На краю света

Идет загрузка карты ...
Там находится Кунашир — самый южный остров Курильского архипелага. И хотя рассвет в соседней Японии встречают на пару минут раньше, на Кунашире у нас всё равно возникло ощущение, что мы оказались на самом краю земли. Здесь совершенно иной мир: диковинные ландшафты, своеобразный климат и уникальные обитатели, в том числе люди...
На краю света 

...К ночи пробились сквозь совершенно «дикий» прибрежный скальный хаос мыса Алёхина. Быстро темнеет. В сумерках, завидев погранзаставу, ставим палатку.

Хмурое весь день небо лопается ливнем. Тотчас появляются пограничники. Наш пропуск их не устраивает, но больше всего военных волнует, как это мы по-шпионски незамеченными миновали заставу «Третьяково». Нас задерживают «до выяснения обстоятельств», чему в сложившейся ситуации мы даже рады: в окрестностях мыса обитают аж 15 медвежьих семей. Каждую ночь звери бродят вокруг заставы в поисках еды.

И в этом мишек можно понять, как мы убедились, отведав предложенный ужин. Пища на диво разнообразная, обильная, богатая витаминами. Скажите, где ещё на столах наших солдат-срочников можно увидеть овощи и фрукты, кетчупы и майонезы разных видов, молоко?! А так как наш походный рацион уже более недели состоит из прискорбно малого количества риса или гречки с кусочком сухаря и десятком сушёных грибов, мы безжалостно расправляемся со всем поставленным на стол, безостановочно говоря «спасибо».

На территории заставы находится единственный облагороженный серный источник из всех четырёх Алёхинских. Горячий, что немаловажно, если вы протопали 20 км, промокли, замёрзли и устали! Нежась в бассейне под открытым небом, наблюдаем в чернильной тьме ночного моря золотые огни японских маяков.

К 10 утра «обстоятельства» выяснены, и нас отпускают с добрыми пожеланиями. Следующие 2 дня проводим в героической, но, увы, бесплодной попытке пробиться к вулкану Головнина. Воочию убеждаемся в непроходимости курильского стелющегося бамбука. Вообще-­то он проходим, но какой ценой! Бамбук забил всё свободное от деревьев пространство в лесу, покрывающем крутые склоны. Дождь, кажется, идёт всегда! Мокрые, грязные, облепленные листвой, паутиной и пухом, постоянно падаем и громко выражаем своё мнение по этому поводу. Хотя это хорошо, а то темы для бесед уже исчерпаны (раньше мы всё время говорили, отпугивая медведей). Обозначенных аж на двух картах троп мы не обнаружили. Речка, по долине которой мы идём и которая должна вытекать из искомого озера Горячего, в конце концов обрывается ключом в лесном овраге. Через 5 часов скитаний, изрядно вымотанные, скрепя сердце повернули назад, решив, что, как нормальные герои, теперь пойдём в обход.

Возвращение сквозь хлещущий дождь, ветер и прилив занимает 7 часов. Нас греет лишь надежда побыстрее сдаться погранцам. И хотя застава — военный объект, а пропуск у нас «неправильный», алёхинцы приятно рушат наши сомнения.
Назавтра мы перекочевали на тихоокеанский берег, где также свирепствовал тайфун.

По статистике, в июле каждый второй день тут должен быть погожим. Но, начхав на науку, солнце прячется уже пятый день. Беспросветное небо, дождь, холодрыга, грязь — на своей шкуре познаём «прелести» муссонного климата.

На трассе катастрофически мало машин. Будучи мокрыми и грязными, мы их и не тормозим, хотя подбросить пешехода здесь — закон. Издали сквозь туман долго доносится, поочерёдно слабея и усиливаясь, какой­то гул. Потом он быстро перерастает в грохот, из-¬за поворота выносится и пролетает мимо с лязгом и рёвом в клубах вонючего дыма… здоровенный танк. Танкисты, оторопев на миг, приветственно машут нам, а мы им.

Туман густеет, а нам «светит» ночёвка среди чахлого гнилого криволесья пополам с бамбуком — именно такова вокруг местность. При подъёме на очередной холм мимо проскакивает и пропадает в тумане «ПАЗ». Едва я буркнул, что этот мог и подобрать, как видим на вершине холма его замерший силуэт.

Рейсовый автобус Южно­Курильск — Головнино ходит дважды в неделю. По пути до нужного поворота водитель и пассажиры наперебой дают нам пояснения и советы, дарят пол­литра питьевой воды.

…После посещения кальдеры мы вновь на трассе. Берёт первая же машина — дама с собакой едет на мыс Водопадный, нашу следующую цель. По иронии судьбы муж дамы оказывается прапорщиком на посту, выставленном охранять проход от того самого мыса на север. Конечно, нас ловят. В виде исключения разрешают заночевать в устье реки Тюрина, изобилующей рыбой. Рядом шумит 5¬метровый водопад, ниже — шикарный слив в каньоне, лагуна и 30 м узкого горла устья. Берег покрыт чёрным песком и усеян раковинами гребешка, образующими многослойные залежи. За непроходимым в прилив соседним скальным отвесом ревут сивучи.

Утром военный отправляет нас на машине до Менделеево, а там мы «стопим» джип начальника рыбоохраны острова. Он торопится на озеро Лагунное (куда лежит и наш путь), где сегодня проходит ежегодный День рыбака. На восточном берегу расставляются столы с закуской, монтируется дощатая сцена, и празднество, невзирая на капризы погоды, не стихает до темноты. Рыбаки, среди которых встречаются обликом ну вылитые пираты, — народ весёлый и непосредственный. Нас угостили многими курильскими деликатесами новые друзья — на острове они находятся легко.

На западном берегу озера на склоне горы Фрегат прилепилась застава «Лагунное». После проверки документов нам — очень кстати — предоставили ночлег. «Лагунку» мы покинули через 2 дня, направляясь в посёлок Южно­Курильск на специально вызванной для нас машине.

Как и по всему острову, в посёлке преобладают вахтовики из разных мест бывшего Союза. Все приехали сюда в разные годы с целью заработать. Кроме работы, они здесь ничего больше не видят, за очень редким исключением (я имею в виду тех немногих, для кого работа на острове не самоцель, а способ узнать Курилы не понаслышке, проникнуться их духом, надышаться океанским ветром, потоптать своими ногами бамбук и пепел вулканов). Вахтовики получают деньги, как правило, смешные, если учесть местные цены. Так что же их тут держит? Они и сами задают себе этот вопрос иногда, но как­то вяло, словно и не собираются уезжать. Многие из «коренных» — тех, кто здесь родился или приехал достаточно давно, живут надеждой, что когда­нибудь, ещё при их жизни, Кунашир всё же отойдёт Японии.

На вершине центрального холма посёлка тянет в небо кресты простенькая деревянная церковь. Чуть ниже её расположена почта. «На острове живём!», — вспоминаем присловье кунаширцев, когда у окошка приёма телеграмм к нам подходит незнакомец, осведомляется, не мы ли туристы из Красноярска, и приглашает с группой местных жителей покорить в выходные вулкан Менделеева. Да, слава идёт впереди нас. После «задержания» на Алёхинской заставе нас на других постах уже заочно знали и отслеживали наш маршрут.

Ожидая жену из авиакассы, маюсь у входа. Какой¬-то мужик на джипе предлагает подвезти. Но мы сейчас заняты. Спустя пару часов встречаем его же на трассе. Слово за слово, и он предлагает в ожидании самолёта 3 дня пожить на его даче. Безвозмездно. Как, впрочем, и всё, что предлагают островитяне человеку путешествующему.

Спасибо им!


Комментарии
Guest24.09.09, 09:14
КУНАШИР ЗАСТАВА ЛАГУННАЯ 
Два года служил на Лагунной. Про празднование дня рыбака впервые слышу!
Guest11.10.08, 09:30
Я там был 
Спасибо! Как в молодость вернулся! Служил на Курилах в 1973-1975 гг.. В Менделеево я женился, родился мой сын, а на Матуа - дочь.
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Курильские
еще маршруты
О Маршруте