Валдай. Древний рубеж

Идет загрузка карты ...
Рассказ о походе в районе Валдайской возвышенности (Тверская и Новгородская области) по маршруту Москва – г. Осташков – с. Рвеницы – Игнач-крест – р. Щеберёха – с. Молвотицы – г. Демянск – ст. Лычково – Москва 11-14.04.08
 

Валдай

Валдай. Древний рубеж

Рассказ о походе по Валдайской возвышенности (Тверская и Новгородская области) по маршруту Москва – г. Осташков – с. РвеницыИгнач-крест – р. Щёберёха – с. Молвотицы – г. Демянск – ст. Лычково – Москва 11-14.04.08

 

"Сколько раздоров и смут
В
едала Родина-мать,
Как нас хотели согнуть,
Как нас пытались ломать.

Сколько шакалов да псов
Скалятся с разных сторон
На золото наших хлебов,
На золото наших икон."

(гр. "Алиса", "Инок, воин и шут", 2003)

 

"Ипоиде (хан Батый) к Великому Новуграду, и за 100 вёрст не доходя возвратился, нападе на него страх инии глаголют, яко Михаила Архангела виде со оружием путь ему возбраняющее.

- Дальше этого места на продвинулось нашествие Золотой Орды

- Здесь русские воины били литовцев и шведов

- Здесь проходил рубеж обороны Родины в годы Великой Отечественной войны" – гласит надпись на памятной табличке у Игнач-Креста – памятника непокорённого русского духа – стоящего на впадении речки Циновли в Щеберёху. Мы стоим там же, где примерно 680 лет назад в раздумьях стоял великий полководец Батый, завоевавший к тому времени большую часть Руси. Неизвестно точно, что было причиной: "мятежная Русь" в тылу, весенняя распутица, явление небесных заступников – но не пошли тумены монгольские на Новгород. Туго тут пришлось шведам с литовцами, и немецко-фашистские войска понесли тяжёлые потери в этих краях лесов и рек, населённых древними духами-стражами. Откуда бы ни шли враги – здесь, в районе Щеберёхи, встречали они непреодолимые или преодолимые с трудом преграды.

            Кроме того, Щеберёха является одной из интереснейших сплавных рек Валдайской возвышенности. Именно сочетание её исторической и спортивной составляющих некоторое время назад пробудило во мне сильнейшее желание посетить и пройти Щеберёху. За день до похода мне исполнилось 20 лет – очень символично и приятно начинать свой путь на третий десяток от древнего рубежа обороны Руси, от места сосредоточения неповторимого, могучего русского духа.

            Наша группа состоит из шести человек. Адмирал Дмитрий, Маша, Дима и я идём на каяках, Лёша и Оля – на катамаране-двойке. Мы приехали поездом в Осташков около восьми утра, после чего заказанная заранее "Газель" довезла нс до посёлка Рвеницы. Дорога от Осташкова до Рвениц протяженностью около 60-ти километров заняла полтора часа. Первое время она пролегала по асфальту, местами разбитому, вторая её часть – грунтовка хорошего качества, на которой нам периодически встречались разные машины, в том числе легковые. Качество дороги позволяет осуществить заброску на реку своими силами. Уровень воды местных речушек и ещё не сошедшие куски снегового покрытия в лесах, которые мы лицезрели из окна "Газели", внушали надежду на то, что мы попадём на Щеберёху в "нужное" время, то есть в пик паводка.

            Если быть абсолютно точным, то автомобильная часть заброски окончилась не непосредственно в Рвеницах, а рядом – на берегу притока Щеберёхи под названием Чаенка. Теоретически сплав начать можно и отсюда, но это своего рода игра, так как Чаенка очень узка и сильно завалена. Дима, уже бывавший на Щеберёхе, подтвердил, что это действительно развлечение весьма и весьма, мягко скажем, "своеобразное". Второй вариант – дойти до впадения Чаенки в Щеберёху и начать сплав оттуда. Мы же решили зайти к Игнач-кресту и провести стапель возле него. Преимущества этого варианта очевидны: посещение замечательного места и возможность размяться на участке Щеберёхи от впадения Циновли до впадения Чаенки, где нет особенных опасностей, и река течёт довольно спокойно. Однако, для этого надо пройти небольшую (около 5 км) пешку. Стоит отметить, что пешая часть похода, хоть и такая короткая, в нашей группе считается отдельным этапом, имеющим собственную ценность, а не просто способом заброски на воду. Идти к Игнач-кресту надо по дороге, проходящей через участки поля и леса. Дорога эта раскатана, но проехать по ней на машинах, проходимость которых как у "Газели" или ниже, невозможно – нужно что-то помощнее. Погода благоприятствовала нам: температура воздуха около 10 0С, сильного ветра нет правда небо затянуто и Солнце не радует своими тёплыми лучами.

            Пешка заняла около часа времени, и в районе 10:30 мы расположились на оборудованной большим столом, лавками и кострищем поляне на левом берегу Щеберёхи. Первым делом пошли к стрелке Щеберёхи и Циновли, которая расположена метрах в двухстах от нашей поляны. Памятник установлен как раз внутри угла, образованного реками, но, к нашему счастью, через Щеберёху, которая в месте стрелки заметно меньше Циновли, есть деревянный мостик.

 

            И вот мы стоим у символа стойкости и веры – Игнач-креста. Сплав, обещающий быть интересным, ещё не начался, но, я уверен, уже предопределены все его события. Этого не видно нам, смертным людям, но где-то всё уже известно, и картина будущего уже написана, уж, по крайней мере, на два ближайших дня. А наша доля – творить свою предначертанную судьбу. Так что дальнейшие события разворачиваются и своевременно сменяют друг друга, подчиняясь некому Закону и нашей воле…

"…Плетёт судьбу веретено
З
а чертою кулис.
Когда-нибудь замедлить бег
И
, уже не спеша,
Увидеть, как берет разбег
Душа…"

(гр. "Алиса", "Веретено", 2001)

_____________________________________________________________________________

            До двух часов дня длится стапель, прерванный горячим завтраком. Начинается сплав. На первом участке течение Щеберёхи небыстрое, струйные препятствия отсутствуют, зато довольно много заломов и расчёсок. Правда, особых трудностей маневрирование между ними не представляет. Этот отрезок реки очень хорош для раскатки и разогрева, привыкания к судну и характеру реки. Мне это особенно актуально, так  как это мой первый поход в сезоне и первый серьёзный поход на каяке.

            Вскоре после впадения Чаенки река разгоняется, и начинаются шиверы. При этом русло становится шире, так что свисающие деревья и кусты по берегам почти не мешают наслаждаться белой водой. Мощность и концентрация шивер постепенно возрастает, участков спокойной воды соответственно становится всё меньше. Мы приближаемся к основному каскаду на Щеберёхе. Ориентиром начала этого каскада служит мост Кирилково-Мамоновщина.

            Несколькими сотнями метров ниже моста встаём на левом берегу на перекус. Время и место его рассчитаны исходя из тактических соображений: проходить наиболее сложный участок хорошо после еды и небольшого отдыха на берегу. Определяем порядок следования по каскаду: каяки впереди со взаимостраховкой, а замыкает кат, являющийся наиболее устойчивым судном в  группе, на котором к тому же находится ремнабор.

            Стартуя после обеда, я открыл счёт килям. Срабатывают катамаранные привычки, в частности откренка корпусом, а не бёдрами. При выходе на струю у меня сначала закусывает правый борт, на котором я балансирую несколько секунд и в итоге предотвращаю киль через него, но делаю это столь резко, что тут ложусь через левый. Моментально хватаю каяк за обвязку и двигаюсь к берегу – к моей удаче очень быстро нащупываю ногами дно и вылезаю с каяком на землю. Решительности этим действиям добавляет сильный навал на бревно метрах в двадцати ниже, влетать в который, честно говоря, не хочется. Но всё в порядке – я на берегу,  даже не дав времени кату отчалить для моего спасения.

            Стартуя второй раз, веду себя уже аккуратнее и благополучно вхожу в шиверу. Быстро догоняю остальных. Начинаем прохождение каскада. Надводных камней в нём нет, зато довольно много обливников и валов, накрывающих каякера с головой (всё-таки и вправду в пик паводка попали). Обойти такие валы можно не всегда – мешают расчёски, перекрывающие области более спокойной воды. Я стараюсь идти подальше от деревянных препятствий и держусь в основном главной струи, пробивая многочисленные валы.

            Каскад длится около 7 километров, при этом включает очень много участков, на которых почти невозможна чалка или безопасное вылезание на берег после переворота. В общем, шиверы Щеберёхи держат в постоянном напряжении и требуют непрерывного внимания и контроля всей окружающей обстановки.

            К концу каскада идётся уже довольно тяжело – сказываются большое количество воды, набранное через юбку, и растекающийся по телу холод. Как бы то ни было, господство белой воды на реке не вечно, и шиверы постепенно упрощаются. Когда на очередной передышке мне удаётся пробежаться по берегу, тем самым размяв ноги и согревшись, и вылить из каяка воду, заполнившую его на 2/3, жизнь начинает налаживаться.

            Далее река снова течёт спокойно. Самое время полюбоваться высокими холмами по берегам, полянами с жёлтым первоцветом, пением на все лады лесных птиц. Иногда над нами пролетают стайки уток, и то тут, то там напоминают о себе любимые всеми водниками зверюшки – бобры.

            Вот мы проходим очередное препятствие – многолетний завал. Прохождение требует нетривиальных манёвров, при проведении которых Лёша успел непреднамеренно искупаться, сталкивая кат с одного из деревьев завала.

            Пройдя ещё немного после завала, встаём на стоянку на левом берегу в очень хорошем месте, где благополучно и ночуем.

 

Спокойная ночь, трели-арии Валдайских лесов, голубая и ясная, не стесняющаяся своей первозданной наготы, Луна среди крон деревьев -  мы приняты здесь как друзья.

 

Поднимаемся в шесть утра, когда вокруг ещё разлиты тёмные утренние сумерки, и начинаем собираться. Во время сборов Маша замечает на противоположном берегу лосиху, которая своим появлением подтверждает рассказы Димы о том, что в здешних лесах водится много диких животных. Но главным наблюдением утра становится падение уровня воды на 10-20 см, что ещё сыграет определённую роль в нашем сплаве.

После выхода проходим участок несложных шивер, без особых приключений, которые, правда, ещё поджидают нас впереди. Снова основные препятствия – это деревья, но теперь их уже значительно больше, чем в начале сплавного участка, да и течение заметно сильнее. Некоторые деревья лежат на уровне воды и их можно перепрыгнуть на каяке, хорошо разогнавшись для этого. Но самые коварные – это деревья, перегораживающие всё русло на высоте 30-50 см от воды.

Первое подобное дерево я прохожу, точно прицелившись в место самого большого зазора между водой и стволом, сложив при этом своё тело пополам в абсолютно нулевой угол. Я даже не задеваю о дерево, но расстояние между ним и задней поверхностью моего спасжилета было, вероятно, критично малым. Радуюсь этому факту, и замечаю, что по крутому правому берегу ходит Маша. Ей повезло меньше: она кильнулась об это дерево. Маша благополучно выбралась на берег, а её каяк ниже поймали Дмитрий и Дима. После этой внеплановой остановки продолжаем движение вперёд.

Деревьев меньше не становится. Вскоре встречается ещё более сложное место: массивная сосна перегораживает всю реку, проход под ней, в который каяк с каякером может как-то, с матерком, протиснуться, есть только у правого берега, где сосна лежит выше поверхности реки, правда непосредственно за этой дыркой лежит небольшое ветвистое деревце. Вижу, как туда юркнул Дмитрий, и решаю идти за ним. Резкий траверс струи к единственному проходу – я попадаю точно куда надо, но сажусь на то самое, раскинувшее свои загребущие лапы-ветки небольшое чёрное деревце, перекрывающее дальнейший путь, несколько секунд борюсь с ним и всё-таки побеждаю. Уже через 20 метров в русле лежит берёзка, которую надо перепрыгивать. Прицелившись туда, где буду её перескакивать, оглядываюсь назад: за мной плывёт, держа свой перевёрнутый каяк, Дима, а Маша подходит к опасному месту. Принимаю решение сначала перепрыгнуть берёзу, дабы самому вдруг внепланово не оказаться за бортом. После успешного прыжка оборачиваюсь ещё раз: Дима совсем рядом, а двадцатью метрами выше, в том самом месте, ложится Маша. Дима отказывается от помощи, благо ниже река спокойна и никаких опасностей нет, и предлагает лучше помочь Маше. Занимаю позицию для страховки за берёзой, но Маша сама выбирается на берег. А вот каяк её отпущенный застревает под берёзкой. Подоспевшему Дмитрию удаётся, зайдя по бедро в воду, вытащить его из этой ловушки. Тем временем Дима самостоятельно вылезает на сушу вместе с каяком.

Дожидаемся ката и идём дальше. Проходим под мостом в деревне Горки и собираемся все вместе, ибо впереди ещё один сложный каскад шивер, правда, более короткий, чем пройденный в субботу. После риторических вопросов адмирала, готовы ли мы к приключениям, начинаем прохождение каскада. Его препятствия по мощи не уступают вчерашним и так же заставляют постоянно маневрировать и быть полностью сконцентрированным. Но прохождение, не вызвав особых трудностей, осуществляется успешно.

            Ниже этого каскада заметно изменение характера берегов: вместо холмов, к которым мы уже успели за два дня привыкнуть, теперь это преимущественно луга. В русле ещё больше различных деревьев, кустов, образующих заломы и завалы с причудливыми линиями прохождения. Настроение хорошее. Пока иду один горланю песни, преимущественно "Алисы", тем более, что всё вокруг соответствует их тематике: светлая Русь, небо славян, призванный апрель, стужа с весенним лучом, пересуды деревень. Или, догоняя Машу, обсуждаем с ней перипетии сегодняшнего дня.

            Ещё не пробило полдень, как мы уже достигли конечной точки сплава – обширной поляны на левом берегу перед мостом в посёлке Молвотицы. Не торопясь, разбираем суда и готовим обед. Ветерок помогает в просушке снаряжения, а прерывистый мелкий дождик пытается его снова намочить.

            Около 14:00 уходит Дмитрий – он отправляется дальше, пройти ещё несколько речек Валдая. А вскоре и мы, собрав рюкзаки, отправляемся на автобусную остановку в Молвотицах. В Молвотицах, ставших для нас родными на долгие четыре часа. Дело в том, что все утренние автобусы уже уехали, а следующий – только в 18:15. Все попытки поймать какой-либо транспорт не оканчиваются успехом. Самое интересное, что одни и те же машины, среди которых так подходящие нам "Газели" и буханки, как бы издеваясь, проезжают мимо нас туда-обратно по нескольку раз. Но все водители упорно показывают странный жест: большим пальцем согнутой в локте руки в сторону. Интерпретируйте, как хотите – но есть смутное предположение, что это вежливая форма посылания на или в. Не помогает даже зажатая в голосующей руке сторублёвая бумажка.

Так Молвотицы становятся нашим домом на пол воскресенья. Нас видели уже практически все жители, некоторые даже по несколько раз. Да и Дима с Машей исследуют весь посёлок, говоря в каждом дворе с хозяевами, когда пытаются найти транспорт и водителя до Демянска.

Самое подлое, что может произойти, не происходит: вечерний автобус из Морево в Демянск, идущий через Молвотицы, не отменяют. Ну прекрасно! Когда мы загружаемся в автобус, начинается сильный дождь. Правильное время выбрала Природа для этого действа.

В семь вечера приезжаем в Демянск. Городок это небольшой и приятный – гуляем, фотографируемся. Очень много памятников, посвящённых героям и событиям Великой Отечественной Войны (видно, что здесь были очень тяжёлые бои). А уже в девять едем в автобусе на Лычково, куда придёт наш обратный поезд.

В Лычково коротаем полтора часа до поезда внутри здания местного вокзала. Там, кстати, имеется небольшая оранжерея, призванная скрасить путникам минуты и часы ожидания, да и в целом здание и его внутренняя отделка смотрятся весьма оригинально.

А в 23:15 приходит наш поезд № 010 "Псков-Москва", который в 6:25 14 апреля доставит нас в Москву. Мы отдаляемся от Щеберёхи, реки-рубежа, вобравшей в свой весенний поток силу Игнач-креста, путевого знака и символа стойкости, чтобы разнести и вдохнуть эту силу в окрестные земли и в людей, живущих на них…

 

            Нами пройдена замечательная речка, несущая бурные воды сквозь завалы и россыпи камней в сердце лесной Руси – Валдайской возвышенности, там где духи земли русской не пустили дальше кочевников-завоевателей Востока, где в жестоких боях увязли солдаты-захватчики Запада.

"Крутояр да лесная река

Помнят дым становых костровищ.

Как столбили одно на века,

Да гнушались подёнщины тыщ.

Знали сладкой полынь-лебеду,

Словно зори, перечели снам.

Вероломных учили по льду,

Да секли кочевых по полям."

(гр. "Алиса", "Родина", 2003)

 

Вокруг Щеберёхи сложилась чудесная экосистема. Красота мест, наличие диких животных и чистота от отходов человечества не могут не радовать. В связи с этим хочется дать напутствие всем, кто пойдёт на Щеберёху: относитесь бережно к реке и её окрестностям, не загрязняйте этот уголок Природы. И знайте, что возмездие в противном случае не заставит себя ждать – Природа отвечает соразмерно, местные духи не любят гостей-вредителей. А Щеберёха – река вовсе не простая, много опасностей подстерегает на ней неподготовленных туристов. Для успешного её прохождения требуется определённый уровень навыков, физической и психологической подготовки.

_____________________________________________________________________________

 

Приехав в Москву, мы разбежались по работам и учёбам. Во мне мешались разные чувства и мысли: ещё живы были свежие впечатления от похода, но и городская жизнь уже давила своими реалиями.

Вот Московское метро, вижу… закрываю глаза… Ставрополь… Северная Кондопога… Где, где он, Игнач-Крест, символ непреклонного русского духа? Затерян в лесах или потерян в вечности? Не удержаны наши исконные рубежи… которые так береглись наши предками. Не открытый бой, а тихая экспансия. Внутренняя ярость. Солнце прорезает тучи. Да возникнут новые символы, вобравшие в себя силу славных времён, да вернутся из дремучих лесов духи-хранители!

Снова играют в мыслях песни "Алисы". Особенно остро и по месту, как точное описание многих картин прошедшего похода и… и, что там мелочиться, жизни, увиденной под другим углом изменчивой призмы реальности, звучит "Стерх":

"Где разорвана связь между солнцем и птицей
рукой обезьяны,
Где рассыпаны звезды, земляника да кости
по полянам.
Где туманы, как ил, проповедуют мхам
откровения дна,
Где хула, как молитва,
там иду я.
Где деревья вплетаются в летопись слов
отголоском начала,
Где лесной часослов зашифрован
устами пожаров,
Где большая дорога, черная ночь
да лихие дела,
Где блестят за иконой ножи,
там иду я.
Где рассветы купаются в колодцах дворов
да в простуженных лужах,
Где в грязи обручилась с весенним дождем
стужа.
Где глоток, как награда за прожитый день,
ночью без сна,
Где пропиты кресты,
там иду я.
Где надежда на солнце таится
в дремучих напевах,
Где по молниям-спицам танцует
гроза-королева,
Где луна присосалась к душе,
словно пьявка-змея,
Где пускают по кругу любовь,
там иду я.
Где восток напоил молоком кобылиц
кочевника-ветра,
Где по дорогам в острог по этапу ползут
километры,
Где в грязи по колено да по горло в крови
остывает земля,
Где распятие под сапогом,
там иду я.
Где молчанье подобно топоту табуна,
а под копытами воля,
Где закат высекает позолоченный мост
между небом и болью,
Где пророки беспечны и легковерны,
как зеркала,
Где сортир почитают за храм,
там иду я.
Я поднимаю глаза, я смотрю на верх.
Моя песня - раненый стерх.
Я поднимаю глаза...
"

 

 

 

 

 

 

Сергей 'Сигурд' Пахтусов,

15-18.04.2008,

Москва


Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Тверская
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 2-3 наверное (половодная лесная река, потому оценка в "обычных" категориях проблематична)