Кольцевой маршрут в пределах Алматинской области, выполненный двумя внедорожниками и двумя мотоциклами (не до конца). Выезжали из Алматы на восток, возвращались с севера. 4 перевала (не считая асфальтовые), местами экстремальная езда. Продолжительность - 6 дней, длина ок. 1220км, включая заезд в Талды-Курган.
Нитка маршрута
г.Алматы - р.Текес - оз.Тузколь - р. Шалкодесу - пер.Кетмень - с.Кетмень - г.Чунджа - р. Борохудзир - Бель Жайляу - р.Кескен-Терек - р.Коксу - г.Алматы
 
Как задумывалось

Трек маршрута Трек маршрута
Как это обычно бывает, блуждаешь в межсезонье рассеянным взглядом по картам или там по Гугл Земля и вдруг замечаешь, что подсознательно возвращаешься к определённым точкам. Потом начинаешь осознавать, что действительно - здесь ещё бывать не приходилось и, кроме того, если ткунться сюда, то в принципе можно добраться аж вот до куда, да и дорога вроде бы какая-то в Гугле просматривается. Стрёмная, похоже, но раз она есть, значит по ней уже кто-то ездил. А раз кто-то ездил, почему бы и нам не попробовать... В этот раз такой точкой оказался горный узел на Юго-Востоке алматинской области, где сходятся хребты гор Катутау, Алтын-Эмель и южные склоны Джунгарского Алатау, а именно хребет Токсанбай. Здесь расположена просторная долина Бель-Жайляу, из которой прогрызла скальный проход в остатках Алтын-Эмеля речка Борохудзир. И какая-то дорога там вроде бы есть... А если заезжать со стороны Или, можно подняться вдоль Борохудзира на Бель-Жайляу, там перевалить уже в бассейн речки Кескен-Терек, спуститься вдоль неё (хм-м-м..., кажется, это возможно) на асфальт Кугалы - Рудничный, ну а там - ворох возможностей.
 
Точка точкой, но из неё полноценного маршрута не получится. Второе место, давно уже волновавшее воображение - это верховья долины Шалкоде - ответвление кегеньской (ну и, можно сказать, нарынкольской) долины в глубь хребта Кетмень, который тянется на восток от р. Чарын и уходит на китайскую территорию. Кстати, именно он заставляет нашу речку Текес уходить в Китай, затем, обогнув Кетмень, слиться с Кюнгесом и образовать реку Или, которая снова втекает на территорию Казахстана. То есть, если бросить пластиковую бутылку (Мы не делали этого! И вы не делайте! Берегите природу, мать вашу! Это лишь мысленный эксперимент, вроде демонов Максвелла и кота Шредингера!) в Текес, то она транзитом через Китай в конце концов попадёт в Балхаш, если не застрянет в китайских или капчагайской плотинах. Почему именно Шалкоде? А потому что из верховий этой долины ещё в давние времена, когда обострились отношения с Китаем, военные пробили дорогу через Кетмень в долину Или, чтобы беспрепятственно и быстро перебрасывать технику вдоль границы, если понадобится. Как говорили, дорога была пробита в ширину танка, так как полностью контролировалась военными и встречное движение там не предусматривалось. Кроме того сама долина весьма огромна и живописна, там реально есть на что посмотреть (это мне ещё мой отец рассказывал, он бывал там в свои студенческие годы, когда летом подрабатывал у моего деда разнорабочим в геодезической экспедиции ЮжКазГеологии). А ещё там есть месторождение рассыпного золота. И, наконец, рядом с долиной Шалкоде находится озеро Тузколь, популярное у местных и приезжих фотографов тем, что с него получаются классные панорамы знаменитых вершин Центрального Тянь-Шаня. Значит, нам тоже туда...
 
Ну, раз на Тузколь, то к нему надо придумать какой-нибудь лихой подъезд. Не по асфальту же... Где-то там Текес упоминался? Ага, как раз не так давно мне про него рассказывал один знакомый геолог, что, мол, в верховьях там красиво. Тогда отсюда и начнём!
 
 
Команда

Аппаратное обеспечение: 2 Ниссана и 2 Хонды Аппаратное обеспечение: 2 Ниссана и 2 Хонды
Команда. Фото Г. Радченко. Команда. Фото Г. Радченко.
На этот раз собралась, я бы сказал, внушительная команда из двух машин и двух мотоциклов, а общая численность участников достигла аж 7 человек! Уже несколько лет подряд не удавалось собрать столь представительное общество для многодневных летних покатушек. Безумные выезды выходного дня и всяческие рыбалки не в счёт... 
 
Машины были представлены потрёпанным, но закалённым в дальних походах Nissan X-Trail и не менее потрёпанным, и при этом не менее закалённым Nissan Terrano. Оба аппарата дизельные, на относительно свежей всесезонке класса А/Т. Мотоциклы же оба были Honda xl700v Transalp, один из них на суровой внедорожной резине Metzeler Karoo 3,  а второй на резине попроще, в байкерском простонародье называемой "черепашка". Вообще по поводу байкеров поначалу были некоторые сомнения - всё-таки физическая нагрузка, если днями ехать по плохим просёлкам, на мой взгляд адская. Но, во-первых, претендентами были два весьма крепких молодых человека, братья (из-за чего в ходе поездки они получили звание "братья-бабайкеры"), а во-вторых, они планировали с нами ехать только первые три дня и, добравшись после Чунджи до новой бетонки Алматы-Хоргос, вернуться по ней домой.
 
Таким образом, команда состояла из трёх пожилых и тоже вполне потрёпанных джентльменов, двух дам (без комментариев) и двух братьев-бабайкеров.  
Едем на Текес

Р. Чарын у моста на Кегень-Нарынкол Р. Чарын у моста на Кегень-Нарынкол
Наконец-то не асфальт. Фото И. Агашкиной Наконец-то не асфальт. Фото И. Агашкиной
В каньоне р. Чарын. Фото Г. Радченко В каньоне р. Чарын. Фото Г. Радченко
Байкеры на глине. Хорошо ещё сухая... Фото И. Агашкиной Байкеры на глине. Хорошо ещё сухая... Фото И. Агашкиной
В 9.00 13 августа 2018 года компания собралась в магазине Магнум на Первомайке (это северный выезд из города), чтобы закупиться необходимыми продуктами. Дело нехитрое, времени много не отняло и  через полчаса колонна пересекла северную границу южной столицы и выехала на капчагайку с целью впоследствии свернуть на восток по новой бетонке Алматы - Хоргос. Перед свёртком залились горючкой под самое горлышко. Дальше - около 120 километров свежего бетона до Чилика. Разок остановились, чтобы выяснить как себя чувствуют бабайкеры, не тяжело ли. Оказалось - нет: покрытие новое, ровное, дорога полупустая, ветра не было и ничего не мешало им наслаждаться своими байкерскими впечатлениями. После Чилика, на развязке, свернули с бетонки на старый, но крепкий асфальт направлением на Кегень - Нарынкол. В селе Байсеит закупили фрукты-овощи (рекомендую: базар в Байсеите всегда был богатым и недорогим, хотя в последние годы стало слишком много завозного товара, раньше-то всё больше своим торговали) и двинули по знакомым местам: ущелье Кокпек, разрезающее горы Согетты, просторная Сюгатинская долина, перевал через горы Торайгыр и спуск в каньон реки Чарын. Здесь остановились на видовой площадке перед мостом: чудесные панорамы во все стороны не дадут проехать мимо, даже если ты попал сюда не в первый раз. Увы: сама площадка и пространство вокруг основательно закаканы в прямом и переносном смысле. Это безусловно огорчает, так как любому автопутешественнику ничего не стоит забрать привезённый мусор с собой до ближайшей помойки, а не разбрасывать его по склонам. Что же касается отправления естественных потребностей, то всегда есть способ скрыть признаки своего присутствия (учитесь у разведчиков и диверсантов), было бы желание...
 

Выбравшись из чарынского каньона, миновали село Аксай и углубились в ущелье, ведущее к кегеньскому перевалу. Дорога здесь узкая и извилистая, ехать следует осторожно: движение довольно активное. Примерно в середине подъема, там, где справа по ходу подходит неэксплуатируемая прямая дорога от Аксая, остановились на обед у ручья. Отсюда идет старый асфальт на Кегень и, похоже, по нему изредка кто-то ездит, но мы о его состоянии ничего не знали и после обеда выбрались обратно на большую дорогу. Спуск с перевала короткий, быстро выводит к речке Кегень (которая в верховьях называется Шалкодесу, а ниже по течению превращается в Чарын) и далее к одноименному городку, где мы пополнили запасы горючки и, не задерживаясь, тронулись дальше. План на сегодня включал прибытие к вечеру в верховья реки Текес, желательно в приличное время, чтобы нормально поставить лагерь и успеть отдохнуть. Для этого от Кегеня мы отправились по дороге на Нарынкол и, не доезжая пары километров до села Сарыжаз, там где трасса пересекает большое сухое русло, свернули направо. До этой точки от Алматы примерно 293 км, если выезжать из города по бетонке. Если же ехать по старой кульджинке, может и выйдет слегка короче, но в силу плотной населёнки, займёт намного больше времени. Отсюда начиналось неизведанное. Нам предстояло обогнуть небольшой горный хребтик Басылутау справа (ну как небольшой: самая высокая точка у него 3433м над уровнем моря, но в длину от дороги он тянется всего километров на пятнадцать) и выехать на перевальчик, ведущий в долину Текеса. Выполнили мы эту задачу не торопясь, так как особых сложностей там не было (ну, ручьи, кое-где грязь, пара несложных бродов), зато присутствовали прекрасные пейзажи и ощущение невероятной свободы и воодушевления, из-за чего несколько раз останавливались на фото-сессии. Выбравшись на несложный (это посуху он несложный, а после долгих дождей может оказаться весьма скользким) перевальчик, остановились и сразу же схватились за фотоаппаратуру: удержаться было невозможно.

Отсюда мы приехали на перевальчик в Текес
Вид назад с перевальчика на Текес

Пресловутый Питер Джексон напрасно таскался так далеко, аж в Новую Зеландию, чтобы отснять там «Властелина колец» и прочих хоббитов. Открывшиеся пейзажи мало того, что ничем не уступали антиподским, но явно превосходили их масштабами и разнообразием. Описывать это словами бесполезно, лучше обратиться к фотоальбому.  Но одно слово, довольно полно описывающее ситуацию, сказать всё же следует: простор. Долина в этом месте очень широкая и плоская, хоть самолёты сажай, и покрыта изумрудной травкой (середина августа всё-таки, в других местах на такой высоте травка уже жухнет). Мы постояли на перевальчике минут сорок, перебросились парой слов с чабаном, неспешно следовавшим из долины Текеса к себе на базу, сидя на спокойной такой лошадке, и спустились вниз.

В долине Текеса
Спустились в долину Текеса

Оказавшись в долине, повернули направо, вверх по течению реки, пересекли несколько сухих русел и ручьёв, много луж, а в целом примерно пять километров ехали вполне себе спокойно. Долина при этом постепенно сужалась, превращаясь в ущелье, а в том месте, где справа по ходу впадает пологий распадок, ущелье становится совсем узким, и дорога, пересекая ручей, резким серпантином поднимается на крутой склон. Через пару километров справа подходит ещё ущельице с ручьём, который можно пересечь либо по узкому мостику, либо вброд (мы испробовали оба варианта), и сразу от ручья крутой подъём, усыпанный щебнем и мелким булыжником. Это место байкерам сильно не понравилось: байки на таком субстрате плохо держат равновесие. Никто, однако, не упал, но камнями покидались знатно.

Форсируем приток Текеса
Подъём по щебёнке. Фото Г. Радченко.

Щебнистый подъём вывел нас на узкую террасу с полянкой длиной километра полтора, которая закончилась таким же щебнистым спуском (только булыжник там, пожалуй, по-крупнее), да ещё с виражом, к очередному ручью, впадающему справа по ходу. С конца террасы было хорошо видно, что за ручьём на травянистой полянке стоит чья-то нехилая дачка (охотничий домик, банька и сторожка для персонала), а рядом с ней дорога закрыта шлагбаумом. Дело шло уже к вечеру, приключенческий голод на сегодня был более или менее утолён, собачиться за проезд через непонятный шлагбаум не хотелось, поэтому, сходив на разведку, и найдя шикарное место прямо у реки, метрах в двухстах ниже дачки, решили разбивать лагерь там.

Ночёвка на Текесе
Ночёвка на Текесе

Обширная плоская поляна, древние ели, река под боком — что ещё нужно человеку, чтобы отдохнуть с дороги! Вечером подошли мытари из сторожки возле шлагбаума, на предмет не хотим ли мы что-нибудь заплатить за пребывание на «их» территории, раз уж не захотели проникнуть за шлагбаум. Им не очень повезло в этом отношении, так как один из них несколько лет работал на руднике Жаркулак, где также работал один из нас, а автор несколько раз бывал там в командировках. Сразу же нашлись общие знакомые, а это в корне меняет отношение: почти как к родным. В результате всё обошлось парой банок пива и долгим разговором по душам.

Некоторым может показаться, что шум крупной горной реки рядом не даст нормально выспаться, но в действительности, если серьёзно устаёшь за день, такой шум действует скорее успокаивающим образом, а после плотного ужина с баночкой пива и посиделок у костра, под грохот речки засыпаешь мгновенно.

Тузколь и Шалкоде

Морозное утро в долине Текеса. Фото Г. Радченко. Морозное утро в долине Текеса. Фото Г. Радченко.
Байкерам было посложнее, чем нам. Фото И. Агашкиной. Байкерам было посложнее, чем нам. Фото И. Агашкиной.
Река Текес в верховьях ранним утром Река Текес в верховьях ранним утром
Рабочий момент. Фото И. Агашкиной Рабочий момент. Фото И. Агашкиной

Утром пал иней, стало прохладно и около пяти захотелось уже встать и подразмяться. В планах было, хлебнув горячего кофия, покидать мушку на голого османчика. На эту тему произошёл спор: мол, какая там мушка, я, мол, в лохматом году османа на баночную кукурузу только так ловил. Вчерашние гости говорили, что ловят на червя, но безуспешно. Два или три часа, проведённые за маханием снастями, показали, что здешнему османчику глубоко фиолетово начхать на все эти виды приманок: не только ничего не было поймано, но даже более или менее убедительных поклёвок не было ни одной. Ну, раз так — надо собираться.

Вообще, в этом месте можно было и задержаться на денёк-другой. Ущелье выше дачи снова расширяется и становится пологим и просторным, дальше выходит на альпийские луга и в конце концов без особого труда можно оказаться на преобладающих высотах (в этом месте хребет Терскей-Алатау сильно сглажен, видимо, древним ледником, и выраженных вершин нет), откуда открывается шикарный вид как на Центральный Тянь-Шань на юге, так и на Кетмень на севере. В принципе по дороге можно доехать не только до истока ущелья (там, кстати, есть пара озёр-луж, которые любят фотографы, хоть и не пойму за что), но даже перевалить через пологий перевальчик на юг и спуститься вниз до самой киргизской границы и даже доехать до реки Сары-Джаз уже на сопредельной территории. А можно (чисто теоретически) спуститься в ущелье Улькен Какпак, которое выводит опять-таки к трассе Алматы-Нарынкол. Было бы здорово проехать именно так, но верховья Какпака весьма проблематичны для проезда на наших машинах, да ещё и с байкерами. Приходилось как-то раз читать один отчёт... Где-то недалеко от дачи есть ещё и известный многим водопад, однако его фотографии особенно не впечатляли. Но, как бы то ни было, тараканы в голове требовали немедленного выдвижения по заранее согласованному маршруту.

Пора в дорогу, старина!
Пора в дорогу

После завтрака неспешно упаковали шмотьё, загрузились и выдвинулись в обратном направлении. План на день был такой: вернуться под перевальчик, через который въезжали в долину Текеса и, минуя его, двинуться вниз по течению реки, пока не достигнем трассы Алматы-Нарынкол у села Кайнар. Здесь пересекаем трассу поперёк и, по просёлку, считанному с Гугл Земля, переваливаем через горушки без названия в долину озера Тузколь. Там обедаем, проезжаем всю долину Шалкоде почти до самого верха и ночуем у начала военной дороги. Километраж на весь день крохотный, где-то 105-110 км (это, если ехать, как запланировано), поэтому ехали не торопясь, часто останавливаясь для фотографирования и услаждения органов чувств прекрасными пейзажами, звуками ветра и реки и запахами конского навоза и овечьих какашек (должен сказать, что когда эти запахи находятся в гармонии с пейзажем и звуками, они не вызывают отторжения даже у городского человека) — вся долина Текеса летом довольно плотно заселена чабанами и коноводами (ну как плотно — расстояние между базами 500 -700 метров, а то и больше, то есть, места и выпаса всем вполне хватает).

Спускаемся вдоль Текеса
Спускаемся вдоль Текеса

Любоваться действительно было чем: сначала это шикарная горная долина зоны елового леса, ниже — более сухая остепнённая зона с причудливо окрашенными глинистыми холмами, местами напоминающими прямо-таки африканские пейзажи (здесь из-за восточных склонов уже показались вершины Центрального Тянь-Шаня, и в первую очередь, конечно, Хан-Тенгри), ещё ниже — глинистая степь, окружённая со всех сторон горами разной высоты и степени озеленённости. Один раз, ещё около перевальчика, сделали техническую остановку: после длинного участка с бродами и лужами байкерам потребовалось очистить и смазать приводные цепи, нам-то и невдомёк было, что так надо...

Прям-таки африканский какой-то пейзаж
Африка!
В населённом пункте Кайнар на нарынкольской трассе, куда мы прибыли к условному обеду, попытались найти какой-нибудь общепит, но безуспешно. Поэтому задерживаться там не стали, сделали только пару снимков больших вершин - там уже хорошая панорама — и, переехав через асфальт трассы, углубились в глинистые горы по просёлку, накатанному местными скотниками. Названия у этих гор видимо нет (или я его не знаю), но недалеко в этой системе есть горушка с названием Кабартау, высотой аж 2292м н.у.м., так что и горы эти, прикрывающие нарынкольскую долину с севера, возможно называются также. Просёлок неоднократно ветвился, так как скотных баз в этих горах множество, но мы упорно выбирали либо прямое, либо правое направление — влево лучше не углубляться, можно попасть на тупиковые базы, от которых нет спуска в долину Тузколя. Тактика оказалась верной и, преодолев несложный перевальчик, мы выехали в долину в точности так, как планировали. Тузколь можно объехать и справа и слева. Мы выбрали левый вариант, так как хотели разместиться на обед на северном берегу озера, чтобы поснимать панорамы в южном направлении.
Панорама вершин Центрального Тянь-Шаня. Фото Г. Радченко.
Панорама вершин Центрального Тянь-Шаня. Фото Г. Радченко
Обед удался. Не помню, какое там было основное меню, но на десерт был примерно 12-килограммовый арбуз из Байсеита, очень удачный и сохранивший ещё утреннюю прохладу. Фотосессия тоже в принципе удалась, хотя за стандарт красоты здесь держат вечерний или утренний снимок с поляриком: яркие цвета, контрастные тени etc, etc, etc... Но мы не планировали вставать здесь на ночёвку: место лысое, слегка болотистое, поросшее густо-красными солянками вдоль берега (озеро-то солёное) и, хотя и оборудованное пресными родничками, стекающими из-под окружающих холмов, но с точки зрения установки лагеря — непривлекательное. Поэтому, закончив обед и съёмки, расселись по аппаратам и покинули полуостров.
Солянки Тузколя. Фото Г. Радченко.
Солянки Тузколя. Фото Г. Радченко.
Просёлок от озера, если не отклоняться сильно влево, выводит на асфальт Сарыбастау — Карасаз как раз в том месте, где от него ответвляется грейдер на  сельцо Тузколь. Собственно, именно здесь мы и въехали в долину Шалкоде. Перемахнув через асфальт (переезжать асфальт поперёк, похоже, уже вошло в привычку), запылили по грейдеру и через непродолжительное время остановились перед въездом в сельцо. Здесь грейдер заканчивался и далее вверх по долине шёл хорошо накатанный просёлок. Всё выглядело вполне заманчиво, но в этот момент один из участников заявил, что, когда он ездил по военной дороге где-то в начале девяностых прошлого века прошлого тысячелетия (пассажиром в кунге шишиги, и что он оттуда мог увидеть!?), у него сложилось впечатление, что в месте, где дорога уходит из долины в горы, река Шалкодесу была сильно полноводная и не исключено, что мы не сможем её там перебродить, особенно в сопровождении байкеров. Аргумент был сильный, тем более, что это был аргумент единственного человека, который что-то видел в натуре, а не на карте или в Гугле. Чабаны там ездят в основном на грузовиках и бродить речку для них не проблема, поэтому о таких мелочах там не задумываются, оттого и просёлок накатанный. Памятуя о том, что какие-то дороги идут и по орографически правому борту долины — их было видно на Гугл Земля - решили переехать долину поперёк по асфальту от села Карасаз до села Шалкоде, там найти какую-нибудь колею и по ней отправиться вверх. Поначалу всё шло хорошо: вернулись к асфальту, доехали до Карасаза, там, кстати, и заправка была, хоть и стрёмная, но  с дизелем, и отправились в сторону села Шалкоде.
Тут возникла проблема: исчезла река. И мы долго не могли определиться на каком же мы берегу сейчас: том или этом... Елозили туда-сюда... Впоследствии выяснилось, что именно здесь ехидная речка уходит в грунт, оставляя на поверхности лишь пару крохотных ручьёв. Но тогда мы об этом не знали, однако решили таки задачу эмпирически: просто поехали вверх по какой-то колее и когда оказались на уровне сельца Тузколь, вдруг выяснилось, что между нами и сельцом действительно проистекает речка Шалкодесу. Шёл уже седьмой час вечера, хотелось поскорее добраться до вечернего пива, но этот просёлок оказался гораздо менее накатанным и более бугристым. Байкерам приходилось туго — перманентные скачки, грязные лужи, ручьи, промоины и прочие удовольствия, скорость движения небольшая, часто приходилось работать ногами: отталкиваться, упираться и стоять в стременах. В результате эти несчастные 40 км тащились около двух часов. До начала военной дороги добрались уже в сумерках, встали у небольшого ручейка, поставили лагерь на зелёной травке, наелись, напились и уснули мёртвым сном.
Перевал Кетмень - Чунджа - Бель Жайляу

Просторы долины Шалкоде. Фото И. Агашкиной Просторы долины Шалкоде. Фото И. Агашкиной
Преодоление ручья байкером. Фото Г. Радченко Преодоление ручья байкером. Фото Г. Радченко
Нас утро встречает прохладой! А что вы хотите - высота здесь примерно 2350м над у.м. - это примерно как нижняя станция канатки на Чимбулаке. Да ещё и середина августа — скоро осень... Место ночёвки с вечера толком не разглядели — не до того было: на горшок и спать!
 Однако, поглядеть было на что! Даже в верховьях ширина долины от борта до борта более семи километров. И всё это пространство заросло сочной, вкуснейшей (с точки зрения разнообразной скотины, конечно) травой. А потому КРС, МРС и кони жиреют и множатся здесь с большой охотой. Бесчисленные базы чабанов, коноводов и скотников, выдающие себя ярким белым войлоком юрт на зелёном фоне травы, живописно раскиданы по всей долине и вселяют уверенность в незыблемой продовольственной безопасности государства. Северные склоны южного борта долины довольно густо поросли тянь-шаньской елью, а с южных склонов северного борта стекают во множестве ручьи, речки и речушки. Другими словами — здесь всё есть для счастья: вода, корма, мясо разных видов, молочные продукты, деловая древесина и шикарный вид из окна... И даже какие-никакие дороги...
Утро в верховьях долины Шалкоде
Утро перед броском на перевал
Утро нас встретило также кофейным благоуханием: чудный напиток был изготовлен на газовой горелке, пока большинство ещё дрыхло без задних ног, но его аромат явился отличным мотиватором для побудки. Собирались быстро: всем хотелось поскорее узнать, что же это за дорога такая, «в ширину танка». В какой-то степени было даже боязно: дорогу строили в конце шестидесятых и с тех пор вряд ли всерьёз поддерживали, а танку много ли надо? Конечно дорогой пользовались чабаны, но они обычно не заморачиваются ремонтом дорог — ну, кинут камешек-другой в промоину, чтобы не сковырнуться вниз по склону... Не до того им... 
Для начала переехали вброд приток, вдоль которого дорога уходит на перевал. Остановились, чтобы поснимать как будут корячиться бабайкеры, однако особой корячки так и не вышло: крупных камней в русле не оказалось и глубина была небольшая. Кстати, сама речка Шалкодесу в этом месте была довольно далеко от нашего пути и мы так и не оценили каков брод через неё, однако река в том месте разбита на несколько русел, долина исключительно плоская, то есть вода разливается широко, и скорее всего брод в этом месте не представляет сложности. Но повторюсь: своими глазами мы его не видели! Дорога оказалась действительно довольно узкой, разъехаться можно не везде, но периодически встречаются участки, где это вполне возможно. Грунт в основном каменистый, но была пара участков (например, перед крутым серпантином), где было довольно грязно и после дождя грязь явно будет глубокой. Приятной неожиданностью было то, что все ручьи, текущие поперёк движения, были загнаны в металлические или бетонные трубы. Навстречу попалась только одна шишига с кузовом, полным работяг (видимо, строили чего-то неподалёку от дороги), но она стояла в широком месте и водила спросил едет ли кто ещё за нами, пропустил всю компанию и только после этого пошёл вниз — всё-таки проблема разъезда на этой дороге есть, особенно для грузовиков. 
Подъём на перевал Кетмень со стороны долины Шалкоде
Подъём на перевал Кетмень
Выезд на перевал Кетмень (примерно 3040м над у.м.) пологий и несложный, а сам перевал широкий и оборудован жуткого вида скульптурой неизвестного существа, обнимающего то ли дерево, то ли столб, долженствующей символизировать единство то ли с природой, то ли с пришельцами из иных миров. В версиях, как водится, недостатка не было, однако, в виду присутствия дам, наиболее непристойные из них держали при себе.
Монстр перевала Кетмень
Монстр перевала Кетмень. Фото И. Агашкиной
С перевала всё ещё хорошо видны великие вершины на юге и плохо, через огромную долину реки Или и влажную дымку, южные склоны Джунгарского Ала-Тау на севере. Кроме того, на перевале обильно цвели шафранные маки (жёлтые, которые papaver croceum) и козульники  туркестанские (тоже жёлтые, известные также под неофициальным названием «солнечники», так как постоянно поворачивают плоскость цветка на солнце, и под официальным названием Doronicum turkestanicum). Дамы, естественно, захотели их запечатлеть, благо, солнце было яркое, и одна из них, увлекшись процессом, спустилась на покатый склон, покрытый мелкими круглыми камушками — там, типа, цветочки по-красивше... Короче пришлось организовывать спасработы и братья-бабайкеры, сцепившись в тандем, не без труда выдернули любительницу горной флоры обратно на дорогу.
Спасработы на перевале Кетмень. Фото И. Агашкиной
Спасработы. Фото И. Агашкиной
Спуск с перевала на север поначалу пологий и довольно прямой, чуть пониже превращается в совершенно фантастический серпантин со множеством петель, пока дорога не опускается на дно ущелья, где вековые ели, ручьи с кристальной водой и прочий рай земной. Отсюда ещё километров пятнадцать неспешной езды (дорога здесь не располагает к скоростному движению) до начала села Кетмень. По дороге встретилось несколько компаний грибников на машинах с городскими номерами. Предположили, что это в основном отдыхающие из пансионатов на горячих источниках, которым опротивело уже мокнуть в вонючей сероводородной водице и захотелось размяться в горах, заодно заготовив грибочков. Да мы и сами были бы не против третьей охоты (зимой-то как хорошо водочку солёным груздем закусывать...), но график!
В селе Кетмень начался асфальт, по которому мы должны были следовать в Чунджу - столицу уйгурского района. Примерно на полпути к столице расположен целый ряд пансионатов на горячих источниках, чрезвычайно популярных среди жителей Алматы и окрестностей. Здесь мы запланировали обед и приём горячих ванн. К моменту, когда мы сюда прибыли было уже довольно жарко и мысль о горячей ванне как-то не слишком возбуждала, но нашлись энтузиасты, и, кроме того, при горячем бассейне обнаружился ещё и холодный душ. В общем, вонючей процедурой остались довольны все, но каждый по-своему. А вот обед состоялся в неприметном внешне, но чудном придорожном уйгурском кафе, где были поданы острый салат из множества малоизвестных растительных компонентов, но на основе чусая,  и совершенно бесподобный лагман. Авторитетно заявляю: по-настоящему вкусный лагман можно найти только здесь! В городе он может быть лучше или хуже в разных заведениях, но сравнивать его со здешним просто бессмысленно. Подозреваю, что всё дело в местных травках, которые растут тут же, за стенкой кафе.
После обеда миновали Чунджу, повернули в сторону Или и, слегка не доезжая нового моста (на нём даже этакие беседки наподобие античных, с колоннами, поставили), упёрлись в бетонку Алматы — Хоргос. Здесь байкеры покинули нас и отправились налево, в город — время их истекло... Мы же повернули направо, навстречу неизвестности. Вскоре после моста через Или съехали на асфальт в сторону села Коктал, достигнув которого, пополнили запасы горючки, поскольку дальнейший путь был совершенно незнаком и, кроме того, предполагал длительную езду на низких передачах. От Коктала до села Аулиеагаш идёт неплохой асфальт, на этом отрезке мы остановились поснимать остатки гор Катутау в предвечернем освещении (шёл уже шестой час вечера). Действительно, пейзажи здесь необычные: красные глинистые обрывы из осадков древнего моря, обработанных миллионлетней эрозией, на фоне более темных и не менее древних вулканических горушек. 
Восточный конец гор Катутау (на заднем плане)
Горы Катутау на заднем плане
Аулиеагаш находится уже в ущелье речки Борохудзир, где выше по течению процветает санаторий на горячих источниках Жаркент-Арасан, в котором, как водится, лечат всё, что болит (кто-то из знакомых был там, чтобы подлечить скелет: позвоночник там, и прочие кости, говорили вроде полегчало). Но в санаторий нам ехать не требовалось, так как там дорога по ущелью и заканчивалась, а выехать наверх оттуда нельзя. Поэтому мы ещё в селе свернули направо, переехали Борохудзир, и направились по асфальту вдоль реки, который километров через 6-7  поворачивает направо, к селу Енбекши, и вот на этом самом повороте от асфальта уходит просёлок к северу. В принципе он там один, ошибиться сложно, хотя есть от него один свёрток влево, но на него не надо реагировать — он приведёт обратно к реке. Просёлок этот может ветвиться, но всё равно потом пути соединяются, здесь просто тупо надо ехать на север километра четыре, до красных обрывов (здесь тоже состоялась продолжительная фотосессия в силу неординарности пейзажа), потом просёлок уходит восточнее и километров через десять выводит к броду через Борохудзир.
По пути к броду через Борохудзир
На пути к броду через Борохудзир
Долинка, где находится брод, открывается с бугра неожиданно и здесь тоже захотелось пощёлкать затворами: вечер, косое освещение, горные хребты разной степени удалённости и разных цветов... Брод простой, вдоль реки обильно растут деревья и, в принципе, можно было бы встать на ночёвку. Но хотелось сегодня таки прибыть на Бель-Жайляу, преодолев перевал через восточный конец хребта Алтын-Эмель (здесь он зовётся Коянды), чтобы все сегодняшние путевые загадки остались в сегодня, потому как завтра будет свой неизбежный набор дорожных геморроев (и это предвидение оказалось верным, но не будем забегать вперёд).
Вечереет. А у нас ещё один брод и один перевал.
Вечереет. А у нас ещё два брода и один перевал
 После брода дорога идёт параллельно Борохудзиру в полутора-двух километрах к западу от него. Дело в том, что река здесь уходит в узкий скальный каньон и накатать там, в каньоне, просёлок никак невозможно. А чуть западнее, через холмы, а потом и через невысокие горушки, это вполне удалось, видимо ещё в советские времена, когда у колхозов и машин хватало и горючка была копеечная, и дорога себя вполне оправдывала за счёт масштабности летних выпасов в долине Бель. Когда дорога заходит в горы грунт становится скалистым, на некоторых более крутых участках даже обнажаются коренные породы и приходится ехать по каменным ступенькам. Дорога узкая, разъехаться можно далеко не везде. Для нас природа устроила ещё и дополнительный аттракцион: в верхней части хребтика направление поменялось строго на запад. Солнце висело уже очень низко, чуть выше капота, и лупило прямо в глаза. Ни козырьки, ни очки в этой ситуации не помогали совершенно. Машина, шедшая сзади, ехала просто вслепую в клубах пыли от передней. И именно здесь попалась пара встречных машин, каждую из которых заметили в самый последний момент, хотя и крались на цыпочках. Но, хвала создателю, разъехались, хоть и с трудом. Высшая точка этого перевальчика всего где-то 1930м над у.м., однако, нервы он потрепал намного больше, чем предыдущие. Сразу после перевала дорога пошла вниз, в долину, солнце ушло за перевал Уйгентас, разделяющий бассейны рек Борохудзир и Кескен-Терек, и находящийся на нашем завтрашнем пути. Здесь мы огляделись в поисках места для ночлега.
Долина Бель Жайляу в восточной своей части в ширину около пяти киломеров, но, поднимаясь к западу до перевала Уйгентас, сужается до километра-полутора. Длина же всей долины около 23 км, если мерить от перевала на западе до реки Усек на востоке. Уступает, конечно, Шалкоде, но не становится от этого менее грандиозной. Перспективы на ночлег в нижней части долины были не очень впечатляющими, сначала мы ехали по орографически правому берегу Борохудзира, выбирая место, потом перебродили его, проехали ещё вперёд и поднялись к холмам северного края долины. Издалека казалось, что здесь есть ручей, но на поверку он оказался сухим руслом. Вода нас не ограничивала, поскольку был запас бутылочной, а ровная, более или менее горизонтальная полянка оказалась в наличии. Здесь и заночевали.
Кескен-Терек

Бель Жайляу. Перед восходом. Фото Г. Радченко Бель Жайляу. Перед восходом. Фото Г. Радченко
Восход на Бель Жайляу. Фото Г. Радченко Восход на Бель Жайляу. Фото Г. Радченко
Следующий день начался с традиционной фотосессии (вчера поснимать не удалось: приехали поздно, пока искали место, пока ставили лагерь...). Однако, влажная дымка не очень этому способствовала. По солнцу ещё как-то можно было снимать, а против — никак. А наиболее интересные пейзажи были как раз на востоке. Можно было бы подняться повыше на склон для выбора точки, но дымка сделала это занятие бессмысленным. Поэтому после завтрака и кратких сборов сразу отправились штурмовать перевал Уйгентас.
Да-а-а, вот... Спускаться — не подниматься! Старая альпинистская поговорка, в зависимости от ситуации, может означать совершенно противоположные вещи. Штурм перевала Уйгентас прошёл практически незаметно. Собственно и саму перевальную точку определить там сложно. Подъём очень пологий. Мы решили, что перевальная точка  (где-то 2030м над у.м.) примерно там, где сейчас находится захоронение (?) и мемориал Жангир-Хана, также известного как Салкам, что означает  могучий. Был он чингизидом по происхождению и главой казахского ханства в середине семнадцатого века. Помимо прочего, известен он ещё и тем, что разбил войско джунгар, многократно превосходящее его дружину по численности, в битве при речке или ручье Ор (Орбулак), который вроде бы является правым притоком реки Кескен-Терек, в верховья которой мы и попали, перевалив Уйгентас. Кстати, Википедия утверждает, что могила Жангир-Хана находится в городе Туркестан, тогда как на памятной плите мемориала на перевале ясно написано — захоронение, могила (бейiтi). Кстати, рядом находятся ещё пара курганов, что наводит на мысль, что это действительно семейное захоронение. Кто тут прав — не знаю.
Мемориал Жангыр-Хана
Мемориал Жангыр-Хана
 
Спуск от мемориала поначалу полого склонённый к западу, идёт по живописным лугам, и в конце концов выводит к несложному броду через речку Кескен-Терек, которая врывается в долину справа, с хребта Токсанбай. После брода дорога взбирается на правый склон и далее проходит вдоль линии ЛЭП Жаркент-Рудничный. По всему видно, что когда-то этот хилый просёлок был накатан бульдозерами для установки опор ЛЭП и с тех пор последовательно разбивался редкими (Бель Жайляу, видимо, загружается по большей части с востока) туристами и рыбаками, основательно размываясь дождями и вешними водами. В этом месте долина стремительно сужается и к первому правому притоку (считается, что это и есть пресловутый Орбулак) река уходит в скальный каньон.  На бугре перед притоком, выше дороги стоит памятный знак, напоминающий о том, что именно здесь произошла Орбулакская битва. Действительно, здесь легко можно себе представить, как небольшой отряд, хорошо знакомый с местностью, мог противостоять  целой армии джунгар: узкое крутосклонное ущелье не даёт эффективно действовать конным, а пешим снизу вверх тоже особенно не разбежаться, тогда как  обороняющимся сверху легко контролировать узкое пространство прохода. Короче, Фермопилы в отечественном варианте. Кроме того, Жангир-Хан использовал тактику засадного полка, который в критический момент атаковал джунгар с тылу и, по всей вероятности, разгоняясь сверху от елок противоположного склона.  В конце битвы, когда стало совсем туго, вдруг подоспели войска дружественного на тот момент Самаркандского эмирата.
Ор действительно оказался скорее крупным ручьём, чем мелкой речкой и переезд через него сложности не представляет, но в русле есть крупные камни, которые надо отслеживать, чтобы не пропороть себе поддон картера. Впрочем, тем же самым приходилось заниматься на всём протяжении этой дороги от первого до второго брода через Кескен-Терек. Поэтому ехали медленно. У Террано и так клиренс повыше, чем у X-Trail, так хозяин его ещё и подлифтовал, поэтому чувствовал себя уверенней. Водителю же X-Trail'а приходилось очень быстро решать почти непрерывно возникающие задачки типа «правее, левее или пустить между колёс», при условии, что «правее или левее» допускается лишь в пределах тридцати сантиметров. Второй приток (ручей чуть по-мощнее первого) тоже прошли без особых проблем (что-то всё же чиркнуло по дну, но несильно) и, обогнув отрожек после него, встали на фотосессию: сзади - узкий скальный каньон, а спереди угадывается уже пологая широкая долина.
Река Кескен-Терек
Река Кескен-Терек вниз по течению
Здесь пришлось немного почистить дорогу от высоких камней, и вслед за этим мы выехали на широкую и ровную речную террасу. Некоторое чувство облегчения и даже эйфории посетило нас в этот момент: напряжённый участок пути закончен, а дальше... Ну, второй брод через Кескен-Терек, разве что, да и тот, скорее всего несложный...Через двести метров расслабленной езды по идеально ровной и абсолютно горизонтальной колее всемирная энтропия напомнила о себе, и в очередной раз доказала что все мы ”only dust on a way”: в густой траве по центру колеи притаился высокий каменный клык, который таки дотянулся до поддона картера X-Trail'а и пробил в нём дыру. Несколько секунд тупой оторопи были прерваны воплем: «подставь посуду, … ..., соберём остаток масла!».
Ситуация "Вот, блин!"
Ситуация "Вот, блин!". Фото Г. Радченко.
 Последующие три часа были посвящены снятию поддона, его мойке и чистке, выколачиванию (после удара образовался залом со щелью) и аккуратным, почти ювелирным процессом завальцовки щели подручным инструментом. Хорошо ещё, что поддон был выполнен из пластичного алюминиевого сплава и поддавался такой процедуре. Качество работ было проверено путём наливания в поддон тормозной жидкости — не течёт! На всякий случай, однако, завальцовку замазали ещё и холодной сваркой. 
Лучший загар! Фото И. Агашкиной
Лучший загар! Фото И. Агашкиной.
 После установки детали на место выяснилось, что масло, включая запасной литр, находится чуть ниже нижней метки. Результатом вдумчивой и обстоятельной дискуссии явилось решение долить в двигатель еще и литр подсолнечного рафинированного: лучше плохое масло, чем его недостаток. Забегая вперёд, скажу, что метод себя оправдал: машина на этой адской смеси проехала ещё около 400 километров и ничего плохого не произошло. (А говорили: «закоксуется, закоксуется!").
Масло "Хозяюшка", рафинированное. Фото И. Агашкиной
Масло "Хозяюшка" Фото И. Агашкиной
Пока отмывались и грузились, сзади подъехала пара машин: Крузер и Шнива — мы их видели, когда ехали по склону между притоками, они, видимо, рыбачили со скал. Остановились, спросили что случилось, поудивлялись, что удалось починиться, и поехали к броду. Минут через десять к броду подобрались и мы. Воды здесь было значительно больше, чем в верховьях, но в принципе брод ужаса не вызывал. Шнива застряла посреди потока, ближе к противоположному берегу, а Крузер был ещё на нашем берегу. К моменту нашего подъезда было принято решение выдернуть Шниву обратно и пустить вперёд Крузера. Крузер перескочил речку без проблем, но было заметно, что перед выездом на берег его сильно подбросило. Шнива встала на том же месте, но Крузер выдернул её вперёд, при этом Шниву тоже подбросило на выезде. Мы решили, что у нас вперёд должен ехать Террано, который, если что, выдернет X-Trail'а. Поначалу было немножко боязно: что ж там такого, что даже Шнива садится? Но потом водитель этого русско-американского чуда сказал, что второй привод у него отсутствует по причине недостатка соответствующих деталей, и немного отлегло. В результате обе машины пересекли брод без особых проблем, хотя на выезде из воды действительно лежали крупные булыжники, но сходу оба Ниссана запрыгнули на них легко. В суматохе в X-Trail'е не закрыли окно водителя, поэтому существенная часть реки оказалась в салоне.
Переезжаем Кескен-Терек. Фото Г. Радченко.
Переезжаем Кескен-Терек. Фото Г. Радченко.
Останавливаться не стали, помахали ручкой рыбакам, которые сматывали буксир и успокаивали нервы, и двинулись вниз вдоль реки теперь уже по левому берегу. Отсюда ещё порядка 25 километров до первого асфальта, несколько бродов через ручьи (пара из них довольно широких, метров по 20), рытвины, промоины, местами грязь, но по сухой погоде этот кусок несложен, хотя скорость передвижения здесь невелика. Выводит он на древний, советский ещё и сильно покоцаный асфальт от трассы Кугалы — Талды-Курган к тупиковому посёлку Онжас. Здесь нашей задачей стало найти пасеку нашего товарища, где мы собирались передать ему привет и переночевать. По описанию следовало выехать на трассу, миновать село Шубар, мост через речку Коктал и углубиться в поля справа от трассы, ориентируясь на лесополосу. Лесополоса оказалась там не одна, поэтому приключения продолжались ещё около часа, пока призрачная бермудская пасека не пересеклась, наконец, с вектором нашего движения. Вечер с пивом, комарами и красивым закатом удался вполне.
Коксу и домой

Утро на пасеке. Фото Г. Радченко. Утро на пасеке. Фото Г. Радченко.
Раннее утро. Вид от пасеки на северо-запад Раннее утро. Вид от пасеки на северо-запад
Утро предложило нам следующий вариант действий. В связи с производственной необходимостью одного из пасечников потребовалось срочно доставить в Алматы. Для этого его надо было отвезти в Талды-Курган и посадить там на рейсовый автобус. Поэтому, достигнув недалёкого от пасеки села Коксу, стоящего на берегу одноимённой реки, экспедиция разделилась: Террано с большей частью участников поехал в верх по течению реки в поисках приятного для рыбалки и прочего времяпровождения места, а X-Trail погнал в Талды-Курган, чтобы доставить пасечника на автовокзал и заодно поменять масло и фильтр. Ехать там недалеко, около 70 км.
Вообще-то, первоначально, ещё только обдумывая замысел поездки, собирались после пасеки ехать в Текели, там подняться по Коринскому ущелью до знаменитого водопада Бурхан-Булак, переночевать, а затем выбраться из ущелья через так называемый Капальский взвоз к степям и пустыням южного прибалхашья. Взвоз в конце концов выводит к трассе Алматы — Усть-Каменогорск, а там и путь домой. Но незадолго до начала поездки мы узнали, что дорога по ущелью Коры, смытая селем ещё лет пять назад, так и не была восстановлена и доехать аж до Бурхан-Булака по ней попросту невозможно. Вариант заезда-выезда со стороны Капала через взвоз выглядел не очень логичным и мы решили поменять этот кусок на рыбалку на реке Коксу.
Первую часть нашей утренней задачи выполнили быстро, а вот с заменой масла/фильтра возникли проблемы: найти подходящий фильтр в этой части города не удалось, а углубляться в центр и искать там соответствующий магазин не было никакого желания. Поэтому просто развернулись и отправились обратно, пополнив в Карабулаке стратегические запасы пива и арбузов. Меньше чем через час были уже в Рудничном (через речку от села Коксу), где заправились горючкой и углубились в ущелье реки Коксу.
Устье ущелья Коксу и одноимённая река
Устье ущелья р. Коксу
Река эта известна тем, что здесь когда-то проводились (может и сейчас проводятся) соревнования по сплаву на катамаранах, каяках и прочих плавсредствах: пороги там интересные и красивые, как раз на выходе реки из ущелья.  Примерно в полутора километрах от устья ущелья находится пограничный пост. Дело в том, что в принципе по этой дороге при большом желании можно доехать до самой китайской границы, это примерно в 90 километрах от поста. Правда, перевалить в Китай не удастся — в самых верховьях все варианты упираются в ледники и вершины главного хребта и дороги там уже нет. Пешком, конечно, можно. Собственно, всё это длиннючее ущелье отделяет весь хребет Токсанбай от основной части Джунгарского Алатау, оставляя для их соединения только узкую нитку главного хребта на самом востоке.
На посту мы спросили про Террано, мол, проезжал ли. Оказалось, проезжал и обратно не возвращался. Выше поста расположена пара небольших пансионатиков, где можно, видимо, гламурно отдыхать, но нас, людей диких, такой тип времяпровождения не прельщал. Выше пансионатов дорога поднимается на скальный склон, потом спускается на широкую речную террасу, где стоят древние бетонные укрепления, видимо, оставшиеся со времен проблем с китайцами. Дальше терраса сужается, а дорога сужается вместе с ней и идёт то вдоль реки, то слегка поднимается на склон. Разъехаться со встречным можно далеко не везде, однако встречных здесь немного. Нам попался один в узком месте, пришлось слегка заехать на склон, а ему на прибрежные камни, и разошлись буквально впритирку. А есть места, где и такой манёвр был бы невозможен, особенно там, где дорога вырублена в скальном обрыве.  В конце концов на одном из расширений речной террасы увидели наш Террано. 
Узкое место на дороге вдоль р. Коксу
Узкое место. Фото И. Агашкиной
Это была шикарная полянка, достаточно просторная для размещения наших палаток и машин. У реки, кроме того, под сенью древ было место для очага и столика. Короче, рай! Остаток дня и утро планировалось посвятить рыбалке и dolce far niente. Второе удалось вполне, а вот о рыбалке имею сказать следующее: клятый голый осман пренебрёг абсолютно всеми видами наживок, которые были испробованы. Ладно, мушки: они исходно предназначались для хариуса, я их брал ещё в Чемале на Катуни для тамошней рыбалки, когда мы ездили по российскому Алтаю (см. маршрут «Видите дорогу? Это – Чуйский Тракт!»). Но даже одобренная османом когда-то баночная кукуруза, а также изловленные от отчаяния кузнечики, мухи и даже стрекозы, барражирующие здесь в огромных количествах (было ощущение, что на этой полянке у них слёт передовиков производства или скорее деятелей народного творчества), и какие-то неопознанные личинки не произвели на зловредную рыбу должного впечатления. Голый осман объявил абсолютную голодовку без предъявления требований. Хотя про Коксу все в один голос говорили, что осман здесь прёт, только успевай отбиваться. Но у нас состоялся абсолютный ноль, несмотря на частую перемену мест, снастей и наживок… Даже убедительных поклёвок не было. Сам процесс, однако, увлекал и полностью занял всё время до темна.
Безнадёга. Фото И. Агашкиной
Безнадёга. Фото И. Агашкиной
  С утра около часа времени потратили на рыбалку в надежде, что завтракать-то рыбе в любом случае надо, нельзя ж совсем нежрамши-то. Но нет, тотальная голодовка продолжалась, хитрый голый осман видимо ждал, когда мы наконец уберёмся. Лениво, не торопясь собрались и двинулись вниз по ущелью. На выезде остановились поснимать пороги и чуднЫе прибрежные скалы, похоже, вулканические, поскольку внешне напоминали застывшую лаву.
Лавовые скалы на берегу Коксу
Лавовые скалы у р. Коксу. Фото Г. Радченко
После вулканической фотосессии выехали на асфальт и примерно триста километров спустя, минуя Кугалы, Сары-Озек и Капчагай, торжественно въехали в родную Алмату.
Резюме

Мне понравилось! Большую часть из всего этого пути я никогда не видел своими глазами, хоть и живу в Алмате уже седьмой десяток. Особо сложных мест с точки зрения автотуризма на всём протяжении нет, но на легковушке ехать не рекомендую. Ну и внимательность на некоторых участках требуется повышенная (узкая часть ущелья в верховьях Текеса, перевал в долину Бель, спуск вдоль реки Кескен-Терек). Очень облегчают подъезды/отъезды новые бетонки Алматы - Хоргос и Алматы - Талды-Курган. Но для этого надо знать, что там было раньше… Рекомендую! Если есть интерес и возникают вопросы, пишите на почту.
 
Команда к концу путешествия
Команда к концу поездки. Фото Г. Радченко
 

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Алматинская
еще маршруты
О Маршруте