Транссаянский

Идет загрузка карты ...
Поход в 33 ходовых дня, и 45 дней Москва-Москва. Посещение рек Кок-Хем, Бий-Хем, Баш-Хем, Улуг-О. Поход проходил по Бурятии и Туве. Из Слюдянки до Монд, дальше до Сорок, потом до Орлика, и до Шаснура - это на разного вида машинах. Потом пешком и на лошадях до Чойганских источников. Пешком через Чойганский перевал к истокам Кок-Хема. Далее сплав до устья Баш-Хема. Пешком вверз на 20 километров, прохождение этих километров по реке, самого интересного каньона. Пешеходка на Улуг-О. Сплав по ней, и по Бий-Хемй до Кызыла.
 
К истокам Енисея
Тема: История

К истокам Енисея
Александра Марчук

Однажды, в 1988 году, нашему любимому учителю туризма, Юрию Исааковичу Коссовскому пришла в голову замечательная мысль: пройти по истокам Енисея.
Енисей получается от слияния двух рек: Ка-Хема (Малого Енисея), берущего свое начало в Монголии и Бий-Хема (Большого Енисея), несущего все свои воды по Туве. Эти две реки встречаются в Кызыле, в центре Азии, отсюда уже начинает свой путь Енисей.
Сами по себе Ка-Хем и Бий-хем давно посещаются туристами. Наш же маршрут интересен был своей масштабностью. Ведь мы решили пройти не только Бий-Хем, но и два его основных притока Баш-Хем и Улуг-О, а что самое главное, начать сплав с самых истоков Бий-Хема, с реки Кок-Хем. Последняя река интересна тем, что она падает водопадами с висячих долин (почти ровное плато резко обрывается, и начинается следующее плато). Все группы, идущие на Бий-Хем, проходят вдоль нее, поэтому какое-то слабое представление о реке все же было и нам казалось, что пройти ее, хотя бы частично, вполне реально.
Забегая вперед, скажу, что прошли мы на этой реке не много порогов. Река оказалась очень мелкой и каменистой, с очень большими перепадами. Но весь наш «транссаянский» маршрут мне очень понравился и 12 лет спустя я увлекла сюда очень интересную группу, группу Александра Сельвачева.
В 2000 году мне довелось сходить с этой группой в пару походов. Тогда, в мае месяце, мы посетили реки Малая Лаба и Уруштен, ее приток. Одним из экипажей был первопройден удивительный, очень красивый и очень сложный порог на Уруштене — Шестисливник.
Окрыленная такой победой, группа решила, что ей под силу пройти непройденные ранее препятствия реки Кок-хем. Конечно, надежда была на то, что воды будет больше, чем в 1988 году.
Сейчас очень интересно сравнивать два похода в 12 лет разницей.
Поход, как известно, начинается с заброски. А заброска, по крайней в первом случае, явилась большой частью этого уникального маршрута. Как же ко второму разу все упростилось!
В 2000 году в Слюдянке нас встречают 2 машины — так усердно я заказывала транспорт. Выбираем ту, что прибыла из Орлика. Едем по хорошей дороге на автобусе ПАЗ и удивляемся.
Ведь в 1988 г. здесь были размытые колеи с буераками, ямами, ручьями. Доехать нормально можно было только до поселка Монды. Дальше — лишь вездеходом. Нами же был пойман простейший «ЗиЛ», который застревал в каждой луже, в каждой яме. Так добрались до поселка Сорок. Оттуда уже на третьей по счету машине до Орлика. После дня сидения в Орлике — «ЗиЛ- 157» — за Шаснур, да и то не сразу: в связи с поздним временем долго пришлось уговаривать паромщика перевезти через Оку (сейчас там мост — чудо!). А дальше ноги, лошади, трактора и снова ноги…
В 2000-м за ночь доезжаем до Орлика, там пересадка на «Урал», который за день везет нас под самый перевал, туда, куда в 1988 г. от Шаснура мы добирались дней пять.
Подъем на перевал. Наверху — озеро. Голубизну его оттеняют ярко-синие поля аквилегий. Местами, как яркие огоньки, — головки жарков. И вот тропа побежала резко вниз к замечательному курорту — Чойганским источникам, радоновым ваннам. До завтра ждать невозможно — всем хочется окунуться в теплую воду. Сегодня почти выдерживаем норму посещения ванн — сидим от 15 мин до получаса. Следующий же день оказывается полностью посвященным источникам — покинуть это место сил не хватает. Уже забыв о необходимости делиться на мальчиков и девочек, окунаемся в теплые ванны и млеем там часами.
Сразу от источников начинается подъем. Узкая долина. Резкие взлеты вдоль падающего водопадами ручья. Жарко. Резкий запах цветущего разнотравья. Искрится ручей, порхают веселые белые бабочки. Идти тяжело.
В 1988 году, здесь мы нели с собой дрова, рассчитывая ночевать выше границы леса. Это было лишним, так как, по крайней мере, какие-то кусты и карликовая березка еще долго поднимались по склонам.
В 2000-м рискуем становиться выше зоны леса, не беря с собой дров. Решение оказалось верным. Пока мужики возвращаются за лежащими где-то на склоне вещами (в этот раз поднимались в две ходки), нам удается набрать вполне серьезное количество дров.
Во втором походе стоянка на берегу зеленого озера. Как будто зеленый мел растворили. А вода ледянющая. Но не нырнуть в нее не можем.
Тропа, ведущая на перевал, обходит озеро слева. Надо сделать почти полный круг и тогда вверх, на перевал уйдет тропа. Так мы шли в первый раз. Справа, кажется, до тропы — рукой подать. Только путь преграждают ручей и курумник, спускающийся прямо в озеро.
В 2000 году все происходит по-другому. Народ в группе Сельвачева упрямый — вот еще, лишние километры ходить! И многие начинают ползти по курумнику. Страшно смотрятся с тропы махонькие цветные точки среди огромных, с дом, камней!
Перевал приводит нас в долину Кок-Хема. Маленькие игривые ручейки текут здесь со склона, сбиваясь в ручейки побольше, потом в еще большие… Это рождается, пока в виде Кок-Хема, и начинает расти Бий-Хем — Большой Енисей, один из двух истоков великого Енисея.
Первый год — бежим до первых дров. Во второй становимся под перевалом. Удивительно, и здесь каких-то дров – сухих веточек карликовой березки, удается найти.
Ручей бежит вниз, и мы бежим вниз. Вместе с ним падаем с одной висячей долины на другую. Ноги путаются в карликовой березке…
Во 2000 году мне с Сергеем Алтунджи пришлось возвращаться с места строительства катамаранов под перевал за его каяком. И вот мы снова под перевалом — снова в историческом месте, в истоке Енисея. Сергею приходит в голову бешеная мысль — сплавиться прямо от истоков. У него одного будет такое первопрохождение. Уговоров, что это очень опасно, не слушает. Облачается в гидрокостюм, спасжилет, садится в каяк и исчезает за поворотом.
Иду. Страшно: где он там?
Вдруг, как кольнуло что-то. Как будто голос прозвучал: «Саша!»
Бегу к реке. Он ничего не кричал. Но вижу, каяк расперт между камнями. Сергей еле удерживается на плаву. Ситуация критическая. Как вовремя я подошла. Благо река не широка — помогаю выбраться.
Уже вечереет. И Сергей, к моему великому удовлетворению, решает прекратить сплав.
Несем каяк. Волочем каяк. Тропинка вечно теряется. Начинает смеркаться. Лишь в 2 часа ночи достигаем стоянки.
1988 год. Воды в реке мало. Плывем очень осторожно. Пытаемся отслеживать сомнительные ориентиры. Ведь порог может начинаться совсем безобидно, а потом рухнуть водопадом на новый уровень долины. Проходим лишь шиверы и небольшие порожки. «Ступени» же, которыми река падает из долины в долину, завораживают, но шансов для прохождения не дают.
В 2000 году воды еще меньше. Можно сказать — нет ее! (А ведь рассчитывали-то на большую!). Все благие намерения, связанные с лихими первопрохождениями становятся совсем нереальными. Все «ступени» обносим. Да и при детальном рассмотрении становится ясно, что эти пороги, прорывающиеся с висячих долин непроходимы для катамаранов даже по большой воде. Интересно то, что если не считать однозначных водопадов, то во второй раз проходим то, что не прошли в первый. И, наоборот, почему-то не удается пройти то, что было пройдено тогда. Так, порог Малютка, напугавший в первый раз нас своей узостью и прижимами, в этот раз легко прошелся всеми судами.
Надо сказать, что названия-то порогам Кок-хема в 1988 году давали мы. Утверждать точно, что тогда мы первыми проходили реку — не берусь. Но лоции в турклубе нормальной не было (вероятно, была информация от пешеходников), названий пороги не имели. Очень смешно было каждый вечер спорить над очередным названием. Что-то ложилось с первой гипотезы. Например, непроходимый порог — Эшафот, и, как следствие этого, порог, непосредственно перетекающий в Эшафот — Лифт на эшафот. Большие споры вызвало название порога Катаклизм. Это было предложенное мною, закончившее все споры, название. А ведь Трясогузкой назвали бы злобные мужики. И поделом бы было мне, ведь я не дала им пройти порог, я его панически испугалась.… С порогом Челюсти тоже было все просто — ведь он вдребезги разодрал адмиральский катамаран…Сколько же потом пришлось чиниться на болотистых берегах озера Кара-Балык!
А вот в 2000 году порог Катаклизм шли. Смотрели долго. Спорили. Сомневались. Прохождения же были, как всегда в этой группе, очень эффектними. Челюсти обнесли, даже не посмотрев. Ведь если сейчас вода меньше, то камней (челюстей), очевидно, больше. И время уже поджимает сильно — на ремонт его точно не будет.
Озеро Кара-Балык. Отсюда начинается Большой Енисей. Река шустро понесла нас вниз.
С большим интересом и воодушевлением проплываем Шивитский каскад.
В 2000 году видеооператор, сидящий в центре катамарана, радостно снимает скачущий по волнам катамаран и разлетающиеся в разные стороны брызги.
«Какой самый сложный порог на Бий-Хеме?» — недавно задал мне каверзный вопрос известный турист-водник Николай Телегин. Я замялась. Самыми сложными считаются Кайфас и Элен. Но вопрос был не о том. Ответом были Ворота. Я согласилась. Ведь ни в первый, ни во второй раз нам не удалось его отследить. У Ворот нет ориентиров. В 1988 году мы влетели в правую протоку, перегороженную деревом. Как, в момент преодоления слива, мы все сумели это бревно перепрыгнуть, выскочить из упоров и влететь в них вновь, — история умалчивает. Через 12 лет сюда тоже без просмотра влетел флагманский экипаж.
Следующий порог — Сюрприз. Прелесть его заключается в том, что отследить его тоже довольно сложно, да место для просмотра не самое лучшее — высокие скалы. А уж для стоянки место совсем «сказочное». Раз попал к Сюрпризу — пути два: или проходи или лезь в поднебесье стоять. И почему несет сюда людей ближе к вечеру? Дежурным не позавидуете!
И вот изюминка реки — Кайфас.
В 1988 году основной слив обносим.
В 2000 году в группе Сельвачева работа идет на совесть. Долгий просмотр с левого берега, затем с правого. Выставляется страховка по обоим берегам. Внизу — страхующий катамаран. Напряжение сильное очень. Первым идет катамаран Юрки Борисова — самого уверенного в себе капитана. Катамаран на плоских гондолах встает на свечку (почти вертикально на задние концы баллонов), но… все нормально. Судно выравнивается, все на борту… и удачно минует выходную шиверу. Двойки идут из-под основного слива.
Порог Элен, произведший в 1988 году на нас яркое впечатление, в 2000 году, по малой воде почти не смотрится (ведь весь поход в реке падала вода!) — порог проходят с видеооператорами на борту.
Порожистая часть Бий-Хема закончилась. Теперь вниз, вниз и вниз.
Почему, если в группе несколько судов, то обязательно кто-то спешит, а кто-то совсем не спешит и сильно отстает? В результате в первом походе мы поплатились вычеркнутой из нитки маршрута красивейшей пешей частью в верховья Баш-Хема, во втором случае поимели очень тяжелую выброску.
1988 год. Красивейший 15-метровый Бий-Хемский водопад. Если сегодня успеваем разобрать катамараны и стартовать, то шанс уйти пешком на Баш-Хем еще есть. Но, увы, катамаран Коссовского приходит сюда лишь к вечеру. Мучительное решение — плывем до устья Баш-Хема и поднимаемся на 17 километров вверх, чтобы пройти основной порожистый участок. Хорошо это тем, что можно с собой не тащить все продукты — все лишнее оставить в устье реки. И путь здесь оказался тоже красив! Где еще одновременно встретишь ель и пихту сосну, кедр, лиственницу…
Пешая часть — полдня, сплав — три часа…
Как трудно рассчитать время в длинном походе! И вот… несмотря на стремительное прохождение Баш-Хема, мы имеем шанс не уложиться в свои положенные на маршрут 33 дня. Опаздывать в Москву не всем можно, и вот провожаем пятерых мужиков вниз по Бий-Хему.
Мы же, ввосьмером (из которых три женщины) доплываем до реки Мюнь, разбираем суда и медленно-медленно (тяжелее-то насколько стало!) движемся по цветущим лугам в сторону Улуг_О.
Место стапеля километрах в полутора от воды — ближе нет деревьев для рамы — кругом сплошной ковер из желтой и красной карликовой березки.
28-ой день пути. Спускаем суда в реку. В ручей… Движемся, как на самокате, уставшие, голодные и вдруг… Люди! Они дарят нам две буханки хлеба и мешок сухарей. Одну буханку делю на 8 частей и здесь прямо, на воде, мы, смакуя, съедаем кусочки с таким забытым вкусом…
А дальше. Дальше потекла Улуг-О. Воды мало. Почти все препятствия преодолеваются сходу. Надо заметить, что шестеро из восьмерых здесь были три года назад во время наводнения. Плыли тогда очень тяжело и медленно. Сейчас же мы только успевали махать руками: «здесь мы стояли», «здесь мы обедали», «здесь мы стояли»…
Стремительно проходим Улуг-О. На Бий-Хеме одна остановка на полчаса, чтобы сварить суп и, (о счастье!) по реке плывет буксир, тянущий лес. Прицепляемся к плотам…
В 2000 все было по-другому. За водопадом мы построили галеры — связали попарно катамаран-четверку с двойкой.
На галере: один рулевой, остальные — гребцы. Наш рулевой, Юрка, талантливо ловит течение, и наша галера летит с фантастической скоростью. Галера Сельвачева сильно отстает — обед приготовить успеваем.
В этом походе путешествие на Баш-Хем не планировалось, а по поводу Улуг-О думали. Если успеем. Но во время не укладываемся и так.
И вот он, Тоорахем, место окончания сплава по Бий-Хему. И никаких вариантов выбраться: самолеты не летают, на «Ракету» на месяц вперед нет билетов. Узнаем, что все грузы в Тоорахем поставляются «Уралами» к озеру Мюнь, далее везутся моторками. Что же? Нам так и уезжать? Но другого пути нет. Как обидно, что мы проплыли это место. Теперь 40 километров вверх…
Очень тяжело моторки преодолевают течение. Ломаются моторы. Влетаем в ночь, в туман… Приходится ночевать.
На Мюне мотор нашей лодки окончательно заглох — бензин кончился. Начались «бурлаки на Мюне»… И так 10 км.
Машина, на которую мы рассчитывали, ушла рано утром. День сидим. Прорабатываем варианты, высылаем к дороге гонцов. Но, вот счастье, «Урал». Просто порыбачить приехал. Не судьба ему порыбачить нынче — зато мы уезжаем…
Наши два Транссаянских похода закончились. Сколько людей еще пойдет этими маршрутами? Много. Но очень интересно, удастся ли кому-нибудь пройти хоть что-нибудь из непройденного нами на Кок-Хеме…

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Тыва
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 5