Россия / Автостоп | Спортивный туризм | Пешеходный туризм
 

Автостоп из Москвы на Восток (Москва - Южный Урал - Новосибирск)

27 апреля - 7 мая 2007 г.

Автостоп из Москвы на Восток (Москва - Южный Урал - Новосибирск)

Идет загрузка карты ...
Изначально планировалась пробная поездка автостопом и поход по окрестностям озера Зюраткуль. В итоге пробная поездка превратилась в путешествие автостопом. Москва- Южный Урал - Новосибирск
Первая 1000 километров 
Предыстория или как все наченалось

И вот он наступил заветный день, это даже был не первый день отпуска, а последний рабочий день перед отпуском. Потрудившись во благо капитализма, вечером меня ожидало потрясающее приключение, которого я ждал почти три года. Три года именно то время, за которое мечта превратилась в действительность. Открыв такой способ передвижения как stop в уже далеком 2004 году почти сразу же после Интернета и переезда в первопрестольную, возможность отдохнуть, как направиться появилась только этой весной, до этого была борьба за выживание в виде зарабатывания денег на сюрпризы жизни, преподносимые ей с завидным постоянством в виде бытовых задач различной степени тяжести: от решения вопросов где и как жить?, до отдавания гипотетического долга родине в виде двух лет как бы военной службы. И вот ура! Куплен снаряж,
за квартиру уплачено на два месяца вперед можно отправлять на встречу пока что чему-то еще не известному, но так сильно манящему. Это неизвестное возникло в ходе поездки на 23 февраля в Ульяновск как поход по Южному Уралу, организованный одним из преподавателей ульяновского педагогического университета под девизом испытай себя. Дата сбора была назначена на 1 мая, место сбора - озеро Зюраткуль в Саткинском районе Челябинской области, что находится в примерно 220 км от Уфы на восток. Вся группа кроме меня была из Ульяновска, и для многих это был первый серьезный поход, в том числе и для меня, так в десяти дневную автономку я еще не ходил, были только походы выходного дня на 2-3 дня. К месту сбора я планировал добираться до Казани поездом а потом stopoм до Зюраткуля. Планы изменились после того как высокое начальство обнародовало график майских праздников и мне пришлось сдать билет на поезд до Казани и отправиться в путешествие из Москвы stopom так как за неделю до начала праздинков все билеты были раскуплены и уехать поедом до Казани за гуманную цену не было никакой возможности. В итоге получилось немного по-другому, вольное путешествие началось сразу за Москвой в Балашихе. Почитав в инете накануне как и на чем уехать до стоповской позиции я оказался после вечером в 8 часов на станции метро партизанская она же бывшая измайловская, откуда отправлялись маршрутки до Балашихи – stoperской позиции на Нижний.
Первая застопленная машина

Вся Москва дружно и весело оставляла город, выбираясь из каменных джунглей на дачу везя с собой доски и тещ. Сделав балотоврительный взнос в размере 30 рубелей водителю маршрутке «Ашоту» в недавнем прошлом лучшему пастуху аула ?, я присоединился к страждущим оказаться за пределами МКАД. После часа праведного в пробке мои мучения, выражавшиеся в держании на коленях рюкзака весом примерено 25 кг, были вознаграждены остановкой в городе Балашиха. Движение по Нижегородскому шоссе было не намного лучше, чем в Москве. Облачившись в желтую куртку стопщика, я отправился на поиски своей перовой позиции. Практическое занятие по теории выбора позиции свелось к прогулке с рюкзаком в течении 40 минут. Первая позиции оказалась расширительной полосой для заезда в гипермаркет так же был еще и светофор в направлении Москвы, который создавал поток машин. Тем временем солнце уже село и наступили сумерки медлить было нельзя и я приступил к активным действиям: как только машины тронулись со светофора, я предложил драйверам остановиться и подвезти меня сколько-нибудь в направлении Нижнего классическим жестом стопщика, всем известным по американским и не только фильмам про безбашенную молодежь. Можно развести дискуссию про то являются ли стопщики безбашенным народом или нет, но я не буду этого делать, формат этого произведения скорее обозревательный нежели размышлятельный (он же философский), пусть будет лучше еще один повод включить word и откинуться на спинку стула. Вернемся на трассу и не будем летать в облаках, желающих остановиться в первый 10 минут не было несмотря на обильное количество машин, что заставило меня приуныть и всякие мысли о том что в ночь уехать не реально что лучше вернуться и ехать завтра с утра полезли в мою голову. Они имели право на существование так ехать стопом в первый раз в ночь казалось мне занятием весьма не тривиальным. Мысли иногда отличаются от действительности, вернуться в Мытищи в одиннадцатом часу вечера с Нижегородки было просто не реальным. Положение было довольно щекотливым но унывать было тоже нельзя и я сделав себе самовнушение продолжил стопить дальше. Через еще полчаса, когда друг рюкзак, висящий на моей спине начал давать сигналы моему позвоночнику, остановился первый драйвер. Вы не поверите но я застопил газель-фермер (в отличие от обычное в ней увеличенная кабина на 4 места). В секунды от открытия двери до согласия подвезти меня сколько-нибудь по трассе мои надпочечники подбросили в кровь хорошую порцию адреналина. Водитель ехал в Орехово-Боросово это примерно в 70 км от Москвы. Технологии развелечения обошли эту газель стороной поэтому я попытался включить все свое красноречие и начал разговор о том о сем. Поговорили о недели пробок в Москве связанной с переходом Е.Б.На (Ельцин Борис Николаевич) из одного состояния в другое, на это состояние многие сильные мира сего пожелали посмотреть и как следствие невероятные пробки на дорогах. Потом речь зашла о годах правления первого президента за разговорами о незаметно пролетели километры до Орехово-Боросово я вышел на посту, а машина повернула в город.
Ночной стоп

Сразу за постом стопить было не удобно, я прошел метров 700 и встал сразу за заправкой, предпринимая попытку уехать дальше. Ночь уже полностью вступила в свои права а машины все ехали мимо и никто не стопился. Тут меня посетила мысль о том что я что делаю не так точнее я не там стою она была как никогда логичной после проведенных полутора часов на позиции и безуспешных попыток. Я произвел передислокацию, пройдя сто метров назад. Новая позиция была возле ценников на топливо озаряемых люминесцентным цветом. У меня было намеренье постопить еще пол час и если не будет результата сооружать ночлег в придорожном лесу, через минут 10-15 на трассе раздался протяжный и уже усталый за день пробках звук тормозов фуры. К этому моменту я уже всерьез думал о том чтобы раскинуть свой дом – палатку, купленную только за 3 дня до отъезда и еще ни разу не испытанную в полевых условиях. Пробежав вперед метров 100 как раз до предыдущей позиции, я оказался возле кабины тягача – MANа повидавшего уже на своем веку ни одну сотню тысяч километров. Через пару секунд дверь кабины открылась, и начался диалог с драйвером: «Здравствуете, вы до Казани едите?» - спросил я, в надежде проехать за первые сутки как можно дальше от Москвы. Конечная точка маршрута драйвера был Нижний Новгород, чему я был тоже рад, потому-то ночевать в московской области не было никакого желания. Во время залезания в фуру я оценил удобства своего рюкзака и не разочаровался в том, что взял именно 80 литров а не больше. Первая застопленная фура для меня была как первый шаг для ребенка.
Неспешно перебирая скорости коробки передач, драйвер Вова выводил свой корабль автодорог на крейсерскую скорость. В кабине машины была больше похоже на дом, в ней повсюду были разные сакральные ценности было понятно, что драйвер больше времени проводит в рейсах, чем дома. Вместо штатного приемника, была установлена MP3 магнитола а из динамиков от том что домой, пора домой пел Сектор Газа. Устав и вымотавшись за предпраздничный день Вова спешил дом, в Нижний, на разгрузку. до нижнего было больше 300 км и значит времени для разговоров было у нас предостаточно. Мне повезло Вова относился к людям которые предпочитают диалог монологу, по моим наблюдениям большинство дальнобойщиков относится именно к этой группе. Неспешный разговор как горный серпантин переходил от одной темы к другой, вот на дороге показалась представительница древнейшей профессии и разговор сразу перешел на взаимоотношения мужчин и женщин, как на коммерческой основе, так и на чувстве любви. Оказывается, дальнобойщики почти все прямые потомки принца на белом коне, конь за минувшие века не терял времени даром и эволюционировал в сотни лошадей. У драйвера из Нижнего я не мог не спросить про Волгу. в советское время услышав это слово любой человек не сидящий за рулем испытывал холодок бежавший по спине от зависти к человеку сидящему за рулем непринужденно накачивавшему мышцы круговыми движениями руля. А теперь владелец волги может узнать как, например, звучит шипение кобры сымитированное звуками гидроусилителя, а еще и постичь искусство после продажной подготовки в виде протягивания и смазывания всего автомобиля. Так за разговорами незаметно мы доехали до Нижнего, проехали мимо завода родного ГАЗа.
Продолжая движение

Вова свернул перед мостом через Оку на разгрузку в промзону, а я пошел выходить из города дальше на восток. Общественный транспорт в городе не функционировал из раннего времени суток и снова ноги вступили в игру с асфальтом и лужами. Впереди был мост, первое предположение было связанно с волгой, только подойдя ближе, мне открылось мое географическое невежество. Подойдя к мосту поближе я прочитал надпись Ока и все встало на свои места: сразу появились мысли о том что мост длинный и впереди него еще подъём где нет позиции для стопа и неплохо было бы воспользоваться муниципальным транспортом. Чувство голода и жажды появилось вместе с рассветом и требовало скорейшего удовлетворения, предположив, что, за мостом после подъема, есть ростки капитализма, я тронулся в путь.
На Воротынец Чебоксары и Казань

Переправившись через Оку и пройдя еще километр не было замечено ни одного магазина. Тем временем мне все больше и больше хотелось спать, подремать в городской черте было для меня событием не допустимым. Приемлемая позиция нашлась после 4 четырех километров от моста, по дороге встретился указатель на улицу Кащенко а следующая улица была улица геологов о чем красноречиво свидетельствовали стрелочки. Я не мог пройти мимо, не запечатлев этот симбиоз, мирно уживавшийся согласно градостроительному плану. С фамилий Кащенко ассоциируют, как правило, людей чье поведение или взгляды на жизнь (смотря как кому повезло) отличаются от шаблонов принятых в обществе. У геологов тоже отличаются взгляды на жизнь от большинства людей и поэтому можно поставить знак тождества социальных групп, расположив улицы рядом, так наверно думал какой-нибудь начальник, утверждая названия этих улицы рядом. А теперь наверно позволю я себе лирическое отступление. В любом человеке можно найти черты характера и поведения, которые могут показаться странным человеку нашедшему их, и вот тут жирная точка. Точка потому что человек – индивидуальность. Некоторым кажется странно, что люди отдыхают путешествуя стопом, а некоторым покажется странным поехать на пляж, где народа что в московском метро в час пик; кто то стоит в пробках каждую пятницу и воскресенье, выезжая на дачи по 3 часа, а кто-то просто лежит на диване и смотрит футбол. Эти люди по разному проводят свое время, но если приглядится станет ясно у них общая цель – отдых. Вот и мой способ отдыха отличается от того как отдыхают большинство читающих этот текст. Пора спустится с небес на очередную позицию найденную напротив автосалона Газ и сразу за светофором. Стопить пришлось достаточно долго, даже не знаю почему, машины шли по трассе и дальнобойщики уже проснулись, а никто не останавливался. Поговорка терпение и труд все перетрут, словно была придумана для стопщика, провидящего время на зависе. Через минут 40-50 я застопил первую легковушку – ВАЗ 2114. Водитель ехал в город Воротынец в 130 км от Нижненего. Драйвер ехал к родителям в гости, по его рассказам я понял, что он сам во времена бурной молодости любил попутешествовать, поэтому относится к стопщикам положительно и всегда подвозит. Самое большое впечатление от поездки было состояние федеральной автодороги. Оно затмило все прелести природы и рассказы драйвера да что тут писать смотрите сами.

Всюду ямы и колдобины а еще ремонт, если все это было еще в Сибири я бы понял, но вот от европейской части страны я ожидал определенно большего. 130 км тянулись очень долго если учесть что мне еще очень хотелось спать они превратились для меня в вечность. Воротынец относится к тем городкам в чей бюджет пополняется в том числе торговлей на рынке, находящемся в 10 метрах от трассы. Этот факт меня порадовал, звучит немного цинично, но что поделать. Ко всему прочему, стало резко холодать, подул холодный ветер, поэтому поход на рынок имел стратегическое значение. Перед путешествием в Москве стояла необычно теплая погода: +20 для конца апреля это отлично, и поэтому, собирая свой рюкзак, я не очень думал о холоде и измениниях в природе, как оказалось напрасно. На рынке мне сказочно повезло: я нашел в продаже вязанную шапку в конце апреля!!! Там же приобрел и панаму на случай жары и прикупил молока деревенского. Теперь можно смело было отправляться на сон. Место для сна было выбрано за возвышением похожим на дамбу, построенную в 30 метрах от дороги. Предварительно совершив трапезу, состоявшую из деревенского молока и воздушной пшеницы ( примерно тоже что и несквик), я улегся спать в спальнике. Крепкий и здоровый сон не заставил долго ждать и сразу принялся заряжать энерджайзер подсевший за ночь и день. Сон длился часа 2 потом одна выкуренная сигарета поход в удобства, кои находились в поле в 10 метрах от бивака, и снова 2 часа сна. Было уже далеко за полдень, когда я упаковал спальник и коврик в рюкзак. Перспектива ночевки в Воротынце, после успешного ночного стопа меня не радовала. Выбрав позицию, немного в удалении от останавливавшихся заправится пирожками машин, снова стоплю, причем уже достаточно долго – часа полтора, в итоге решаю устроить перекур. В метрах ста припарковалась фура с челябинскими номерами, а за ней КамАЗ с казанскими. Подумав как хорошо было поехать на фуре прямо до Зюраткуля, я отправился поговорить с драйвера тем более что ехал он один. Из общения было мало позитива, драйвер сказал, что вот мы ездим бесплатно, а машина бесплатно не ездит, её надо заправлять и ремонтировать. Пытаясь внести в беседу хоть какое-то зерно конструктивизма, я пообещал драйверу рассказать анекдот. Его мне на этот счет было такого : « Ты сам как анекдот ходячий». Такая точка зрения была услышана впервые и вела в меня замешательство, в общем, беседа прекратилась, я пошел поразмыслить над словами драйвера. Размышления свелись к выводу вот такому выводу: драйвер был человеком, у которого в жизни одни проблемы, он был в этом уверен, а ехать и переубеждать его в обратном мне не очень хотелось, возможно, потому что присвоение звания ходячего анекдота было немного не то, что я хотел услышать в ответ. Не став унывать, я отправился к водителю КамАЗа с предложением подвезти меня до Казани. На мое приветствие он отреагировал гробовым молчанием, сперва я думал что он плохо понимает по-русски, так как внешность была у него не совсем русская. На вопрос едет ли он до Казани и может ли меня подвезти драйвер ответил что его путь лежит не в Казань. Альтернатива подвезти сколько-нибудь по трассе в сторону Казани была отвергнута с мотивировкой отсутствия нашего знакомства до этого момента и как следствие подозрение меня в злом умысле. Звучало это так: «Зачем мне тебя везти я тебя не знаю», - во время этой реплики я прочитал на лице драйвера страх и выплеснул на него эмоции, полученные в общении с предыдущем драйвером. «Че ты дрищеся!? » - нагло заявил я, после чего драйвер совсем перепугался и полез в кабину. Восстановим эмоцианально-щелочной баланс путем выкуривания еще одной сигареты, я пошел стопить. Через минут 10 остановилась старая иномарка вроде Форда Сиеры. Водитель ехал в Чебоксары и был не против, моей компании. Рюкзак уложен на заднее сидение, и я ощущаю прелести иномарки примерно того года выпуска, что и сам. Драйвер видать за наказание в виде грубого общения с предствителем Казанского региона оказался, мужик «живущий по-понятиям» всю дорогу он пил энергетический напиток мне тоже предлагал, но я сослался на то что у меня есть минералка отказался. Про вредность энергетического напитка я предпочел умолчать. За время в пути было мне было поведано об отсутствии прав у водителя и о том, что для хорошего человека ничего не жалко последнее выразилось в дарении мне пачки сигарет, боясь обидеть драйвера, пришлось принять дар. Машина, пилотируемая в раллийном стиле, ловко глотала неровности раздолбанной дороги, и в скором времени показался пост на объездной дороге в Чебоксарах . На улице вечерело, не теряя ни секунды драгоценного времени, я отправлялся быстрым шагом за пост ГАИ на позицию. Шел душевный разговор на различные темы, начиная с работы и заканчивая беседами про вольные путешествия. Обратно пропорционально расстоянию от Казани было качество дороги. По пути показался придорожный кемпинг, где мы остановились на ночь. Парковка была заполнена до отказа, с трудом отыскалось местечко для нашей фуры я вышел из кабины пошел смотреть за габаритами, в то время как Миша показывал мастер класс по парковке. Миша проявил гостеприимство, предложив мне верхнюю спальную полку на ночь. Я расстелил свой спальник и сразу отрубался, так как поспал всего за сутки 4 часа, а проехал я уже километров 900.Пока я спал, наступило утро 30 апреля. Подъем был не ранний, когда я проснулся, солнце уже давно встало и прогревало своими лучами остывшую за ночь землю. Позавтракав парочкой консервов коих в моем рюкзаке было множество мы тронулись в путь. До поворота на северный ход Урала через Ижевск Пермь осталось меньше 100 километров. Я решил тоже проявить гостеприимство и пригласил в гости Михаила, тем более что в московских краях он частый гость, а груз, бывает, ожидается дня 3-4. Я сложил свой рюкзак, обменялся с драйвером номерами мобильников, и подарил карту Казани, она мне была не нужна, я не застрял в ней, а просто проехал мимо по объездной на тягаче «Вольво», рассекающим ночь, уже опустившуюся на город, светом и фар и нордическим звуком мотора. Впереди появилась эстакада – поворот на Ижевск и Пермь был правым лепестком на мост. Миша нажал на педаль тормоза и машина, как лошадь только что только почувствовавшая азарт галопа, зафыркала и нехотя остановилась. Мы по попрощались, пожав друг другу руки. Я вылез достал фотик и сделал эти снимки, машина степенно и уверенно набирает скорость готовая пробежать по дорогам нашей необъятной родины еще не одну сотню тысяч километров.
от Ижевского поворота к Зюраткулю 
Челны - Уфа

Воодушевленный первым днем стопа, я прошел чуть дальше поворота на лепесток и принялся стопить, предварительно изучив карту. Промежуточная цель - Набережные челны, до них было километров 25-30, а потом прямая дорога на Уфу. Через минут 30 стопа остановилась шестерка с водителем и тремя пассажирами побеседовав с ними стало ясно: они не знают как доехать из пункта А в пункт Б, пунктом Б был город Нижнекамск. У меня был собой атлас автодорог, и я взвалил на свои плечи обязанности штурмана, было бы глупо упускать попутную машину до Челнов. С рюкзачиной я с трудом втиснулся на заднее сидение, где сидел еще один пассажир. Сидеть было не удобно хорошо, что Челны были всего в 25-30 км, а не в 200-300. Достав атлас, я вступил в роль штурмана. Город Нижнекамск находился по Альметьевкому шоссе, начинавшемуся в Челанах и соединяющему М-7 трасса Москва Уфа и трассу М-5 Москва Челябинск. Шоссе начиналось еще до транзитной дороги на Уфу. Проинструктировав водителя о маршруте и доехав до указателя на Уфу, я попытался вылезти из машины, но это у меня не получилось, потому что ногу свело судорогой, свобода началась секунд через 30, после окончания мышечного спазма. По расчетам, которые никогда не подтверждались, сегодня к ночи меня ждал финиш и высадка около озера Зюраткуль. А еще меня ожидал первый Сити стоп на транзитной дороге на Уфу. Это был именно Сити стоп так как дорога проходила в черте города. Заняв удобную позицию сразу после съезда Альметьевкого шоссе, снова стоплю. Стоп был никаким остановилась Ока за рулем водитель кавказского типа. Желание водилы подзаработать денежек было сразу распознано, но это был не его звездный час. Самое примечательное он даже и не понял что я еду стопом когда я продекларировал ему свое желание доехать до Уфы он ответил: «Уфа далэко не поэду». Зато он радушно предложил подвезти до развилки на Уфу за 50 рублей. Предложение не нашло понимания и спонсорской поддержки. По моим подсчетам развилка была в километрах 5-6 - расстояние не очень большее еще хотелось пройтись после получасового сидения в шестерке и 30 минут безуспешного стопа. Все в путь. Пройдя километр, а может и два, я увидел останавливающуюся Газель, водитель сам предложил подвезти. Такого повороты событий предусмотрено не было и как результат потеря атласа на радостях при посадке в газель. Вылезая из шестерки, я не убрал его в рюкзак, а заткнул между спиной и рюкзаком на радостях забыл об этом. Оказывается расчет расстояния был не верным, поправка состояла из 7 километров в плюс к уже 5 заложенным. Развилка представляла из себя простой круг; Уфа была на право. Самое неприятное было наличие в Челнах в обильном количестве тюлени – люди, стопящие машины не ради удовольствия и кайфа, как следствие удовольствия, а просто по необходимости уехать из пункта А в пункт Б. Они расположились возле придорожного магазины и активно стопили правда по-моему не очень успешно. Стопить перед ними означало навлечь на себе гнев аборигенов, позиция была выбрана за ними в метрах 100-150. Расчет еще был на то что драйверу будет более интересен стоящий впереди в желтой куртке с рюкзаком человек нежели абориген в шляпе и спортивных штанах. И через 40 минут расчет подтвердился. Остановилась Фура. Водитель отвечая на вопрос о возможности проехать до Уфы ответил что раз остановился и так подвезет. Уже садясь в фуру, я понял, что драйвер человек незаурядный, а поездка будет интересная и познавательная. Стопящиеся дальнобойщики, как показывает практика, обычно все незаурядные люди. Они рассуждают иначе, чем те, кто, получив нормальный тягач и телегу из за бугра на пневмоподвеске, сразу становится крутым хотя до этого ездил на убитом Мазе или КамАЗе. Драйвер Саня до того как начать колесить по дорогам Росси служил прапорщиком в Таджикистане на КамАЗе. Выйдя в запас, Саня переехал в Россию и не смог мирно жить, тихо копаясь на грядках, настолько он привык куда-то ехать, что сидеть или лежать на диване для него равносильно пытке.
Приближалась граница двух хозяйствующих субъектов, как результат этого хозяйствования дорога становилась все хуже и хуже, машины ползли дороге со скоростью 30 км в час

Да не думали наверно немцы, делая тягач, что он будет ездить по российским дорогам при этом, не особенно болея и жалуясь на подвеску. Зато точно, о чем они думали, так это о комфорте и надежности, все-таки, как ни как Мерседесе, а значит фирменный стиль, заключавшийся в традиционных изгибах передней панели, и престиж марки, выражавшийся в стоимости запчастей (зеркало стояло 1000 условных единиц), тоже присутствовали. За окном красовалась другая, отличная от Московского региона, климатическая зона и вот тут я призадумался – за коном местами лежал снег.


Раскладка рюкзака присланная, Гавриловом – организатором костеразминательного майского весеннего похода, включавшая в себя купальные плавки, показалась верхом цинизма. Помимо снега за окном встречались нефтяные вышки – символ процветания и благополучия современной России.

Саня ехал по этой дороге как я в первый раз. Он тоже как я безумно любит горы, только именно горы, где снег не тает никогда, Урал для него, после таджикистанского Памира, казался чем-то вроде холмов. Есть у него еще одно увлечение искать монеты в земле при помощи металлоискателя. Коллекция монет находилась у него с собой в специальном альбоме, я внимательно с ней ознакомился. Монеты были разные: от царских старых, покрывшихся оксидной пленкой, до 10 рублевых выпускаемых сейчас к знаменательным датам и событиям. Монеты позднего советского периода вызвали воспоминания детства связанные с гастрономическими удовольствиями, к этому времени родители примерно объяснили, что такое деньги и зачем они нужны. С возрастом и капитализмом переходного периода пришло понимание, что за деньги можно все купить, а когда я чуть повзрослел и повидал жизнь, пришло понимание, которое действует до сих пор, что не все можно купить за деньги.
Фура, толкаемая четыреста двадцатью лошадями, приближалась к Уфе, качество дорожного покрытия возросло, выполняя закон сохранения энергии, упало качество информационных знаков – количество указателей. Как Памятник эпохи Ельцыновского правления, проходившей под девизом «берите суверенитета столько, сколько сможете унести», указатели направления движения и населенных пунктов встречались на двух языках, правда и почти в два раза реже. Дорога была федеральная, поэтому деньги тоже федеральные на ремонт и обслуживание, только вот наверно не учли что в Башкирии два федеральных языка и денег на некоторые знаки больше надо так площадь знака увеличивается в два раза, а может и учли но разворовали. Как бы там не было страдают от этого обычные люди: Саня проскочил поворот на объездную и поехал в город, на посту его остановили, пришлось вспоминать про то, что гаишники тоже люди, причем, почему то все без исключения алчные. Нет худа без добра, Саня во время свидания с гаишником заставил его выполнить свой служебный долг и объяснить, как выехать на дорогу на Челябинск Так вот, Саня ехал в Тюмень поэтому я смог с ним доехать до федерального финиша точки ухода с федералки на озеро Зюракуль. Уже вечерело, когда под катками фуры зашуршал асфальт трассы М-5, вместе с ними пришло чувство голода, в некоторых кругах , в основном женских , это состояние называется ночным жором. Скоро показался и придорожный магазинчик, где Саня решил устроить pit-stop.

Закупив молока и хлеба, остальное нашлось в моем рюкзаке, мы с аппетитом принялись наворачивать разнообразные консервы, тащить их в гору не особо хотелось я старался в двойне. Оттрапезничав и выкурив Саня легким поворотом ключа разбудил мотор; фура уже нехотя, как бы лениво, чувствуя настроение своего хозяина, начала разгоняться. Выти на крейсерскую скорость - 90 км в час, помешал сначала моросящий дождь, потом дорога, закончившаяся в километрах 30 от Уфы. В России природные красоты и разбитые дороги встречаются всегда вместе, образуя симбиоз. В этом заключается вся суть русских дорог и самой России. Наша страна перестала бы называться Россией, если 100 километров по Уральским горам можно было бы проехать за час. За окном начинались сумерки, медленно обвивающие петляющую дорогу. Стекла фар за день стали грязными: свет почти не пробивался сквозь толщу придорожной пыли, осевшей на фарах за сотни километров. Нужна была еще одна остановка, впереди была бурлящая вешними водами река,

за ней начинался прямой участок дороги, где мы остановились и, вооружившись тряпками, пошли бороться за канделы. После ужина захотелось повидаться с природой, что я и сделал. Сумерки принесли заметное похолодание, хорошо прочувствованное во время свидания с природой, как дополнение к холоду шел дождь поэтому ямы на дороге в свете фар бликовали – разобрать где есть выбоина стало невозможным, дорога казалась одной большой ямой. Скорость движения упала до 30 км за час, ехать с такой скоростью было весе равно, что не ехать вообще. Саня решительно, как человек военный, свернул на первую попавшеюся стоянку, на сегодня все – промежуточный финиш
Непростой путь к озеру

Стоянка была загружена на половину, многие еще были в пути, они не хотели останавливаться до того момента, пока ночь не сделает движение по уральским колдобинам опасным. Отсутствие машин облегчило парковку: Саня сложил фуру с одного захода. По московскому времени было еще не так поздно, поэтому спать не хотелось, и мы отправились на разведку. Почти на каждой уральской стоянке есть настоящая русская баня, для человека, колесящего по дорогам уже далеко не первые сутки, попарить свои кости просто как бальзам на душу. Где еще как ни на Урале подвернется такая возможность, дальше Саню да и меня, как выяснилось через пару, дней ждали только одни степи, переходящие в тюменские болота а потом обратно. хозяин бани занимался приготовлением шашлыка, когда Саня начал проводить разведку боем, узнавая по чем опиум для народа. Опиум был по 100 рублей за час пользования баней, еще 20 стоили одноразовые тапки и мыло по 10 рублей. Итоговая сумма была не очень астрономическая и вполне гуманная. Скинувшись по 130 рублей и захватив из машины остальные банные принадлежности, включающие в моем случае еще и ароматные носки, хранившиеся супергерметичных ашановских пакетах в неиспользуемом кармане рюкзака - на случай разгерметизации пакетов, мы отправились распаривать кости. Баня, конечно, была не из тех, какие есть у хозяйственных деревенских мужиков, но и это было в радость. От души попарившись и намывшись и даже натиравшись, я быстро добежал до машины. Саня был уже в машине и занимался ловлей радиоканалов на приемник, и в итоге зацепил какаю -то уфимскую станцию, особо толкового там ничего не вещало голова уже просохла и решили навестить пункт общественного питания . Пункт питания представлял из себя кафе, оно не отличалось особыми кулинарными изысками, Еда нас особо не интересовала, так ужин была всего часа 3-4 назад, посидеть и поговорить за жизнь было после пропарки костей - это было то, что хотелось. Алкоголь я не жалую в любых формах и даже в виде пива, поэтому в моем разговорном рационе обычно присутствует минеральная вода и прочие напитки, производимые нашей пищевой промышленностью. Саня придерживался менее радикальных взглядов на алкоголь и после трудного рабочего дня взял себе пивка. Время за разговорами пролетело незаметно – ночь окончательно вступила в свои права: шум от проходивших по трассе машин доносился все реже и реже. Драйверы не желали испытывать судьбу и подвеску на прочность, как следствие стоянка за полтора часа превратилась из полупустой в переполненную. Завтра Сане предстояло проехать 650 км до разгрузки в Тюмени. Организм требовал отдыха для пополнения сил и мы отправились спать. Я воспользовался верхней вакантной полкой Мерина, комфортно разместившись в спальнике. Сон пришел быстро; сознание отдыхало, открывая подсознанию в тайне от разума поле для работы. К утру подсознанию потребовался отдых, оно просигнализировало об этом сознанию, и я проснулся. На календаре в телефоне было перовое мая, встречавшее не праздничной погодой, в виде затянутого облаками неба и моросящим дождем. За бортом температура воздуха не внушала оптимизма: хватило одной сигареты для доставки сигналов утепления от рецепторов кожи к еще не проснувшемуся мозгу. В итоге я снова оказался в спальнике, ожидая возвращения Сани с утренних водных процедур. Он не заставил себя долго ждать, через 15 минут я был уже детально проинструктирован о месте нахождения удобств. Одев свитер и куртку, я отправился по маршруту включавшим в себя посещение туалета , потом кафе с целью умывания и чистки зубов. обстановке данной саней в туалете был непосредственно только туалет. Поход в туалет обернулся самой комичной ситуацией за все время путешествия. Часть удобств -туалет, находилась сразу за заправкой. Туалет представлял из себя кирпичное здание здания с двумя дверями, открывающими путь в страну «наслаждений». Обе двери были приоткрыты; табличек и надписей, гласивших о разделении удобств по половому признаку, замечено не было. Быстро найдя 10 отличий удобств за первой дверью от удобств за второй дверью, я воспользовался вторым вариантом. Отличия были в уровне комфорта, за одной дверью было что-то наподобие деревянного деревенского туалета: унитаз представлял из себя дырку в бетоном полу, гораздо более респектабельно выглядели удобства за соседней дверью: раковина и белый керамический друг били как в самой развитой туалетной сети в мире - Макдоналдс. Второй вариант наверно предназначался для персонала стоянки, но кто-то забыл закрыть дверь на замок чем я и воспользовался. Халява, одним словом! Закрыв дверь и застелив бумагой, входящей в комплектацию убобств, ободок, в голове стали появляться мысли от том, что скоро все туалеты повысят свою комфортность и будет все как в Странах Шенгенского договора. Программа утренних водных процедур подходила к логическому завершению: почистив зубы и вдоволь поплескавшись в умывальнике с горячей водой, я дернул за ручку двери. В данном случае результат превзошел все ожидания – дверь не открывалась. Вторая и третья попытка открыть дверь не увенчались успехом. Невротическое поведение, заключавшееся в судорожном дергании ручки, было бессмысленным и могло привести к предоставлению счета за порочу имущества. Ситуация была одновременно смешная и безвыходная: через 5 минут был запланирован отъезд, а я был заперт в сортире причем очень похоже что своими же руками. После минуты размышлений над вечными вопросом что делать, воспаленный ум нашел два варианта покидания туалета. Первый A – подать сигнал SOS стуком в дверь и голосов, попросив более свободного в перспективе соседа по туалету поискать заветные ключи от сортирной двери. Второй, план B, менее цивильный, он сводился к тому, что дело помощи утопающим рук самих утопающих. В туалете было небольшое окно, призванное подарить мне свободу передвижения, прописанную в конституции нашей страны. Окно гарантировало мне попадание наружу, подкрепляя гарантии примерно 40-ка сантиметрами в ширину и метром в длину. Обрести высшую ценность человечества – свободу, мешали 180-170 см между началом окна и уровнем пола. Действовать по плану A, оказавшись в положении собаки поспавшей на хозяйской кровати, мне не хотелось. План B как и все у нас, включая новый год, был не особо логичным с точки зрения людей высокой культуры и быта. В выборе варианта B больше логичности, чем вы можете себе вообразить. Логичность заключается в отсутствии чувства вины перед окружающими в случае реализации плана В.
Не будем вдаваться в психоанализ и вернемся к трудностям реализации плана B. Покинуть туалет было не просто: вся сложность заключалась в желании вылезти в окно вперед ногами, иначе был риск сломать себе шею , что тоже не входило в мои планы. Попытка взять препятствие с бочка унитаза была без успешна, и мой взор устремился на самую высокую точку туалета - раковину. Проверив добротность ее фаянса половиной своей массы, я решил, что она выдержит все 80 кг. Раковина выдержала, а название завода изготовителя осталось загадкой. Совершив немыслимый акробатический этюд, заставляя трещать штаны по швам, я приземлился на асфальт. Вот она свобода. До этого момента я даже и представить не мог как безгранична бывает радость, вызванная окончанием водных процедур. В меланхоличном состоянии, с загадочно улыбающимся выражением лица не понятным окружающим выражением лица, я степенно направился к машине. Желание посветить Саню в свои похождения рассказом о том, что такое свобода и как ее можно почувствовать, тогда не возникало. Негативные эмоции от утренней прогулки, улетучились по мере приближения к Мерину готовому рвануть к новым сотням километрам с места. Мерин как, конь нетерпеливо фыркая, ждал команду на старт. Старт был дан отпусканием ручного тормоза. Машина медленно, с чувством с толком с расстановкой, покидала стоянку, шурша колесами по мокрому гравию. Трасса вновь встретила нас ухабами, не давая разогнаться больше 30-40 км в час.

То и дело шел дождь, выбоины на дороге превратились в лужи. Плотный трафик на трассе лишал возможности маневрировать, подвеска Мерина трудилась исправно, глотая ухабы.

Праздничное первомайское настроение, причиной которого была граница двух субъектов Российской Федерации, означавшая что до поворота на Зюраткуль осталось 120 км , не могла испортить ни разбитая дорога, ни погода. Навстречу шли две свеженькие скамейки ( Скании ) с кенгурятниками, кенгурятники привлекли внимание Сани, открывая нам еще одну тему для разговора:
- Хорошая вещь кенгурятник, - сказал Саня, увидев машины, - денег можно с ним на ремонт много сэкономить и проблем на дороге избежать , думаю тоже себе поставить.
- А что за проблемы, решаемые кенгурятником? – заинтересовался я.
- Бандюги сунутся не посмеют, их кенгурятником запечатывать можно пачками, не опасаясь тягач разбить.
Дорога как уменьшенная копия региона, через который она проходит: где-то в деревнях продают пирожки, рыбу, а где-то придорожные шакалы караулят свою очередную жертву. На карте страны есть, регионы где на дороге действуют «понятия», а не законы. Саня не любит ездить в регионы Южного Поволжья; они изобилуют любителями легкой наживы, там время остановилось в начале 90. Множество часовых поясов на территории России приносит в Россию новый год 12 раз, каждый час под бой курантов людей радующихся самому главному празднику становится все больше. Куранты завершают своим боем старый год, открывая дорогу новому, но даже самым главным часам страны неподвластно задать единый ритм жизни на всю Россию. Вот и получается, что где-то еще идет эпоха бандитских 90, а где-то уже эпоха рыночных отношений, наступившая после начального накопления капитала начального в те самые девяностые. Между тем, как-то совершенно быстро и незаметно разменялись последние 50 км до Зюраткуля. Необходимо было сделать привязку местности к карте, Надя заветный поворот с трассы на озеро. Для этого дела загодя была куплена карта Челябинской области в масштабе 7,5 км в одном сантиметре. Заветный поворот ждал меня сразу после поворота на Сатку. Проскочить поворот и топать пешком назад по моросящему дождю желания не было и решил подстраховаться: запросить детальную информацию у Гаврилова по телефону. Вместо Гаврилова в трубке я услышал булькающее хлюпающий голос девушки просившей позвонить позднее.
Попытка выйти на связь провалилась, нет худа без добра - на телефон пришло sms сообщение: «Мы на берегу озера …(нецензурное выражение) слева от горного дома. Ты где?». Фраза «слева от горного дома» вызвала в глубокий резонанс в моем мозгу. «Вот тебе и приплыли,» - подумал я, размышляя над тем, что в прошлой жизни Гаврилов наверняка был самой блондинистой блондинкой во всем мире в самом переносном значении слова блондинка. Логическая неувязка между почетным званием преподаватель географии Ульяновского Педагогического Университета и вот этим слева была на лицо. Думаю, если я сделаю отступление и расставлю все точки над И, рассказ прибавит немного байт и не слишком утруднит вас чтением. Расстановка точек дело тонкое, особенно когда некоторые уже начали кипятиться по поводу сопоставления описанного выше, сопоставление это не в коем разе не преследует цель оскорбить или подвергнуть сомнению профессионализм, авторитет и многочисленные таланты моего хорошо знакомого, оно призвано познакомить читателя с состоянием моих мыслей по поводу того, как люди иногда по разному воспринимают то, что одним уже известно, а другим только предстоит постичь. Любая трудная задача через некоторое время кажется легкой, а трудности на пути ее решения кажутся с каждым днем все более абсурдными. Теперь все формальности соблюдены и можно приступить к решению задачи, мастерски поставленной передо мной Гавриловым. В дано смело запишем «слева от горного дома» - это координаты местонахождения группы, в найти отправим то, что более всего неизвестно - путь к этому «лево». Дорога пошла на подъем, на вершине подъема красовался знак прилагающий повернуть на лево в Сатку. Следующий поворот по карте должен быть моим. Я пристально всматривался постоянно петляющую дорогу, отыскивая указатель со словом Зюракуль. Вдалеке, дорога плавно поворачивала открывая мою взору новый горизонт с отходящей в право проселочной щебенкой, по всем данным это и была дорога на Зюраткуль. Саня еще сбавил ход уже 30 км. Все было хорошо и замечательно: километраж от Сатки был равен пройденному расстоянию до своротка ,и покрытие из щебенки было именно то, что я ожидал увидеть на пути с федералки к озеру. Меня настораживала одна деталь – отсутствие указателя на то что было дальше по этой щебенчатой дороге. Указатель это почти 100 % гарантия верности курса. Пока я сопоставлял факты, гадая та ли эта дорога или не та, машина оказалась в зоне торможения. «Этот поворот?» - спросил Саня, ставя меня перед выбором, что лучше идти неизвестно куда или проехать еще в надежде отыскать указатель дальше. «Наверно следующий», - неуверенно ответил я, полагаясь на интуицию.
Пара минут до следующего поворота пролетели за мгновение, машина остановилась у своротка с указателем «поселок Магнитский 10 км». Вот она долгожданная точка десантирования, теперь главное средство передвижения будут ноги. Пожелав Сане удачи на дороге и сказав, что недели через две я ему перезвоню и выдам инфу по металлоискателям. Приземлив на уральскую землю свой рюкзак, а затем себя, я ощутил под ногами уральскую землю. Саня, посигналив мне на прощанье, покатил дальше колесить просторы нашей необъятной родины, вечером, через 580 км у него тоже финиш – разгрузка в Тюмени.

Самым увлекательным в любой задаче является процесс решения, в ходе процесса у всецело поглощенных решением личностей, по словам очень мною уважаемого школьного учителя физики, могут встать волосы дыбом и пойти пар из ушей. Оба признака творческого подхода к задаче у меня стали проявляться сразу, как я оказался на улице. Волосы у меня стали дыбом и пар пошел, правда, не из ушей, а из носоглотки. Симптомы экстаза, появляющегося во время решения задачи были на лицо; задача была правда не по физике, а парообразование шло не из ушей и потому, что температура воздуха в легких отличалась от температуры воздуха южного Урала. Спишем соматически (анатомически) неверное описание состояния экстаза учителем, на несовершенство образования, учащего в школе мальчиков собирать автомат, но не учащего оказывать экстренную доврачебную помощь лишь только потому, что какой-то «умный дядя» счел, что вряд ли будущему защитнику отечества необходимо знать, как можно попытаться вытащить человека с того света. Эйфория основательно накрыла меня: я довольный и счастливый стоял на обочине под дожем минут 5, осознавая, что это южный Урал, и что Москва со своим ужасно загаженным воздухом и «высокой культурой» больше чем в 1700 км на запад. Медленно промокающая одежда опускала меня с небес на землю: рюкзак требовал приведения его в пеше-походное состояние, тело просило побольше теплоизоляции. Приведение рюкзака в «боевое состояние»: привязывание спальника на клапан, стягивание строп и прочие процедуры подготовки к длительной пешей прогулке совмещались с поиском в нем теплых вещей, для того чтобы было, если уж мокро, так не холодно. Изрядно утеплившись, спрятав в полиэтиленовые пакеты спальник, я принялся размышлять на тему как найти дорогу к озеру и населенному пункту Зюраткуль. Все попытки найти на карте населенный Пункт Магнитский у поворота на который я проводил привязку к местности, закончились только насквозь промокшей картой и констатацией факта, что такого населенного пункта на карте нет. Немного поразмыслив, я решил дойти до Сатки; во первых там можно найти людей а значить и узнать дорогу на озеро, а во вторых из Сатки до Зюраткуля, по информации Гаврилова, ходил автобус. Путь предстоял км 7 пешком и по дождику да еще обратно, труднее всего было решиться идти обратно: все путешествие я ни разу не отходил назад, двигаясь только вперед. Путь назад, помимо признания того, что я, честно говоря, промазал, причем основательно, означал - Москва станет пусть на 7 км но ближе. Рюкзак навьючен на плечи иду вперед точнее назад в поисках неизвестной дороги . Шансов затопить машину на трассе с подъемами и поворотами тем более в дождь не было, но я все-таки перешел дорогу и, нарушая правила, пошел в том же направлении что и машины, когда сзади раздавался звук приближающийся машины, я разворачивался и стопил. Фуры стопить даже не пытался: не хотелось беспокоить драйверов, прося провести их 7км, они даже передачи выбрать не успеют и снова тормозить, да и к тому же драйверы на легковых авто в основном местные - значит можно узнать дорогу на озеро. Особенность уральского трафика в наличии волн: машины идут по трасе группами: дорога не позволяет ощутить динамику мотора в обгоне, вынуждая придержать лошадей под капотом иногда на пару тройку километров. Самая первая машина едет медленней всех, идущих за ней, но у нее нет риска вылететь с мокрой трассы в кювет в попытке обгона; тише едешь, дальше будешь – это про южный Урал. Волновой трафик увеличивал мои шансы на успешный стоп: в одной из волн я застопил газель-маршрутку, идущая в Сатку. Как в дальнейшем покажет практика, езда на маршрутке далеко не всегда предполагает коммерческую основу. «Драйвер наверняка поделится инфой о пути к Зюраткулю», - подумал я, открывая дверь кабины.
- Добрый день, не подскажете дорогу к Зюракулю? – спросил я, осознавая, всю саркастичность фразы добрый день, произнесенной мной помокшей насквозь одежде.
- Тебе назад идти надо, справа будет поворот на Магнитский пройдешь Магнитский, потом на Зюраткуль будет. – ответил драйвер вопросительно разглядывая мою желтую куртку.
- А далеко от Магинтского до Зюракуля?
- Километров 10.
-Спасибо, удачи на дороге!
Одно неизвестное было найдено, оставалось выяснить второе - найти группу.
Sms Сообщение: «Я у поворота на Зюраткуль иду пешком», посланное Гаврилову, ознаменовало переход к поискам второго неизвестного. С каждой секундой трасса М-5 удалялась от меня, шум машин растворялся в воздухе, уступая место тишине природы. Приятно удивило качество покрытия дороги: под ногами был первоклассный асфальт позволяющий размяться ногам, давно уже не делавшим двадцати километровый переходы за день. Путь до озера по подсчетам дожжен был занять около часов 5. Дождик уже не моросил беспрестанно, лишь иногда, на пару минут, с неба затянутого очень низкими дождевыми облаками, на землю падали капли дождя. Движение машин представляло собой три машины в час в сторону трассы и не одной в сторону озера, данный факт не очень меня огорчал: появилось время разложить на полочки новые впечатления от главного приключения года. Тем временем асфальт перешел в щебень, покрытие дороги больше не наводило мысль, что это дорога в не в национальный парк, а куда-нибудь еще. На протяжении всего пути природа радовала меня красивыми видами: весна здесь еще только начиналась – местами еще лежал снег, ручьи стали больше похожи на реки, а в лесу появились подснежники.

В сторону озера начали проходить машины, сперва проехали «реальные пацаны на реальных машинах», потом что родное русское. Со спины в очередной раз послышался звук приближающей машины, заставивший меня перейти на другую строну дороги. Водитель чуда узбекской экономики - Нэксии остановился и предложил подвезти до озера. Уложив свой рюкзак в багажник, я продолжил оценивать красоту ландшафта из салона машины, драйвер принялся рассказывать о достопримечательностях Зюраткуля. Через три километра проезжая поселок Магнитский мне стало известно, что в нем в Великую Отечественную Войну делали приклады к автоматам ППШ. Дорога шла все время в гору, после Магнитского появился серпантин, мотор начал трудится. «Да, пятью часами пути я бы тут не обошелся, как минимум 6 часов», – подумал я, слыша как тужится мотор Нэксии на серпантине. Бесконечный подъем перешел в прямой участок дороги в конце которого был поселок Зюрткуль. Все вот я и на озере Зюраткуль; где-то «слева от горного дома» Гаврилов. Драйвер высадил меня прям у горного дома, я подарил ему на память диск с музыкой и отправился искать «слева от горного дома». У меня возникло предположение, что Гаврилов мог оставить мне информацию в горном доме о месторасположении группы и пошел на разведку в горный дом. Горный дом представлял из себя двух этажное кирпичное задние, отделенное от улицы вполне приличным и высоким забором и массивной железной калиткой. Нажав кнопку домофона, я услышал голос администратора:
- Здравствуете. – поприветствовал меня голос.
- Добрый день, у вас есть данные о группе туристов из Ульяновска, они приехали сегодня утром.
- нет, у нас нет никого из Ульяновска, - ответил голос уже равнодушно, поняв что цель моего визита не аренда номера в гостинице.
- Сколько у вас стоит снять номер? - из вежливости спросил я.
- 1500 тысячи за сутки.
Ответ шокировал меня; на южном Урале 1500 тысячи рублей за сутки – это не лезло не в какие ворота.
- У вас цены дороже чем в Москве. – заметил я высказывая свое негодование так как молчать не смог.
- У нас люкс. –коротко и ясно пояснил голос, не желая вступать в дискуссию.
Дальнейшие разговор не имел никого смысла: выяснять в чем же есть люкс за 1500 тысячи не было ни какой охоты, и, сказав голосу «до свидание», я отправился на продолжение поисков.
В метрах 100 я заметил рыбака, шедшего с стороны озера. Рыбак мог помочь мне ценной информацией, весь день проведя на озере он наверняка видел костер Ульяновцев.
«Здравствуйте. Вы ни видели на берегу озера группу туристов из 8 человек?» - с надеждой на утвердительный ответ спросил я
«Кто- то на стоянке за лодочной станцией жгет костер может это твои»
«Как туда попасть?»
« У парень, не просто тебе будет в таких-то ботинках туда добраться – там снег кругом, без сапогов не пройдешь» - заявил рыбак, успев оглядеть мой снаряж.
«А все-таки, где дорога к станции?»
«тропа начинается у дамбы, по ней пройдешь метров 300 там и костер будет».
- а что это вы с буром лед еще на озере? - спросил я тоже внимательно изучив экипировку рыбака желая узнать положение дел природы.
- Льда еще 80 сантиметров осталось.
- В это время всегда так? Спросил я, интересуясь особенностями южного уральского климата.
- год на год не приходится, но бывает, - философски заметил рыбак.
Мы попрощались, я пошел по дороге выводившей на тропу «слева от горного дома». Только забравшись на дамбу, защищающую поселок от наводнеия и скрывавшую от меня до сих пор озеро, я смог увидеть что такое южный Урал на первое мая; взору предстал потрясающий пейзаж: озеро простиралось почти до самого горизонта все скованное льдом и только у кромки лед уже начал подтаивать и виднелась вода. О приходе весны здесь, на высоте 724 метра, возле самого высокогорного озера всего Урала не могло быть и речи. Вспомнился сразу Миша, рассказавший мне, что неделю назад в районе Екатеринбурга и Перми еще лежал снег, и всплыли в памяти пейзажи Башкирии с не растившим снегом на склонах предгорий Урала. С озера дул пронизывающий до костей ветер, надававший насладится уникальным видом. Ветер гнал меня дальше: еще 300 метров всего 300, но какие это были метры - ноги по щиколотку проваливались в рыхлый весенний снег, названный рыбаком в болотных сапогах тропой; модные кроссовки c вентиляцией превратились в морозильную камеру: снег через вентиляцию попадал внутрь и начал таять, охлаждая и без того не очень теплые ноги. Как бы там не было все эти внешние факторы не могли заставить меня, лихо пронесшегося в первый раз стопом сразу на 1700 км, заставить повернуть обратно. Поиски места известного читателю к «слева от горного дома» успешно завершились после подъема на еще одну дамбу где на гребне были раскинуты две большие палатки. Туристическая братья, надев на себя все что можно, неспешно поигрывала на гитаре, созерцая из беседки костер на фоне ледяных просторов Зюраткуля, когда я привлек их внимание своим появлением. По неспешным заунывным аккордам, срывавшимся с грифа гитары, стало ясно - обед был часа два назад; вместе с калориями обед принес в социум лень, сублимировавшуюся в творческие изыскания аккордов


Одна Елена – жена Гаврилова, на время похода взвалившая на свои хрупкие плечи помимо рюкзака еще и обязанности завхоза, хлопотала по хозяйству

разговора, которая характерна для людей живущих в разных городах России и давно не встречавшихся, и перейдем к части заключающейся в поиске общего знаменателя для впечатлений.
- вы на чем до озера добирались? – поинтересовался я, удивленный скоростью передвижения группы, приехав сегодня рано утром на вокзал в Бердяуш, они уже успели добраться до озера и хорошо окапались.
- Мы на вокзале с таксистом договорились он нас на УАЗике о цене автобуса прям до озера довез. А ты на чем добирался от станции?
- Я с трассы пешком км 7 прошел потом Нексию застопил на ней тоже до озера доехал, нашел горный дом и начал поиски вашей стоянки.
- А мы sms скидывали что бы на вокзале встретится в Бердяуше, ты на каком поезде приехал?
Вопрос Елены был ответом, на то почему Гаврилов не отписал мне про Зюраткульский поворот, оказывается, он и не думал, что я еду вольным путешественником с Москвы.
- Я не на поезде, я Москвы стопом еду.
Теперь в ступор вошла Елена: пару секунд, она удивлено смотрела на меня как на инопланетянина.
Кстати а где Андрей что его не видно?
- Андрей в палатке отдыхает, он не важно себя чувствует. Если хочешь сходи разбуди его.
Тревожить отдыхающего Гаврилова мне не хотелось, и я предпочел знакомство с туристической братьей. Елена познакомила меня туристической братье сидевшей в отдалении в беседке и пристально наблюдавшей за нашим диалогом.
- Это Дима он с Москвы автостопом приехал, - отрекомендовала она меня группе когда мы подошли к беседке.
Группа состояла из 7 человек, я со всеми поздоровался и некого не запомнил по имени. Человек путешествующий у стопом вызвал неподдельный интерес. Из группы стопом никто не и не куда не ездил, все они имели смутное представление о том что такое автостоп поэтому тем для беседы у нас было предостаточно. Я налил себе из котелка суп и присоединился к беседе. Через час полтора начинались сумерки, а Гаврилов все не появлялся из своей берлоги - палатки. Вспомнив про то что, если гора не идет к Магомеду, Магомед пойдет к горе, я отправился навестить Гаврилова сам. Гаврилов дремал, зарывшись в спальник, сон его отступил в месте с теплом вырвавшемся наружу, когда я открыл тамбур.
Вечер на Озере

- Салют Андрей! – произнес я, крепко пожимая руку.
- Привет! – спросонья еще не скинув оковы но тоже крепко пожимая мою руку ответил Гаврилов.
- Что это ты захандрил?
- да есть немного, голова что разболелась. Ты на чем добирался?
- Я тебе писал, что еду по М-5 и просил скинуть где поворот с трассы на озеро. Ты получил эту sms?
- Так вот оказывается, что это за М-5, а я тут думаю что за «М». Мне казалось что ты на поезде из Москвы едешь, поэтому про трассу я и не думал.
- Да не я стопом из Москвы прям до сюда. Мне уже Лена объяснила, что ты думал что я поездом.
- Какие у планы на поход? – спросил я, желая сразу высинить ближайшие перспективы.
- На такие условия заклада не было6 лед на озере должен был уже сойти, условия для этих мест аномальные.
- Я с местными мужиками переговорил, у них с 99 года такой весны не было. Еще говорят, что вдоль берега всюду снег и пройти можно только в болотниках.
- Да погода подкачала. Думаю завтра пройтись вдоль берега посмотреть что дальше и если там все плохо, то есть вариант пойти назад в Сатку там пещеры есть неподалеку.
- Я сапоги не взял еще и носки шерстяные тоже дома оставил.
- Это ты зря, - сказал Гаврилов таким же тоном, как говорит учитель отчитывающий ученика не подготовившего домашнее задание.
- Знаю что зря, – ответил я, признавая свою вину и ощущая всю тяжесть проступка, - зато плавки купальные привез.
- Ладно, пойдем к народу, ты уже познакомился со всеми?
- Познакомился, но никого не запомнил.

Гаврилов обул сапоги, надел куртку и мы направились в беседку. Еще раз представив мне всю группу, он принес свое лидерское звено в группу, которого не хватало социуму, пока Андрей дремал в палатке. В небе начиналось смеркаться, дежурные по кухне начали готовить ужин, я поспешил поставить на ночь палатку. Двухместной Salewa Micra2, купленной за пару недель до отъезда, до этого момента пребывавшей в первозданном виде - заводской упаковке, предстояло этой ночью пройти первый тест драйв в полевых условиях. По штатному расписанию в мою палатку был вписан Антон с кем я и отправился ставить скит. На чехле палатки было наглядная инструкция по установке, это позволило нам поставить палатку со второй попытки, в первый раз мы не верно перекрутили дуги.
Предлагаю читателю перенестись во времени с озера Зюраткуль на пару назад в Москву, где я обзванивал все магазы в поисках палатки. Приближался поход, весь снаряж кроме палатки у меня был, а вот палатку купить не получалось: то не было денег, то модель заветной палатки отсутствовала в магазах. Остановив свой выбор, после просмотра ресурсов инета, на палатке Bask Fin LAP, по закону подлости я не смог найти ее в магазинах. Дело в том что в магазинах были только палатки отшитые в 2004 году, у них были проблемы с дугами - такой вариант меня не устраивал, к тому же, покупать палатку которой уже 3 года не хотелось; я решил ждать до последнего, а если не смогу найти палатки новой отшивки, то купить Salewa Micra2 в качестве запасного варианта. По характеристикам Micra2 и Fin LAP были почти одинаковы: обе имели небольшой вес, схожие показатели во водостойкости даже конструкция у них была похожа. Выбор пал в пользу BASKA по причине долгих отношений с этой фирмой: два года меня радует их спальник модель TREKING своим теплом, рюкзак – SHIVLING 80, купленный в феврале, тоже уже хорошо себя показал, он проехал 7500 км автостопом к этому моменту и неизвестно сколько км прошел и простоял на трассах за плечами владельца, был перегружен алтайским медом при возвращении на поезде путешествия, в мирной жизни рюкзак регулярно, раз в две недели, служит контейнером для доставки продуктов из Ашана в холодильник. ?. BASK у меня на очень хорошем счету, а от добра, добра не ищут, поэтому и хотелось купить палатку BASK. Дотянув до того, когда тянуть больше нельзя, я отправился в РОЛ-Хол, у метро Тульская, в надежде купить ее там. В магазине, торгующем снаряжаем BASK, ее не оказалось, и мне пришлось взять Salewa Micra2.
Перенесемся снова на южный Урал где, мы, поставив палатку, поспешали к в беседку на ужин. Ужин был весьма не затейлив и представлял из себя уже остывшую а точнее уже почти застывшую манную кашу; во время поедания коей аппетит почему-то не приходил. Народ начал принимать на грудь допинг – спирт, Допинг открыл срытые музыкальные таланты и народ потянуло на творчесво: снова зазвучала гитара. В силу ухудшающейся погоду и наступления темного времени суток решено было затусоваться с гитарой в командирской палатке Гаврилова, где все и разместились пусть в тесноте да не на холодке. Душевность посиделок увеличивалась пропорционально промилям алкоголя в крови тусующих. На гитаре солировал сам маэстро – Гаврилов, температура погоды в доме, если измерять ее настроением окружающих была настолько комфортной, что через часок другой кто-то просигнализировал об окончании на сегодня культурной программы своим храпом.
Воротившись во родные пенаты свою палатку сразу конструктивные обнаружились изъяны палатки: под ковриком была влага, капли воды в точности соответствовали реверсному рисунку коврика. Протерев дно чем-то вроде носков, что бы хоть на какое-то время было тепло и сухо мы улеглись спать, плотно закутавшись в свои спальники и надев на себя почти всю одежду. Денек выдался нестолько турдным сколько насыщенным поэтому сон не заствил себя долго ждать и сразу принялся раскладывать по полочкам впечатления от всего уведенного.
Уральская весна - не опрадала ожиданий 
Незабываемое Утро

Утром второго мая, в то время когда вся страна еще даже и не думала просыпаться после первого мая, в шесть часов над озером раздался командирский голос Гаврилова: «Подъем!!! Снимаемся и уходим!!!». Вылезти на улицу из теплого хоть и промокшего за ночь спальника, несмотря на громко прозвучавший и разбудивший меня призыв, у меня желания не было, зато Антону стало интересно по какому случаю шум поднялся в шесть часов утра; он расстегнул молнию тамбура и перед нашим взором открылась потрясающая картина: на улице лежал снег.

Ощущения испытанные во время обувания застывших кроссовок были просто непередаваемые. Результат дельты температур между температурой человеческого тела температуры кроссовок виден на моем лице как на лакмусовой бумажке.

Процедура обувания плавно перешла процедуру согревания бегом по пересеченной местности в течение минут 20. После бега было рекордно быстрое собирание палатки и укладка рюкзака, принесенные с собой не норматив провизии я заботливо припрятал в лесу в метрах 200 от берега озера, так что если кто найдет там пакетик со жратвой не в чем себе не оказывайте ? а как сотрапезничаете то не забудьте сказать спасибо ?. Тем временем все привели рюкзаки в боевое положение и уже были готовы выдвинуться на марш но перед маршем нас ждал маленький сюрприз от Гаврилова: посвящение в «отморозки». Каждому из группы под аккомпанемент ветра вручалась соска, она должна оберегать отморозков о голодной смерти каждого «отморозка» в местах нашей родины где если и ступала нога человека то точно не ступала еще нога бизнеса с кавкавказим акцентом и опознавательным знаком «ШАУРМА». А теперь вперед, точнее уже назад и даже вниз, строевым порядком, направление на весну.

Через час движения заметно потеплело – влияние холодного ледового мешка стало уменьшаться. По плану движения группа должна была пройти за день километров 18, за пару движения по не самой плохой движения не прошли и 7 км
Вторая ночь на Урале

Привалы и перекуры стали устраиваться всё чаще и чаще; причина низкой скорости крылась в прокатных рюкзаках: на некоторых поясной ремень выполнял только декоративную функцию, стропы рюкзаков были далеки от совершенства и не могли обеспечить распределение нагрузки, проблемы были и с обувью у многих она была нехоженая. С ботинками и рюкзаком мне повезло больше все сидело как литой поэтому дискомфорт были только в промокших и хлюпавших в кроссовках ногах, это была мелочь на которую просто не обращаешь внимание. В четыре часа решили становиться на стоянку не дойдя до Магнитского километра 3. Сбросив рюкзаки все занялись разжиганием костра который все никак не хотел разгораться из промокших дров и чрезмерного количества людей занятых его разжиганием, при помощи разных ухищрений: туалетной бумаги были и сухого горючего через костер был зажжен. Дежурные занялись приготовлением пищи все остальные разбрелись по окрестностям для изучения местности в поисках дров, кто-то записывал в дневник свои впечатления. Сумерки заставили поспешить с установкой палатки, на этот раз место выбиралось тщательно а под дно палатки был подложен лапник – ветки молодых елок так что в эту ночь ничего не протекало. Спаль6ик тоже подсох за пару- тройку часов на веревке. В лесу, в метрах трехстах от лагеря кто-то нашел потрясающую поляну с которой открывался красивый вид и вся группа побежала фотографироваться. Пару снимков я тоже сделал

Настроение было у всех оптимистическое: здесь уже не было сильного ветра и снег уже почти сошел с южных склонов. Погода принесла в маршрут группы изменения – вместо похода по берегу озера, было решено идти в пещеры. Как бы там не было, но погода для меня, ожидавшего увидеть здесь настоящую весну: с плюс 15-20 градусами днем, синим небом и ярким солнцем, была совсем не радостной. Перспектива полазить недельку по пещерам тоже не радовала: после совсем бессолнечной московской зимы хотелось солнца и тепла, тепло и солнце в это время было на моей исторической родине. В голове созрело решение продолжить свои странствия по дорогам на восток, к теплу и солнцу, и в первую очередь, наверно, просто к родной земле, которая даже в самую лютую стужу и не погоду не позволяет быть минорным настроении. Окончательное решение о продолжении путешествия в одиночку конечно могло быть только принято после разговора с Гавриловым и получение его согласия. Вечером наедине состоялся разговор с Андреем о том, что завтра наши пути в этом походе разойдутся. Разговор был мало приятным; поход был не таким сложным, поэтому мой уход с маршрута не мог отразиться на маршруте группы, это было определяющим фактором. После разговора я объявил всем участникам о завтрашнем расставании. Завтра снова на трассу, а сейчас предстояло хорошо выспаться перед дальней дорогой; по моим подсчетам до Новосибирска было на 40 км меньше чем до Москвы. Сняв с веревки уже почти сухой спальник, я отправился спать, мысли о том, что правильно ли я поступаю, уходя с маршрута, еще долго не давали мне уснуть: часа два я ворочался в спальнике, пытаясь заснуть.
На восток - в настоящую весну 
Город Сатка

В стране на календаре наступило третье мая у меня дня возвращения на трассу. До трассы, где мой уже новый маршрут расходился с группой, оставалось еще км 15-17. Собрав лагерь группа двинулась в сторону Сатки, там они должны были сесть на автобусу чтобы доехать до пещер. Темп движения с утра был хороший; первый привал сделали в поселке Магнитский.
Здесь уже чувствовалась весна: не было пронизывающего ветра и снега, молодая трава начала пробиваться через прошлогодний бурьян.

Мое внимание привлекла скала, расположенная на выходе из поселка, как я узнал позднее при посещении саткинского музея под этой горой останавливался на ночевку сам Емельян Пугачев.

За Магнитским велись дорожно-ремонтные работы: самосвалы привозили с карьера камень и отсыпали дорогу. Памятуя о том, что лучше плохо ехать, чем хорошо иди, Гаврилов решил потолковать с водителем КАМАЗа о возможности покатиться в кузове КАМАЗа. Водитель оказался не против, попросил никого из кузова не высовываться во время движения. Так у многих в жизни был еще и первый стоп кузове КАМАЗа

Таким образом мы проехали километра два. Выгрузившись из кузова Гаврилов заметил автобус, привезший рабочих и пошел разговаривать с водителем не собирается ли он случайно в Сатку. Нам снова подфартило, загрузив рюкзаки, мы поехали в Сатку. Ликованию некоторых товарищей, что их везут, не было придела. Вот и поворот на трассу на Челябинск и Уфу еще км пять в сторону Уфы и поворот на Сатку далее км 7 погород и мы приехали водитель высадил нас возле карьера. Группа собиралась пойти посмотреть карьер, а мне пора было выдвигаться на трассу, до которой пешком было уже приличное расстояние, распихав продукты из своего рюкзака по рюкзакам остающихся на южном Урале я попрощался с народом, позвонил и двинулся в путь на выход из города.Проходя мимо здания в центре города, я увидел на нем табличку «Музей» и решил заглянуть. Музеи провинциальных городов при смене строя и названия страны мало изменили свою экспозицию и ее оформление. В советское время образ Пугачева был образом национального героя во времена Екатерины сражавшимся за становление идей если уж не коммунизма то социализма как минимум. Советская власть нарядила личность в Старины Емельна в самые гуманистические черты и призвала под свои знамена, дабы показать, что идейные люди, переживавшие за судьбу и будущее народа, были во все времена. Для максимального КПД от эксплуатации личности Пугачева все его не саамы светлые и моменты биографии были из нее успешно удалены и вот он новый герой подрастающего поколения южного Урала и вот его памятные места, где он был.

Не будем застревать на этой части истории южного Урала и перейдем к чему-нибудь нейтральному вот лавочки из рогов лося – классная штука, только не в качестве подарка от любимой :).

Далее в экспозиции представлены благородные поделки из неблагородного металла – чугуна.

Переходим в раздел современная истории и видим буржуйку: в годы Великой Отечественной войны здесь, в Сатке, выпускали эти спаши не одну тысячу жизней печи

Далее, при помощи макетов, представлена история саткинсокго горно-обогатительного комбината и процесс получения чугуна

Получив интеллектуальную пищу, пришло время озадачиться пищей материальной и нанести визит в продовольственный магазин. Закупив все ингредиенты для продолжения путешествия, приняв некоторые внутрь: пару сникерсов и банку кока-колы, я двинулся на выход из города к трассе. Из города выходил долго – больше часу. На прощанье запечатлел отвалы карьера

По дороге слева было возвышение, с которого открывался хороший вид, только вот времени до сумерек оставалось все меньше и меньше но пару кадров себя любимого я все-таки сделал, в роли фотографа использовался рюкзак на котором стоял фотопират на таймере.
Сатка Челябинск и первая одиночная ночевка в палатке.

Трасса на Челябинск порадовала хорошим трафиком и сносной позицией напротив поворота на Сатку. Я уже почти простоял час а никто так и не застопился, это было не радостное событие при таком трафике и не ехать. Как всегда неожиданно застопился уазик- буханка выворачивавший из Сатки. Водитель, на уазике возил по всему Уралу грузы, а сейчас ехал Новозалотоуст по девкам. Человеку ездящий на уазике не может быть пессимистом это две веши не совместимы в корне с дуг другом. За тридцать километров мне довелось услышать изрядное количество историй об особенностях использовании легендарной машины в качестве средства доставки грузов по пересеченной местности. 30 Км пролетели по разбитой дороге незаметно, уазик обгонял все что было перед ним, начиная от фур клевавших на ямах кабинами, заканчивая паркетными джипами, владельцы которых тщательно выбирали траектории движения на ухабистой дороге, оберегая нежную подвеску. И снова я на позиции, она выгодно отличается от предыдущей раздолбанной дорогой и широкой обочиной, что для стопом фур было первым фактором, впереди была харчевня есть еще не хотелось а время упускать было нельзя, есть шанс что застопить кого-нибудь кто не остановился в стаке и кого мы обогнали на дороги а таких было очень много. Мой расчет подтвердился, остановилась газель шедшая из Уфы в Челябинск. Весьма не комфортно разместившись в кабине с доверху набитым 80 литровым рюкзаком, снова началось движение началось движение на восток. Газель была перегруженная - ехала медленно, водила вымотался на уральских колдобинах, поэтому к общению был мало расположен, и почти все время слушал музыку. До Челябинска было всего км 130 за более чем два часа, чуть ли не умирая на подъемах и еле разгоняясь на прямых, газель их осилила. За окном уже темнело когда я вышел на указателе на Курган. Выйти на курган я решил по двум причинам: ехать в город ночь не хотелось так там проблема поставить палатку на ночлег отсыпаться на вокзале тоже не лучшее решение; пока еще не стемнело можно постопить и зацепить транзит на Курган да и ночевать в 20 км от города лучше чем в нем. Вся трудность была в том что у меня не было атласа и полностью отсутствовала привязка к местности. Попытки поймать идущей в ночь на курган транзит привели только к тому что я замерз до костей. На противоположной стороне была кафешка с дальнобойная стоянка, у охранника я получил подтверждение, что Курган в ту сторону, в которую я стопил, в кафе купил пачку сигарет и пошел спать в поле в метрах 200 от кафе. Это была моя первая ночевка в палатке возле трассы: фонарь здорово помог быстро поставить палатку, баночка тушенки принятая на ночь, подействовала очень успокоительно, через пару минут я уже отрубился.
Бдлуждине по Челябинску и быстаря дорога на Тюмень

Подъем планировался не позденее десяти часов, но проснулся только в 12, вдоволь выспавшись и позавтракав купленной в Сатке краковской колбаской с хлебом и молоком, возвращаюсь на вчерашнюю позицию. Стоп что не задался: фуры можно было пересчитать по пальцам, местное население тоже не шибко ехало по объездной; через три часа на трассе в активе было километров 30 на двух дачниках. Стоп на объездной превращался в завис, поэтому было решено идти через город. Трафик с Екатеринбурга был отличный, через 10 минут застопилась пустая маршрутка на ней я въехал в Челябинск, по дороге драйвер поделился инфой о выходе из Челябинска. Как показала дальнейшая пратктика не стоит пренебрегать стопом маршруток, если стопится маршрутка это совеем не означает что водитель попросит с вас денег. В трехстах метрах от точки выгрузки находился гипермаркет, туда-то я двинул в первую очередь за покупкой атласа дорог, взамен утерянного в Набережных Челнах. Облазив в поисках заветной полиграфической продукции почти весь, нашел атлас только в отделе запчастей за космическую цену – 500 рублей, заодно еще затарился минералкой. Все покупки сделаны, пора выбираться на курганскую трассу - еду на маршрутке до центра города. Архитектурных памятников достойных внимания замечено не было: все здания построены в Сталинском ампире и не отличаются своей оригинальностью, зато взор заметил Интернет кафе, идея ознакомится с планировкой города через электронную карту протерпела фиаско из очень низкой скорости – комп оказывался открывать станицы с графикой, все что я смог – проверить почту. По соседству с интернет кафе располагался книжный магазин, от него удалось извлечь большую пользу чем от тормозившего инернета, пары минут общения с картой оказалось достаточно чтобы понять где я нахожусь и как попасть на курганский тракт. Аккуратно сложив карту и вернув ее на законное место – стеллаж, я выдвинулся на остановку. Штурмовать маршрутку в центре города с рюкзаком занятие не простое: только со второй попытки удалось занять сидячее место. За окном Сталинский ампир сменялся Хрущевским утилитаризмом; центр уступил место спальным районам, за ними была промзона и курганский тракт.
- Мне где-нибудь поближе к Курганскому тракту, - громко сказал я,
после прочтения табличке гласившей: «тише скажешь дальше уедешь».
Проехав еще несколько кварталов, водитель со словами: «Это здесь остановил» маршрутку. Дорога, начинавшаяся еще в черте города, - начало новой магистрали федерального значения М-51 Челябинск – Новосибирск. Дорога оказалась совершенно не пригодна для стопа, проезжая часть сразу обрубалась бордюром за ним находилось что-то наподобие газона, еще дальше был тротуар, через километр метров он сменился на тропу. Наличие контактной сети над проезжей частью дороги выдавало присутствие рогатых – троллейбусов, но теплая погода располагала к пешей прогулке большее, чем к ожиданию общественного транспорта неопределенный промежуток времени: первая отставка осталась позади, за ней еще одна и еще.

Через часа два прогулки сразу за ТЭЦ подвернулась удачная позиция для стопа: на выезде с заправки можно было стопить с высокими шансами. Интуиция на этот раз меня не подвела, буквально за 5 минут застопил ВАЗовскую шестерку.
Драйвер с пассажиром ехали из Челябинска в Курган, по дороге они намеревались заскочить в Мякешево где раньше жили. Всю дорогу, примерно км 80, расспрашивали про автостоп, пришлось вспомнить некоторые моменты из Кротовской Практики Вольных Путешествий и выдать в эфир пару предложений, это все, на что я был способен, после прочтения год назад библии автостопщика.
Исчерпав все имеющиеся познания теории автостопа с сайтов, разговор слился к рассказам обо всем уведенном в путешествии. Впечатлений от первой поездки, изначально планировавшейся как пробный стоп от Казани до Уфы, а в итоге превратившейся в более чем в трех тысячное путешествие на восток, у меня было предостаточно. Сто с лишним километров до деревни пролетели после гуляний по Челябинску весьма быстро. Драйвер выгрузил меня возле бывшего поста ГАИ, сказав что если через три 3 часа я не уеду то он меня подберет. Пофигистиское настроение сразу накрыло меня - в худшем случае через 3 часа точно уеду. На сегодня, после скитаний по Челябинску, планы были скромные – доехать до Кургана. Удобной позиции для стопа в зоне видимости не было – дорога не заходила в черту населенного пункта, скорость машин ограничивалась только мощностью двигателя и объемом мозгов у водителя. Околачивать баклуши три часа не самое лучшее занятее, к тому же появилась возможность попробовать постопить на открытой трассе, где мало кто едет меньше 100 км/ч. Моему удивлению не было придела когда за пять минут стопа, остановился машина ВАЗовской русской конвейерной сборки зато с эмблемой Шевроле на передней решетке, эта гремучая гордо носит имя Нива-Шевроле, по асфальту идет довольно плавно и быстро: двигатель без напряга разгоняет машину до 120 км/ч, а подвеска очень хорошо глотает выбоины даже на скорости 100 км/ч, про вездеходные качества подвески сказать ничего не могу. За рулем этой гремучей смеси находился председатель колхоза. Он тоже никогда не видел стопщиков и долго раздумывал везти или не везти, в итоге, когда я сказал, что чалю стопом со столицы, повез. Расспросил куда и почему стопом, а не на поезде, расспросил как в столицу с Алтая и как там она - жизнь столичная. Я тоже не бездействовал и прояснил как ехать с Кургана на Омск. В Мякешево во время биения баклуш, было найдено два варианта: через Казахстан - напрямик, или через Тюмень, делая крюк км 300. Председатель объяснял как пройдет мой дальнейший маршрут с толком, с чувством, с расстановкой. Тем временем, мы подъехали на место, обозначенное председателем как старт на пути к Омску. :)

Вариант посетить транзитом наших соседей – казахов сразу отпал, он даже не отпал, а просто канул в лету, со слов председателя, от Казахстана лучше держаться подальше. Толи у председателя была хорошо развита способность убеждения, то ли у меня не правильный взгляд на гостеприимство жителей дружественного государства, я еще до сих пор не разобрался, но ехать через Казахстан мне точно больше не хотелось. В итоге у меня было по прежнему два варианта: поехать через Тюмень, делая крюк, с надеждой на хороший трафик из Тюмени, или ехать на восток на оскудевшим трафике, перед границей уйти на построенный после обретения южным соседом независимости дублер, по нему выскочить на трассу Тюмень – Омск почти по середине, очень хорошо срезав расстояние. Вариант с меньшим расстоянием был все же более предпочтительней, но не все так просто: я находился на развязке с Екатеринбургской трассой, дальше, в семи километрах есть еще один круг –развязка на север и восток.
Надвигались Сумерки. Медлить было нельзя: в темное время суток уехать на не освещенной трассе задача не из легких. Сразу начинаю стопить, сигнализируя водителям о том, что мне ехать прямо - на восток жестом, которым на авианосцах регулировщик отдает команду пилотам - «двигаться прямо». Через 20 минут застопилась 99 модель ВАЗа с прицепом. Машина шла в райцентр 40 км от Курган, чем я был в полнее доволен: больше мне и не надо что бы разбить где-нибудь совой вигвам на ночь. На следующем кругу машина повернула на север, чего я ни как не ждал, хотя, когда драйвер говорил, что едет в Белозерское, я как-то даже и забыл поинтересоваться по какой дороге этот населенный пункт. Конечно можно было вылезти сразу после поворота на втором круге. «Коль уж на Тюмень повернули, так почему бы не поехать через Тюмень?» - подумал я и поехал через Тюмень.
310 км, отделявшие Челябинск от Белозерского, были весьма скромным результатом, даже с учетом позднего подъема и скитаний по Челябинску. Маленький шанс на то, что фортуна проявит сегодня ко мне свою благосклонность был – по трассе еще шли машины на Тюмень. Включив мобильник и выставив таймер на 30 минут, которых должно хватить фортуне на раздумье: быть мне в Тюмени этой ночью или ночевать в сельской местности, я отправился стопить. в и отправился стопить. Позиция – очередной перекресток с круговым движением, подходила для подтверждения или наоборот опровержения этой гипотезы. Через 20 минут мне подфартило – застопился праворульный грузовичок, идущий на Тюмень из Челябинска. По хорошей дороге 163 км пролетели моментально, к тому же драйвер рассказывал разговорчивый и всю дорогу рассказывал истории про поездки на крайний север, район Нового Уренгоя, про местных автостопшиков ездивших с ним. Пока машина, при полном отсутствии встречки, резала темноту сибирской ночи дальним светом, пятое мая сменило четвертое, приблизив меня к меня еще на один день финишу, его место еще и дата являлись для меня загадкой – путешествие стопом самая большая абстракция. В ночном небе зарево от Тюменской объездной, вплотную примыкающей к жилым кварталам видно километров за 30, самое время поинтересоваться как попасть на омскую трассу. Выход на омскую дорогу был прост как две копейки: километров 5 по объездной отделяли меня от омской трассы.
Тюмень - Омск

Выгрузившись и поднявшись по эстакаде на объездную, я остановился в раздумьях : «куда направить свои стопы в поисках места для ночевки»? Ответ на вопрос - полный пофигизм человека, простоявшего за один день три часа на трассе в Челябинске, прошедшего км 10 - 15 пешком, проехавшего 410 км и валившегося с ног, к тому что будет находится дальше стони метров от его стоянки. В зоне видимости с одной стороны объездной были жилые и еще строящиеся кварталы, с другой стороны строительный рынок. В поисках лучшей обстановки пришлось прогуляться пару километров. Территория рынка закончилась после двухсот пройденных метров уступив место полю. Поле отделялось от дороги хорошим ручьем, текущим в кювет, переправиться через него без мостика было не реально. По пути иногда пытался стопить, но все безрезультатно: трафик – самосвалы и легковушки, идущие за все 150 км/ч, не мог стопиться по своему определению. Среди новостроек, усеянных бешенным кранами словно лес грибами после дождя, мое внимание привлекло одно здание – салон PORSHE с припаркованным на улице новеньким PORSHEм как демонстрационной моделью

Если ответ на вопрос «Кому на Руси жить хорошо?», заданный еще Некрасовым пока не найден, то ответ на вопрос «где на Руси жить хорошо?», судя по салону PORSHE, скромно вписавшемуся между кварталами новостроек на объездной, уже найден, и это Тюмень. Очень интересно посмотреть на то, что состроено в центре Тюмени, и узнать сколько же стоит там сотка земля, если салону легендарной марки PORSHE нашлось место только на объездной, прям как обычному салону продающему отечественные наборы гаек и винтов.
Провозившись минут 5 с ночной съемкой, я двинулся дальше. Желанный мостик, сооруженный из одной доски перекинутой через ручей и пружинившей при каждом движении, был найден через метров 300 от салона PORSHE. Аккуратно, чтобы не открыть купальный сезон в сточных водах Тюмени, я переправился на через ручей, прошел еще метров 200 по полю и поставил свой вигвам. Как только я залез в свою теплую постель сразу заснул сном пожарника, проспав до обеда, как в Челябинске, хотя планировал встать по раньше.

Утром отснял вид, открывавшийся на Тюмень с моей стоянки? себя в притюменском поле. В роле фотографа выступал мой друг старина BASK

Попялив 5 минут на карту, выяснился сегодняшний максимум расстояния - Омск, на который можно рассчитывать. Лагерь утрамбован в рюкзак - впереди дорога на Омск до которого 632 км. В поисках позиции я прошел километра два, до места где тюменская объездная переходила в омскую трассу, попутно заглянул в магазин, пополнив в нем запасы воды. Не обнаружив по близости поста ДПС на выезде из города, начинаю стопить просто на обочине. Практически сразу застопится праворульный внедорожник. Когда наглухо затонированное стекло опустилось, я очень удивился : за рулем вместо чисто конкретного пацана, оказалось симпатичное женское лицо.
- Куда едешь? - спросила она, начав разговор первой, так я пребывал в небольшом замешательстве.
- На Алтай.
- Мне на дачу, садись подвезу километров 40.
Помимо меня в машине был еще один пассажир – ребенок, спавший в детском кресле на заднем сидении. Аккуратно, чтобы не разбудить маленького пассажира, разместив рюкзак между передним и задним сидением, я уселся на переднем сидении и мы поехали. Точнее не поехали, а поплелись: дорога за Тюменью сузилась до одной полосы, создав из плотного потока машин пробку, едущею со скоростью 20 км в час.
- У вас всегда так на дорогах? – впервые встретив пробку после выезда из Москвы спросил я.
- По субботам всегда, а иногда еще хуже: утром стоять бы пришлось. – с грустью ответила собеседница.
Убеждать ее в том, что это еще не пробка, что в Москве бывает намного хуже, было все равно, что наступать на больную мозоль. История о красоте Курганских степей, увиденных днем раньше, пришлась очень даже кстати тем более что собеседница еще и закончила ВУЗ по специальности геология. Монолог быстро превратился в диалог о многообразии ландшафтов нашей странны. Тем временем пробка растворилась в населенных пунктах и дачных поселках, предоставив двигателю джипа возможность порезвится на обгонах машин класса «Бычок- сын коровы». Долго мотору свой характер показывать не пришлось, оставшийся участок 40 км пути пролетел мигом. Выгрузке в конце населенного пункта я предпочел вариант за железнодорожным переездом, в середине населенного пункта.
Встав в 50 метрах за переездом, быстро затопил еще один джип, на этот раз Чероки. В девяностые годы эта модель была излюбленной машиной братвы - мощный американский мотор обеспечивал хорошую динамику и максимальную скорость, вездеходные качества тоже могли пригодится. Бандиты поумнее сейчас ездят с мигалками и корочками, а те что поглупее уже никуда не ездят. В моем случае застопивишийся ветеран разборок и стрелок давно уже был зачислен в запас, но находится в руках человека без харизмы такая машина не могла; За рулем оказался предприниматель из Ялуторовска . В салоне, по мимо него ехали еще два пассажира – на заднем сидении девушка на переднем парень, вся компания была в веслом расположении духа, чему способствовало обильное потребление пива пассажирами. За 30 км расспросили про автостоп и про московскую жизнь. В Ялуторовске, на пути к новой позиции при попытке пройти пост ДПС состоялось перовое знакомство со служителями Фемиды. «Гражданин начальник» прочитал мне лекцию о том по какой стороне обочины обязаны ходить пешеходы, после того с просил откуда и куда я иду. Услышав ответ, что я путешествую автостопом из Москвы, желание общаться у стажа порядка пропало. Перейдя для приличия на другую сторону дороги, прошел метров сто за пост потом снова пересек проезжую часть и начал стопить. Поток тюменских дачников давно иссяк, В этом были свои плюс и минус. Плюс был в повышении шансов на стоп дальнобоя, а минус – в истощавшем трафике. К хорошему быстро привыкаешь: после 5-10 минутного притюминсого стопа, простоять на трассе 40 минут казалось трагедией. Следующий транспорт – КАМАЗ, тянувший за собой пустой бортовой полуприцеп. Ожидания - проехать на КАМАЗе до Омска, не оправдались: КАМАЗ шел в кое-то село, находившееся от Ялуторовска в километрах 80. В этот раз я засыпал драйвера о дальнем - дальнем родственнике, как седьмая вода на киселе, неоднократного победителя ралли Париж – Дакар. Свои ощущения от езды на КАМАЗе следующие: 30-50 км езды по дорогам похожим на южно уральские в полнее хватит, чтобы вытряхнуть свой позвоночник по приезде в трусы. Внутреннее убранство салона, очевидно, разрабатывалось под лозунгом: «Капиталистические слова комфорт и эргономика – чужды сознанию советского человека». В отделке салона преобладает металл, при серьезной аварии этот декоративный отрежет ваши конечности, а если вам повезет, то просто сломает кости, зато, когда едешь в кабине, чувствуешь себя в безопасности благодаря большому количеству металла. Это ощущение конечно обманчиво но над этим просто не задумываешься, кажется что металл, как броня, защитит от всех опасностей и сохранит жизнь в любой ситуации. За бортом вдоль дороги шала настоящая сибирская тайга отличный вид для фото

Расстояние до деревни за разговорами и пролетело очень быстро, драйвер остановил машину сразу после поворота в населенный пункт – его деревню, находившуюся в километрах двух от трассы. Позиция на трассе, где машины шли на скорости за сто километров, не предвещала быстрого стопа. В каждой ситуации есть свой плюс, пусть даже маленький в моей позиции плюсом являлось наличие разгонной на выезде на трассу с перекрестка и хорошая видимость: здесь тайга сменилось снова степью, снова, как и в Кургане, сутки назад, порадовав меня своим видом. Повитать в облаках, устроив для заправки едой привал, мешало скорое - наступление сумерек. Под впечатлениями от езды на КАМАЗе я отправился стопить: откладывать дорогу на Омск до завтра не в ходило в мои планы. Практически сразу затопился перегонщик на третей серии БМВ, ехавший на хорошей скорости. Драйвер сегодня утром был еще в районе Уфы, он без остановки проехал 800 км, в том числе и по Южно уральским колдобинам. Драйвер вышел из машины, отдохнуть от рулежки. Мы закурили – завязался разговор. От него я узнал, что на Южном Урале погода стала еще хуже – сегодня, 5 мая, там шел снег на трассе. Потрещав минут 5, драйвер предложил подвезти меня до стояки, где собирался отдохнуть, на сегодня он уже наездился, это было видно по нему – после 800 км километров драйвер напоминал выжатый лимон. Не знаю почему, но я отказался, оставшись стопить тут – на открытой обуваемой со всех сторон ветрами трассе. В процессе стопилась маршрутка, на лестное предложение драйвера прокатиться до Ишима с рюкзаком на коленях за 150 рублей, я отреагировал без энтузиазма. Следующая застопившаяся машина оказалась тоже маршруткой, только пустой. Посмотрев на номера региона, я увидел две двойки – родной Алтайский край. Драйвер с женой ехали на Алтай, с заездом в Омск, из Тюмени , куда ездили по делам. Драйвер, оказался не разговорчив: сразу после того, как он выяснил, откуда и по какому поводу еду, наш разговор прекратился. Драйвер молча слушал шансон, изредка перекидываясь с женой репликами. Я молча обозревал необъятные степи западной Сибири из салона.


Только кладбище брошенных и разбитых машин сразу за постом ДПС напомнило о том, что мы находимся на дороге, а не в национальном парке.

Установившееся молчание располагало к раздумьям.
«Завтра, к вечеру, я, наверно, уже буду в Новосибирске. А оттуда куда дальше ехать? К родителям в Камень- на- Оби или к друзьям в Барнаул поехать?» - размышлял я над тем, где же будет финиш моего первого вольного путешествия, задуманного как пробная поездка стопом и превратившаяся волей случая в это потрясающее приключение.
Газель ехала весьма шустро: стрелка спидометра редко опускалась ниже ста километров в час. На протяжении всего путешествия за Уралом сложилась традиция - подводить итоги дня за полночь где-нибудь возле большого города, и только на следующий день проходить этот город. Драйвер остановил машину на возле поворота на объездную дорогу в Новосибирск, проходившую прямо по городской черте Омска. В Омске у драйвера были тоже какие-то дела - на Алтай он собирался выехать только вечером.
- Если до вечера не уедешь, то подберем, - пробубнил драйвер.
- Ну, может еще свидимся, хотя вряд ли я тут зависну до вечера, - ответил я, уже оценив омскую объездную на, точнее даже не объездную, а ее отсутствие. Омская Объездная – самая обыкновенная дорога без единой развязки шириной в одну полосу на каждое направление, ко всему прочему примыкающая почти в плотную к домам.
Самое время подумать о хлебе насущном. В зону видимости попала заправка Сибнефть помимо бензина в ней еще был и магазинчик это оказалось очень кстати : Обед был пропущен где-то на полпути между Тюменью и Омском, единственное, что я мог сделать - это наверстать упущенное за ужином. После заправки разными вкусности и установки вигвама на пустыре, в 100 метрах от дороги, состоялся обильный ужин, плавно перешедший в сон по традиции как всегда до обеда
Финишная прямая 
Омск- Новосибрск

Сегодня, 6 мая, есть шанс доехать до столицы Сибири – Новосибирска. В Новосибирске заканчивается неопределенность; в первые, за 3500 км, я не буду больше пристально разглядывать карту. Столица Сибири находится всего на 200 км северней моего родного города, вот уже как три года она была пересадочным пунктом с поезда на автобус на пути в отпуск из Москвы на малую родину.
Утрамбовав шмот в рюкзак, отправляюсь стопить, отсутствие фур немого удручает зато позиция удобная – сразу после светофора. Быстро застопилась вазовская шестерка на ней я проехал в километров 10. Шестерка запомнилась тем, что ехавшие в ней три человека – были пацаны, живущие по понятиям: у всех наколки и золотые зубы. Разговаривали они на чисто пацанском» языке. Основной темой для беседы являлся поиск ответа на риторические вопросы: «И чё, ты типа, автостопщик что ли ваще?» В ходе беседы выяснилось, что пацаны уже возили стопщиков. Стопщики были в комбезах, на которых был вышит знак - «осторожно опасность». Пришлось объяснять, что стопщики ездят как в комбезах так и без них, и что самое главное - наличие комбезов не может определять крутость стопера. Благополучно расставшись с братками, я решил перевести дух, переправляясь по мосту через Транссиб до следующей позиции.

За мостом застопился дачник, посланный свыше как успокоительное средство, я внимательно выслушал его рассказ о печальной судьбе омского танкового завода, где работал драйвер до выхода на пенсию. Следующая позиция находилась за постом ДПС в метрах 300 от него начинался мост через Иртыш. Идти через него пешком было очень даже в лом: с казахских степей дул хороший майский ветер, обычное с явление для западной Сибри в это врямя года. Простояв минут 10, поймал еще одного дачника на вазовской классике. Дачник, провез до выездного поста из города, хотя сам собирался в город, но когда узнал, что я еду на Алтай, откуда он сам родом, прокатил до поста, отмахав лишних 15 километров. По дороге встретилась группа стоперов в количестве трех человек, они шли боевым маршем к посту, стопя по дороге. Одного из них, как мне показалось, я видел вчера на выезде из Тюмени, а потом еще раз в Ялуторовске, где теперь уже я стопил, а он ехал на «сыне коровы». По подсчетам стоперская братья была в километрах 6 от поста, то есть в часе ходьбы, за это время вполне можно было уехать, несмотря на скудность трафика. Омский пост, расположенный на выезде в Новосибирск примечателен своим расположением: он находится в километрах 15-20 от города, это, наверно, сделано для того, чтобы городские искушения не были доступны стражам правопорядком и не отвлекали от творческого процесса – проверки документов. В таких условиях труда гаишники должны останавливать врага – водителя дальнобойщика на дальних подступах, проверяя документы с особой строгостью. Но в любой бочке меда есть своя бочка меда вот и на этом посту, где, казалось бы, все создано для нахождения общих точек соприкосновения между водителями и гаишниками, была одна неувязачка – пост находился на открытой всем ветрам местности. Ветер и без того хорошо обдувал гаишника, сиротливого омахиваюещего машины палочкой, а остальные машины, которые гаишник не успел остановить, предоставляли возможность стражу порядка протестировать аэродинамические свойства формы. Сконцентрироваться на процессе стопа полностью, мне помог все тот же ветер. В итоге, сосредоточившись на стопе, меньше чем за 30 минут застопился Фредлайнер с нижегородскими номерами. Американский тягач сменил гражданство на российское, вместе с гражданством поменял он и имя, с труднопроизносимого Фредлайнер на простое русское Фёдор. Салон Федора просто мечта дальнобойщика, за креслами водителя и пассажира находися полноценная жилая комната даже мебель там есть – две тумбочки. Теперь если кто-нибудь из Америки спросит у вас: « Как может быть кровать полутора спальная?» Просто покажите ему фото лежанки Федора, это избавит вас от длительного объяснения того, как могут на кровати разместиться 1,5 человека. Пассажирское и водительское кресло не уступают друг другу в комфорте, все на равных никой экономии на комфорте. Седушки подвешены на пружинных амортизаторах хорошо гасящих на ямах динамику, не съеденную подвеской. За рулем Федора его владелец – Николаич.

Николаич ездил раньше за границу, объездил всю Европу; потом обзавелся собственной машиной. Этому Федору повезло – он не носился между Питером и Москвой, собирая гребни Новгородской объездной подвеской, работающей из-за большой скорости на отбой. Между машиной и Николаичем был полный сибиоз за аккуратную езду тягач выражал благодарность малым, всего 21 литр на 100 км, расходом топлива. Американцы, не экономя на комфорте, сэкономили на расходе горючки 21 литр отличный результат. И это еще с груженой телегой и постоянными торможениями и разгонами из-за разбитой дороги. Николаич возил стопщиков всегда и везде. В России с ним постоянно ездят два стопщика с Ижевска. История о том как, он зимой, в хороший мороз, провез Ижевских стопщиков, а они записали на диктофон фольклорную лекцию на тему: «Какого Х*я вам зимой-то дома не сидится?!» с последующим прослушивании при авторе, вызвала у матерого волка автодорог ностальгию; он взял телефон и позвонил в Ижевск.
Подходило время обеда. мы свернули на стоянку проехав километров 150 от Омска, Николаич всегда останавливался в этом месте на обед и этот раз не стал исключением. Качество готовки в столовой было не хуже чем в ресторанах, навернул две тарелки супа и аппетитную отбивную, наевшись до отвала за вполне гуманные деньги. После обеда состоялась маленькая фотосессия Федора

Едем дальше, еще раз пересекаем Транссиб.

Длинная тень, отбрасываема фурой, предвещает скорый закат а пока есть можно насладится еще раз весенними сибирскими степями и необычайно красивым небом

Николаич охотно рассказывал про свои поездки в Европу. Один раз он ехал в Голландии 14 февраля, точнее он не ехал, а стоял на автобане. Пробка была по случаю дня святого Валентина. Голландская молодежь не унывала, отмечая день всех влюбленных прямо на дороге в своих машинах, высовывая свои ноги в ноги в окна. Другая история была про то, как Николаич с приятелями пошли летом на пляж и провалялись на животе весь день на песке, так и ни разу не искупавшись, по причине отсутсвия представительниц слабого пола верхней части купальника.
За разговорами незаметно началось темное время суток, а до Новосибирска было еще км 200. Проехав еще км 50, Николаич зарулил на стоянку, сегодня воскресенье, а завтра, в понедельник, ему надо быть на разгрузке.
- Дальше все стоянки будут забиты. Мы тут станем, пока место есть, - сказал Николаич, отжав рукоятку стояночного тормоза. Николаич выделил мне верхний диван. Плотно поужинав в столовой, я пошел в разведку посмотреть, что еще кроме столовой есть на стоянке. Найдены были следующие объекты магазин запчастей, продуктовый магазин и мотель в котором был душ. За 100 рублей я по максиму насладился прелестями цивилизации, постирав еще солидную накапливаемую еще с Сатки пачку южных грязных носков. Подъем был ранний в три 3 часа ночи, чтобы попасть на разгрузку еще до того как начнутся пробки.
Прибытие в Новосибирск, запланированное вчера на сегодняшний вечер откладывалось на завтра. Это было даже к лучшему - завтра я точно не буду спать до обеда. ? Почти фактом было и то, что завтра я буду на Алтае. Укутавшись в спальник, я быстро заснул под звуки интенсивно идущих фур, спешащих под покровом ночи пробраться к терминалам без пробок. В три часа, возвещая о наступившем понедельнике, седьмого мая 2007 года. Затрезвонил будильник. Через 30 минут после водных процедур и завтрака с превосходными блинами, Николаич вырулил на трассу. Качество дорожного покрытия заметно ухудшилось – Новосибирска был уже не за горами, мы находились в дачной зоне. В голове я уже начал подводить итоги путешествия, размышляя над тем, что это, пожалуй, самый необычный отпуск. За два часа Федр под управлением Николича докатил телегу до знака населенный пункт Новосибирск. Николич связался по рации с нижегородским драйвером, выехавшим с нами вместе со стоянки утром, и порослм подкинуть меня до поворота на ул. Петухова. Первый и единственный раз я проехал на фуре минут 10 мин. Моя остановка - кольцо с выездом на родной город Камень – на – Оби. Кольца - отдельная история, ради нее я, пожалуй, перенесусь на день назад. Товарищи строители-проектировщики организовали большое количество перекрестов на трассе Омск - Новосибирск в виде кругового движения. Развив большую скорость, Водители-чайники часто, особенно в темное время суток, не успевают заметить знак круговое движение, снося деревянные столбики ограждения и теряя части машин: бампера, глушители. «Дорога для придурков» - так назвал Николаич хорошо накатанную колеею на грунте круга, когда мы проезжали первый перекресток.
Эпилог

Вернемся обратно на кольцо в Новосибирск. Мысли в голове крутились по кругу, пытаясь найти ответ на вопрос: «Куда ехать дальше? В Камень-на-Оби к родителям или сперва в Барнаул к друзьям, а потом к родителям». Созерцая идущие по круговому перекрестку, я размышлял над этим ставшим для меня риторическим вопросом. «Еду к родителям» - как-то неожиданно для себя, решил я после безуспешной попытки взвесить две чаши весов с одинаковой массой. Дорога начиналась от круга, находящегося передо мной, шла км 120 по более менее приличному асфальту, потом, на границе Алтайского края и Новосибирской области, км 40 по грунтовке по бору, еще через 40 км по асфальту моя малая родина – Камень-на-Оби. Предстоял финальный рывок – 200 км на Юг. Стоп не задался: почти весь поток ехал в Новосибирск, дачников, изъявивших желание прокатить км 20 тоже не нашлось. Зато пару раз останавливались таксисты. Через 1,5 часа в активе 0 км. «Такой стоп нам не нужен,» - подумал я и отправился на остановку общественного транспорта. Конечно, никто не застопился поскольку стопил очень лениво, поскольку я пребывал в тотальной эйфории. Поводов для наступления эйфории для было несколько.
Во-первых, первая пробная поездка стопом, о которой я мечтал два года, превратилась увлекательное приключение длившееся 10 дней, оно началось не там, где предполагалось, и закончилось не там, где было решено несколькими часами раньше. Второй повод – радость от того что находишься на знакомой местноти. Третий повод- детская инфантильная, но самая искренняя радость оттого, что, несмотря на все сомнения, подмывавшие в первые дни, не сел на поезд и не услышал с нижних полок разговоров происходящих за бутылкой в духе «А я в советские времена Оооо…».
На остановке, где не было некого кроме меня, Неопределенность, длившаяся, по данным сайта АвтоТрансИнфо 3468 км, перешила определенность, после понимания причины, по которой полупустые маршрутки не останавливались остановке. Все дело в вытянутой параллельно дороге руке, сжатом кулаке и поднятом вверх большом пальце. Маршрутки 3 потребовалась что бы еще раз убедится что условные рефлексы свойственны не только собакам Павлова. Кстати драйверы тоже люди….
Проехав промышленные районы по Новосибирска на маршрутке, я пересел на городской автобус и сквозь грязное окно насладился на пути к автовокзалу видом Оби

На вокзале помимо основного пришлось купить еще и багажный билет на рюкзак. Какая дикость после езды автостопом платить еще за багаж, но ни чего не поделаешь цивилизация, однако. :):):) До отпарвления автобуса было еще часа два. Я решил, что лучше прогуляться до набережной и утроить финальную фотосессию поэксплуатировав еще раз рюкзак, сослуживший верную службу в путешествии, качестве фотографа.

Пора идти на вокзал скоро автобус, опаздывать на него означает еще раз подвергнуться искушению: «а мож лучше стопом? , в Барнаул!».
К перрону, громко тарахтя и фыркая, подъехал ПАЗик с алтайскими 22 номерами, я занял свое место и сразу заснул, Проспал до бора, где, после смены дорожного покрытия на грунт, начался бесплатный аттракцион – достань головой на яме до потолка и получи бесплатно шишку в подарок. Каменская пассажирская автоколонна всегда была знаменита своим сервисом, в этот раз сервис был как всегда на высоте. Иногда я думал, что, если уж не голова, то позвоночник точно получит свой приз, оказавшись в трусах после непередаваемых очучений от сибирской грунтовки за 230 деревянных рублей. Родители, конечно, не были постелены мной в известность о том, что я приеду точно, но не знаю когда именно. Такая абстракция не для них. Растерянное лицо папы, никак не ожидавшего увидеть меня в мае, лучшее свидетельство того, что сюрприз удался.
Я сделал звонок в Барнаул, чтобы поставить друзей в известность, о том что в ближайшие дни я никуда не еду, и отправился с максимальной тактичностью и деликатностью просвещать папу на предмет того, как я оказался на Алтае. По его устаревшим сведениям ?, в это время мне надлежало ходить по Южному Уралу морозить сопли, а не загорать в лучах уже припекавшего Алтайского солнца.

P. S. Выражаю благодарность компании BASK за великолепную модель рюкзака SHIVLING 80. Он отлично зарекомендовал себя на марше: ни что нигде не болтается, не жмет и не трет. И объем для путешествий стопом в самый раз и не большой и не маленький в самый раз.
О палатке SALEWA MICRA 2 у меня остались не лучшие впечатления: дно пропускает воду, тент короткий и не закрывает от влаги палатку. Эта идеально палатка подходит для походов выходного дня в хорошую погоду, но никак не годится для серьезных путешествий, 12 часовые осадки в виде дождя и снега она не переносит.
Спальник тоже от BASKа TREKKING-N-M оставил самые теплые впечатления. Пух есть пух. Когда постоянно меняешь климатические пояса можно пожертвовать и парой литров в рюкзаке под пуховый спальник, как говориться жар костей не ломит.
На последок самая главная благодарность все тем кто вез

Комментарии
Guest05.04.12, 19:58
Неплохо !!! 
Зря вы в пещеры не пошли около Сатки, там природа потрясная.
L_SP-299792458_ms24.06.11, 16:12
Отлично! 
Очень полезная инфа
Guest08.04.09, 18:29
kononin 
Да таков наш современный мир и боюсь с этим ни чего невозможно поделать:)
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Россия
еще маршруты
О Маршруте