Чулышман

Идет загрузка карты ...
После конного путешествия по Челенташу и сплава по Чуе группа отправилась в велопутешествие к Чулышману. Известный маршрут, знакомые места. Но не всем и не всегда. Даже там, где можно проехать на автомобиле много неизведанных мест и загадок природы. Но велосипед позволяет их увидеть и почувствовать. И конечно же само путешествие насыщено приключениями, курьёзами и странностями. Такая вот известная неизвестность... Отчёт ожидает видеофильм.
История велопохода 
Отчёт с фотографиями и отзывами можно прочесть на http://pandoraworld.su или на http://turizm.lib.ru/k/kwachew_l_j/chulisman.shtml Маршрут: Белый Бом - Акташ - пер.Улаганскай - Улаган - Балыктуюль - Пазарыкские курганы - пер. Кату-чрык - р.Чулышман - каменные грибы - Коо - Балыкча - оз.Телецкое - Артыбаш. Длительность - 9 дней, 1-10 августа 2011г. Протяжённость - 250км. Категория - б/к. Сложно-проходимые участки - не более 60км.
Глава 1

Логотип Логотип
Глава 1. Никакие
 
Тиреа обошёл велосипед с лева и внимательно посмотрел на рюкзак. Всё в порядке, остались формальности. 
- Ф-р-р-...
- Тпру!
- Что, по коням соскучились? - Аржан, директор туркомплекса Ак-Бом, на чьих конях мы недавно исходили Челинташ и Айлагуш с Айгулаком за 10 дней, с интересом наблюдал за нашими приготовлениями. Друзья из Народа которым не хватает времени и экупа на велопоход с ним сейчас уедут в цивил, домой, а мы готовимся в путь в другую сторону. Однако за 10 дней общения с конями нам передались конские привычки, а коням - наши...
- Да, и причём сильно, - ответил я немного грустно, тоже подходя с лева. Велосипед не конь, сам не поедет, но отношения требует внимательного, как и конь.
Мы отвели металлических коней к кафе, и пошли расставаться с друзьями. Их ждал город и цивил, а нас - педалирование дальше в горы, и всех кроме меня - почти полная неизвестность... Солнышко припекает, слабый ветерок разгоняет тягучую жару, приветливо нависла белая скала - бом, и лента асфальта зовёт в путь. Когда бурное расставание закончилось, и мы, вздохнув, полезли в сёдла и приготовились штурмовать подъём сразу за Белым Бомом.
Не успев закончить с этим восхождением стало ясно, что не смотря на небольшую обкатку после сбора велосипедов мы ездоки просто никакие... Разве что выспавшийся и отдохнувший Грей резво частя педалями вгрызается в склон дороги. Гоб, вспомнив, что забыл на Бому свой заплечный 'тактический' рюкзак повернул за ним, и осилив первые взлёты подъёма мы остановились используя Гоба как повод перепустить дух. Собственно в седле туда влез только Грей, я и Тиреа предпочли не надрываться, и пошли велопешком.
Грей, тем не менее, держит наготове свой массивный по сравнению с моим фотик, ловя открывающиеся виды и пейзажи. Они конечно не столь масштабны и впечатляющи, как на недавней конной части, но тем не менее я сам любуюсь ими каждый раз когда еду вдоль Чуи. 
Гоб, неспешно нас догнавший, сразу сказал что тянуть время не стоит, Грей его поддержал, поскольку по его расчётам по километражу мы могли сегодня если не взять, по приблизится к Улаганскому перевалу.
- Какой ты шустрый, однако. Это не те километры, тут всё иначе, нам бы до Акташа доехать.
- Это сколько? 47км? Хм...
- Вот когда осилим, тогда и поговорим.
- Ото ж...
Гора и сыпуха Водопад Ширлак
Дальше тракт идёт с небольшими спусками и подъёмами, тоже небольшими, но чаще. Мы катим по нему, стараясь не пропустить красивых скал и логов на другом берегу, но как говорится 'велосипед плохо едет' несмотря на полную свою исправность - сказывается бессонная ночь накануне и какая-то дисконцентрация. Впрочем, до Акташа доберёмся всё равно. Вопрос какими и как. Но сейчас надо вкручивать - вода во флягах быстро заканчивается, а ближайший источник это водопад Ширлак и за ним устье Айгулака.
Грей, как самый свежий бодро обгоняет нас на своём горнике, и успевает пофоткать в анфас. Но тоже видит, что наши небольшие скорости по сравнению с ним вовсе не от велосипедов. 
- Так, вам надо отдохнуть и выспаться. Да и эта жара... 
- Не переношу жару, - проугрюмил Гоб, который отставал больше всех. Ему за прошедшую ночь пришлось сложнее всего, и теперь все это понимали. Он отстаёт просто хронически.
- На Айгулаке перекус и передых устроим.
Ободрившись, мы сосредоточились на движении. Вскоре начались приветствия - из встречных авто махали руками, из попутных сигналили. Да, узнаю Чуйский тракт... Та самая атмосфера. Природа вокруг спокойна и радостно переваривает летнюю пору, оживляя всё вокруг буйством зелени. Это немного ободряет, и не смотря на тяжёлую езду я умудряюсь не сильно отставать от Грея. Гоб же всё время теряется сзади, а Тиреа невозмутимо держится рядом, иногда уходя вперёд. 
- Беркут Грею... На водопаде тут стоянки места, стоим?
- Не, мы до Айгулака.
- Понял.
Однако на площадке водопада Грей караулит нас с фотоаппаратом на перевес. Мы несколько устало прокатываем мимо, и вскоре он нас обгоняет. Немного изгибов дороги, подъём-спуск, и вот впереди появился Айгулак. Грей то оторвётся, то как-то догоняется, причём почему-то на подъёмах. Я вижу как он сворачивает с дороги на просёлок перед мостом и тут же сообщает о маневре по рации - потому как потом можно проскочить и тратить силы на поиски неохота. 
Айгулак радует прохладной водой и холодными скалами ущелья. Но тени как таковой на берегах нет вовсе, и что бы отдохнуть в тени я нахожу только карман в кустах на скальном склоне. Идти глубже сложно - река, узко, и котяхи останавливавшихся когда-то там туристов. Грей же заприметил, что один из камней в реке находится в тени от растущих деревьев, и задумывает привалится прямо на нём. Правда по пути надо преодолеть ещё большой камень, мирно греющийся под солнцем и купающийся в воде одновременно, и этот камень нехотя его пустил. Мы залили фляги и напились холодной воды сами. Тиреа и Грей умылись-помылись, и грузно подваливший Гоб долго соображал, как и что сделать. В конце концов он тоже заприметил тенистый камень, с которого и так видны ноги Грея, и как молодой сайгак сиганул на промежуточный камень... Вот только сайгака из Гоба не вышло. Высота полёта после вела не та. Поэтому со всей дури он просто шлёпается а стенку камня, обняв его от избытка чувств. Звонко стукнулись колени. После чего обмякшее тело начало сползать в воду. Вода вернула Гоба в чувство, и тот стал постепенно отлеплять себя от камня. Мда, договариваться надо было.
Сам я не свежее Гоба, поэтому дальнейшее развитие событий упустил - просто уснул там где был в какой-то неудобной позе. Они что-то ели и собирали на перекус, одним словом дневная кома на Айгулаке длится не меньше 2-х часов. Потом появились тучки, которые так ждал Гоб. Похолодало, значит, можно ехать. 
Разминая затёкшую шею, я пожевал что нашёл от перекуса, ещё раз напился воды, и стал со всеми выбираться на дорогу.
Теперь ехать получалось намного бодрее. Гоб конечно снова отстал, нам весело сигналят алтайцы и кто-то ещё, и мы подкатываем к границе районов. Тут у реки большая стоянка каких-то туристов, и судя по встреченному одному из них - европейцы из ЕС. На лице написано... Тут же выясняем, что в этом месте есть сотовая связь, и начинаются долгожданные отзвоны друзьям и родственникам. Заодно отдых. Впереди уже прямая видимость на Чибит, хотя до него ещё надо повкручивать. Вот мы и вручиваем, но заметно бодрее чем в начале. Всё-таки Грей с отдыхом-отсыпом был прав...
Мы проходим луга-равнинки, и вот уже знакомая гора напротив тур стоянок начала Оройской тропы стала близка. Я внимательно смотрю на склон южного берега - там сплошь знакомые места - вот тут мы прятались в тайге в далёком 93-м, вот тут встречали Тимофея в 99-м, а вон тропа, по которой я с Янтарь в прошлом году стойко толкал велосипед. Подъехав ближе к Чибиту я подробно всё показываю и рассказываю Грею и Тиреа, Грей не может упустить кадра с торчащей из-за Белькенека белоснежной вершиной. С Айгулакского хребта она казалась такой далёкой, а теперь почти рядом. Но уже вечереет, и нам надо в путь. Вот остановка, в которой я с Гансом прожил непростую ночь в 93-м, и дорога углубляется в Чибит. Тут у всех начинаются какие-то странности. Велосипеды просто не едут. Мы тащимся из последних сил с бешеной скоростью 8-11км/ч и часто отдыхаем. До кучи набежали явно дождевые облака, а мокнуть, не смотря на прошедший жаркий день, не хочется совсем.
Между Акташ и Чибитом всего 4,5км, причём в ущелье и неплохо освоенном. После Акташа начинаются суровые подъёмы, и встать особенно негде, поэтому придётся искать стоянку на этом промежутке. Здесь течёт р.Чибитка, так что вода есть, а где приткнутся? Уже 2 раза при забросках я тут ночевал, так что примерно представляю, где надо свернуть. Но похожее место никак не появляется, а Акташ уже рядом. Для проверки делаю первую разведку - даю вел на удержание, беру рацию, и ватными ногами иду исследовать лес.
Явно поспешил. Обрыв, там лес, куда мало кто заглядывает, поэтому проезжие туристы бросившие туда мусор могут там его найти - туда алтайцы тоже не добираются. Короче не то. Едем дальше. Забираюсь в седло и напряжённо вкручиваем ещё метров 300-400, и вот наконец знакомая ржавая стела - тут земля ничья, можно вставать, и подход к воде отличный. Но в разведку иду всё равно...
Тот же экуп, только идти дальше. Ноги шевелятся, но как не свои. Сразу за обочиной - ручей, протоки, и так до русла. Кусты облепихи, и я балансируя хвостом пробираюсь глубже, перепрыгивая протоки по камням. Автодорога. Точнее накатанная автотропа. Она приводит на стоянки с следами нерадивых туристов этого года и прошлого. Видимо местные уже устали выгребать мусор за автотуристами, которые привозят его тоннами. Да, грязновато - бутылки, какие-то пакеты и консервные банки, но вполне терпимо. Самое главное - выбора-то не особо...
- Группа Беркуту на связь!
- На связи... - усталый голос Грея. У него гарнитура в ухе. - Ну что там?
- Стоянка. Можно вставать вода... - я посмотрел на протекающий у ног ручеёк, - Есть.
- Тут Заезд какой-то рядом..
- Я всё покажу.
Едва не оцарапав хвост в шипах облепихи, закидываю в себя несколько кисло-ободряющих ягод, и бреду назад, но уже по автоследам. Они ближе к трассе залиты водой, но мне уже всё равно.
- Помактошили.
- Угу...
Даже не парясь, прекатываю верхом все ручьи и оказываюсь на выбрано месте, и вижу, что поодаль есть в роще место вполне подходящее, и ныряю туда. Машину туда не загнать, так что лучше и чище. Народ за мной. Впрочем это только Тиреа. Грей уже не смог форсировать протоку и борется со своим велом в воде, а Гоб как всегда где-то далеко втупливает ситуацию. Когда Грей уломал свой вел заехать на стоянку, он пошёл встречать заблудившегося Гоба. У того мозг видимо вообще в отключке, и непонятно как тело шевелится. Грею, хоть и стоит вроде нормально, но тоже нелегко. В общем, встретили Гоба и дотянули до бивуака.
По подкашивающимся ногам я понял, что у меня 'синдром Резидента': это когда тело не шевелится, а сознание не только ясное, но и смеётся над телом - 'Весь день ничего не делал, а что-то устал' - говорил в таких случаях Резидент. Правда ничего не делал это взять пару перевалов причём с грузом, сбегать три раза кому-то помочь и т.д. Поэтому пока есть силы выдёргиваю палатку и вручаю в бодрые на вид руки Тиреа, и тот с молчаливым Гобом начинает привычно устанавливать палатку. Я пытаюсь помочь, что-то делаю, но синдром накрывает, и я валюсь под ёлку. Откуда вижу такую картину: установив тент, Гоб пытается воткнуть колышек, но тот не хочет. Он пытается его взять, но не может, его, Гоба складывает над ним, и он начитает истошно хихикать над своей беспомощностью. Тиреа пытается снять свой рюкзак с вела, но оседает рядом, обняв его, и что-то бормоча про злые узлы. Я рвусь к нему на четвереньках, в то время как Грей, пошедший за дровами неожиданно отключается, и падает. Когда он встаёт - Гоб уже лежит и не двигается. Грей невозмутимо, с видом терминатора, проходит ещё, и пока я отвязал узлы у Тирея снова падает. Гоб эпично раскинул руки у так и не побеждённого колышка, и не подаёт признаков жизни. Тиреа снял рюкзак, и катит его как жук навозник куда-то, а я уже не двигаюсь и вспоминаю Резидента. Грей периодически рухает где-то в лесу, но потом бодро встаёт на ноги.
- Да, до Улаганского мы бы сегодня точно не того...
- И вроде проехали совсем ничего...
Мы сидим уже на импровизированной лавочке у костра, в канах варится каша и заваривается чай, рядом раздербаненный батон хлеба, сгущёнка и паштет, печенье. Усталость отступила, но накрыла тьма ночи. Только сейчас до нас доходит какие мы были 'никакие'. Правда я что-то успел из этой комедии снять на видео. Про фото просто никто не вспоминал да и темно было. Сидим и откисаем. Тем не менее наслаждаемся воздухом и запахами природы, мы полны планов на следующий день, хотя даже Грей начал понимать, что Алтайские километры несколько иные, чем он думал, и сюрпризы могут быть любые. Рядом с нами, на горе напротив вышка сотовой, и отлично ловится GPRS - я делаю отписку о положении на pandoraworld.su, звоню кому-то, но пока не говорю, что мы пережили и в каком состоянии.
Наевшись до изнеможения, лезем в палатку. Она 3-х местная, а нас четверо. Ложимся поперёк, но всё равно по сравнению с конной часть тесновато. Однако в таком состоянии это явно не помеха сну. Долгожданному и необходимому - завтра нам грызть подъёмы Улаганского перевала, а они начнутся сразу за Акташом, который тут совсем рядом.
Глава 2

Глава 2. Добрые тягуны

- Ну что теперь с этим делать бум?
- Есть...
- Да куда, не лезет уже!..
Грей, вставший пораньше и желая ускорить подъём остальных сонь, развёл костёр, приготовил еду. Рис, харчо. Только вот по привычке конной он рассчитал на конский аппетит, и наварил на восьмерых. Мы осилили больше половины, но больше не смогли. И выкинуть нельзя, Алтай накажет.
- Ну, ладно, - выдохнул Грей печально глядя на внушительные остатки трапезы, - Мой косяк, я и повезу. Потом доедим.
Гоб тем временем, закончив со сборами, а его после вчерашнего из палатки пришлось едва ли не доставать, с хмурым видом собирал оставленный по стоянкам мусор от автотуристов на уничтожение. Людям плевать на природу, поэтому приходится это делать самим. Я помог ему с этим, тем более особых других дел уже нет, кроме отъезда в Акташ. Всек уже в курсе, что предстоят долгие тягуны-подъёмы и 'Красные ворота', а Грей уже полон решимости забодать Улаганский перевал. По сути он прав - должны. Но сначала ему нужно купить что-то важное в Акташской аптеке.
Сегодня едем явно бодрее. И даже быстрее. Тягун до Акташ довольно плавный, так что мы довольно быстро оказываемся у поворота к погранцам. Они нам не нужны, но так быстрее и правильней находится магаз с акташскими вкусными булочками. Но уже к повороту выясняется, что Гоб снова потерялся из виду. Ждём, собираемся кучей, и мимо базы сворачиваем к магазу. 
База погранцов
Хлеб, сметана, булочки, сок. Обычный набор... только мороженного нет. Ну ладно. Гоб сильно хмур. 'Не терплю жару. Вот облачка бы сделать, ветерок прохладный..' Зная, что за этим последует, я осмотрел небо - чисто. Но от Гоба можно ожидать всего... И пока мы добрались до центра Акташа - начало накрапывать, подул сильный ветер и грянул гром. Мы быстро забились под навес одного из закрытых магазинов, где стали пережидать грозу.
- Гоб, ты это... в следующий раз, просто имей ввиду, что облачность - это не значит ливень. Мокрым насквозь тоже ездить тяжело. 
В ответ Гоб только загадочно улыбнулся. Я сбегал в магазин напротив, где прихватил мороженного, а Гоб - квас.
- Мороженное с квасом - почувствуй себя огнетушителем.
- А я рискну.
Однако аптеки искомой рядом не было. Она находилась на задворке посёлка, в здании поликлиники. Туда мы и покатили, как снова вышло солнце. Действительно, аптека там, и мы приваливаем велы к забору - в тени деревьев, ибо снова припекает. Не успеваем выдохнуть, как слышу сзади:
- О! Москвичи! Надо же, как вы? Как дела?
Прямо в рабочем докторском халате стояла Надежда - супруга Большого Каракольского Крокодила, в миру Олега Байтушкина. Этот сын великого монгола хорошо известен в Акташе. Ну и понятно у меня с ним тоже хорошие давние отношения, мы с ним и Надеждой виделись год назад на Ачике.
- Да вот, на Телецкое едем...
- А, там говорят хорошую дорогу делают, а то не все туда доезжают... пропадают... У, там перевалы же такие!
- Знаю, был там 4 года назад, только в обратную сторону ехал, - отвечаю, вспоминая проект 'М-45'. - А Олег где, на покосе?
- Ага, там, на стоянке.
- Наловил синяков-то?
- Да, достаточно...
Дело в том, что Каракольский Крокодил Олег славен ещё тем, что на покос набирает работяг интересным способом: закупает выпивки и закуски, и ездит по Акташу выискивая алкашей, 'синяков'. За халявной выпивкой он их собирает в свою машину, где щедро угощает... и когда те очухиваются, они уже на покосе за перевалом на стоянке. Коса в руки и необъятные поля ждут их... Деваться некуда, приходится работать. Но никто из них не жалуется, даже наоборот - Байтушкин известен своей щедростью...
Мы ещё некоторое время общались с его женой, которая работает в этой поликлинике, вспоминая прошлые дела и обмениваясь планами и впечатлениями, но потом распрощались напередавав приветы, и стали выбираться из Акташа. Акташ ещё не кончился, а тягуны в перевал с набором высоты уже начались. Кроме этого у Грея начались проблемы с задним колесом - спускало, хоть и медленно, и он его постоянно подкачивает. К мосту за Акташом, у развилки, мы уже долго ждём усталого и недовольного Гоба, который отдышавшись невозмутимо продолжил восхождение. Заодно попросив нас не ждать его на каждом углу, если что - есть рация.
Мы покатили вверх. Впрочем, 'покатили' - это громко сказано. Половину или больше по началу вообще шли, включая Грея, ибо подъёмы по-доброму круты и часты. Но и ехать тоже получалось, на пониженных передачах. Я уже забыл, что такое 3-я скорость спереди. Грей исправно докладывал о оставшихся километрах до Красных Ворот - я хоть и знал что и как, но всё равно было познавательно. Вода во флягах таяла стремительно, и добравшись до очередного моста через Чибитку мы остановились на подтяжную.
Место тут интересное, узкое ущелье среди отвесных и живописных скал, и дорога, уже потерявшая асфальт, боязливо жмётся то к одной стороне, то к другой, перебегая через мосты. Постепенно скалы приобретают красный цвет, говоря о приближении Красных Врат. 
- Вот что, мне надо ехать, чтобы не сдувалось, - заявил Грей, - Так что жду вас на красных воротах. Там буду клеится. 
- Ну и перекусим, как раз.
- Угу.
Грей резво закрутил вперёд, а мы с Тиреа остались поджидать Гоба. Сходили к воде, умылись. Гоб же показался внизу на тягуне, идя угрюмо и медленно, даже не делая попыток ехать. Когда я увидел, как мучительно медленно он ползёт на тягун к мосту, то по привычке побежал вниз помогать.
- Не подходи!!! - Гоб грозно и угрюмо зыркнул на меня из-под лобья, - Даже не прикасайся! Я серьёзно! - он знал, зачем я пришёл, и меньше всего хотел, что бы я ему помог. Ну ладно, не физически так морально. И я побрёл сзади, борясь с искушением просто затолкнуть его вел наверх, как у нас принято с Резидентом. Наверху же у моста он всё так же хмуро набрал воды, и после короткого отдыха продолжил подъём. Но мы это сделали по его просьбе раньше.
- Да, видать Алтай тянет таракана из него, - заметил я Тиреа.
- Или у него что-то болит. - ответил тот, ещё не зная что у Года стали побаливать дёсны, и видимо что-то творилось в животе. Я же вспомнил, что у него потянута нога на конной, хотя на неё он уже давно не жалуется. Во всяком случае сильно.
Мы быстро стали брать и подъёмы, и даже катить по недолгим спускам, которые стали попадаться. Скалы нависали всё теснее, а Грей сообщил что уже подобрался почти к Красным Воротам. На подъёме перед ним я его и догнал. У него кроме спущенного колеса ещё одна проблема - это тактический заплечный рюк. На себе его тащить вместе с багажным, да в жару - глупо, и он приторочил его к багажному. Но тот там сползал на бок, внося дисбаланс, и открывался от тряски на камнях. К воротам мы пришли вместе, и Грей сразу начал ремонт. Тиреа подтянулся с небольшим опозданием, и устроился на скале. Все понимали, что Гоба ждать долго.
Мимо проехала 'Нива' с хоризматичным бородачём за рулём. Бородач нас поприветствовал, а Грей особенно удивлённо: 
- Ни фига себе! А говорили что он умер... А он купил 'Ниву' и живёт на Алтае... Ну и ну.
- Кто?
- А вы не узнали? Это же был Порфирий Иванов, который про здоровую ходьбу всё говорил везде, я его точно узнал... и он меня, похоже, тоже...
Найдя сломанное деревце на скале, я стал делать из него велопосох - чтобы подпереть вместо подножки, да и вообще очень выручает. В это время на Ворота насыпались с автобума и машин табунчики туристов, которые принялись фотографироваться во всяких позах и местах. Мы же скромно давили сметану и сушёные бананы с рыбой. А фоткать и смотреть есть на что - место действительно красивое и необычное.
Гоба я встретил ещё на подлёте и даже поснимал как он подъехал. Видно, что он устал, но тем не менее согласился домять утреннюю рисокашу из канна. Но не осилил много. Туристы приезжали и уезжали, а мы всё коматозили в тени скал Красных ворот, я даже гидом заделывался, показывая на застывший силуэт Тиреа на скале говорил 'А это местный житель, давно там сидит, даже если простить ему колбасу...' Туристы смотрели, фотографировали, цокали языками и уезжали. Наконец и мы готовы в путь.
Однако за Воротами тягунов вверх оказалось не так много, как я ожидал. Да и GPS Грея показывал, что набирать высоты от силы метров 120, в у меня в памяти был довольно долгий спуск с перевала, крутой, который теперь для нас будет подъёмом. Тем временем щебенистый грейдер, поднимающий пыль в воздух от каждого авто, вывел нас к Улаганским озёрам. Дорога жмётся между берегом озера и горой, но позволяет и разогнаться на ровных участках для подъёмов потом, и полюбоваться красотой озера и берегов. Правда вид портит линия ЛЭП, но понятно, что в Улаган иначе её проводить просто не смогли бы. 
- Меня не ждите, - сообщил Гоб по рации, - Я дойду. Я просто в своём темпе. 
- Принято.
Про темп Гоба мы уже всё поняли, и последовали его рекомендации, спокойно вкручивая дальше. Озёра сильно оживляли и без того удивительный пейзаж, прохлада придавала сил, и как-то быстро они кончились и начались новые тягуны уже подъёма к перевальным озёрам. Тиреа отстал, и я с Греем попеременно обгоняя друг друга начали брать эти тягуны. Однако мы не спешили, что бы не надрываться. По километражу выходило, что мы успеваем встать застветло у перевала даже если пойдём пешком. Зато верхние озёра, куда Грей упылил вперёд на фото сессию и поджидал там, по сравнению с прошлым походом стали сильно обжитые - сразу несколько кемпингов и турбаз выросло там, где тогда ещё ничего не было, и табло-зазывалки торчат у дороги. За одним из них был спуск к реке, после которого по всем данным небольшой пологий участок и уже подъём на сам перевал.
Собравшись, мы проехали всё это с ветерком, и начали медленно и вдумчиво, под вечерними лучами солнца ведаться в последние по расчётам тягуны. Периодически оглядываясь чтобы посмотреть на открывающиеся виды. И вот, когда казалось, что уже пол подъёма взяли, мы вдруг увидели мощный спуск вниз, за которым снова тягун... Да это тот случай, когда спуск ровный, да ещё по начавшемуся снова асфальту отнюдь не радует. Впрочем, мы пришли сюда не педали вкручивать и километры-метры считать, а учится. Выносливости, терпению, общению с природой, а тут её не смотря на все старания людей очень много, сильной и чистой, и вдохнув ароматного воздуха настоянного на травах высокогорных лугов и кедровников, мы покатили вниз. 

Глава 3

Глава 3. Воспитание Алтаем.
 
Первым подъём загрыз Грей. Подождав меня на повороте в перевальный лог, он упылил наверх, а я и Тиреа не спеша потопали за ним. Спешить-то некуда: Гоб согласно радиообмену только проходит нижние озёра. Почему-то я вспомнил 'Протокол захвата' из прошлых походов... Грей передал, что потом выполаживается, и перевал где-то рядом. Не успели мы уже верхом доехать до выполаживания, он объявил о взятии перевала.
- Только странно, нафигатор показывает что перевал через 800 метров только, а тут такой спуск уже...
- Ща будем. Разберёмся.
Надо сказать, что действительно от озера набор высоты до Улаганского перевала не такой большой, как он мне представлялся, и не столь суровый как казался. Всё довольно приятно. Я не без удовольствия вспоминал как долго мы лезли от Улагана в этот перевал 4 года назад, потому что теперь будет долгая дорога вниз. Но - завтра. А сегодня надо привалится где-то у перевала, благо воды рядом много и канистрировать ничего не нужно. 
Перевал выглядел более чем странно. Не площадки смотровой и для автобусов, как помнится, беседок и кыйры...
- Грей, тут что-то не так, - сказал я когда добрался до него, спокойно осматривающего всё вокруг.
- Но спуск..
Да, спуск. Потом вроде подъём... - я достал карту, и увидео озерцо, которое плескалось внизу-впереди. А крестик перевала уже за ним. - Не брат, нафигатор твой не врёт, это не перевал. Перевал дальше.
- Тогда помактошили? 
- А Гоб? - спросил Тиреа, - Мож подождём?
- И в темноте вставать?
- Протокол захвата значит...
- Тогда 'Чу'!
- Чу!!! - и пришпорив коней, мы ломанулись вниз.
Грей полетел впереди, сложившись для обтекаемости на руле - одна антенна рации торчит вверх, такой прикольный двухколёсный болид получился. Тиреа отстал, а я так не делаю, но скорость очень быстро по асфальту стала более 50-ти, что радовало. Но вот впереди поворот, за которым подъём уже на перевал. Сбрасывать скорость не хочется, она нужна для подъёма вверх, я и не сбрасываю. Захожу с креном вправо, что бы вписаться в поворот, но вел с рюком явно не вписывается. Я выжимаю, что могу, чтобы не вылететь на такой скорости за трассу... но понимаю что поздно. С плотным шуршанием центробежная сила выносит меня с асфальта прямо на обочину слева, где склон поросший лесом и камнями валунами уходит вверх к хребту. Это не странно, но не на такой скорости, а мой вел даже если мгновенно затормозит, то я-то нет, надо плавнее, а на это времени нет! На этот случай есть план Б. Возможно больно. Я рулю просто вверх, насколько возможно, что бы затормозить ландшафтом. В принципе, мне это удалось... ландшафт-то с валунами... вот я и встретил боком одного из них. Вел свернулся и лёг, а я катапультировался на свои двои. Такова особенность комфортной посадки, при таком раскладе не падаешь головой, а или боком или просто вылетаешь в кубарь боком. Тут я просто 'встал'. И понял величину потерь, когда поднял вел. Переднее крыло влезло под вилку задом и разломилось в пополам. От общего удара просел багажник, и теперь заднее крыло просто рычит об покрышку. Расслабился, потерял внимание, вот Алтай меня и проучил, да... В принципе, легко отделался.
Тиреа проехал медленно и спросил как дела. Грей подъехал и увидев ,что хирургического вмешательства не потребуется, успокоился. Я же поняв, что нужен ремонт предложил не гнать гусей, и встать на озере рядом.
- Хм, мне тоже надо клеится и с задним колесом разбираться.
- Тогда встаём.
Поле небольшого подъёмчика перед перевалом, на котором пасётся табун лошадей с жеребцами, идёт ровный участок за которым перевальный взлёт. От ровного участка направо дорожка с закрытым шлагбаумом в сторону озера, и табличка поодаль 'Отдых-баня'. Хотя там никакой бани быть не может. Я пешком иду по дорожке за камни.
Озеро. Стоянки туристов, все пустуют, только на одной, но самой высокой и симпатичной, со столом, тусит три авто и какие-то люди тоже бивак делают. Рядом полно вполне нормальных мест. Отлично, возвращаюсь.
- Ну, что там?
- Там.. там... там они.
- Хто?
- Ну эти... Короче место есть, можно бурится. Ща Гобу знаков оставим...
Пока я ставил на дороге пустую бутыль как маяк и поворачивал знак в надписью в сторону ложного перевала, Грей вызывает Гоба:
- Гоб Грею на связь...
Но тот молчит. Вызываю я и он с шумком отвечает. Я ему рассказываю как нас найти и что мы встали, но чувствую, что он ничего не в состоянии понять. Зато сказал, что выехал к верхнему озеру, точнее поднялся на это плато. Ладно, будет ближе - разрисуем. Ракету дадим, если темно совсем будет.
А пока мы спускаемся к озеру на стоянку. От автотуристов как назло уже слышна какая-то похабная быдло-попса в духе 'Алёна даст', что немного нервирует - хочется услышать голос озера, кедров и сосен вокруг, а тут под боком эти... Люди, в-общем. Но выбора не много, и мы как скидываем рюкзаки с велов, сразу приступаем к ремонту.
- Есть кто на связи? - с шумом прорывается из рации голос Гоба.
- На связи Беркут.
- Я упал!!! Пуу... Пуу... Пуу... Пуу... Пуу... - рация запищала прерывистым тональником словно на том конце бросили трубку телефона, 'занято'...
- Беркут, это.. а что, в рации Гоба есть автоцензура?
- Гоб, на связь, каковы потери?
Но в ответ - тишина. Мы вызываем и переглядываемся. Похоже что-то случилось. А у нас велы разобраны. Только Тиреа в порядке.
- Гоб, ответь на связь...
- Да жив я, жив, только вот кровяки много.
- Помощь...
- Не надо, на стоянке залижем. Ехать могу, я уже иду к вам вверх.
- Так, похоже всё же надо спасать.. - задумчиво заметил Грей. - Но у меня вел разобран.
- А мой цепляет так, что спаситель никакущий.
- Но я один не справлюсь, надо вдвоём, - Тиреа понял, что ехать ему.
- Я как сделаю за тобой поеду.
- Хорошо, только поскорее.
Тиреа впрыгнул в седло, и растворился в сумерках. Я занялся велом. С крылом сначала казалось дело швах - напополам, крепление сломано напрочь, склеить сшить не выйдет в следствии особенностей формы. Но потом пришла альтернативная мысль. Ну да, крыло пополам. То есть это стало два крыла... Вот я и прикрепил заднюю половинку на старый болт в рулевую колонку, а переднюю - на крепление в 'горилле' для стандартных крыльев.
Хуже дело с багажником. Заднее колесо никак не хотело вставать так, что бы поворачиваться нормально. Я и крыло подпилил и поправил багажник. Всё равно никак. Максимум, чего добился - это небольшого и ненадёжного зазора, который тут же просядет при нагрузке.
У Грея дела лучше - колесо перестало спускать. Видимо залитый туда антипрокол таки работает. Но он всё равно сменил камеру., и стал ставить палатку. На связь вышел Гоблин. Тиреа до него добрался.
- Не надо мне помогать. Я дойду. Тиреа рядом. Идём вверх к перевалу.
Я несколько удивился. Рация работает через перевал. По идее не должна на этом диапазоне, видимо где-то есть 'просвет'.
- А моя вообще не берёт. - Грей собирает дуги палатки, - наверно из=за антенны, завтра поменяю на самодельную.
- Грей... Смотри... - я показал на запад. Там заходящее закатное солнце причудливо раскрасило гору и небо, создав красивый фантастический вид. Такие виды живут сущие секунды, и мы оба это знали. У Грея из рук невольно выпали все детали палатки, и выйдя из ступора и подняв челюсть, он бросился к своему фотоаппарату.
Гоб с Тиреа тем временем добрались почти до перевала, и я не поленился им во тьме отракетить. Пускать ракеты после случая на Садакларе, где это закончилось поджогом кедра и если бы не наши быстрые действия - лесным пожаром, я стал осторожнее. Кедр правда спасли тоже, но немного стал подпаленным, что очень неприятно. Тут ракета упала в озеро, до и потухла раньше. Но видели её или нет - непонятно. 
- Объясните мне, куда идти, - из рации пришёл недовольный голос Гоба, - я тут на развилке, не вижу вас.
- Иди по грунтовке, выйдешь к нам.
- Хорошо.
Но вскоре снова:
- Как к вам пройти? Я вас вижу, но тут кусты, чапараль, мне ломится?
- Ща покажу.
Я поднялся вверх и показал дорогу. Тиреа идёт следом, отстал. Гоб на вид цел, но видна запёкшаяся кровь на руках, помятый вид, и локти разодраны весьма основательно. Грей осмотрел пациента, и вынес вердикт:
- Бум лечить.
- Потом, - хмуро ответил Гоб и собрался расчехляться. Но видно было что он почти без сил. Не так, как вчера, но явно не свежий.
Пришёл Тиреа, и мы занялись ужином. Грей обмазал Гоба йодом, от чего тот блажил так, что на воде рябь появлялась, а потом накормил злополучным утренним рисом. Но тот всё равно упорно не кончался. Уже к чаю Гоб 'отмок', и рассказал как и что было.
- Место такое высокое, откуда панорама на озеро помните? Там ещё грунтовка и спуск к реке?
- Отож. Там панораму снимали.
- Так вот. Поехал я оттуда вниз, а там же щебень, камни. Так вот, чую, что у меня 'болтанка' пошла, а сделать ничего не могу - не рулить, не тормозить... А болтанка в резонанс, весь вел ходуном, и тут я влетаю на камень... Тормозил тоже камнями, точнее руками об них, ну и вот... да рюкзак надо укладывать иначе.
- Вот тебе Алтай науку преподал...
- Ага, как рюк складывать и не разгонятся на его спусках.
- Ну. Мне тоже, преподал урок... Вот, заднее колесо так с музыкой и проворачивается...
Гоб глубокомысленно посмотрел на свои разодранные и зашпаклёванные пластырями локти, и стал задумчиво жевать печенье. Несмотря на тяжёлый и напряжённый день у костра сидели долго, рассуждая об силах гуляющих по Алтаю и людях, которые не чувствуя ничего могут всё изуродовать, так ничему и не научившись. Впрочем, особенных дискуссий не было. Разнообразив рацион колбасой и варевом гороховых супов, мы собрались в палатку, но Грей, ожидая газовой атаки или не желая теснится в трёшке, соорудил себе навес из вело чехла и кольев, и устроился спать там. Это у него ещё с конной части пошло. А Гоб долго ворочался, прежде чем ушёл в сон...
За этот день мы проехали всего 30,28км.
Утром в палатку ударило солнце. Как я это понял, сразу вылез к уже бодрствующему полуголому грею, и мы поставили заряжаться от солнечной батареи аккумулятор для видео. Потом я вынул на просушку спальник с ковриком и экуп, но рухнул ещё поспать. Но долго не удалось, проснулся Тиреа, пошла утренняя движуха. Гоб понятно спал как убитый. Мы с трудом вытащили его из палатки когда еда не только остыла, но и уже пора было её, палатку, собирать. А это был уже полдень, и по небу поползли облака. Я даже успел добиться от вела почти бесшумной езды, хотя понимал, что не надолго. 
Смогли выехать только к 14 часам дня, и вскоре я уже на Улаганском перевале с мобильника отписался 'Мы на Улаганском перевале!' 
Грей делал фотки, а Гоб загадочно улыбался. Теперь до самого Улагана нас ждут спуски. Грей намекает, что он очень хочет видеть поскорее Кату-Ярык, а Гоб, предвкушая портал неподалёку, снова загадочно улыбается. Я тоже загадочно улыбаюсь, потому что точно знаю, что до него сегодня мы не доедем. А вот куда - самому интересно...

Глава 4

Глава 4. Улаган
 
Четыре года назад, когда я с Резидентом и Ястребом ехал в обратном направлении, дорога запомнилась своей грунтовостью и тягучестью. Сейчас, жужжа задним колесом, негромко, но ощутимо, я начинаю реальный полёт по довольно хорошему асфальту. Но интересней всего смотреть, как это делает Грей - он впедаливает сколько позволяет его горник, складывается на руль для обтекаемости, и превращается в прикольный снаряд на колёсах. Мало того, он сменил антенну, и теперь вместо коротенькой 'резинки' у него полно размерная, а зелёном кембрике, которая торчит вверх словно у китайской радиоуправляемой игрушки. Ехать за ним и видеть это одно удовольствие. А ещё удовольствие - это видеть, как мимо несутся ровные горные пейзажи, тундра, тайга, а ты словно летишь между ними, закладывая различные крены и уже грамотно тормозя на поворотах. Тем не менее, скорость всё равно большая, сил не тратится никаких, и километры на спидометре просто прыгают.
Гоб, после вчерашнего, прямо скажем не спешит. Доже Тиреа. Который спускается очень неторопливо, начал сомневаться, не идёт ли он все спуски пешком. Учитывая километраж, Гоб в Улагане будет поздней ночью. Но пока об этом можно не думать, и полностью предаться ощущению полёта в тайге, чистому ароматному воздуху с кедровым привкусом, и прохладе набегающего ветра. С настроя немного сбивают встречные автомобили - пыль за ними бьет в лицо, но ветер быстро сносит.
Асфальт однако не везде уже есть. Осталось три участка различной протяжённости грейдерно-грунтовых, на которых кроме каменей есть 'стиральные доски', которые не так просто объехать. Скорость там сбавляется, и начинается драйвное маневрирование между бульников, ухаб и этих 'досок', потому что на них ничего кроме доброй тряски не получишь. В таком месте увлёкшись маневрами я слышу сзади странный звук, но поскольку вел едет нормально, значения не придаю. Потом опять асфальт, и я снова лечу над полями и деревьями, пока рация голосом Грея (он всё же отстал, ибо фотографировал) что на дороге лежит странный чёрный предмет, от которого пахнет мной. Это был велочехол мой. Тиреа остановился исполнив со скорости сложный маневр, и подобрал, а я встал на прикол на ровном месте в ожидании. Грей подъехал, и обсудив это мы просто предавались ощущению свободы и пространства, обволакивающего нас, как птиц в небе, заодно делясь впечатлениями от полёта. Что удобно - спуск довольно длинный и в целом пологий. Поэтому идёт без лишнего экстрима и легко. 
После прибытия чехла с Тиреа, мы снова окунулись в завораживающий полёт. Крен вправо, теперь влево, просвистело мимо дерево и повороты, вот приподняло на небольшом подъеме, и с ощущение перегрузки опять вниз, поворот, крен влево, отлично, молодец... Что-то сильно завыло крыло заднее. Фигня какая. 'Заткнись, и лети прямо!' - летим. Летим... 
Что там спереди открывается? Из-за горизонта показались гигантские стены скал противоположного берега р.Кубадру, значит, уже близко мост и прямая на Улаган. Тут сразу понимаешь, что ты не просто летишь, но у тебя и высота есть полёта этого... а вид этих скал, в вершинами которых вровень и пропасть каньона впереди придаёт этому чувству изящный рельеф. С замиранием сердца вылетаешь в долину реки, под тобой пространство, большое, необъятное, но это только если не знаешь, что ждёт на Кату-Ярыке... И туда... Туда! Ветер встречный расправляет крылья, паришь, видя как под тобой стелется дорога и камни, трава и деревья, а ты плавненько так заходишь на посадку на мост. 
- Ну как? - Спросил я Грея с которым мы вместе приземлились посреди моста, но остановится смогли только после.
- Это.. Ух... Вот. - всё что он смог ответить.
- Да, даже слова потерялись.
- Ничего, Гоб подберёт. Хм, а вот эти, которые в своих вёдрах с гайками ездят, они этого же даже в принципе почувствовать не в состоянии.
- Зато они так чувствуют эти вёдра...
- Ждём или помактошили? - Тиреа подтянулся на удивление быстро. Тоже видимо разлетался.
- Гоб, ты на связи?
- Пшш.. Да. - ответил тот рацией с задержкой.
- Ты там как, не пешком идешь случайно?
- Ну по этим, как их, где трясучка, я ехать не буду! Нафига их сделали?
- Тебя ждать?
- Не, я доберусь.
- Тогда помактошили. 
Мактошить тут одно удовольствие. Дорога вроде ровная, вдоль речки, но Кубадра течёт вниз, поэтому есть достаточный уклон для того, что бы велосипед как бы катился сам и без усилий. То есть чуть педальнул - и ощущаешь себя крутым велогонщиком. Вот мы и покатились...
Те скалы, что видели с верху, кончаются в района моста. А вот на том берегу, с которого мы приехали появляются ниже свои. Но мы уже лети внизу, поэтому их плохо видно сквозь тайгу на берегу у дороги. Я не выдержал, остановился, и сказал об этом Грею. Он вручил мне свой вел на удержание и забурился в лес на фото сессию. Тиреа, догнавший сразу, обгонять не стал, а с любопытством и спокойствием ждал. Да и куда спешить - Гоб ещё только к спуску к реке подбирается, далеко... 
Вокруг Улагана и Улаганского района ходит много легенд и трагических историй. Это действительно необычное место даже по Алтайским меркам - исторически. Тут живут чистокровные теленгиты, ойрот-алтайцы, без примеси монгольской крови - Чингисхан не смог сюда пройти со своим войском, горстка дерзких теленгитов размолотила ему несколько отрядов, и тот не желая возится с ними и нести потери просто потопал дальше в Сибирь и Россию. Отчаянный и дерзкий нрав никуда не делся, это доказано множеством подвигов на войнах, совершённых этим народом, и тем, что ещё в советское время когда местные были недовольны властью за день уничтожили всё районную администрации и силы правопорядка, так началось знаменитое на Алтае движение 'апачи'. Есть ли здесь сейчас апачи? А почему нет? Просто они поумнели, и знают, что из туриста проще и больше денег вытрясти, если оказывать ему услуги, а не грабить его. Впрочем, для алконавтов и опустившихся с этого личностей без разницы, у кого денег вымогать. Это и становится тем самым поводом из-за которого туристы стараются в этих краях не задерживаться, и с население в контакт не вступать... Но мы думаем и делаем иначе, для нас Улаган - это часть великолепной и самобытной страны, земной Пандоры, самобытной и интересной, и мы знаем, что население здесь такое же как и везде на Алтае - как ты к Алтаю, так и они к тебе отнесутся. Всё просто...
Дорога нас вывела к небольшой горке, за которой на огромном поле проводятся соревнования Республики по Кок-Пуру, а так же Курултай сказителей. Это культурное сердце народа Алтая. За ним небольшой взлёт и знак, что Улаган, райцентр, начался. Чтобы ехать дальше - надо собраться вместе, так у нас принято - в крупных нас пунктах не теряться, особенно если первый раз. А кроме меня все первый... 
Мы прислонили велы, и сели в долгое ожидание рядом. Я отписал на наш форум пост, благо сотовый работал, и мы даже зная что Гоб будет долго сюда добираться, достали солнечную батарею и стали заряжать аккумулятор. Когда Гоб появился, сначала поспрашивав единственную дорогу по рации, мы уже немного скисли. Впрочем, погода отличная, и теперь всей гурьбой ныряем в райцентр. 
С моего последнего визита ровно ничего не изменилось. Проехав насквозь, мы нашли магазинчик почти у стадиона, за которым только дорога на Балыктуюль, и стали там дежурно затовариваться. В самом магазине местный работник увидав наши ножи не смог остаться равнодушен, и попросил посмотреть.
- Подари, а?
- Не-а... такие вещи не дарятся.
- Хм.. да, хороший нож, очень. А может продашь? За сколько брал?
- Сам делал. Так что не важно. И не продам, он мне дорог, как-то..
- Ну да, понятно, жаль... да ножи у вас хорошие. А куда едите?
Мы рассказали, в общих чертах, купили что хотели, в том числе томатный сок, который мы с Греем почему-то синхронно очень полюбили. Постояли на улице, давя мороженное. Гоб ел мало и напряжённо. Видимо что-то не так... Но сок выдул, причём томатный. Остатки фруктового понятно поехали на моём рюкзаке, и выручили в последствии. Хорошо в Улагане, но надо ехать дальше.
Дальше, как и ожидалось, вверх. Нам теперь ехать вверх по течению реки Улаган, а в моей памяти отложилось что это грейдер с 'стиральными досками' и что мы по нему ехали не быстро и не медленно. Так, средне. Поля, горы, река в заболоченных берегах.
На выезде из Улагана со мной ровняется иномарка одного из местных жителей, опускается стекло, и водитель, лет 40, задаёт неожиданный вопрос:
- А не поздновато, в таком возрасте-то на велике ездить?
- А не рановато в таком на ведре с гайками?
- Хм... да... понял. На Телецкое?
- Ога.
- Ну, удачи, счастливо.
- Спасибо, бум стараться...
Вот такой он, Улаган...
Тут пропищалась рация. Оказывается, у Тиреа какая-то серьёзна проблема с переключением скоростей, и он с Гобом ей занимается. Надо подождать. Я с Греем садимся на обочину, под душновато палящим солнцем. Я стал подозревать, что как в Акташе Гоб начнёт шаманить тучи, и попутно допил оставшийся сок. А потом подъехали Гоб с Тиреа, и объявили, что как только они занялись суппортом Тиреа, тот странным образом заработал нормально. Так шаманит Гоб или нет? На вопрос, заданный телепатически он только хитро улыбнулся. Может он его не понял?
Сразу за этим местом начался спуск. Да грейдер, да 'стиралки' но едется вверх по реке так, словно вниз. Странно. Тут конечно снова резко разделились на осторожно-неторопливого Гоба в арьергарде, и мной с Греем в Авангарде. Тут есть интересный момент. Дорога должна пересечь реку, а потом раздвояется. Одна, основная, пойдёт в Балыктуюль, по ней мы в прошлом году и ехали. Другая. Обходит Пазарыкский перевал за Балыктуюлем вдоль русла реки и соединяется с той, уже когда основная повернёт в лог с подъёмом к перевалу Кату-Ярык. Понятно, что она интереснее. Но скорее всего она может быть не проста. В общем, интерес есть.
Бодро доскакав до моста и перелетев его я окончательно понял, что если перекус делать, то тут, потом будут подъёмы в Балыктуюль или непонятно где, да и по времени пора. Грей не разделяет идеи, потому что он хочет поскорее на Кату-Ярык, желательно сегодня.
- Гоб...
- Понял... ладно.
- Так, народ, что решим по перекусу, - спросил я когда все кроме Гоба собрались, а его оповестили по рации.
- Я - за, - ответил Гоб сразу.
- Ну ещё бы... - Грей шмыгнул носом.
- Ну... - потянул Тиреа, - Я как все.
- Не пойдёт. Вот Грей не хочет. Так что твой голос решающим может быть...
- Тогда за.
- Эх, тогда пошли место щукать, - закончил Грей, и мы скатились вниз к реке. Колбаса, рыба, хлеб и сметана из Улагана. Гоб прибыл со значительным опозданием, но трапезу не задержал. Появилась облачность.
- Что-то не нравится мне эта тучка, - заметил Грей, показывая на тёмный дождевой фронт, готовящейся с горы накрыть Улаган. - Надо бы пошевеливаться, пока не накрыло.
- Да, с флангов заходит, может пронесёт?
- Хм... Посмотрим.
С перекуса мы вышли на дорогу, и начали вгрызаться в долгий тягун наверх, пока не нашли развилку. Довольно мирная, не очень езженая грунтовка уходила вниз и в даль вдоль реки. Подул прохладный ветерок в спину, начало накрапывать.
- Так куда едем?
- То есть по основной ехать проще, но дольше из-за перевала, а по этой напрямки, но можно в грязь и переправы упереться?
- Да.
- Народ?
- Давай по основной... что-то стало холодать, - с прононсом Леголаса закончили совет, и полезли дальше по основной, в сторону Балыктуюля.
Но далеко не ушли. Накрыло. Мы тут же встали, и стали извлекать, а кое-кому пришлось из недр рюкзаков, свои ветровки-влагозащиту и спешно в неё кутаться - крупные капли долбят так упорно и интенсивно, под раскаты грома в свете молний, что всё вымокает просто мгновенно. Геройство в духе 'всё не почём в футболке любой дождь летом пережить можно' из нас накануне выбил Челинташ на конях, когда кого-то трясло от холода и сырости. Так что теперь все знают, что делать надо всё быстро, что бы потерь было меньше. Дождь, словно назло, надавил с ветром сильнее, так что мы сразу стали мокрыми до хлюпоты, и поняли, что проехать сегодня Балыктуюль и добраться до 'стояночных' мест за перевалом около него сегодня явно не судьба.
- И что теперь?
- Вишь, куда та дорога пошла? Вон лес, за ним река. Вкрячимся.
- И чего ждём?
Ждать не стали. Осторожно, потому что сыро, спустились на дорогу-альтернативы, и поехали по ней в сторону леса. Дорога понятно шла не в лес, и по карте впереди стоянки. Коровы, толкущиеся под деревьями спасаясь от ливня, подтверждали что далеко по дороге ехать смысла нет. Сворачиваю с дороги, и вижу, что Гоб как всегда неизвестно где.
- Ждём?
- Нет. Я ищу место, а тут кто нить на перехвате Гоба.
- Я останусь, - согласился Тиреа.
- Грей?
- Я с тобой.
Мы поехали по тропинке в лес, которая за полем на опушке резко превратилась в авто тропу. Но по следам - в этом году её не колесили автомобили. Трава стоит с весны. Отлично. Лес не долгий но хоризматичный. Низкие ветвистые деревья, коряжистые корни, комли, кусты и буреломы. Замечательно, то что нужно. Дорога вышла на берег, а с другого на нас смотрит через ели и кедры чей-то аил стоянки, видимо эта запасная дорога к нему, но не используется, потому что подъезд с другой стороны, не через реку, лучше. Тут же мы сворачиваем под низкую крону, и я понимаю что нашёл - тут даже сухо, хоть и темновато. Грей уходит вперёд и ищет место для палатки. Немного посовещавшись, затаскиваемся чуть дальше, где невидно нас ни с дороги, и с стоянки, которая судя по всему пустует (дыма нет), вообще не видно. А речка рядом. Встаём.
Я извлёк из промокшего рюкзака палатку, и мы стали её ставить. Подтянулись остальные. Мокрые и немного уставшие. Но расслабляться никто не собирается. Быстро собираем дрова и разводим костёр. Таки конные привычки уже впитались. Однако готовить что-то на нём не просохнув хоть чуть не хочется, так и толпимся у огня, пытаясь довести одежду до кондиции. 
Ливень давно кончился, и сквозь накрапывающий по лесу дождик слышен истошный рев не доенной коровы. В небе снова стали появляться орлы, но тем временем солнце давало ясно понять что тьма ночи уже близко - обострился на шорохи слух, потянулись свежие, мокрые запахи из леса от размякших листьев и трав. Тут и есть захотелось. Мудрить не стали, сварили всё традиционно, приняв сначала по кружке горячего чая, но на трапезе Гоб вдруг дал понять, что ему не просто, и пошёл в кусты. Точнее подальше в лес. Вскоре оттуда раздался звук, больше похожий на тот, что получается если мешок цемента роняют с 3-го этажа. Всё же квас с мороженным даже у Гоба даёт хорошую реакцию...
Костёр сделали побольше, и над ним я соорудил сушилку. Ещё до еды. Это длинные и прочные ветки стоящие как шалаш, а в данном случае опираются на дерево рядом. Там сохнет одежда. А в низу всё уставлено вещами на просушку - чехлы, сумки коврики... Вот коврик Грея и пригорел к своему чехлу, что характерно об этом исходе Гоб предупреждал Грея, но... Расплавился забытый в ВВЗК чей-то компас, карты в планшете моей нарульной сумки, напечатанные на струйнике, тоже потекли... короче без потерь всё же дождь не прошёл. Но мы почему-то не расстраивались. Наверно потому, что в лесу нам просто хорошо и уютно не смотря ни на что, как дома. Красиво, виды, запахи... 
- Но всё-таки я хочу видеть Кату-Ярык, - поймав эти мысли высказал Грей. 
- Да, но сегодня мы бы его вряд ли взяли бы.
- Это да... Может вставать будем пораньше?
Все посмотрели на Гоба.
- Ну, постараюсь...
Даже решив вставать рано, мы в палатку не спешили. Больно день получился интересным. Полёт с перевала, потом этот ливень... и откуда он взялся? Но тем не менее почти 40км. проехать всё же успели. Завтра мы просто обязаны увидеть Кату-Ярык.

Глава 5

Глава 5. Горки
 
Утром, Грей без особого кипиша начал движение пораньше. Я тоже - солнце есть, и пока сони сопят в спальниках, можно спокойно добить заряд в аккумуляторы видео. Что и сделали. Потом размялся, умылся-побрился, еда варится, Тиреа, уже растирает затёкший в спальнике хвост и смотрит, как Гоб то откроет глаза, то снова закроет.
Конечно собираемся долго. Но всё же к 10 утра удалось начать движение. Для выезда назад, на балыктуюльскую трассу я прилично срезал, обойдя один из тягунов, который вчера нам так и не дался. И стал там ждать остальных, каждый при этом искал свой путь... Гоб, разумеется, выбрал самый длинный и сложный, и мужественно его осваивал, пока мы наверху его ждали.
К Балыктулю отсюда сплошной подъём, и мы его брали в основном верхом, спешиваясь только на крутяках для экономии сил - они нам ещё нужны будут сегодня. Как положено, добравшись до начала посёлка, делаем подтяжную в беседке у знаков, наслаждаясь видами.
Гоб умудрился довольно хорошо отстать даже на этом участке - видимо почти весь пешком. Грей же рассказал что в процессе движения, пока он наслаждался пейзажем, мимо проехал светлый гружёный джип, из открытого окна которого вылетела бутылка на обочину, с новосибирским номером.
- Вот быдлота... Спрашиваю, какого хрена они так делают, в ответ: 'А чо?'
- Вот что с ними делать?
- Да засветить бы бульником или той же бутылкой в обратку...
- Мда... Интересно, Алтай им это спустит?
По приезду Гоба рассусоливать долго не стали - время, и поехали дальше. Важный момент - дальше у нас будет по расчётам до Артыбаша почти полный автоном. Так что если покупать что, то прямо тут. Но у поворота в сторону Пазарыкского перевала стало ясно, что магаз далеко впереди наверху. Решили прошвырнутся.
Магазин действительно не близко. Сотовый уже тут не работает - МТС, но скажем у Грея мобильник в сети не регистрировался как враждебный, хотя у него МТС. Хоть и украинский. В магазине - дежурные закупки а у в хода уже дежурные смотрины ножей и их высокая оценка. Я только сожалел, что с нами нет Резидента, который смог бы увезти продающиеся тут арбуз или дыню. Впитав традиционное для таких случаев мороженное, мы поехали назад, к повороту на перевал.
От поворота грунтовка тянет вниз, к широкой пойме р.Балыктуюль, где нас радостно приветствуют местные мальчишки, с интересом рассматривая наших икранов-велосипедов. Мы остановились - набрать воду, потому как она будет теперь не скоро, или у места где ночевали 4 года назад, у исчезающего ручья, но до него надо далеко с дороги съезжать, или уже в ручье у Батуринской будки. Кстати, что это за будка и кто этот Батурин понятия никто не имеет.
Пока ходим, к нам подбегают двое из-под моста - их палатка на другом берегу, и они специально перешли реку. На вид туристы...
- Здрасьте! Вы к Кату-Ярыку? На велосипедах?
- Ага.
- Это дорога туда?
- Да.
-Спасибо. А мы вот автостопом едем, видели вас как-то...
- Ну а мы вот как-то так, своими силами пробираемся...
- Да, понятно...
От Моста сразу начинается суровый тягун прямо к перевалу . Грей бодро вкручивает, я с Тиреа почти с той же скоростью шагаем пешком, но потом отстаём. Правда не сильно. Ну Гоб... это уже классика. Наверху, на перевале, отмеченном как место силы кыйрой и прочими знаками на самом деле не так уж сильно. Но я понял, что пора настраиваться видеть линии силы. Таки цель похода никто не отменял, и пока подтягивается Тиреа а Грей забравшись на соседнюю гору щёлкает панорамы - иначе не передать всё или часть того что открывается, я не без труда настраиваюсь. Мысли немного разбегаются и укатываются вниз.. о, там что то есть. Точно, вот они, как жилки грибницы, только гигантской, узелочки, веточки, да, тут всё же место силы, только смещено, и пучок жидковат. Что-то тянет туда, вниз.
Передохнув и дождавшись Гоба, начинаем спуск. Он довольно лихой, и Грей показывает снова 'болид с антенной' я же еду не спеша, желая внимательно рассмотреть линии силы у Пазарыкских курганов, которые сразу за спуском и показать их остальным.
Но Грей увлёкся спуском и пропылил вперёд. Я остановился. Узелки, пучности завихрения, да тут что-то было, сложная сеть, но... было. Курганы потеряли силу, и теперь лишь несильно структурируют окружающие линии и свечение тоже осталось, но очень расплывчатое и не явное.
- Ты это видишь? - спрашиваю у подъехавшего Тира.
- Не-на. Зато суслика вижу.
- Понял...
Грей, узнав что пролетел пазарыки, вернулся, и отснял их. Он тоже не увидел ни линий, ни свечений, но сосредоточившись вроде сумел их почувствовать. Почему-то вспомнил быдлоту из джипа. Как только поехали нас обогнал трактор с прицепом-платформой, на которой гордо нам мазали руками автостопщики из-под моста. Привет-привет...
Потом снова подъём, тягун вверх. Можно считать, что мы уже идём на Кату-Ярык, только вот дорога к нему не обычная для перевалов. Оно постоянно будет прыгать большими и маленькими горками, подъёмы и спуски, которые нас в прошлый раз основательно вымотали, но мы шли с другой стороны... И нас подвозили. Теперь всё по-честному, всё сами, это и нужно. Подъём, тоже частично велопешком, взят, и с его вершины открылся глубочайший по дистанции вид на лог р.Улаган, где-то внизу стыкуется дорога которой мы не поехали, а тут сколько хватает глаз спуски с небольшими буферными подъёмами, на которые можно влететь накатом, несмотря на обилие 'стиральных досок' ведущих к ним и с них.
Собравшись с духом, начинаем полёт над горной тундрой, которую представляет из себя эта местность. Впрочем, по горам ютятся небольшие ели и кедры, оживляя обстановку. А ветер, на скорости прохладный, несмотря на стоящую жару, бьёт в лицо, освежая и сдувая пот, опять крылья, опять летим. Горки, словно трамплины позволяют не только притормозить, но и осмотреться и оглянуться, пока не начались перевальные тягуны.
Впрочем, как они начались я не заметил. Как-то само собой дорога свернула за склон, пошли подъёмчики, спуски, тягун-спуск, причём уже заметно, что вверх топаешь больше, чем катишь вниз. Подъёмы спуски стали резче, а я ищу место ночёвки у исчезающего ручья, но больше внимания на дорогу - разгон на резких спусках, а внизу подкарауливают бульники, в которые с разгону угодить не хочется, и так багажник просевший, так что приходится рулить. Но отрулив от одних на скорости, если не рассчитать траекторию, можно встретить другие. Так и вышло. Небольшой булыжник боком хлестнул по переднему колесу, руль слегка повело, и этого оказалось достаточно. Что бы гружёный багажник начало заносить, а вел - ложится. Он и лёг. Пропахав по камням несколько метров. Я тоже пропахал - на руках и локтях, разодрав их основательно, и смотря, как летят дальше вперёд осколки разбившегося зеркала заднего вида. Как потом выяснилось, это не все потери - в нарульной сумке от удара разбился мой фотоаппарат.
Когда пыль осела, и я смог встать и осмотреть место своего падения, сразу приступил к выправлению ситуации - первым делом драгоценная вода - промыть раны. Сделано. Второе - рация - сообщаю что рухнул. Грей уже улетел прилично вперёд, но в пределах видимости, не задавая лишних вопросов развернулся и назад. Я поднял Вел, вправил руль, Тиреа подобрал останки зеркала и ещё что-то.
Грей быстро извлёк аптечку и налил на сотворённый томпон йод, которым обмазал раны. Всё, теперь пусть заживают. (Пишу этот отчёт, и трогаю их - небольшие корочки на месте самых глубоких ещё не зажили)
- Жить будешь, вскрытий и швов не нужно. - вынес приговор доктор-Грей. Ехать можешь?
- Отож...
Мимо пропылила колонна джипов, чёрных дефендеров, явно с одного клуба. Даже видя что тут аварийная обстановка, никому в голову не приходит остановится и спросить не надо ли чего. Мда, городские, чужаки. Мы уже привыкли к алтайским отношениям на дороге - они бы остановились даже если бы помочь ничем не могли, ну тут люди другие, на дефендерах-то... ладно, и не надо, мы и так сами с хвостами.
Я осмотрелся. Надо же! Это то самое место, вон там, внизу в лесочке мы стояли и течёт тот самый ручей... Это он меня так тормознул? Нет, Беркут, ты наказан за трусость. Протрухал тех камней, спужался, проявил слабость характера - на, получи. Здесь ты не тот, кому простят... Что ж, Алтай, спасибо за науку... а фотик конечно жалко, теперь все функции фотокора перелегли на Грея.
Немного отъехав, а я еду чуть позади Грея, вижу другую аварийную ситуацию: джип, белый, открыт и люди мучительно возятся под ним и в капоте. Но Грей по цахейлу выдал заряд тёмного неприятия и пренебрежения, резко и далеко объехав поломавшихся. Я тоже с Тиреа.
- Это те самые быдло, что бутылку кинули..
- Хе... Докидались видать...
Судя по тому, что больше мы их не видели - машину они не починили, и скорее всего их отбуксили потом назад. Всё верно - соришь, не уважаешь эту землю, и обычаи тех, кто тут живёт - вон отсюда...
А у нас началась самая тяжёлая часть, собственно подъём по горкам. Как раз тот момент, когда совсем не радуешься даже небольшому спуску. А их тут тьма... Печёт солнце, пот хлещет просто градом, тянешь себя и вел вверх, вверх, и тут бац, половина твоих усилии обнуляется весёлым сбросом вниз. Дорога петляет прыгая по горкам, но всё равно неумолимо набирает высоту. Грей немного удивлён: по GPS мы уже выше перевала, но всё ещё ломимся вверх. Автомобили, проезжающие мимо пылят в нос, правда те, что с регионом '04' - Горный Алтай, притормаживают вежливо. Понимают... Жажда, вечереет, есть что-то захотелось. Да, трудновато. Зато что вокруг - лес, тайга, нетронутая с момента прокладки дороги. Просто кто на авто здесь не стоит, воды нет, жилья тоже, вот природа здесь и на обочине уже чиста. Сосны, кедры, странные синие и буйно фиолетовые огромные цветы, словно из 'Аватара', придают сил и наполняют воздух силой природного духа.
И вот пошло небольшое выполаживания. Где-то слева внизу чуется наличия ручья, но далеко, появились стоянки алтайцев и они сами с косами - покос же... Здороваемся, приветствуем друг друга, словно знакомы. Правда стоит посмотреть назад или со стороны, то видно что это вовсе не пологое место, уклон такой же как на средний мост на равнине. Но нам это уже кажется ровным местом. В воздухе стало попахивать вечером, а в желудке неистово урчать. Тени от нас начали быстро вытягиваться к востоку, значит пора перекус.
- Хм, по карте тут ручей, - мы с Греем тупим в карту. Верно, ручей, но его нет. Видно, что под землёй вода, трава высокая и сочная, низинка, пасутся довольные кони, но воды нет.
- Давай ещё поднимемся, посмотрим.
Ещё - это добрая горка-крутяк. Лезем, и видим, как вдоль дороги среди камней журчит драгоценная влага. Добрались до места, где она отворачивает от дороги в лес, и уходит под камни, и решили тут и остановиться на перекус. Оставляем вело-икранов сторожить рюкзаки на обочине, заползаем на холм неподалёку, под сень деревьев, и устало раскладываемся.
Перекус как перекус. Гоб появился с большой задержкой, молчаливый, угрюмый, тяжёлый. Он неторопливо набрал сначала воду во флягу, потом уже устроился есть. Но ел явно осторожно, давая по цахейлу понять, что у него это всё из-за проблем со здоровьем - то ли зубы, то ли живот, это он уже не раскрывает. Он борется с собой сам, и у него эта борьба идёт не просто.
Мы сверяем часы ощущений и километры до перевала. По высоте мы уже значительно выше. Километров ещё столько, что если дорога будет такой же сложной, и придётся опять прогрызать горки, то на перевале Кату-Ярык будем к полуночи. А Гоб вообще неизвестно когда. Тогда тянуть нельзя, и мы выдвигаемся. Гоба хотели запустить вперёд, но он не запускается. Ребята проворно седлают икранов и медленно скрываются за близким горизонтом ближайшей горки, а я долго ковыряюсь с укладкой экупа, но всё же выкатываюсь раньше Гоба.
Опять тягуны, пыль, лес, но уже вечерняя прохлада. Натянуло облаков, стало заметно прохладнее и темнее. Но вот подъёмы перестали внушать своей крутизной, вверх, но едешь. Что-то впереди открытое...
Склон. Дорога прорезая в нём, образуя широкую террасу. Под ней склон резко уходит вниз, в пропасть, а там, чуть внизу, в ущелье зеленеет озеро, и его сторожат острые багровые скалы в обрамлении дикой тайги. И горы, горы... Потрясающий вид, мимо которого никто не смог пройти, и пока я колупался на подъёмах, Грей с Тиреа его не только осмотрели, но и засняли. Хоть и темно уже, но упустить - себе не простить.
Я хоть и не могу фото делать, снимаю на видео и не могу не удержаться от остановки - необъятность свободного пространства просто захватывает сознание. Но нам надо ехать дальше - 'Батуринская будка' и ручей там надо посетить до темноты, набрать воду, чтобы встать до перевала Кату-Ярык, где воды нет.
Но после 'смотровой площадки' дорога почему-то отказалась идти вверх. А наваливая уклон потянула вниз сквозь хвою тайги куда то в горную глубь, увлекая снова полётом над собой и внутри. Помня науку, которую преподали мне сегодня рядом с Пазарыками, я уже бесстрашно пролетаю над группками бульников, заговорщицки прячущихся в ухабах, и наслаждаюсь свободой полёта, одновременно ощущая пространство уведено только что слева. Опять ветер, прохладно ласкающий тело в своих встречных потоках, они столь тугие и густые, что на них можно опереться крылом и воспарить ввысь... но надо не ввысь, а вниз, им мы на пару с Греем, то вместе, то попеременно обгоняя друг друга наслаждаемся этим неожиданным полётом по вечереющей тайге. Награда за смелость? Ведь тут вовсе не асфальт... Алтай воспитывает не только кнутом.
Резкий очень, свал вниз, и там дорога проходит сквозь ручей. Перелетаем с ходу и встаём. Впереди виден сначала спуск, а потом подъём-тягун, сбоку какой-то невнятный указатель, наполовину затёртый, и совершенно ясно, что это то место, что называется 'Батуринской будкой'.
- Правда она в 800 метрах отсюда туда, - глядя в свой нафигатор заметил Грей, показывая направо в тайгу от дороги.
- Да и фиг с ней.
- А к Телецкому озеру это туда? - из очередного городского авто, одного из трёх спросили, словно тут есть ещё куда ехать.
- Да, туда. Километра три...
- Спасибо...
Автомобилисты потолкались поодаль, а мы недовольно смотрели га эти барбухайки. Так неуместно смотрящиеся своей цивильностью и босоножко-трямочным содержимым на фоне этого глуховатого места. Но они вскоре ретировались. Зато подъехал УАЗик с брутального вида алтайцами, с которыми мы перекинулись несколькими фразами, словно старые знакомые. Женщины пригласили заехать к ним на базу где-то на Чулышмане. Ох да, если получится - то непременно...
Водой заполняем 3-х литровые баклашки из-под кваса, запасённые ещё на Белом Боме. Кроме этого все ёмкости. В итоге наверно все 16 литров наберётся. Но лучше больше, чем меньше. Но 2 баклашки у Гоба, и ни одной у Грея. Он остаётся его ждать, а мы с Тиреа став теперь водовозами аккуратно тронулись вперёд - почему-то вспомнился 'протокол захвата'. Поэтому поехали хоть и осторожно, но не вяло.
Отъехать далеко на получилось - подъём пошёл по нарастающей. Пришлось неспешно заталкивать на него велосипеды. А на верху, перед уже явно небольшими горками на обочине трое местных, улаганских, сумрачно починяют мотоцикл с коляской, и странно так на нас оглядываются.
- Привет, помощь нужна? - если дотолкать , или что там, то сможем.
- Здорово, мужики... ну как бы это... карбюратор, того...
- А, да, это мы вряд ли.
- На Телецкое?
- А тут есть другие варианты? - алтайцы заулыбались своему же странному вопросу.
- А это... можно спросить, - явно стесняясь один подошёл вплотную, хотя вокруг нас не было никого, кто услышал бы его даже если бы он заорал. - У вас вот ствол вижу... это, порох не дадите, ну или патроны есть лишние?
- Что, туристы едут и едут, а патроны уже кончаются?
Алтайцев согнуло пополам от смеха и положило на землю.
- Точно!!!
- Ну, для такого дела... - Я достал патрон, помятуя быдлоту в джипах кидающую на дорогу бутылки из окна, - Найдётся. А пороха нет, братан, извини.
- Ну ничего, хоть что-то. Придумаем как приспособить.
- Ну давай, удачи.
- Да счастливо. Хорошо у нас на Алтае?
- Да... Только вот беречь его надо от некоторых...
Дальше мы с Тиреа поехали уже. Это было не сложно даже не смотря на водовозность. Дорога - в основном грунт, петляет и ныряет в высокогорном лесу, прыгает по подъёмчикам, но всё равно валится вниз и вниз, придавая скорость. Мы с Тиреа снова ловим чувство полёта, слегка его, ограничивая из-за воды. Но деваться некуда спуски становятся всё масштабнее, а слева начали появляться такие виды, что дух перехватывает. Это ущелье с водопадом и глубокий каньон Чулышмана. Я начинаю всерьёз опасаться, что мы едем по некоей новой дороге, которая обходит непосредственно Кату-Ярык и сейчас скатимся вниз к реке. Хотя несмотря на спуски высота остаётся приличная. Но вот знакомая полянка, где нас в 2007 подобрал Улаганский фотограф, где медведило меня с Резидентом, значит всё же путь верный. От поляны дорога довольно резко бросила вниз, уже по знакомым местам, сквозь лес, вот прижим, тормозим... Ух...
Перевала ещё не видно. Зато перед нами пропасть каньона и огромный монолит скалы с вытекающими водопадами. Он настолько огромен, что водопадов даже не слышно, не смотря на то что вечер. Внизу, точками уже светятся какие-то человечьи обжитости, но не рассмотреть без хорошей оптики, небо, открытое, хоть и с облаками, верхи гор, поросшие лесом, который отсюда кажется каким-то зелёным пушком, пространство здесь просто невообразимо разверзнуто. Когда стоишь на какой-нибудь вершине и смотришь на мир сверху так не чувствуется - просто всё далеко и внизу, не получается смасштабироваться и привязаться, а тут это всё со скалой и каньоном даёт просто провальное ощущения. Трудно отделаться от ощущения что ты не сидишь верхом на икране где-то на парящей скале, а тот вот-вот готовый сорваться в полёт... водопады, горы, неуёмное чувство свободы, пространства и полёта... Мы встали, пытаясь справится со своим волнением и ощущением, сохранить их, хотя кажется это всё просто не может никуда деется. Апогей, пик похода, дальше только внизу, по Чулышману. Но сейчас мы тут. И мы часть этого волшебного мира, внутри него. Картину довершают орлы, беркуты, величаво парящие над всем этим буйством природной мощи, и то, что парят они на одной высоте с тобой, а то и ниже, придаёт душе неописуемое состояние...
Осторожно тронув икранов, неслышно планируем в сторону перевала, но до него ещё прилично. Масштаб и размеры всего вокруг поражают воображение.
- Эй, привет! - вверху, в чапарале стоит знакомая автостопщица из-под Балыктуюльского моста.
- Привет, - отвечаю. Дым от их костра наверху склона справа выдаёт лёжбище.
- Смотрите, какое же тут место отличное, - она раскинула руки, словно пытаясь охватить эту безбрежность и величие природы гор, но оно не поддалось. - Только воды нет.
- У нас есть с собой. Тоже тут вставать бум.
-Отлично! Тут есть ещё места.
- Ща побачим...
Мы поставили на палки велосипеды на обочине, и я полез наверх в чапараль смотреть места. Действительно, есть ровные площадки, причём чапараль хорошо скрывает всё что внутри. С дровами вроде туго, но выше в лесу видны сухие ветки, немного, но есть у нас газ, если что. Так что забуриваемся. Я доложил по рации что задача на сегодня выполнена по движению, и что стоянка найдена. Грей ответил что он с Гобом пробирается к нам, Гоб видимо не едет, или что-то в этом духе.
Немного в странном состоянии мы с Тиреа немного растерялись и не знаем за что хвататься. Я вижу линии силы идущие к порталу, пульсацию, возможно она и действует так в купе с пейзажем усталостью и всё в комплексе.
- Вы вообще далеко? - Грей по рации видимо не может понять масштабность окружающего - летишь и летишь, а перевала всё нет, а виды такие....
- Ракету дать?
- Давайте, я засниму на фото.
Я кивнул Тиреа, и тот взял главный калибр на изготовку.
- Готовы?
-Да.
- Три, два, пуск!
Ракета засверкала красным цветом над горами, оставляя кометный след, а звук выстрела раскатисто загулял эхом.
- Есть, - передал Грей, - Мы тут от вас не далеко, за одним бугром.
- Ну, ждём...
Начинало темнеть. Не так стремительно как обычно - мы всё же на горе, поэтому даже с облачностью это не быстро. Но хотелось бы собраться поскорее - тут рядом портал, и надо туда успеть вовремя...

Глава 6

Глава 6. Портал

- Ой, а у вас ещё вода есть? - женщина-автостопщица смотрела, как Тиреа аккуратно готовил место для костра.
- Ну да...
- Да мне всего стакан-два. А то мы случайно пролили...
- Вот, отлейте сколько нужно.
В последствии автостопщики разведали, что если пойти вниз в сторону водопада, то за минут 50-80 воду оттуда принести можно. Там же тропа на другую сторону, за водопадом, на стоянку, которая виднеется там, в дали, в лесу.
Касаемо дров, то газ отменяется. Сушняк лежит в чапареле, торчит из стволов в лесу наверху, где торчат скальные камни. Это стало ясно когда мы, собравшись вместе, отправились на поиски топлива. В результате принесли его с запасом на самый худший вариант. Такое ощущение, что в этом месте, если делать всё правильно, тайга даст всё что нужно, но для этого надо немного постараться, и видимо не всем...
- Ну, что берём с собой? - тихо спросил Грей, готовясь к походу к порталу. Вопрос не праздный, ибо если всё получится - приключения могут быть неожиданными, и надо быть хоть как-то готовым. Я пожал плечами - если выкинет туда, куда прошлый раз, то всё при мне. Точнее почти ничего не надо - там всё равно эти финтифлюшки не понадобятся. А вот что бы дойти, открыть и так далее надо не только посох, но и массу всего мало от нас зависящего.
- Что ж, тогда потопали...
Народ пошёл за мной, а я не стал вести прямо указывая пальцем на цель. Мы спустились по чапаралю в обход дороги, но срезая траекторию, так, что бы сверху перед тем как пойти туда, к порталу, узнать, увидит ли кто это место. И вот склон свалился, и открылся вид с началом перевала. Сказа, стоящая гигантской сенной низвергала в собирающихся сумерках водопад, а между ней и нами внизу пробитая дорога, немного развороченной горы тракторами и какие-то постройки, ютящиеся до начала спуска, в небольшой ложбинке слева. Но венцом на гребне среди неровных контуров скал медленно пульсирует поток портала. Линии силы, сворачиваясь и пучкуясь, словно устремляются туда.
- Ну, видите?
- Хм... Мда. Может там? - и Грей показал на бугорок не подалёку. Тут же понял, что не угадал.
- Ещё варианты?
- Вон там, - Тиреа своим бакеном-посохом показал на камни, небольшую группу на склоне.
- Увы...
- Это? - молчавший до этого Гоб показывает на холм вдали.
- Эх... Ясно. Вон там.
- Да? Хм... Значит, есть ещё чего осваивать...
- Ну что, пошли.
- Пошли... в голосе появился отзвук необычного трепета. А вдруг сработает? Как раз в сумерки идём, погода подходящая, да и место лучше не придумать. Тихо, но уверенно мы брели к нужному месту, настраиваясь на самые странные события, которые могут последовать. А идти приходится почти до перевала, по крайней мере по расстоянию так же. Я с недовольством отмечаю нарушение структуры Линий Силы в результате работы бульдозеров при строительстве дороги, и не все выходят с того места, слева, где теперь постройки.
Небольшой взлёт по старым скальным камням и мы на месте. Волнение скрыть трудно. Слишком много всего сразу. Для начала сам вид на Чулышман, открывшийся от сюда. Грей аж немного застонал - ибо было с чего. Теперь весь масштаб и мощь этих мест стала настолько осязаема, что слова терялись, а на голове начали вставать дыбом волосы, словно наэлектризованные. Прохладный воздух из-под нависших облаков обвивает наши напрягшиеся физиономии, с интересом не знающие на что смотреть - на грандиозный виды вокруг, или на самом место, которое выглядит весьма любопытно. Линии сходятся, образуя 6 пучков, причём на месте каждого аккуратно кем-то сложен небольшой тур. В центре та самая пульсирующая точка. Я подошёл к ней и стукнул по ней посохом. Волны светимости разбежались по линиям и вокруг, и вполне слышно гулко отдало из земли. Для проверки, не глюк ли, я постукал в стороне, в нескольких сантиметрах - ничего, с тем же успехом можно тукать по дороге. Снова в место - всё повторилось.
- Ну вот, собственно тут... Отсюда сейчас умеючи можно горами на планете двигать и много чего. Вопрос, надо ли. А вот портал...
- Да, действительно... Грей и Тиреа попробовали на отстук место. В нём самом из-за сильного ионного потока идущего верх ничего не растёт, так его и видно, ибо рядом какая-никакая, а растительность всё же есть.
Мы сосредоточились. Но ничего кроме описанного не происходило - ни удара давлением, ни тем более тумана. Портал молчал. Однако облом. Или что-то не так? Деятельность людей неподалёку? У кого-то из нас не верный настрой? Или просто 'не сезон'?
Ребята рассеяно разбрелись снова посмотреть на виды, может надо как-то иначе настроится или что-то сделать, нет, не так тут всё просто. Воздух, несмотря на открытое место всем ветрам, стоит и звенит, сумерки медленно съедают ошарашивающий воображение вид, и внизу видны стали яркие звёздочки света - на берегу Чулышмана люди настроили турбаз и кемпингов, и там видимо у них какая-то деятельность. Но это очень далеко... Позади и справа виден перевал и начало спуска с него. Жёсткий серпантин уводит по крутому склону куда-то в недра каньона, по которому слегка мерцающей нитью тянется Чулышман. Это отсюда - нить, а внизу это широкая и бурная река.
- А завтра... - Гоб показал на лихой спуск Кату-Ярыка, - нам туда?
- Туда.
- Туда... - Гоб нервно сглотнул и с опаской посмотрел на фактически бездонную пропасть, в которую ему придётся завтра ехать на велосипеде. После падения под Улаганским перевалом для него это серьёзнейшее испытание. Гоб отвернулся. Не, пока туда лучше не смотреть...
Мы снова собрались у Места. Долго стояли молча. Все уже поняли, что ничего не будет, но не очень хотелось и верить в это, да и уходить тоже. Здесь и в правду сильно. Ничего, мы ещё вернёмся сюда, во всяком случае, завтра днём зайдём, свернём с дороги, когда к перевалу поедем. Оно стоит того, что бы хотя бы запечатлеть что-то на фото. 
- Там, внизу, немного всё по-другому. Теперь нам в основном только вниз. Это последний перевал этого похода.
- Да, это понятно.
- Ну что, пошкандыбали назад, на базу?
Сумерки стали тьмой, но до 'базы' мы идём без фонарей и молча. Немного грустно, всё-таки до этого момента была какая-та надежда расширить немного поход в другие миры, но не в этот раз, наскоком видимо не получается. Или везение надо большое? Так или иначе, но работу продолжим, и возможно зайдём 'с другой стороны'.
Работы по приготовлению пищи, разведению костра и прочий походный быт смог несколько отвлечь от пережитого облома, и к чаепитию мы уже весело обсуждали и сам ужин, который оказался настолько сытным, что мы с трудом сгибались и брали его в два-три присеста. Однако зная нагрузку мы понимали, что разбороветь тут нам не получится, и ещё не доберёмся до Чулышмана, как всё переработается и ни грамму в жир не ляжет. Грей не без удовлетворения замечает как у него на ремне становится всё меньше дырок, Гоб свой ремень скоро обернуть вокруг себя раза два, только я с Тиреа не испытываем сильных эффектов похудания. Вот за сегодня проехали всего 34км., но зато каких. Нет, мы могли бы и больше, но это совсем не нужно. Грей провёл небольшой расчёт.
- Так. Если завтра пораньше встать, то за день можно вполне проехать до почти Телецкого. Тогда после завтра - на Телецком, и там если с катером порядок - Артыбаш. Оттуда...
- По сравнению с тем, что мы тут видели, дорога от Артыбаша через Чою не представляет особого интереса. И доехать можно автобусом.
- Ну хорошо. Ещё день, и в Горно-Алайске. Это получится 9-е число что ли?
- Угу. А у нас времени до 12-го.
- Хороший запас.
- Ну, и тогда куда мы так ломимся?
Грей озадаченно смотрит на костёр, пока Гоб с Тиреа осторожно хихикают.
-В любом случае, - добавляю я, мы понятия не имеем ситуацию ни с билетами, ни с тем, сколько катер ждать бум. Мож ещё время будет прошвырнуться в сторону Хакасии от Телецкого.
- Может быть...
В палатку лезть не хочется, не смотря на мрак и облачность. Долго сидим у костра, пока сон не берёт своё. Ночью наверно было прохладно, но вот утром солнце быстро припекло, и в чём было я вылетаю наружу, где уже хозяйничает Грей. Но не смог пропустить утренние кадры с поднимающимися облаками, и тыкающимися в скалы, удивительную игру утреннего солнца на разноцветных склонах. Я же кроме этого озаботился зарядкой аккумуляторов, пока солнце, и можно ещё поспать.
Получилось подремать на свежем воздухе. Потом всё же пора вылезать и дела делать. С завтракми-кострами закончили быстро, долго только Гоба из палатки извлекали. Но после извлечения он действовал хоть и молча, но довольно быстро. Наконец до всех дошло, что сегодня предстоит. Все начали вдумчиво регулировать тормоза, проверять ходовую систему и подкручивать винты. Оно того стоит. В результате снялись только к 12 дня, правда успев решить, как будем снимать на видео этот спуск с Кату-Ярыка: штатив на верху в удобном месте, снимает Грей, мы его ждём как потеряется видимость.
Но сначала навещаем портал. Он, понятно, никуда не делся, и теперь греется под солнцем, как ни в чём не бывало. Постояли, обошли, обнюхали, убрали мусор, мелкий, оставленный туристами иногда забредающими сюда полюбоваться видами или подчиняясь неясному чувству влечения к этому месту, Сделали на память фоты. Обещали вернуться. Каким либо способом. И уже собрались уходить, как увидели одинокого велосипедиста.
Плотненький мужичёк в чёрной фуфайке на горнике с рюкзаком. Бодро подкатил, поздоровался, мы поняли что едет туда же. Пока он обходил непонятно чем приглянувшееся место, мы поставили Грея в нужном месте с нужным экупом, и начали спускаться по его команде по рации. Ну, понеслась...
Если спускаться сверху, то первый пролёт довольно простой. Я по нему и в обратку ехал тогда. А вот уже дальше начинается веселье. Что это значит: с одной стороны у тебя голая стена каменистой скалы, где выбили эту дорогу. Собственно дорога - это одна колея, где не везде далеко машина с мотоциклом разъедится. Но карманы таки есть. Ну и сразу после - пропасть. Почти отвесный склон, куда не все смотреть решаются. А зря - там можно внизу рассмотреть сплющенные и обгоревшие остовы и детали авто, которые когда-то 'не вписались'. Но это далеко внизу. А тут ещё есть уклон дороги. Когда я его грыз в 2007 и шёл вверх, то как-то о проблемах спуска не думал. Вот теперь , когда слышишь непрерывный вой собственных тормозов, понимая, что если больше 30 разгонишься, то есть все шансы стать поминальным столбиком с фотографией или кучкой хлама внизу, а велосипед просто ломится вниз, то понимаешь всю красоту момента. Её понимают и те кто на авто в обе стороны. Благо их мало, но их габарит наверняка заставляет быть ещё осторожнее и внимательнее тут, с велом-то проще.
Еду примерно так: педалить тут вовсе не нужно, поэтому какая скорость вообще не важно. Я зажал задний тормоз почти до конца - велосипед всё равно едет, хоть и не быстро. А вот передним регулирую скорость. К тому же помню, что за науку мне преподал Алтай накануне - крепко держу руль и не трушу каменных навалов. Получается сносно - быстрее всех. Наверно только отчаянный Грей бы меня тут обошёл, но в любом случае до известных пределов тут важна не скорость, а осторожность.
Добираюсь до места, где уже сверху не снять, и стою жду, доложив по рации. Подъезжает Тиреа. Гоба как не бывало.
- Грей, он там жив вообще?
- Жив, жив, снимаю его, он ещё на первом пролёте...
Известные пределы осторожности у всех разные... Стоим ждём. Пока ждём, мимо нас проносится одинокий велосипедист, не обременённый ожиданием. Потом уже Грей, что уже не странно, и потом Гоб. Он остановился и стал разминать запястья.
- Болят от напряжения. Всё время жму.
- Ну и ну. А что так?
- А как? Но или едет, или стоит как вкопенный. Вот эти импульсы меня и выводят. Как спускаться-то?
- Потихоньку вытормаживая, плавно.
- Не получается пока.
Потормозили дальше. Грей заснял, обогнал, снова снял, причём зная Гоба, мы специально не спешим и тормозим, давая Грею уехать подальше. Грей сказал что он его наснимал столько, и он едет так 'быстро' что смысла его уже снимать нет. А вот нас - ещё можно покорячится. Корячится - это вовремя останавливаться, и делая вид что чего-то ждёшь перепускать дух. Вот так со съёмкой спускались, но уши у кого-то всё же от перепада высоты заложило.
Самый пикантный участок спуска - почти в конце. Он самый бодрящий: тут и самый резкий уклон, и тесная дорога, и очень неровная она, камни и булыжники, причём есть крупные весьма, и среди камней внизу справа можно видеть останки 'неудачно спустившихся'. Этот участок мы проехали очень аккуратно, но и не затягивая удовольствия. Зато после с облегчением выкатываемся на пригорок, с которого видно турбазу рядом и небольшое кафе-магазин. Да, надо посидеть придти в себя, если вышли, попить томатного сока, которого вдруг так сильно захотелось.
А тут уже как-то всё иначе. Словно немного в другой реальности по сравнению с тем, что наверху - нетронутая глухая тайга, одна дорога и особая энергетика и виды. Тут всё иначе. И виды другие, и энергетика, и отношения, как-то всё по-обжитому, проще что ли. Нет простора безбрежной тайги, но есть Чулышман и каньон. Водопады снизу. Хм, спустившись, получается мы прошли своеобразный портал. Теперь всё по-другому будет. Да, Алтай в своём амплуа - он даст то, что хочешь, если сможешь взять, только сделает это, как всегда совсем не так, как ты думаешь. В последствии это оправдалось...
А пока мы занимаем места за столиком с видом на перевал, и ждём Гоба. Заодно видим, зачем сразу после спуска у дороги поставили туалеты. Очередное авто с туристами спустилось, все двери открываются настежь, и пассажиры с водителем на перегонки в сортир... Да, им перевал даётся ещё сложнее...
Томатный сок, фруктовый, и кукурузные палочки. Не такой уж и автоном, как мы вчера думали. Хотя кажется что Балыктуюль с его горками был не вчера а когда-то давно и вообще в другом измерении. Да, немного подглючивает голова-то. Портал?
Наконец виден Гоб. Но как раз перед самым вкусным спуском. Но это далеко, и я на видеокамере делаю максимальный зум, чтобы его рассмотреть, заснять. Видно, как Гобу тяжело. Но стоит держа вел меж ног, судорожно всматриваясь вперёд. А там - длиннейший и крутой спуск, по сравнению с которым те, что он боялся ехать вчера - просто ровная и безопасная дорожка в парке. Но это пол беды. Вторая половина - её длинна. Насколько это беда стало понятно, когда Гоб мелко и осторожно перебирая ногами попытался начать спуск. Видно, как он вцепился в тормоза - вел рвётся вниз. Назад его уже не вытолкать, слезть - можно рухнуть, и сильно. Ехать страшно. Идти - этот расстояние таким темпом, да ещё если авто... короче до вечера можно так идти.
Гоб в отчаянии посмотрел по сторонам, но там ничего нового, никаких вариантов - только вниз. Он делает ещё несколько шагов, останавливается, и снова уныло посмотрев вниз и вокруг, сглатывает. Да, дело кислое. Мы же, он это увидел по велам внизу, они заметны, как последние засранцы, сидим отдыхаем уже.
- Не, народ, я больше не могу это снимать, - объявил я выключая камеру. - Ну не могу.
- Мда, сочувствую... - Грей понимал хорошо о чём речь, он же снимал его в самом начале.
Тем временем Гоб дозрел. Он видимо пришёл к очевидному выводу - сколько не упирайся, а Алтай заставит себя преодолеть. И взяв покрепче в руки тормоза, собрав волю и внимание в один большой кулак, он сел на икрана-велосипед, и поехал, неспешно, но ровно вниз. Я хватаю камеру, и запускаю её в надежде успеть хоть что-то снять из этого эпохального момента. Теперь Гоб довольно быстро оказывается около кафе, и долго и вдумчиво ставит велосипед. Не откликается.
И вот он грузно осел рядом на лавку.
- На, перекуси, вот сок, полегчает, - протянули ему оставленную еду, видя что того ещё колбасит. Но Гоб не смог произнести не слова. Он лишь с трудом помотал головой и мысленно сказал 'Не сейчас!'
- Ну, как скажешь, подождём.
Гоб ничего не ответил, только разминал затекшие и болящие от напряжения руки. Так продолжалось минут 15, после чего Гоба 'отпустило'. Он стал аккуратно жевать - десны ещё болят, и запивать соком. Потом даже что-то говорить. Ну что ж, добро пожаловать в иной мир...
Глава 7

Глава 7. Популярность
 
- Ну да, это было не просто, - тихо сказал Гоб, когда снова обрёл дар речи, и размягчил его соком.
- Можно поздравить с победой?
- В некотором роде...
Но особенно долго индульгировать и расслабляться у нас нет ни желания, ни времени. Надо ехать дальше. Теперь о том куда успеть чтоб встать проблемы нет - река всегда рядом, только найти место для палатки. А кроме как на скальных прижимах, где понятно никак, везде можно. Но это я так сейчас думаю. А между тем сам факт того где - уже должен говорить о многом - 4 года назад тут был пустырь и только кто-то что-то собирался строить, теперь забор, домики кафе, генератор, магазин...
Мы снова сели по коням, и неторопливо покатили вниз по дороге. Дорога на вид не особо изменилась - такая же каменистая, но может более утрамбованная, с периодическими 'Стиральными досками', которые либо не долгие, либо объезжаются. А вот обочина явно претерпела изменения, что сразу бросилось в глаза: на любом хорошем и ровном клочке земли уже что-то построено. И всё для сервиса туристов. Понятно в основном авто, потому что стоянки. Ну это логично, машине надо больше места что бы приткнутся, это не велосипед, и на этом можно заработать. Впрочем, в этом есть свой плюс - на купленной земле хозяева убирают мусор за ними, но сами эти кемпинги и турбазы... Вот мелькнул знакомая база 'Эзен' - уже какие-то 2-х этажные здания, всё фундаментально, куча машин обслуживания, спецтехника... цивил наступает, однако. Оно и понятно - места-то очень аппетитные - мы приближаемся к полюсу тепла Сибири. Правда со стороны этого полюса что-то очень сильный ветер дует.
Проезжаем единственный, кроме того что на Чёртовых воротах, выше по течению за Кату-Ярыком, навесной мост через Чулышман. Как известно, впереди у нас каменные грибы, недалеко от устья впадающей Чульчи, но они мало того что на другом берегу, да и ещё саму Чульчу переходить как-то надо, если мы сейчас переберёмся на ту сторону. Зато мост очень хороший - на него можно только пешком или велосипедом. Люблю я такие. 
На очередной авто-застойнике видим нашего знакомого одинокого велосипедиста, видимо надолго запарковался, и пролетаем дальше. Но самое интересное, это сами автомобили и их хозяева. Алтайцы, зная что такое пыль и просто из вежливости тормозят, и мы глотаем меньше пыли. Поднял руку - типа 'Привет!' и ты тоже 'Привет'. Как на Чуйском, только тут в этом есть что-то ещё... А вот с 'гостями' всё намного сложнее. 
Большая часть просто на максимально возможной (а это не многим быстрее, но шумнее и пыльнее велосипеда) скорости проезжает мимо, создавая жгучее желание сделать с ними что-нибудь нехорошее. Но есть и 'оригиналы' которые могут поприветствовать по-местному или показать большой палец - типа 'Ого, круто'. Это нам-то? Это мы по идее можем показывать - им-то сложнее и опаснее, что полетит - будет очень трудно и дорого выбраться. Но они как обычно думают что круче чем на авто просто и быть не может, соответственно другим только сложнее. Кое-кто не выдержав, останавливает свой джип рядом.
- Вот, вот, смотрите! - водитель обращается в содержимому салона джипа, - вот он, настоящий джип, вот так - это настоящий экстрим! - непонятно в шутку или нет водитель показывает на нас и велосипеды. - А не то что на этой коробке с мотором и крышей. Да, это круто...
Я вскинув брови наблюдаю весь этот цирк, с трудом сдерживая себя от предложения на этом джипе проехать например вдоль речки Джело (Яло) в Кош-Агачском районе, приток Чаган-Узуна, где мы на велах проехали 2 года назад. Сдерживаю, потому что если рискнут, то этот джип там останется на веки вечные. Но тогда бы можно было бы поговорить ,что такое настоящий экстрим по проходимости. А здесь-то что? Какой экстрим? Впрочем, из кабины джипа такого наверно экстрим...
Однако если дорога по идее вниз, то не значит что ровно с уклоном в одну сторону. Это горная дорога, поэтому горок и подъёмов хватает, некоторые взлёты настолько круты, что их и накатом не взять, приходится спешиваться и толкать несколько особо крутых метров. Впрочем, это намного проще и легче, чем то, что было с нами тут 4 года назад.
На одной из таких горок, где Грей сосредоточенно давит очередной тягун усиленно педалируя и часто дыша, его нагоняет авто, тоже понятно джип, и из опустившегося окна женщина начинает ему делать много быстрых и непонятных знаков руками, видимо приняв гарнитуру от рации за плеер с музыкой. 
- Да говорите вы нормально, я вас слышу, - отвечает Грей, уже недовольный сбоем дыхания.
- А! О, не подскажете, на Телецкое озеро дорога туда?
- Да! - Грей удивлён. Другой дороги тут вообще нет. Идиотский вопрос.
- Да! - говорит женщина мужчине-водителю, и тот дав по газам укатывает машину вперёд, обдав запыхавшегося Грея плотным облаком пыли.
- Вот ща бы булыжник в руку, кретины на пердогазе...
Но кроме кретинов и пердогазов (автомобилей и всего что на двигателе внутреннего сгорания), по дороге есть немало того, что достойно большего внимания. И конечно же это скалистые ущелья, прижимы, река и водопады которые низвергают сюда свою воду. Долина Чулышмана - это долина водопадов, большой, могучей и в тоже время не шумной реки, удивительного сочетания суровой Сибирской и почти тропической растительности.
С животным миром всё хитрее - он находится в покое и безопасности от людей - но не прямо тут. На восточном берегу, за рекой, уже территория Алтайского заповедника, и защищается он не только улаганскими егерями, но и самим Чулышманом, и неприступными горами на его берегу. И пока очередной пердогаз-автомобиль не слышно и не видно, а эти паузы бывают достаточно долгими, чтобы настроится и услышать эту необычную природу, уловить тонкий запах странных трав и мхов, здесь кажется, или это действительно так - пахнут даже камни. Они тут разные, как самоцветы, от бурых как на 'Красных воротах' до изумрудно-зелёных, некоторые поблескивают чистым кремнием, другие сверкают кварцем, словно нетающие куски чистейшего снега.
Мы начинаем часто останавливаться, и в одну из таки остановок, перед подъёмом я понимаю, что мой вел, долго перед этим ругавшийся на заднее крыло трущееся об покрышку в этот раз просто не едет - уже зажимает. Глобально... Встали, и пока отстающий Гоб добирается до нас, я снимаю рюкзак и начинаю разбираться. Оказалось, что ртряской всё же выкрутило винт, на котором крепится багажник. Однако его установка из ремнабора не даёт нужного эффекта, я раскручиваю багажник совсем, ослабляя все винты, и просто с силой вытягиваю его вверх. Получается, и пока фиксирую назад - нас догоняет Гоб.
- Хм, а я всё думал, что будет раньше, ремонт закончу или Гоб догонит...
'Про Кату-Ярыкский спуск забыл что ли?' - мысленно, улыбаясь, отвечает Гоб.
- Да, прогресс налицо. - Действительно Гоб стал ехать эффективнее, но всё равно медленно, и это беспокоит. С другой стороны - куда ломится-то?
Поэтому остановки делаются больше не для отдыха, а для фото, и просто запечатлеть это всё в себе. А автомобилисты путь несутся мимо, думая, что преодоление этой дороги и есть самое интересное...
Мы вылезли из узкого ущелья с прижимами через горки на небольшое плато, ровное, но с стиральными досками и как не странно уже давно никаких построек не попадается, а есть хочется.
- Беркут, беркут, на связь.
- На связи.
- У Тиреа прокол. Подтянутся или ждать?
- Давайте сюда, тут и перекусим тогда.
- Принято.
Я и Грей неспешно паркуем велы у большого валуна на обочине. Тиреа с самурайским спокойствием, так же не спеша, катит вел к нам, а мы, зная что времени много, пошли вниз к реке, поговорить с ней и кустами там, вообще осмотреться. Тиреа приступил к ремонту, и уже закончил его, когда мы вернулись. И стали думать о перекусе. Но вот Гоба опять нет. 
- А ты еду достань, он и появится.
Перекус устраиваем прямо на камне-валуне, погода позволяет это сделать эпично-необычно - не жарко и не холодно, только сильный, как аэродинамической трубе ветер. Ну и конечно, Гоб появился сразу, как появилась еда...
Мы уже закончили перекус, и сворачивали экуп, тщательно убрав все следы пребывания, как из провала сзади на дороги вынырнуло два велосипедиста на легке. Дешёвые горники 'Stels', что-то небольшое на багажнике, одним словом так, словно на разведке или без ночёвок едут.
- Привет.
- Привет! Мы увидели ваш велосипед и вот приехали посмотреть. Можно? Это же KHS, верно?
- Можно... Да, KHS Westwood, почему нет. А что в нём такого?
- Ну как же! Вы не слышали? Группа Беркута на нём через Купол и Ажу... Стоп, а вы?..
- Ну я и есть Беркут. Тот самый. 'Я вам покажу, Купол и Ажу, и так же расскажу про чигары и про чужу...' - я процитировал эпиграф отчёта 'купол-Ажу'. Ребята потянулись здороваться.
- О! Вот это да! Прям живьём! Это вы... ну и ну! Зачитывался вашими отчётами!... вот и велосипеды купили, и приехали сюда!
- Вот так?
- Не, мы как это называется, по-европейски катаемся. То есть едем на джипах, везём велы. Потом на велах, но на легке, а где надо уже встречают. В этом есть определённый кайф...
- Хм.. может быть. Но не для нас.
- А это Резидент? - и показали на Тиреа, улыбающегося как сытый пятничный крокодил.
- Не это не Резидент. Он очень хотел, но в этот раз не смог.
- Ну, да понятно... а можно велосипед ваш посмотреть ещё раз это же на нём...
- Да. На нём. Можно.
Пока поклонники отчётности рассматривали моего старого бывалого икрана, я думал, что например 'веллеры' у Тиреа и Гоба ни чем не хуже. Всё зависит то приложения к ним рук и головы. После смотрин ребята вежливо попрощались, отметив, что Беркута где ж ещё, кроме как не на Алтае можно выловить, и укатили.
- Мда... Вот чёрт, становлюсь тут популярным что-то...
- Вот так приходит слава. Это же уже не первый раз?
- Да, не считая автографов на Белом Боме. Только вот...
- Что?
- Ну я это не для этого делаю. Не славы для. Для того, что бы люди или кто хоть как-то почувствовали, услышали природу, мать нашу, берегли её что ли. А слава - это вред. Ой, как не хочу превращаться в зазнавшуюся и капризную знаменитость, хоть и на такой почве.
- Да на машинах и вот так... не понимаю, какой у них кайф?
- Ну. Уже лучше, если хоть так из пердогазов этих вылезли. Значит уже не зря писал отчёты те. Лан, помактошили.
Мы плавно двинулись дальше. Камни дороги, водопады, скалы и словно оазисы густой растительности в кармашках у ручьёв. Я не мог отделаться от воспоминаний - тут стояли, тут чинились, тут тоже, вот тут пробился Резидент... а тут мы ночевали. Хм, всё же мы быстро едем-то, если не ломаемся.
Я снова немного оторвался от остальных, и сосредоточенно лезу на небольшой подъёмчик, когда рядом со мной тормозит встречный светлый джип, явно не из средних по цене, а очень дорогих. Открывается окно, в котором я вижу кого-то очень сильно похожего на знаменитого генерала из 'Особенностей национальных...', который вполне строевым, но прокуренным насквозь голосом (тоже как у того генерала) объявляет:
- Мы вас видели! Молодцы! - и тоже, показав большой палец с чувством выполненного долга, уезжает, оставив меня в некотором замешательстве: где видели? Почему молодцы? Эх, популярность... узнают уже все кому не лень.
А тем временем долина начала расширятся, становилось ясно, что впереди устье Чульчи. Дорога плавно тянет вниз, к огромным и совершенно ровным полям, разделяется, ветвится и снова собирается, а там впереди уже видны крыши построек. Раньше тут ничего не было, кроме пары развалившихся кошар, а сейчас уже всё по полной программе - турбаза, и вроде не одна а аж три, кафе-магазин, явно летний, фырчит генератор, заборы...
Долина Чуль -чи огромным разворотом уходит куда-то в глубь заповедника, маня своей неизведанностью, а на скалах чуть ниже по течению, в соседнем логе уже в вечернем солнце видны каменный грибы. Но они настолько далеко и в тени, что толком ничего не видно.
Заруливаю в кафе - сок попить, передохнуть, дождаться Гоба. Сейчас надо будет быть рядом. Не из-за цивила, а из-за того, что вставать надо стратегично, с учётом грибов на том берегу.

Глава 8

Глава 8. По грибы
 
Кафе - это громко сказано. Строение, в одну доску стенки, пара столиков и лавки. Магазин - это дверь в помещение, больше на склад похожее, заходишь и выбираешь что понравилось. Тут же деньги-товар. Предельно просто и ненавязчиво. Алтайки продавец с поваром с любопытством смотрят как мы с Греем и Тиреа поглощаем соки и ждём Гоба.
- А на грибы смотреть пойдёте?
- Мы попытаемся...
Но вместо Гоба подкатывает одинокий велосипедист.
- Ай.. привет!
- Привет, ты как?
- Ох.. перевал... А потом я там остановился, и эта котлета... она была такая вкусная, в общем я того...
- Понятно, - засмеялись мы, чувствовалось, что на одной волне общаемся. Вот так, сразу... - Ну и как?
- Да вообще здорово. Мда, я тут уж и на Укоке побывал, и Усть-Коксу проехал. Вы тут встаёте?
- Ну не совсем, поищем где тут и как, переправу к грибочкам.
- А, я тож тут потусуюсь где-нибудь.
Оказалось, что он из Владимирской области, с Коврова. Земляк почти... или не почти? Вот так просто, купил велосипед, и приехал осваивать Алтай. Причём успешно. Пока он прикидывает, чем можно поживится, появляется и Гоб. Настроение у него нормальное, но видимо стиральные доски но 'полюбить' уже успел. Не затягивая момент, выезжаем на поиски переправы и стоянки.
Тут это не просто, со стоянкой. Поле, ровное и открытое, вся древо-растительность жмётся на берегу реки, до которой уже не близко. А в ней видны снова какие-то постройки и заборы. Заселили, однако, устье Чульчи...
- Ну что-нибудь видно?
- Да грибы вон там, а вот переправа... Там лодка была видна, за забором. Значит, моста нет и брода - тоже. Видимо ближе к Коо надо искать.
- А где встанем?
- Будем искать, - оглядев пустынное поле, мой взгляд зацепился за палатки, ютящиеся прямо между нами и горой с грибами. Однако туда ехать не близко, от основной дороги надо уходить. Что и делаем.
По мере приближения понимаем, что дорога ведёт к огороженному участку на берегу, на слева, метрах в 50, уже палатка и авто, где неспешно кто-то ковыряется с багажом. На вид - турист, экуп, заточка только... номер региона на авто алтайский... Остановились, поговорили. Действительно, алтаец. Вот взял и поехал по своей республике места красивые смотреть, путешествовать.
- Да, так ведь удивляются ещё! - рассказывает турист, - Типа, ты же местный, чего тебе-то? А то, что местный, и вот интересно что тут и где. Весь прикол в том, что живу я как бы тут, а что бы узнать где какие тропы и дороги и в каком состоянии, надо узнавать у Новосибирцев, москвичей и чёрти где! А не тут, у меня дома... Это не дело. Тем более, что есть что посмотреть, где побывать, тут же столько всего...
- Это верно, - улыбаюсь, я-то как раз не удивлён, - Грибы-то уже видели?
- Те-то? Да, только отсюда, тут как они перебираются не говорят, а лодка.. ну её. Тут и так хорошо.
Побеседовав немного 'за жизнь' мы поняли, что тут точно переправится к грибам не светит. Поехали дальше искать место стоянки, вдоль берега. Дело в том, что вся растительность у воды, а там просто скос каменистый берега, и всё. А в чистом поле на ветру, который тут весьма не слабый, стоять не хочется. Впереди видны какие-то деревья, не роща, а как куст, видимо ниже, значит, там наверно есть места для стоянки.
Рядом проплывают странные каменные выходы на земле, в виде ромбов и квадратов. Их не увидеть пока рядом не очутишься. Наверно это кто-то очень давно, так что камни уже ушли в землю, ограждал свой очаг от буянящих тут ветров. Это место вообще потрясает простором и масштабом. Огромные ровные поля, и такие же огромные горы вокруг. Вроде кажется, ничего необычного, две реки сливаются, долина в горах, только вот размеры... Колоссальные. Плюс запахи полевых, степных трав, которые гоняются ветрами, уже выдувшими отсюда всю мелкую пыль, а крупную только авто поднять могут. Правда, в таком огромном пространстве это со стороны даже не заметно. Какой-нибудь фантаст-архитектор наверняка придумал бы некий купол, с гор на горы, закрывающий долину от ветра, и напридумывал бы тут целый город. Да, места хватит... только вот как раз города тут не нужно. А растительности могло быть и побольше. Но место ценно в том виде, в котором его природа создала, для нас во всяком случае.
Заросли, к которым мы едем, действительно оказались небольшой группой больших и редко стоящих деревьев в небольшой низинке, где благодаря этому укрытию от ветров растительность немного гуще. Однако сразу ясно, что с дровами тут напряжёнка - в это месте постоянно стоят автотуристы, есть подъезд, что-то привозят они, что-то осталось из дров кроме мусора, но этого мало. Мусор тоже не горами лежит, но сейчас нам не до него. Вроде день не самый напряжённый, 34км. и с спуском с перевала, но состояние какое-то странное, ничего не хочется. Сначала присмотрели первое попавшееся место под большим, но уже изуродованным людьми деревом, которое очень настороженно и мучительно нас встретило (вроде 'только вас тут не хватало'), но Гоб его успокоил, но, потом я в кустах ближе к реке нашёл странное, но уютное место с артефактами, где можно неприметно и уютно устроится. Тем более, что костёр отменяется, сегодня готовим на газу.
Артефакты даже меня поставили в тупик. Это были вполне нормальные, как будто утром положили, сняв с себя элементы одежды. Юбка, вроде форменной, но на очень объёмный зад, сарафан средних размеров, тоже понятно - женский, футболка, почти детского размера и огромедные ласты-шлёпанцы. Кто это всё мог носить и почему оставил?
- Я думаю, всё просто, - Гоб не утруждает себя пояснением чтения мыслей, - Смотри, тут видишь, прыгают - это блохи. Вот из-за них. Сняли, искупались, и одели чистое...
- Ага, блохи, - усмехнулся Тиреа, - тех чтоб раздавить надо сильно сжать ногтями и они щёлкают, а эти.. вот, смотри, чуть тронь и раздавил.
- Тогда загадка артефактов остаётся не разгаданной.
- По пьяни мож забыли? И Может ещё за ними вернутся.
- Ага, придёт и скажет 'Я хозяин этих вещей'.
- Хозяин? Хе, тогда пусть при нас это всё оденет...
Поставили палатку, и из коврика Грея и камней соорудили укрытие для горелки, над которым колдует Грей. Но процесс кипячения идёт вяло, и мы перебираемся внутрь палатки, открыв вентиляцию и превратив её в мини-чум. Тут вода закипает быстро, еду готовим и глотаем в тесноте и с осторожностью, вжавшись по углам, но не без своеобразного драйва. Однако спать Грей всё же решил устроить лёжбище снаружи, снова соорудив навес из чехла для велосипеда.
Утром выясняется, что к Грею ночью снова приходил его конь Чолмон. И они с ним решали какой-то важный вопрос. Впрочем, после их совместной рыбалки на р.Сармай, когда тот не только поймал, но и зажарил рыбу, мы уже ничему не удивляемся. Пока есть солнце, я уже традиционно ставлю заряжаться аккумуляторы, и пока утро сборы-спячки-болячки, завтраки и вчерашники решаю всё же съездить на поле, назад, что бы поснимать каменные грибы. Сейчас солнце светит прямо на них, и если бы не разбитый фотоаппарат, то можно было бы получить хорошую фотографию. Но у Грея телеобъектива нет, мой разбит, только видео, зато с увеличением.
На пустом велосипеде, непривычно лёгком и подвижном, я выкатился в поле, найдя точку оптимально близкую и в тоже время не настолько, чтобы ушёл окружающий пейзаж. Поставил штатив, всё что мог сделал, хотя на таком расстоянии даже со штатива дрожание, и покатил назад.
На стоянке идут спокойные сборы, хмурый, молчаливый Гоб напряжённо собирает человечий мусор в кучу у бывшего костра. Не смог не помочь. Да, грустно, и такое место потихоньку начинают засорять. Дорога, автомобили, туристы... Хотя я не удивлюсь, если через пару лет тут будет забор и платные стоянки для туристов. А ещё через пять - мостик к каменным грибам. Но пока его нет, а какие-то броды-переправы нарисованы около ближайшего поселения Коо. Вот в ту сторону мы сейчас и поедем.
Но сначала есть небольшой сюрприз. Сразу на устьем Чульчи, между Коо и им находится Место силы не слабее уж точно Пазарыка. Надо сказать после того, как я на нём побывал 4 года назад, а время было - Резидент долго и вдумчиво заклеивался прямо тут, я его резко чувствовал когда был на 'Стоунхенджах' под Бельтиром. Так что очень интересно.
Но Грей, так ничего и не уловив, пронёсся мимо всей мерцающей картинки справа по борту, в сторону, но я всё же у него спросил. Остановились. На вид - похоже на развороченные археологами старые курганы, возможно так и есть. Но некоторые образования вообще то ли естественного происхождения, толь древнее пирамид. Только маленькие. Я всё же смог настроился и увидеть связи, светимости и то, что собственно хотел - разобраться к чему всё это. Да, это сеть, жёстко структурированная и наполовину разрушенная.
Но тут к нам подкатил уже знакомый велосипедист. Нет, не одинокий ковровец, а тот, который 'Купол-Ажу' зачитывался.
- О привет. А мы там вот, с машинами стоим. Можно с вами? Ну, проехать?
- Можно, кто же запретит-то. - улыбаясь отвечаю я а сам думаю: надолго ли его хватит? Хоть и вел налегке, да ездоки мы несколько иные... И задача у нас сейчас довольно лихая. - Ну что, помактошили?
-Ай-да!
Помнится, как на эту равнину мы выехали из несложной, но глубокой переправы через протоку-ручей. Теперь переправы нет - есть мост. Далее идёт каменистая дорога по 'парку' - такой тут необычный низки и просторный лес из стоящих разреженно деревьев с большими кронами. Отвлекаясь от его голосов я постоянно смотрю направо - нет ли дороги к основному руслу реки, по идее тут уже пора искать переправу к грибам. Но её нет, и мы доезжаем до развилки - одна дорога, старая, идёт дальше вперёд, а другая, основная, поворачивает на мост слева - раньше и этого моста не было, тоже переправа. Разумеется, мы едем прямо. Прибившийся попутчик уже успел отстать, а Гоб потеряться из виду. Поперёк дороги защитный ров, с бруствером - видно сделано, чтобы автомобили не заезжали. Странно. Но нас-то не остановить такой уловкой, и вскоре мы выкатываемся на полянку-тупик, где происходит нечто странное - стоит бензовоз и палатка. И какая-то машинка, в которую заливают аккуратно топливо. Хм, подпольная бензоколонка? Но она нас интересует меньше всего.
- Я там видел поворот на право. Может туда?
- Давай.
Мы разворачиваемся, и выехав с поляны видим колеи, идущие к реке. Колеи делают небольшой срез, соединяются с другими и... уходят в воду. Я ощутил немного подзабытый драйв первопроходца-разведчика. Тут считай дороги нет, река, или ей протока, не видно в общем, куда могут уезжать авто по таким булыжникам, но доверившись интуиции без колебаний и остановок въезжаю в воду и поворачиваю к отмели слева. Выехав на отмель, вижу, как по булыжникам и гальки тянется различимый след вниз по течению, а само всё это напоминает участок на р.Джелло, уже упомянутой в этом отчёте.
Прибившийся велосипедист увидев как мы ушли и вышли из воды по тому, что для джипов уже не дорога, остановился, и видимо решив что с него хватит приключений, заснял нас на мобильник, и развернувшись, укатил. Мы же продолжили движение по отмели, которая оказалась крайне длинной и вывела нас на новые протоки, причём след снова ушёл в воду - оно и понятно, надо на другой берег или остров справа. Некоторое время присмотрелись к месту, куда там выезжать, но толком ничего нет. Видимо продолжается по галечнику. Найдя место помельче форсируем уже достаточно глубокую и большую протоку. Однако понятно, что это ещё не основной Чулышман. Основной надо искать, и переправу тоже.
На другом берегу-острове, у берега мы остановились. Понимая, что отставший Гоб эту замысловатую траекторию может вычислять долго, и уйти дальше - то потом долго искать его, мы встали.
- Ну, - прорезался его голос в рации, - И куда мне теперь ехать?
- А ты где?
Выясняется, что он ещё у 'бензоколонки'. Причём это мы развернулись, а он проскочил вперёд. Начали долго и мучительно ориентировать Гоба для выхода к нам. Поняв, что это дело он будет проходить долго, мы пожевав облепиховых ягод на берегу, решили сделать пешую разведку. Тиреа остался ждать Гоба, а я с Греем направляюсь вперёд, где появляется и исчезает след, и заканчивается берег острова. Тут снова протока, переходим на более основательный остров, с чем-то похожим на заезд на берегу. Выбрались на верх берега, и пошли по тропинкам в сторону другого берега Чулышмана. Собственно, тропинок как таковых тут нет, есть проходимые кусты и полянки. Они нас вывели к протоке, через которую бодро переходит накатанная авто колея. Перейдя воду, идём по колее. Она тянет нас уже вверх по реке, на открытые полянки, где теряется. Однако, спустившись в сторону берега грибов, мы находим вид слияния больших проток и маленьких, причём понятно, что тут пешком не пройти, проехать можно только на каком-нибудь Урале или коне когда воды не много. Теоретически можно поискать иной путь - ниже видно, как река разбивается на протоки. Пошли туда.
Там нас ждёт очередной островок, отделённой узкой, со спокойной водой, но глубокой протокой. Пришлось дойти до его конца, что бы найти переход с минимумом погружения. На островке мирно пасётся стадо деревенских коров, а с его мыса видно уже саму деревню Коо. Мы пересекаем остров и выходим на берег уже Чулышмана. Собственно, тут становится понятно, что разведка завершена.
От 'грибного' берега нас отделяют два рукава реки. Оба, разделённые небольшой каменистой отмелью, шириной метров по 50 и на вскидку глубиной около метра или больше. Течение не сильное, но коварность горных рек я знаю хорошо...
- Как это перейти?
- Был бы Резидент - он бы тропу по воде нашёл...
- Но у нас нет Резидента, а есть Чулышман. И верёвок что бы сделать всё безопасно нет.
- Ну да. Теоретически конечно можно, но на это уйдёт целый день. Они, местные, видимо на 'Уралах' и подобном перевозят, и того, отсюда до грибов уже километорв семь, так что там тоже наверняка дорога есть, на том берегу, и брод что на карте - мы на нём стоим. Только вот не пеший это брод... И на веле не пройти.
- Беркут, давай в другой раз. Это сейчас день туда, там сколько-то, и день обратно. Дня три. Вылетим из графика. Меньше бы спали и раньше выезжали....
- Да понятно. Жаль. Возвращаемся.
Некоторое время мы еще растеряно и сосредоточенно одновременно бродим по берегу, тоскливо глядя на восточный берег Чулышмана, оставшиеся так и не встреченными склоны, и удаляемся назад. Поход по грибы не удался, как не хочется это принимать, но это так. Но мы их всё же видели!
Назад идём по дороге, через кусты не ломимся. Правда это не означает, что не надо мочить ног. Зато Гоб давно уже нашёл Тиреа, и она вместе спокойно ждут разведчиков. А те приносят свои невесёлые новости.
теперь?
- Теперь Коо.
- Назад?
- Не, тут перейдём, - показываю на протоку с слиянием с другой, видны перекаты, стало быть пройти не сложно, а на другом берегу уже какой-то лагерь палатка, и далее основная дорога. - И выйдем на дорогу. По ней уже в Коо.
Переход решено заснять на фото и видео, а я хотел просто переехать. Но силы не рассчитал - слишком большие бульники на дне, и орюкзаченный вел встаёт на пучине-стремине. Пришлось спешится и дотолкать до берега. Местами по колено, так что на берегу уже все выжимают воду из носок и берцев - погода хорошая, остальное высохнет само.
Палатки на верху оказались... брошенными. Такое ощущение, что неделю стоят без хозяев. Внутри видно, что аккуратно, насколько возможно, сложены вещи, а у кострища рядом следы распития спиртного. Вместе с артефактами на нашей ночёвке и Местами Силы неподалёку начинает складываться довольно интересная картина... И сколько таит в себе загадок ещё Алтайская земля, особенно в долине Чулышмана...
- Ну и что.
Но мы держим путь дальше. Это поле с камнями, после пересечения которого по разнообразным следам выходим на дорогу, и по ней уже в сторону Коо. Там лес, и копошится здоровенный трактор. Он разравнивает подъезды к новому мосту через протоку. Тракторист не заставляя нас кувыркаться по буеракам на обочине сдаёт назад, освобождая проезд, и мы переехав мот оказываемся на очень неровной каменистой дороге, видимо в процессе строительства. До полной картины мимо проезжает Камаз полный камней.
- Не понял, - Грей остановился как и я потому что надо снова ждать отставшего Гоба - Коо рядом, - Зачем им тут ещё камни?
- Да мост ровняют. Чтобы заезд дольше продержался. Эх, не к добру это...
Дорога прыгая от каменистой до грязно-песчанной выкатила нас в деревню. Вот и Коо. Особых пожеланий на закупки провианта у нас не было, так что интересного посмотреть на перекус, хотя еды навалом ещё, ну сок...
Магазин с последнего моего визита сюда переехал ближе к церквушке, и находится словно в частном дворе, за забором. Ворота, калитка. Тут и паркуемся. Наш визит привлёк внимание какого-то местного персонажа из числа 'синих роботов', но мне пока не до него, и я иду в магазин. Там беру два томатных сока и хлеб, соломку. Перекинулся с продавщицей парой слов пока не появился 'робот' и не позвал наружу. Снаружи я увидел Гоба, Грея, которые мне тут же мысленно дали посыл 'опасность, чёрти что...'
- Дай сто рублей. - сразу к делу перешёл робот.
- Вот прямо так сразу?
- Ну, браток, на опохмел...
- Не дам. Сам не пью, и другим не помогаю.
- Ну дай сто рублей, и всё...
Да, чисто идеальный случай привокзального развода. Ну-ну...
- А знаешь... нет у меня для тебя сто рублей. Ну нет... - я, улыбаясь во всю пасть кладу руку на сердце и насмешливо-жалостливо на него смотрю. Ребята мысленно говорят 'Достал!!!' и я их понимаю, что тут происходило. Ну в общих чертах. Теперь с интересом наблюдают что буду делать я. - И не дам тебе сто рублей, вот не дам, и всё...
- Тогда нож дай... Вон он какой у тебя хороший..
- И ножа не дам..
- А пистоль?.. - его рука на редкость проворно выстегнула кобуру, собираясь извлечь оружие.
- А он стреляет. И тоже, знаешь ли, не дам. Ничего не дам, вот такой я жмот!
- А посмотреть?
- Тоже не дам! - я с трудом сдерживаю смех. Мысленно даю команду 'помактошили' и ребята быстро фасуют покупки. Пока шло шоу кто-то уже успел присосаться к соку, что зря. Впрочем, я сок отдал Гобу, и тот его допивал уже.
- Ну дай что-нибудь...
- Ничего не дам! Ну правда, не дам, и всё!.. - робот немного опешил. Видимо такой 'наглости' ещё не встречал. Как потом рассказали Гоб с Греем он и у них ножи вытягивал, с комментариями 'Это моя деревня' и получал ответ 'А это - мой нож', и понятно что ничего тоже не получил, но успел сфоткаться с Греевским кукхури. Мы отъехали, но Гоб как всегда тормозит, и робот снова берётся за него. Гоб, не долго думая вручает ему в руки пустой пакет из-под сока, и пока тот пытается понять что произошло, неспешно удаляется по дороге. Мы остановились там в пределах видимости, на всякий случай готовые вмешаться.
- Не, Беркут, это для него слишком большая дистанция. Не дойдёт.
- Да, хоризматичный персонаж... Я думал они уже все вымерли, такие долго не живут.
- Зато ими быстро становятся.
- Да раньше тут их стада ходили, теперь вот, один выжил... и то, клоун. Ну что перекус?
- Да, отъедем покрасившее, пожуём. Хоть так облом с грибами задавим...
Глава 9

Глава 9. Пафос и Балыкча-ча-ча-ча.

Природа тут своеобразная. Сказывается наличие сильных ветров, умеренной влажности и тёплого климата. Уже в Коо заметны сады яблонь и груш, по обочинам часто попадается конопля и раскидистые сочные папоротники. Деревья растут не часто, но очень приземисто - иначе ветер свалит. После Коо дорога вышла в поле, где мы оприветелись с местной пацанвой, а потом пошла вдоль берега усеянного разнокалиберным топляком. Сложно сказать почему, но именно это место показалось нам симпатичным, но именно туда и свернули на перекус, заодно обсудить хоризматичного синяка. Но Синяк не долго был темой разговора, почему-то сошлись на том, что у нас есть одно упущение.
- А ведь ни одного кадра нет, где мы все вместе на велах.
- Нету, всё не до того. Но если специально озаботится, то можно сотворить. Даже знаю как...
- Кайся...
- надо найти что-то вроде перевальчика, бугра с хорошим пейзажем на заднем плане, и поставить на штативе камеру за ним. И потом, когда включим, вместе показаться из-за горизонта перевальчика, с пафосным видом потупить там, и съехать.
- Хм... ну да неплохо.
- Концепт кадр будет.
- Да уж.
- Но главное пафосно...
- Ищем подходящее место?
- Да есть тут впереди одно, около магнитного камня, у устья Башкауса.
- Далеко?
- Да не очень, только вот проблема, пока докатим, солнца будет уже мало, ущелье, фигня получится. Придётся вставать до этого места.
- Ну тогда помактошили?
Я взял оставшийся невостребованным пакет томатного сока, который уже по пути сюда успел как-то выпасть с вела, и несколько деформироваться. Грею его уже некуда крепить, поэтому я завернул его в куртку, и прилепил под резину своего рюка, после чего и поехал.
Дорога забултыхалась по камням, с небольшими послаблениями в виде песчаника, пересекла поле, и прижалась между скалой и рекой. Знакомое место, тут 4 года назад перекус был...
- Я возвращаюсь, - Грей остановился, и начал разворот на просёлок, параллельный основной дороге. - Не ждите, догоню.
- Что случилось?
- Да я... - голос в рации поперхнулся, - Фотоаппарат с чехлом на перекусе забыл.
Гоб, как всегда отстающий, даже на небольших дистанциях уже вне видимости, и мы с Тиреа неспешно двинулись дальше, в надежде, что нас поскорее догонят. Тут дорога завиляла между каменных вывалов, совершая вместе с ущельем поворот к западу, и прыгая верх-вниз быстрыми горками. После чего открылся вид, контуры горизонта которого уже говорили о приближении Башкауса, а длинные тени гор - о приближении вечера. Впрочем, до Башкауса и магнитного камня ещё пилить и пилить. Причём дорога идёт ровным полем и состоит из каменистого песчаника. Всё бы ничего, только вот каждый автомобильчик поднимет клубы пыли.
Фынь-банч-шмяк!...
- Третьего раза он не переживёт, - задумчиво сообщил Тиреа, глядя как я поднимаю отстрелившийся от тряски пакет томатного сока. Я завернул его плотнее в куртку, чтобы не скользил в резинках, и снова приторочил к рюкзаку.
- Лучше, чтобы его не было, этого раза. Но похоже, этот сок не хочет с нами ехать.
Впереди уже отчётливо нарисовался склон с магнитным камнем, и небольшая вершинка рядом, хотя ещё несколько километров пыльной дороги до туда есть точно. Дорога часто жмётся к лесу между рекой и нами, причём лес 'парковый' - редкий, чистенький такой... И вот странное зрелище - стоит тёмный Жигуль, судя по всему поломавшийся, и его водитель тупит около.
- Привет, ребят, там увидите с 70-го региона ещё кого, передайте, чтобы не искали, я тут...
- Лады, передадим...
Ещё полкилометра дороги вдоль парка, и снова: 'Фынь-банч-шмяк!... Плюх...'
- Ну, я же говорил, не переживёт...
Действительно, на дороге лежит моя куртка, из которой словно кровь убитого, вытекает красный томатный сок. Отряхиваю куртку, выворачиваю чтобы сохло. Что не вылилось - выпивается, и пакет забирается. Остаётся впечатляющее красное пятно на дороге... да, не судьба с соком.
Навстречу через километр едет авто с 70-м регионом, правда по описанию модель другая.
- Это, там впереди кто-то просил передать, чтобы его не искали. Ваш? На Жигулях?
- Наш-наш, спасибо, как раз его и ищем...
Дорога снова ныряет в лес, но оказывается, что это протоки старицы реки, густо и кустисто заросшие. Мы с Тиреа уже активно крутим головой, в поисках удобного и хорошего места, чтобы заночевать, но как-то не нравится всё. Хотя по идее можно где угодно, только с дороги всё просматривается. Едем дальше.
Дальше выкатываемся в поле, краем которого дорога жмётся к реке, уже руслу, и видно как она впереди лезет в перевал.
- Вот там и будет наш концепт-пафос.
- Едем?
- Поздновато, придётся тут встать.
Тут - это довольно интересно. У самого берега идёт тропа, но она за обрывом вниз, её не всегда видно. Дрова - это множество сухих веток на и под деревьями, прорежено стоящих вдоль берега. Сам Чулышман тут спокойный и широкий, оттеняющий своей лазурной гладью разноцветье каменистых склонов. Теперь осталось угадать, кто нас догонит первым, Гоб или Грей. Чуда не произошло, первым появился Грей, а вскоре и Гоб, как выяснилось, они ехали вместе.
Кроме того что хотелось как-то потянуть время и побалдеть у костра, нужно ещё обсушить массу элементов не просохших до конца после переправ на грибном вояже. Так что к запасу дров подошли с особой тщательностью, заодно сложив довольно большой и удобный каменный очаг, где до самой поздней ночи у нас сохли ботинки и стельки, а мы давили чаи с разнообразными припасёнными сладостями. Время хочется вытянуть как можно дольше - по сути это наша последняя за этот поход стоянка вдали от цивилизации, в достаточной степени дикая, машины, изредка проезжающие сверху вообще не воспринимаются - они нас не видят, и нам до них далеко. Зато рядом могучий Чулышман, стены молчаливых гор, и со всем этим простор полная свобода. Дальше будет коса и мыс Кырсай Телецкого озера, по дороге - Балыкча, довольно крупная деревня, и турбазы с джипами на берегу. Это уже снова немного другой мир. А мы сейчас наслаждаемся этим, и чтобы не спугнуть его за весь день проехали рекордных 15км. Погода столь балует, что Грей опять ставит вело-тент и спит на улице, не тесня нас в палатке и дыша свежим воздухом.
Утро традиционно началось с фотосессии окружающих красот, коих нам надарило утреннее солнце и синее небо, отражённое в воде, и зарядки аккумулятора для видео, ибо на пафосный концепт кадр может уйти много энергии. Неторопливый завтрак со сборами разбавляет вид валяющихся вокруг конских костей.
К перевальчику я выдвинулся первым. Погода словно подыгрывает нам: светит солнце, лёгкий ветер гоняет прозрачные облака по иссиня голубому небу, тихий Чулышман сосредоточенно толкает свои воды в Телецкое озеро.
Условно проблему я заметил ещё до перевала - перевальный взлёт излишне крут, и стартануть для кадра будет не так-то просто. Тем не менее, оставив ждать свой вел и догнавшего Тиреа, я отправился со штативом монтировать камеру для концепт-кадра. Наконец все в сборе. Мы стоим прямо на этом взлёте, с неплохой такой крутизной, и пытаемся сообразить, как сможем, даже на пониженных передачах подняться вверх, да ещё так, чтобы сохранить пафосное выражение физиономий. Тем не менее я включаю камеру, бегу за перевал, мы садимся в сёдла...
- Готовы?
- Угу.
- Экшн!.. Только с пафосом, с пафосом...
Однако, всё пошло не так, как планировалось. У кого-то просто не получилось поехать, у меня заклинило колесо, в результате чего вместо пафоса из-за горизонта перевала в кадр вылезании по очереди калеки с велосипедами, рыча и ухая. В некотором роде концепт кадр удался, только не тот что-то концепт вышел. Смешно и грустно одновременно.
- Я тут поехать просто не смогу! - Гоб без лишней гордости объявил положение дел.
- И я тоже, - поддержал Тиреа.
- Но как бы вы не старались, первый дубль не возьму...
- А для второго лучше ехать не отсюда, а оттуда, там более полого, - заметил Грей, и все его поддержали.
Мы перекатываем велы на другую сторону, я расклиниваю колесо, а Тиреа отправляется со штативом за седловину. Его долго нет, я иду смотреть, и вижу, что тот поставил камеру далеко внизу. Поняв, что в кадре несмотря на все наши усилия будет только пыль и дрожание, я переставляю камеру на скальный выход рядом, но она как-то так сливается с камнями, что если не знать где она стоит, то не видно. Откадрировав, идём за седловину.
- Экшн! Камера!...
- Поехали...
Сначала получилось более менее, но Тиреа заметив впереди камень, решил его объехать, а успевший отстать Гоб оказался подрезанным этим маневром. Что творилось в кадре мы только догадывались, корча пафосные физиономии на фоне ругающегося где-то Гоба. Вот тебе и пафос...
Дубль три.
- Пафос, пафос!
- И где же его взять-то?
- А постараться.
- Ага... зато концепт будет. Поехали?
- Экшн!..
Мы одновременно пришли в движение, и я что бы не нарушать строй еду медленно, и вот когда уже удача так близка, несмотря на мучительную борьбу Гоба с велом а Тиреа с подъёмом, Грей собирает колесом стенку колеи, и почти падает. Пафосно так... А вот встать он пафосно уже не смог, и его прорвало на смех, причём как ни старался остановится уже не удавалось.
- Мне его пристрелить?
- А пафос?
- А концепт?
- У-хи-ха-хи-ху-у-у... А-х-хи-ух-а-а-а!..
- Может всё-таки пристрелить?
Успокоив не без труда Грея, отволокли его вместе с собой назад, и перепустили дух. Итак, дубль четыре...
- Пафос?
- Пафос, пафос, концептно!..
- Значит пафос, ура, готовы?
- К пафосу? Готовы!
- Тогда попёрли, пафосники...
Сложно сказать, что на наших физиономиях отобразилось при попытке въехать в кадр ровно, но сама попытка увенчалась успехом. Ну, более-менее. Мы пафосно остановились, протупили куда-то вдаль взглядом, и после запрограммированного кивка грея я показал чёрти-куда наганом, и мы покатились вниз. Как говорилось выше, наклон тут сильный, так что торможение больше напоминало необычное падение, такое смазанное. Но уже вне кадра. Ладно, пафос удался, можно скручивать студию пафосных концептов, и прогуляться до магнитного камня поблизости.
Поднялись к камню без особых проблем, и уже стоя на нём я попросил показать какой из них 'тот самый'. Разумеется, среди небольшого разнообразия всё же угадать никому не удалось. Камень не проявил к нам какого-то особого интереса и воздействия, и если бы действительно не знать что это за камень, то можно было бы смело проехать мимо. Зато от него хорошо видно всю долину впереди, открытый провал горизонта, где уже должно быть озеро. Деревня Кок-Паш, что в стороне от дороги удивила наличием трёх вполне заводских ветрогенераторов, правда рассмотреть их получалось только через оптику.
Нафотографировав оттуда виды-панорамы, собрались в путь. Тут мне пришла в голову мысль, что стоит снять столь масштабный спуск, который идёт от камня к седловине. Я пошёл и поставил камеру внизу, запустил. Но садящаяся батарейка успешно отсняла полностью, как я топаю назад, и отключила камеру.
Далее мы покатили по песчаному спуску к мосту через Башкаус. Прямо перед ним табличка с указателем к постройкам слева - тоже какая-то турбаза, миниатюрная... Как грибы растут. На ходу с рук снимаю мост и реку, Грея с фотоаппаратом, и вместе с Тиреа плавно погружаюсь дорогу до Балыкчи.
В моей памяти что за полем, довольно большим, по которому объезжается Кок-Паш, есть ручей Стикс, после переброжения которого у нас в прошлый раз начали лопаться камеры через каждые 100-200 метров. Но тут я вспомнил, что Стикс не единственная местная достопримечательность. Вторая - эта самая дорога.
'Стиральная доска' - это тут не просто доска. У ней есть важная особенность - расстояние между ямками на ней как раз совпадает с межосевым расстоянием горных велосипедов. У тех, что больше, вроде наших гибридов, оно больше, поэтому поймать резонанс так уже не удаётся, но трясёт всё равно очень сильно. Кроме этого, сама дорога состоит из плотных булыжников, которые практически исключают возможность маневра и объезда.
- А да-да-да-ле-ко-ко-ко т-ту-т до-до Ба-ба-лы-ы-кчи-чи-чи?
- Нес-ко-ко-ко-лько ки-ки-кил-о-мет-т-т ров-в-в...
- П-по-ня-ня-ня-л...
Учитывая этот фак-к-кт-т-то-р-р, ожидать шустрости от Гоба не приходится, до и Грею понятно приходится не просто. Мы с Тиреа не спешим, впрочем, и при желании тут не разгонишься. Поле, которое со стороны кажется не очень большим, в жизни довольно долгое. А 'стиральная доска' и вовсе бесконечной. Я пытаюсь вспомнить, это будет продолжатся до Балык-чи-чи-чи, или нет, но зубодробильная дорога не даёт думать о чём-то другом кроме как о себе.
За полем дорога взбирается немного вверх, где проходя скальник на берегу, разделяется на грунтовку, довольно ровную, и на ней можно отдохнуть от тряски. Но потом снова жмёмся к воде и снова мы начинаем очень ждать Балыкчу-чу-чу...
Стикс я узнал с трудом. Потому что той знатной переправы просто нет, а есть добротненький мостик, по виду - уже не первый. Останавливаемся - надо залить воду во фляги, заодно пока ждём отставших, я озаботился своим багажником - он снова давит на крыло, и то поёт об покрышку. Расслабил, перерегулировал, вытянул и затянул. Надо сказать больше эта проблема меня не беспокоила. Заодно все подтянулись.
За Стиксом дорога стала более лояльна к велосипедистам, и Грей снова идёт со мной впереди. Грунтовые участки позволяют осмотреться и даже немного побезобразничать на маневрах. Стали появлятся люди с косами и заборы, за которыми колосятся плотные заросли конопли, растущей тут как обычная трава.
- А вот интересно, Грей, а зачем они тут заборы ставят? - говорю я проезжая очередное такое странное совпадение. А тут за забором в зарослях мелькает коса.
- Так покос же...
- А... Понял, да, коровы тут будут счастливы... И радостны. Не удивлюсь, если ржать будут.
А тем не менее, Балыкча становится всё ближе. Учитывая опыт Коо, мы решили не устраивать долгих посиделок внутри, поэтому подтяжную для отставшего традиционно Гоба устраивать не стали, и втроём решительно проникли на территорию деревни. Кстати, ручьи, которые раньше приходилось переезжать и форсировать на подступах уже все под мостами.
Зато сама Балыкча удивила странным оживлением. Кажется все жители вышли на улицу, и стоят у забора словно что-то ожидая. Мы здороваемся со всеми оптом, те отвечают, и случайно удаётся поймать чью-то мысль сначала о какой-то халяве, а потом о ожидаемой свадьбе. Видимо поэтому когда мы причалили к магазину, местные синие роботы в количестве 2-х штук довольно прохладно нас 'встретили' и узнав что мы не спонсоры, ничего никому не даём и сами не пьющие, быстро потеряли к нам интерес. В магазине я купил сока и сметаны, а Тиреа с Греем заговорщецки переглянулись, и нырнули в магазин, с какой-то странной мыслью, которую я так и не расшифровал. Ещё более я озадачиваюсь, когда они оттуда вышли в сладкими рулетами. Необычно... Выяснилось, что хлеб может быть в 'будке' которая где-то дальше.
'Будка' находится в метрах 350-ти от магазина по главной дороге. Это что-то вроде летнего павильона, в которых на чуйском тракте фарцуют сувенирами. Только тут вместо сувениров лежат пирожки, домашней выпечки хлеб, шкуры лис. Пришлось шуметь, что бы появилась хозяйка всего этого богатства.
- О, привет, путешественники! - встретила она нас как давних знакомых, - А где же ваш 'одинокий велосипедист'?
- Да отстал маленько... Увидите - привет передавайте. - мы почему-то хором решили, что речь идёт о самом что не на есть 'нашем' одиноком велосипедисте - Гоблине. Грей, узнав содержимое пирожков, кроме хлеба набрал их столько, что ларёк можно закрывать.
- Берите больше, - подговаривает хозяйка, которая с подругой запомнила, как выяснилось, нас ещё у Чульчи, - Там дальше ничего нет, кроме турбаз...
Но набранного оказалось уже столько, что пакеты норовили как тот томатный сок из Коо, выпрыгнуть из укладки, поэтому загрузившийся ими под завязку Грей едет крайне осторожно, но они всё равно пытаются сбежать. За Балыкчой дорога проходит небольшую рощицу, после чено пересекает небольшое поле с россыпью местных коров, и уходит в живописный насыпной прижимчик, который я сразу узнал как тот, где мы ночевали в своё время - вроде у дороги, но очень красиво, не видно самого, зато прекрасно - что на дороге, огибающий хорошо заросший кустами, деревьями с длинными горизонтальными ветками над раскидистыми папоротниками. Тут решили и устроить перекус.
Не дожидаясь отставшего Гоба, разложили все явства, но я не удержался и спросил:
- И чего это мы разорились на рулеты и столько всего?
- Так это... - ребята переглянулись, - С Днём Рождения тебя, Беркут!..
Я посмотрел на часы, и обнаружил что действительно, у меня сегодня Днюха... Вот те на, а я узнаю об этом последним. Что ж, раз так, то она точно удалась. Даже припозднившийся Гоб, против обыкновения не делал грустное лицо, а довольно живенько устроился 'к столу'.
- Да, хороша дорожка, бодрит... - вспоминая Балыкчу-чу-чу уминается сметана.
- Да-да, весьма, у меня минус одна пломба, если ещё зубы не выкрошились, - добавил Грей.
- Хороша? - неожиданно резко отреагировал Гоб, - Это надо какими идиотами быть, что бы на дорогу навалить таких булыжников! Это что, совсем невозможно сделать без них? И как только додумались по таким камням-то делать!..
- Гоб, понимаешь какая штука... Эти камни и бульники, живут они тут. Никто их специально на дорогу не клал, сами выросли.
- Точно? Хм... не знал...
- Ну если только дорогу специально джипуют.
- Это как?
- Ну вот такие прелести делают, что бы на джипах интересней ездить было.
Перекус не просто затянулся. Это было по сути праздничное гулянье по поводу моего ДР, и как результат после столь плотной еды всех потянуло в сон. Однако Гобу он даётся нелегко - к нему стала приставать местная белая корова, которую не так-то просто оказалось отогнать. Тем не менее, место тут действительно хорошее, неожиданно, и понимая, что на 'косе', где мы будем ловить катер для переправы, куда сегодня приедем, такого уюта уже не может быть в принципе. Поэтому и тянем резину. Хотя понятно, что когда там очутимся, мы уже будем зависеть от посторонних факторов - наличия и частоты хождения катеров, и погоды на озере.
Глава 10

Глава 10. Погода у моря.
 
И вот снова дорога тянется под колёса, но уже не такая 'стиральная'. Много песчаника, хотя камни и прижимы случаются периодически. Долина сильно расширилась, что говорит о приближении озера. Стоянки, пастбища, заборы для скота, причём дорога проходит сквозь них, и ворота приходится открывать самостоятельно. Но сначала нам открыл местный мальчуган, и когда мы пересекли огромное пастбище где кроме коров ещё пасётся не мало кобыл с разновозрастными жеребцами, а потом уже на прижиме - сами. Периодически видны отдыхающие селяне, причём иногда в таком экупе, что если бы не косы то можно принять за туристов. Впрочем это им тоже не мешает наслаждаться окружающими видами, и судя по улыбкам при приветствии им это удаётся вполне.
Начались развилки. Причём не простые, а с указателями. Согласно им на устье Чулышмана гнездится аж 4 тур-базы: 'Золотые пески', 'Кырсай', и ещё 2 какие-то. Соответственно развилки на них. Я же держусь левых дорог, потому как место, где мы собирали велосипеды после переправы прямо под скалой, и там ни одна тур-база не вкрячится. К указателям стали примешиваться торчащие тут и там крыши домов или подобных построек - равнина долины устья активно обживается. На обочине аккуратно сложены четыре буханки хлеба... к чему бы это?
И вот горизонт резко раздвинулся, дорога сделала хитрый крюк вдоль забора одной из турбаз, и мы выкатились на вязкий прибрежный песок озера. Приехали.
Озеро спокойно в штиле. Волн почти нет, к каменного насыпного пирса стоит как на вечном приколе большегрузный баркас, орлы и беркуты вместо чаек охотятся над водной гладью за рыбой, и коса песка, словно побережье экваториального курорта, яркой жёлтой полосой уходит на восток. Горизонт непривычно далёкий и испаряющаяся влага озера его колышет. В голове от увиденного начали происходить замены логики и терминов на морские - мыс, пирс, причал, узлы, водоизмещение, курс, галс...
Но кроме этого есть повод и задуматься - что коса, что 'наше' место под скалой - всё занято автотуристами. А ждать тут оказии до Артыбаша возможно придётся долго. Тогда нам говорили, что по воде ходят только с утра, пока волна не большая, сейчас вечер, и караулить надо скорее всего с утра. А сейчас дожидаемся Гоба, и отправляемся в разведку искать где встать.
Поскольку в столь открытом месте темнеет долго, то дождавшись не сильно отставшего как ожидалось Гоба, мы с Греем отправились в разведку по косе. Заодно посмотреть, нет ли дороги в сторону р.Кыга. Первое неприятное открытие, кроме засиженности косы туристами - это её песок - крупный и густой, он настолько рассыпчат, что в нём пешком прилично вязнешь. Тянуть по нему велы будет очень эротично... Но мы топаем вперёд. Нас догоняют конные пацаны из Балыкчи со своим нехитрым предложением, стявя коней перед носом:
- Кататься будем?
- Не-а, накатались уже?
- Это где?
- Аёгулак, Челинташ - знаешь?
- А где это?
- Проехали. Мы 10 дней с коней не слезали недавно, и ты нам сейчас можешь предложить что-то круче?
- Точно не будете?
- Не будем, - подмигнув ответил я желая поставить в разговоре точку. Даже без всякого соблазна мы не знали, во что нам встанет по деньгам переправа, поэтому надо экономить.
-Ну ладно... - - старший пришпорил и ускакал патрулировать стоянка джипперов, во множестве расположившихся как на косе, так и за ней, ближе к мысу. Коса закончилась заросшей деревцами и кустами отмелью, где автомобили уже роились в несколько рядов вместе с палатками. Потом дорожка вынырнула на более основательный берег, где в сторону реки видна зелёная болотистая роща, где тоже кто-то стоит, и высокий берег с гудящим там генератором турбазы. Довольно хлипкие летние домики, в одну доску, смотрятся как собачьи будки с постаментом по сравнению с фундаментальными домами на Белом Боме, столовая, довольно основательные хоз-постройки. За турбазой дорога вышла на берег, откуда виден остров Кайман и долина Кыги. Становится понятно, что туда можно только через переправу подобную или сложнее той, что на грибы.
Но задача не выполнена. Впереди поворот дороги вглубь долины, видимо к той самой развилке, и прямо - к следующей турбазе. А между ними небольшой пляж и кустистый берег, где вполне можно зависнуть. Ехать правда придётся тогда назад, до развилки, а потом сюда по пескам. Пляж, судя по следам на песке был облюбован джипперами для выпендрёжа в рулении, и это навивает тоску. Что ж, разведка закончена, разворачиваемся и назад.
- Ну что, кататься будем? - опять нарисовались пацаны со своим навязчивым сервисом. Оно понятно - пока турист тут стоит - надо выжимать всё, сезон кончится и амба, никого и ничего...
- Не, не будем, говорю же - накатались...
- А нож покажи...
- Хе, да он маленький...
- Маленький!? Это у вас маленький?
- Ну вот у него побольше, - киваю на Грея.
- Ого! Подарите?
- Не-а.
-Продадите?
- И не продадим. Дороговато будет. Несколько тысяч потянешь?
- О, всё, понял... не, круто! Хорошие у вас ножи. Но если кататься...
- Не захотим.
-Ну тогда пока.
- Пока.
Вернувшись назад, к скучающим Тиреа с Гобом, мы что-то не почуяли энтузиазма ехать туда. А вот вопрос с катером остался висеть. Тут ходил паром, да и вообще информация противоречивая - то есть, то нет... Нам кто-то из соседей под скалой посоветовал зайти в столовую ближайшей базы и разнюхать обстановку. За дело взялся Грей. Он неспешно двинулся в сторону рычащего генератора, и утонул в застеклённом помещении по соседству с ним.
Вернувшись, он глотнул воды из фляги, осмотрелся с видом обладателя ценой информации, и зашёл с козырей:
- Хреново дело. Паром давно не ходит. Катера по вызову, и больше 12 рыл не берут ни за какие деньги - у них в прошлом году один катер ушёл под воду и никто не выжил. Теперь все авто сюда едут через Кату-Ярык, их не переправляют больше. Так.. но можно катер заказать, но понятно цена вопроса будет с учётом интереса тех, через кого заказывают. А это уже не очень хорошо.
- Но обещали, что завтра в 12-13 часов должен быть катер обязательно, причём он кого-то привезёт, а назад вроде как пустой...
- Хм, выходит, держимся изначального плана? - а тот и состоял в том, что бы сесть на катер идущий в Артыбаш порожняком, и сэкономит на этом.
- В-общем да... Но тогда надо вставать на ночь где-то тут, что бы утром не бегать если кто причалит.
- Ну что, тогда встаём и ждём у моря... погоды.
Ещё одна разведка показала, что за стоянками за скалой тоже не встать - там неровно, валуны, кусты и отхожее место уже. Зато на косе освободилось вполне уютное не ветреное местечко прямо рядом. Оно как бы за косой, уже на берегу пруда за ней. Пара деревьев, оставленные предыдущими постояльцами дрова и мусор. Уже в сумерках мы развернули бивак и приготовили нехитрый ужин. Припасов у нас ещё много, плюс пирожки да хлеб из Балыкчи, но много в себя не запихать. В то же время понимаем, что активная часть похода завершена сегодняшними почти 30-ю километрами, и теперь особо уже на веле не полетаешь. Однако до конца путешествия ещё есть не только место, но и время... Толи с тоски, толи с настроения завидев ускользающую в облаках за гору луну, взялись всей стаей её выть. Выли, выли... всё затихло, собаки заткнулись. Не все правда... Но туристы точно и генератор турбазы заглох. Можно спать.
Однако ночью заштормило. Пошёл дождь, причём крупный. Ветер хоть и окатывался через косу, но и нам достаётся - палатку трепыхает. Решили что в такой обстановке утром делать костёр занятие не благодарное, и расчехлили газовую горелку. Пока ели готовили - дождь прекратился, а ветер остался. Так и начали сворачиваться.
На моё предложение прогуляться на гору по соседству никто не откликнулся - все поглощены ожиданием катера и вообще дозором за водой. Там с утра происходит разнообразное движение - кто-то приходит на турбазы по воде, кто-то уходит - в бинокль видны набитые людьми в спасжилетах лодки с моторами, а так же вёсельные и надувные посудины с рыбаками. Всё это не наш вариант. И пока ребята стоят в дозоре и караулят обстановку, я успел залезть на гору рядом и сделать пару кадров разбитым фотоаппаратом.
Потом спустится и потупить внизу, на собранных вещах, после чего с Греем детально осмотреть запертый на замки баркас у причала.
Он казался брошенным на вечный прикол, для чего вытащен на мель. Но внутри, через окна, видно, что эта посудина ещё может ходить. Только вот куда и зачем? Если сезон заработка сейчас, то почему не на ходу? Мы постояли на борту, раздумывая о будущем нашем и ближайшем, но планы строятся в такой обстановке с трудом. Несмотря на сильный ветер вода спокойна, и по её гладе изредка скользит какое-нибудь плав-средство. Вот и к нам что-то приплыло...
Небольшой катерок. Потом ещё один. Это точно не то, что ждём, ибо сказано было 'большой' а в эти грузить даже полгруппы нашей весьма стрёмно. Мы встали на берегу, и по очереди ходим в дозор с биноклем. Как не хватает Дозорного из конного похода на Челинташ... Вот тут для него работы в дозоре-то. Зато есть время изучить внимательно горизонт и берег. Например, посчитать баранов, пасущихся на лужайках около Беле, что в семи километрах от нас по прямой и посмотреть, как крутятся на их высоком берегу такие же ветряки как в Кок-Паше. Повычислять, куда и откуда гребёт очередной катерок с людьми, которые уходят и приходят куда-то за остров Кайман, или в сторону пристани Чири. Но время идёт, а наш катер так и не появляется. Пришло и прошло 13 часов, и стали закрадываться смутные сомнения.
Первым делом придумали план Б - это переправляться по парно, держа связь, зато большого катера не требуется. План В - это просто идти и заказать дорогой вариант с посредниками. В любом случае актуальность дозора резко возросла, и бинокль не зачехляется. И только к 15 часам на горизонте стало видно, что к нам идёт что-то достаточно крупное, по сравнению с остальными. Сначала ещё были сомнения, но когда катер подошёл достаточно близко чтобы рассмотреть его очертания, стало ясно, что это что-то интересное. Хотя мы ждали чего-то побольше, но уж что есть. И вот но причалили к золотым пескам косы.
По сравнению с той утлой крытой лодкой с моторами, на которой переправлялись в прошлый раз, это был действительно Катер. Именно с большой буквы. Красивый, чистый, загляденье. Ну и его водоизмещение явно говорило о том, что на нём уйти мы все с велами явно сможем, даже если велы придётся закреплять на палубе. С катера спрыгнуло по трапу, который откидывается с носа, трое, и мы с Греем уже буксуя в песке неумолимо приближались к прибывшим.
- Здрассьте... А назад четверых с велосипедами не возьмёте?
- Привет, - плотный дядька в телогрейке, - Все вопросы к капитану. - и он показал на худого спортивного на вид мужика, больше похожего на бывшего спортсмена. Тот оказался вполне разговорчив и быстро понял, что мы от него хотим.
- Да можно... но не сейчас. Сейчас я должен забрать отсюда группу, если место останется, то посмотрим. А, вот и она. - Капитан показал ковыляющих по песку орюкзаченных отдыхающих, в количестве пяти штук. - Не, похоже не сейчас. Они договорились заранее, заплачено. Смекаешь?..
- А сколько будет стоить?
- До Артыбаша? 1500.
- С велами с каждого?
- Да. Но если вы реально хотите что бы я за вами пришёл, дайте задаток, немного, но что бы был. Это из-за того, что много раз нарывался: вот так прихожу, а это время и топливо, а люди уже ушли ещё с кем-то.
Однако лично я особых альтернатив в данной ситуации не видел, и согласился, вручив 500р. Задатка.
- Хорошо, наверно катер побольше пригоню. Хотя и в этом поместимся.
- А сделать скидку ветерану войны в Афгане и Чечне? - и перед капитпном открылась соответствующее удостоверение небольшого мужичка с сединой, с очень знакомым лицом. 'Во чёрт, - подумал капитан так, что даже мне слышно стало, - Только вас тут не хватало...'
- Ну... я как бы не государственный перевозчик, но подумать можно. А сколько вас, вы одни?
- Нет, со мной ещё двое, сын и двоюродный. И вещей немножко совсем, Рюкзак у нас один, ну и у них, так себе... Ну, может скинете, с 4500 до 4000? А?
- Ну ладно, - что-то скалькулировав в уме, ответил капитан, пока туристы располагались в утробе его судна, - Там посмотрим.
- А когда придёте? Долго ждать?
- В одну сторону полтора часа ходу... - Капитан оглянулся на воду, на хмурое небо и сильный ветер, - Но на воде всякое случается, если не сегодня, то завтра утром обязательно. Но вообще должен успеть сегодня. Так что как погода, смекаешь?..
- Понятно, ждём, - откликнулись мы, отходя назад: вопрос решился, и можно немного расслабится. Капитан же, загрузив пассажиров и утрамбовав с помощником их экуп в трюме, неспешно отчалил свой 'баркас' и вышел в море... Тьфу, озеро. Впрочем, мысли о море пришли после этого довольно быстро.
- А вы собственно откуда? - неожиданно заговорил с нами седой мужичёк с ветеранской ксивой. Получив ответ, он поведал нам о том, что добирался сюда автостопом, вообще так вот любит путешествовать, что пишет стихи и книги, и вообще-вообще. И тоже ему надо в Артыбаш. Я никак не могу отделаться от мысли, что где-то я его уже видел...
Ребята, узнав, что дело сдвинулось с мёртвой точки, не обрадовались только сумме за переправу. Впрочем, обсудить это мы толком не успели. Погода поменялась. Причём резко. Ветер, который и без того с утра дует так, что вертяки на горизонте крутятся как вертолётные винты, резко усилился, небо потемнело, запахло настоящим штормом. Мы поднялись от стоянки слова наверх косы, и увидели довольно впечатляющую картину: на нас действительно надвигается вполне нормальный морской шторм, балла в три. Тьма из-под тучи закрывает горизонт, и по воде в нашу сторону несутся увесистые буруны, а на берегу уже формируется вполне морской прибой. Сильно запахло проливным дождём. Не сговариваясь, мы решили от греха подальше укрыться у скалы, дабы не вымокнуть до нитки в той заварухе, которая на нас движется.
Ветеран со своими попутчиками уже устроились там на оставшемся удобном месте, а мы не испытывая угрызений совести сразу за ними, почти вплотную. Деревья над нами не самая лучшая защита от воды, но лучше чем ничего, и ветер тут уже не такой буйный, как на косе. Закапало. Прибой стал очень резким и шумным.
- А никто не хочет гречку с тушёнкой? - молодая женщина, явно из стоящих по соседству автотуристов, те что на 'нашем' старом месте, явно столкнулась с той же проблемой, что и мы утром на первой стоянке под Акташом. Она смотрела вопрошающе на всех собравшихся, и нас, и ветерана с его попутчиками.
- Да-да, хотим, несите, съедим - быстро откликнулся ветеран и особенно его 'попутчики', словно боялись, что мы их опередим, и им мало достанется.
- Да у нас её много...
- Не волнуйтесь, всё съедим!
Мы с улыбкой переглянулись. О попутчиках ветерана стоит сказать отдельно. Это два упитанных дядьки, без отчётливых следов интеллекта на головах, про которые проще сказать что они 'в неё ещё и едят'. Быстро умяв обломившуюся халяву, они достали сигареты и довольные закурили, глядя на бурный пейзаж перед собой, и как ветеран суетливо побежал к воде отмывать за ними котелок.
- Х-хе, - процедил Грей, вспомнив эпизод с поедателями капусты в романе '12 стульев' - Сиротки...
- А вот это интересней... - впереди, на воде, почти на границе видимости, среди бушующих волн стали появляться один за другим столбы водяной пыли. Учитывая расстояние высотой метров по 10-20.
- Беляки. Водяные смерчи... Ну тут и погодка!
Нас же кроме прочего это всё утвердило в мысли, что тоже не мешает подкрепится.
Соорудив защиту от ветра из брошенных туристами картонных коробок, удалось довольно оперативно приготовить еду и напиться горячего чая. Всё это происходило на фоне картин навевающих апокалипсические настроения: катера приходят с озера, в спешке оттуда выпрыгивают находившиеся внутри и стараются как можно дальше на берег вытянуть суда. И очень быстро становится ясно что не зря. Волна поднялась такая, что даже большой баркас у пирса стало кидать как игрушку, мужики-катершики с воем держат концы-чалки на берегу, в то время как их катера так и норовят уйти в вольное плаванье дёргая своих хозяев за собой. Прибой грохочет по камням под завывающий ветер. Разумеется пошёл дождь, но не проливной и лаже не частый, редкие но крупные капли били в песок, но до нас под деревьями не доходили.
Когда идешь на конях, то при непогоде смотришь, как они, кони, стоят к ветру: если задом - то лучше не дёргаться, и ждать, когда всё закончится. Так и тут - мы смотрим на катерщиков в ожидании, когда они успокоятся. И вот ветер спал, баркас затих, люди потянулись в катера чтобы уплыть на свои базы, куда их не пустил шторм. Но прибой оставался довольно значимым, и прихватив с собой кружку с горячим чаем, вместе с Греем спустились к берегу, дабы посмотреть в водяную даль. За нами пошёл и ветеран.
Горизонт расчистился. Хотя хмуро и тучи низко, белые буруны ходят там, но уже понятно, что шторм позади.
- Эх, не ровен час прибьёт прибоем мои 500р. И обломок катера...
- И что тогда?
-Будем искать другого капитана...
- А простите... Вы откуда идёте? - Оживился ветеран. Мы рассказали, заодно узнали, что его зовут Сергеем, и что он из Нижнего Новгорода, вместе с сиротками.
- Вот только не пойму, где я ваше лицо видел?
- Ну что же, это вполне... Меня часто по телевиденью показывают, я пишу стихи, рассказы...
- О, знаете ли, мы тоже.
- Да? Хм.. Вот и про это буду писать.
- А можно узнать: о чём и зачем? Какова цель?
- Поездки или творчества?
- И того и другого.
- Ну как, - немного не ожидавший вопроса Сергей собрался с мыслями глядя в озёрно-морской горизонт, - Вот, показать им Алтай, - очевидно имея ввиду сироток проговорил он, - Ну и рассказать потом как тут и что. А вы для чего?
- Для того, что бы люди хоть как-то понимали, что в природе всё взаимосвязано, и что с ней можно и нужно общаться. А не гробить её почём зря. А тут очень сильное в этом отношении место.
- Это да... Только вот местные...
- А что с ними не так?
- Да какие-то злые. Могут камнем швырнуть прямо в машину. Вот ехали, там голосовал один, ну проехали, а он хвать булыжник, и как залепит, прям в стекло.
- Ну и правильно сделал, - спокойно откоментировал Грей.
- Правильно!?
- Ну вот смотрите. Мы вот тут по Чулышману на велосипедах катим, так? Воздухом дышим. И вот я заметил, да и все мы, одну потрясающую закономерность: если едет авто, джип не местный - то пролетит и пылью окатит. А уж если что случится - даже не притормозит. А вот местные - и притормаживают, чтобы не пылить, и если что - остановятся, спросят, не нужна ли помощь. Вот и мы тоже испытывали сильное искушение засветить камнем вслед многим авто.
- А... Ну да, бывает... Верно... - Сергей растерялся. Я переглянулся с Греем: всё и так понятно...
Вернувшись к деревьям, мы увидели красивую двойную радугу над берегом, и бросились ей фоторгафировать.
Тем временем начинает вечереть, солнце двинулось в закат, хоть и за облаками, и надо думать, не вставать ли нам на ночь где-то тут снова. Решили, что если до 21:00 катера не будет, то встаём. Но вот из водной мглы появился знакомый белый силуэт. Хватаем пожитки и начинаем подтягиваться к берегу - за нами. Сергей с Сиротками конечно тут как тут, но уверенный вид капитана, опускающего трап, говорит о том, что влезут все.
- Я на нём как-то восьмерых с рюкзаками и велосипедами перевозил, смекаешь?...
- Смекаю. Думали уже не дождёмся.
- Я четыре часа шторм пережидал в лагуне, там, за мысом... Волны через крышу перехлёстывали. Жуть... Да и смерчи стояли. - Капитан оглянулся на воду. Мы ещё не знали, что во время этого шторма один из прогулочных катеров набитый туристами встал бортом к волне, ему вышибло окна, и залило палубу. Он дал большой крен и за несколько секунд ушёл под воду. Люди в этот раз спаслись, потому что в спасжилетах были.
- Велы с наружи на палубе или в трюм?
- В трюм. Места много. Так что добро пожаловать на борт!
Глава 11

Глава 11. Здесь теперь всегда дождь...
 
- А... Эм... А можно я на носу устроюсь? - Грей недвусмысленно показал на фотоаппарат.
- Можно, только покрепче. Не замёрзнешь?
- А у него жиру как у тюленя, не замёрзнет.
- Понятно, лезь... Но имей ввиду, в Артыбаше дождь, давно уже идет.
Я с Гобом и Тиреа устроился в кабине, там же расположились сиротки с Сергеем-ветераном. Велосипеды и укладки почти полностью ушли в носовой отсек, только один оставили в кабине - просто лень его туда пихать, когда места ещё навалом осталось. Отчаливаем в начинающих сгущаться сумерках.
- Ну, ребяты, прощай свобода, теперь назад, в цивилизацию, - понимая наше странное настроение молвил капитан, и повернул ручку тяги. Вообще изнутри кабина весьма цивильна - приятные скамейки у стен, эхолот, локатор, компас, всё как положено. Грей добротно расположился на носу слева, чтобы не закрывать обзор, и взял наизготовку фотоаппарат. Пошли...
Мотор гудит не так громко, как ожидалось, но уже любой технический звук режет слух. Да, пора привыкать. Смеркается, но всё отлично пока видно, Грей, крутясь и ловя кадры бойко шевелится. Частенько смотрит на свой GPS, и в очередной раз делает машинально контрольный ощуп - это когда ты ощупываешь на себе все навешанные и прицепленные побрякушки и элементы снаряжения, чтобы убедится что они ещё не потеряны и узнать, если уже. Правда тут если упало - то всё, не найти, поэтому тут чисто по привычке.
- Ого, матёрый вижу... - хмыкнул капитан, видя это, - видать опыт большой.
- Да, он уже походил, да и на коне когда всё прыгает - волей не волей ощупы делать будешь.
-Эт да. Хм, нож у него знатный.
- Кукхри.
- А, да и у тебя.. покажешь? Ого! Хм, да. Реально таёжный ножик. В самый раз.
- Ну, на профильных форумах говорять дюже болшой инеудорбный, типа топор уж лучше..
- Это от того, что в тайге мало ходят или не ходят вовсе, а ездят. Потаскай топор, ага. А этим всё, ну ты вижу, знаешь.
- Я-то да, да и они тоже, - киваю на Тиреа с Гобом, которые за шумом воды и мотора ничего не слышат, но в общих чертах суть телепатически уловили, и сотворили загадочные улыбки. Тут неожиданно в разговор решил влезть Сергей:
- А какая длинна-протяжённость озера?
- 68км.
- А какая глубина?
- 365м.
- А вы водопад Корбу знаете где?
- Знаю.
- Покажете?
- Нет, его с воды не видно. Но лог могу.
- А лог покажете?
- Скажу когда.
- А с какой скоростью плывём?
- 65км/ч. - капитан неприятно поморщился: по воде ходят на судах, а не плавают. Плавают экскременты в унитазе.
- А какая может быть максимум?
- 85. Но я такую не ставлю.
- А какая высота водопада Корбу?
- 45м. - наверно Сергей не первый, кто задаёт такие вопросы, поэтому ответы у капитана все есть.
- А подводные камни в озере есть?
- Есть.
- А вы их нам покажете?
От этого вопроса меня прорвало, я просто не смог сдержать смеха...
- Вот щас, как налетим - будет первый, разглядите, пока тонуть будете...
- Ога, как мели в 'Волга-Волга', - поддержал капитан, а Сергей по нашему дружному смеху понял, что сморозил глупость, хотя не понял какую. Но на некоторое время затих.
Тем временем под гул мотора стали сгущаться сумерки, и у Грея начались проблемы с резкостью. Прошли дождь. Перед поворотом на запад посмотрели на лог с водопадом Корбу, понятно что ничего не увидели, но как факт. А повернув к западу, уже на Артыбаш, сквозь тьму стали проявляться огоньки цивила. А за ним мутно-краснеющий закат, размытый дождевыми облаками. Огни становятся всё больше и ярче, пошёл дождь, словно природа грустит и прощается с нами. Я вспомнил, что когда мы приехали сюда в прошлый раз, то перед этим 40 дней лили. И теперь тоже. Здесь теперь всегда дождь...
Неумолимо надвигается цивил. Уже ночь. Артыбаш и Йогач полыхают размытыми дождём огнями, и мы скребя в сердце расставанием с походной вольницей осознаём близость финала. Причал, швартовые... Дождь. Сиротки с Сергеем судорожно расплатились, мы тоже, и без особой спешки выгрузились на берег, где под неспешной и не сильной капелью в неподвижном воздухе привели велосипеды в походное состояние, и нагрузив на них рюкзаки также неспешно, как и дождь, двинулись на поиски места для ночёвки. Нам, понятно, предлагал капитан какой-то платный вариант в домиках, и что на берегу Бии за Артыбашем тоже палатки ставят говорил. Но нам этого не нужно, хотя бы потому, что я знаю подходящее место. Там недалеко от дороги и Артыбаша, и в то же время лес, тайга, и никто там не ходит. Правда недалеко ЛЭП и подстанция, но от них можно отойти.
Асфальт. Мы уже подзабыли как по нему ездить. Ровно и скучно. То что вверх - да какой это подъём, после всех взятых? Незаметен даже. Колёса ровно шуршат по мокнущему асфальту в ночи, вызывая странные взгляды ночных прохожих. Некоторые кафе и магазины работают.. но сейчас нам бы их не видеть вовсе. Насмотримся ещё. Наконец Артыбаш кончился, и выбрав подходящее место для внедрения в лес я отправляюсь на разведку.
Мокро. Но не темно почему-то. Наверно свет от огней отражается от низковисящих облаков, и этого достаточно. Впрочем, я с фонарём. Прохожу ЛЭП и дальше вверх, уклон, камни и 'карманы' под деревьями. Тесно конечно, зато уютно.
В растрёпанных чувствах и не обращая на дождь какого либо внимания влезаем в присмотренное место, и сразу разделяемся - кто за водой вниз, к реке, кто палатку ставить. Учитывая, что она с косы не самая сухая, да и под дождём ставим быстро, но долго всовываем её в карман между деревьями и камнем, закрывающим нас от дороги. Хотя и без него нас не найти. Другое дело небольшие кочки, ершисто обросшие, прямо под палаткой.
- А это что? - Уже располагаясь для готовки еды на газу, нащупал их Тиреа.
- Это ёжики.
- Ёжики? - Грей пощупал тех, что скорее всего будут ночевать под ним, - У них тут сходка?
- Да, пришли погреется...
Непрекращающийся дождь, который никто и не собирается расшаманивать - зачем? - барабанит по палатке, а мы наевшись и напившись никак не можем успокоится - кажется что это последний день похода можно продлить таким образом. В конце концов к всеобщему туплению присоединились и ёжики, и тогда мы поняли что всё-таки пора спать - завтра на самом деле дел не мало - надо разобраться с расписанием и местом тусовки автобусов до Горно-Алтайска, и успеть им воспользоваться.
Ночь прошла спокойно, если не считать вклинивание между спящими ёжиков и постоянную дождевую дробь. Грей как всегда встал раньше, и стал вдумчиво собираться. Его ёжики вышли с ним его проводить, и он на них постоянно оглядывается. Мы же немного потянули время, но потом почти хором выползли наружу. Дождь так же идёт, он теперь тут наверно всегда. Завтрак готовить не стали, решив, что в такой ситуации уместней будет 'быстрый старт' - без готовки и костров, собрались и полетели. Если автобуса ждать - где перекусить найдём. Если нет - то по дороге. Потерпим. Палатку складываем мокрой, и я понимаю, что сушить её буду уже в Москве. Да, последний бивуак пришёл к концу, и когда мы тронули велосипеды вниз, наши ёжики молчаливо провожали путешественников.
Мы ищем автостанцию. Но выясняется, что таковой ни в Артыбаше, ни в Йогаче нет. Есть просто конечные остановки, точнее одна, у большого кафе в Йогаче, за мостом через Бию. Причём сразу за мостом. Никак не обозначенное место, кроме того, что там может развернутся не один автобус. Но их там нет, а в кафе на входе расписание, согласно которому первый автобус ушёл в 9:30, а следующий будет аж 15:30. Выходит, нам его ждать 4 с лишним часа. Ну, это не проблема, мы втаскиваем велосипеды с рюкзаками прямо в тамбур кафе, видимо бывшей столовой, и вальяжно расположившись за самым дальним столом делаем плотный заказ. Поскольку народ тут в очередях не стоит, да и вообще мы тут почти одни - можем спокойно рассчитывать на посиделки до самого упора.
Буфетчица и повариха не возражали, но никак не могут взять в толк, почему столь брутально-хоризматичная мужская компания совершенно не интересуется ни винищем, ни пивасиком, ни 'что покрепче'. И при этом она вполне в настроении и ей есть что и как обсуждать за чаем, кофе и салатами. Кто вспоминал ёжиков, кто - синих роботов, кто спуски и перевалы... пока не произошло нечто странное - в кафе ввалился знакомый нам одинокий велосипедист. Он тоже сделал заказ, и вскоре резюмировал:
- Не-е-е... Там котлета была намного лучше...
- Там много чего лучше. Ака добрался?
- Да я это, только вот вчера приплыл-переплыл, но это история...
Оказалось, что наш знакомый прикатил не на косу, а завис в ожидании катера на турбазе. В конце концов катер пришёл, и заломил с него 2000р. Причём это не катер как у нас, это крытая лодочка, где лодочник непрерывно курит, а сама лодка глохнет и на ладан дышит. Много народу он не берёт, и как раз он и рассказал, что один прогулочный катер затонул в прошедший шторм, а люди в спасжилетах спаслись. 'И что с ними теперь?' - вопрошали обитатели турбазы. 'А что? Плавают там. Не беспокойтесь, завтра к вечеру их ветром к берегу прибъёт..'
Переправлять он начал уже ночью, причём во тьме почти не видел куда идёт, догадывался. Никакой навигации. До кучи у него заглох двигатель, и понятно на волне. Завели. Но пошли в обратную сторону, развернуло. Хорошо вовремя спохватились. Одним словом мы просто шикарно переправились.
- От мотора трясло сильно?
- Да фигня этот мотор! - живо отреагировал Ковровец, - Вот дорожка к Балыкче... Это да. У меня 11 пломб было... Было... Все вылетели. Это ж сколько чинить-то выйдет! А сама Балыкча - 'Обитель зла' без декораций и актёров снимать можно, самый экшн! Такие зомбоиды... И их много, под заборами лежат, некоторые ходят, руки свои что-то тянут...
- Хм, а при нас они стояли, это правда была суббота, и они что-то ждали.
- Да, я здороваться устал, - подтвердил Гоб.
- Я в воскресенье ехал. Фильм ужасов полный реал.
- Ну, у нас капитальный зомбоид только в Коо был.
- Ха, такой, в стёганке и синих рейтузах?
- Он..
- Ну да, 70р. Просил.
-70? У нас сто.
- Видно скинул... Я его отослал... к джипам. Сказал 'Я без денег еду, мои ребята следом в джипах, вот останови, скажи от меня, они дадут'. Отстал.
- Да, они 'дадут'...
- Ну а как с ними ещё?
- Да просто сказали честно: 'не дам' и всё. Теперь куда?
- А у меня билет аж на 15-е, времени вагон, сейчас на Горный поеду, а вы?
- А мы всё, откатались. Сейчас на автобус.
- Ага.. а как?.. Тогда я на это посмотрю, как это и что.
Конечно, мы только рады такому провожатому. Поэтому остаток времени до прихода автобуса пролетел быстро, и даже не заметили, как кончился бесконечный дождь. Зато прибытие довольно не свежего автобуса не заметить оказалось сложно. Водитель открыл нам почему-то для загрузки велосипедов среднюю дверь, а багажник отказался, видимо он у него чем-то занят. Поскольку народу с нами едет не много, то кассирше-контролёру без труда удалось пересадить всех вперёд, а весь зад мы завалили велосипедами, но пообещала за все эти удовольствия страшную кару в виде цены за проезд.
- Та-а-ак... - Окинув взглядом то что мы сотворили с автобусом, задумчиво протянула она, - До Горно-Алтайска билет 250. За багаж-рюкзак по 90 рублей. Велосипед... Э, а сколько брать за велосипед?
- Да я почём знаю, - ответил водитель. - Бери по тарифу...
Видимо тарифа на велосипеды до нас не существовало, поэтому получился небольшой тест на жадность.
- Так, за велосипеды по 120р.
- Хорошо, - улыбаясь отвечаю, - Я в математике не силён, скажите волшебное слово 'Итого'...
- Итого... - она задумалась, и выдала странную цифру, - Тысяча двести сорок.
Не вдаваясь в подробности мы расплатились, и только когда автобус уже мчал нас вдоль живописных берегов Бии, Грей смог свести цыфру:
- Хе, не получается, мы должны были 1840р. Платить, потому что по 460 с рыла выходит...
- Ай-ай-ай... Но мы ей об этом не скажем. Похоже они и так счастливы что столько срубили...
А между тем дождь пошёл снова. Тот же мелкий, непролазный, и без тяжёлых тёмных туч. Да, здесь теперь действительно дождь всегда. Я смотрел в окно, и вспоминал как тут ехал 4 года назад, стоянки, поломки, перекусы, взгляд ненасытно хватался за скалы и камни, горы, которые с каждым поворотом становятся всё меньше и меньше, и вот уже они похожи на Урал, сопочки... Уходит горная страна, остаётся позади могучая сила гор и заснеженных вершин, крутяки перевалов и тягуны подъёмов, самоцветные камни в россыпях в реках, нетронутые таёжные просторы и неуёмное чувство свободы и полёта... Но впечатления и память остаётся внутри каждого из нас, маня своей мощью и дразня силой. Сюда нельзя не вернутся. И теперь все те, кто побывал тут впервые, словно оставили здесь частичку себя, но в замен - большой шмат Алтайской силы, его духа и свободы, ощущения родной земли, которая теперь будет звать всегда. До свиданья Горный Алтай, до новых встреч!

Так закончился наш велопоход по Чулышману. Потом мы прибыли в Горно-Алтайск, где остановились у Корбутов, побывали в их мыловарне. Билеты на поезд до Москвы из Барнаула и автобус до Барнаула из Горного взяли на следующий день, обошлось это в 41024 на одного. Ещё полтора дня провели в Горно-Алтайске, постепенно адаптируясь к цивильной жизни, я прокатился в Чемальский район. Но это уже совсем другая история.... 

КОНЕЦ



Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Алтай
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 0
Ссылка:
Опубликовал Робин Коутон