Путешествие на Момский хребет

Идет загрузка карты ...
П.Хонуу - Кумах-Сысы - р.Тирехтях - р.Ыстаннах - р.Хайырдах - р.Хулурин - п. Хонуу
 

Начало маршрута Начало маршрута
Первый ужин Первый ужин
Мелкие ручьи вздулись из-за дождей Мелкие ручьи вздулись из-за дождей
На второй день повалил мокрый снег На второй день повалил мокрый снег
И валил всю ночь И валил всю ночь
И весь следующий день.  Ручей перед Ыстаннахом И весь следующий день. Ручей перед Ыстаннахом
Следы медведя, который технично смылся от нас... Следы медведя, который технично смылся от нас...
Сарай на Хайырдахе Сарай на Хайырдахе
Хаирдах Хаирдах
Хулурин Хулурин
Утром у первой хулуринской избушки Утром у первой хулуринской избушки
Лепота Лепота
Широкая марь Широкая марь
Хулурин Хулурин
Домик на Хулурине Домик на Хулурине
И совсем испортилась И совсем испортилась
Дрова с собой Дрова с собой
Ночевка под перевалом Ночевка под перевалом
Ужин Ужин
Попытка взять перевал закончилась провалом. Слишком много снега Попытка взять перевал закончилась провалом. Слишком много снега
Фотоаппарат взмэрззз Фотоаппарат взмэрззз
Путь назад Путь назад
Снежные бараны Снежные бараны
Барашки Барашки
И еще бараны И еще бараны
Черношапочный сурок Черношапочный сурок
Пищуха Пищуха
Непогода гонит нас из гор Непогода гонит нас из гор
Закат у ыстаннахской избушки Закат у ыстаннахской избушки
Дом с привидениями.  Без шуток с привидениями Дом с привидениями. Без шуток с привидениями
На речке Тирехтях. Отсюда - день хода до Хонуу На речке Тирехтях. Отсюда - день хода до Хонуу
Целью нашей экспедиции было перевалить через Хаирдах в бассейн Бадярихи и добраться до мест, где по опросам местных охотников проходит активный гон лосей. Люди рассказывали, что в тех краях видели в день до четырнадцати сохатых. Я решил проверить эти сведения, а заодно получить данные по поло-возрастной структуре тамошней популяции. Попутно мы должны были сделать наземный учет численности снежного барана в осевой части Момского хребта. В маршрут мы вышли, как и в прошлом году с Кешей.
Из Хонуу мы тронулись 5 сентября. До участка Кумах-Сысы нас подбросили на УАЗике. Выгрузив свои тяжеленные рюкзаки и попрощавшись с «провожающими лицами», мы двинули по дороге в сторону белеющего вдали Момского хребта. Погода благоприятствовала, небольшая облачность, было не холодно и не жарко. В такую погоду ходить - сплошное удовольствие. Солнце временами скрывалось за тучами, но иногда светило во всю свою силу, так что становилось даже жарко. После продолжительных дождей, долины пропитались водой и идти по ним было довольно сложно, приходилось постоянно преодолевать большие и мелкие водные преграды.
Через нескольких часов хлюпанья по сильно заболоченной кочкарниковой равнине мы добрались до склона сопок, нашли хорошую каменистую дорогу, которую, впрочем, вскоре потеряли. Снова пришлось преодолевать болотистую марь и искать дорогу. Наконец, после двух часов водных процедур мы вышли на искомую дорогу. Правда, легче от этого не стало. Дорога эта использовалась только зимой и проложена она была прямо по заболоченным марям. Справедливости ради, надо сказать, что местами мы все же шли и по сухим местам… один или два раза... Вечером пришли к небольшому ручейку и решили заночевать на его живописном берегу.
Осень уже вовсю царствовала в предгорьях Момского хребта и мы наслаждались осенними видами, свежим воздухом, горячим чаем на чистейшей горной воде и неспешным разговором у костра. Простившись с последними лучами закатного солнца, мы легли спать. Кто мог знать, что в следующий раз солнце мы увидим только через четыре дня?
Утро следующего дня выдалось пасмурным, небо грозило то ли дождем, то ли снегом, то ли и тем и другим одновременно. Быстро собравшись, мы пошли дальше. До реки Хаирдах по этому зимнику нам предстояло пройти еще почти 60 км. Через час потихоньку начал накрапывать дождик, временами превращаясь в снежную крупу.
В общем-то, ничего особенно интересного в последующие четыре дня не произошло. Это была нудное топанье по кочкарникам, под непрерывным, мокрым снегом с дождем вперемешку. Снег сверху, снег под ногами, периодические проваливания в скрытые между кочками ямы, мокрый рюкзак, мокрая одежда и промокшая палатка – вот и все воспоминания об этом пути.
Снег все эти четыре дня если и прекращался, то только для того чтобы набравшись сил вновь высыпать на наши головы тонны мокрой снежной каши. Мое положение спасал МП-3 плеер, я тупо слушал музыку, благодарил технический прогресс и шел. А вот что творилось в голове у напарника неизвестно... Это была тяжелейшая (мокрый рюкзак по моим прикидкам весил не меньше 60 кг) и нудная, однотонная работа. После тяжелейшего перехода для того, чтобы разжать стиснутые зубы требовались определенные усилия.
В предпоследний день заброски резко похолодало. Мы поняли, что в мокрой палатке и сырых спальных мешках будет не очень уютно, поэтому решили устроиться у костра, сделав из палатки навес. Это было мудрое решение. Наконец-то вещи были высушены, несмотря на бушующую вокруг пургу, а мы спокойно выспались в сухих спальных мешках. Утром вокруг нас стояла настоящая зима, солнце так и не появилось, но хоть снег на время притих.
До Хаирдаха оставалось по GPS-ке каких-то десять километров, правда нужно было сделать изрядный крюк, волшебным образом превращавший эти десять километров в 15-20. Но цель была близка и мы пошли веселее, насколько это было возможно, учитывая то, что рюкзаки еще мало отличались от своего стартового веса. К Хаирдаху мы подошли уже вечером. Прямо в долине реки деловито прогуливался огромный черный медведь, что-то выискивающий в прибрежных кустах. Мы резво скинули рюкзаки и выхватили свою фото-и-видеоаппаратуру. Однако сделать хорошие кадры не получилось. Видимо мишка нас все-таки заметил и сперва вошел в густые кусты ивняка, а потом и вовсе словно растворился. То есть просто напросто исчез!!! Странно, ведь кругом - открытая долина реки, небольшой островок кустиков в которые вошел зверь и больше никаких укрытий! Сколько мы ни вглядывались, так его и не нашли. Пришлось, не солоно хлебавши, возвращаться к рюкзакам, закидывать их на плечи и идти к видневшейся уже вдали избушке. Изба была довольно большой и уютной на вид.
Я сбегал за водой и возле реки нашел следы нашего пропавшего зверя. Он каким-то образом умудрился пройти незамеченным по долине ручья и ушел вниз по реке.
Вечером выглянуло солнце и осветило верхушки заснеженных гор. Следующий день обещал быть ясным. Мы быстро насобирали дров, затопили печь и поняли, что жить в этом доме невозможно. Как только изба прогрелась, со всего потолка началась веселая весенняя капель. Для того, чтобы устроить себе постели, пришлось натянуть над нарами и столом палатку и тент. Как бы то ни было, но переночевали мы нормально, а главное в тепле, пусть и сыром :)
Утро, как мы и предполагали, выдалось солнечным. Наконец-то под ногами камни, а не хлипкая болотная жижа. Прошли хаирдахскую наледь, от которой, впрочем, мало что осталось. На наледи нашли интересное свидетельство глобального потепления климата (ГПК). На скалах мы обнаружили срубленные когда-то очень давно (лет 50 назад, а может и больше) деревья. Их явно рубили со льда наледи, теперь же, когда наледи не стало «пни» возвышаются над уровнем долины метров на 15-20. Это значит, что когда-то наледь занимала всю эту долину от края и до края? И было это в относительно недавнее время. А вообще, по моим наблюдениям, наледи в наших горах «умирают» просто стремительно. В Верхоянье, в верховьях Келе у меня на глазах пятикилометровая наледь за 6 лет сократилась вдвое. Вот такое вот свидетельство ГПК…
В 10 километрах выше по течению и образуется Хаирдах в результате слияния двух рек: Хулурина и Хакындья. Мы пошли вверх по Хулурину. Название этой речки очень интересное. Местные не знают, что оно означает и на каком это языке. Одни произносят как Хулурин, другие как Сулурин, в общем, непонятно.
В 2-х км от устья Хулурина-Сулурина мы нашли небольшой бревенчатый домик, в котором и решили остановиться. На следующий день погода выдалась просто на загляденье.
Дорога была великолепной и мы просто летели по твердой каменистой поверхности. Местами пейзаж напоминал городские парки: ровные тополиные аллеи, ухоженные «дорожки» (пересохшие русла ручейков), не хватало только скамеек вдоль аллей. Всюду встречались многочисленные медвежьи следы, но самого зверя так увидеть не удалось. После лесной части мы вышли в широкую долину Хулурина. Долина эта до боли напомнила мне забайкальские степи, только горы здесь намного выше. Яркий солнечный день, кучевые облака, яркие осенние краски создавали вокруг великолепные пейзажи. Фотоаппарат просто накалился от постоянного щелканья затвором.
Пройдя до поворота, на страже которого стоит небольшой холмик в виде пирамиды, мы вышли в верховья Хулурина. Долина там была еще шире, а пейзаж тут напоминал уже скорее Памир: степной ландшафт с небольшими куртинами «чинар», в роли которых выступали наши чозении. Вспомнилась и тут же прицепилась песенка Никитиных: «Где чинара притулилась под скалою… Брич-Мулла… Брич-Муллою…»
А вон и сакля одинокая стоит. Впереди показалось непонятное строение, белого цвета. Когда мы подошли, оказалось, что это небольшой домик, сколоченный из досок и обтянутый палаточным брезентом, который выцвел и истлел под солнцем и беспощадными ветрами хулуринской долины.
Попив здесь чаю, двинули дальше в сторону перевала на Бадяриху. В устье перевального ручья подошли уже в сумерки, погода резко испортилась, нанесло тучи. Хулурин нахмурился, поняв, что у незваных пришельцев серьезные намерения. Ночью пошел дождь, который не прекращался до обеда следующего дня. Переждав непогоду, уже сильно после обеда мы собрались и пошли в сторону перевала. Снег периодически то затихал, то возобновлялся с новой силой. Уже в верховьях сквозь пелену снега мы увидели снежных баранов, мирно пасущихся в долине ручья… В голову лезли всякие нехорошие слова типа: «Шашлык, грудинка, бифштекс…», а в воздухе явственно запахло жаренным мясом… Вспугнув пятерых чубуку, мы пошли дальше и увидели еще семь баранов.

Поскольку погода не собиралась улучшаться, в верховьях перевального ручья мы решили установить палатку и отложить штурм перевала на завтра. Дров в этих местах уже не было, поэтому мы с собой несли некоторый запас чахлых ивовых веток, собранных по пути сюда.
Стараясь экономить дрова и, проклиная Бен Ладана с его терроризмом, из-за которого теперь нельзя возить с собой газ, мы сварили на веточках скромный ужин и легли спать.
Ночью поднялся ветер, который не стихал до самого утра. «Вот-вот. Пусть разгонит непогоду» - думали мы, засыпая, но ошиблись. Хулурин, просто напросто пригнал новую порцию снега и приберег его ко времени нашего штурма…
Утро выдалось пасмурным, ветреным, но все же, как говорится: «без осадков».
Можно было выходить на штурм. «Ничто не предвещало беды»… Через час мы были уже у подножья перевала и начали штурм по левому отрогу. Как только мы прошли первые сто метров подъема, повалил густейший снег и завихрила вьюга. Снег был густ настолько, что трудно было разглядеть время на часах. Мы упорно ползли и ползли вверх по кулуару. Снег не прекращался. Наконец после двухчасового подъема по крутому склону, оскальзываясь на обледеневших камнях и проваливаясь в сугробы по самые… в общем по самые… мы вышли на перевал, который, судя по GPS был далеко за 2000 метров. Теперь можно было начинать спуск на Бадяриху. Однако не могли разглядеть ничего. Склон обрывался круто вниз и терялся в темной пелене снега. Спускаться наобум, по обледеневшему склону? Летом, пусть даже в дождь на этот подвиг можно было решиться, но не в такую погоду, да еще в середине сентября… Слишком уж скользко на обледеневших камнях. Почти не совещаясь, мы повернули назад… Уже внизу, словно в насмешку из туч проглянуло солнце. Мокрые от налипшего снега, мы спустились в подножье перевала и решили ставить здесь палатку. «Завтра пойдем по правому отрогу» - решили мы и начали готовить обед. Время было обеденное, делать было нечего, поэтому решили сходить за дровами вниз. Там в семи километрах отсюда мы заприметили заросли ивы. Поставив палатку и закидав туда вещи, мы с пустыми рюкзаками пошли вниз. Снег валил хлопьями размером с кулак и вскоре мы еще больше вымокли и теперь больше походили на мокрых санта-клаусов. Пока мы сходили туда-сюда, свечерело. Принеся дрова, тут же сварили ужин и легли спать.

Просушиться толком не получилось, поскольку снег и не думал успокаиваться, поэтому сложили мокрые вещи у входа, переоделись в сухое и залезли в спальники. Утром, проснувшись, и видя как шатается от ветра наша палатка, мы поняли, что и сегодня перевал нам не покорится. Решив, что Хулурин нас в этом году явно не пропустит на Бадяриху, мы пошли назад, напоминая себе солдат разгромленной 6-ой армии Рейха под Сталинградом… Поражение было очевидным и с ним приходилось только смириться.
 Поняв, что мы уходим, Хулурин сменил гнев на милость, в устье перевального ручья нас встретило солнце.
В то же время над перевалом нависла черная туча, что там творилось мы даже представить себе не хотели… Зато долина Хулурина сверкала солнцем и манила нас к себе. На склоне ближайшей горы мирно паслись пять снежных баранов. Через два часа мы были уже в нашем дощатом домике.
Поскольку с Бадярихой у нас ничего не получилось, мы решили переключиться на снежных баранов. В наши планы входило обследование притоков Хулурина. На следующий день в первом (от домика) правом притоке на коротком 12 километровом маршруте мы обнаружили 7 снежных баранов, с которыми столкнулись буквально нос к носу в узкой долине горного ручья.
Через день мы разделились, я пошел по первому левому притоку, Кеша пошел в верховья Хулурина. Он видел 36, а я только девять баранов, но зато встретил очень любознательную самку, которая и не думала убегать, а подпустив меня метров на 200 позволила сделать целую серию снимков. Вместе с ней был ее ягненок этого года рождения и прошлогодняя самка.

Здесь же в верховьях левого притока я нашел черношапочных сурков. Их было двое, но вели они себя очень уж настороженно. Видимо, оленеводы, которые жили тут, не отказывали себе в удовольствии отведать «чамыка» и на корню истребили у местных сурков присущую этому виду животных доверчивость. Один из них, выглянув из-за камней быстро скрылся и больше не показывался, а второй высунул полголовы и позволил сделать пару кадров.
Зато уже на обратном пути мне встретилась очень смелая пищуха, которая, совершенно не обращая внимания на человека, деловито уплетала зеленую траву.
Обследовав еще несколько притоков Хулурина, 24 сентября мы пошли в обратный путь. Переночевав в «дырявом доме», мы начали спуск по долине Хаирдаха. Поражало обилие медвежьих следов, но ни одного зверя нам встретить так и не удалось. Через два дня мы вышли на зимнюю автодорогу на Сасыр и по ней пошли в поселок Хонуу. Снова нас ожидало четырехдневное путешествие по марям и кочкам. Одну ночь мы ночевали в избушке пользующейся дурной славой на речке Ыстаннах. Говорили, что в ней водятся привидения, слышны голоса и т.п.
Спалось действительно неважно, но это из-за передозировки чая и от того, что перед сном мы слишком уж сильно раскочегарили печь. Ночью меня разбудил шум и гам. Оказалось, местный горностай позарился на остатки наших продуктов и кое что умудрился-таки утащить к себе под пол… Кеша гонялся за ним, громко ругался и кидал сапогами, но все безрезультатно… Дальнейший путь был повторением нашей заброски, но в отличие от захода, погода была почти идеальной, что значительно облегчило путь. И вот, 28-го сентября мы вышли к Кумах-Сысы, а оттуда прямым ходом направились в Хонуу. Маршрут, который с полным правом можно назвать экстремальным был завершен.

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Якутия
еще маршруты
О Маршруте
Ссылка: