Тающая граница. Кавказ 27 лет спустя

Идет загрузка карты ...
Начнём с того, что я не альпинист. То есть – совсем не альпинист. Но на предложение друзей съездить в Приэльбрусье нынешним летом не мог не откликнуться. Во-первых – сам я был в высоких горах 27 лет назад. Во-вторых, этой поездкой я завершил бы серию своих путешествий по всем горным системам Европейской России: Уралу, Хибинам, Карпатам, Крыму и, наконец, Кавказу. Вдобавок появлялась возможность не только ознакомить с основами альпинизма и горного туризма детей и внуков, но и показать им не с экрана стремительно тающие ледники Большого Кавказа.
 

Река Адыр-Су на рассвете Река Адыр-Су на рассвете
DSC_2743 DSC_2743
DSC_2746 DSC_2746
Переправа верхом Переправа верхом
"Пизанская"  будка "Пизанская" будка
Гора Уллу-Тау Гора Уллу-Тау
DSC_2902 DSC_2902
DSC_2923 DSC_2923

Начнём с того, что я не альпинист. То есть – совсем не альпинист. Но на предложение друзей съездить в Приэльбрусье нынешним летом не мог не откликнуться. Во-первых – сам я был в высоких горах 27 лет назад. Во-вторых, этой поездкой я завершил бы серию своих путешествий по всем горным системам Европейской России: Уралу, Хибинам, Карпатам, Крыму и, наконец, Кавказу. Вдобавок

появлялась возможность не только ознакомить с основами альпинизма и горного туризма детей и внуков, но и показать им не с экрана стремительно тающие ледники Большого Кавказа.

 То, что глобальное потепление – не миф, а реальность, видно уже невооружённым взглядом. В прошлом году на месте бывшего когда-то самого крупного ледника Полярного Урала – ледника МГУ – мы обнаружили только большое озеро. Те, кто не впервые на Кавказе, тоже своими глазами видят, как отступили ледники всего за  последние лет 20. И, если так будет продолжаться, наши дети уже могут не увидеть воочию, что такое  нетающий снег и лёд в разгар жаркого лета. По Главному Кавказскому хребту проходит граница с Грузией и Абхазией, и охраняется она вполне серьёзно. Особенно после событий 2008 года. Пропуск в приграничную зону выдаётся безо всяких проблем по заявке с анкетными данными. Но заявку эту нужно своевременно подать в штаб погранотряда. И в пропуске этом написано, что выход на все перевалы Главного Кавказа категорически запрещён. Т.е. – подниматься к перевалу можно, но метров за 100 до верхней его точки ты обязан повернуть назад. Из-за этого многие популярные раньше маршруты потеряли интерес для альпинистов. Долины всех речек, стекающих с хребта, патрулируются пограничниками. Поговаривают, что на всех перевалах установлены датчики движения. Так это или не так – проверять никто не собирается. Границу следует воспринимать всерьёз, как свершившийся факт.

  Маршрутка, в которой мы едем из Нальчика, постепенно втягивается в Баксанское ущелье. Горы вокруг становятся всё выше, а вскоре в конце долины проглядывают и первые снежные  шапки на вершинах Рядом с дорогой бурлит Баксан. Сейчас, в июле, воды в нём предостаточно. Коровы беззастенчиво гуляют по проезжей части, а порой и просто лежат на ней, и между ними лавирует не только наша «Газель», но и гаишные машины и бэтээры. Корова здесь по иерархии стоит выше и полиции, и военных. Перед рельсовым подъёмником в долине Адыр-Су ощутимо прохладно, особенно после невыносимой жары в Нальчике. Река Адыр-Су вырывается из ущелья настолько узким каньоном, что склоны его кое-где почти смыкаются, образуя «трубу». Метрах в 500 выше подъёмника – КПП пограничников. Огневая точка обложена мешками с песком, некоторые из которых разорваны, и из них сыплется песок. Скорее всего, мешки рвутся от времени, но сыну моему больше нравится другая версия – что здесь был бой, и мешки прострелены пулемётными очередями. Бой не бой, но препятствие для нас здесь возникает. Препятствие в виде неоформленных вовремя пропусков в приграничную зону на двоих из нашей группы. Хотя анкету отправляли заблаговременно – почти за 2 месяца. Пограничники обвиняют в безалаберности сотрудников альплагеря, которые должны были заниматься оформлением, и советуют впредь заказывать пропуска непосредственно в погранотряде. (Любопытно, что сотрудники альплагеря такого же мнения о добросовестности пограничников.) Самое главное, что пропуска, заказанные через альплагерь, после их оформления поступают на нижний КПП в ущелье. А пропуска, заказанные в погранотряде, нужно самим получать в Нальчике. Т.е. – когда это срабатывает, через альплагерь удобнее. В нашей же ситуации временным решением оказывается приобретение путёвки в альплагерь Уллу-Тау, которая даёт право на вход-въезд в долину, но без выхода в высокогорную зону. К середине дня мы всё же на базе Уллу-Тау. Высота – 2200м. Административный корпус и два жилых двухэтажных, несколько мелких строений. Водопровод из горного источника. Электричество – с 20 до 23-х. Вечером – горячий душ (когда кочегар не занят на других работах в лагере). За ручьём , протекающим метрах в 15 от жилых корпусов – палаточный лагерь из нескольких десятков палаток, приютившийся в сосново-берёзовой роще. Возле некоторых палаток даже костры теплятся, хотя дров в пределах видимости нет – их нужно носить издалека. Устраиваемся и начинаем знакомиться с окрестностями.

 5 дней мы занимаемся акклиматизацией. Это – необходимый этап горных путешествий. В литературе читал, что высотный опыт «записывается» в физиологию организма практически пожизненно. Т.е. – сама акклиматизация, разумеется, не сохраняется. Сохраняется способность к быстрой акклиматизации. Бывшие альпинисты – уже в возрасте и с брюшком – первые 4-5 дней в горах так же проигрывают в форме более молодым и тренированным, как и на равнине, но затем начинают очень быстро адаптироваться. И к основному этапу восхождений становятся гораздо работоспособнее тренированных людей, но не бывавших в высокогорье. У меня такой подготовки нет. Мой высотный опыт ограничивается подъёмом на перевал Эбчик – 3000м, и то было это 27 лет назад А  дети наши никогда не были на высоте, превышающей Крымские горы. Поэтому нашей группе такая акклиматизация абсолютно необходима. Кроме радиальных выходов до высоты 3000м, изучаем основы работы с альпинистским снаряжением. Пока особых проблем, связанных с высотой, не ощущается. Заметна лишь одышка при незначительных физических усилиях. Детвора наша – 11 и 14 лет – тоже чувствует себя нормально. Немного осложняет всё очень уж большая жара, на которую мы не рассчитывали. На солнце – уж точно под 30. Но зато – нет затяжной непогоды, которая в этих местах скорее правило, чем исключение.

  Успешно пройдя акклиматизационный этап, собираемся в 3-дневный выход на Турьи озёра и перевал Джолавчат. С собой – практически всё снаряжение; еды и газа – на двое полных суток на шестерых. Двое из которых не могут – по возрасту - нести полную нагрузку. Поэтому, конечно, у взрослых рюкзаки тяжеловаты для горных восхождений. Чтобы выйти к началу подъёма, нужно спуститься по долине до соседнего тренировочного лагеря Джайлык, от него – ещё метров 500 до заброшенной мини- ГЭС, и сразу за ней подъём на склон вдоль существовавшего когда-то канатного подъёмника.

Нижняя станция бывшей канатки
Нижняя станция бывшей канатки
Строение нижней станции ещё сохранилось, и в его тени спасается от жары стадо бычков. Для нас же, в отличие от этих бычков, с выходом на безлесный склон укрытия от палящего солнца – никакого. Вдобавок, в ручьях ледникового питания вода к середине дня мутная, а собой взято её минимум – и так много несём! На середине подъёма у ручья с такой мутной водой устраиваем длинный привал и кипятим чай. Не потому, что уж очень хочется этого чая, а просто чтобы подольше отдохнуть. Но вот, спустя примерно 6 часов после выхода из нашего лагеря, мы на ночёвке под турьими озёрами. Высохшее озерцо с песчаным дном, и через него текут несколько ручьёв. Вечером мимо нашего лагеря проходит стадо серн с маленькими козлятами, которых мамы, подталкивая рогами, заставляют перепрыгивать бурный ручей. После ночёвки поднимаемся до верхнего озера, за которым начинается снежник.
DSC_3068
DSC_3068
Здесь группа делится: половина остаётся в ожидании, а самые физически подготовленные из нас поднимаются на перевал и назад. Мимо нас идёт молодёжная группа, которая этот наш 3-дневный маршрут проходит за несколько часов – из лагеря и с возвращением в лагерь. Мы же не спешим и под вечер возвращаемся к своим палаткам. Снова близко к лагерю пасутся серны, иногда возмущённо посвистывая. Хорошо видны самые высокие вершины района – Тютю-Баши и Джайлык. Следующим утром, поснимав встающее из-за гор солнце, спускаемся в долину и возвращаемся на базу Уллу-Тау.

Идём в тумане Идём в тумане
Переход через ледник Переход через ледник
DSC_3298 DSC_3298
Местийская хижина Местийская хижина
DSC_3300 DSC_3300
DSC_3335 DSC_3335
DSC_3341 DSC_3341
DSC_3367 DSC_3367
DSC_3370 DSC_3370
DSC_3384 DSC_3384
DSC_3456 DSC_3456
  После дня отдыха выходим в следующий маршрут: к высокогорной хижине, приютившейся у подножья Местийского перевала. С утра идёт дождь, но решаем всё же выйти. В крайнем случае, вернуться всегда успеем. Через пару часов погода ненадолго улучшается, но по мере подъёма мы попадаем в такой густой туман, что видимость падает метров до 20. Чтобы попасть к хижине, нужно с боковой морены перейти на язык ледника Адыр-Су, пересечь его и подняться на скальный уступ. Однако между мореной и ледником образовались провалы, которых раньше не было. Насколько далеко они тянутся, при такой видимости определиться не можем. На несколько секунд туман разреживается, и мы видим перед собой зеленоватую ледяную стену. Т.е. – ясно, что даже если мы преодолеем провал, подняться на ледник в этом месте не сможем. Спускаемся к началу морены, теряя драгоценную высоту, и пробуем другой путь – по срединной морене. Здесь – огромные камни, некоторые из которых с большой  дом, и идти  тоже не очень-то. Не было б тумана – всё выглядело бы не столь мрачно! Двигаясь по гребню морены, где камни лежат устойчивее, всё же выходим на язык ледника. Ширина его, наверное, не превышает 400-500м, но в тумане он кажется нам бесконечным. И вот, наконец, долгожданная хижина. Дощатое строение, обшитое металлическими листами, стальными тросами за 4 угла фиксированное к камням. Внутри – двухъярусные нары, на которых могут разместиться человек 15, и столик под окном. Вот и весь интерьер. В хижине расположилась на ночлег группа из 4-х человек, но места хватает и нам. Единственная проблема – отсутствие питьевой воды и даже просто снега. Единственный источник воды – крошечный снежничок метрах в 3—от хижины, под которым скопилась ванночка почти чистой воды. К вечеру погода улучшается, но ночью ветер, несмотря на  тросы, покачивает хижину. Листы обшивки гремят, как пушечная канонада. Следующим днём мы спускаемся на ледник и знакомимся с основами ледовой техники. Вечером хижину берёт в окружение целое стадо серн. Они копают копытами землю в поисках соли, переворачивают камни, и в хижине стоит невообразимый грохот. Приходится их отпугнуть, и только после этого появляется  возможность заснуть. Следующим утром ещё раз пересекаем ледник. Лужицы на его поверхности подёрнуты ледком, и сам ледник довольно скользкий. Хорошо, что тут полого, и вполне эффективно помогают и треккинговые палки. Будь ледник круче, нам с единственной парой кошек на всех пришлось бы ждать, пока к середине дня лёд вновь станет более рыхлым. Погода наладилась, и навстречу нам в направлении хижины потянулись группки людей.

 Фотофильм:
https://drive.google.com/file/d/0ByCXctnHTeL1TnozbzhCcFk2TXc/edit?usp=sharing

 


Комментарии
Guest12.09.12, 22:00
Ностальгия-ностальгия.. 
Отличные путевые заметки, читая, заново переживаешь пройденное не раз.. Спасибо!
Людмила
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Россия
еще маршруты
О Маршруте