Средняя Азия / Пешеходный туризм | Спортивный туризм | Горный туризм
 

Сарыджаз - 2008. Ущелья и каньоны Центрального Тянь-Шаня

17 сентября - 4 октября 2008 г.

Сарыджаз - 2008. Ущелья и каньоны Центрального Тянь-Шаня

Идет загрузка карты ...
Целью похода было посещение каньонов Сарыджаза и Куюкапа на Центр. Тянь-Шане, Кыргызстан. Дмитрий Паршин, Сергей Павлович Папуш и Олег Крылов сплавлялись здесь в 90-х годах прошлого века. Молодёжь представляла "Ассоциацию московских спелеологов". Маршрут: Каракол - дол. Иныльчек - Ат-Джайлоо(авто) - пер. Ат-Джайлоо - дол. Каинды - пер. Булантор - р. Булантор - ущелье Куюкапа - перевал на р. Сарыджаз - брошенный гидропост - каньон Куюкап - ущ. Кызылкапчигай - пер. Кара-Арча - бывшая застава Кара-Арча - пер. Уччат - Каинды - Сарыджаз - пос. Иныльчек - Каракол.
 
Иныльчек - Каинды через пер. Ат-Джайлоо.

Долина Иныльчека. Долина Иныльчека.
Бивак на слиянии Ат- и Канд-Джайлоо. Бивак на слиянии Ат- и Канд-Джайлоо.
Непокорённые вершины Иныльчекского хр. Непокорённые вершины Иныльчекского хр.
База Ат-Джайлоо. Бывший грибковский лагерь. База Ат-Джайлоо. Бывший грибковский лагерь.
Стрелка Ат- и Канд-Джайлоо. Стрелка Ат- и Канд-Джайлоо.
Перевальное озеро. Перевальное озеро.
Петя с трофеем. Петя с трофеем.
Спускаемся к Каинды. Спускаемся к Каинды.
САРЫДЖАЗ - 2008

Сентябрь 2008 г. Центральный Тянь-Шань. Верховья долины р. Каинды. Хорошая погода, тепло, даже жарко, несмотря на то, что высота более 3000 м. Я здесь уже третий день. Живу в старом бревенчатом домике, вернее, в одной из комнат без дверей и с выбитыми стёклами, так как остальные три абсолютно не пригодны для жилья. Здесь в 30-х годах 20-го века располагалась пограничная застава. Периодически поднимаюсь на соседнюю возвышенность и вглядываюсь вниз по долине. Оттуда должны подойти мои попутчики по горному путешествию. Наконец, во второй половине дня вдали из-за поворота долины появляется цепочка точек. Их не менее десяти. Это они! Мои будущие друзья. Примерно через час подходят первые, среди них Дмитрий Паршин. Только его я знаю в лицо, встречался, когда ехал транзитом через Москву. А начиналась эта история так.
После 2003 года, когда я побывал под Ханом и путешествовал по Терскею, были поездки на Кавказ, Фаны. Но меня всегда завораживали слова Сарыджаз, Куюкап, Майбаш. В прошлом году план окончательно созрел. Было решено совершить поход по вышеупомянутым долинам и ущельям. Карту района нашёл в интернете, но с описанием района дело обстояло хуже. Информации практически не было. Горники этот район не посещают. В классификаторе упомянут только перевал Булантор, через который я планировали перейти из долины Каинды на Булантор, правый приток р. Куюкап. Рекламное описание трекинга «Майбаш-Куюкап-Каинды» фирмы «Тяшь-Шань тревел» было, мягко говоря, неточным. И тогда я обратился к отчётам туристов-водников. В 90-х годах прошлого века сильнейшие команды делали попытки прохождения каньонов Сарыджаза. Инициатором и руководителем этих походов был, как правило, Сергей Папуш. Водникам старшего и нынешнего поколения не надо говорить, кто это. Личность известная, я бы сказал, легендарная. Ныне Сергей Павлович вице-президент федерации гребного спорта России.
Так вот. Почему именно отчёты Папуша или Крюкова (команда Крюкова, ученика Папуша, в 1999 г. совершила полный проход Сарыджаза, точнее, самой сложной его части, и стала чемпионом России) заинтересовали меня? Кто-то спросит, а при чём здесь водники? Я ведь не собирался сплавляться по Сарыджазу и его притокам? А при том, что все эти команды совершали пеший выход с Сарыджаза как раз по тем ущельям и перевалам, где я планировал побывать.
Итак, я стал искать участиков тех походов с целью получить интересующую меня информацию. Достал Дмитрия Кинкулькина, Сергея Крюкова и вышел на Дмитрия Паршина. И тут выясняется, что Дима тоже планирует поход практически в те же самые места, куда собираюсь и я. Как он говорил, по местам боевой юности. Разница в наших планах состояла в том, что я собирался больше времени уделить долине Майбаша, а Дима планировал найти перевал из Куюкапа в Джамансу, пройти его, спуститься к Сарыджазу и оттуда по каньонам, через брошенный гидропост выходить на Куюкап. Я сразу заинтересовался Диминым мероприятием, тем более, что путешествие в тех местах одному, мягко говоря, попахивает авантюризмом. Люди там не бывают годами, а бассейн р. Джамансу вообще не хоженный. Димина группа к моменту выезда в Киргизию выросла с планируемых 6-ти до 12-ти человек. Из бывших водников кроме Паршина участвовали Сергей Павлович Папуш и Олег Крылов.
Маршрут предполагался такой: Каракол (быв. Пржевальск) – Грибковский лагерь в долине Иныльчека (авто) – пер. Ат-Джайлоо – долина Каинды – пер. Булантор – р. Булантор – р. Куюкап –радиальный выход к слиянию рек Майбаш и Теректы – подъём по лев. притоку Куюкапа и первопрохождение перевала (ор. 2А к. тр.) в верховья Джамансу – спуск к р. Сарыджаз – прохождение каньона Джамансу – брошенный гидропост на р. Сарыджаз - каньон р. Куюкап – р. Кызыл-Капчигай – пер. Чичор – пер. Кара-Арча - бывшая погранзастава на р. Уччат – пер. Уччат – дол. Каинды – Каракол (авто). Но начало треккинга по времени у меня и у остальной группы было разное. Я планировал выехать в Каракол и далее на Иныльчек раньше, до урочища Майбаш пройти самостоятельно и к началу основной части маршрута соединиться со всей группой в устье левого притока Куюкапа
…Поезд Сочи – Москва, поездка с Димой в ТЦ «Экстрим» за продуктами «Гала-Гала», поздно вечером «Аэрофлотом» в Бишкек, такси и 14-го сентября в полдень я в Караколе. Два дня на закупку остальных продуктов и поиск транспорта на Иныльчек. Туристско-альпинистский сезон закончен и попутный машин нет. Делать нечего, приходится нанимать персональный автотранспорт.
Рано утром 17-го сентября выезжаем из Каракола. Через четыре часа мы в Майда-Адыре. Шлакбаум, погранзастава. Раньше этот район прикрывала целая комендатура из нескольких застав. После ухода россиян осталась только одна застава, да и та на ладан дышит. Граница в буквальном смысле на замке. Никого нет, пустует и вышка, где раньше обычно торчал часовой и предупреждал начальство о приближении потенциальных нарушителей границы. Подхожу к забору заставы и пытаюсь докричаться. Откуда-то из казармы доносятся голоса и звон кастрюль, но никто не реагирует на мои крики. Обхожу заставу с другой стороны, и тут показывается солдат. Проверяет наши пропуска и, что-то буркнув, уходит. Вернувшись, заявляет, что ключи от замка у начальника, а он уехал вроде бы на стрельбище, но должен вот-вот приехать. Действительно, через десять минут подъезжает «Уаз» и выходит он. Одет в гражданское, нечто среднее между бомжом и гастерарбайтером. Ещё раз просмотрел наши пропуска, обменялся с нами ничего не значащими фразами типа «а поговорить?» Едем дальше и через час мы в «грибках». Здесь заканчивается автодорога. Татьяны Ильиничны уже здесь нет, база принадлежит казахам. Побеседовав с работниками базы, отправляюсь дальше, теперь уже пешком. Сегодня у меня короткий переход, до слияния Ат- и Канд-Джайлоо. Дохожу до стрелки, чуть выше слияния через Ат-Джайлоо перекинут мостик и дальше, метрах в двустах, в лесу останавливаюсь на ночёвку. Обед, прогулка в сторону перевала, отдых.
Встаю пораньше, выхожу в половине восьмого. Чувствую, предстоит нелёгкий подъём. Начало трекинга, рюкзак до безобразия тяжёлый, в районе 35 кг. Всё-таки барахла, снаряжения и продуктов на 18 дней. Еловый лес заканчивается, пояс густого кустарника и дальше альпика до самого перевала. Практически везде хорошо различимая тропа. Видимо, периодически здесь бывают охотники. Слева по ходу целый ряд красивых непокорённых вершин. Выползаю на перевал. На седловине два озера. Теперь вниз. Через два часа на террасе у реки становлюсь на ночёвку.
С утра дальше вниз и через три часа я в долине Каинды. Тут же на разливе реки перехожу на левый берег, воды не выше, чем до колена. Здесь старая дорога, но так как местами она обвалилась, машины в осенне-зимний период, когда малый уровень воды и возможно передвижение автотранспорта повышенной проходимости, чаще всего ездят по галечной пойме.
Долина Каинды - пер. Булантор.

Где-то там перевал Булантор. Где-то там перевал Булантор.
Семья чабанов. Семья чабанов.
На лошади лучше, чем пешком. На лошади лучше, чем пешком.
Бивак под перевалом. Бивак под перевалом.
Поедание бешбармака. Поедание бешбармака.
Айка и Назыр. Айка и Назыр.
На погранзаставе 30-х годов прошлого века. На погранзаставе 30-х годов прошлого века.
Хмурое утро. Хмурое утро.
Иду вверх по долине. Через час справа на пологом склоне стоит палатка чабанов. Около неё стоит человек и машет мне рукой, мол, заходи. Поднимаюсь, знакомлюсь со всем семейством: Улан, его жена Альмира и двое детей, семилетняя Айка и полуторагодовалый Назыр. Приглашают в палатку: чай, айран, лепёшки. Узнав, куда я направляюсь, качают головой, говорят, много волков. Недавно у соседа зарезали несколько бычков молодняка. Предлагают остаться, погостить у них. Улан к тому же пообещал доставить меня на лошади почти под самый перевал Булантор. Немного поразмышляв, принимаю предложение. Затем следуют два дня прогулок по окрестностям и обильного питания. Мясо горных козлов, баранина, бешбармак и т. д. На второй вечер произошло небольшое происшествие. Пока я с хозяевами коротал время за чаем, собаки немного облегчили мне рюкзак. В результате чего я, вернее мы, лишились всего общественного сала, печенья и части лепёшек.
На третий день после завтрака я на одной лошади, Улан с рюкзаком на другой, отправляемся вверх по долине Каинды. По пути заходим в гости к семье чабанов, стоящих выше по долине. Пьём чай и двигаемся дальше. Немного не доезжая до предполагаемого поворота на перевал, выгружаемся у старой развалюхи, бывшей погранзаставе. Пьём кофе и Улан отправляется в обратный путь. Я же устраиваюсь в одной из комнат. Вечер коротаю у костра. Перед тем как залезть в спальник, фонариком из окна свечу в темноту и… в 20-ти метрах от избушки вижу несколько пар волчьих глаз. Подручным материалом укрепляю окна и двери и укладываюсь спать.
…Собралась вся группа. Место хорошее для ночёвки, но Дмитрий на правах руководителя решает идти дальше, надо подойти как можно ближе к перевалу. Ещё часа полтора и мы где-то в районе поворота. Где конкретно начинается подъём на пер. Булантор, не знаем. Впереди виден язык ледника Каинды. Дело осложняется тем, что погода стала портиться, нависла облачность и мы не видим боковые ущелья. Оставив всех ставить бивак, проходим с Димой ещё вперёд. Бесполезно. Ничего не видно. Возвращаемся в лагерь.
С утра собираемся и выходим в сторону ущелья, по которому, как нам кажется, начинается подъём на пер. Булантор. Ночью слегка присыпало снегом. Погода довольно мерзкая, опять пахнет снегом и действительно, через час он начинает сыпать снова. Пройдя немного вверх по долине решаем сделать разведку. Народ остаётся делать чай, а мы группами по два человека, я с Димой и Пётр с Саней, уходим двумя маршрутами в боковые ущелья. Наша группа, поднявшись по склону, входит в какое-то подобие цирка. Вскоре впереди, с правой стороны показывается ледник. Всё понятно! Согласно карте, мы в цирке перевала Булантор Вост. Но сюда нам не надо, здесь подъём на перевальную седловину ледовый. Значит наш перевал западнее, в соседнем справа ущелье. Примерно в ту сторону пошли Пётр с Сашей. Спускаемся к нашим, пьём чай. Подходит вторая группа. Они немного не дошли до нужного нам цирка, но якобы видели его. Идти на перевал уже поздновато, да и снега насыпало прилично. На приречной террасе ставим лагерь. Неугомонный Паршин всё-таки решил удостовериться, что цирк, про который говорил Пётр, именно тот, который нам нужен и опять уходит в разведку, теперь уже с Ильёй. Вернувшись часа через три, говорит, что да, действительно, нам туда, но подниматься надо не по гребню, как ходил он, а правее.
Пер. Булантор - гидропост на Сарыджазе.

На перевале. На перевале.
Крайние участники поднимаются на перевал. Крайние участники поднимаются на перевал.
Привязка на катре к местности. Привязка на катре к местности.
Поджидаем отставших. Поджидаем отставших.
Антон рассказывает об "оранжевой революции". Антон рассказывает об "оранжевой революции".
Чай, костёр, сигарета. Чай, костёр, сигарета.
Каньоны Булантора. Каньоны Булантора.
В устье Булантора. В устье Булантора.
По долине Куюкапа. По долине Куюкапа.
Куюкапские просторы. Куюкапские просторы.
Дима Паршин.. Дима Паршин..
Ночёвка в верховьях Булантора. Ночёвка в верховьях Булантора.
Я готов к выходу. Я готов к выходу.
В ожидании обеда. В ожидании обеда.
В ожидании ужина. В ожидании ужина.
Скоро Куюкап. Скоро Куюкап.
Погода с утра звенит! Завтракаем, скирдуем шмотки и вперёд! Кстати, о питании. Оно было организовано довольно интересно. Когда в процессе подготовки я напрягал Диму, что закупать, он ответил так: нас 14 человек ( фактически было 13), поход рассчитан на 14 дней, поэтому каждый участник мероприятия отвечает за один день питания. Был дан только вес, 700-800 гр. на человека в день, а там составляй раскладку и покупай, что тебе понравится. В общем, получилось неплохо, готовили много, довольно разнообразно, съедали всё, не голодали и, тем не менее, на биваке говорили главным образом о еде.
Начинаем подъём. Чем выше, тем больше снега. Перед выходом в цирк останавливаемся на обед. Дальше крутой склон выводит на перевал. Высота 4250 м. К 4-м часам на седловине собираются все. Затем следует длинный спуск в верховья Булантора. На ночёвку встали сразу, как только спустились к ручью, уже темнело.
26 сентября. Сегодня мы планировали спуститься в долину Куюкапа. Ущелье Булантора длинное, перепад до устья километр, поэтому выполнить дневной план не удаётся. К тому же наша группа довольно сильно растянулась. Ставим бивак, пройдя три четверти долины. Место хорошее, много дров. Не следующий день продолжаем спуск.
Верхняя часть Булантора широкая, можно идти по террасам или галечной пойме. В средней части долине сужается, приходится часто переходить с одного берега на другой и не всегда получается перейти, не замочив ноги. Нижняя часть каньонного типа, здесь часто приходиться бродить, но воды мало, не выше колена. От ночёвки за два часа доходим до устья. Вот и долина Куюкапа. Никакого елового леса и тропы в долине Булантора, которые упоминаются в описании «Тянь-Шань тревел», я не видел. Видимо, писали от фонаря.
Ещё накануне, на ночёвке, наши планы были изменены. Радиалка к Майбашу и поиск перевала на Джамансу отменялись. Переходы занимали больше времени, чем планировалось, погода внесла свои коррективы и мы уже отставали от графика. К тому же, с пер. Булантор было видно, что вся гребневая часть хребта Джамансу выше 3000 м. засыпана снегом и перевал, который мы должны были пройти, мог оказаться сложнее предполагаемой 2А кат. трудн. Поэтому на Сарыджаз в район гидропоста и каньон Джамансу решено было идти через отрог хребта Майбаш. Именно через него осуществляла пеший выход с реки группа Папуша, впервые сплавившись от устья Иныльчека до каньона Джамансу в 1990 году. После этого все остальные группы, доплывшие до гидропоста и ниже, за исключением команды Крюкова, который шёл через пер. Майбаш, предпочитали выходить к Кызыл-Капчигаю через каньон Куюкапа. Видимо тот переход через отрог так запомнился водникам, что они в следующие разы категорически отказывались через него лезть, предпочитая хождение по воде в каньонах лазанию по скалам.
Немного проходим вниз по Куюкапу правым берегом и переправляемся на противоположный. Здесь уже воды больше, да и течение сильнее. Дальше долина расширяется, на левом берегу большие террасы. По ним и движемся. Местами просматривается старая тропа. Не доходя примерно двух с половиной километров до устья Кызыл-Капчигая, останавливаемся. Обед, установка лагеря. Где-то здесь нужно начинать подъём на отрог. Туда ведут два гребня. По одному из них, который начинается прямо от бивака, иду в разведку я, по другому, выше по Куюкапу, пошёл Дима. Поднимаюсь по крутым склонам и гребешкам метров 600 по вертикали, дальше идёт выполаживание, просматривается путь до седловины. По радиостанции связываюсь с Димой, его гребень длиннее, но положе и даже просматривается старая тропа
Возвращаюсь в лагерь. Вскоре приходит Паршин. Завтра идём по его варианту.
Несколько слов о нашей компании. Сборная группа спелеологов из Москвы, Кирова и Хабаровска жила в большой жёлтой палатке, жэ-пэ. Москвичи Дима, Олег и Дима Шушпанов обитали в 3-х местной. Папуши, Сергей Павлович и Елена, в своей семейной и я в персональной одноместной Vaude.
Было решено, что Палыч с Еленой не пойдут с основной группой на Сарыджаз, а с частью продуктов спустятся по Куюкапу до устья Кызыл-Капчигая и будут там нас ждать.
На следующий день начинаем подъём. Тропа местами довольно чёткая, но, похоже, по ней не ходили порядка 10 лет, а может и больше. Подъём на седловину занимает 4-5 часов. Выходим на гребень. Прямо – сбросы, направо виден вроде бы несложный спуск, но дальше, за перегибом, непонятно, чем он заканчивается. Дима Паршин уходит по гребню налево и машет рукой, мол, сюда. Проходим метров 400 и с одной из перемычек в сторону Сарыджаза начинаем спуск по широкому кулуару. Внизу видна большая излучина реки и огромная терраса. К ней нам и надо спуститься. Из кулуара переходим на крутой правый травянистый склон ущелья, который потом сменяется сыпухой. Наша группа сильно растянулась. Недалеко от меня идёт Саша. Выхожу на крутой склон, затем спускаюсь в русло сухого ручья, прохожу метров 50 и жалею об этом. Приходится продираться через кустарник и колючку, местами ползком. Матерюсь и опять выхожу на склон. Но не надолго. Склон становится очень крутым и камнеопасным и я ухожу в ближайшее сухое ступенчатое русло с обрывистыми бортами. Вскоре оно соединяется с подобным и из него показывается Саша. Кое-где приходится спускаться лазанием, довольно сложным. Ещё немного и выходим на пологую часть, а затем и на террасу. Вернее, их две. На нижней стоит дом. Начав спуск с перевала в час дня, в половине четвёртого мы с Сашей стояли у брошенного гидропоста. Через час подошёл Дима и ещё через час пришёл последний участник нашей группы – Антон.
Гидропост - устье Кызылкапчигая.

Утро на гидропосту. Утро на гидропосту.
К старту готов. К старту готов.
Дима пошёл! Дима пошёл!
Хорошо сидим! Хорошо сидим!
За нами кто-то следит. За нами кто-то следит.
Илья читает Эмиля Золя. Илья читает Эмиля Золя.
Пик Майбаш. Не скоро на него ступит альпиниста. Пик Майбаш. Не скоро на него ступит альпиниста.
2-я щель каньона Джамансу. 2-я щель каньона Джамансу.
Зрители следят за переправой Олега. Зрители следят за переправой Олега.
Заплыв. Заплыв.
Острые ощущения. Острые ощущения.
К завтраку все в сборе. К завтраку все в сборе.
Опасные тропы. Опасные тропы.
Пётр на видеосессии. Пётр на видеосессии.
1-я щель каньона Джамансу. 1-я щель каньона Джамансу.
Разноцветны берега Сараджаза. Разноцветны берега Сараджаза.
Как я уже говорил, дом стоит на большой террасе, которая протянулась вдоль всей излучины Сарыджаза, на его левом берегу. Выше находится ещё одна, гораздо больше, размером в несколько футбольных полей. На ней была вертолётная площадка. Сохранился флагшток. По краю верхней террасы старые стрелковые ячейки, обращённые вниз по течению реки, в сторону Китая. Когда в 1990 году здесь появились первые водники под руководством Папуша, гидропост был уже брошен, хотя построен он был не так давно, в середине 80-х годов. Об этом свидетельствует надпись на цементном растворе оснований прибрежных водомерных реек – июль 1985 г. Дом практически целый, сорвано лишь несколько листов шифера и пара разбитых окон. Внутри несколько почти новых двухярусных армейских кроватей, пирамида для автоматов. Всё покрыто многолетней пылью, запах соответствующий. Вяляются большие вздутые банки армейской тушёнки, рядом с домом целые ящики с рыбными консервами. В середине 90-х годов здесь один или два сезона располагался летний блокпост российских пограничников. Территория вокруг дома, примерно один гектар, огорожена колючей проволокой, поверху сохранилась сигналка. Такое впечатление, что эвакуация проходила в большой спешке. На вертолётной площадке ящики с новыми аккумуляторами. Рядом с гидропостом тросовая переправа с люлькой и ручным приводом для передвижения. Сделано капитально, простоит ещё не один десяток лет, правда немного заржавела. Всё это сооружение ведёт в никуда, так как построена не для переправы людей, а в научных целях. На берегу валяются предметы, напоминающие нечто среднее между бомбой и торпедой. Скорее всего, служили для замера скорости течения и глубины реки.
В доме, конечно, никто не стал спать, но кровати вынесли на улицу и расставили вокруг костра. А так как по ночам было тепло, то некоторые и спали на этих кроватях.
На следующий день мы с Сашей и Ильёй переправились на правый берег и поднялись вверх по течению Сарыджаза до устья Куюкапа, левого притока, по которому планировали подниматься до впадения Кызыл-Капчигая. Был просмотрен противоположный левый берег и мы убедились в том, что пройти по нему до Куюкапа невозможно. Излучина реки заканчивается крутыми, местами отвесными, красными скалами, протяжённостью около двухсот метров. И перед самым устьем Куюкапа две верёвки практически вертикальных «зеркал». Было решено идти так, как делали почти все предыдущие группы: переехать на люльке на правый берег, по нему подняться до Куюкапа и там организовать переправу на левый берег.
Дима Паршин с остальными ребятами ходил на разведку каньона Джамансу. В районе 2-й щели ими была навешана переправа на правый берег.
Второй день дневки прошёл в свободном полёте. Дима Паршин, Пётр, Олег и Наталья переправились по верёвке через 2-ю щель и прошли по правому берегу каньона Джамансу ещё около полутора км, но дойти до впадения одноимённого притока не удалось, дальше требовалась навеска перил. Остальной народ шатался по окрестностям, купался, отдыхал. Саня с Ильёй пытались в зарослях барбариса поймать живность, то ли горных индеек, то ли куропаток.
1 октября. Сегодня мы продолжаем движение по маршруту, но это уже возвращение назад. Выход в 9.00. По три человека с рюкзаками переезжаем на правый берег. Затем один возвращается с люлькой обратно и забирает следующую группу. Движемся по правому берегу и, не доходя до небольшого прижима, поднимаемся на террасу. Я же вышел на террасу несколько ранее, спустив несколько камней на идущего внизу Паршина, и на крутом участке нос к носу столкнулся со змеёй.
Сначала сделали попытку переправиться напротив устья Куюкапа. Олег два раза делал заплыв на другую сторону, но оба раза возвращался обратно. Он почти достигал противоположного берега, но страховочная верёвка под напором течения тянула его на середину реки. Поднялись выше по течению. Теперь уже Дима Шушпанов облачается в гидрокостюм, вдоль отвесных скал пытается продвинуться как можно выше по течению, пускается в плавание и под радостные крики друзей достигает противоположного берега. Дальше дело техники. Натягивается верёвка, первым переправляется Илья, проверяет натяжку. Мало! Задница елозит по воде. Полиспастом увеличиваем натяжку. Отправляем Диму Паршина – натяжка нормальная – и он уходит подыскивать место для ночёвки и готовить обед. Переправляется остальная группа, рюкзаки. Чтобы не продёргивать верёвку, один человек остаётся на том берегу, снимает петлю. Эту работу вызвалась сделать одна из наших двух девушек – Наталья. Она пускается вплавь и мужики вытаскивают её на берег. Наталья, на мой взгляд, слегка ошарашена, видимо, глотнула воды, но быстро приходит в себя и уже мило улыбается.
Идём к месту ночёвки, это рядом с устьем Куюкапа. Попадаются старые вещи, части катамарана, всё, от чего избавлялись побывавшие здесь группы водников. Дима колдует над приготовлением обеда. Он оказался потрясающим! Большая порция сублимированного творога… Кстати, о сублимированных продуктах. Некоторые участники нашей группы включили в раскладку продукты «Гала-Гала». Я, например, использовал супы на обед, а на ужин мясо и овощи. Так вот, творог с сублимированными ягодами, шоколад и сырокопчёная колбаса. Народ ел и похрюкивал от удовольствия.
С утра собираемся и вперёд. В устье Куюкапа огромный камень. С одной его стороны через полутораметровую щель приток впадает в Сарыджаз. С другой щель ещё уже, около метра. Через неё мы и входим в каньон. Слева от входа мемориальная табличка с именем Алексея Щанова. В 1995 году он сорвался со скал при разведки каньона Джамансу и пропал без вести. Проходим щель и начинается «куюкапинг». Этот термин придумали водники, которым пришлось подниматься по каньону Куюкапа до устья Кызыл-Капчигая. Весь подъём занял у нас почти три часа, причём более половины этого времени пришлось в основном бродить выше колен, временами по пояс, а иногда и по грудь. Девчонки шли в гидрах. Одно сужение мы так и не смогли преодолеть вброд. Как Дима Паршин не пытался, преодолеть глубину и течение не смог. Пришлось вылезти на крутую полку правого берега. Там оказалось несколько старых скальных крючьев. Видимо, одна из групп, проходивших тут в прошлом столетии, также не смогла преодолеть эту часть каньона по воде. Навесили перила, прошли.
Кызылкапчигай - пер. Уччат - Каинды - Каракол.

Водопад в среднем течении Кызылкапчигая. Водопад в среднем течении Кызылкапчигая.
Света устала. Света устала.
С наблюдательного пункта застава и окрестности как на ладони. С наблюдательного пункта застава и окрестности как на ладони.
Н.П. Н.П.
Остатки железного занавеса. Остатки железного занавеса.
С утра вперёд на последний перевал. С утра вперёд на последний перевал.
Теперь только вниз, наматывать километры по Каинды. Теперь только вниз, наматывать километры по Каинды.
А на той стороне ждёт машина. А на той стороне ждёт машина.
Свежий хлеб, колбаса, помидоры и пиво. Свежий хлеб, колбаса, помидоры и пиво.
Закупка стратегического продукта. Закупка стратегического продукта.
Пер. Чичор. Пер. Чичор.
Показались строения заставы Кара-Арча. Показались строения заставы Кара-Арча.
Палыч и Дима с наглядной агитацией. Выдержки из устава. Палыч и Дима с наглядной агитацией. Выдержки из устава.
Палыч знакомит молодёжь с отчётной документацией советского пери Палыч знакомит молодёжь с отчётной документацией советского пери
Теплолюбивые затопили командирский домик. Теплолюбивые затопили командирский домик.
Два Димы на Уччате. Два Димы на Уччате.
Подошли с Сашей к устью Кызыл-Капчигая. Где-то здесь должен стоять Палыч. Но никого не видно. Саша идёт на левый берег, а я поднимаюсь выше по течению. Безрезультатно. Возвращаюсь к устью. Все уже собрались. Дима Паршин сообщает новость. Найдена наша продуктовая заброска. Папуши вчера ушли под перевал Чичор и будут ждать нас там. Пообедали, обсушились и пошли вверх. Нижняя часть ущелья Кызыл-Капчигая широкая, затем берега становятся крутые, есть водопады, но везде идётся и можно переходить реку, не замочив ног. К тому же появляется тропа. И если быть внимательным, значительную часть пути можно идти по ней. В одном месте я не заметил, как тропа ушла от ручья вверх, пришлось вернуться и, поднявшись на террасу, я увидел Палыча и Елену. Они меня издалека сразу и не узнали. Постепенно собралась вся группа.
3 октября. Сегодня предстоит подъём на два перевала. Сначала на Чичор, который не является перевалом в полном смысле. Выше нашей ночёвки ущелье Кызыл-Капчигая сужается и становится непроходимым и чтобы пройти в его верховья, надо залезть на боковой отрог. Это и есть пер. Чичор. Дальше с отрога идёт пологий подъём на пер. Кара-Арча. Выходим с ночёвки и через полчаса выходим на старую дорогу. Пробита она была, видимо, лет пять-шесть назад, а может и больше, но, похоже, не использовалась и пришла в негодность. Через четыре часа я на перевале Кара-Арча. Внизу вижу Сашу. Он как всегда впереди. Ещё в советские времена пограничниками до этого перевала была построена дорога и протянута телефонная линия. Сохранились столбы, провода. Менее чем через час подходим к бывшей заставе. Расположена она на слиянии двух истоков р. Уччат. По одному из них, левому, пришли мы, а по правому завтра предстоит подъём на пер. Уччат. Место совершенно голое. Застава была довольно капитальная для этих мест. Дома бревенчатые. Большая казарма, домик для офицеров, строение, похожее на склад или дизельную, баня у ручья, погреб. По периметру старые окопы, аппарели для автотранспорта. На господствующей высоте наблюдательный пункт. Эта застава тоже была огорожена колючей проволокой с сигнализацией, но летом сюда чабаны с Каинды пригоняют отары на летние пастбище и всё, что можно, использовано для строительства загонов. Пока здесь были российские пограничники, нормально функционировала дорога, телефонная связь. Теперь всё приходит в негодность. Из всех строений в нормальном виде сохранился только командирский дом и то, только потому, что в нём живут летом сами пастухи.
К трём часам на заставе собрались все. Последним, как обычно, прителепался Антон. Вообще, удивительный парень. Особенно он раздражал дежурных. Когда вся еда роздана по мискам и надо было освобождать кастрюлю, Антон занимался своим любимым занятием: купанием и стиркой. Угрозы типа «в следующий раз останешься голодным» на него не действовали. Зато было интересно слушать его рассказ о том, как он участвовал в «оранжевой» революции: за деньги расклеивал на Майдане плакаты.
4 октября. Сегодня заключительный день нашего путешествия. Около восьми утра начинаем выдвигаться в сторону пер. Уччат. Его высота 3760м. Но так как и сама застава на большой высоте, перепад небольшой и через час мы на перевале. Теперь только вниз. Спускаемся в урочище Карагайты. Здесь первое жилище пастухов. А вот и он с отарой овец. Кстати, русский. Как мне говорил Улан, в долине Каинды из всех чабанов двое русских. Встреченный нами старался поговорить со всеми проходившими. Особенно он напряг тех, кто шёл первым. А впереди шли Саша с Петром. За ними я. На вопрос, часто ли здесь бывают туристы, пастух ответил, что в прошлом году был охотник-австриец.
Подходим в устью Карагайты. Через Каинды полуразрушенный мост, но перейти можно. На обоих берегах дома, здесь уже живут постоянно. Дальше следует многокилометровый марш по дороге. За разрушенным посёлком геологов переходим реку. До следующего брода, за которым нас будет ждать машина, идём по левому берегу. Проходим несколько бывших геологобаз. Некоторые строения используются местными жителями. С удивлением смотрят на нас. Наш брат-турист здесь большая редкость. На склонах северной экспозиции растут еловые леса, вдоль реки берёзовые рощи. Уютные полянки на террасах вдоль реки и на каждой хочется остановиться и расслабиться. Думаю, что долина Каинды красивейшая в бассейне р. Сарыджаз. Хотя я конечно видел не все долины, например Майбаш и Теректы.
Последний раз бродим и бросаем рюкзаки. Всё! Пешая часть пути закончилась. Вскоре подъезжает наша вахтовка. Водитель выгружает заранее заказанные продукты: хлеб, колбаса, пиво. Раздаётся радостный вопль. Это Пётр. Об этом он мечтал весь поход, я имею ввиду пиво.
Едем сначала вниз, по Каинды, потом вверх, по Сарыджазу. Между устьями Каинды и Иныльчека заезжаем на горячие радоновые источники. Далее пос. Иныльчек. Домов много, но жителей очень мало и не совсем понятно, чем они здесь занимаются. Видны спутниковые тарелки. Поднимаемся на пер. Чон-Ашу, на северной стороне лежит снег, но со сбросом высоты он быстро заканчивается. Уже в темноте въезжаем в ущелье Тургень, а затем в Иссык-Кульскую котловину. Вскоре и Каракол. Выгружаемся в гостевом доме. На следующий день народ гуляет по городу, посещает базар, отъедается местной национальной кухней. Вечером прощальный ужин в кафе «Караван». Дальше наши пути расходятся. Оба Димы, Олег и Папуши уезжают в Бишкек на самолёт. Спелеологи с приехавшим пополнением на следующее утро отправляются опять на Иныльчек, но теперь с планами посетить оз. Мерцбахара и полазать по ледовым пещерам, а я остаюсь на пару дней в Пржевальске. Побродить по городу моего детства и посетить могилу знаменитого путешественника, похороненного на берегу оз. Иссык-Куль.

Комментарии
Guest18.10.12, 10:56
Ностальгия 
Спасибо за фотографии. Служил здесь в 1982г.
Guest04.05.09, 06:45
Весьма порадовали! 
Я участвовал в попытках прохождения Реки 1996-1998г.Считаю это одним из главных событий в своей жизни.Счастлив за каждого,кто там побывал!Павел.
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Средняя Азия
еще маршруты
О Маршруте
Ссылка: