Банд-сплав 2006: Кольский - Карелия - Белое море

Идет загрузка карты ...
Прошли на катах от Аллакуртии до Зареченска, далее от Котозера до Чупы. От Чупы до о.Малый Олежек и обратно.
ЛетоПись бандсплава 2006 
Часть первая. Заводная

Адмирал Адмирал
Боцман Боцман
Шмыга, который Темка Шмыга, который Темка
Команда "Прапорщика Задова" Команда "Прапорщика Задова"
Марьюшкин утес Марьюшкин утес
Лёха Лёха
Ёпрст Записулькин представляет Народный театр сплавной комедии в «ЛетоПиси бандсплава2006» ( Кольский-Карелия-Белое море).

…Девять человек на сундук мертвеца,
йо-хо-хо, и двенадцать литров спирта…


Песнь первая. Заводная.

Прежде чем начать мне повесть и свой маленький рассказ, разрешите познакомить, кто есть кто кому из нас.

Адмирал-реальный чёл, с катамараном за плечом,
В растакой-то вот заход отправляется в поход.
С ним жена-бывалый боцман,Бегемота Капитан.
Нам и разгильдяям прочим варит кофе по утрам.
Тёмка-Шмыга, ихний сын. На весь край такой один.
Шут, романтик и герой. Наш отменный рулевой!
(Тёмка-мой большущий друг! Изрисует всё вокруг,-
Руки, ноги и зады…Растуды его сюды…)
Лёха. Тот всех строит разом,
Лихо может плавать брасом,
Разбирается в грибах, и вообще мужчина-Вах!
Дальше Задова команда. Боря-капитан, завхоз.
Сашу и еще Маришку капитан садил на нос.
Справа Женя в рулевых…………………….
Ну, и ваш слуга покорный, юный дух неугомонный,
Автор этого письма - Котька-Пейппи, то бишь я.

Далее краткое изложение событий до заветного 21 числа.

Где-то в начале июля…

Зачинался наш поход даже очень просто,-
Как обычно собрались поделиться тостом.
Разбодяжили винца для такого вот дельца,
И давай тут вспоминать, думать, спорить да гадать.
Двое отошли к столу, разложив на нем страну,
И со взглядом знатаков всё искали в ней толков.
И тут Адмирал спросил между прочим:
«А что, в Карелию кто-нибудь хочет?»
Отозвался люд бывалый. Люд большой и тот,что малый.
Зашумели, загалдели:» Да, конечно, мы хотели!»
Ну, и тут,как повелось, дело-то и родилось,-
Изучали карту мира сикось-накось, вкривь да вкось.
Суетились всё, пыхтели, ухмылялись да сопели,-
Всё получше б, интересней подобрать маршрут хотели.

Лёха всё просил порог покруче,
Что бы драйву было в нем до кучи,
Что бы он своим веслом могучим
Разгонял бы в нем валы,как тучи.

Не сказать, что б на все эти думы мы свою бы песнь затянули…
Просто нам, что народ понаивней всё хотелось порог поневинней.
Про себя лучше я и вообще промолчу,
Я там всяческих килей совсем не хочу!
Я мечтаю о том как легко и красиво
Мы проходим пороги, ну прям всем на диво.

Долго чешемся в затылках, атлас вон уже весь в дырках.

Через день таких сомнений коротко, без лишних слов
Резюмировал Андрюха: «В общем так, маршрут готов!»

(зашуршал страницами, сидим с умудренными лицами,
следим за Адмираловыми пальцами,
смотрим где быть нам скитальцами, а он продолжает)

«Доезжаем вот до сюда, поворачиваем тут.
Здесь проходим енто чудо, тут порог по сути крут.
Кольский-Тунтсайоки,Тумча,-здесь порогов просто куча!
А потом идём по Йове…Обгрестися все готовы?
Здеся премся вперевалку…И на море, на рыбалку!

Ну и как, согласны, братцы?»- а куда же нам деваться…
Закивали головой,мол,Андрюха мы с Тобой!
Выходные приближались, все по речкам разбежались.
И на этих самых речках буйства всяки продолжались.

Выходные июня…
р.Клязьма

…Две Кати сидели на кате. Болтали о моде, о платьях.
О листьях капустных в салате, ну и о прочих пати.
И тут мужики выдают вдруг: «А кстати…
Красиво идут эти двое на кате!
За это бы даже надо…разбавьте…
Да не, ну серьезно! Да вы только гляньте!»
Еще бы! Две Кати на кате! Да это не кат, а прямо-таки катер,-
Когда так синхронно веслами лопатят…
Не сиськи-мосиськи, не просто вам нате!
А мужики всё усмехались:» А если им весла пошире раздать?-
В рекорды девчонки пойдут, как пить дать!»
А потом еще улыбались:
« А вы на минуту себе лишь представьте-
Чертовски красиво в Карельском закате,
Подобные нимфам две Кати на кате!»

р.Москва.

…А в это время на Москва-реке
Плескалась весело четверка налегке.
Для москвичей открылась панорама,
Где выполнялась сложная программа!
Наш Боря решил провести подготовку,
Дабы проверить в ребятах сноровку.
Действо сиё обозвал тренировкой,-
Работали слаженно, чисто и ловко.
Раздавались тут и там по окрестным берегам
Наставления, пожеланья,ну и прочая турбрань
«Поворот, блин! Разворот, блин!
Право! Лево! Не табань!»



За неделю до…

…Потом голосовали за еду…
Про то без слез писать я не могу.
Меню, достойное трех свадеб одновременно,-
Мешок конфет. Нет, два! И непременно-
Карамель, печенье, жвачки…
В общем- жрачки до…укачки.
Сундуком мертвеца назвав обреченно,
Смотрим тосклива,слегка удрученно.

Зашла речь о дневнике. По предложению Бори каждый должен сделать хоть одну запись. Из девяти членов экспедиции каждых оказалось четверо. Трое их них проявили себя в эпистолярном жанре. Четвертый выступил в качестве главного художественного редактора.
Обсуждали и вкусненькое. Водку. Чеснок. Сало.
Даже хотели было взять ружье-уток пофотографировать. Да за неимением спаниэля и желающих взять на себя его роль решено было оставить ружье дома. Идею запекания уток в глине на углях запороли буквально на корню. Тем более, как оказалось впоследствии, большая часть экипажа - тайные члены Гринпис.
21 июля наконец-то приближалось…

За ночь до…

Решено, что часть народа ночует в турклубе, дабы упаковаться как следует,да шматьё по утру на вокзал закинуть. В число ночующих входила и я. Правда, войти у меня получилось в час ночи. За что обругана была словами нехорошими, а заодно лишена сладкого. Являюсь. В турклубе боцмэн и Лёха. Смотрят строго, даже несколько грозно, но милосердно. У меня первый вопрос: «А собаки потеют?» Чувствовала я себя на тот момент после дня беготни приблизительно так. Глупый вопрос вывел Катю с Лёхой из ступора и даже как-то перевёл пристальный взгляд от кульков на меня. Я же сделала обратное. И тут я увидела еду…а точнее- ее количество… Первая мысль –нас решили откормить на убой. Глаза округляются. Из уст : « а..ааа…а как?» В глазах Лёхи немое негодование: «Оставить -непростительно. Съесть -невозможно.»
Вспоминаю прежнюю работу оператором и разговор с абонентом Чувашии, заканчивающийся следующим:
- А зачем так?
-А потому что вот!
-Ааа…понятно…
Смотрим грустно, завязываем, проталкиваем в novotur Ну, Боооря…ну, мы и жрать…Делаю робкий намек взглядом в сторону гитары. Отрицательно качают головой: «Куда, Пейппи?! И так жратвы навалом!» Ясно. Гитару не берем. Спрашиваю, чем еще могу быть полезной. Это в час ночи-то. Ответ последовал незамедлительно: «Там вон на столе вино и колбаса - надо доесть.» Ага. Понятно. Ну,-говорю- тогда я чертить. Мне с утра в музей нужно умудриться план отнести. Катя на это высказывание заторопилась домой. Лёха мысленно покрутил пальцем у виска и со словами «Ну, Ты это,скучно станет -буди», заваливается на боковую. Я остаюсь наедине с шестью листами цифр, транспортиром, миллиметровкой, литром вина и с надеждой успеть дочертить план до 5 утра. До 4х утра пытаюсь состыковать точки. Одной не хватает. Млин… Иду будить Лёху. Желаю ему доброго утра, в ответ на что получаю мягкий мыслеформ посыла в…,невнятное бурчание и просьбу не кантовать. Вздыхаю. Ложусь спать.

21 июля…
8 утра: Звонок в дверь. Спешный подъем и бодрое Катино: «таак! Подъём! Выспались? Ясень-пень, что нет. Ставим чайник!..» Я пытаюсь отпроситься по делам «Пейппик, рыба моя, шоб к 3м часам…нет, к 14:30 была здесь. Иначе прибью» Киваю. Бегу по 33м делам, ни одно из которых так и не успеваю сделать. Юс забыл привезти мне берцы и штормовку. У Кулешова, где-то непонятно где, в каком непонятно шкафу, оказался запертым предназначенный мне спасак. В музее тишина. Возвращаюсь. Катя, глядя на накатывающиеся крокодиловы слезы, командует «Спокойствие, только спокойствие. Алло,Саш, привет. Тут Котька голая. Спасак нужен и каска…Ага…угу…любой да? Ну, спасибо. Усё нормально. Дежурная ситуация. Иди , Пейппик, вон в соседний кабинет, выбирай» Хлоп-хлоп-хлоп ладошками. Танцульки на носочках. Очередной раз восхищаюсь Семьёй. Вот ведь выручают балбеску. Звоню маме. Должна же она знать, куда ее дочь на три недели из города пропасть собирается. Мама, привыкшая к моей внезапности, скромно спрашивает, может мне в кружок вышивания записаться лучше. После чего целует, желает доброго пути и всего только самого хорошего и светлого.
И тут…
Погрузка:
Пришли Ирина и Шрек. Смотрят на наши баулы. Шрек расплывается в улыбке чешерского кота: «Хе-хе,это вы все берете? Ай, да молодца! А понесете как?» Издевается. Ню-ню… Нет, Саш, Это еще не все! Это только еда! У нас Боря сейчас с рюкзаками подъедет. Улыбка становится шире. И ехиднее. « А тут у вас что? Бензопила? Ого! Держись тайга! Гыы. А гитару вы наверное…а, ну да, у вас же еды 150кг» она прозвучала. Эта страшная цифра. Пытаемся перетащить и впихнуть вещи в махину. Рессоры заскулили, но груз выдержали. Чешу в затылке. Как же это все на каты грузить будем? Появляется Адмирал. Шрек крепко пожимает ему руку. Молча кивает за что. Адмирал чешет в затылке.
Подъезжает Боря. Выгружает свои рюкзаки и карандаш. Адмирал курит. Ирина страхует баулы. Думаем хором, как бы Боре сказать…
Дружно чешем затылки. Мужества произнести фразу «Боря, мы конфеты упаковали, даже все. Может хоть бензопилу оставим?» хватило у Кати, но лицо Бори при этом надо было видеть. Злые тетки пытаются отобрать у ребенка любимую игрушку. «Как же так? Я ж для вас, для всех! Чтоб дров. А вы…Э-эх…» Наблюдаем явные признаки разочарования в нас, как в существах людеподобных.. Проявляем максимум человеколюбия и соглашаемся взять всё. Задаемся вопросом, а что мешает взять баян? И вообще, Лёха вчера предлагал погрузить швейную машинку. Зингер. Между прочим, в походе вещь незаменимая! Особенно, на случай, если любимые носки вдруг порвутся. Посмеялись. Но идея насчет гермы для баяна народу понравилась. Всерьез.
Песнь вторая. Поездатая

Вокзал:
Приезжаем на вокзал. Занимаем позиции полной боевой готовности. Ждем Маришку, Женю, Сашу и Лёху. Честно взвешиваем кладь (умеем же удивить сами себя). Перетаскиваем поближе к поезду. Подскакивает некий хрупкий юноша, хватает один из наших рюкзаков, кило на 50, и вприпрыжку исчезает за поворотом. У всех ошеломленный вопрос-Это кто? Сильный юноша, однако. Вообще, ребятам Спасибо Огроменное за такую подмогу! Класс! Подают поезд. Берем на абордаж. Погрузились, раскидали, расставили, помахали в окошко провожатым. Получили комплимент насчет русских баб, за рюкзаки, подкинутые одной левой на третью полку. Достали кружки. И тут обнаруживаем, что чего-то не обнаруживаем. Оказывается, понадеялись друг на друга, и никто не взял. Хватило же совести оставить живительную влагу. Пришлось лезть. Достали. Разлили. Ну, за поехам!

В поезде:
В поезде не писали, потому что пили. А чтоб не пить, когда соседи едут с Украины, со всей вытекающей отсюда контрабандой. Горилкой, чесноком, салом. Свои запасы, даже энзешные мы уже оприходовали, и поначалу сопротивлялись культурно предложенным яствам. Но, видимо отнекивались мы очень неактивно, потому что уже через 10 минут команда бандсплава причмокивая славила добрень Украину, и желала здравья уже прирезанной свинье соседа. Учитывая, что поход наш намечался быть карамельно-пряничным, с кусочками шоколада, отблагодарить мы могли как раз последним, то бишь шоколадом.
2 плитки «Экспедиции» легли на стол дяде Пети взамен полтарашке домашнего, полкило сала и свежевыротому чесноку.
Потом еще играли в крокодилов, пели и вообще вели себя до безобразия прилично. С тем и доехали до Кандалакши, а от нее и до Аллакуртии. Ах, да, мы со Шмыгой надыбали себе мыльных пузырей и нам случилось мыльное счастье. Радости в лицах окружающих этот факт почему-то не добавил, только пены. А посему, пеняли нас за эту пену и даже хотели дать по лицу.
Ниже в чистом виде приведены мысли отдельных членов экипажа.
Вот.
«С утра не было настроения вообще куда-либо ехать. Заставил себя. Потом втянулся. В машине на подъезде к вокзалу захотелось ехать. Обрадовался. Были сложности с документами и составом группы. Но все обошлось. Спасибо ребятам - довезли, проводили. До последнего момента было ощущение, что что-то не так. Тронулись. Отпустило. Едем. Не верится. Здорово. Дорога, она успокаивает всех и все. Пьем коньяк. Спирта мало!!! Как будем – не знаю. С ужасом гляжу на «сундук мертвеца» 150!!! кг еды...» Боря.

«О, блаженное чувство дороги! Законный повод целый день валяться, бездельничать, спать сколько угодно. Разговоры с попутчиками, ожидание пирогов Медвежегорска. Ущипните меня – хочу поверить, что это не блаженный сон! Я счастлива!» Катя.

«Проснулся. Как прекрасно утро трезвого человека. Пироги сожрали все. Катя побежала за едой в Петрозаводск. Маришка тоже. Здорово. Погода хорошая» Боря

Как выразился Лёха, всё что можно было сделать в поезде мы уже сделали, а всё еще едем.
Вчера опробовали новый рецепт бодяжки. С соком пошло хорошо. Подумываем насчет ягодного коктейля.

22июля…
Кандалакша.
Попрыгали с поезда. Перетащили вещи на перрон. Нас встречает шофер Слава. Покидали вещи у газели. Побежали в магазин. Все какие-то хмурые. А может быть просто сонные. Сидим. Рядом тусуется турье. Двое подходят к нам. Разговорились. Оказывается, они только с маршрута. И тут понеслось. Турье рисует нам радужные перспективы сплава. В ярких красках перед нами всплывают радостные картинки киляющихся на Яме. Яма, говорят, вообще смак! Четверку на раз-два кладет! Свечку ставит только так! И бла-бла-бла….Лёха облизывается. Мы вопрошающе смотрим на Маришку, она вроде здесь была однажды. Ждем впечатлений за прошлый поход. «Да не помню я! Пограничников помню. Еще помню речку. Ну да, были там пороги. Ну, не помню» Переводим взгляды на турье. А котел? А карниз? Красивый? Успокаивают. Мол, все ништяк!
Воодушевили. Мы правда потом долго думали, сидя пред костром на яме - а на чем они шли-та?...

Дорога на Аллакурти:
Белая ночь. Горы, словно в зеркало смотрят в облака. Кругом камни, сосны, Иван-чай. Едем быстро и весело. Даже поем. Но недолго. Вон уже кто-то отрубился…Так, все уже в полудреме…в машине тишина. И тут, опосля 30 минут попивания в газели Боря вдруг громко так, задушевно во всеуслышание выдает: « А Адмирал у нас голубой!» Через секунды спешно ретируется: « Берет! Я хотел сказать – голубой берет!» Дружный ржач (хохот) до самой Аллакуртии.
Ну, вот и приехали. Греемся в машине, пока мужчины пошли отмечаться. Неожиданное для меня известие - оказывается, мы за полярным кругом. Я в восторге. Катя в легком недоумении от моих познаний в географии. Ой, чую я, подарят мне на день варенья глобус. Тёмка тоже обрадовался заполярью и уже намылился в полярные Зори, кататься на лыжах. Катрин погасила сей запал, убедительно внушив сыну, что снега в июле там не бывает, а по траве лыжи не поедут. Притихли. Сидим, обмениваемся щелбанами. Вернулись мужчины. Едем на место стапеля.
Разгрузились. Ляпота! Хочется чаю, выпить и спать. Я, потрясенная окружающими красотами незамедлительно бросилась окунуть свое юное тельце в водах Кольского п-ва, в лучах восходящего (как в принципе и не заходящего, по причине белых ночей) ласкового солнца. Завтра начинается сплав. Кто-то симпатичный поставил палатку напротив.
23 июля.
Песнь третья. Разухабистая

23 июля.
Собираем каты, режем резинки, катаемся на волнах. Мужчины проводят тренировку по сливу на Буратине. Мы с восхищением наблюдаем с берега. Подходят местные. «Красивое место тут, ребята. Молодцы, что его выбрали. Марьюшкин утёс называется. Здесь весной всех утопленников достают…» Я чуть печенкой не подавилась. Ничего себе местечко… А ведь действительно, красивое. И вообще, окромя весенних подснежников к берегам Марьюшкиного утёса прибивает воды трех рек –Тунтайоки, Кутсайоки и Тумчи. А первое упоминание относится к 1608 году. О,как!
И вот, наконец-то, ближе к вечеру три катамарана-красавца «Бегемот», «Буратино» и «Прапорщик Задов» ошвартовываются от берега, открывая тем самым наш водно-творческих поход. На Бегемоте нас трое. Катя-капитан. Тёмка- отменный рулевой. Едем весело, с песнями и подзатыльлниками. Где-то впереди шиверы, пороги, перекаты и целое море наслаждения! Ну, понеслась!!!

Песнь вторая. Разухабистая!

Итак. Лоцию за шиворот и вперед, по беспечным плесам. Гребем.
Ниже типа наша «правильная» лоция. Гы.

п.Первенец. Решили, ну его нафиг. Начнем с падуна. А решили так по причине того, что Первенец как таковой оказался уже за спиной, и место стапеля если и позволяло пройти порог, то только с массовым переносом средств сплава и прочей провизии. А делать это ой как не хотелось.
п.Падун: А он ли это? Ладно, фигня, главное- мы на воде. Вон, и камни впереди показались. Судя по всему это Каменистый.

п.Каменистый: Ё,блин… Бережно носим Бегемота на руках…Ощущение, что собрали все камни на маршруте. Катя успокаивает, мол, синяки это проявление крепкого иммунитета.
Надежда на гладкое и красивое прохождение остальных порогов рдеет гордым парусом над волнами Тунтсайоки. Успешно реализуем любимое Кулешовское «…Два раза! Задом и передом. С веслом и без...» цепляясь за обливняки, заходя в слив то боком, то лагом, то ж@пой,то кормой… А вон, кстати, и Задов по тому же шкуродёрству нам в догонку. Ню-ню. Ехидно улыбаемся. Колдыбахаем дальше. Так, а это у нас что таке? Ай…ой…ух…бултых! Брр …Эко нас раскорячило. Ой, ну подумаешь, опять в слив не мордой. Зато как красиво от скалы оттолкнулись. Млин…А ведь Буратино это кажется прошел. Мда… Что это было-то? Может быть первая ступень Каскада? Или Водопадного? Алё, лоция у кого? Мужчины уходят вперед и скрываются за поворотом. Спешим за ними. Я прошу Катю притормозить, осмотреться. Но уверенность в том, что если ситуация того потребует, любимые просигнализируют придает уверенности, и мы прем напролом. Заходим в слив. Красиво и грамотно заходим. Высоко. Воды кругом как-то сразу становится много. И слив такой добротный. А нас на Бегемоте трое. А за сливом вал и нехилый и струя несет куда-то прямо. На левом берегу наши. Не ожидали, видимо, что мы так сразу выйдем в порог.Я требую с Тёмы держаться крепче, хотя он это и без мягких намеков понимает. Тёма просится родиться обратно. Катя успокаивает: «Не сейчас, Тёма, не сейчас. Бог не выдаст, свинья не съест. Гребём! Гребём, Пейппи, еще сильнее гребём. К берегу! Перегребаем струю! Еще сильнее! Так. Спрыгиваем! Тянем кат к берегу. Вон к той каменюке! Ага, Лёх, спасибо. Ну, вот и молодцы. Чалимся…» В общем, очередной порог прошли дружно, без осмотра, с пассажиром на борту. За что в легкую получили пошеям. Скидываем шмотки. Сохнем. Оглядываемся. Ммм…какой пляжик хороший, песочек кругом, баня, очаг такой, весьма приемлемый. Встаем на ночь. Готовим вкусный ужин. Меня решили подстричь, или воткнутьь в косички проволку, мол, шоб как истинная Пейппи смотрелась. Хорошо, .хоть не гвоздь в голову вбить. Млин.

24.07. Пишет Катя
«Стоянка за порогом, за главным сливом. Песчаный пляж. На песке спать жестко. Утром проходит команда байдарастов. Как оказалось впоследствии - байдарочники! Очень хорошие ребята. Дают повод развернуть страховку и спасательные работы. Наши мужчины просто неотразимы, бросились воду, не разбирая броду, не жалея одежды и обуви. Будь это чужие герои, сердце бы надорвалось от такого динамического удара восхищения и безнадежной любви, а так - согревает мысль, что эти герои обещают нам взаимность. После долгих сборов сползаем в остаток порога. Проходим шиверу безобразно, переваливаясь через все камни (имеется в виду доверенный мне Бегемот). Зато после порога с первого заброса спиннинга удается поднять небольшую щуку. Вытащили дуриком, тянул Артем, я успела подмахнуть сорвавшуюся добычу подсакой. Сколько торжества!»

Гребем. Буратино и Задов снова решили бросить нас на произвол судьбы. Эх, припомним! Аккуратно проходим несколько несложных шивер. Догоняем наших. Проходим симпатичный перекат. Похожий на очередную ступень каскада. Ага. Перед нами, судя по описаниям –п.Кривой. Остров посередине. Две протоки. Левая полностью шиверистая и достаточна простая для прохождения груженными. Вторая, вдоль правого берега внушает некоторые мысли насчет того, что может лучше по левой… Зуб посередине слегка прикрыт водой. Перед заходом в слив опять же – торчащие обливняки, на которые так удобно подсесть. Что мы в принципе и делаем, впоследствии. Долго ходим по берегу, потом по острову. Решаемся идти следом за Адмиралом, но Борина команда просит заснять их прохождение, обещая после этого причалить к острову и ответить взаимностью. Обвешанные фотоаппаратами занимаем позиции, ждём. Ой, как же они долго ковыряются. Задаемся вопросом, как они вообще причалить-то планируют? Вон, Буратино и того унесло, какой там подгрести. Мужчины проходят порог грамотно, спокойно и грациозно…Ну, Боря, скоро вы там, что ли? О, гребут. Бууултых! И…и понесло их…далеко понесло… какой там развернуться. Млин…Мы остаемся втроем на берегу, с 4мя фотоаппаратами, со всеми Бориными документами, и внезапно появившейся ответственностью довести все это сухим. Проблема выбора – проходить порог вдвоем или все-таки с Тёмкой отпадает разом. Боря с противоположного берега пытается перейти реку вброд по шивере, с веслом на перевес. Не, говорим, картины из Бриллиантовой Руки мы не приемлем, а потому- Тёма, на раму, Катюш, садись, я оттолкну. Тёмочкин, держись, пожалуйста. Трогаемся. Аккуратно и осторожно подкрадываемся к сливу. Ё… как же так, всё вроде спланировали нормально. Излишняя скромность придавила слишком сильно к берегу, и вот мы сидим себе на камнях, в полтора метрах от водопада. Досадно. Сползаем с Катей в воду. Глубоко. Подталкиваем Бегемота. Еще бы суметь на него забраться. Слив в 50 см от носа. Прыгаем! Как успеваешь в такие моменты сесть на банку, весло в руки схватить и сориентироваться в направлении непонятно, но главное, что получается. Скатились. И опять нас, да что ж такое, разворачивает. Ааа…фигня. Доворачиваем до нужного ракурса и гребем. Кривой пройден.
Снова впечатления Кати:
«Хорошо, что посадили Артёма на руль. Двигаемся веселее. Делаем успехи и на порогах. Последний в ходовом дне прошли очень неловко, засели на сухих камнях. Падали в слив лагом. Моя ошибка при заходе. Но Котя и Артем просто обрадовали своей выдержкой, бесстрашием и азартом. Артем настоял на участии в этом прохождении, выбрали и уперлись в сложный вариант, хотя могли пройти по левой протоке без проблем. Миновали с молитвами «Кривой» и вскоре встали на стоянку»
Перед стоянкой веселые шиверы с хорошими валами и даже с бочкой. Неожиданно. Сюрпризно. Приятно прокатнулись. Тёма растелился поверх тюков на раме, подпирая подбородок, и все лениво поглядовал на валы. Вот засранец. Мы тут гребем, лавируем между камнями, стараемся, что б его не залило, а он выпендривается. На порогах, как оказалось потом, выпендривался.

п.Кошмарики, п.Вечерний и прочие непонятные непонятности проскакали лихо, обозначив шиверами. Чудесный берег слева. Стоянка. Баня.
Пишет Катя:
« Сколько не старались, больше рыбы не поймали. Был тихий вечер с умиленным закатом, процесс рыбалки доставлял удовольствие. Дежурили в этот вечер Лёша и Котя. К вопросам кулинарии они подошли очень серьезно. Обед, переходящий в ужин, был выше всех похвал (Спасибо дежурным! Слава завхозу!). Объелись. Потом перепились. Потом резвились полночи. Из особых происшествий дня – Адмиралу на голову свалилась чекнутая белка, пока тот ходил по берегу со спиннингом. Охреневшее животное скатилось на землю, и снова влезло на дерево, нагло пятясь на командира.»

Белок решено приручить, полевок, резвящихся на просторе- раззадорить. Полевки при виде нашей еды сошли с ума. Дерутся друг с другом за трофеи. Оголодали бедные мышки. Но мы поступили как жлобы, складировали весь провиант на катамараны, а заодно выпили завтрашнюю долю спирта. Так, на всякий случай. Получилось весело.
25.07. «Решена дневка. Погода ветреная и хмурая, но пока без дождя. Пробовали рыбачить. Мы всегда это делаем. Пробуем. Рыбы нет, зато научили Маришку кидать снасть. Адмирал дрыхнет, Борис ушел в пешеходную гульбу, Артем и Котя пристают с проказами к Лёше. Греем воду, топим баню, разбираем барахло.»
Клятвенное обещание позагорать сорвано серыми тучками. Всё еще надеемся, что ветер их разгонит. Из мелких пакостей на сегодня- складирование весео в Лёхину палатку, обкидывание шишками, запускание десантных войск орков на куда попало и игра в теннис, с помощью весел и тапка. На мое ехидное предложение сложить какой-нидь хлам Лёхе под крышу Тёмкин ответил неожиданно серьезно: «Котя, это будет подло! – но через минуту добавил- Но попробовать стоит». Решено- сделано. Пока дядя Лёша доблестно снабжает лагерь дровами ради банного дня, деверсант фон Шмыга ползком пробирается к зеленому тенту, маневрируя между камбузом, Буратино и прочими шмотками, с пятью веслами в зубах. Зарываясь в песок по уши, закамуфлированный под ящерицу, в надежде быть ьнезамеченным, юное дарование выполняло порученное задание четко и оперативно. Итоговых пошеям ожидаем по факту раскрытия нашего гнусного злодеяния. Очень надеемся остаться безнаказанными. Время идет. Играем в веслобол тапком. Тёма неожиданно просит его захоронить. На мое изумленно-удивленное «А на кой?» задушевно парирует: « Нет, лучше я сам!» Хватает весло покребче, начинает разгребать песок, ровненько так, под прямоугольник. Бормочет: «Я вырою себе могилу. Когда дядя Лёша узнает, - думаю, она мне пригодится!» У меня истерика. Балдею я с этого человечка. Может быть нам даже где-то стыдно за содеянное. Хотя…вряд ли.
Баня! Баааня! Ммм…Обалдеть! Слава Лёхе! Как здорово, что Боря взял офигительный тент! Маришка и Санек нарезали березовых веточек. Баню топили часов пять. Я расчистила беговую дорожку до воды. Старания были оправданы и восхвалены. Настроение у всех членов экспедиции лениво-расслабленное, как у кота на масленицу. Пугаем проезжающее турье костюмированным балом назгулов. Темка прихватил потрясающий плащ, прям как оттуда, из мордора. Решили завалиться ночью в этом плаще в соседский лагерь, изображая веселую белочку, и конфисковать спиртное. Идея одобрена и бродит навязчиво по лагерю. Лёха сидит и расска0зывает про мясо. Я щас слюнями изойду… Боря объявил 5минутную готовность. Обед. Вечерело. Устроили дикую беготню под банным паром. Баня-речка-баня-костер-чай с блинчиками-баня… Хорошо! Завтра в дорогу.
26.07..
Очень долго гребем по плесам. Высматривая за поворотами хоть что-то напоминающее живенькую шиверку или перекатик. Бегемот работает на Ирисках. Капитана это уже начинает корёбить. Гребем. И тут… Оппаньки. Мужчины наши впереди на левом берегу, издали видно –довольные и взбудараженные. Подгребаем. У них для нас радостное известие. Это мол и есть Яма! Ого! А как же…Долго ждали порог Красивый. Оказалось, проскочили его нрчью и без осмотра. Кошмарики, Вечерний и еще что-то как уже описывалось выше тоже проехали не подозревая, что это они и были. А потом еще долго искали вот эту самую многообещающую Яму. Если бы не наши родные байдарочники - нашли бы её в Котле. Внезапно открывшаяся перспектива покататься на пороге с отменной стоянкой, кою мы сразу же занимаем, сбила с ног и понталыку добрую половину лагеря,причем, мужскую половину. А все потому что на радостях отметили это дело буйно и в охотку. Страхуем Орловцев, легко проводим катамараны и встаем на стоянку.Сашка изучает бензопилу, Маришка вырезает ложкук. Лёха почему-то переоделся в сухое…Чувствуя, что обещание его покататься со мной на Яме уплывает в небытие, жалобно смитрю на Адмирала. Вопрошаю взглядом; «Ну, мол, пожааалуйста…один разочек хотя бы…сегодня..» И, о, счастье, он соглашается! Обносим Буратино на место посадки. Смакуя предстоящее прохождение, предвкушая истинное наслаждение, деловито забираюсь на катамаран, перестегиваю упоры. Оборачиваюсь. Замечаю, что мы еще на берегу. Адмирал по пояс в воде, весла на сельге. Хм, а чё-та так…Сползаю…Перекур. Сигарета падает в воду. Адмирал говорит млин… И тут я всерьез засомневалась в успехе нашего предприятия. Задаюсь вопросом, а будет ли катание-то? Посадка. Подталкиваем катамаран. Сажаем на камни. Общими усилиями пытаемся его с них спихнуть. Спихиваем вместе с собой. Выгребаем на берег. Разворачиваем. Хватаем весла. Пытаемся заскочить на Буратино. Адмирал садится мимо банки, как впрочем и мимо баллона тоже. Кат кренится. Я перевязываю упоры. Адмирал упорно пытается забраться на свое место через меня. Кат кренится еще больше. Весло сползает на сельгу. Я открениваюсь вместе с катом. Тянусь за веслом. Адмирал заваливается брюхом на раму. Я ржу.:)) « Ё, Котька, хреновое какое-то начало получается! -Да все ок, Адмирал! Главное-никто это извращение не видел!» Проходим порог красиво, с гордым видом, как-будто и ничего не было. Сходим на берег. Сидим, обедаем. Бодяжим спирт. Пробуем с какавой. Сногшибательная гадость. Мне не понравилось с первого глотка. Мужики пытаются распробовать со второго. Потом с третьего. Потом они посидели еще немножко, и еще немножко. Страшный зверь какао победил Лёху и его обещание покататься так и осталось обещанием. О чем я ему периодически напоминаю.Вечереет. Сидим, горланим песни. Словом поем это назвать невозможно. Лёха бушуйствует. Требует выдать ему транспортное средство сплава и командировать на тот берег. Назначение командировки осталось невыясненным. То ли спиртом хотел поделиться, то ли просто веслом помахать. Связали в объятья и не пустили. Ой, чую в расписании нашего завтрашнего дежурства в графе завтрак можно поставить прочерк. Маришка пьет гольный спирт не жмурясь. Только изредка подобно собачке Соне, бегает вокруг костра с высунутым языком, ищет чем бы загасить.
Боря тренирует народ в прохождении бочки. Несколько раз успешно ее минуя при прохождении порога, упорно заводит Задова поколбаситься-таки в пене. Мы наблюдаем за этим с берега и не перестаем удивляться.
Яма оказалась так себе, а вот следующий за ней п.Котел действительно дал повод для кустарных раздумий. Бегемот как и Буратино повели мужчины. Наша тройка стояла на берегу с морквой и фотоаппаратами. Котёл…Ух…Что так говорили Байды-фигня фигнёвая? Так себе, бочка, пена кругом, обливняк на входе и прочме камушки? Ага! Щас прям! Долго смотрим на эту прелесть. Обносить? Молчим в раздумьях. Лёха поначалу проявляет бодрую прыть, чешет ладони. Адмирал курит. Лёха косит в его сторону. Прыть сменяется задушевными думами. Неужели обносить? Адмирал курит. Лёха топчется на месте. Взгляд грусняаавый. Я думала, еще немного и его на слезу прошибёт. Ан, нетушки. Адмирал выносит вердикт: «Идём. Груженными.» Вселенской радости нет предела. В Лёхе просыпается былая прыть. Идет чуть ли не подтанцовывая. Уходят… Возвращаются. Приносят морковки, показывают Кате, где встать на указатель. Уходят…Возвращаются. Показывают порог Боре. Уходят и еще долго о чем-то совещаются за поворотом. Как рассказали потом- каялись друг другу. Исповедовались ? Мы ждем. В руках –морковки, в зубах- фотоаппараты. Тёмка обвешан ими до ушей. Котёл по сути и оказался самым порожистым порогом на всем маршруте. Вот уж где действительно и на бок положить может, и задних кильнуть. Хороший слив, который с воды почти не виден, пенная, но не жующая проносящая бочка, здоровый обливняк, на который происходит завал, ну и валы выходящие в залив.
Прошли хорошо, как запланировали. Катя сразу же заявила: « Ты, рыба моя, как хочешь, а я не пойду!» Адмирал шутит: «сейчас боцману будут выставлять черную метку!» Я смотрю на Лёху. Он так хотел порогов… Уступаю. Иду обратно с морквой на сельгу. Ждем. Проходят на Бегемоте аналогично прошлому разу. Да, уж, Котёл надолго оставил след в Лёхином сердце. А заодно и на лице. След от сковородки, в кою он врюхался проводя Бегемота. Смотрелось забавно. Красивый подход к сливу, слив, бочка, резкий наклон вдоль баллона, и вот уже Леха схлопотал железным дном по моське (мордасам) : «Чё вы там,блин, возите?!- Да так, катсрюльки всякие, сковородки, скалки…Мы же женщины ? )
Ждем Задовых. Вот, из за поворота показался знакомый триколлор. «Издаля доносится Во,@мя!..» Один баллон по обливняку, второй ровно по сливу, и под громкое Борино Йо-хо-хо вваливаются в бочки, здесь мы уж было испугались, что Сашка нырнет. Усидел. Молодцы, ребята. Хорошо прошли! Гладко!
Встаем в улово. Рыбалка. В следующий раз возьмем знаки «здесь рыбы нет» и поставим по всему маршруту. По всем многообещающим рыбным местам. Где же ты, пресловутая форель?
Ну, вот и слились речки Тунтсайоки и Тумча! Ура!
Шляпа

п.Каскад. Или Карниз. Точно, кажется Карниз. На нем мы прокатнулись славно. Правда Бегемот так и не удалось причалить к берегу, что бы забрать на борт Шмыгу. Зато тот в свою очередь оторвался по полной, катаясь на тритоне. Пасибо питерским каякерам, подсобили ребята. Мне порог понраваился очень. И слив, и бочка, и валы после нее, и скала впереди. Вид и вправду отменный. Берега красивейшие! Все в предвкушении. Где-то уже почти недалеко п.Шляпа. И снова наши все весело гребут километрах в двух от нас, а мы плетемся позади. Накипает. Ой, чую, выскажемся мы вечером.
Очень красивым получилось прохождение п.Каньёна переходящего в п.Змею. Потрясающие скалистые берега, ни одной приличной стоянки, да еще наши вперед умотали. Зато мы прошли пороги просто сказочно. Пишу за экипаж Бегемота, потому что как проходили остальные мы, по указанным выше причинам, не видели. Но они говорят, что им стыдно. Мы то, как оказалось, в отличии от некоторых ни разу ни на одном из камней не присели. А они вот присели! Видимо издалека хотели на Шляпу посмотреть. Хотя сами отмазываются, мол стоянку высматривали. Ага! Так мы им и поверили. Эх, мы бы еще многое чего сказали бы, да нам такие комплименты отвесили, что неловко стало. Вы, говорят, девчонки, просто молодцы! Красиво все сделали! Честь и хвала вам! Ситуацию с разборками это спасло только на краткое время. Катя поднялась с катамарана, разогнула спину, а заодно и язык. И тут… Мне оставалось принять тоже грозный и слегка обиженный вид, поддакивать, кивать головой в знак согласия и при случаи вставлять разные «да-да, во-во» и т.д. Речь была весьма богата, лилась легко и непринужденно, и видимо хорошо отложилась на подкорке любимых. По крайней мере весь последующий маршрут Буратино дальше чем на 20 метров от Бегемота ни-ни.
До Шляпы 800 метров. Это всех волнует и будоражит. Обдумываем дальнейшие действия. Высматриваем приличное место для ночлега.
Нашли. Шаримся шмыгами по скалам, чуть не устроили пожар. Расположились. Все устали, а мы с Лёхой решили обведать берега. Удивительно, что через 30 метров от нас оказался приспособленный для житья лагерь. Только уж мусорным слишком оказался. Так что наше место еще даже очень ничего. Катамараны, пришвартованные в вертикальном положении к скалам, палатки, в которых засыпаешь лежа, а просыпаешься сидя на корточках где-то в районе камбуза, ну и прочие маленькие неудобства, которые ни коем образом не помешали хорошему настроению.
Вечерело. Хотелось есть, а еще посмотреть на Шляпу. Хотя все это друг от друга скрывали, и все балаболили, мол, чего на нее смотреть, завтра увидим, нефиг душу теребить заранее, ну и тому подобные отмазки. Оставив идею полюбоваться вечерним порогом, мы двинули просто прогуляться по берегу. Прогуливались в сторону Шляпы, конечно же! Панорама, открывающаяся нашему взору, до сих пор стоит перед глазами. Одна из лучших картинок, наверное. Над рекой поднимался туман, белый-белый, справа пройденная Змея, прямо Моновара, вниз метров двадцать до воды… Шуршит и пенится. Спускаемся, бредем мимо стоянок и доходим до…наших знакомых байдарочников! Ну, надо же! Они нам уже как родные. А еще они закончили маршрут, а поэтому остаток вечера до сна мы провели пред костром их лагеря, заслушиваясь рассказами о прохождении Тумчи, причем прохождение всех пороги ни разу не кильнувшись, и еще очень многих речек по разному. Еньку с ребятами переполняли эмоции, нас - восторг от увиденных красот. Было уютно и хорошо. Просидели до пяти утра. Холодало. Потрясенные и счастливые возвращаемся к своим. Ну, думаем, щас всем расскажем какая она красивая – Шляпа в утреннем тумане. Приходим. Тишина. Все спят, даже настроением поделиться не с кем. Э-эх…
Утро. Собираем лагерь, грузимся, все в ожидании, гребем.
п.Шляпа. (Крепкая скала, выдержавшая лобовое столкновение с «Прапорщиком Задовым»). Но обо всем по порядку. Подходим к правому берегу, встаем перед порогом. Ну, не зря же говорят, что самый красивый порог на маршруте. Не врали ?Стоим, любуемся. Проводим осмотр. Питерские кайякеры уже успели и сюда добраться - колбасятся под валом. Читаем воду. Мужики выбрали единственно правильный вариант и пошли на посадку. Мы выбрали вариант, немного отличный от мужского и тоже двинули в сторону катамарана. В общем, Шляпу сделали красиво, не очень, а еще корабликом ? Мы с Катей попробовали развернуться в улове. И снова выйти на струю. Чуть чуть не рассчитали, поэтому слегка чиркнули бортом по камушку. Задов имел все шансы проскочить Шляпу через Шляпу, но почему-то уже находясь в струе передумал. Целеустремленно двинули свою махину на скалу. Так и хотелось прокричать «сим-сим,откройся» и увидеть, как они выйдут с противоположной стороны . Но Задовы вместо этого с размаху въехали в камень, отскочили, развернулись, выбрались на струю, и та уже понесла их за поворот. Офигеть, дайте две! Смотрелось прикольно! Браво! ? Мы наблюдали этот шедевриальный проход с берега. Кайякеры тоже. Удивились все. Адмирал долго думал, как это - проходить порог Корабликом, и просто обалдел, когда увидел это в реалии. Успели снять видеосюжет, получилось весело. После прохождения решили устроить рыбалку, а мы с Тёмкой еще и мстю! Мстю за кидалово Бегемота. За все те километры, которые мы прошли плетясь последними. Душа требовала разрядки, руки действий. Набрали полные каски шишек, запрятали на раме, и стали выжидать удобного момента. Рыбалка закончилась. Задовы ушли вперед, ничего не подозревающий экипаж Буратино отшвартовался от берега, и допустил неосторожность приблизиться к нам меньше чем на два метра. И тут…Внимание турья, коем был заполнен берег моментально сфокусировалось на нас. Народ даже не сразу въехал в смысл происходящего на воде. Два катамарана-красавца с дикими воплями кружат друг за другом. С Бегемота летят снаряды, на Буратине от них пытаются безрезультатно отмахаться веслами. Смех, гогот, брызги, размахивание руками…Это был потрясающий морской бой! Сражались до последней шишки! А точнее, до боевого клича Адмирала «На Абордаж!» и внезапной реализации оного. Такого поворота событий мы явно не ожидали. Буратино уверенно протаранил боевой корабль, Адмирал прыжком тигра достиг нашего Капитана и связал в объятья. Мы с Тёмой пытаемся отгрести, или хотя бы сбросить покорителя в воду. Получается хило. А точнее, не получается. Он большой, нам сложно. Сопротивлялись достойно, пока силы не закончились. Эх, взяли нас в плен и обещали расплату вечером. А до вечера было еще тааак далеко…
Песнь четвертая. Заблудная.

Ну, вот…Пороги пройдены…Впереди 45 км Йовы. Гребем. Ищем стоянку.
Долго гребем. Периодически выползаем на болотный берег. Пока мы выползаем, народ рыбачит. Я устала, ворчу и требую обеда. В настойчивой просьбе мне настойчиво отказывают.
Вечерело… Выходим в красивый широкий залив. Впереди слева скала, метров семьдесят. Под скалой Задовы. Видимо, нас ждут. Подозрительно… Мы решаем проверить пару стоянок, но как-то ничего приличного не находим. Подходим к Задовым, устраиваем совет в филях. Боря показывает куда-то в лес: «Нам туда». Шлепаем веслами по воде в сторону предполагаемой протоки. Нету… Шлеп-шлеп-шлеп обратно. «Может, вон там?» Шлеп-шлеп-шлеп…И там нету…Мда… «Борь, а по карте мы где? Может мы и не там вовсе,а?» Боря: «Если кто-то лучше меня разбирается в карте, могу сложить полномочия и передать управление курсом (карту, то бишь) в руки желающих!» Немое негодование. Ну, нет уж, спасибо. Гребем к берегу.
Стоянка «Рыбацкая».
Ну, то , что мы заблудились, это как пить дать… Зато как красиво мы это умудрились сделать! Не в какой-то там зачухоньческой протоке на болотах, а в живописнейшем кусочке Йовы.
Ласковая голубая долина, вершина чего-то там вара (Ай, это же наша любимая Моновара!), отвесная скала и сосны наверху…Залив на краю вечности! Где дымка тумана по утру касается крыльев облаков и сердце, открытое песне ветров наслаждается гармонией мира…Грибы есть, ягода есть, рыба… Если будет, будем есть! Ставим лагерь. Идем на рыбалку. Я навязываюсь третей на Бегемота, мол еду с вами ребята только за тем, что бы рыбку почистить. Рыбку поймала сама же. На дурачка, или как выразился Адмирал – на дорожку. Хороший такой окунь. Зато Катя… Катя поймала достойную щуку и мы тут же разявили хаву на коптильню! Боцман важно вышагивает по берегу, довольно мурлыкая: «Какаой чудесный день, какой чудесный пень, какой чудесный я и песенка моя…» Впервые оказалось, что коптильню взяли не зря. Правда, позже выяснилось, что боги рыбалки просто показали нам язык. Ммм…поели вкусненького. Стоим, чистим зубы с Адмиралом. Над нами розовый то ли закат, то ли рассвет, туман клубится. «Пейппи, Тебе хорошо?- Обалдеть! Чувствую, что мы попали в сказку! Удивительно красивую и безнадежно счастливую!- Ага…Еще бы понять где мы находимся…» Пытаемся определить наше местоположение. Боря вымеряет шагами остров. Все еще твердо верит в GPS. Адмирал склонился над картой, Лёха над её вторым экземпляром. Умудриться заблудиться, имея карту, компас и GPS… Браво! Но, главное, что нам здесь нравится! Где-то журчит. Может протока? Мужчины собираются в разведку. Я снова навязываюсь с ними. Пробираемся сквозь свежие поросли старого зимника, выходим на гору. Журчит. Где-то там, далеко в лесу. Нехило так журчит. Думается, что это Зуборезный. Ручей такой, хоть каким-то образом помогающий нам найти себя на карте мира. Адмирал велит возвращаться: «Ясно ребята. Мы на коренном берегу. Протока вон там, мы тут, идти нам вон туда. Спускаемся. Пейппи, слезай с ёлки, все-равно с нее ручей не видно!» На обратном пути набираем грибов, встречаем лежанку оленя. Класс!
Реализуем еще одну московскую идею – вязаться! Теперь у нас есть Икарус!!! Правда поначалу чудо экспедиционной техники величали по разному, от Буратинного ЗадоБегемота или задокрылого Бегемота до Воздушной @опы. Но привязалось все-таки «Икарус». Три ката в жесткой связке, восемь гребцов и руль. Скорость 5,8км/час, удовольствия в гребле и того больше. Изумленная публика, сваленная на повал! То есть, вываливающаяся на берег вповалку, дабы заснять сие водоплавующее. Смех, восторг и прочие радостные эмоции. А у нас впереди 45 км Йовы… Плесы, плесы, плесы… Лёха выбрал точку на катамаране, в кою и уперся взглядом. Окружающие красоты ему видимо чуть выше колен. Маришка тоже как-то приуныла. А нам нравится! Час гребли 15 минут поедания ягоды по берегам. Гребем… Ой…Даже чего-то как-то не поётся…Не поётся даже Боре…Гребем…
1августа (вроде). Забыла, блин, половину из того, что хотела записать. Приедем в Чупу, будем вспоминать и фиксировать. Стоим на мысу в Йовском водохранилище. Вид очередной раз отменный. Аблятросы на волнах катаются, ветер гоняет белые барашки и навевает ленивое настроение. Тщетно пытаемся заставить Шмыгу пойти поспать. Шмыга на это ехидно хихикает. Отчего, не понятно. Ему вообще-то еще в ночь рулить. Так что непонятно, кому тут хихикать. Чуем, что наша ночевка имеет тенденцию перерасти в дневку. За веселой беседой было решено обустроить пиратский лагерь. Аблятросов перевоспитать в почтовых голубей. Шмыгу в главного абордажника. Открыть на мысе литейный цех, забабанить пушку и вообще, переоборудовать берег под боевой пирс. Адмирал стругает гоблиновскую вилку. Будет с чем идти в атаку. Катя притащила с того берега моря отменную доску, в будущем – разделочную. Адмирал несколько смутился, будучи застигнутым врасплох внезапным появлением супрпуги из за собственной спины с эдаким ударно-прикладным инструментом в руках. Лёха сей самый инструмент максимально тщательно обработал другим инструментом, и доска приобрела вид весьма реликвийный. Население лагеря даже призадумалось, не забрать ли её с собой. Мда… Затянувшийся привал определяет дурное сознание. Гении чудачной мысли в рамках фестиваля народно-прикладных искусств раскочегарились на изготовление тотема, пушки, ложки и каменного унитаза. А вот от снабжения лагеря запрашиваемыми китайскими палочками почему-то отказываются.
Час спустя. Лёха решил испоганить суп… Сначала он запретил мне делать зажарку, потом отказался от пакетированного пайка. Затем засунул в кан горящую головню и весело размешал. Очень надеюсь, что его старания не принесут желаемого результата. Любая шняга исправляется вкусом бадяжки, закусанной ништяком. Я все-таки рискнула сделать зажарку «Я старался, а она какую-то пластмассовую порнографию суёт…». Сижу, режу лук на пластмассовом подносе, вместо новой разделочной доски. Лёха обижается:
Так, небольшой перерыв на покушать, тост « За кулинарные извращения», глоток бадяжки, кусочек закусойда…Продолжаем Озвучена мысль пойти поспать. Добрая половина лагеря правило приняло еще час назад, и сейчас отлёживается по палаткам. Злая половина забашляла обед и теперь обсуждает будущий сплав по Кавказу, считает вещи, мыслит по раскладке. Лёха предлагает спортивную заброску с вертолета. Парашютами сразу на маршрут. Вот мы и думаем, то ли кат в воздухе собирать, то ли шмотки по тайге…Не, такая перспектива нам по душе не пришлась, подумаем на иначе. По добру, по здорову. Или хотя бы трезво ?. Санька сумел-таки вырезать деревянную ложку, потратив на это каких-то три часа. Осталось просверлить дырдочку и повесить веревочку. Я предложила еще украсить ручку в зверином стиле. Вобщем, тут вокпуг такая красота, что мозги переключаются на ее любование, и особо мудровствовать в летописном жанре не прет. Усё. Чего-то меня расколбасило, пойду, подавлю спальник.
Идея пойти поспать конечно хорошая. Я даже попыталась её осуществить, но наш командный Апполон нашел полянку с морошкой, и я с упоением бросилась не ее сборы. Лёха забашлял вкусняцкое варенье, к коему напросились оладышки, на удивление вкусные, судя по конкурентной борьбе за их поедание. Мне же польстило признание, что оладышки мои напоминают бабушкины блинчики. Ага. Вот научусь еще сухарики как она делать… ? Вечером был диалог с богами доброй погоды. Долго вымаливали у неба большой желтый туч. Уговорили, кажется. Угрожают ранним подъемом. Не шутят.

Вчерась…(3е августа?)
Гребём, гребём, гребём…Загреблись уже, млин…Вымотались все и даже Шмыга. Адмирал на третьем часу хода начал путать лево-право, а циферблат вообще забыл напрочь. Поэтому судно наше, названное Икарусом, бороздит просторы Йовы молниеносно. То есть, также быстро и зигзагом. По наблюдениям Бори, шхуна если мы молчим, двигается со скоростью 5,8 км/ч, если поем- 5,4км/ч. Хи-хи, замечено кстати, что главным запевалой является как раз – таки Боря! Делаем вывод: либо скорость звука Бори равна 0,4км/ч, либо одно из двух.
Вечер того же вечера.
Ура! Встаем на стоянку. Красиво паркуемся у длиннющей сельги, скидываем вещи с катамарана и с себя и устраиваем нудистский пляж. За посещение оного крепко достается Саньку. У сельги глубоко, должны водится окуни. Все бросаются к спиннингам. Наловили слегка, на ушицу. Пока варился ужин, Боцман затеяла грандиозную стирку. Я подоспела к ее окончанию. Обратились к мужчинам с просьбой помочь выжать белье. В свою очередь обещали помочь им выжать содержимое бокалов. От последнего они яростно отказались, а вот выкрутить вещи помогли на славу. Мой комбиз от такой помощи пошел по швам по всем приличным и неприличным швам. Что стало с толстовками, я даже подумать боюсь ?. Стирка. Рыбалка. Ужин. Кое - кто отправился в разведку до Зареченска – смелые ребята. Даже от ужина пытались отказаться ради благого намерения найти машину на завтра. Не тут-то было. От нашей заправки еще никто голодным не уходил! Накормили, а на пылкую речь Бори, который рыбу не ест, Адмирал выдал: «Боря, я сейчас расчувствуюсь, и вылью уху Тебе в картошку!» Лёха же Адмиралу в свою очередь выдал: «Ну, ты и язва! Ты от своей жены только и отличаешься, что цветом катамарана!» Катя: «Ну, спасибо тебе, Лёха за комплимент, я тронута!» В общем, остаток вечера прошел в задушевных беседах и борьбе с пробудившимся в Лёхе желанием поесть пителевских курочек. Все думали, где б ему таковых взять. Хотели было выдать за них борзых чаек, да говорят в них души моряков, неудобно как-то. Придется видимо до Москвы терпеть. Чайки охотятся на нашу провизию. Главным образом за луком, аккуратно выложенным Тёмкой на сельгу. То ли они его за яйца приняли, то ли просто решили нас без зажарки оставить. Долго наблюдали мы за пикирующими птичками, пока не вспомнили, что рядом с луком сушится еще и спальник. Мысли о пережравших пташках и возможном загрязнении спального места спровоцировали – таки к решающим действиям. Лёха требует рогатку. Еле отговорили. Но пара камней все- таки полетело в направлении белых и пушистых.
Уставшие, но чистые, сытые и довольные разбрелись по палаткам раньше обычного. На завтра запланирована поездка в Кандалакшу. А оттуда в любимую Карелию.

Какое-то августа. (кажется, четверг)
Пригребли к какой-то сгоревшей пристани. Вытаскиваем катамараны на берег, сушим, разбираем, пакуемся. Два часа сборов. Еще два часа лету и мы нам вокзале Кандалакши. Арбуз. Лимоны. Пиво. Лёха меняет билет на Москву. Хнык…Остальные эмоции внутри, сдерживаюсь, не показываю. Подарить ему кулёк какашек, что ли. Пять минут до электрички. Подтаскиваем к вагону. Электричка. За три минуты погрузились. Двери закрываются, наши в вагоне, я в тамбуре.Пойду, заем расстройство кабачковой икрой с арбузом. Вот такое ассорти.
Песнь пятая. Разгульная.

Песнь третья. Разгульная.

Лелектричка на Лоухи.
Лёха поступил плохо!
Взял и уехал…
То есть, уехали вообще-то мы, а он как раз остался на вокзале до вечера, в обнимку с Буратино. Мы на море, он в Москву, есть пителенских кур…Обещали поймать ему самую большую рыбу.
У меня появилось больше свободного времени для оформления ЛетоПиси. Без Лёхи грусняво Как он там, один на вокзале. Ха. Мы конечно тоже не промах. Пользуясь случаем, пригрузили его на сколько совести хватило. А я забрала с него поджопник, биникль, перчатки, ну и еще парочку десятков полезных вещиц. Едем на юг севера. Вот-вот пересечем полярный круг и будем на два часа ближе к Москве. Из развлечений журнал комиксов и 200 грамм барбарирсок. Женя и Санек устроили сонное царство, остальные разбрелись по вагонам в поисках санузла.
Два часа спустя.
Ну, вот мы и в Котозере И что? То есть, и куда? По очереди ходим р разведку, ищем само озеро. Полярный круг остался впозади. Впереди живописнейший порог, вода, леса и скалы. Первый раз увидела, как можно автостопом тормозить электричку. Пребываю в пионерском восторге! Вернулись разведчики. Изрядно покусанные, но непобежденные. Привели языка, завербовали собаку –карельскую лайку. Думаем, какой бы рюкзак ей сбагрить.
Собираем каты. Есть охота – жуть. Ириски уже не лезут. Тёмка надыбал из своего волшебного кармана сухарики – разлетелись в две минуты. Собрали Бегемота. Команда Задова вяжет рамы. Грузим еду на Бегемота. Задовы вяжут раму. Мы решаем трогать. В планах- дойти до хорошей стоянки, приготовить ужин. Катя это выразила как: «Ну, Вы тут оставайтесьь, а мы есть поехали! Ой..то есть, мы есть готовить поехали..» На фоне всеобщего выделения желудочного сока фраза прозвучала жестоко, но верно. Потаенные мысли, куда их денешь. Посмеялись. Закарабкались на Бегемота. Развязавшаяся рама, сырые гермы вместо банок, кастрюли без подвязки, уставшие и голодные мы…вот так , легко и непринужденно начинается наш сплав на море.
Некоторые пороги да перекаты, видимо, так и останутся безымянными, потому что устное их название печати не поддается. Самое приличное из озвученного –Офигительный. Впереди еще из этого же разряда ожидает поразительный и запупенный. Да здравствует шкуродерство! То бишь, долой таковое как таковое к растакой - то матери. Ах, Боря, по что ж Вы рацию выключили. Мы бы успели предупредить…Я то думала, оставили мы камни на кольском, ан нетушки. Сырые, по мама не горюй, тащим разлюбимый Бегемот по ручью, вспоминая ругательства нехорошие, попросив заблаговременно Тёму уши закрыть. Протащили. Как же красиво! Только сегодня узнала, что Важенка, это самка оленя. О,как! Озеро, со скалистыми поросшим пушистым лесом барегами, укутанное вечерней зорькой, и глубокое небо внизу, в которое так хочется окунуться. Колдовство, да и только. А впереди Пулоньга,морские звезды, навага и вообще – куча впечатлений и целая жизнь, полная света, радости и счастья.
Стоянка «Приветливая»
Третий час ждем Задовых. Катрин расчищает барную стойку, Адмирал варганит спиннинги. Судя по количеству оных, рыбы мы должны наловить немеренно. Ночь. Где-то вдалеке показалась темная точка, бесшумно приближающаяся к нашему берегу. Катя симафорит факелом, обозначая посадочную полосу, я раскладываю ужин. Ждем.
Утро. Пятница (откуда нам известно день недели?)
Даже не знаю, как описать это простыми словами. Тёмка, освободившись от присутствия Лёхи, радует меня завтраками в постель. Да еще какими завтраками! Обожаемый мною сыр выложен вместе с колбаской корабликом, на подносе бокал кофе и букетик цветов. С ума сойти! Завидую его будущей половинке! Мужчины, учитесь! Эх, будь я помладше… Достанется же кому-то кусок счастья! Надо бы выползать из палатки, а так хорошо и лениво ?.
Открыли сезон женской рыбалки. Обмыли коньячком с лимончиком, галантно поданным гарсоном Тёмкой. Ммм.., все в предвкушении ловли трески. Уау! Сервис отменный. Гарсон с рюмочками пиратского на подносе, махровое желтое полотенце (за отсутствием белого вафельного) через руку, вежливое «Мадам, позвольте…» Гламур на все сто. Правда, мужики открытие нашего сезона обозвали женским пьянством. Ну, это они от зависти. Ай-ай-ай…Возмутительно!
Устроили дневку. Тёмка открыл массажный салон и поочередно балует женский состав лагеря массажем стоп. Мы мурлычем, мужики хмыкают. Насчет Лёхи и Бори, кои упустили возможность прикоснуться заботливо прикоснуться к своим дамам, высказался риторической фразой: « Один смотался, другой нерасторопен…» Санек когда узнал, что Тёма и Жене предлагал, возмутился. Боря был в шоке, узнав, что Маришке уже сделали. Из услышанного; «Тёма, Ты ступил на скользкую дорожку!», « Ох, встретишься Ты мне в тёмной Москве!», «Зараза, я Тебе припомню!», « Как?! Он и Тебе предлагал?!», «Бабушка сделала Тёму подкованным ловеласом!». « Тёмка, я Те этого никогда не прощу!!!». В общем, оценили Тёму достойно!
Периодически моросит многообещающий дождик. Мысли о богатом улове не лезут из головы. Будоражат богатое воображение. Обнадеживают. Почем зря.
Вчера-Сегодня.
…А потом была потеха,
Там, где танк бы не проехал,
По ручью корячась пехом,
Бегемот тащить со смехом…

Проколодонились через два запупенистых переката и оказались в Верхней Пулоньге.
Команды Адмирала: «Одиннадцать часов! Десять! Девять…девять, блин! Артём, я сказал девять! Другие девять. Другие одиннадцать! Вперед, рахиты, на Стамбул! Держимся правого берега! Я сказал – правого! Да не того правого, который правый, а тот правый, который прямо!...» Дружный ржач и всеобщее желание подарить Адмиралу компас с правильным и неправильным право, а заодно и стрелки от часов. Гребем зигзюгом. Я хочу снять мокрые штаны и поесть. Долго крутим компас, устроили бунт на корабле, промотали на катах круголями пару километров от берега к берегу, в поисках протоки и вот мы на стоянке «Отменная». Грибы есть, ягоды немеренно. Хорошая стоянка, резюмировал бы Лёха. Осталось проверить ее на рыбалку. Надеемся, что боги таковой наконец-то смилуются над нами и мы воотчую увидим пресловутую мифическую форель, навагу и прочую чешуйчатую и не очень. А какие тут скалы!!! Санёк предложил назвать стоянку «Чупанутая» или «Очупительная» Чупа где-то рядом. Быстро соорудили столик, организовали фуршет. Пошли тосты за рыбалку, за большой желтый туч, за ПЗД, опять за рыбалку…Но самый тостовый тост произнес Шмыга: «За всё, всё, всё, что зовется Карелией! За всю Карелию, до последней шишки!!!» Дэмбей! Уррряяяя!!! А ночью родился еще один- за ярангу! В долгих мучительных спорах родился! Отстояли родненькую!
Рыбалка снова получилась какая-то охренительно хреновая. Эх, махнём чаю с лимоном, глядишь-полегчает. Ну, зато скалы тут обалденные! И небывалая черника, размером с крыжовник. Маришка зовет на скалы. Топится баня, варится ужин.
Часом спустя…
Сидим с Маришкой на вершине. Красота неописуенная. Где-то далеко-далеко под гул рельс поют поезда. Как-будто это не мы. Словно мы не здесь Смотрим на все, вроде кино. Нереально…Нереальная реальность…Пересечение миров на вершине вечности.
…Весь мир на ладони. Ты счастлив и нем,
И только немного завидуешь тем, другим,
У которых вершина еще впереди…
Камни под ногами словно живые. Мох розовый, сиреневый, серый..
Сорсны, березы,камни… Уходить не хочется. Эх, не захватили с собой чаю с коньячком. Да, уж, есть моменты, ради которых стоит родиться. Тени облаков на макушках тайги, изрезанные берега, белое море где-то совсем близко.
Оставили будущему турью на острове карту сокровищ, как в принципе и сами сокровища. Еще раз сплавали к гроту. Двигаем к морю.
7 августа ( как оказалось)
Вообще, блин!!!1… Остальное запишу завтра. Силы остались только на поспать…

8е значит…
Вчера. Чупская губа встретила нас полной радугой, свежим морским ветром и пушкинской деревушкой. Деревянный корабль, деревянный мост, рубка и ржавый баркас на берегу белого моря. Я в диком восторге и безмерном очупении! Позади одиннадцать километров озер, два супер- переката, тихте плесы и порванное днище Задова. С собой 40 литров пресной воды, впереди море, жаренные устрицы и куча наваги. Морские звезды непременно. Мое поведение в поисках моря, волны которого доставали до пояса напоминало анекдот про «мама. А хде море?...» Ну не могла я представлять, что оно вот так, между лесом и островами начинается. Первое, что меня в этом убедило, это проплывающая мимо медуза. Усё. Море признано. Медузу безжалостно выволокли на берег, рассмотреть хорошенько. Замухрыжили какой-то корягой, ради познания ее внутреннего мира. Мне ее было жалко. Забежали в магазин. Пива нет. Как же теперь мидий жарить? Отшвартовались. Гребем по морю… «Красота, среди гребущих первых нет и отстающих. Грёб на месте общепримиряющий…» Пристаем к острову. Вяжем части Икаруса. Получился эдакий катокрот. По прежнему вызываем нескрываемый интерес и веселый восторг у окружающих. Брега позанимали байдарочники- тайминщики и парусные тритоны. Досадно. Гребем…Двигаем в сторону малого Олежика. Там, говорят, ляпота и уют. Подходим. Занят. Время 22:00. Надо бы куда-нибудь. Приветливо улыбается каменоломнями и затопленными шахтами Большой Олежек. Основная часть экипажа делает у-у-у-у….и воротит моськи. Лично мне – нравится. Интригует. Напоминает Кин-дза-зу. Делаем Ку. Адмирал: « Отставить плакать. Всем надеть колокольчики и радоваться!» Завтра разберемся. Может еще соседи с Малого съедут, так что особо не распаковывайтесь. Чалимся. Не самым удобным способом подходим к берегу. Боцман падает в воду. Глубоко. А у нее все документы в расчехленном виде. Ё. Я убедилась, что забраться на катамаран, да еще с борта действительно трудно. Выбрались на сушу. Долго разводим костер. Ходим хмурыми. Даже не сидели в ужин. Устали. Завалились спать.
Утро следующего дня.
Подъем по команде «Колышки!» Почему колышки – непонятно. Но команда прозвучала бойко, а потому повскакивали. Нас с Тёмкой чуть ли не за ноги вытащили из палатки, из тепленького спальника. « А чё так? Семь утра,ё…» Окаывается, соседние байдарочники были замечены прогребающими мимо лагеря, а потому шомором покидали шмотки и ломанулись занимать соседний остров. Нас с Тёмой отправили первой партией, сидеть, гавкать и никого не подпускать. Я успела похватать остатки ужина, на завтрак, ну и крупы на остальных еды приготовить. И правильно сделала, как оказалось. Остальные не торопились, досыпали и долго еще собирали рюкзаки. Приехали и сразу огорчили. Поныкали у нас ночью спиннинги, в том числе- Лёхин. Ой… Как теперь ему в глаза смотреть? Придется врать. И врать по-крупному. Мол, поймали сома на 200 кило, да леска не выдержала. Сорвалась рыбка, а спиннинг с собой утащила. А рыбалка…Рыбалка…Вон, Адмирал уселся на берегу, голову склонил, смотрит так грустно…То ли боги рыбалки нам язык показали, то ли @опу…Поймали единственного керчука. Привезли его в лагерь, Женб попугать. Шмыга просит проявить гуманность, стребовать с ккерчука три желания и отпустить. Я яростно протестую. Безуспешно. Общественное мнение под торжественное Тёмкино ликование победило, и эту дикость (керчуа, в смысле) радостно улюлюкая отдали солоеным волнам беломорья. На растерзание. Обещали правда еще поймать. Ню-ню, посмотрим. Самое приятное, звезд здесь как и обещала Катя до ж…ж…жочень много. Цари морей то ли обижены на нас чем, то ли смеются над нами. А мы ведь и разговаривать пытались, и замаливать, у колдовать… Нашему упрямству можно только позавидовать. Надежда наша бессмертна! Три раза безрезультатно отгребали за остров, но пескожилов на завтра все-таки накопали. Охота на пескожилов - зрелище животрепещущее. Две темные фигуры с саперной лопатой и грязной бутылкой на берегу белого моря, в сгущающие сумерки ковыряются в песчаных кучках, по –детски радуясь каждому червяку. Хотя со стороны мы наверное напоминали Горлума на ловле рыбы. Но это все фигнгя, по сравнению с тем что мы сегодня видели!!! Мы видели Белуху!!! Самую что ни на есть настоященскую! В 20 метрах от ката. Мариршка все лепетала, ах не взяли оптику, ах, не взяли оптику. Я же думаю, что фотографировать в тот момент надо было нас, а не белуху.Открытые рты, круглые глаза, светящиеся от счастья, и заговорческий шепот Адмирала. Рты мы не закрывали до самого лагеря. А в это время Катя и Боря отправились за пресной водой. И вот, где-то в заливах белого моря…Записано со слов очевидца « Зашли в залив. Катя повела в дебри Амазонки. Боря почуял что-то неладное и усомнился, за что был обозван трусливым пескожилом. Но поскольку разница в размерах и возрасте была в его пользу- повернули взад. По пути туда заглянули к соседям. Затянуло. Те любезно ткнули в озеро на GPS с картой. Вернулись в лагерь за картой. На берегу орал всеми брошенный Шмыга. У него отбрали карту. Уплыли. Причалались. Пошли через дебри. Дежавю…Набрали воды…полные калоши… Набрали воды в гермы до жо..до желаемых объемов. На отвесе дважды случалось выпадение носильщика из под воды. Утопли в зыбучих песках. Набрали майку грибов и два бревна. Счастливые, грязные, измученные, но довольные вернулись на стоянку. Подвиг сей оценить смог только Шмыга, потому что остальные в это время смотрели белуху. К нам присоседились какие-то мутные байдарасты. Как выразился Адмирал: « Хоть они и на катамаранах, а по сути – байдарасты» Вспомнили Лёху. То-то он бы навел здесь порядок. План выпроваживания соседей созрел быстро. Боря вперед. Адмирал с Сашкой по флангу. Мы добиваем, а Шмыга собирает трофеи. Озвучен был правда еще вариант, в котором предлагалось разыграть драку в лагере, с выходом Маришки навстречу байдарастам, разрывающей на себе тельняшку. Вопль Тёмы на всю округу «Новенькие!», громогласным Бориным: «Куда складировать?» с ответом Адмирала из леса: «Всех в костер, надоели!». Все оказалось куда проще. Открыли вольный концерт вокала. Спели «Иду я бывало», «над кладбищем ветер свищет», « мамонтов», «по Мисиссипи» и еще парочку лирических произведений… В соседнем лагере воцарился мир и покой.

9августа.
Утро… Ну, мы вчера дали!!! Пили…брр…пели до 6 утра. Вспомнили всё, что вспомнилось. Оказывается, у Жени отличные голосовые данные. Почему она до конца похода не подавала голоса во всеобщих запеваниях- непонятно. Как дети 80х, не могли не исполнить репертуар от дней славной пионерии до рока 90х. Даже танцевали! Созрел тост за соседей, которые так нас объединили и подарили чудный вечер.
Удивил Шмыга. В 5утра Шмыга выползает из палатки, решивши, что видимо настало время завтрака. Вызвался помочь ьв его приготовлении. Еще больше удивил, когда после сказанного схватил зачем-то Адмираловское весло и, держа его явно не для гребли, бодро зашагал в сторону соседского лагеря. Маришка решила подыграть, отломала нехилый дрын и присоединилась. И тут эту разбушевавшуюся картину увидела разбуженная нашим боевым кличем Катрин. Затея ей явно не понравилась, а посему - дебош был прекращен мгновенно, нарушители спокойствия разогнаны по палаткам, а всем остальным выражено презрительное фи за незнание песен. Мы протанцевали под «Катюшу» еще с часок и тоже решили пойти-таки, улечься.


День того же дня.
Соседние байдарасты решили (и верно сделали), что чувство такта нужно соблюдать или хотя бы иметь. А посему, мы наблюдаем их спешные сборы. Доброй им дороги. Мы же хорошие. А вот те, что на соседнем острове даже очень нам симпатичны! Душевные. Четыре катамарана под парусом, с мотором, один рулевой, тот что трезвый на первом катарамене и человек 15 вповалку на остальных. А главное, они с баяном! Картина-обалдеть. Подгребают к берегу, сползают на зеленую травку, расчехляют баян и понеслась русская плясовая. Падают, поднимаются, голосят на всю чупскую. Красота! Наши ребята!
Сидим с Адмиралом, готовим завтрак, обсуждаем майский сплав. Наковыряли с утра мидий. Катрин откопала кусок рубина. Маришка насобирала еще с полведра звез. Сейчас зажарим и съедим!
Вечерело…
А на том берегу грибы да ягоды…А на этом мужиков без присмотра оставили. Мужики на месте не сидели. Изучали боевое искусство Дзяу, тренировали Шмыгу маскироваться. Делали из него снайпера. Сам себе режиссер – лучшие серии ? Бедный Шмыга не знал куда деваться. Он от них и в палатку, и в лес, и в море….Но тут, на его спасение от другого берега отчалил Задов и двинулся в сторону лагеря. Картина Репина «Не ждали!». У очага засуетились, забегали, и я бы даже сказала заметались! Спустя минуту, два слегка покачивающихся тела твердо пытались устоять на сельге, поддерживая друг друга всеми конечностями. Конечности управлялись плохо, сопротивлялись и то и дело пытались развернуть вертикальное положение своих владельцев в диаметрально противоположное. Тоскливо глядя на приближающихся девушек и чуя чем дело пахнет, бравый состаав не нашел ничего иного более умного, как громогласно выдавить из себя «Поееедем красооотка катаааться….Давноооо я тебяааа поджидалллл…ик…» Девушек сия задушевная увертюра, не смотря на все искренние старания ее исполнителей на слезу не пробила, а вот отвесить комплимент пробила даже очень. Дабы бесшабашность не перерос во всеобщий шабаш, вывели Адмирала за пределы лагеря, как обычно- порыбачить. И тут внезапно… Уррряяяя!!!! Кричали мы на все ближайшее беломорье. Урррааа – отвечало нам турье вместе с эхом со всех берегов. Урррряяаааа!!!! Радовались мы первой поклевке. Урррааа – недоуменно протрубили нам соседи… Уррряяааа! Хлопали мы веслами по воде… Урраа- прогудел проезжающий катер. Теперь я знаю, как выглядит треска! Маришка, Браво!!! Клев попер. Но ненадолго. То ли его наше с Адмиралом Ура распугало, то ли треска была залетная. Сколько не старались, рыбы в тот день больше не поймали. Зато поймали пошеям от боцмана. За вокал и за греблю с 10кг якорем за кормой. А еще, мы с Тёмкой видели тюленя! Хотели поделиться радосью, да так громко это сделали, что соседи разбежались по палаткам, а тюлень спешно ретировался. Восторга нашего этот факт не уменьшил, хотя очень хотелось поиграть с рыбкой. Так, надо теперь искупаться для полного счастья. Ну, и для чистоты собственного тела тоже. Удивляют поморские чайки. Откуда они свой репертуар набирают? То как кошки заорут, то собакой залаят, то уткой закрякают. Во, память на звуки у птах, а.

10 августа (как пить дать)
Эх… Время отъезда неумолимо приближается. Всем немного грустно. Сматываем удочки, складываем палатки, пакуем рюкзаки. Уже сняли буфет. Налуцкали на дорогу мидий, вдруг в Чупе объявится -таки пиво, сбудется мечта боцмана попить пиво с мидиями на берегу белого моря. Прилив… Я чуть не опоздала к отплытию, за что была прозвана Бэном Гудзь.

Ближе к вечеру. Сидим в Чупе на станции. Турья навалом, всё подъезжают и подъезжают. Поезд в 4 с лихом. Собираемся в Лоухи, что бы скучно не было.
Песнь шестая. Недопитая. Брр...Недопетая.

Песнь четвертая. Недопитая…брр…Недопетая.
Боцман с Адмиралом прогуливаются по перрону, я готовлюсь расписывать Лёхе трусы. Шмыга грызет Ириски. Познакомились с очередными Байдами. Правильных байдарочников после нескольких относительно корректных замечаний Кати называем Байдами, неправильных байдарастами, но только шепотом. Шмыга пинает мою рыбью сумку, за что получает пинков под зад. Адмирал с Боцманом комментируют: « От первого пинка прыгнул Шмыга до потолка. От второго пинка заглючило чувака…» Третьего пока не давали – жалко Шмыгу. Оставив в покое сумку Тёма пристал сирисками к проходящей собаке. Бедный пес. 10 минут пытался отскрябать эту дрянь от пасти. Безнадежно. Потом презрительно гавкнул, выразив тем самым Шмыге свое фи, и удалился. Думаю, насовсем. Погрузились. Едем в Лоухи. Тёме выдали листок и ручку, шоб не скучал. Теперь у нас есть веселые картинки, можно хоть журнал издавать.

Лохи! Ой.., то есть Лоухи. Станция Лоухи Октябрьской железной дороги. Выходим из вагона, выгружаем барахло. Я, будучи уверенной что с электрички мы вышли последними, выдаю приветственное «Здоровенько, лохи и лохушки». И тут замечаю пристальный взгляд присутствующего населения. Смотрят подозрительно. Ну, думаю, нас восемь, веслами отмахаемся. А весла-то в карандаше. Ё… Остается потупить глазки, ножкой по перрону так шарк-шарк…Мы типа. Того, сами мы не местные, так, переночевать приехали. Фуух, кажется пронесло. Позанимали привокзальную лавочку и пространство метров десять вокруг нее. Побежали в магазин. Потраченные средства рисовали радужные горизонты предстоящего отдыха. Часом спустя. Санек пытается поспать, разложив пенку на асфальте. Катя улеглась на рюкзаки, Тёма к ней под бок. Лавочка осталась нетронутой, на ней разложили еду. Женя предложила начать концерт на рюмках. Понеслась. Очень захотелось петь, но присутствие народа смущало. .Маришка: «А давайте для смелости… я уже приготовила.» Девчонками соображаем на троих. Подходят Адмирал с Борей. Уговорили и соседних байдов. Те сначала смотрели с легкой осторожностью, потом видимо поняли, что мы ребята незлобные, ну и подошли. Завязалась душевная беседа. Делились эмоциями. Особенно я. Банкет на перроне продолжался. Неожиданно для всех забрезжил рассвет и наступило утро. Меня одернули от толпы и куда-то потащили, предварительно загрузив мешком с катамараном. Оказывается вооон тот дальний огонек, это наш поезд. Ничего себе, как внезапно –то. Я хватаю спальник, кружку, и бегом за Катей. Нас провожают трое из байдов.

Сутки до Москвы.
Поезд. Утро. Просыпаюсь, открываю глаза. С верхней полки прям на меня летит бутылка с пивом. Маришка смеется. Это, мол, небеса на опохмел послали. Бррр…Может лучше чаю? Час спустя. Пьем чай. Много чая. С лимончиком. Ой, а можно мне еще один бокальчик? Ага. И еще…ну, спасибо. Ночью соревновались с Адмиралом, кто кого перехрапит. На мой вопрос, а чего не сказали, я бы на бок легла и молчала, ответили, что меня на тот момент можно было хоть летучей мышью подвешивать, не помогло бы. Стыдно. Рассказали про меня вчерашнюю. Смешно.
Саша с Женей забыли затариться прессой в обратную дорогу. Решила исправить положение. Тем более, вон у соседа что-то такое цветное на столе валяется. Пытаюсь наладить диалог и выпросить: «Молодой человек, а это у вас что такое,? Что-то про что-то? А можно нам тоже? Мы, если до дыр не того, вернем…» Народ жжет. Парень недоуменно так посмотрел, потом видимо понял, что понимать особо нечего, как и искать логику в просьбе. Дал. Какой-то журнал про компьютерные игры. Остановка в Медвежъегорске. Звонок Адмиралу от вчерашних байдов, с вопросом: «А Паша с вами?» -«Кккаккой Паша…?» -«Ну, тот, ч то вчера вас провожал..» -«Неееет…» - «И с нами его нет…» Боря: «Адмирал, Ты прав! По сути они –байдарасты! Катамаранщики своих не бросают!» Все косят в мою сторону. А что я? Что я такого сделала? Мне :» Паша Твой рюкзак нес! Пейппи, Ты Бермудский треугольник!» Правда, неудобно как-то перед ребятами получилось. Налетели, напоили… А такой хороший вечер был. Ребятушки, простите уж нас, если чего не так! Паша нашелся. Сутки спустя. Там же, на станции Лоухи. Как он самостоятельно до Москвы добирался – неизвестно. Может когда увидим кого из ребят, пообщаемся еще. Хорошие ребята.
12 часо до Москвы…
Раздавили Амброзию, претворявшуюся Черемуховой. Наверное еще минут эндцать посидим и байки. Боря рассказывает про Киргизию. Красиво. Заманчиво.
Красивый закат!
Очередной раз выслушала комплимент насчет «пьяной» Котьки-Пейппи. О своих поползновениях по перрону с катамараном на плечах и волочащемся следом спальником…Как не могла, но упрямо пыталась преодолеть подъем на платформу высотой аж 15см. Как сопротивлялась настойчивым просьбам пойти в вагон спать, а не моячить в тамбуре, переоценивая свои силы на подмогу.



12 августа.
Час до прибытия. Отзвонились байдарочники. Все ок. Вот, будет что ребятам вспомнить?
11:00 15 минут до Москвы. Всем немного грустно…
Красивая сказка у нас получилась!!!!
СПАСИБО!!!

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Ленинградская
еще маршруты
О Маршруте
Опубликовала Екатерина Гудзь