Байкал - Чанчур - Лена - 2013

Идет загрузка карты ...
Увеличить карту Скачать для GPS для Google Earth Нитка маршрута Места
Трудность планирования маршрутов. Особенности плавания по Байкалу. Пеший переход с вещами через тайгу по распадку до притока Лены - что это такое. Неизвестный Чанчур и как мы по нему плыли. Потрясающие красоты Лены. Подведение итогов.
 
Побывать на Байкале, увидеть его суровую красоту — мечта многих людей. И, наконец, приходит время, когда эти мечты сбываются. Но сильнейшие впечатления, полученные от такого путешествия, остаются очень надолго. Этот поход по Байкалу и рекам Прибайкалья был совершен двумя москвичами, автором и его сыном, в июле-августе 2013 года. Участники добрались от Москвы до Иркутска на поезде, после чего выехали на маршрут на автомобиле в район поселка Сахюрта. Далее на байдарке проплыли по Байкалу до поселка Онгурен. Отсюда был совершен пеший переход на реку Чанчур, приток Лены. Пройдя по Чанчуру, путешественники продолжили плавание по Лене до поселка Бирюлька, где и закончили маршрут. Рассказ посвящен удивительной красоте природы Восточной Сибири, трудностям и опасностям, поджидающим человека в безлюдной тайге, взаимопомощи участников, поддержке как со стороны людей, так и Божьей.
Байкал

Нашел тропу - держи зубами!
Красива, разнообразна тайга!

А.В.Белецкий, автор фильма “Магадан. 50X50”


Господи Иисусе Христе, Боже мой, помилуй мя, грешного!
- Меня и сына моего, Женечку!
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Летом 2013 года мы с сыном совершили байдарочный поход по Байкалу и рекам Прибайкалья.

Маршрут проходил по безлюдным местам Иркутской области. Цель нашего похода была и познавательная, и спортивная. - Нам хотелось увидеть красоты Байкала и таежных рек вблизи него, посетить совершенно безлюдные места, вновь поплавать по великой русской реке Лене.

Начать маршрут решено было в Сахюрте (МРС). Далее мы намеревались пройти примерно 83 км по Байкалу до заброшенной деревеньки на берегу недалеко от поселка Онгурен, после чего совершить пеший 15-км переход на приток Лены - реку Чанчур.

Сплав по Чанчуру завершался выходом в Лену. По Лене мы предполагали доплыть до Усть-Кута и тем завершить наш поход.

Ленская часть похода планировалась как спортивная: протяженность сплава от устья Чанчура до Усть-Кута составляет примерно 500 км.

Это была наша вторая попытка пройти этим путем. Первая была предпринята в 2011 году. Тогда нас было трое, мы намеревались пройти по Байкалу от пос. Кочерикова до гидрометеостанции "Солнечная" (мыс Покойники), далее совершить 8-км волок через Байкальский хребет до истоков Лены, после чего сплавляться до пос. Бирюлька.

 Поход, едва начавшись, закончился плохо. – До начала маршрута доехать оставалось совсем немного, когда примерно в 5 км за пос. Онгурен наша машина перевернулась на дороге и покатилась. Это произошло 26 июля 2011г., было около 3 часов ночи. Я получил тяжелую травму – перелом двух шейных позвонков. Остальные, к счастью, не пострадали. Кое-как переночевав, мы смогли вернуться  в Иркутск, откуда выехали в Москву.

Главной причиной такого развития событий, как мы полагаем, была крайняя ограниченность во времени и связанная с этим спешка.

Теперь же начинался новый летний сезон, с ним связывались новые надежды.

Планирование было трудным. Менялся маршрут, менялся и состав группы. Первоначально предполагалось, что мы вдвоем с сыном пойдем тем же маршрутом, который не смогли пройти в 2011 году, т.е. доехать на автомашине от Иркутска до Кочерикова, далее – встать на воду и проплыть по Байкалу примерно 43 км до гидрометеостанции “Солнечная” (там же расположен кордон заповедника), после чего осуществить пеший 8-км  переход на Лену. Завершить поход можно было, сплавляясь по Лене, в Бирюльке, Качуге или Усть-Куте.  Маршрут был уже пройден другими группами, с отчетами можно ознакомиться.

 Часть пути, начиная с пешего перехода, должна была проходить по территории Байкало-Ленского государственного заповедника.

Мы намеревались получить официальное разрешение на посещение БЛГЗ, как это было сделано в 2011 году. Однако когда я списался с ними по электронной почте, выяснилось, что поменялся директор, изменились и правила посещения заповедника. Для нас это означало следующее. - Группа, идущая через Байкальский хребет, в обязательном порядке сопровождается сотрудником БЛГЗ (по-видимому, вооруженным, что, на мой взгляд, естественно, с учетом возможного появления медведей). Оплата почасовая. - Для нас она составила бы 57 тыс. Руб. (Прайс на услуги, оказываемые посетителям, опубликован на официальном сайте БЛГЗ). Нам сообщают также, что в этом году много медведей, а корма для них не хватает – приятная новость, нечего сказать!

 Кроме того, оказывается, что в настоящее время на Лену вообще никого не пускают из-за опасности возникновения лесных пожаров.

- Все. - Мы приехали. - Чтобы не уходить в партизаны (партизаны Байкало-Ленского государственного заповедника), хватаюсь за голову и думаю об обходных путях.

В это примерно время состав группы увеличивается до 5 человек.

Соответственно, поступают и новые пожелания, а также выявляются новые возможности, которые не совпадают с первоначальными желаниями (“… Так выпьем же за то, чтобы... “ и т.д.).

В частности, меня просят найти некатегорийный маршрут на 2 недели, не больше. Помня о нашем походе по Лене 2010 года (маршрут Жигалово – Усть-Кут), предлагаю плавание где-нибудь в окрестностях поселков Бирюлька – Качуг – Жигалово. - Для нас с сыном это, конечно, крушение грандиозных планов. - М-да.

Далее, пожелания предлагают поступать, что, на мой взгляд, естественно. - Хотелось бы немного поплавать по Байкалу. - Отлично, я не против. - Плыть можно аж от Листвянки и до Северобайкальска, были бы время и погода. Места старта, например, таковы: Листвянка, Сахюрта (МРС), мыс Зундук, Онгурен, Кочерикова.

- Хорошо бы пойти по некатегорийной речке и вплыть по ней в Байкал. - На все про все – 2 недели. - Вот это уже тяжело! - Как нелегко порой рождаются планы! В поле зрения появляется Правая Иликта. - Доехать на автомобиле до мыса Зундук или доплыть до него откуда-нибудь по Байкалу. - Далее – волок около 15 км вдоль речки Зундук на Правую Иликту. Правая Иликта -  Иликта – Лена – вот дальнейший путь.

Рою информацию о Голоустной и Бугульдейке – что-то не нравится...

Нас посещает идея бросить наших весьма ограниченных (по времени) коллег где-нибудь на полпути, откуда они смогут выехать в Иркутск, а самим продолжить поход. Почувствовав такие суровые намерения, наши друзья оставляют нас и удаляются с организованной группой в Саяны.

Ф-фу!- Мы свободны! - Стыдно признаться, но первое, что я испытал, когда об этом узнал, было громадное облегчение. И тут мне, наконец, удалось разглядеть речку на карте, приток Лены, которая шла по границе заповедника, не заходя в него. - Чанчур! - Это находка! Короткая, примерно 45 км, вместо 104 км по Иликте (при ее общей-то длине 105 км). Плыть после волока, кажется, можно сразу (по Иликте, если верить карте, можно протопать по тайге более 20 км, прежде чем можно будет плыть). Впадает в Лену выше по течению примерно на 70 км, ну и что? - По Лене можно пройти по ее хорошему течению за день более 50 км. Плыть по Байкалу до нее со стороны МРС дальше на 30 км, т.е. на 1 день больше.

Все! - Маршрут выбран!

Информации  о реке – никакой. Всего лишь 2 фотографии на nature.baykal.ru, из которых разглядеть что-то можно только на одной. Известно лишь, что река своенравна и в ней водятся “зашибатейшие ленки“. Все!

Итак, запланировали вот что. - Мы выезжаем в Иркутск, где нас встречают и отвозят на Байкал (в район поселка МРС). Здесь мы встаем на воду и плывем примерно 83 км до нежилой деревушки у пос. Онгурен. Далее – примерно 15-км волок вдоль реки Глубокая Падь по распадку до Чанчура. По Чанчуру сплавляемся до Лены (примерно 45 км). По Лене плывем до Усть-Кута (примерно 500 км), откуда выезжаем в Москву.

По срокам:

по Байкалу – 3 дня,

волок на Чанчур- 3 - 4 дня,

сплав по Чанчуру – 2 дня,

по Лене – остальное время.

Выезд из Усть-Кута домой 13 августа.

Нечего и говорить, что в действительности сроки оказались другими.

Выехали мы из Москвы 14 июля, 18-го утром нас встретили в Иркутске наши друзья.

Встреча была теплой и очень трогательной, мы не виделись с 2011г., когда они в тяжелой для нас ситуации приютили нас и помогли выбраться в Москву.


Фото0724   

По пути на маршрут решил изменить место старта. - Планировалось идти по Байкалу вдоль бережка, поэтому если начать наш поход от устья реки Сарма, то не нужно будет переплывать широкий залив Мухор. - Все-таки по Байкалу мы еще не хаживали, побаиваемся...

В устье Сармы берег оказался заболоченным, и машина не смогла подойти к Байкалу ближе, чем примерно на 400 м.

   Подтащив вещи к берегу, мы поставили палатку на берегу Сармы, как раз напротив пролива Ольхонские Ворота.
Нет, безусловно, было большим нахальством встать на стоянку, имея за спиной долину этой реки.  Речушка совсем маленькая, вода холоднющая и чистейшая, но на последних 100 – 150 метрах уже достаточно глубокая и широкая, чтобы по ней плыть. Но нет никого из местных жителей, я думаю, кто не слышал бы о самом грозном ветре из тех, что есть на  Байкале. Имя ему – сарма, горный, горняк, зарождается он за горным хребтом и спускается по долинам рек, в том числе и нашей, к озеру. Обладая чудовищной силой, сокрушает все на своем пути. - Летят камни, лодки, сдувает в воду коров и т.д. - Так что как раз по имени нашей речки и назван этот ветерок. Но мы, тем не менее, собрали байдарку, поужинали, переночевали спокойно, уповая на то, что дует он обычно вроде бы попозже, в сентябре.
 
 
IMG_0336  

19.07.2013, пятница.

 Наутро встали на воду Сармы и вышли в море. Шли вдоль бережка, мелко, сразу начала трепать волна. Приспособились, отошли от берега, стало получше. Потихоньку осмелели, перестали жаться к суше. Вспоминаю наше посещение Листвянки в 2010 году. Тогда, в музее Байкала,  экскурсовод  сообщала о чистоте воды в озере следующим образом:

- Мы пьем воду из Байкала (делает зачерпывающее движение) вот так!

Черпаю ладонью из-за борта, с опаской делаю маленький глоток.

Идем вперед, поднажимаем. - Нам за день надо преодолеть расстояние порядка 30 км. Проходим мысы, островки, бухты. Встречная косая волна норовит перехлестнуть через борт. Женька, сидящий впереди, довольно скоро был вынужден пристроить на место фартук и надеть юбку.

Далеко впереди, над горами, видим темные тучи. Кажется, там поливает вовсю. К счастью, тучи постепенно удаляются от нас  куда-то на север.

IMG_0370 
 

Вдоль берега идет дорога, по которой на побережье приезжают многочисленные отдыхающие. Так что на следующую стоянку мы встали за пос. Улан-Хан в леске перед речкой впритык к семейной паре, приехавшей на своем автомобиле раньше нас. - Ну, вроде, ничего, никто не возражал, - в тесноте да не в обиде.

20.07.2013, суббота.

С утра сходили вглубь берега, чтобы посмотреть, кто здесь летает, прыгает и, быть может, ползает. Сфотографировали дорогу, по которой ехали на маршрут в 2011 году.

Среди цветов встречаю впервые в жизни бабочку, именуемую Аполлон. Зову Женьку. - Фотографируем ее со всех сторон.

Продолжили плавание по Байкалу. Народу по берегу сильно поубавилось, почти и нет никого – все-таки от Иркутска уже далеко. Дошли до мыса Зундук, встали на нем в леске. Очень красивое место, скрытое от посторонних глаз.

21.07.2013, воскресенье.

Последний день плавания по Байкалу. Мы выдерживаем график движения. Видели вдалеке нерп, выныривающих и глазеющих на нас. Выходим из Малого Моря - остров Ольхон, который мы все время наблюдали справа, заканчивается.

IMG_0552

В этот день происходит интересная встреча, которой мы вовсе не ожидали. -

Подходим берегу с тем, чтобы достать карту и посмотреть ее – до сих пор шли по навигатору. - Вдруг рядом с нами появляется человек, который приглашает на чай к себе в избушку. Приняв приглашение, подходим к его жилищу. - Стоит сооружение, похожее на окруженный заборчиком сарай, затянутый рубероидом. - Сарай, да не простой, а высокотехнологичный – видим развернутую солнечную батарею. При этом от нее работают холодильник и электрический чайник. Знакомимся. - Василий, - так зовут нашего нового знакомого, - сам здесь в гостях, приехал сюда из Иркутска в отпуск. На пенсии, но работает в РЖД проводником спецрейсов – возит заключенных.

- Что, - спрашиваю, - и оружие дают?

- Нет, - отвечает, - это у охраны оружие, а я просто проводник.

Взгляд серых глаз – пронзительный, испытующий. Но – балагур, с приятным иркутским говорком.

Присутствует и Николаич, немолодой, как и Василий, по виду – бурят, как было сказано, “очень хороший человек”.

В ограде пребывает и собака. Василий ей говорит:

- Не трогай, это свои!

Но, кажется, она сама напугана нашим появлением  и при первой возможности куда-то исчезает.

Нас угощают практически сырым, только что пойманным и замороженным, чуть подсоленным окунем.

- Да, - через некоторое время говорит Василий, - вижу, что вы такую рыбу не едите!

Пьем чай, закусываем тортом.

У сарая стоит машина, бортовой УАЗ, это – средство сообщения с внешним миром.

Василий в разговоре дважды сообщает, что болел энцефалитом и что лечился от него. – Я тогда еще подумал:

- И зачем он мне это говорит?

Появляется и хозяин избушки, Иваныч, и включается в разговор.

- Вон чайка грызет наших окуней, - пристрелить ее, что ли? - спрашивает Василий.

- Оставь, оставь! - добродушно отвечает Иваныч.

- Вот, - говорит ему Василий, - ребята собрались на Чанчур, - разве от Онгурена дойдут?

- Дойдут! - отвечал Иваныч. - Раньше ходили на Чанчур из Онгурена.

Получив такое напутствие, поблагодарив за угощение и распрощавшись, продолжаем путь.

Вечером подходим к берегу у заброшенной деревушки. - Все!- Здесь наше плавание по Байкалу заканчивается. - Завтра начинаем пеший переход на Чанчур. Палатку ставим поблизости от заброшенных избушек. Знакомимся с местными парнями-бурятами, приехавшими на “Ниве” встречать какую-то моторку.

Что ж, в целом плавание по Байкалу получилось довольно спокойным, несмотря на то, что полного штиля мы не встретили. С погодой повезло – практически все время было ясно, солнышко. Для того, чтобы выдержать график, на стоянку вставали  попозже, примерно в половине десятого вечера.

В местах, где береговая линия сильно изрезана, выскакивая из-за мысов, неожиданно оказываешься вдали от берега. Женька лаконично сообщает:

- По навигатору до берега – 800 метров! - или

- По навигатору до берега – 2 километра!

- Елки-палки! - Вот это номер!

Начиная примерно со второго дня плавания, часто видели на воде какие-то белые хлопья, ими же были облеплены водоросли на мелководье. - Запашок не сильный, но довольно неприятный. - Такую воду пить в любом виде уже совсем не хотелось. Чем дальше от берега, тем, кажется, получше. На выходе из Малого Моря вода, наконец, очистилась.

Теперь же поужинали и легли спать. Когда раздевался и снял сапоги, обнаружил неприятную вещь – кажется, заработал неврит на левой ноге. – Частично онемела и не поднимается стопа, не работают и онемели пальцы. Дело - дрянь! - Завтра начинаем волок, он будет тяжелым, нужно переть вещи, а тут – такая штука. Медицинской помощи нет и взять неоткуда, проходит это плохо, лечится медленно. Посмотрим, как я пойду. – Стало не по себе. - Ну ладно! - Утро вечера удалее! - как говорил Ванька Доброй из сказки Б. Шергина.

 

Пеший переход на Чанчур

 

22.07.2013, понедельник.

С утра – солнце. Вокруг бродит стадо коров – сами пришли из Онгурена. Любопытные, всюду лезут, как бы не потоптали наши вещи – приходится все время отгонять. Завтракаем, складываем байдарку, переупаковываем вещи, собрали тележку. Пристраиваем на нее “Неву” и мешки. Я вроде бы как-то хожу – не блестяще, но сносно. Ногу подволакиваю. - Хожу медленно, плетусь. Трудно обуться, трудно разуться. - Ну ладно, деваться некуда, посмотрим, как пойдет дело.

Женька уходит по дороге на Онгурен на разведку. - До поселка - километра четыре.

Вскоре возвращается, и мы уходим от Байкала. - Начался наш пеший переход.

Идем в две ходки. Рюкзак я вроде несу, ничего. Идти трудно, жара, жесткое солнце, спрятаться некуда. После каждой ходки – глоток газировки.


 

 
IMG_0656  

Уже к вечеру, находясь на дороге, идущей через поселок, на Кочерикова, доходим до местной достопримечательности – локомобиля, стоящего здесь неизвестно с каких времен. Перед ним два информационных щита. - Хочу их сфотографировать, подхожу, читаю – ни слова о локомобиле!

- Вы находитесь на территории Прибайкальского национального парка. - Имеете счастье находиться, вообще говоря. Да если хотите получить разрешение на его посещение, давайте-ка обратитесь по адресу...

- Все! - вы сами обратитесь по адресу... - Тем более  что мы уходим с вашей территории...

IMG_0660  

Наша задача на сегодня – дойти до речки Глубокая Падь, поставить палатку и переночевать. Женька уходит на разведку, чтобы выяснить, куда нам дальше двигаться. Я остаюсь с вещами у локомобиля и знакомлюсь с местными ребятишками.

- Тебя как зовут?

- Юра, а Вас?

- А меня – дядя Коля.

Юра, - русский, озорной маленький мальчик, - представляет мне своих друзей.

Ребята бегают вокруг, толкают друг друга, разбегаются и падают у моих ног. Больше всего их интересует радиостанция, висящая у меня на поясе. Самый старший из них – Саша, бурят, удивительный парнишка. Отпихивается от мальчишек, которые толкают его, но сам в игре не участвует. Я пытаюсь выяснить у него все, что касается реки Глубокая Падь.

Возвращается Женька с новостями.

Ребята тем временем задают нам разные вопросы. Их интересует, сколько стоят радиостанции, не военные ли мы (мы в противоэнцефалитной “зеленке” цвета хаки), не разведчики ли(?!!!)

Женька пытается посетить магазин и  купить хлеба, но магазин уже закрыт. И тогда Саша приносит нам из дома хлеб собственной выпечки и рассказывает  рецепт его приготовления. – Мальчишка – чудо! – Отдаю ему все конфеты, бывшие под руками.

Предлагаем ему сфотографироваться. Поясняем, что фотография попадет в Internet, но перспектива прославиться повергает его в смущение, и он отказывается.

Под тяжестью рюкзаков начинаем продвигаться по направлению к реке. Саша берется защищать наши вещи от телят, толкущихся неподалеку, когда мы, сбросив с себя груз, уходим на вторую ходку. И тут Женька замечает стоящий на главной улице поселка бортовой УАЗ с водителем, с которым познакомились вчера вечером на Байкале. Подойдя к машине, он договаривается, чтобы нас с вещами подбросили к реке – мы уже изрядно вымотались. Водитель Саша за 500 руб. забрасывает нас на 2 км до стоянки охотников.

- Все, - говорит, дальше не поеду, -  там дорога – совсем плохая!

Выгружаемся. – Для нас - колоссальное облегчение, больше не нужно топать! - Здесь, на берегу реки Глубокая Падь, останавливаемся, ночуем. Сразу оказываемся в тайге, наваливается мошка. Женька заряжает “Сайгу”, кладет ее в палатку. За день в итоге пройдено около 7 км. Наши координаты: широта – 53° 38.687', долгота – 107° 33.528'.

IMG_0666  

23.07.2013, вторник.

Лесная дорога и правда не ахти, довольно размолоченная, кое-где в колеях — жидкая грязь. Тележка идет тяжело, часто падает набок. Одну байдарку везет неплохо,  но есть еще и мешки, которые кладем сверху. Доходим до развилки. Женька оправляется на разведку направо, возвращается с плохими новостями. – Дорога – дрянь, идти будет очень тяжело.

- Я даже приуныл, - говорил он потом.

Я же тем временем сходил влево от развилки, и новости принес повеселее.

- У меня творческое предложение – пойти по левой дороге, т.к., во-первых, она гораздо лучше, а во-вторых, если верить карте, туда-то нам и надо!

– Все! – Предложение немедленно принято.

Эта дорога действительно оказалась хорошей. Пошли по ней шустро, несмотря на тяжесть рюкзаков.  Колея сразу же закончилась, под ногами довольно ровная поверхность, покрытая травой. Подъем очень пологий, почти незаметен. Дорога через некоторое время трансформировалась в тропу. Пересекли Глубокую Падь. За ней тропа потихоньку стала теряться. За день прошли 2.2 км.

 
IMG_0690  

24.07.2013, среда.

Продолжаем волок. Сегодня часть вещей к вечеру забросили дальше, чем наша стоянка, и оставили на ночь в тайге, среди елок. Беспокоимся, не тронул бы кто, ибо там – основная часть продуктов. Женька же, вернувшись, сказал:

- Кажется, кто-то убежал от меня!

- М-да, похоже, встретились все-таки! – Дальнейших вопросов не было. Ощупываю фальшфейер в кармане.

Хотели было остановиться на неплохой поляне, но место мне не понравилось – до реки добраться трудновато – бурелом, а я плохо хожу, с мытьем посуды будет тяжело. - Пошел вперед на разведку вдоль реки, подальше, метрах в пятидесяти, нашел место, где можно поставить палатку – маленький пятачок у самой воды, но ничего, втиснуться можно.

Как же долго мы шли с рюкзаками до этого места! - Женька утверждает, что добрались за час. Я на опыте узнал, что значит – падать от усталости – зацепляясь ногой за сучки, сваливался с рюкзаком на плечах раза три. Женька был немногим лучше. Но вот, наконец, короткая, заросшая баданом тропинка. - Все! - Мы на месте.

25.07.2013, четверг.

С утра – дождь. Встаю, натягиваю поверх палатки тент. Вода набирается, тент провисает. Приходится ее сливать.

Рядом, в нескольких метрах, шумит река. Обрывистый берег высотой метра полтора весь зарос черной смородиной. Ягоды еще не созрели, жую их какие есть. Сегодня получилась полудневка: дождались окончания дождя, отправились поздно.

Женька, занимаясь костром, накануне совсем размолотил топор о камни. - Думаешь, что бьешь по лежащему дереву, а на самом деле — по трухляшке и по скале под ней. Рубить им что-либо теперь не получается.

 
IMG_0705   

Идем дальше.

Тропы нет. Пробуем с вещами идти без тропы - нет, практически встали. Бурелом, какие-то ямы с упавшими стволами на дне, подъемы, спуски, поваленные деревья, протискивания, подныривания, обходы, сучья в лицо... - Не парк, одним словом. Перемещаемся поперек распадка, ищем, ищем тропу.

Тележка давно уже превратилась из помощника в зверскую обузу – цепляется колесами за все, за что только можно зацепиться. Снимаю с нее колеса, упаковываю их в мешок “Невы”. Кажется, байдарка
после этого весит уже под 50 кг, но, несмотря ни на что, носить ее довольно удобно. Поясной ее ремень затягиваю туго. - К счастью, органы дыхания расположены повыше.

Я теперь постоянно хожу с палкой - так гораздо легче, нога меньше подводит, почти не  падаешь. - Но одна рука все время занята.

Наконец, Женька сообщает по рации:

- Нашлась тропа!

Как говорил один путешественник-одиночка, и это вынесено в эпиграф:

- Нашел тропу - держи зубами! - Что мы и делаем теперь.

Ну что ж, не парк, но идти уже можно.

 

Мы в глубоком распадке. Вечер. Наши координаты: широта – 53° 39.451', долгота – 107° 31.081'. От точки, где мы накануне оставляли вещи, мы прошли дальше по тайге 640 м.

По прямой сегодня преодолели 1.18 км.

 

26.07.2013, пятница.

Сегодня Женька попробовал устроить 3-разовое питание. - Он надеялся таким способом ускорить наше продвижение, а заодно и поесть супчика. Днем на тропе разжег костер, и мы сварили борщ. Съев его, пошли дальше. Нет, ускориться не получилось. - Что ж, передохнули, по крайней мере.

Тропа часто пересекает речку, которая петляет, гуляет туда-сюда по распадку. Часто переходим ее вброд. Это не соответствует карте, по которой Глубокая Падь должна чинно протекать справа, мы же столь же чинно должны следовать слева от нее.

Река совсем мелкая. Переходя ее, главное — быть осторожным, не поскользнуться на мокрых камнях и не свалиться, имея за плечами тяжелый рюкзак. Впрочем, разочек мне все-таки довелось приводниться у бережка вместе с байдаркой. После такого падения носом в воду важно побыстрее вскочить на ноги, но это упражнение с «Невой» на плечах выполнить непросто.

Усталость все-таки дает себя знать. Вечер. Продвигаемся ходками вперед по тайге. Тропа где-то тут, под ногами, или поблизости.  Кажется, что мы уже забыли, куда идем. Помним только, что нам надо вперед, по распадку.

Женька вдруг спрашивает по рации:

- Пап, ты куда идешь?

- Как куда, в сторону Байкала, конечно, -  за вещами!

- Возвращайся, иди обратно, я уже все принес!

Оказывается, я не заметил его и прошел мимо метрах в пятнадцати!

За день прошли 1.44 км.

Наши координаты: широта – 53° 40.106', долгота – 107° 30.531'.

27.07.2013, суббота.

Наши координаты: широта – 53° 41.044', долгота – 107° 29.346'.

За день прошли 2.25 км.

Сегодня встретились в тайге с охотником. - Это была неожиданное и радостное событие! - Вот как это происходило.

Подходим с вещами к очередной переправе через Глубокую Падь. - Вдруг через речку на нас выбегают две собаки.

- Ну вот, - говорю, - хорошо, - сейчас и хозяин появится!

И точно! - Сразу же вслед за ними выходит охотник с карабином наперевес. - Здороваемся, представляемся. Он удивляется: встреча с людьми в тайге – редкость.

- А я-то думал – медведь! - Что-то собаки насторожились, иду в напряжении, - вот так (показывает, держа карабин наизготовку).

На голове у охотника – белая капитанская фуражка, за спиной – маленький, видавший виды рюкзачок. Но оружие - что надо – нарезной карабин “Тигр” с деревянным лакированным прикладом.

Выяснилось, что в окрестностях бегает медведь. Мишка попался в капкан, но оторвал его и убежал.

- Во-он туда побежал!- Охотник показал нам на горный склон слева от нас. - М-да! - Похоже, Женька накануне его и спугнул. Ведь приходила мне в голову мысль о том, что ущелье наше уже очень узкое, всего метров пятьдесят, а еще и река - если встретится медведь – нам трудно будет с ним разойтись.

Мы расспросили его о Чанчуре. Он рассказал, как дальше идти.

- Идите до поворота, там будет подъем. - Там еще банка висит, я из нее попил! Подниметесь, перейдете через перевал и сегодня будете на Чанчуре! - К вечеру дойдете!

- А на Чанчур что ж идете, там воды мало. - Шли бы по Байкалу! - До Березового (кажется, он упомянул Березовый, жаль – карты не было под руками) дойдете, а там уж поплывете! – А там и до поселка Чанчур – рукой подать!

Ну, словом, хорошо поговорили. Обменялись новостями, сведениями о Байкало-Ленском заповеднике, об окрестных речках. Распрощались.

Впоследствии мы часто вспоминали его и то, что он сообщил нам, называя его так: “наш друг охотник”.

Да, все правильно, дошли до поворота. - Налево от нашей реки и нашего ущелья уходил распадок с крутым подъемом, по нему стекал ручей. Идем по правой стороне ущелья, вскоре переходим на левую. Ущелье углубляется, борта его крутые, идти нелегко. Идем все время по тропе, и, хотя постоянно попадаются деревья, лежащие поперек, сучья, по тропе идти можно, в отличие от таежного бездорожья. Идем ходками. Я иду медленно, плохо. - Женька за меня делает дополнительные ходки, т.е. вместо двух по крайней мере три, а то и больше. При этом, памятуя о медведе, он не расстается с заряженной “Сайгой”, постоянно висящей у него на шее.

 
IMG_0793  
 

Видя, как Женька несет мешок с продуктами, я удивляюсь, что он с ним как-то справляется. Но когда мне приходится тащить его самому, наконец, осознаю, что этот предмет тяжел и крайне неудобен  для переноски. Привязываю к нему веревкой лямки из стропы, так что, худо-бедно, получается какой-никакой рюкзак.

Делаем фотографии распадка, которым мы идем, при этом я громко сожалею, что нет у нас широкоугольного объектива, чтобы во всей возможной полноте запечатлеть потрясающую красоту
этого ущелья. Глубоко внизу – вода, добраться до нее очень нелегко, но вскоре исчезает и она. Вместо нее – река из камней, красота, но очень суровая, дикая, напоминающая горную часть долины реки Сарма.
 
 

К вечеру, действительно, приходим на вершину перевала. Как ни странно, наверху – заболоченная местность. Много ягеля, - он очень красив, много глубокого мха.

До Чанчура, если верить навигатору, 1.7 км. - Да, прав был наш друг охотник, мы могли сегодня дойти до реки, если бы не моя больная нога и если бы не были так увесисты наши рюкзаки.

Ставлю палатку слева от тропы на глубоком мху. Под ногами сыровато, хоть вода и не выступает. Женька берет с собой герму и уходит за водой к Чанчуру. - Нам нужно будет поужинать сегодня и позавтракать завтра, а там мы уже будем на реке.

Эту стоянку назвали “стоянка на мху”.

 
 

 Когда мы еще подходили к ней, на вершине перевала слева от себя слышали, как в тайге кричит какое-то существо. Это было похоже на птицу, но, по-видимому, не птица, судя по скорости перемещения источника звука. Ну, кричал-то явно не медведь, но он был где-то в той же стороне. Мишка напуганный, страдающий от боли, с капканом на ноге. Думаю, что это было какое-то небольшое копытное животное, помет которого мы видели на тропе.

Закончил возиться с палаткой, отправился вперед к Чанчуру посмотреть дорогу. Да, наблюдается уже явный спуск, тропа иногда петляет, часто приходится перелезать или обходить поваленные деревья, но ничего, идти можно.

До реки не дохожу, возвращаюсь к лагерю, ковыляю. Возвращается и Женька, обгоняет меня. Кроме воды, он приносит хорошую новость: в реке воды достаточно, чтобы по ней можно было плыть. - Все! - завтра кончается тяжелая пешка, кончается самый трудный, как я полагал, этап нашего путешествия.

За день прошли 2.25 км.

Костер разводим на самой тропе, при этом приходится за ним внимательно следить: несмотря на болотную сырость, огонь легко распространяется сверху по мху.

На Чанчуре

28.07.2013, воскресенье, утро, 09:09.

Позавтракали, собрали вещички, пошли. Чем дальше идем, тем заметнее, что тропа пошла на спуск. Идти стало гораздо веселее, топаем все быстрее. И это несмотря на то, что по-прежнему тропа не парковая, а таежная, т.е. захламлена поваленными деревьями, сучьями. Наконец выходим из тайги в долину реки. Все! - Мы на Чанчуре! - Закончен самый тяжелый этап нашего путешествия – мучительный волок! - Долгожданная река перед нами! - Дальше поплывем! - Наивные...

Речка на вид хорошая, вполне можно плыть. - Плыть, легко и быстро, а не тащить на себе рюкзаки весом 40 и 50 кг!

 

Видим противоположный берег реки - горы, поросшие тайгой.

Женька разжигает костер, варит праздничный борщ из пакетиков.

Вдоль реки проходит тракторная дорога. - Когда-то здесь в последний раз проходил трактор — неизвестно!

Забираюсь на нее, собираю байдарку. - Теперь именно ей предстоит быть  средством перемещения нас и наших грузов в пространстве, разберу же я ее теперь в самом конце похода.  - Красота! - Наконец-то! Как все-таки хорошо плыть!

 Собираются тучки, начинается небольшой дождь. Не сразу соображаем, что следует достать плащи. Спохватываемся тогда, когда уже успеваем основательно вымокнуть.

Переупаковываем вещи, грузимся. Плывем.

Проходим несколько первых препятствий.

 

Стоянку находим поздновато, примерно в 22:30, на левом берегу. Решаем встать. На карте показано болото. Болото и есть, но есть и отвалы грунта, оставленные, видимо, геологами много лет назад.

Я прилично подзамерз, выволакиваю из байдарки вещи, волоку ногу. Берег открытый, деревья где-то вдали. Женька удаляется за дровами и вскоре откуда-то приносит какие-то палки.

Палатку ставим на ровной грунтовой площадке. Ужинаем, греемся.

Эту нашу первую стоянку на Чанчуре мы так и называем: “стоянка на грунте”.

29.07.2013, понедельник.

Утром солнышко, сушимся.

Готовим гречку с сублиматами.

Наши координаты: широта – 53° 41.750', долгота – 107° 28.302'.

 Сегодня – день подвига, но мы, счастью, еще об этом не знаем.
На карте-километровке, по которой мы плывем, место обозначено как болотистое. Ну, болото так болото, что мы – болот не видели? - Оказывается – да, не видели! - И лучше бы вообще их не видели!

Долина реки становится шире, горы расступаются. Слева и справа от себя видим много высохших лиственниц с паклей лишайника на ветвях. Проходим несколько несложных препятствий, прежде чем начинаем понимать, куда мы влетели. - Русло реки разбежалось и образовало сеть узких, быстрых, к счастью, неглубоких, резко петляющих проток, где нашей байдарке-тройке просто не развернуться. Дно илистое, вместо берегов – зыбкие кочки, поросшие травой, несущие на себе деревца, иногда – деревья побольше (и посуше). Пытаемся выбраться в протоку пошире, и скоро понимаем, что без разведки не обойтись. Женька отправляется вперед, по сведениям, которые он добывает, продвигаемся дальше. Байдарку уже не удается проводить и приходится перетаскивать ее поверх кочек, а следовательно, предварительно разгружать. В связи с моей болезнью все дела, связанные с разгрузкой-погрузкой вещей, падают почти целиком на Женьку. Он показывает чудеса стойкости и героизма, перетаскивая тяжелые рюкзаки по кочкам, уходящим из-под ног, зачастую падая с ними в воду, выбираясь, возвращаясь за ними, оставленными на островках, когда нам удавалось протащить байдарку вперед. Чем дальше мы шли, тем неприятнее рисовалась мне перспектива окончания сегодняшнего плавания. - Завязнуть в таком месте на ночь – вот гадость то! - В воде по пояс, не емши, не спамши... - Придется бросать байдарку здесь же и, прихватив палатку и часть вещей и продуктов, пробиваться к тайге на ночлег. К счастью, этого не потребовалось: мы выскочили, наконец, в нормальное русло.

 

 

30.07.2013, вторник.

Наши координаты: широта – 53° 41.913', долгота – 107° 25.837'.

Стоим на косе перед поваленным деревом, загораживающим проход. За ним в прозрачной воде – яма, в которой плавают небольшие ленки.

За сегодняшний день прошли два крупных залома, несколько перекатов и заломов поменьше. На стоянку встали пораньше, примерно в 19:00 по местному времени на косе перед очередным заломом и решили немного передохнуть.

IMG_0942  
  
31.07.2013, среда.

Наши координаты: широта – 53° 41.649', долгота – 107° 24.806'. Встали на очередной косе.

Отсутствие более подробных записей в дневнике, касающихся этого дня, свидетельствует о накапливающейся усталости.  Фотографии же напоминают, что день этот был вполне героический. - Преодолевали заломы, шиверы, крутые повороты. Байдарку ведем уже за два конца — носовой и кормовой, и это удобно. По крупным камням идти очень скользко. Иду сзади, Женька — впереди. Чтобы не свалиться в воду, то и дело хватаюсь за корму байдарки.

01.08.2013, четверг.

Наши координаты: широта – 53° 41.269', долгота – 107° 22.269'.

По Чанчуру осталось проплыть примерно 35 км.

Сегодня к нашему лагерю выходил мишка.

Пребываю на косе. - Вдруг слышу взволнованное Женькино восклицание:

- Медведь, медведь!

Смотрю и вижу, что на противоположном берегу реки появляется из тайги большой темный мишка и с любопытством смотрит на нас. Женька начинает судорожно ощупывать пространство вокруг себя (впоследствии оказалось, что он искал “Сайгу”, которая была у меня где-то под ногами), медведь плавно разворачивается через правое плечо и грациозно убегает в тайгу. Жаль только, что не успели его сфотографировать.

Ветер был на нас, так что понятно, почему он нас не учуял.

IMG_1020  

 

02.08.2013, пятница.

Наши координаты: широта – 53° 40.744', долгота – 107° 20.583'.

Встали на дневку, по Женькиному требованию. Я не стал возражать, хотя, если бы не он, поплелся бы дальше.

Накануне, уходя с места предыдущей стоянки, мы нарушили неписаное походное правило: проверять, не забыто ли что-либо на берегу. - Вот и напрасно! - Оставили Женькины кроссовки. - Это неприятно, теперь ему придется ходить в тапочках. - Нет, это следствие крайней усталости, ведь, по сути, мы до сих пор шли без отдыха.

Что ж, наступило время передохнуть и успокоиться, уточнить наши планы в сложившихся обстоятельствах, проверить, сколько осталось продуктов.

03.08.2013, суббота.
Наши координаты: широта – 53° 40.979', долгота – 107° 17.871'.
Сегодня был день подвига, к сожалению.

Байдарка утонула, угодила под залом. - Пришлось разобраться с ним посредством нашей ручной пилы.

 

Распилил какое-то бревно, - “Нева” выскочила с другой стороны на чистую воду.

Выловили вещи, выкинули их на берег, вычерпали канами воду из байдарки.

С пилой мне пришлось возиться в холодной воде, - замерз как цуцик. – Женька развел костер на скальных плитах на левом берегу – отогрелись, просушились.

Эпизод произошел по моей вине. - Я видел, что следует срочно причаливать к левому берегу, но промедлил, проявил нерешительность, - вот мы и влетели в залом.

Часть вещей уплыло, в том числе и мои кроссовки. - Теперь и мне пришлось ходить по берегу в тапочках!

 

04.08.2013, воскресенье.

Сегодня 7-й день плавания по Чанчуру и 8-й день на реке (была 1 дневка).

Кадры, сделанные в этот день, были неожиданными для нас.

Представьте, впереди – прямой плесик, за ним – правый поворот на фоне живописной горы, покрытой тайгой. Дно каменистое, мелко.

- Какой красивый вид впереди,  можно и пофотографировать! – говорю я. – Надо еще и попросить получше, чтобы Евгений Николаевич милостиво согласились. – Женька, не говоря ни слова, достает фотоаппарат и начинает действовать – вид ему тоже понравился. Внезапно с левого берега из тайги в воду выпрыгивает большой олень и скачет от нас вперед по реке, попадая, естественно, в кадр.

Наконец-то он все-таки соображает, что надо бы и в лес, и удаляется на правый берег. Судя по сделанным фотографиям, он просто собирался перебраться на другую сторону и совсем не ожидал нашего появления.

 
IMG_1158  
Вечером встали на узкой косе на левом берегу.

Наши координаты: широта – 53° 42.624', долгота – 107° 13.078'.

05.08.2013, понедельник.

Наши координаты: широта – 53° 45.163', долгота – 107° 8.421'.

За день прошли 7.85 км! - Это, я скажу вам, результат! – Прав был наш друг охотник, говоря, что после Березового мы поплывем! – Ручей Березовый мы прошли сегодня по левому борту.

Кажется, именно в этот день байдарку чуть не затопило, но удалось этому решительно воспротивиться. - Залетели под правый берег, быстрина, прижим, воды уже четверть байдарки, но ценой зажатого весла удается остановить процесс. Я кричу Женьке:

- Плаваем, плаваем!

Выскочив из байдарки,  Женька выдирает мое весло из западни. - Все,  вырвались!

Впоследствии он спрашивал меня, что это я такое сделал тогда для спасения от потопления.

- Не помню, - отвечал я. - Не соображу!

В этот день Женька намочил фотоаппарат, уронил его в воду, и он вышел из строя. Промок, запотел, выздоровел только в Москве. Пришлось нам снимать на камеры сотовых телефонов, причем  кадры получились, на мой взгляд, довольно неплохие.

06.08.2013, вторник.

Подсчитали наличные денежки, намотали сведения на ус. - К сожалению, других записей, относящихся к 06.08.2013,  в дневнике сделано не было.

Но, кажется, именно в этот день был совершен очередной подвиг.

Во время проводки байдарки на крутом повороте вблизи залома сильная струя вырывает ее из моих рук и прижимает бортом к лежащему поперек реки дереву. "Неву" наклоняет и на наших глазах начинает топить, вода заливается вовнутрь. Попытки воспрепятствовать процессу безуспешны, байдарка уже слишком тяжела. Наше судно тонет и застревает под заломом.

Меня прижимает бортом к стволу дерева, нос «Невы» оказывается на левом берегу, байдарка ощутимо изгибается. Из нее выплывают надувшиеся гермы с «Сайгой» и картой, привязанные к шпангоуту. К счастью, неглубоко, воды примерно по пояс.

 Женька уже успел вытащить рюкзаки и поставить их на залом.

Я довольно легко освобождаюсь, наступаю внутрь лежащего на дне судна, достаю из чехла пилу. Дальше все штатно или почти штатно, - угадываю палку, на которой  все держится, распиливаю ее. - Байдарка внезапно освобождается и проскакивает под бревнами на чистую воду. Чуть не ныряю за ней, успеваю повиснуть на бревнах залома.

Дальше все так, как уже было. Выкидываем вещи на берег, достаем каны, вычерпываем воду, выволакиваем байдарку, выливаем содержимое. Замерз, как не знаю кто! - Женька разводит костер, плетусь к какой-то поваленной елке, отпиливаю от нее сухие ветки. - Греемся, сушимся. Немного приходим в себя. Грузимся, едем дальше.

07.08.2013, среда.

Переночевали на косе.

Наши координаты: широта – 53° 46.339', долгота – 107° 6.555'.

 

Утром, к завтраку, выходил медведь и сразу убежал так быстро, что мне не удалось его увидеть. Женька закричал ему:

- Стой, стой, стой!

- Ты чего ему кричал? - говорю уже потом, - надо было кричать:

- Медведь, уходи!

- А я кричал, чтобы он не шел сюда!

На этой стоянке медведи все время были рядом, где-то за деревьями. Что их привлекало, то ли любопытство, то ли голод — неизвестно.

Вечером встали на косе на левом берегу. Прошли, было, дальше, и за поворотом воткнулись в грандиозный заломище, совершенно невероятной длины и мощи. Женька пошел по нему, чтобы определить, можно ли протащить байдарку по бревнам. Я подождал некоторое время,  потом высадился и полез на высокий правый берег, чтобы пройти и  посмотреть, есть ли  возможность обноса по тайге. Топаю по склону, заросшему хвойными деревьями, по мху обхожу муравейники. Под ногами — подобие тропы. Слева внизу сквозь деревья вижу бесконечные нагромождения стволов, между которыми попадается открытая вода. Склон довольно крутой, если идти с вещами, то где-то повыше. Есть ли там тропа? – Явного бурелома вроде не видно.

 

Навстречу тайгой идет Женька — по залому пройти невозможно. - Говорю ему, что можно пройти по берегу и протащить байдарку и вещи. Он вспоминал потом, что очень обрадовался этому известию.

Возвращаемся к байдарке, садимся, разворачиваемся. - Идем обратно, к осмотренной уже косе, встаем на стоянку. Вечер, как всегда, 19:00 или около того. Совершение подвига переносится на завтра.

08.08.2013, четверг.

Запись, сделанная в дневнике, помечена временем: 23:21:

- Главный результат дня – мы в Лене!

Да, это был день подвига.

Встали на Лене на косе на правом берегу вскоре после места впадения Чанчура.

В течение дня преодолели грандиозный заломище на Чанчуре, обойдя его тайгой по правому берегу.

После завтрака, перед этим обносом, Женька заявил:

- Так, я даю на преодоление этого залома время до 15:00, и не больше. В 15:00 мы должны быть на воде!

Следует только добавить, что на воде мы были в 15:15.

 

Залезли наверх, по тайге протащили вещи. Женька разведал место крутого спуска  к воде. - Реки сверху сквозь тайгу уже не было видно, она ушла в сторону. Дело осложнялось еще и тем, что русло под заломом разбежалось на несколько проток.

 

Затащили наверх пустую байдарку. Дальше происходило следующее: Женька быстро протаскивал “Неву” между деревьев, я плелся сзади, почти не успевая помочь. Далее мы спустили байдарку и вещи со склона, прорубились-пропилились сквозь лиственные джунгли, преодолели, так сказать, складки местности, вскарабкавшись на двухметровую стенку обрыва и, выйдя из леса, оказались у одной из проток на маленькой косе, где загрузились и продолжили плавание.

2013-08-08-098

Было множество мелких заломов, упавших деревьев. Мы проводили байдарку, но река стала глубже, сильнее, опаснее. Вода – холодная. Нас накрывает густым пологом лиственного леса, картина становится совсем безрадостной. Придерживая “Неву” за корму, очередной раз падаю в воду. – М-да, совсем не жарко! Поселок Чанчур совсем близко, но где он? Туда и не пролезешь! Лена совсем близко, да где ж она?

Много, много небольших препятствий.

- Залом — детский! -  не устает раз за разом повторять Евгений Николаевич.

Мы перескакиваем через них, уже не разгружая байдарку, только поддерживаем ее тяжеленную   корму, чтобы не сломать каркас. Перескакивать приходится все чаще.

2013-08-08-099
  
И вот, наконец, джунгли отступают,  небо раскрывается над нами. Мы утыкаемся в берег носом, Женька, руководствуясь указаниями навигатора, заявляет, что нужно плыть налево - назад. В этом направлении – небольшой залом, но глубоко. Как-то пролезаем по бревнам, у берега, слева, протаскиваем байдарку. - И оказываемся в начале прямого спокойного плеса. Поворачиваем за угол - снова плес. Река здесь уже собралась воедино и приобрела нормальную ширину. Проходим брошенный подвесной мост со свисающими половинками проржавевших железных пластин - остатками настила.

Как говорится:

-        Теплее, еще теплее, совсем тепло...

Очередной поворот, глядь – слева поселок! - Чанчур, неужели? - Да, это он. На берегу – новые избушки. У берега стоят моторки, они же лежат и на берегу. Там же и моторы к ним. Народу – никого.

Плывем мимо, мелко. Женька вылезает из байдарки, осматривает поставленную сеть — сидят два небольших ленка. - Ну и ладно, вы сидите, а мы едем дальше. Вдруг в конце плеса, в просвете между деревьями на правом и левом берегу видим... другой берег!

- Лена!!! - Неужели это Лена?!! - восклицаем одновременно, я мысленно, а  Женька вслух.

Да, это Лена! Лена, Леночка! - Впечатление было потрясающее. -  Широкая, просторная, чистая, светлая красавица-река, такая, какой мы запомнили ее еще в 2010 году!