой организм, особенно тут в Кашкадарье! Как сжался он
когда к его собрату привязался подозрительный человек, сразу притих остановив
все операции. И как же он радостно возбудился, выяснив, что всё хорошо, и
ничего опасного здесь не происходит! Ото всюду стали кричать, приглашая меня
«порулить» и у них на весах, посидеть в обнимку с каждым, и я постарался
фотографируясь, не пропустить никого!
Такие минуты дорогого стоят! Вот это и есть, наверное самое главное, что
характеризует восточный базар!
Тут же, сразу через улицу от городского рынка, раскрывается симпатичная
панорама на отреставрированный музейный комплекс, старинного городка.
Попросил вышедшего на улицу местного жителя сфотографировать меня на
великолепном фоне резных ворот старой крепости. Когда вижу такой шедевр,
всегда вспоминаю картину Верещагина, с тщательно прорисованными, деревянными
воротами ханского дворца, в окружении колоритных стражников. С удовольствием
позирую на фоне старинных, кованных створок, колец и запора.
Прибежал мальчишка, лет двенадцати, в зелёном чапане, совсем как взрослый
обхватил себя руками и внимательно за всем наблюдает. По видимому внук.
Попросил отпустить его сопроводить при осмотре комплекса.
И хотя по русски он совсем не знает, понимали друг друга мы прекрасно! Он
оказался на редкость сообразительным, быстро освоил фотокамеру, и говорить ему
что то особо не приходилось. Он мастерски вертел фотоаппаратом, бегал вокруг
а я только успевал менять позы, перебегая от одного объекта к другому!
Мы с ним быстро подружились, и я хорошо ощущал с его стороны заботу! Он
вел себя как настоящий узбек, радушный и очень гостеприимный. А потом к нам
присоединился его друг, которого он уже сам обучал работе на фотоаппарате.
Оба такие шустрые и игривые, я усадил их у музейного очага, что бы они
имитировали будто бы там горит настоящий огонь, а те так смогли перевоплотится,
подставляя свои ручонки к мнимому огню, и так потешно щурились от
воображаемого жара, что мы потом долго вместе смеялись.
СУХАНДАРЬЯ

СУХАНДАРЬЯ

После обеда сел в автобус (11 000 сом) идущий в Термез. Через красивые
перевалы, с разноцветными горами! На одном из них, на самой макушке горы
установлен тепловоз! Как его туда доставили, и смогли установить, на такой то
высоте!? Большая Загадка! И вот теперь он символизирует собой задор узбекских
строителей и их технические возможности!
Здесь уже проложили новую ветку железной дороги, и наша дорога не
однократно выходила с ней на прямую видимость. Но пока она находится, как
говорят, в тестовом режиме последних испытаний. Эта дорога будет на прямую
соединять Термез с остальной частью Узбекистана, и сократит огромный крюк
существующего объезда.
Термез встретил последними часами вечереющего дня. Прогулялся по городу,
попробовал местной самсы, здесь готовят на мой взгляд самую вкусную начинку.
И теперь могу смело называться полным кавалером узбекской самсы, потому как
испробовал это национальное блюдо практически во всех уголках всего
Узбекистана, от Нукуса до Андижана, от Бухары и до Сарасио!
Уже в кромешной темноте приземляюсь в чайхану. Завтра рано утром у меня
уходит электричка к Таджикской границе, в шесть утра! О ночлеге пока ещё не
думал, не успел. Но тут, в чайхане нарываюсь на новых друзей, и от предложения
быть их гостями, разумеется не смог отказаться! Надо сказать, что Узбекистан,
этим просто славится, и очень трудно минуть здесь эту участь, что бы не быть
приглашённым к кому либо в гости! Но особо эта черта характерна югу страны
и Ферганской долине! Там самые хлебосольные жители!
Тут позволю себе маленькую подробность и не большие житейские наблюдения;
каково бы не было финансовое состояние приглашающей стороны,
заплатить за себя здесь никогда не позволят, хотя широкими жестами будут
перемещать тебя на такси, угощать, и сервируют стол как праздничную картинку!
Достанут сохранённый ещё с осени виноград, красиво по секциям, разложат на
подносе различного вида орешки. Не поленятся даже растопить среди ночи тандыр!
Быть гостями у жителей Узбекистана, скажу вам, одно удовольствие!
ТЕРМЕЗ

ТЕРМЕЗ



Термез самый южный русскоговорящий городок на земле. А на другом
берегу Амударьи, через известный Мост Дружбы, уже находится Афганистан,
близость которого уже чувствуется по замеченной на некоторых прохожих
национальной афганской одежде. Но по ту сторону реки начинается не только
другая страна, там расположился совсем другой мир, с не похожей культурой
с другими человеческими представлениями и чувствами.
Не знаю, так получилось за годы совместной истории, или может быть реки
разделяют не только климатические и ландшафтные зоны, но духовная близость
термезцев с Россией более объективна, чем с народом населяющий соседний
берег. По крайней мере я не чувствовал себя здесь чужестранцем. Даже напротив,
складывалось ощущение того, что как давно же я здесь не был, и как же мне
тут всё нравится!
Местные жители прекрасно осведомлены о ситуации во всём мире, глазами
российского телевидения и русским взглядом на мировые события. Поэтому,
когда за гостеприимным столом начинаются «политические беседы», то чувство
чужой страны, совсем не ощущается! Мы граждане единого мира! Севера-
Востока Евразии, с границей по Сурхандарье!
Тревога и сожаление последних изменений, гордость своей страны, понимание
о России, и никакого упрёка, вот что вызывает чувство единения и общность
наших интересов. А когда вспоминаешь российский закон об ограничениях квот
по трудоустройству, воспринимаешь его не иначе как попытку отделить единое
целое. Хотя в годы Отечественной Войны, сколько наших граждан остались живы
благодаря гостеприимству Средней Азии.
Хозяин гостеприимно достал бутылку водки. А супруга выполнив манипуляции
по столу, сели с двумя маленькими дочками в углу комнаты, и внимательно
слушали, о чём говорят мужчины; отец семейства, его друг, и разновозрастные
представители мужского сословия. И сколько я не просил их присоединиться ко
всем за общим столом, они так и остались сидеть в своём углу, внимательно
наблюдая за происходящим.
А рано утром, после того как выспался в отдельно предоставленной комнате,
хозяин вызвал такси и проводил до вокзала! Сопроводил до кассы, помог сесть
и не уходил пока поезд не тронулся! Такая, по родственному, опёка и внимание
свойственна абсолютно всем жителям Азии, и очень трогательна в воспоминаниях.


САРАСИЯ

Стоимость проезда в электричке от Термеза до Сирасия, тысяча сом, и часа
четыре пути. Здесь я находился совсем не много, прошёлся вдоль торговых рядов
тут же рядом с вокзалом расположенного базарчика, понежился под весенним
солнцем на мосту через небольшую речку с уже зелёными берегами, и хотя в
соседнем селе меня ждали друзья, решил ехать дальше, а к ним заехать на
обратном пути
. В посёлке Джурчи, участок Ахун, у меня друг Алишер! А в колхозе Узбекистан,
на участке Катакул, меня обязательно просил заехать другой хороший друг Чули.
Простите меня, я так и не смог до вас добраться!
Сарасия

На такси за две тысячи сом, тут же прямо от сарасийского вокзала,
выехал в сторону таджикской границы. Правда таксист по дороге пригрузил
в попутном направлении несколько мешков с цементом, и это правильно.
Зачем гонять полупустую машину с одним человеком. Заодно заехали в село.
Мне доставляет самое большое удовольствие, побывать в небольших посёлках,
подальше от всех городов, посмотреть как там живут люди, пообщаться с ними.
Вот и здесь, нас сразу же окружили хозяйские ребятишки, они выскакивали
из дому как только нам открыли ворота. Сколько их всего у хозяина, я так и
не знаю, пока мы фотографировались, они всё подходили. И каждый мой
последующий снимок прибавлялся очередным персонажем.
Граница с Таджикистаном проходит по краю таджикского села Пахтабот, а
с узбекской стороны нас встречает небольшая постройка с одиноким двором.
Уныло и маленько волнительно. Впереди всё таки Таджикистан!
Проход границы всегда не рядовое событие, а тут предстоит перейти в
страну, о которой такого сказано. Близость таинственного Афганистана, с его
мировым наркотическим валом, последние события с оттоком рабочих мигрантов
из России, не так давно законченная гражданская война, всё это возбуждало
интерес и лёгкую настороженность.
Если въезжаешь в тот же Узбекистан, знаешь, главное с боем прорваться
через границу, отбежать подальше от вокзала и всё, дальше тебя ждут только
прекрасные впечатления и радость пребывания среди мирного населения. А здесь
сказывается общее предубеждение и неизвестность.
На встречу идёт русская женщина, раскрасневшаяся и на распашку, катит
полную тележку вещей. Она только что перешла границу с той стороны.
Спрашиваю её; - Ну как там!?
-А что? Всё хорошо! Что мне мои басурмане сделают, я среди них столько
прожила! Ничего тут не боюсь. Ездила к своим, я то вот уехала, а они тут остались.
Прохожу в терминал. Узбекская сторона привычно пересчитывает все мои
с трудом сохранившиеся денежки. Выворачивают рюкзак. Всё максимально
скрупулёзно и с великим сознанием дела. Повода никакого им не даю.
Но свои граждане дают. И без повода. Восток, здесь так принято.


Таджикистан

Легко прохожу все формальности и выхожу на белый свет. Ещё пройти
сто метров до таджикских пограничников, и я вновь останусь с самим собой.
Сразу же подошли таксисты, предлагают услугу, в пятнадцать сомони, до самого
Душанбе. И не дождавшись ответа, как то обречённо отходят.
В таджикской конторе встречают буднично, без оптимизма, без надлежащего
блеска в глазах. Шляюсь по кабинетам, узнаю что мне надо от них, а что им от
меня. Оказывается никто никому ничего не должен. Даже странно.
Хотя бы деньги вместе посчитать, или там в рюкзак заглянуть мой, нет у
них интереса к этому. А я отвык. И не хочу уходить просто так. Не порядок,
думаю. Может декларацию какую нужно составить, - пристаю я к скучающему
офицеру. Нет, оказывается ничего пересчитывать не надо. И поставили печать
в паспорт, КПП «БРАТСТВО»
Братство, это всегда здорово! За этим всегда можно хоть куда ехать.
А я поплотнее закинув рюкзак за плечи, направляюсь к группе таксистов.
Хочу предупредить многих, что если пройти дальше вдоль улицы села
Пахтабот, метров двести, то можно сесть на маршрутку за два сомони, и она
вас обязательно привезёт в столицу Таджикистана, Душанбе. А так с вас возьмут
пятнадцать, или не меньше десяти. И то в случае, что будут попутчики, и
не меньше четырёх человек. Или платите за всю машину, шестьдесят сомони.
Таксисты здесь в основном местные, деревенские, и поэтому рассчитывать
на попутку не стоит. Деньги тоже можете менять смело, курс такой же как
и в городе. Но большую сумму лучше обменять в городском обменном пункте,
так как разница небольшая всё таки есть. Может набежать до десяти дирам с
каждой сотни российских рублей. 100 рублей = 10 сомони+10 дирам.
Прошу попутчиков уступить переднее место, говорю что буду снимать на
фотоаппарат. А фотографировать есть что, вся дорога на протяжение всех
восьмидесяти километров, будет весело встречать вас фейерверком праздничных
транспарантов и шлейфом разноцветных знамён.
Таджикская граница

Дорога из Пахтабота до Душанбе пролегает через городок Регар, где
расположен завод по производству алюминия, пожирающий всё производящее
на пяти электростанциях Таджикистана электричество. Поэтому свет по всей
республике дают строго на один час, и я полагаю ровно на то время когда на
заводе происходит пересменка или обеденный перерыв. Но надо сказать, что в
этих краях проживает самый не унывающий народ в мире, который давно и с
успехом научился использовать альтернативные источниками энергии, например
ветер, который трудится круглые сутки и раздувает многочисленные знамёна.
Кроме того, население грамотно пользуется бензиновыми генераторами, которые
выносят подальше на проезжую часть, чтобы не слышать его тарахтение и твёрдо
верят, что со строительством очередной ГЭС, дела в государстве окончательно
поправятся.
Далее двигаясь по дороге, покрытым не плохим асфальтом, вы минуете посёлок
Гисар, что будет чуть в стороне по правую руку, с имеющимися там историческими
развалинами Кала-Исар. И всё время в пути вас будут сопровождать сверкающие
на горизонте, белоснежные хребты Памира.


Душанбе

При подъезде к Душанбе, стали появляться котеджные посёлки с величественными
и монументальными строениями. Это примета и окружение всех современных
городов. Но таджики, успевшие потрудиться на многих стройках за рубежом, и
овладевшие самыми передовыми технологиями, себя здесь не посрамили. Дома
поражают размерами и просто соревнуются между собой в пафосе. И кто-то после
этого будет утверждать про местную бедность.
Когда автомобиль остановился в Зарницоре, и водитель сказал что мы на месте,
что это и есть сам Душанбе, мне что то расхотелось выходить. Вся округа
больше напоминала громадную новостройку, с широко расставленными высотными
зданиями, с многочисленными башенными кранами, и я видимо не этого ожидал.
Да, город во всю строится. И по дорогам столько новых машин. Много дорогих.
Все мои представления сразу улетучились. Попросился ехать дальше. В центр города.
Здесь уж больно не уютно показалось, улицы широкие, дома далеко друг от
друга расположены, а мне бы к народу поближе. Там где базары, где люди
толпами бродят.
По городу бегают многочисленное такси в виде симпатичных маршруток,
китайского производства. Что то на вроде Дамаса. Таксист рассказал, что они
принадлежат нескольким, бывшим, полевым командирам, и которые нанимают на
них водителей с арендой в тридцать пять сомони в день. При стоимости проезда
в городе на общественном транспорте в 45 дирам, а за городом не больше одного
– двух сомони.
На безработицу, особо не жалуются, говорит что найти работу в двести сомони
совсем не трудно, а вполне достаточной считается в пятьсот и чуть выше.
Довёз до железнодорожного вокзала. Это почти самое оживлённое место в городе.
Через мост городской рынок, а если чуть пройти вперёд, центральная гостиница
Пойтахт. Цены не маленькие, от $50. Но для местных жителей гораздо дешевле,
от 30 сомони. Это триста российских рублей. Народ здесь очень дружелюбно
настроен, и русский турист всегда считается местным. Только чуть-чуть попросить.
На улицах русскоязычные вывески, говорят по русски, здания в стиле позднего
классицизма, то есть полнейшее присутствие у себя дома.
Узнал расписание поездов в Россию. Билет стоит до Москвы семьсот с лишним
сомони. Это в два раза дороже, чем из Москвы. Если и покупать билет в Москве.
Договориться с проводниками, или начальником состава, не получится. Цена от
этого меньше не станет. Даже переезд на поезде в северную часть Таджикистана
стоит около пяти сот сомони. И виной всему этому являются не дружественные
отношения с соседним Узбекистаном, через территорию которого проходят все
поезда. Поэтому добраться в Худжанд, или выехать в Россию на поезде, можно
если только сделав большой крюк через Туркменистан. А билет вам продадут
только при наличие туркменской визы.
Перевалы в зимнее время закрыты. Остаётся только воздушный транспорт. Или
проследовать обратным путём, через КПП «Братство». Добраться до Динау, а от
туда прямые рейсы во все направления. Гораздо дешевле получается.
Ночной Душанбе

Ночной Душанбе



Как всё таки здорово, ворваться в чей то город и не спеша с ним познакомиться. Идти
среди потока спешащих куда то людей, останавливать их, интересоваться, и улыбаться им.
А иногда завязать интересный разговор, или поделиться своими впечатлениями, просто попросить
их тебя сфотографировать или оставить это мимолётное знакомство себе на память.
Гулять по Душанбе, это большое удовольствие. Здесь живут симпатичные и приветливые люди,
и тебе очень приятно среди них находиться.
Начинаю свою прогулку сразу от гостевого дома Пойтахт, с семью звёздами на фасаде. Это
не далеко от железнодорожного вокзала, на площади с памятником Садриддина Айни. Вокруг
бронзовые фигуры, символически рвущие рабские цепи. Фотографируюсь на их фоне.
Медленно и со вкусом иду по проспекту Рудаки. Уже заметно темнеет, и людей на улице
становится всё меньше. Иду в сторону центрального городского парка, недавно отремонтированного
к юбилею национального таджикского поэта, первым начавшим писать на персидском языке ещё
в начале десятого века, Абуабдулло Рудаки. В августе прошлого года ему отметили 1150-летие.
И если в остальных городах Таджикистана ещё есть ограничения по электричеству, то в
столице света не жалеет, всюду расцвеченная иллюминация. Перед памятником Исмоили Сомони,
что уже на центральной площади Дружбы, причудливые фигуры из гнутых элементов,
таинственно излучающих фосфоресцирующий, сине-зелёный свет. Огромная цветочная клумба с
встроенным в неё огромным циферблатом, и застывшими вдруг часовыми стрелками.
Приехавшая команда ремонтников, запускает гигантский механизм. На площади совсем мало
народа, поэтому я верчусь рядом. Донимаю их. Мне всё любопытно, а они вызванные уже
под самую ночь, наверное торопятся. Их ждут дома семьи.
Спрашиваю, показывая на памятник, - Кто это? Молодой парень терпеливо объясняет мне;
-Исмоили Сомони! Я совсем не собираюсь от них отставать, и сразу же переспрашиваю,
-А это кто?
И вот тут надо рассказать вам отдельно и очень подробно! Потому что они, все сразу
побросали свою работу. Уставились на меня, и лихорадочно заглатывая рывками воздух, сбивая
друг дружку, начали дружно объяснять мне кто такой есть Исмоили Сомони!
От неожиданности, я чуть не выронил камеру.
Этот что помоложе сразу бросился в карьер, и совершенно забыв про то что его дома ждут
маленькие дети, начал меня вразумлять со всеми историческими подробностями. А что вы
думаете про остальных? Те ведь тоже не желали оставаться в стороне, и начали говорить все
сразу. Окружили меня с горящими глазами в темноте, и спорят между собой про то, в каком
году он мог родиться. Скажу сразу, не ожидал я, такой любви к исторической справедливости,
особенно от ремонтников.
Одним словом, потом все пришли к одному мнению, так и заключили; -Если бы не было
Исмоили Сомони! Так и всех нас не было б!- и все закивали в согласии головами.
Поэтому мой вам совет, друзья! Если вы куда будете собираться в следующий раз,
потрудитесь хотя бы прочитать про основных национальных героев! Иначе и зарезать смогут,
где ни будь!
Но тороплюсь вас успокоить, только не в Таджикистане! Тот народ, что живёт здесь,
удивительно располагает к себе симпатию. И если бы не проклятые часовые стрелки, они бы все
дружно повели бы меня по всему парку. А я могу только представить себе, что они могли
наговорить мне про возвышающуюся в глубине парковых аллей, арку с Абуабдулло Рудаки.
Слава богу милиция помешала, заслышав шум, тут же прибежали. Но выяснив что ничего их
историческому комплексу пока не угрожает, плавно влились в нашу дискуссию.
Я уж хотел тихо удалиться, но проходивший мимо патруль вызвался проводить меня до
самой гостиницы. На всякий случай. Что бы никто не пристал.
Интересно, от кого бы они меня охраняли? От таких же яростных любителей своей истории?
Но я не торопился так быстро улечься к себе спать. Мне было всё интересно, а всё только
начиналось….
Ещё не вечер в Душанбе

Ещё не вечер в Душанбе

А я заглянул внутрь парка, к их прославленной арке, прошёлся по ещё не законченным
и не зацементированным дорожкам. Работы видать ещё продолжаются, так как приходится идти
как по пляжу, многочисленные тротуары пересыпаны пока только свежим гравием. Но ночная
жизнь здесь оживлённая, под расцвеченными и низкорослыми плафонами всюду слышны голоса
и гуляют люди, целыми семьями и с их многочисленными детьми.
Подхожу к ребятам, распивающим пиво на скамейках под аркой с фигурой Рудаки, и прошу
сделать несколько снимков. Передаю им свою камеру. Парень деловито уточняет объём моего
жёсткого диска, и удовлетворённый пиксельными возможностями разрешения матрицы, начинает
меня фотографировать. Я наученный недавним опытом, молча меняю свои позы в разных
ракурсах и только успеваю перебегать от одного объёкта к другому.
Так ничего у них и не стал спрашивать!
Но они мне и так всё подробно рассказали! Расставались как закадычные друзья. Покидая их,
я всё время пятился спиной вперёд, так как всё не могли закончить один раз начавшуюся
беседу. Так и перебрасывались фразами до тех пор, пока я не покинул пределы парка и не
вышел спиной через центральные ворота.
Ночь постепенно делает улицы пустынными. Уже чувствуется холодок спускающегося с гор
воздуха, и заметно свежеет. Город засыпает, напоминая о себе лишь только редкими звуками
проезжающих мимо машин.
Впереди медленно шагают уже знакомые мне, патрульные наряда ППС. Не спеша их
перегоняю. Они одеты в форму сильно напоминающую обмундирование российской милиции, и
только нашивки национальной принадлежности отличают в них таджикский патруль. Идут молча.
Не выдерживаю и поворачиваясь к ним. Делаю короткое и восхитительное замечание о их
славном городе.
И меня тут же сразу задерживают.
Предлагают пройтись вместе. Да тут же, к расположенным не далеко скамеечкам. Что бы
дать мне возможность как следует с аргументировать только что сказанные мною слова.
Располагаемся уютно на скамеечки. Они рассаживаются по кругу, как у походного костра, и
дружно готовятся к моей душещипательной исповеди, в контексте моих ветреных представлений
по поводу безгранично любимого ими города.
Но всё больше говорит их командир. Не даёт даже слова вставить. География, описываемых
им красот, давно уже покинула непосредственно пределы Душанбе, и теперь больше напоминает
окрестности варзобского ущелья. С урочищем посёлка Дугоба в местечке Ворзобоки район.
Мне сразу же полюбилась эта сказочная местность, с первых его волнующих слов. Тем
более что окружающие нас с ним горящие глаза рядового состава были самым ярким на то
подтверждением. И тут же смело принял его искреннее и горячее приглашение проследовать к
нему в гости, сразу же после окончания его ночного дежурства.
Договорились встретиться непосредственно в их селе, хотя он и уговаривал меня сразу уехать
вместе с ним. Но я тут смог настоять на своём.
А потом была музыка….
Расставшись с моими новыми друзьями, я наконец то отправился к себе в гостиницу, что бы
к завтрашнему утру быть в хорошей форме. Но в районе Театра Оперы и Балета имени Айни,
меня задержали мелодичные звуки. Там, из самой глубины театрального сквера, из под
нависших ветвей огромных дубов, слышалась гитарная песня в сопровождении нескольких
голосов.
Этого пройти мимо я просто не мог.
На слегка освещённой аллее, в зарослях склонившихся деревьев, сидели молодые ребята с
девушкой и пели удивительную песню на красивом таджикском языке. Чистые голоса их и
хорошая мелодия меня зачаровала. Я решительно зарядил камеру и потребовал их вновь всё
начать с самого начала! Что бы записать всё, и эту понравившуюся песню, и их самих в
окружении ухоженного театрального парка, и этот фантастический вечер, такой непомерно
длинный и до того ошеломляющий….
А потом я тоже достал свою флейту, и этот парк ещё долго будет помнить наши возбуждённые
голоса и песни. И если бы не обещания завтрашнего дня, я так бы и продолжал сидеть на той
скамеечке, и слушать их красивые мелодии. Мы обменялись электронными адресами, и расставаясь
я твёрдо пообещал им обязательно следить за их творческими успехами.
А до гостиницы мне оставалось ещё чуть-чуть…..
Дождь в ущелье

Дождь в ущелье



А с самого утра всё обволокло и идёт постоянный мелкий дождь. Шагаю на остановку, что
бы добраться до «Водонасоса». Это автостанция на краю Душанбе, от туда уходит транспорт в
сторону Вардзобского ущелье.
Маршруты общественного транспорта подъезжают один за другим, так что народ не успевает
скапливаться, но всё таки занимаю место поближе к месту посадки. И когда подходит нужный
мне рейс, с гиком, расталкивая всех локтями, устремляюсь в раскрывшуюся амбразуру городского
автобуса. Мой рюкзак, видимо придаёт мне вид внушительного тарана, потому как встречный
поток, приготовившийся было к выходу, сразу же мощной волной откатывается обратно в самые
недра. Я сразу же начинаю лихорадочно сканировать все свободные места.
Какая радость! Почти весь автобус встаёт и освобождает свои места. Надо же, думаю, как
повезло, все как раз выходить собрались! Не долго метаюсь по всему салону, со всей своей
габаритной ношей за спиной, стараюсь выбрать самое достойное себе место.
Наконец рассевшись поудобнее, у самого окна с хорошим обзором, замечаю, что те кто недавно
вскочил со своих мест, так теперь и стоят здесь, лишённые их. Надо же думаю, какой альтруизм!
Представляете, весь молодняк вскочил, когда в автобус женщины и люди постарше возрастом
входили!
Не ожидал такого! Даже не подозревал, что такое вообще бывает. Правда дошло до меня это
гораздо попозже, уже тогда, когда на местах остались сидеть только женская половина и я. Мне
это тогда очень подозрительным показалось. Но выглядит всё, скажу я вам, очень потрясающе!

На Водонасосе пересаживаюсь в маршрутку, и отправляюсь дальше. Дождь не прекращается ни
на одну минуту, но я о нём особо и не думаю. Как только микроавтобус выезжает за город,
открывается вид на близкие горы, и такая потрясающая панорама, что об всём сразу забываешь.
Мне трудно сказать на сколько будут лучше смотреться здешние места в солнечное время, или
тогда когда всюду расцветёт и зазеленеет. Наверное будет не менее грандиозно. Но видеть всё в
разрывах клочковатой от ветра облачности, наглядно демонстрирующих дикие условия где то
высоко в горах, сквозь дождевую пелену, которая только способствовала наиболее яркому и
художественному восприятию всего поднебесного пространства, расплывающегося в такую
чудовищную по масштабу и завораживающую в своём совершенстве перспективу, этого я вам
скажу, очень даже достаточно!
Высадив меня у моста, ведущего к зданию администрации варзобского района, прямо под не
прекращающийся дождь, такси развернулась и укатило обратно. А я остался один на мокрой
дороге, окружённый со всех сторон горами и набирающейся своей силы горной реки. Прямо на
глазах её бурные воды заметно мутнели и набирались клокочущего рокота.
Прогулка под дождём

Прогулка под дождём

Если совсем не обращать внимание на дождь, или холод, да пусть даже если это будет
самый страшный мороз, то о них тут же забываешь, и они тебя совсем нисколько не
беспокоят. Страшной бывает только духота, а именно чувство беззащитности от неё. Такое
наблюдается в некоторых южных странах, и то в отдельный сезон, вот тогда точно в
голове паника поднимается. И если в крепко нажаренной парилке тебя никогда не покидает
осознание возможности всегда вовремя выскочить наружу, то уж если вы попали в южные
тропики, в самый душный его месяц, то это чувство как раз вас и подводит. И только лишь
одна мысль в тот момент и способна в тебе циркулировать, страх того, что это полнейшая
хана, и ничто вам здесь уже не сможет помочь, ни самый глубокий подвал, ни водоём, ни
даже наступление ночи. А то, что выбраться от сюда, вот прямо сейчас, у вас нет абсолютно
никакой возможности, эта мысль просто убивает вас.
А всё остальное на этом фоне, сущие пустяки! Дождик, весенний, кто вам сказал, что его
нужно бояться, особенно здесь, в ущелье, окружённым таким пространством. Более того скажу
вам, меня даже одна мысль страшит, что если бы я его вдруг не застал и не смог всё увидеть
в таком ярком и контрастном представлении.
Я решил пройтись ущельем до посёлка Дугоба, это совсем рядом, километров десять, ну и
заодно подышать близостью Памира. Параллельно моему маршруту, уже с шумом несла свои
воды горная речка, так что мне было не скучно. Я даже не всегда опускал капюшон, что бы
не заслонять от себя этот мир, и не пропустить мимо ни один звук, ни одно обстоятельство
окружающей меня действительности, и что бы ничто не смогло вдруг остаться мною не
замеченным. И только в самых крайних случаях, когда если порыв ветра приносил водяной
столб или сплошную стену из дождя, я прикрывался.
А смотреть было на что, на моих глазах разыгрывалось настоящее сражение из стихии.
Горный хребет не желал пропускать через себя воздушные массы, набухшие и тяжёлые. Их
передовые отряды осадили кряж, обвили своими косматыми щупальцами утёсы и тоже не
собирались сдаваться без боя. И было грандиозно присутствовать при этой схватке, наблюдать
как отдельные грозовые отряды просачивались через самый верх заоблачных высот.
И от этой битвы лилось море дождя. Тучи тёплые и влажные, соприкоснувшись с ледяными
телами гор, и не могущие их перевалить, тут же изливались потоками вод вниз, где им
громогласно радовалась уже торжествующая река.
Стекающая с куртки вода лилась и по мне настоящим ручьём, пропитывала края и самый
низ рукавов, отчего я их постоянно выжимал, а потом с брызгами шлёпал по лужам дальше.
Я не замечал дождь. Насыщаясь тёплым дождём, земля и окружающие склоны парили, одаривая
меня самыми не забываемыми картинками.
А потом посчастливилось увидеть и первые подснежники, застать Памир в самом начале его
пробуждения, и мне в этом просто сказочно повезло.
Варзобоки район, к Дугобароён

Варзобоки район, к Дугобароён



Когда стали показываться дома, раскинувшегося вдоль реки и по склону посёлка, то и я
стал благополучно выбираться из под линии дождевого фронта, дождь стал заметно редеть а
округа сразу наполняться рассеянным солнечным светом. Лучи уже чаще могли прорываться
сквозь облачные разрывы, задул обсушивающий меня ветер, и я даже не успел заметить, как
всё на мне стало полностью сухим.
Стали попадаться люди, и я уточнял у них свой маршрут. Я знал, что мне нужно было
добраться до самого большого моста, но вот как его узнать, ведь кроме заветных слов
Ворзобоки район и уточнения, к «Дугобароён», у меня ничего из адреса не было. А сам
посёлок Дугоба растянулся километров на пять, вот и попробуй найди здесь моего любезного
друга. Поэтому добравшись до очередного моста через бурлящий водоворот, я спрашивал у
всех; - Скажите, а это и есть самый длинный в здешних местах мост?
Скажу сразу, тут мнения у всех были разные, и те кто жил у своего моста, не очень то
охотно соглашались на другие кандидатуры, каждый всегда кивал на своё сооружение, и мне
ничего не оставалось, как невольно делиться всей полученной информацией. А они потом
подолгу вертели в руках клочок бумаги с таинственным адресом, чесали за ухом и пытались
мне помочь. Имя друга моего, им тоже ничего не говорило, но когда они узнавали, что он
работает милиционером в городе, сразу показывали дорогу.
Когда я подошёл к самому большому в Дугобе мосту, то там уже ждал меня и издали махал
мне рукой мой друг. Это знаете как здорово, встретить в незнакомой тебе местности, друга.
Я его спрашиваю, а как это он смог узнать, что я уже иду, я ведь так хотел сделать это
сюрпризом? Он смеётся; - Ты ещё только выехал из города, а мне позвонили! Ты гулял по
ущелью, а мне всё передавали, и я знал каждый твой шаг. А вот только что сообщили, что ты
ищёшь мост, и я сразу вышел встречать!
- У тебя что, агентура работает?
- Да нет, просто ты с моим другом в одну маршрутку сел, когда сюда ехал, а потом ты
стал у всех расспрашивать, вот они сразу же мне и звонили потом. Ну айда, пойдём, покажу
тебе свой дом.
А сам улыбается во весь рот, такой искренний и заботливый, руку тянет, что бы рюкзак у
меня взять. Да нет говорю, он лёгкий, я ведь не англичанин. Это те с собой смокинги всегда
в салофанах возят, шампуни разные, а у меня, если обмылок только, хозяйственный, да камера,
вот и скарб весь мой.
Я иногда вот думаю, что же это такое в людях то есть, что позволяет быть им такими
приветливыми и радушными, в гости всех звать едва узнав, заботу проявлять к окружающим!?
Только ли россияне этого лишены? А потом вспоминаю, да нет, вон когда к моей бабушке кто
заходил, она всегда всех к столу приглашала, и только потом расспрашивала. Это, скорее всего,
город нас оболванил, сделал таким чёрствыми и равнодушными. Но с другой стороны, вот и в
Душанбе, люди как люди, место всем уступают. Да нет, здесь наверное что то ещё имеется….
Идём с моим другом по посёлку, вдоль глиняного забора. Нравятся мне эти заборы, они из
сырого кирпича, и снаружи глиной с коровьем навозом обмазанные, даже ещё следы рук
отпечатались. Ручная работа, душевные они. Дожди их обмывают, а они текут, потом на солнце
растрескиваются, и от того такими колоритными становятся, залюбуешься. И каждый забор своё
неповторимое лицо к тому же имеет, и во многом на хозяина своего походит. Я даже думаю,
что в паспорт лучше за место фотографии в анфас, забор вешать, всё продуктивнее будет для
информации. Посмотрел на такой забор, и уже ясно, кто перед тобой книжицу тянет, хозяин ли
сноровистый да умелый, или лодырь отчаянный, который не только к забору желания не имеет.
Я всегда на фоне всех заборов фотографируюсь, слабость у меня к ним имеется.
А тут и двор показался. Хозяйки уже у крылечка тасуются и печь тандырная надрывается.
К перевалу

К перевалу


Небольшой, но с многочисленными пристройками и поэтому вытянутый вдоль двух сторон
участка дом, очень уютный дворик, с летней верандой и кухней под открытым небом, огород
уже перекопанный и ждущий начала посева, всё умытое и свежее от недавнего дождя со всем
своим семейством принимало во мне гостя. Высыпали все, вся женская половина, мать моего
друга, его супруга с двумя маленькими детьми, вышел на встречу и его отец.
После дружеских рукопожатий, глава гостеприимного хозяйства сразу предложил пройти к уже
накрытому в передней комнате столу. Так же как и в Узбекистане, здесь вся увешанная коврами
комната расставляется цветастым покрывалом, на которое выставляются кушанья, а по краю этого
пиршества, вдоль стен укладываются подушки для восседания.
Главным праздником стола всегда является огромное красочное блюдо, в виде многосекционного
подноса, на котором в каждый сектор укладывается отдельный вид лакомства, и всё это обязательно
оформляется в соответствии с цветовым чередованием различных орешков и фруктов. А хозяин,
по очереди показывая каждый сегмент выставленного на середину стола подноса, с удовольствием
рассказывает о его наполнении, какие виды фисташек выращивает он сам, и что наиболее хорошо
уродилось в прошедшем году. Получается занимательная экскурсия, со своеобразной выставочной
инсталляцией определённых достижений.
Подошёл и присоединился к общему столу их хороший товарищ с самого верхнего конца
посёлка, его дом расположен прямо на нависшей над селением скале и своей крышей подпирает
проплывающие мимо облака. А я уже в который раз всё удивляюсь местному гостеприимству, так
распространённому здесь по всей Средней Азии, и где мне не однократно посчастливилось бывать
приглашённым, что как только где накрывается стол, то сюда сразу же всегда подтягиваются
многочисленные гости из окружающих соседей, ну не могут здесь люди жить по другому.
Попросили разрешения распечатать водку, и завязалась беседа. Конечно сравнивали старые
времена, о которых все тут сожалеют, о последних трудностях, но без нытья, а с желанием всё
когда то поправить, о будущих своих планах, например построить новый более вместительный
дом, где всегда будет собираться вся семья. Даже показывали план с выходом на натуру, и уже
подготовленные под строительство материалы, здесь никогда не любят сокрушаться об упущенном,
всеми движут только будущие перспективы.
С большим интересом расспрашивали и мои планы, что уже удалось мне увидеть. И конечно как
всегда приглашали на будущее воспользоваться их гостеприимством и обязательно приехать летом со
всей семьёй, живописно расписывая как всё тут красиво во время летнего цветения.
Выяснилось, что перевал в сторону северной части Таджикистана совсем не закрыт, и продолжает
полулегально действовать, ведь данное направление является единственно возможным сообщением
и даже называется «Дорогой Жизни». Мой друг тут же вызвался посодействовать и помочь, тем
более у него на КПМ работает хороший знакомый и с его помощью я обязательно смогу
перебраться через Андзобский перевал. На этом и порешили, что еду прямо сейчас, от сюда в
Худженд.
На контрольно пропускном пункте стояли не долго. Один за другим подъезжали грузовики, но
брать попутчиков отказывались. Дело шло к вечеру, и видимо поэтому легкового транспорта совсем
не было, не считая одного перегруженного джипа.
Так как во всех машинах, в основном Камазах, сидело не меньше двух человек, то водители
как могли упирались и не хотели брать к себе пассажиров, ссылаясь на то, что дорога не из
лёгких, и им требуется место для своего отдыха. Сотрудникам пропускного пункта, решившимся
мне помочь, приходилось не легко их уговаривать и даже попытки запугивания более тщательной
проверкой не сильно в этом помогало.
Наконец то водители очередного седельного Камаза, после бурной тирады ругательств, и
перебранки, после детального обследования их кузова, согласились меня прихватить с собой.
Попросили за всю дорогу сорок сомони. В кабине сидело трое человек, поэтому водитель сказал
что сейчас следом подъедет ещё один такой же грузовик, который меня и прихватит, что там за
рулём сидит его племянник, а сами укатили дальше.
И правда, минут через десять подрулил обещанный родственник, который уже был в курсе
и поэтому только улыбался, он без всяких скандалов пригласил меня сразу садиться в машину.
В кабине находился его помощник, уступивший мне место у окна, и мы втроём, помянув бога
тронулись в путь.


Дорога ещё была мокрой и петляя среди сходившихся друг к другу склонов, а кое где и
нависающих отвесно скал, постепенно поднималась вдоль клокочущей и мутной реки всё выше в
горы, оставляя за собой приятные воспоминания прошедшего дня.
Мы быстро успели познакомиться и уже через десяток километров я знал, что у водителя есть
два дома и две семьи, и в каждой его с нетерпением ждут, что обеих он одинаково любит, и от
каждой у него по трое детей.
Живут же вот люди, подумал я, а вслух уточнил с завистью, - И как они, мирно соседствуют?
- К какой ты приедёшь первой? - всё допытывался я.
- Для меня они все равны, сразу заеду к старшей, а потом уйду к молодой - радостно сообщил
мне водила и продемонстрировал оба ряда крепких зубов.
В самом верховье Варзобского ущелья расположился огромный дворец нынешнего президента
республики и об этом мне заблаговременно сообщили мои попутчики. Выстроенный прямо над
речкой, в несколько корпусов, он смотрелся тут великолепно. А вдоль всей дороги нас постоянно
приветствовали вывески о прошедшем саммите Шанхайской организации сотрудничества, флаги и
групповые фотографии президентов всех государств участников.
Когда начинало смеркаться, мы подъехали к какому то посёлку и водитель остановив наш
Камаз сообщил, что здесь необходимо хорошо перекусить в кафе и отдохнуть с полчаса, так
как это будет уже последняя остановка перед самим перевалом. А вдоль обочины, у придорожной
столовой уже успели скопиться несколько грузовиков.
Когда я прихватив с собой фотокамеру вошёл в кафе, то поприветствовал всех собравшихся
там водителей и пожелал всем приятного аппетита, но не мало был удивлён услышав в ответ
дружные слова благодарности и обращение к себе по имени. Это было мне уже так знакомо и
наполнило события двухлетней давности, перевал Аллабель, также зимний , через Таласские горы.
Тогда тоже все участники движения, на всё время семисоткилометрового маршрута, сразу вдруг
неожиданно стали как то одним дружным коллективом.
ПЕРЕВАЛ

ПЕРЕВАЛ


После чайханы мы уже так и держались всей колонной, растянувшейся на целый километр по
извивающейся речной долине, то среди степенно расступающихся горных вершин на пересечение с
очередным распадком и тогда было видно головную машину, то вдруг исчезающей вместе с
дорогой за прорубленном в скале поворотом. В таких местах особенно было захватывающе
красиво, с одной стороны над нами выселись грандиозные складчатые сооружения, щедро
расписанные природой в различные оттенки богатой на цвет палитры, и сурово истерзанные от
многочисленных трещин и разрезов, а где-то там, глубоко внизу, сразу за узким, круто
обрывающимся дорожным полотном, в последних лучах пропадающего солнца струился
разлившийся Варзоб.
С заходом солнца, весь наш караван сразу погрузился в сырой сумрак, а по ущелью ещё гонялись
взъерошенные и мерцающие таинственной белизной облака. Кое где вдоль дороги стал появляться
снег и в воздухе повисли редкие снежинки. Чувствовалось приближение перевала.
Быстро потемнело и теперь кроме ярко-красных подфарников впереди идущих машин ничего не
было видно, скорее угадывались тёмные и массивные силуэты склонившихся к нам гор.
Потом неожиданно все остановились, и водитель куда то на долго убежал. Так как впереди
стояла не только наша колонна, но и те которых я когда то ещё видел на КПП, и которые
проехали гораздо раньше нас, то я решил что опять случился обвал, или сошла где то лавина.
Второй водитель тоже ушёл и провалился куда то, а я сижу в полной неопределённости, и не
знаю, то ли опять как в тот раз ночевать придётся, а может и вообще пора поворачивать обратно.
Потом пришёл бугор нашей колонны, с которым решался тогда мой вопрос, и долго вёл
душещипательные разговоры по телефону с одной из своих жён. Не столько говорил, сколько
постоянно клялся ей в своей исключительной верности, говорил очень громко и обещал скоро
вернуться, и при этом задорно посматривал на меня, лыбился и часто подмигивал.
Сплошные многожёнцы, хоть бы сказал что там стоим, ворчал про себя я, и решил прогуляться.
Предупредил этого восторженного вертихвоста, что бы не терял, но он кажется и не слышал, так
как набрал уже другой номер и на всё ущелье признавался кому то в любви.
Колонна вытянулась почти на километр, и машины стояли вплотную друг к другу. Это скорее
на долго. И темень хоть глаз выткни.
Не спеша добрёл до головы каравана. Шлагбаум закрыт, куча водил сгрудилась у полосатой
трубы и молчат. Ждут чего то. Спрашиваю у одного, что мол там говорят то, и когда пропустят.
Но никто ничего толком не знает. Кто то говорит, что на ночь перевал здесь всегда закрывают,
и снег в горах скопился. Но все на что то надеются.
Зашёл в коморку. Тусклый свет и куча мужиков на диване расселись. Спрашиваю у того, кто
при фуражке, мол долго тут пылиться то будем. А этот сразу паспорт мой требует, тоже видать
интересуется, и под лампочку его тычит. А потом спрашивает удивлённо - Ты зачем здесь?
Сколько вас? Куда едим? Ну думаю, лучше бы в машине сидел.
А он так радостно - Россиянин?
- Да из России, хотел вот всегда перевал этот посмотреть - отвечаю сконфуженно.
- Россияне наши братья! - встал даже из за стола, - Показывай свою машину! Я в честь нашей
дружбы, тебя пропускаю! Единственного!
Смотрю, а из темноты, из под полосатой трубы шлагбаума, на меня ловелас наш восторженно
смотрит, и уже сюда перелезть пытается. Вот говорю, мой патрон, с ним я еду, и на многожёнца
пальцем показываю.
Одним словом пропустили не только мою машину, но и ещё с десяток! Все быстро спохватились,
выстроились у ворот и отъезжать никуда не желают, твердят в один голос, что меня сопровождают.
Один заявляет, что он мой переводчик, и разделять нас очень опасно. В другой машине едет мой
пресс-секретарь, и расставаться со мной он бы рад, да вот в силу своей службы просто не может.
Нашёлся и дипломатический представитель России, он ехал следом за нами. А как вы бы видели
бесновался в своей непогрешимости мой адвокат, который утверждал растерянному стражнику, что
его миссия находиться всегда при моём теле и трудится он так у меня уже далеко не
первый год.
Честно скажу, никогда ранее так не приходилось испытывать гордость за наши народы, за
общее желание жить всегда вместе, и такое произошло именно здесь, в Таджикистане, на тёмном
перекрёстке Памирских гор.
И я долго тряс потрясенному и по дружески настроенному к России труженику засыпанного
снегом перевала и клялся, что никогда не прощу нашим политикам, если они попытаются когда
либо развести наши братские народы по разные стороны, и сам лично всегда заменю на трибуне
Рогозина, если на то вдруг случится.
Проезжали мимо поста с гудками и воем клаксонов, держа высоко и размахивая сжатые кулаки,
как бы символизируя этим всю нерушимость взятых нами на вечность обязательств.
Звёздное небо

Звёздное небо



Теперь дорога уже петляла где то высоко и об этом постоянно напоминала зияющая темнотой
пропасть. И если внимательно присмотреться в эту пугающую жуть, то можно было увидеть
где то там далеко внизу мелкие огоньки из карабкающихся вверх автомобилей. Они до того
миниатюрно выглядели, что совершенно не представлялись реальными, и только после того как
удавалось пристальным взглядом охватить всю эту гигантскую котловину, наполненную кромешной
чернотой и кое где тонко вычерченную, как штрихом от острого пера, редким пунктиром в виде
серпантина освещённой фарами дороги, только тогда и возвращалось к тебе осмысление всего
происходящего величия.
Асфальт давно остался где то позади и на дороге лежал только рыхлый снег, с глубокой от
колёс колеёй, или образовывалось снежная зябь, в виде ледяных шишек и от этого приходилось
двигаться не так быстро. Но иногда дорога круто поднималась на подъём, и Камаз шлифуя
колёсами кое как его преодолевал.
Я интересуюсь у водителя, как часто он здесь бывает, наверное выучил тут все до каждого
камушка. Оказывается совсем нет, всего лишь третий раз! И мне почему то сразу расхотелось
уточнять, это всего он за рулём, или только на этой трассе?
Очередная горка не поддалась. Камаз медленно остановился, и хотя колёса продолжали быстро
крутиться, стал постепенно катиться назад! И всё быстрее и быстрее!
Справа занесённый снегом кювет, упирающийся в надёжную твердь вздымающейся скалы! А
слева, всего в метре от кабины, чёрная зыбь провала! И ничего нас от него не отделяет! Нет даже
малюсенького бетонного столбика, за который можно было бы зацепиться в самый отчаянный
момент!
В кабине повисла полнейшая тишина!
Надо сказать, что Камаз представляет из себя седельный тягач, с десятиметровым полуприцепом,
пустой и от того очень лёгкий и легко складывающийся при движении задом на перёд!
Нет нужды напоминать, что на нём и так не очень то удобно выворачивать задним ходом, а в
условиях гололёда, и затяжного не управляемого спуска, да ещё в непосредственной близости от
вводящий в эйфорический озноб чернеющей пропасти, было просто очень страшно!
Но вот кажется остановились! Не хочется даже представлять куда мог уехать хвост машины!
Но мы вроде всё ещё находимся на дороге. Осторожно выглядываю из кабины. Заднее колесо
упёрлось в скалу и утонуло полностью в снег. На этот раз нам крупно повезло!
Вылезаю на свежий воздух размять ноги и чуть не падаю. Дорога до того скользкая, что устоять
на ней просто невозможно, и не мудрено что не смогли въехать на крутой подъём. Оба водителя
уже ковыряются в снегу, обувая колёса в цепи. А Камаз, слегка согнувшись, увяз задними колёсами
в снежный занос и теперь как затравленный зверь, в страхе своём забился к стене скалы, и как
будто озирается по сторонам.
Вокруг тишина и покой. Совсем не холодно. Отражённый свет от включенных фар выхватывает
только рядом стоящую глыбу камня, часть заваленной снегом дороги и мгновенно проваливается
в бездонную пустоту. Пытаюсь быть полезным и проявляю деятельное участие в колёсных работах,
но только мешаюсь, поэтому оставляю всё на ответственность профессионалам, а сам пользуясь
случаем осматриваю окрестности.
Постепенно начинаю различать в красноте фонарей заднего вида близкорасположенные предметы.
Вот растворяясь во тьму, куда то в высь проваливается нависшая над нами каменная масса.
Обвожу её взглядом до самой верхотуры, и что это….я ещё не сразу и целиком воспринимаю
увиденное, моё сознание просто не готово к такому восприятию, а в мои глаза уже вливается
благодать не земного зрелища!
В образовавшееся среди разрывов диковинной белизны облаков и громады чёрнеющих вокруг
пиков хребта, в это узкое окно, на меня смотрел сам Космос!
Живой, искрящийся, собранный из мириада пронзительных глаз, из самой бездны Вселенной,
на меня снизошёл, в сияние чёрного цвета, Мир и Порядок
Время встало. Исчезло всё. Только свет тянущихся ко мне звёзд! Я и мгновение озарившее
меня своей не зыблемой вечностью.

Вот и Кант, не имел ничего против звёздного неба, когда характеризовал человеческую душу.
Ночное Небо в своём совершенстве, особенно здесь на высоте памирского перевала, перевоплощало
своей чистотой и заставляло думать обо всём как наивысшей награде, как о знаке внимания к
твоей исключительной участи. Оно говорило с тобой!
Это как природный Храм! Когда над тобой очень близко висят гигантские Звёзды, кажется вот
вот и можно будет дотянуться до каждой из них рукой, и от них идёт свет, они изливаются таким
ровным светом, что даже позади тебя вырисовывается контрастная тень, и эта не постижимая
бархатистая чернота их окружения.

Подошли остальные водители. Бугор, увидев что я любуюсь звёздным небом, осветил меня своей
улыбкой - Можешь сказать где находиться Север?
- Конечно! Вон смотри, в этом узком видимом секторе неба уверенно узнаётся тело Лебедя и
его яркая Денеб! Видна Лира и часть Геркулеса, остаётся узнать который сейчас час, и сделав
поправку на наклон южного пояса, можно указать своё положение. Полярная звезда пряталась за
соседним хребтом.
- Вон там, примерно Новосибирск!- и я уверенно указал на заслонивший Медведицу горный
массив, - а наша дорога на этом участке имеет северно-восточное направление.
Бугор, всё ещё радующийся за удачный проезд через закрытый пост, благодарил меня за такой
исход. - А то бы сейчас там ночевали, а так к утру уже будем в Уреатюбе - подвёл он итоги и
даже пообещал не брать с меня плату.

Комментарии
бобошка17.01.11, 13:01
Ну Арап Арапыч  
Ну Арап Арапыч ,порадовал подробнейшей одиссеей по Восточной Азии,дал объективную оценку увиденному ,что особенно ценно в этой информации не соврал нисколечко,все жизненно и достоверно,говорю Вам как уроженец этих мест не по своей воле покинувший этот благодатный край.Таджики как и все другие азиаты могут с честью носить имя самого гостеприимного народа!
Guest05.07.10, 17:13
Нозим Каландаров 
Мне предстоит поездка В Мургаб через весь Памир по работе (я фотограф). С этой целью думал просмотреть фотографии Мургаба. Случайно защел по этой ссылке и с великим удовольствием забыл о работе и прочитал до конца. Особенно понравилось как вы гуляли по вечернему Душанбе и как с вашей помощью пропустили колонну. Спасибо Вам что вы так тепло отзываетесь о таджиках. nazimdus@gmail.com
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Средняя Азия
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: .