Вдвоем по Нерской

Идет загрузка карты ...
Это рассказ о сплаве молодой пары по подмосковной реке - Нерской.
 
Вдвоем по Нерской. Июль 2009

        Идея самостоятельного  похода у меня созрела еще во время летнего сплава по реке Чусовой на Урале. Естественно самостоятельный поход – дело ответственное: необходимо разработать маршрут, продумать темп его прохождения, составить раскладку продуктов и учесть другие немаловажные технические моменты самостоятельно. Еще очень важным фактором для самостоятельного похода является психологический настрой его участников. Поскольку мы решили идти вместе с моей верной спутницей Олей, этот аспект был особенно важен.

        Откровенно говоря, я очень волновался за успех нашего предприятия. Я волновался, потому что чувствовал себя неопытным туристом. Еще больше меня волновало то, что у Оли опыт походов ограничивался лишь сплавом по Чусовой в составе группы Георгия Горбунова в августе 2009. Но, несмотря на все волнения и тревоги, мы решили идти. Далее, я расскажу о подробностях нашего маленького путешествия.
Для сплава была выбрана река Нерская, протекающая в Подмосковье. Отправной точкой нашего маршрута была назначена железнодорожная станция «Подосинки» куровского направления. По реке планировалось пройти около сорока километров. Пунктом выброски была назначена станция «Конобеево».  
 
        21 июля – Прибытие на станцию «Подосинки», 2 км до реки вдоль ручья, ночлег.

        22 июля – Стапель. Прохождение 20 км. Ночлег за деревней Соболево.

        23 июля – Прохождение 20 км. Сбор близ Конобеево.                         Выброска с маршрута.

Вот по такому расписанию и должен был проходить наш небольшой поход, но получилось иначе.

21 июля, пятница


        В 19:00 мы с Олей встретились на платформе «Выхино». К этому времени я уже купил билеты до станции «Подосинки». Оля пришла с рюкзаком, пятилитровой бутылкой в руках и спальником, привязанным  к клапану рюкзака.  Оказалось,  Оле помогал собираться двоюродный брат. Смотря на нее, я умилялся, но решил исправить положение вещей. За двадцать минут, пока не было электрички, мы вместе с Олей утрамбовали вещи в рюкзак и с трудом, запихнули спальник.
        Электричка пришла в 19:15 – мы сели. В вагоне было довольно много свободных мест, из которых мы выбрали купе у тамбура. Здесь мы поставили наши рюкзаки. На один из них я взгромоздился, Оля же села напротив меня – на сиденье. Ехали, почти, молча, временами смотрели в глаза друг друга и слегка улыбались. До «Подосинок» доехали за один час и двадцать минут. Когда мы уже собрались выходить из вагона, нас окликнула молодая  пара, стоявшая в тамбуре.  Парень спросил -  куда мы идем. Он думал, что на фестиваль «Рок-холмы», который  проходил примерно в 5 км от станции. Мы ответили ему, что хотим сплавиться по реке Нерской. Он одобрительно заулыбался, и мы четвером вышли на платформу.
        Вокруг было уже темно, небо было безоблачным и дождя не обещало. Мы познакомились с ребятами: парень представил свою невесту Лену, а сам назвался Славой. Они приехали на фестиваль. Слава пока не знал, куда им идти. Он, не долго думая, позвонил своим товарищам по мобильному телефону – ему все
объяснили. Я в это время достал карту и сориентировался. Оказалось – нам идти в одну сторону – по автомобильной дороге. Пройдя метров пятьсот, мы увидели некое подобие остановки – здесь стояли молодые ребята. Мы к ним подошли. После краткого разговора, мы поняли, что они ждут автобуса, который довезет до фестиваля. Слава хотел поехать на автобусе, но, узнав, что придется ждать больше часа – отказался от этой идеи.  Мы шли в прежнем составе. Теперь Слава нес мой «карандаш»  с каркасом от байдарки. Через некоторое время дорогу, по которой мы шли, пересек небольшой ручей, уходящий влево – в лес. Я не обратил на этот ручей должного внимания, а зря. Как потом выяснилось, именно вдоль него нам надо было идти, чтобы выйти на берег Нерской. Но я ошибся, и мы вместе с нашими новыми знакомыми двинулись в сторону фестиваля.
        Так мы дошли до Анциферово. На деревенском перекрестке мы остановились. Карта говорила, что нам с Олей надо идти налево - по асфальтированной дороге, а нашим спутникам – прямо -  по грунтовке. Я опять проигнорировал этот вариант маршрута к реке, да и расставаться с компанией было как-то неудобно. В общем, мы вместе двинулись по грунтовке.  Через 100 метров от деревни в небольшом леске расположилось кладбище, которое мы благополучно прошли. Откуда не возьмись, перед нами выросла асфальтированная автомобильная дорога, хотя на карте( издания1987 года) ее не было. Миновав ее, мы нырнули в лес и  пошли по лесной, избитой множеством колдобин, дороге. Через 15 минут впереди и сзади замаячил свет фар – это был верный признак близости фестиваля. Нам с Олей было тяжело идти, так как за плечами болтались килограммы с вещами, а шли мы по разбитой дороге, да еще и в темноте (фонарик почти не использовали). Уже были слышно крики и гам фестиваля. Через полчаса показалась развилка дорог. Мы с Олей попрощались с нашими новыми знакомыми, и пошли по дороге, уходящей влево. Нас совсем не радовала перспектива попасть на фестиваль и ночевать в обществе пьяных рокеров.
         Мы шли молча, прислушиваясь и присматриваясь к ночному лесу. Настала почти полная темнота, и мы решили включить  фонарь.  Дорога под ногами была ровной. Часы уже показывали 21:00. Реки все не было видно. Мы временами останавливались, чтобы передохнуть. У Оли за плечами было около двадцати килограмм, у меня – тридцать в рюкзаке и пятнадцать в «карандаше», в руках. Мы оба очень устали. Я был удивлен спокойствием Оли, хотя ей было тяжело.  
        Мы прошли около пяти километров. Проходя вдоль канавы, я поскользнулся и угодил  ногой в воду. Через несколько минут впереди забрезжил свет приближающихся фар. Оля предложила спросить дорогу. Я не горел желанием. И все же мы остановили подъезжающую «девятку». На капоте машины красовался флаг Калифорнии, за рулем сидел непонятного вида человек. Мы поздоровались. Я спросил, в какую сторону надо идти, чтобы выйти к реке. В ответ я услышал лишь встречный вопрос: «В какой стороне трасса?». Мы показали в ту сторону, откуда пришли. Водитель по рации кому-то сообщил о своем местонахождении. Рядом с ним сидел парень, который, активно жестикулируя и нечленораздельно выражаясь, пытался усадить нас с Олей в машину. Водитель его угомонил. По виду и тот и другой были в состоянии наркотического опьянения. Минуты три они просто тупо сидели и не двигались. Пока они не пришли в себя,  я буркнул что-то на прощание, выключил фонарь и потянул Олю в сторону леса. Пройдя метров пятьдесят в темноте, мы остановились. Прислушавшись, мы убедились, что машина уехала. Теперь нам стало понятно – эта машина была с фестиваля, она патрулировала окрестности. 
         Немного отдышавшись после этой встречи, мы пошли дальше.       
         Вскоре опять замаячил свет меж деревьев. Вспоминая предыдущий опыт, мы решили не спрашивать дороги. Поэтому мы сошли с дороги и выключили фонарик. Мимо нас неспешно проехал грузовик, а следом за ним и микроавтобус. Проводив их взглядом – мы двинулись дальше.
        Мы  часто сверялись с картой, (теперь, сидя дома и трезво рассуждая, я могу сказать, что это было бесполезно без компаса). Развилок на дороге не было довольно долго, хотя по карте мы должны были уже пересечь несколько просек. Местность потихонечку понижалась, это был верный признак близости реки. Вскоре появилась развилка, по ней мы свернули налево. Лес по обе стороны дороги стал совсем диким. Он наполнился звуками природы: то здесь, то там слышался скрип ветвей и свист ветра в кронах. Временами я спрашивал Олю, не стоит ли нам остановиться и заночевать. Она всякий раз оставляла последнее слово за мной.
        Было уже около 21:45. Вдруг по левую сторону от дороги послышался  хруст сухих веток. Мы остановились и насторожились. Было тревожно, ведь мы находились посреди леса ночью, во время наибольшей активности хищных животных. Оказавшись в такой ситуации, ты поневоле начинаешь испытывать тот первобытный страх, который будоражил умы наших предков в давние времена. Для своего спокойствия я достал из рюкзака нож. Некоторое время мы прислушивались к звукам, но шум не повторился. Лес снова погрузился в свой тревожный сон. Мы двинулись дальше.
        Часы показали 21:50. Я предложил Оле пройти еще минут десять и остановиться на ночлег, даже если мы не дойдем до реки. Оля согласилась. У нее открылось второе дыхание – усталость на время отступила. Не прошло и пяти минут, как мы увидели огонек, мягко пробивающийся сквозь деревья. Мы были удивлены; ведь населенных пунктов кроме Анциферово в этом районе быть не могло. Хотя, это мог быть и дом лесника. Встреча с которым была бы неприятным для нас сюрпризом. Мы решили перестраховаться, и  ради конспирации выключили фонари. Теперь мы шли тихо. Через сто метров начали показываться темные силуэты домов. Слева от дороги черной полосой встала деревянная стена забора. Послышался ожесточенный лай собак. Мы с Олей опешили. Ведь это означало, что мы, действительно, находимся на окраине деревни. А поскольку в этом районе лишь один населенный пункт – Анциферово, то выходило, что мы дали крюк в десять километров!  Хотя это было не удивительно, ведь шли мы без компаса и по дорогам, которыми пользуются лесники, а их дороги почти всегда бывают кружными.
        Теперь мы твердо решили заночевать недалеко от деревни, а утром дойти до реки. Мы прошли немного по дороге. Она поворачивала от забора в лес. Углубившись, мы встали под сенью старых елей. Сил уже не было никаких. Мы с Олей быстро поставили нашу новую оранжевую палатку от фирмы «Снаряжение», выложили коврики, спальники, посуду и еду. Встали мы на полянке, поросшей мягким ковром изо мха и кустиков черники. Мы залезли в наше маленькое, уютное жилище. Тут было спокойно и сухо. Разложенные спальники так и притягивали, но мы все-таки решили покушать. Мы скушали курицу, которую Оля заботливо приготовила еще дома. К этому блюду мы добавили свежие огурчики, отданные мне Валерием Петровичем Кочетовым (моим ГАПом), да помидорчики, взятые из дома. Наша трапеза была великолепной. Чай пили из термоса, который Оля несла всю дорогу в рюкзаке. Мы были на седьмом небе от счастья. Перед сном мы вынесли останки курицы в лес. Через час рядом с палаткой послышалось шуршание этого пакета. Мы решили посмотреть, почему пакет шуршит. Когда я посветил в ту сторону фонарем, то увидел, что в темноте сверкает пара глаз. Сказать, что это был за зверь, было затруднительно. Немного понаблюдав за его движениями, мы пришли к выводу, что это кошка. Через пару минут животное удалилось в лесную темноту и больше не появлялось. Мы залезли обратно в палатку. Нас начало клонить ко сну от ощущения сытости и приятной усталости в мышцах. Мы залезли в спальники, но еще долго не могли уснуть. Сон пришел лишь часа в три ночи.

22 июля, суббота


        День начался в 9:00. Мы выспались и были полны сил, хотя и спали очень мало. Минут десять понежились, а потом я оделся и вылез из палатки. Небо порадовало белыми облачками и своей синевой. Было довольно свежо, но не холодно. Лес вокруг выглядел иначе, чем ночью. Вокруг возвышались стройные ряды елей и сосен, под ногами то тут, то там выглядывали разноцветные шапочки сыроежек. Кое-где угадывались кустики черники. Было приятно посмотреть на ковер изо мха, который сегодня ночью послужил нам мягкой постелью. Небольшая прогулка по ближайшим кустам показала, что грибов здесь видимо не видимо. Я насобирал горсточку сыроежек.  Пока я гулял по лесу, Оля собиралась. Через пару минут она уже стояла рядом со мной.
        Послышался шум скутера. Остановившись метрах в пятидесяти, с него слезли мужчина, женщина и маленький ребенок. Оля предложила спросить у них дорогу к реке. Из разговора с мужчиной выяснилось, что мы находимся на окраине деревни Анциферово, и до реки около двадцати минут ходьбы. Мы поблагодарили за помощь, и пошли собираться. Немного перекусили и двинулись по дороге к реке. Лес вокруг казался сказочным: величественно возвышались сосны, под ногами шуршал песочек, солнце изредка освещало приветливые поляночки.
        Мы шли довольно быстро и через пятнадцать минут, лес перед нами раздался, и мы увидели песчаный берег реки. Мы были в восторге! Вдоль берега мимо нас прошла стройная колонна пожилых туристов, которые одобрительно улыбались, видя, что мы идем с байдаркой. Спустившись к воде, мы скинули рюкзаки и полакомились шоколадом. Место для сбора байдарки оказалось неудачным, да и воды в реке было на пол локтя. После небольшой разведки вдоль берега, мы выбрали удобное место, где и стали собираться. На небе проносились стаи облаков, дул свежий августовский ветер. Было хорошо!
        Мимо нас проплыла «Щука» с пожилой парой, мы поприветствовали друг друга, пообещали еще увидеться. Собрали байдарку и вещи довольно быстро, и спустили «Таймень» на тихую гладь Нерской, После небольшого умывания (знакомства с рекой) поплыли.
        Река была настолько мелкой, что практически во всех местах можно было ходить по колено. Уже с самого отплытия Нерская стала показывать свой характер: поворотам ее могла бы позавидовать любая гоночная трасса. Из-за этого плыли медленно, временами садились на песочные мели. Солнце ласково пригревало нас своими лучами. Через пару километров начали появляться омуты. Природа открылась нам в очередной своей дивной ипостаси: она не имела той простоты и яркости цвета, как на Урале, но в ней была та неуловимая прелесть хитросплетения оттенков, сочетание растений, неба и воды, которую можно ощутить на картинах художников-прерафаэлитов. Складывалось такое ощущение, что мы попали в сказочный мир, где на прозрачной глади реки спит вечным сном Афелия, среди лилий, кувшинок и зарослей осоки. Могучие ивы по берегам обнажили свои корни, которые переплелись в удивительный узор. Среди зеленого ковра растений, местами  появлялись  то желтые, то красные пятна, как напоминания о приближающейся осени.
Мы плыли не спеша, наслаждаясь окружающей нас природой.
        Через пару поворотов, нас резко вывели из состояния созерцания: перед нами вырос затопленный мост. Удивительно изменяется восприятие человека, когда он меняет средство передвижения: как автомобилист не понимает пешехода, так и водник тоже. Казалось бы, что плохого в мосте через реку? Пешеходу – это радость, а вот воднику – несчастье. Переносить груженый «Таймень» через мост задача не из легких. Мы с Олей вылезли из байдарки и потихоньку перетащили ее через мосток. Сели в лодку и поплыли дальше, надеясь на отсутствие завалов. Но тщетно! Через каждый километр приходилось продираться то через заросли, то через ветки упавших в воду деревьев, то просто вылезать и идти босиком, протаскивая лодку через многочисленные отмели.
        Ближе к обеду мы вновь увидели пожилую пару. Мужчина с берега поинтересовался, сколько мы проплыли (карты у него с собой не было). Он спросил, где мы собираемся заночевать, мы ответили, что собираемся проплыть сегодня как можно больше, ну а вообще встать за деревней Соболево на левом берегу. Товарищ хотел встать на ночевку с нами рядом, т.к. жена его боялась ночевать вдвоем. Нас с Олей это не очень обрадовало, ведь мы в этот поход пошли ради уединения, а тут нам предлагают идти в группе. Ничего не ответив мы поплыли дальше. Все чаще на пути стали попадаться завалы, течение реки совсем не ощущалось. Проплыв с полчаса, мы остановились отдохнуть. Пока мы с Олей болтали и любовались природой, нас догнала «Щука». Теперь мы плыли вместе. Через пару поворотов Нерская приподнесла нам первый неприятный сюрприз – многолетний завал, который можно было только обнести. Мы замедлились, пристали к левому берегу. Полностью разгружаться не стали – лень было привязывать – отвязывать вещи. Вытащили только лежавшие сверху вещи. В это время к нам уже подплыли наши попутчики. Мужчина помог мне перенести байдарку. Я предложил помощь ему, но он отказался, сославшись на легкость «Щуки» и отсутствие вещей. Закинув вещи в байдарку, мы отчалили. Шли быстро, поглядывая по сторонам. Несколько раз приходилось перетаскивать лодку через затопленные деревья, в некоторых местах проходить практически по мели. В общем плыть спокойно удавалось мало.
        Река была настолько тиха и приветлива, что казалось, находишься на самом краю земли. Но вот эта идиллия прекратилась, как только мы услышали непонятное пение над рекой. Пел какой-то мужик, под аккомпанемент электрогитар, боя барабанов и фолк-инструментов. Как потом мы узнали у сидящих на берегу парней, это и были «Рок-холмы». Проплыв немного дальше, на склоне мы разглядели большое количество палаток и стоящих возле них машин. За еще одним поворотом показались купающие нагишом девицы, которые совсем не ожидали, что их увидят.
        Нерская начала раздаваться. Теперь она стала шире, и текла, не сильно извиваясь. За временем мы не следили, мы были вне его. Отплыв, от места проведения фестиваля километров на пять, мы по-прежнему слышали шум над рекой. Это вносило дисгармонию в окружающую нас красоту и наше спокойствие. Течение почему-то начало замедляться, берега поменялись – из песчаных склонов, они превратились в заболоченную низину. Апогеем стал еще один затор. Вода в этом месте заросла ряской настолько плотно, что погружая весло в воду, складывалось впечатление, что мешаешь густую зловонную кашу. Выскочив на берег, я чуть ли не по колено ушел в черную жижу. Олю я решил вынести на руках, но осуществляя свою затею, я поскользнулся, и мы вместе чуть не угодили в это темное месиво. С горем пополам мы перекинули вещи на берег – в этот раз
решили не мучить себя и байдарку лишним весом. Вскоре препятствие было преодолено, и через 10 минут мы отчалили.
         Через километра два, наконец-то, показалась Гуслица – левый приток Нерской.  Я ждал ее появления, т.к. по ней легче было сориентироваться по карте и рассчитать километраж. Воды в реке стало больше, берега были покрыты травой в рост человека. Мы не стали останавливаться на обед, дабы сэкономить время, да и припасами мы вполне обходились по ходу движения.  Вскоре мы проплыли мимо деревни Хотеичи, в этом населенном пункте завершали маршрут наши попутчики, которых мы не видели с утра. Уже вечерело. Небо стало потихоньку заливаться оттенками заходящего солнца. Мы вышли на прямой участок реки, в этом месте ширина реки сужалась до трех метров. Мы мчались с Олей на всех парах. Оле в глаза летели комары, что ее ужасно угнетало. Видимо они летели на свет ее добрых глаз. В быстром темпе мы долетели до Соболева. Проплыли автомобильный мост. После него с правого берега нас поприветствовали местные жители и пожелали счастливого пути, за что мы их и поблагодарили. На небе уже догорали последние закатные лучи, а мы все мчались вперед, усердно работая лопастями весел. Мы удалились от моста на 3 километра. Река сделала резкий поворот налево, и вплотную прижалась к сосновому бору. Дальше плыть было уже авантюрой, тем более что дальнейшее продвижение было затруднено поваленной в воду сосной. Мы решили разгружаться и ночевать.
         Левый берег вздымался песчаными нишами на 4 метра от поверхности воды. Передавая друг другу вещи, мы разгрузили всю байдарку, а потом и ее втащили наверх. От берега граница леса отходила метров на 50. Сходив на разведку, я понял, что место для стоянок в этом бору популярное: трава утоптана, кострище с большим количеством углей, обустроенные скамьи и даже стол. Мусор и стекляшки, конечно, присутствовали, но лучшего места в это время нам было уже не найти. Наступила кромешная темнота. На часах уже было 22:00. Мы надели фонарики на голову, и начали обустраивать лагерь. Оля подтащила вещи и начала собирать палатку, я занялся костром. Нам повезло: рядом с очагом лежало сухое сосновое полено. Я его наколол на части разного размера. Сложив щепочки «колодцем», зажег их кусочком бересты. До похода мы узнали, что вода из Нерской к употреблению в пищу непригодна. Поэтому воду для каши использовали покупную – из пятилитровой баклажки, которую Оля бережно несла из дома. Через час мы уже кушали гречневую кашу с тушенкой. В костре весело трещали веточки. Нам с Олей было очень уютно и тепло. Когда начали пить чай, дождик стал нас пугать, временами осыпая нас небольшими каплями. В итоге мы решили пойти под полог палатки. Она уже нас ждала. Немного подсластившись на ночь, мы легли спать.
 

23 июля, воскресенье


       Будильник прозвенел не очень рано: мы дали себе выспаться вволю, а потом еще и  нежились часов до одиннадцати, не замечая течения времени. Вышли из лагеря только около 15:00.
       Пришлось преодолевать вчерашнюю поваленную сосну, которая перегораживала всю ширину реки, так что нам пришлось пронести байдарку через песчаную отмель, вдоль правого берега. По карте было ясно, что мы прошли не больше половины пути. Поэтому хотелось плыть с максимальной скоростью, чтобы успеть просушить байдарку перед упаковкой рюкзака, да и дома быть дотемна не помешало бы. Отчасти, нам теперь необходимо было спешить из-за позднего выхода из лагеря. Но мы не жалели, что провели счастливые  часы спокойствия на лоне природы.
       Теперь левый берег стал крутым. Он вплотную подошел к реке и возвысился  своей громадой стройных сосен. На срезе берега были заметны солидные следы выветривания: корни некоторых деревьев почти полностью были оголены.  Через каждые 100 метров нам теперь приходилось перетаскивать «Таймень» через поваленные сосны. Двигались очень медленно. Поворотов было по-прежнему много. Местность опять стала низинной.    
        За одним из поворотов, мы увидели группу купающихся. При ближайшем рассмотрении, оказалось, что эти особы купаются нагишом. Они очень удивились, что мы плывем по этой реке, и спросили, сколько еще позади нас идет народу. Мы успокоили их, сказав, что идем вдвоем.
        Через несколько километров, реку перегородил мост, который мешал дальнейшему движению. В одном из отчетов по водному походу по Нерской, из Интернета, я узнал, что на месте этого моста образовался небольшой порог. Теперь стало совершенно ясно, что мост восстановили. Справа от него сидела группа людей, которая с интересом наблюдала, что мы будем делать. Я спрыгнул на бетонные плиты, устилавшие дно, и пришвартовал байдарку. Оля присоединилась ко мне. Мы решили не разгружаться, а просто перетащить судно сверху. Через три минуты мы уже отчаливали.
        Река все несла нас вперед. Время шло. Мы проносились мимо тихих заводей с высокой травой, мимо поваленных в воду деревьев. Временами ветерок освежал нас своей прохладой. То здесь, то там плескались маленькие рыбешки. Погода нас баловала прекрасным расположением духа. По небу пробегали небольшие облачка. По берегам росло много могучих ив, которые удивляли нас величием своих ветвей и переплетением корней.
        На одном из участков реки, поток оказался перегорожен поваленным деревом. Присмотревшись к нему, мы угадали в нем молодой дубок. Я сразу загорелся взять домой одно поленце из этого великолепного дерева (для поделок). Мы причалили к левому берегу. Вылезать пришлось на вязкую почву темно-серого цвета. Берег реки возвышался на три метра. Там, наверху, была небольшая роща могучих дубов. Пока Оля смотрела на эту красоту, я достал топор и пилу. Теперь я принялся за упавший в воду дубок. На дереве было много следов деятельности бобров. Несколько деревьев вокруг были подточены у основания острыми зубами этих неутомимых работяг. Дуб, который я выбрал, был наполовину затоплен, ствол же был надломлен. Немного поработав топориком и пилкой, дуб податливо начал сползать в воду. Далее от оставшейся части ствола, я отпилил нужный кусок. Теперь дальнейший путь был свободен.
        Во время расчистки этого затора, мне пришла в голову мысль. Хорошо бы туристы-водники расчищали заторы своими силами. Убирали поваленные деревья, растаскивали хлам, накопившийся после весеннего половодья. Организовать походы-субботники выходного дня.
        Мобильная связь работала не всегда. Поэтому родители звонили не часто. На природе это лучше, чтобы никто не тревожил тебя из суетного городского мира. Хотя иногда очень хочется услышать голос близкого человека, поделиться с ним своими ощущениями, радостью и впечатлениями.
        На одном из участков реки, под автомобильным мостом, мы пропороли шкуру байдарки на бетонным обломках. Разрез был длиной около восьми сантиметров вдоль стрингера. Вода после этого инцидента начала активно прибывать, и мы были вынуждены пристать для срочного ремонта. Мы зачалились. Выгрузили веши, перевернули лодку к верху брюхом. Днище представляло собой жалкое зрелище – некогда проклеенные резинки по стрингерам, превратились подобие лохмотьев, а сама шкура уже потеряла часть своего защитного слоя. Изначально у нас была идея заклеить пробоину сантехническим скотчем, но увы – он начал отлипать от влажной поверхности. Немного расстроившись, мы достали штопальные иголки и суровые капроновые нитки. Работа пошла: скоро разрез был зашит самым тщательным образом, после некоторых технических неисправностей (несколько раз рвалась нить, ломалась игла). Ставить заплатку мы не стали: было некогда – мы спешили. Туго втиснув «пенопопу» между стрингером и шкурой, мы двинулись дальше. Нам оставалось только держать пальцы крестиком.
        Проплывая мимо территории бывшего пионерлагеря, мы заметили на берегу здания, которые удивили нас своей новизной и качеством отделки. Берег был укреплен бетонными плитами, а склон разровнен под газон.  Через реку был перекинут деревянный мост, который нам с Олей очень понравился. Время шло. А мы все плыли. Воздух потихоньку давал понять, что скоро наступит вечер. Я часто сверялся с картой, чтобы проверить километраж. Оказалось, что я забыл про один фрагмент карты, на нем длина маршрута составляла около восьми километров. Теперь я начал сомневаться, что до Конобеева мы доплывем засветло.
        Теперь мы уже действительно спешили, ведь нам надо было еще и вещи упаковать, и байдарку просушить. Небо было ясное, на нем стали появляться лиловые всполохи заката. Воздух был теплый и над рекой поднялся плотный туман. Ощущения были удивительными, так как река все время петляла, а туман отрывал нас от ощущения реальности происходящего и погружал в мир розового эфира, обволакивающего нас. Вскоре и туман куда-то пропал, и закатные лучи погасли. Река выпрямилась, раздалась, но обмелела. Когда плыли по этому участку, то казалось, что мы оказались в аквапарке на горках – дно было очень ровное.
        Через пару минут мы проплыли еще один автомобильный мост, и встретили на своем пути преграду: труба, диаметром около полутора метров, проходила прямо по поверхности воды и полностью перегораживала путь. Пока мы перекидывали вещи, Оля чуть не упала, вылезая из байдарки. Здесь мы потеряли еще минут десять. Небо почти погасло, когда мы увидели железнодорожный мост – это был мост, по которому мы должны были нестись на электричке домой. Но нам надо было еще доплыть до станции. Некоторое время мы плыли с фонариками, но потом убедившись в их неэффективности, выключили. На небе горели звезды. Нерская стала широкой и прямой. Конобеево располагалось на левом берегу, в двух километрах от моста. Опять появился туман. Все вокруг было силуэтным. Было хорошо так плыть!
        Мост неожиданно вырос из тумана. Часы показывали 22:00. Такое позднее время прибытия, явилось следствием позднего выхода из лагеря, преодоления многочисленных препятствий и ремонта порезанной «шкуры». Мы вылезли на берег по песчаному склону. Я позвонил родителям – узнал, когда идет последняя электричка. Оказалось - в начале двенадцатого. Мы физически на нее не успевали, ведь у нас ничего не было собрано, и где находится станция, мы тоже не знали. Крепко подумав, мы решили заночевать.
        Мост, рядом с которым мы встали, оказался действующим, автомобильным, хотя первоначально казался нерабочим. Мы вытащили вещи из байдарки и разложили их на мокрой от росы траве. Вскоре начали ставить палатку. В темноте противоположного берега то здесь, то там мелькали светящиеся фары автомобилей. Одна из машин остановилась, из нее нам предложили посветить фарами. Мы поблагодарили, но отказались. Силы наши были на исходе, но надо было уложить рюкзаки и собрать байдарку.
        На часах было около 23:30. Ужасно хотелось спать. Место, где мы разбили лагерь, оказалось очень грязным: с бытовым мусором, битым стеклом и остатками продуктов. Пришлось расчищать место под палатку. Почти два часа мы потратили на сборы, но в итоге, уложили все кроме спальников и палатки. Над нами светилось звездное небо, пробуждая в нас мечты  о далеких землях. Хорошо было так стоять и смотреть. Но завтра нам предстояло проснуться в четыре утра, чтобы успеть найти станцию и вернуться домой на электричке. На работу нужно было успеть к девяти. По этой причине, мы залезли в палатку и забылись сном.

24 июля, понедельник


        Утро для нас началось со звона будильника. Вставали быстро – нам надо было спешить. Скоренько перекусив, мы собрали палатку, и уложив ее вместе со спальниками в рюкзаки, двинулись по направлению к станции. По карте от моста до железнодорожной станции «Конобеево» расстояние не превышало и трех километров. Мы  шли по проселочной дороге, видимость была не более 200 метров. Туман обволакивал все вокруг, стирая ощущения действительности. Без компаса ориентироваться на перекрестках было трудно. Солнце еще только начало выкатываться из за горизонта. Вскоре дорога привела нас к дачному поселку. К нему мы подошли со стороны огородов. Мы пробовали пройти в разных направлениях, но всякий раз натыкались на заборы. В итоге мы вернулись на один из последних перекрестков и пошли по другой дороге. Вскоре ее перегородил автомобильный шлагбаум. Мы, не долго думая, под ним перелезли. Через пару десятков шагов, вокруг начали прорисовываться очертания странных домов. Приглядевшись, мы поняли, что находимся на территории какого-то колхоза, а не на главной деревенской улице. С нескольких сторон на нас посыпался собачий лай. Собаки гремя цепями  начали выныривать из тумана. Оля прижалась ко мне и мы медленно двинулись в обратном направлении.
        Мы вернулись к перекрестку. Теперь решили идти напролом -  через поле, на звук железной дороги. Пройдя немного, мы обнаружили тропинку, ведущую в нужном направлении. Времени уже было много: около семи часов. После пары минут ходьбы мы вышли к железной дороге и устремились к станции. Когда мы до нее дошли, туман почти рассеялся. Несмотря на раннее время, людей на платформе уже было много. На самой платформе к нам подбежал небольшой симпатичный песик, которого мы тут же начали угощать печеньями. Тот смотрел на нас добрыми глазами, усердно вилял хвостом, но ждал видимо от нас несколько другого угощения. Наш с ним разговор длился, пока рядом не прошла собака. Увидев ее, наш знакомый ринулся за ней и больше к нам не подходил. Электричку ждали минут пятнадцать. За это время людей на платформе здорово прибавилось. 
        Электричка из Воскресенска прибыла полная. Запрыгивать в тамбур с рюкзаками пришлось с наскоком, так как люди по хорошему никогда не понимают. Всю дорогу ехали стоя в тамбуре. Дорога до Выхина заняла чуть более часа. От метро до дома топали пешком. Мы были уставшие, но безумно довольные.
Этот поход на всю жизнь останется для меня ярким и счастливым воспоминанием. Таких моментов в моей жизни было не много. Сплав по Нерской был для нас не только тренировкой для водных походов, это было по истине захватывающее маленькое путешествие. После нашей десяти километровой прогулки в первую ночь я понял, что обязательно надо брать с собой компас и подробную карту, что маршрут надо планировать и не изменять свои планы под действием каких либо встречных людей или обстоятельств. Спасибо этому миру, он дал нам с Олей шанс насладиться той красотой, которую мы увидели на Нерской.

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Московская
еще маршруты
О Маршруте