К подножию пика Белуха

Идет загрузка карты ...
Маршрут от турбазы Высотник, расположенной у п. Тюнгур на реке Катунь вверх по реке АкКем с заходом на ручей Ороктой, долину реки Текелю. Далее к оз. Аккемское и через первал Кара-Тюрек к озеру Кучерлинское. Оттуда вниз до турбазы по долине реки Кучерла.
 

Сушимся в Аиле. Сушимся в Аиле.
Зимовье Ак-кем Зимовье Ак-кем
Маркус пыхтит Маркус пыхтит
Тухман Тухман
Тухман Тухман
Тухман Тухман
Текелю Текелю
Текелю Текелю
Текелю Текелю
В Аиле на Ак-кеме В Аиле на Ак-кеме
Кучерла Кучерла
КИА КИА
Верх Кукуя Верх Кукуя
Верх Кукуя Верх Кукуя
Верх Кукуя Верх Кукуя
р. Катунь. На другом берегу поселок Тюнгур. р. Катунь. На другом берегу поселок Тюнгур.
Кучум Кучум
Коновод Коновод
По дороге к Ороктою По дороге к Ороктою
Три Березы Три Березы
Стоянка сна Ороктое Стоянка сна Ороктое
Бриджита, Антон и Наташа (с фотоаппаратом) Бриджита, Антон и Наташа (с фотоаппаратом)
Пара из Бийска, Макрус и Стефан. Пара из Бийска, Макрус и Стефан.
Тухман Тухман
Прогулка под облаками Прогулка под облаками
Текелю Текелю
Маркус Маркус
БАНЯ на Ак-кеме БАНЯ на Ак-кеме
Заползаем на Кара-Тюрек Заползаем на Кара-Тюрек
Петроглифы Петроглифы
Грот Грот
Мост через кучерлу Мост через кучерлу
Мост через Катунь Мост через Катунь
Катунь Катунь

Мы прилетели в Барнаул на один день раньше намеченного, чтобы посмотреть город и встретиться с друзьями. Остановились в гостинице Барнаул, недалеко от железнодорожного вокзала. В целом гостиница понравилась - чисто, недорого, но ощущение "советскости" во всем. Отоспались после перелета, погуляли по городу, сходили в картинг центр, посидели в кафе.

 

День 1.

Наутро автобус до п. Тюнгур, в сопровождении милой представительницы туристской фирмы, ожидал нас около железнодорожного вокзала.

Гордый Киа, ветеран корейской войны, дослуживал на трансферном поприще и я не мог отделаться от мысли, что стану свидетелем его героической гибели в конце славного пути. В итоге, после двухчасового ожидания всей группы, с трудом забились в авто, а рюкзаки поехали на крыше - под дождем.

В наши планы входило приехать на базу «Высотник», примерно к 7 - 8 вечера, однако водитель решил показать нам короткий путь по местности, расположенной вне зоны действия мобильной связи. Чистый воздух, вкусный ручей, идиллический пейзаж с пасущимися коровами и свиньями, потрясающая красота горного Алтая в деревне с говорящим названием «Верх Кукуя», компенсировали сожаление от кончины Воина Ветра. Наш бледный водитель пытался перекрыть течь воды, машинного масла и бензина из чресл отслужившего авто, а мы на всякий случай поставили палатку, сварили кашу, выпили водки и стали наблюдать за развитием событий. Отпуск вообще ничего не могло испортить. Надо признать, что водитель одной из немногочисленных попуток проявил человечность и, достигнув цивилизации, по телефону передал просьбу выслать за нами другой транспорт.

 

День 2.

На базу  «Высотник» добрались в 4 утра, проехав 750 километров.

Поспали пару часов в палатках, после чего нас собрали в местном кафе – столовой, для знакомства с группой, гидом и решения организационных вопросов. Гидом у нас была очень симпатичная, но, очень замужняя Наташа. Тут я с удивлением узнал об интернациональном составе группы, куда в числе двенадцати членов входили два немца: Антон и Бриджита - семейная пара из Мюнхена, австриец из Вены Маркус – смешной и добрый дядька и молчаливый и невозмутимый Стефан из Манчестера. Впоследствии иностранцы показали себя настоящими туристами и с поистине арийской дисциплинированностью и  спокойствием перенесли все тяготы похода, в то время как семья школьных учителей в отставке из Бийска в сложных ситуациях проявляла советский национальный характер, билась в истерике и брызгала слюной на других участников.

В ходе обсуждения многие решили нанять коновода из местных, для того чтобы вести пожитки  на лошадках, а самим идти налегке. Я отказался, решив, что поход должен быть походом и рюкзак надо тащить на себе.  Мой приятель меня поддержал. Маркус и Стефан через несколько дней поплатились за проявленную слабость и после того как лошадь упала в воду, спали в мокрых спальниках.

В первый день планировалось преодолеть перевал Кузуяк, перейти реку Ак-кем и встать на ночь на ручье Ороктой. Но, Наташа решила показать нам короткую дорогу…

Дело было так. На тот момент вторые сутки не прекращался сильный дождь и Наталья, справедливо рассудила, что нерасходившаяся группа в первый день похода погибнет на размокшем Кузуяке. Поэтому мы с радостью согласились на сплав по Катуни на рафте до устья Ак-кема, с тем чтобы потом подняться пешком по Аккему до Ороктоя. Таким образом, мы огибали Кузуяк с востока. Немецкий менталитет в этом вопросе не совпал с нашим. Не первый раз сталкиваясь со способностью русских обеспечивать безопасность, они благоразумно решили пойти вместе с коноводом, лошадками и соответственно вещами всей группы через перевал и ждать нас на Ороктое.

Сплав занял около трех часов. На этом участке Катуни три сложных места и мы повеселились на славу, дополнительно промокнув снизу.

В замысел Натальи входило пройти вдоль Катуни и пересечь Ороктойский хребет с севера, попав, таким образом, непосредственно к месту ночной стоянки.

Мне до сих пор интересно, что все-таки думали цивилизованные европейцы про организацию похода. Было невозможно понять, что скрывается под тевтонской невозмутимостью и вежливыми ответами. Между тем, только им известно, что могут пережить два немца, оставшиеся в дикой России ночью, в горах, под дождём, наедине с ничего не понимающим коноводом-алтайцем, который помимо прочего скоро ускачет искать потерявшихся туристов. Эта ночь и еще целый день до нашего воссоединения останется в их кошмарах.

А мы тем временем бодро шагали под дождем вдоль Ороктойского хребта, пока не  уперлись в то место, где раньше была короткая дорога, а ныне нагромождение камней в результате оползня. Обратно мы шли ещё бодрее, почти бежали, так как стремительно темнело и хотелось на ночь спрятаться от дождя. Я злорадствовал. У меня был рюкзак, а в нем еда, палатка, коврик, спальник и горелка. Но провидение сжалилось над «матрасниками» и ниспослало зимовье «Ак-кем», выстроенное в виде двух добротных капитальных домов и аила. Половину ночи мы сушились у очага в аиле и все были мне благодарны за пять литров пива и моему скудному, но от этого не менее желанному, продовольственному запасу.

Спали на полу, сбившись в кучу как пингвины. Тут пригодились наши спальники и коврики. Иностранцы безмолвствовали, бийская пара тряслась от злости.

 

 

День 3.

Утро. Дождь закончился. Через туман видна Катунь и лес. Мы с Маркусом курим на крыльце и хочется остаться здесь жить. Дом с баней и я хотел было её истопить, но потом понял, что на это нет времени, а жаль. Нас нашел коновод, хотя впрочем, мы и не терялись. Он на коне и со смешной собакой Кучумом.

Теперь нам предстояло дойти до Ороктоя тем путем, которым мы не пошли накануне, что мы и делали до вечера. Лишь днем передохнули  у моста через Аккем на стоянке «Три березы». Ближе к обеду солнце разошлось не на шутку, и мы переоделись совсем по-летнему.

 

День 4.

Первое серьезное испытание. Практически весь день вверх. Мы должны дойти до истока ручья Тухман. Выступаем в обнимку со соскучившимися немцами. Постепенно, по мере подъема, открывается во всей красе Белуха, выглядящая, на фоне серо-зеленых гор, мороженным. И её достойно окружение  - Катунский хребет.

Идём весь день, до заката и начинают сказываться последствия года сидячей работы – заболели коленные суставы. Но ничего не омрачает сознание. Растворяешься в сумасшедшей красоте и не замечаешь монотонной работы. Постепенно даже перестаёшь думать и исчезаешь, так, как будто тебя нет вообще. 

А Тухман встретил нас альпийскими лугами и идиллическими овечками. Мы с чувством выполненного долга помылись под струйкой ручья. Вода ледяная. Собрали дров и расположились лагерем. Три чайника чая ночью под разговоры о смысле жизни, вселенной и вообще, вытолкнули меня подальше от костра. И навалилось звездное небо, такое, какое я не видел ни разу в жизни. Навалилось всей тяжестью вечности, мириадами лет истории, да так, что я посидел, подумал и пошел спать, говорить на человеческом языке больше не хотелось.

 

День 5.

Переход называется прогулка под облаками. Конечная цель - небольшое озеро Кюльдуайры. Топаем весь день почти без перепада по высоте, ничего примечательного, деревьев уже нет – высоко, но дух захватывает от красоты.

С удивлением обнаружил любопытный эффект. Мы городские жители ущемлены в визуальном восприятии реальности. Наш взор всегда упирается в строения, которые, как правило, окрашены в цвет грязи. Кроме того, в городе мы живем в двухмерном пространстве. Несмотря на то, что многие живут на этажах, та высота, которая расположена за окном, входит в иную систему отчета и не связана с окружающей тебя обстановкой комнаты или офиса. Мы ходим по плоскости по тротуарам, ездим по дорогам, попадаем на высоту этажа в автоматической коробке без окон, потому что сама высота никого не волнует, её как бы и нет. Таким образом, мы воспринимаем только длину и ширину.

В горах наоборот, только горизонт является преградой для взора и ты в буйстве красок видишь, что есть горы выше тебя, есть горы ниже тебя, ты находишься внутри системы отчета, имеющей чётко выраженную высоту, объём и чувствуешь себя его частью.

 В такой ситуации ты смотришь непривычно на мир, другими глазами, получая то, чего был лишен: цвет, восприятие глубины и высоты и не можешь унять жажду. Ты как будто не можешь напиться и долгое время ещё будешь жадно глотать, захлёбываясь, широко открытыми глазами новый мир.

        

День 6.

День начался с забавной истории. Ржали до коликов.

         Накануне, пока шли под облаками, кто-то раздал целый мешок кедровых орешков, которые мы рассовали по карманам и лузгали на ходу. Впоследствии, став лагерем, мы повесили куртки с остатками орехов в карманах, под тент. Ещё вечером мы обратили внимание, что полянка, где мы стали лагерем, облюбована семейством бурундуков. Забавные животные довели Кучума до белого каления. Бедная собака к ночи практически научилась лазать по деревьям.

         Утром, меня разбудила чрезмерная активность грызунов. Сверху летела кора, шелуха и ещё бог знает чего. Явно происходило что-то подозрительное. Впрочем, все мгновенно утихло, когда я вылез из палатки. Не придав этому особого значения и не придав также значения пропаже орешков из кармана, обнаруженной мимоходом кем-то из наших, а тем более, не связав воедино оба факта, мы предались утренним бытовым делам. Надо отметить, что накануне я постирал в ручье нижнее бельё и повесил трусы сушиться на ветку дерева. Собираясь на утро, я решил забрать трусы в последний момент и прикрепить их на рюкзак с тем, чтобы они досушились на ходу. Уже выходя на маршрут, кто-то, опережая находку на мгновение, снова обнаружил пропажу орехов из кармана.

Вы, наверное, догадались, что пропажа нашлась в моих трусах, где домовитые животные в мешочке, предназначенном тоже для в некотором роде орехов, устроили схрон. Больше орехи никто не ел.

В этот день переход был небольшой. Сначала забрались на плато, а потом свалились в долину Текелю, пройдя примерно десять километров. На стоянке у реки Текелю, обнаружили множество черепов с рогами. Наташа сказала, что это останки добытых охотниками горных козлов. Ещё видели следы медведя.

 Все отправились на радиальную экскурсию к самому большому водопаду на Алтае с одноименным реке названием, а я остался в лагере наедине со своими коленями, сторожить себя от медведя.

Примерно в этот период выяснилось, что Стефан засланный казачок. Оказалось, что он в своём Манчестре занимается туристским бизнесом и направлен любопытствующей английской общественностью в алтайские горы на разведку. Проверяется, так сказать, пригодность суровой российской действительности к приёму изнеженных детей с туманного Альбиона в экстремальные туры по Алтаю. Долгое время, на казалось невинные вопросы Стефана о том, что делать если, к примеру, турист сломает ногу, Наташа с типично русской открытостью отвечала, что мол ничего страшного, два дня на лошади и у врача, а связь, вернее её отсутствие  - мелочь и исчадие ненавистной техногенной цивилизации.

Многозначительно подергивая глазом, Стефан, что-то помечал в блокноте и молчал.

Боюсь, что отпрыски английской аристократии Алтая не видели до сих пор.

 

День 7.

Поставлена задача дойти до горного приюта Ак-кем, через перевал Сарыбель и ущелье Ярлу. Всего пятнадцать километров.

Начали с переправы через Текелю. Все посовещались и, подпоясав одного самого младшего члена группы, - наименее ценного, веревкой, отправили в брод через ревущий поток наводить переправу. После того, как веревка была закреплена на другом берегу, переправились все остальные.

С этого момента начался ад. Нам предстояло подняться на перевал Сарыбель. Перепад высот 500 метров. Склоны перевала поросли непроходимой тайгой и единственная возможность подняться – следовать руслу немогочисленных ручьёв, чем мы и воспользовались. Сам ручей, по которому мы поднимались, изобиловал грязью (по щиколотку), каменными валунами, поваленными деревьями, короче – страшный сон участника «форт Баярд». В сочетании с тяжелым рюкзаком и душным предгрозовым воздухом, подъем доставил мне несколько незабываемых часов. После окончания подъёма, мы несколько часов пересекали болотистую местность, предваряющую ущелье Ярлу.

Начавшаяся гроза увеличила шанс получить удар молнией в металлическую телескопическую палку, тем более, что между нами и небом ничего не было. Тут полило как из ведра, и втягивающаяся в ущелье голова группы попала на моментально раскисшую тропу с глубиной грязи до 30 сантиметров.

Я замыкал группу и находился на самой высокой точке, когда над головой, как показалась на высоте нескольких метров, громыхнуло так, что больные колени не помешали обогнать, растянувшуюся на несколько сотен метров группу, лишь слегка откантовываясь на ботинках в грязи на поворотах тропы.

Белуха совсем рядышком, рукой подать. Между мной и ней лежит Аккемское озеро, пополняемое водой из одноименного ледника. Это единственное препятствие и я грожу ему кулаком.

Далее мы проследовали по иссохшему руслу Ярлу, перешли по импровизированным мосткам через Ак-кем и усталые, но счастливые попали в гостеприимные объятия горного приюта.

 

День 8.

Долгожданный день отдыха. Находимся в приюте, живём в стационарной палатке, едим в импровизированной столовой. Постирали одежду.

На приюте потрясающая баня. У огромной скалы от ручья сделана запруда и с крыльца бани имеется возможность прыгать в кристальную ледяную воду. Само собой в бане никакого электричества. Освещение – керосиновые лампы. По углам иконы, под потолком пучки алтайских трав. Кто не мылся в той БАНЕ, не был в бане вообще. После бани мы сделали приятное открытие: в приюте есть пиво. Запотевшая балтика № 7 в моих руках показалась амброзией. Денег у нас с собой не было и мы, под честное слово расплатиться по возвращению на базу «Высотник»,  набрали у благодушных хозяев ящик пива и уединились с ним в расположенный неподалеку аил. Аил был не настоящий: по сути, большая многоугольная изба, стилизованная под аил, выполняющая функцию кают-компании. Но пиво было настоящим и вечер прошел с песнями и разговорами с Маркусом про покорение космоса, тем более, что вот он, рядом, сверху, и уже привык ко мне и не бьёт по голове.

 

День 9.

Важный день. Мы ближе всего в Белухе и забрались выше всего за весь маршрут.

Вопреки ожиданиям, перевал Кара-Тюрек  - 3000 с хвостиком метров, покорился без проблем. Мы хорошо расходились и отдохнули. Наверху побегали по снегу, поиграли в снежки и двинулись на запад к Кучерлинскому озеру.

К сожалению поплутав в начале пути, мы потеряли день, в связи с чем, Наташа изменила маршрут, и мы на озеро не попадём. А я так надеялся половить хариуса. Выходит зря в Барнауле покупал снасти. В итоге встали где-то на ночь на половине спуска к реке Кучерла.

 

День 10.

Весь день спускались по Кучерле. В конце дня выяснили, что у коновода день рождения. Все порылись по рюкзакам в поисках подарков, тут-то мне и пригодились рыболовные снасти. Остановились отдохнуть у грота: древней стоянки древнего человека. Стена закопчена тысячелетиями костров и изрисована петроглифами: изображениями охотников и их добычи.

На стоянку, по предложению коновода, решили встать в определенном месте. Оказалось, что наш коновод – феодал. Их семья, относясь к национальному этническому меньшинству – алтайцам, наделена правом содержать в собственности земельные участки в предгорьях Белухи. На сколько миллиардов долларов в нашем, московском восприятии, потянет кусок коноводовской земли, на которой мы скромно с краю поставили палаточки, сказать сложно, но он включал: реку, гору, поле, конюшню с лошадьми, огромный аил с хозяйственной пристройкой, автомашину газ 3110, доехавшую по неведанным нам европейцам дорожкам и многочисленную родню.

В честь дня рождения нас накормили вкуснейшими домашними лепешками.

 

День 11.

Мы никуда не торопимся. Мы почти закончили наш маршрут. Пару часов в легком темпе по грунтовой дороге и пройдя через старообрядческую деревню Кучерла мы вернулись к началу пути на турбазу «Высотник».

За спиной почти 200 километров пути, приключения и потрясающие воспоминания на всю жизнь.

На турбазе вечером, когда мы собрались за одним столом и смеясь вспоминали путешествие, стало понятно насколько мы сблизились. Особенно многие мужчины мысленно сблизились с Бриджитой, которая перед ужином, следуя старинному немецкому обычаю, мылась в бане совместно с нами, заставив некоторых использовать больше холодной воды.

 

День 12.

Трансфер в Барнаул.

Нам подали поистине королевский автобус. Это туристический Мерседес. И едет нас на нем всего 16 человек. Кроме наших любимых иностранцев едут незнакомые финны.

Я сразу занял четыре места и, повиснув через проход автобуса, уснул богатырским сном на все 750 километров пути. Вежливые, замечательные иностранцы, подавая пример своим поведением русским, привыкшим отвечать на все проявления хамства агрессией, берегли мой сон, переступая через мои ноги  на многочисленных остановках, за что им огромное, человеческое спасибо.

 

Воспоминания со временем корректируются, что-то уходит из памяти, что-то приукрашается. Но я себя убедил, что всё было так, как я рассказал. Осталось убедить вас. Хотя если я и приврал где-то, все можно списать на время.


Комментарии
Editor19.05.11, 15:43
нужно не мириться, а писать отзывы на такие турфирмы... 
дабы последователи не наступали на те же грабли!
Korotos18.05.11, 10:37
Круто! 
Единственный способ бороться - смириться и не портить нервы. Мне лично, первый за три года отпуск не смогло испортить ни что.
Виктор18.05.11, 09:50
На Алтае вобщем-то красиво, но организация "хромает" 
Ходил от турбазы Катунь в 2000 г. в конный по Алтаю. Ничего хуже этого путешествия я не видел. Заброска от турбазы до стоянки лошадей 4 часа в крытом грузовике. Уже выпившие тур. инструкторы по пути купили еще 4 ящика водки, попытались закурить в плотно закрытом грузовике. Я сказал, что и так дышать нечем. В ответ услышал стандартно-гостепреимное "Понаехали к нам на Алтай" и т.д.
До мордобоя и поножовщины не дошло, но было очень близко к этому. Кучерлинские озера так и не посмотрели потому что конюхи и инструктора были как обычно пьяные и пришлый жеребец ночью смог увести все небольшое стадо наших лошадок.
Больше всего поразил тур. инструктор. У него даже карт района путешествия не было. Где находимся он понимал с трудом. Говорил все время: "Зачем мне карты, лошади же знают куда идти"
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Алтай
еще маршруты
О Маршруте