Заполярные хроники Якутии

Идет загрузка карты ...
Сплав по реке Джарджан, с выходом в р.Лена, окончание в дельте р.Лена на острове Сагастыр поселок Тумат (www.youtube.com/watch?v=zo76fxxk09c - по этой сcылке вы найдете мои фильмы снятые про путешествия, пользователь olegd2011, фильм "Заполярные хроники Сагастыра" )
 

1 тикси 1 тикси
2 тикси зал. Булуйкан 2 тикси зал. Булуйкан
3 тикси вид на город 3 тикси вид на город
4 тикси  под туманной шапкой 4 тикси под туманной шапкой
5 тикси порт 5 тикси порт
6 долина р. Снежная 6 долина р. Снежная
7 безымяная река 7 безымяная река
8 р. Бёсюке 8 р. Бёсюке
9 вид снаружи вертолета 9 вид снаружи вертолета
10 побережье моря Лаптевых 10 побережье моря Лаптевых
11 лесистые распадки 11 лесистые распадки
12 вид из вертушки 12 вид из вертушки
13 до скорой встречи Лена 13 до скорой встречи Лена
14 хр. Туора-Сис 14 хр. Туора-Сис
15 река 15 река
16 р. Кёнгдей 16 р. Кёнгдей
17 наледи 17 наледи
18 Верхоянский хребет (2) 18 Верхоянский хребет (2)
19 Верхоянский хребет 19 Верхоянский хребет
20 Верхоянский хребет (1) 20 Верхоянский хребет (1)
21 долина Джарджана 21 долина Джарджана
22 кратер у подножия горы 22 кратер у подножия горы
23 отвесная скал 23 отвесная скал
24 бездонная пропасть 24 бездонная пропасть
Круглый шарик компаса, размещенный над распахнутой дверью пилотской кабины, на протяжении восьми часов строго указывает на северо-восток. Столь долгожданная встреча с Крайним севером затягивается ввиду медлительности нашей четырех моторной птицы родом из семейства Антонова. Тесный аэро-кубрик предназначенный для перевозки семи человек сумел вместить в себя двадцать пассажиров. Мы не в обиде, ибо военный транспортник в соответствии со своим статусом и предназначением является сугубо спартанским средством передвижения и если вы, позабыв об этом, будите искать туалет, то потратите напрасно уйму времени, здесь нет места комфорту. Встает резонный вопрос, а почему бы в таком случае не полететь пассажирским самолетом? Увы, разговоры на подобную тему вызывают возмущение и сильнейшую депрессию, безумно дорогие чартеры обслуживающие весь Крайний север не по карману рядовому туристу. Так что приходиться запастись терпением и ждать окончания тринадцатого полетного часа.
Порою утомленные пилоты, передоверив штурвал ответственному автопилоту, выходили к нам размять затекшие ноги. Оглядывая нас и наш объемный багаж, они сочувственно качали головой, мысленно произнося – «Прости их господи, не ведают что творят. Им что на материке хлопот недостает?». Кисло улыбнувшись, с пониманием и состраданием в прищуренных глазах, они, как правило, делились одни и тем же секретом заполярных широт – «А вы в курсе, что от спирта, у нас на севере, круче голову ведет?». Изобразив на лице детскую невинность, мы ловили каждую буковку с уст молодого лейтенанта. «Так вот, у нас кислорода не хватает поэтому и башка трещит по швам» – узнав засекреченную военную тайну мы облегченно вздыхали, и отвернувшись к иллюминатору до рези в глазах пялились на белоснежную облачность.
Самолет качнуло с крыла на крыло, и он клюнул носом, через несколько минут прозрачный пластик потемнел, под фюзеляжем раскрылась желто-серая тундра изрезанная сотнями ручейков и помеченная тысячами крошечных озер. Пилот, предугадывая наши желания, заложил глубокий крен, земля взметнулась к верху, открывая визуальную перспективу. Заполярная тундра – скудная растительность, пожухшие, выцветшие краски соответствующие поздней осени-затворнице, и это несмотря на то, что по календарю над земным миром властвует жаркий и любвеобильный июль. Рыскаешь глазами по тундровой пустоши и не находишь привычных зеленокудрых деревьев, кругом заболоченное, моховое покрывало. Сглаженные сопки, разрытые до оголенного курумника навевают печальные и грустные мысли о крае земли. Мелководные протоки, заполненные мутной водой, стремятся, во что бы то ни стало соединиться, натыкаются на тупики-старицы, обходят острова и песчаные косы, и где-то там, в преддверии горизонта сходятся в полновесный ультрамариновый мазок гуаши. Слаживаешь в уме всю накопленную информацию и вычисляешь, что самолет пролетает дельту великой сибирской реки Лены.
Первые не слишком радостные впечатления от Якутии удручает сплошная облачность, нависшая над самолетом. Грозовые тучи, наглухо запечатали голубой небосвод. Свисающие космы рваных облаков периодически скрывают землю. Пронзая облако, самолет вздрагивает, тонкие крылья ходят ходуном, а двигатели снижают обороты. Вырвавшись из туманного плена, АН-тяжеловоз жмется к земле, ускоряя намеченную посадку. Встреча с заполярной землей Якутии состоялась, приходит осознание того, что реальность, предсказанная географическими справочниками, подтверждается.

Республика Саха-Якутия, расположена на севере Восточной Сибири, включает Новосибирские острова, омывается морями Лаптевых и Восточно-Сибирским. Площадь 3103,2 тыс. кв. км. Более 1/3 территории находится за Северным полярным кругом. Большую часть республики занимают обширные горные системы, нагорья и плоскогорья.

Военные, по роду своей деятельности допускают у себя на борту некоторые вольности. Бортмеханик, наиприятнейшей человек с добродушным лицом и дробненьким телосложением разрешил отснять процедуру касания взлетно-посадочной полосы непосредственно из кабины пилотов. Тонкая еле различимая ниточка ВПП с белыми штришками разметки, построена на клиновидной косе, выпирающей в море. Справа на возвышенности белеют квадратики жилых домов, вдалеке на сопке поблескивают цистерны горючесмазочных хранилищ.
Поверьте, посадка самолета зрелище не для слабонервных, кажется, что самолет обязательно угодит в воду, первые плиты взлетки расположены в ста метрах от береговой кромки моря. К тому же пилоты, подстраиваясь под боковой ветер, активно прикладываются к рулям, от чего самолет буквально заваливается с бока на бок. Пронзительный и скоротечный писк шасси режет по ушам. Тяжелый самолет учащенно вибрирует на стыках мелькающих плит. Погасив скорость, АН-тяжеловоз лихо подрулил к месту стоянки. Первым, по традиции, на бетонку спускается командир, это важная особенность четко прописана воинским уставом, на земле его ждут с докладом. Настала и наша очередь, добродушие с загорелых лиц моих друзей как ветром сдуло, промозглый, влажный ветер выстудил захваченное с собой южное тепло. И как будто набатом, болезненным отзвуком, в голове отдается некогда прочитанная в интернете рекламка – «Ели вы Господа южане соскучились по холоду и не можете прожить без туманов приезжайте к нам в Тикси. Непогоду в середине лета гарантируем!»
Находясь под сильнейшим впечатлением от увиденного и прочувственного, в мыслях сами собой родились строчки в личный дневник якутского паломничества.

Крайний север как бы ни старался показушничать, проявляя гипнотическую привлекательность и выказывая вновь прибывшим смиренный характер, все же остается коварным и непредсказуемым севером. За мнимой оттепелью или солнечной добротой всегда скрывается ветряный и холодный упрямец. Каждый час каждую минуту он проверяет человека на прочность. Северная погода не подходит для размеренного ведения жизни самовлюбленного южанина. Север испытывает не прошеных гостей леденящим душу ветром, низкими свинцовыми тучами и косым дождем, стегающим по лицу, словно болючая крапива. Мы не стали исключением из общего правила, предписанного семьдесят первой параллелью, и жесткую действительность вкусили по полной программе.

Нашим духовным наставником и опытным гидом в одном лице стал подполковник Рыжий Сергей Николаевич начальник историко-географического клуба Тиксинской авиабазы, именно его заботами мы были тепло и радушно встречены на земле первооткрывателей. Сергей Николаевич принимает в нашем походе самое активное участие на его плечи легла организация перелета на правобережный приток Лены реку Джарджан, выписка пропусков и разрешений на нахождение в Государственном заповеднике «Усть-Ленский». Следуя предложенному им регламенту дальнейших действий, мы обязаны были: осмотреть местную достопримечательность речку Снеговая, посетить город Тикси расположенный в двенадцати километрах от гарнизона и свыкнуться с холодом пройти так сказать адаптацию к заполярным широтам.
Чего там скрывать нынешний турист не может довольствоваться одним лишь созерцанием природы, важным становится отношение отдельных членов команды к рыбалке. Сергей Ошаров человек с активной жизненной позицией, у которого в качестве девиза выступает прославленное изречение – «Без труда не выудишь и рыбку из пруда», детально обследовал реку Снеговая.
Как известно все реки текут с возвышенностей, речка Снеговая не стала исключением из общих правил. Что бы добраться до нее пришлось перелезть через сопочный увал и спуститься в прогнутую долину. К счастью здесь невозможно заблудиться, холмистый рельеф до предела упрощает пространственную ориентацию. Река снеговая излюбленное место отдыха служивых, находящихся в зависимости от рыболовного азарта, к ней ведет натоптанная кирзовыми сапогами тропика. Таймешатники с многолетним стажем восприняли бы эту речку как переплюйку и врядле уделили ей особое внимание. Неглубокое галечное дно, сотня мелких перекатов, подточенные водой обрывистые берега, нависающий карнизом моховой дерн, – вести серьезный разговор о настоящей рыбалке, не имеет, смыла. Чем ближе Снеговая подходит к заливу, тем сильнее ощущается давление цивилизации, фюзеляж разбитого мига, разрушенное крыло транспортника, пустая гондола от двигателя все это вместе взятое навевает мысли о техногенной катастрофе. И тем нее менее Сергей Ошаров сумел выловить на зависть строптивым воякам с десяток мелких хариусов.
Первый пункт ознакомления с заполярными широтами, был выполнен, освободившись от своих прямых обязанностей, блюсти мир во всем мире военнообязанный Рыжий Сергей Николаевич, погрузив нас в тесный уазик, повез на смотрины в столицу Булунского улуса город Тикси. Сколько не ведется разговоров про бездорожья России, поверьте, я заявляю об этом официально – «Эта насущная тема ни когда себя не изживет». Отсыпанная гравием и мелким плиточником «автострада» полезла в сопку, соскочила с нее и принялась описывать затяжной полукруг, огибая залив Булуйкан. Встречные машины подымали за собой клубы дорожной пыли эффект был такой, словно участвуешь в авторалли Париж-Дакар.
На противоположной стороне залива покрытого мраморными плитами не растаявшего льда в солнечном свете предстал заполярный город Тикси. Портовые краны уткнулись клювами в пирс, ожидая открытия летней навигации. Новомодные и многоэтажные дома сгрудились под высокой и крутой сопкой. На лицевом склоне овальной горушки красуется огромная надпись выложенная булыжником – «СЛАВА ОКТЯБРЮ».
Побережье моря Лаптевых, если сбросить со счетов жиденькую травку, карликовые кустики и разрозненный лишай ни что иное как безжизненные лунные пейзажи. Поверьте на слово видеть живой городской оазис посреди ледяной и каменной пустоши ни с чем несравнимое, великолепное зрелище.

ТИКСИ, посёлок городского типа, центр Булунского района, в 1270 км (воздушным путём) к северу от Якутска. Население 6,8 тыс. человек. Морские ворота республики Саха-Якутия. Возник в 1934, в связи с освоением Северного морского пути и строительством морского торгового порта. Слово «тикси» - в переводе с якутского языка означает место встречи.

Если город Тикси являет собою морской порт, то, само собой разумеется, твое сознание нацелено на то, что ты неизбежно столкнешься с массой народа обеспечивающей энергичную, и в некоторой степени, парадную жизнь в нем. Увы, с иллюзиями придется распрощаться сразу же, как только тебе представится возможность прогуляться по пустынным улицам города. Люди по своей непреодолимой занятости, а может, и намерено избегают встречи с незнакомцами. На миг ты усомнишься в радушии и хлебосольности полярников и спешишь сей обман на счет выдумки и позерства журналистов. На самом деле это не так, пустынность улиц своеобразная форма защиты от жесткого арктического климата. У полярников вошло в привычку большую часть дня отсиживаться дома и выглядывать на улицу, лишь из окон своих уютных квартир.
Немаловажным фактором в «разобщенности» полярников играет особенности морского климата, обостренного близким соседством паковых льдов океана. С восходом солнце побережье окутывает плотный туман, к полудню в небе намечаются голубые прогалы, а к двум часам дня небосвод озарен ярким солнцем. К сожалению, скупое заполярное солнце не прогревает тундру должным образом, отовсюду исходит прохлада, ощущаешь себя запертым в холодильнике, где из-за стекла на тебя льется аморфный световой поток.
От минуты к минуте, от часа к часу, проведенному в заполярных широтах, у меня сложилось собственное представление об этом уникальном городе, все мои ассоциации я свел в короткую дневниковую запись.

В разговоре с коренным тиксинцем, я услышал страшную, пугающую фразу – «Тикси это обочина жизни». Во мне все содрогнулось, ибо в тот момент, я разглядел в его глазах обиду и горечь переживания. Но потом он улыбнулся, и поменял формулировку, сказал что Тикси, это страна надежд, цветущая на краю ледяной смерти. Здесь все меняется медленно и неторопливо, наверно поэтому люди по-прежнему доверяют друг другу. А хорошо это или плохо покажет время. И тут я понял, что Тикси и подобные ему островки уединенных душ, заброшенных за черту ледяного безмолвия, это невосполнимые источники человеческой искренности, которой так не достает большому материку.

«Готовьтесь, вылет вертушки назначен на два час по полудню, я уже собрался, поторапливаетесь, осталось не более трех часов» – сухим, безапелляционным голосом заявил Сергей Николаевич. Мы недоуменно переглянулись и недоверчиво покосились в окна гостиницы, плотный туман подобрался к самому стеклу, мы не могли различить даже край дороги, хотя расстояние до нее было не более десяти метров. Сергей Николаевич внял нашим сомнением и обнадежил – «Не обращайте внимания, через час туман рассеется». Через час мы поверили не только в удачу, но и в пророчество, данное всевидящем гуру войск дальней авиации. Задул леденящий душу холодный бриз, подобно божественному ветру комикака спасшему японцев от нашествия татаро-монголов, он вмиг разогнал туманную катавасию и явил продрогшей земле ясноокое солнце.
Отважные и бесстрашные пилоты, дабы предать полету эффект особо опасной экстремальности держали стальную машину на бреющем полете. Мы по достоинству оценили труды смелых пилотов, открывшаяся панорама заполярной возвышенности стоила того чтобы глядеть на нее с расстояния вытянутой руки. Сопки заметно подросли и разбухли, неровности земной поверхности стали принимать причудливые формы, напоминающие уменьшенную копию горных хребтов. Зеленое покрывало скупой растительности заметно поредело, уступая место светло-коричневым осыпям. Не растаявшие ледники в поймах ручьев указывали теневую сторону овражистых берегов. Искрящийся лед придавал тундре колорит весеннего озорства и радости воскресшей жизни. Вдалеке, обозначая недоступную линию горизонта, тянулись голубые вершины высоченных гор.
Вскоре, вплотную к вертолету подтянулись цепи каменистых гряд, с углубленными ущельями. Сжатые крутыми склонами гор долины рек и ручьев обросли лиственным леском, жиденьким и низкорослым. Густые кустарниковые насаждения обрамляли берега ручьев пышно-зелеными кружевами. В течение первого полетного часа мы воочию ощутили контрастные перемены, происходящие в круглом иллюминаторе – смену бесцветных арктических пейзажей на изумрудную, лесотундровую зону.
«Смотрите под нами речка!» – заглушая рев турбин, прокричал взволнованный Игорь Якушев, человек непредвзятой творческой ориентации. Подобные ему люди создают образ современной интеллигенции, искренной и правдивой. Река для туриста, прокладывающего своей маршрут по водным артериям Сибири нечто запредельное и мистическое. При виде таежной реки у туриста возникает своеобразная фобия, в качестве сравнения можно привести примеры сёрфингиста влюбленного в большую волну Австралии или альпиниста преклоняющегося перед Тибетскими восьми тысячниками. Эта влюбленность граничит с наивысшим обострением чувств, поэтому Игорь Якушев так воспаленно и отреагировал на увиденное чудо сибирской тайги.
Повернув защелку иллюминатора, я поднял вверх легкий пластик и зафиксировал его. Сделать отличное фото через поцарапанное и грязное стекло немыслимо, поэтому, закрыв глаза на правила безопасности полетов, на свой страх и риск мы открывали иллюминаторы. Высунуть объектив камеры не удалось, хлесткий поток воздуха со скоростью двести двадцать километров в час, чуть не выбил камеру из рук. Соблюдая дистанцию с пограничным слоем скоростного потока, я провел целый ряд удачных снимков. Благо цифровик с «жк» экраном позволяет тут же, на месте оценить качество снимков.
Мы пролетали над правобережным притоком Лены рекой Бёсюке. Завидная, очаровательная речка достойная того, что бы про нее сказать пару слов. Очертания реки определяет галечная долина. Впечатление такое, будто мощное половодье, разгребло среди равнинной лесотундры необходимое пространство для водотока, затем талая вода спала, оголив галечные пляжи, и уже по ним забрезжила множественными разбоями голубая нить реки. Отследить основное русло не возможно речка дробится на несколько десятков рукавов. Они расходятся по разным направлениям, у небольшой горушки собираются вместе, прижимаются к зеленому островку, сотканному из густых зарослей чозении и вновь, разбегаются кто куда. Первое замечание, высказанное не в пользу данной реки, преподнес, журналист Владимир Черняв, опытный старейшина в нашей команде, человек, посвятивший всего себя таежным далям необъятной Сибири и Дальнего востока – «Маловато воды, сплавляться по ней было бы тяжеловато, одни мелководные шиверы и перекатики».
Настроив объектив, мне удалось приблизить устье Бёсюке, соприкасающееся с великой рекой Сибири Леной. Широкая темно-синяя лента, спрямляя путь, текла от горизонта к горизонту, теряясь в холмистых возвышенностях и незначительных складках местности. Я подумал, в сей торжественный момент, что встреча с прославленной рекой обязательно состоится, хотя и не в ближайшее время, но мы все же, выйдем на ее безбрежный простор. «До скорой встречи» – прошептал я симпатичной незнакомке, сибирской реке с нежным женским именем Лена.
Минул второй полетный час, то, что мелькало за иллюминатором не шло ни в какое сравнение с тем, что открылось нашему взору в настоящее время. Вертолет не в силах бороться с головокружительными высотами продирался по ущельям и перевалам пикообразных гор. Ландшафт местности стал напоминать альпийские пейзажи. Нас окружали суровые, монолитные ваяния природы, сумевшей придать земной поверхности ощетинившиеся контуры царства Аида. Мы достигли самой высокой части северного плеча Верхоянья, хребта Орулган.

Верхоянский хребет – горная система на северо-востоке Якутии. Простирается от дельты Лены до реки Томпо (бассейн Алдана) на 1200 км, образуя выпуклую на юго-запад дугу шириной от 100 до 250 км. Высота до 2389 м. Состоит из многочисленных массивов и хребтов с высокогорным (Орулган) и сглаженным среднегорным (Хараулахский, Кулар) рельефом. Гребень Верхоянского хребта имеет резкие альпийские формы рельефа, пересечён ущельями рек бассейна Лены. Повсеместно распространена многолетняя мерзлота. Лиственничные редколесья в нижней части склонов сменяются на высоте 800-1200 м зарослями кустарниковой ольхи и кедрового стланика, выше - каменистая, лишайниковая и кустарничковая горная тундра.

С трудом, до дрожи в стальном теле, вертушка вскарабкалась на перевал и словно парящая на восходящих потоках птица стала описывать затяжные круги в межгорной котловине. Где-то внизу обласканная сизой дымкой влажных испарений текла река, преодолевая каменистые уступы, огибая наносные острова, и белея взлохмаченной волной на зауженных порогах. Джарджан – мечта сбылась, миг отрешения от всего суетного и будничного настал, теперь нами будет править новый закон, закон свободы и самопознания определенного рамками неизведанной и неразгаданной тайги. Человеку свойственны сомнения, находясь в наивысшей степени душевного подъема я почему-то взгрустнул, и заглушая неуютную и сердобольную тоску начеркал в дневнике пару строчек откровения.

Надрывный гул вертолета еще долго будоражил сознание, не давая душе успокоиться, возвращая суетливую память к родным истокам. Скалистые уступы заоблачных гор теснили гулкое эхо, сдерживали его, не предоставляя возможности вырваться из ущелья в поднебесную высь и угаснуть в лазурном куполе небосвода. Казалось, что вместе с отзвуками прощального эхо порвется связующая нить от прошлого к настоящему.

Наслаждаться видами горного Джарджана ни с чем не сравнимое удовольствие. Тектоническая игра подземных движений создало удивительный по красоте крутопадающий, котловинный и раздробленно-горный ландшафт.
Скальные фрагменты, отточенные до совершенства искусным ветром, лучезарным солнцем и текучей водой, смотрятся великолепно и сказочно. Причудливые фигуры светло-желтой окраски, напоминают скульптурные изваяния, средневековые замки, восточные колонны, триумфальные ворота и египетские пирамиды. Многие шедевры природы соединены между собой висячими мостиками и пещерными проходами. Особое впечатление скальные монументы оставляют в вечерние или утренние часы, когда лучи солнца, золотят фантастические фигуры.
Покорив семьсот метровую возвышенность, неожиданно для себя мы обнаружили следы присутствия космического тела. Под склоном вертикальной скалы нашему взору открылся кратер, место взрыва огромного метеорита. Воронка уходила на глубину пяти-шести метров, а в диаметре достигала пятидесяти метров. Ее заполнила кристально чистая вода. Ни одного ручья стекающего в кратер мы не обнаружили. Было очевидно, что она заполняется дождевой или талой водой. Выжженный стланик по краям кратера и крутые срезы воронки говорили о мощном взрыве. Но о масштабной катастрофе говорить не приходилось, так как в двадцати метрах от воронки следов разрушения мы не обнаружили.
Когда на третий день страсти по Джарджану улеглись, само собой возник насущный вопрос о катамаране, доселе, упакованном в специальных мешках и рюкзаках. Строительство ката не забываемая процедура, проходящая с применением накопленного опыта таежных корабелов и крепких русских словечек, сглаживающих некоторые шероховатости, возникающие в спорах между людьми. К окончанию седьмого часа под мерно угасающую зарю катамараны были торжественно спущены на воду.

Четырехместный катамаран «RAFTMASTER», длинна надувных баллонов - 5,3 метра, диаметр баллона - 0,6 метра. Ширина сборной конструкции - 2,4 метра. Защитный чехол баллонов выполнен из ПВХ материала. Внутренняя камера имеет две независимые секции. Предполагаемый вес багажа до одной тонны, фактически общий вес загрузки (с учетом шестерых пассажиров) у нас составлял 1700 кг. В качестве движителя использовался подвесной мотор «YAMAHA» -15 л.с.

Как говаривал известный мультяшный герой капитан Врунгель – «Как вы яхту назовете так она, и поплывет!», раздумья в этом направлении ни к чему конкретному не привели, каждый остался при своем мнении и убежденно отстаивал свою позицию. В качестве названия катамарана Михаилом Коваленко, приверженцем основополагающих семейных традиций, было предложено женское имя Донна Роза Сальвадорес. В результате активных прений оно было отвергнуто, и тогда Игорь Якушев высказался в пользу простого, емкого и понятного названия «Балык» от чего вся команда пришла в неописуемый восторг. Большинство участников нашей якутской экспедиции это фанатичные и страстные рыболовы, в их жизни буквально все сводится к поимке хвостатых обитателей вод. Выход «Балыка» был назначен на утро следующего дня, не смотря на то, что полярный день предоставлял нам шанс двигаться и светлой ночью.

Комментарии
Спасибо за очень интересный репортаж ,хотя давненько это было...в репортаже упоминается Сергей Ошаров . 
..я ищу друга юности Сергея Капитоновича Ошарова 1954 гр ,который жил в Новосибирске....если речь о нем ,помогите информацией ,мой мейл galinakrotevich@mail.ru ....заранее спасибо Галина
Guest10.01.12, 18:32
Тикси 
Кстати, надпись на горе Лялькин пуп в Тикси " Слава Октябрю" выложена не булыжниками, а металлическими бочками из под горючего.
Guest10.01.12, 18:27
О путешествии в Якутии 
Спасибо за экзотический репортаж ! Хорошо знаю все плюсы и минусы ( Но Вы о них не говорили) такого путешествия.В Тикси вырос, по Якутской тайге еще пацаном прошел около двухсот километров.В то время не было такой фотокинотехники.Еще раз большое СПАСИБО !!!
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Якутия
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 3
Ссылка: