Эльбрус. Сентябрь 2008

Идет загрузка карты ...
Вершина Европы (5642 м) в сентябре 2008. По стилю - Барьеровский новичковый поход. 14 участников, не знакомых друг с другом, большинство новички. Выше скал Пастухова до поездки был только руководитель, в итоге: 9 человек на вершине, и 2 на седле.
 

Для начала я перепутал вокзал и вместо Казанского пришел с двумя палатками на Курский. Хорошо, что остальные не перепутали и газовые баллоны со сноубордами уехали таки поездом. Вместе с Колей и Аней. А палатки вместе с еще 11 участниками мероприятия на самолетах (двух разных). В электричке от Савеловского до Лобни встретил Евдокимова и выпил с ним пива. Даже удивительно, что два таких путешественника встретились именно в Лобненской электричке, а не где-нибудь в Туркмении, Исландии, Иране и т.д. Под пиво и решил начать писать отчет об Эльбрусском мероприятии. Пора представить участников.
"Рассмеялся я, и взял с собой"

В аэропорту меня ждал Андрюха Закиров. На удивление молчаливый, но надежный товарищ. Он привез из Долгопрудного мой рюкзак (и свой тоже) и связку-веник палки-ледорубы-лопаты. О том что он едет я (руководитель экспедиции) узнал случайно и за два дня до отъезда. Андрюха сам написал в аську "да, кстати, я уже давно билет купил". Сначала хотел его поругать, что мол палатки раскладку и пр. вещи пораспределяли, но больше порадовался, что нас перестало быть 13 человек, а стало 14. Мероприятие все больше начало напоминать Барьеровский новичковый спелеопоход, и это прекрасно. Сергей, мы с ним играем в футбол по выходным. Однако после травмы колена я от футбола отошел. Сергея же встретил случайно в метро и между делом позвал. А он взял и поехал. Аленка. Собственно с ней мы и решились на эту поездку. Точнее даже не на эту, а на Большую Высокую Гору. А на Эльбрус - чтоб акклиматизироваться и понять к чему мы готовы после долгого ее простоя и моей травмы. Саша - его не знаю, его притащила Аленка, а я его назначил реммастером. Сорокины Коля и Аня. Когда мы с Аленкой придумали Эльбрус, сидели с нами в Патио Пицце за одним столом. И тоже завистовали. Еще там сидел Мирон, но он воздержался т.к. был трезвым, что для Мирона нехарактерно. Олеська. С ней мы классно ходили в 2000-2001. А потом долго не виделись, но в начале лета 2008 я ее вытащил в Иран на Дамавенд, но сломал коленку. Она ж сходила на Дамавенд с моими товарищами. Кстати Дамавенд вместо Эльбруса вышел, поэтому, когда наметился Эльбрус, я ее сразу же ее позвал. Леша Вятчин - Олесин муж. Тоже был на Дамавенде. Мотоциклист и как многие мотоциклисты зимой - сноубордер. Комолов Андрей тоже оттуда же. Велосепидист и бордер. Эта тройка потащила с собой борды и даже каталась на них. Леша Сальников. По ЧГК с ним знакомы. Только что с Хибин (как и я с Исландии). Решил догнаться. Дима Крюков. Тоже знаток. Как-то прознал насчет Эльбруса и заявился. Команда Крюкова представлена его девушкой Наташей (belk). Вообще надо заметить Эльбрусом интересуются только чгк-шные капитанны. Славин, Сальников, Крюков. Ранее Севриновский. Леха Трощенко. Мы с Олеськой его позвали, как опытного эльбруссера, но он не поехал. И упросил меня взять вместо него Олю Леснову. Я добрый, я никому не отказываю. Потом выяснилось, что с Ольгой еще Дима Никитин. Его я пока не знаю, но говорят, что спецназ. Как такого не взять? Встречались и сажались в Шереметьево бодро весело. Народ знакомился и пересчитывался. Оказалось, что Оля и Дима сейчас в Домодедово и через час полетят оттуда, а Сергей и вовсе пока на работе и приедет поездом только следующей ночью. В самолете спали и смотрели облака, а в аэропорту Минеральных Вод обнаружили почему-то прилетевших ранее нас Олю и Диму и даже с багажом. Отбиваясь от назойливых таксистов встречаемся со старым своим знакомым Муратом и его напарником Алексеем. Мурат отвозит 8-х в Терскол, а оставшаяся четверка идет в знаменитое среди альпинистов кафе "Сугроб". Оно до сих пор существует! Половина меню отсутствует, а все остальное очень медленно. Но странный и юморной официант нас так порадовал, что мы даже платим за забытый и не включенный в счет коньяк и оставляем ему чаевые. Коля и Аня прибывают на вокзал в 22-50 и вторая половина участников на второй маршрутке выезжает на юг.
На нижнем уровне мира

Ливень и собаки способствовали моему наблюдения красивого кавказского рассвета. А когда проснулись второй раз, светило солнце. Утренний диалог: "Доброе утро! А как тебя зовут?" "Дима" "Очень приятно, Аня". Только сейчас некоторые впервые видят друг друга. А Сергея кроме меня не видел никто. Канатка вверх. Станция Мир. Шестой раз здесь (точнее 11-й т.к. вверх вниз всегда). И с удивлением обнаруживается открытым Музей Обороны Приэльбрусья. Смотритель музея начал свою лекцию. Складывалось ощущение, что это лекция обо всем и будет длиться бесконечно. Еле сбежали. Еле доели хычины и лагманы. Если вы встречаете бородатого мужика спускающегося с Эльбруса в резиновых сапогах, то значит это спелеолог. Познакомились и пообщались с прикольным дядькой - Сафроновым Андреем. Потом поиграли в веселую игру: посади рюкзак на креселку канатной дороги и успей поймать его на другом конце. Акклиматизировались хождением налегке сначала до Карабаши, а потом до Приюта 11. Я просто сражен видами местности в конце августа. Идти обычным путем невозможно, весь снег с ледника стаял, обнажив лед. Но гряда скал слева настолько широка, что по ней едут Уралы. До середины пути между Бочками и Приютом! Идти можно пока без кошек, но снежная каша очень тонкая, осторожно. Появляется и ратраковый след. По нему идти вовсе шикарно. Но местами мокро. По щиколотку или выше в воду - запросто. Но сколько скал вокруг! Таким Эльбрусские склоны представить очень неожиданно. И ручьи текущие вниз. В туалет раньше вела тропа, с уклоном вниз. Сейчас он возвышается на постаменте (!), надо залазить по лестнице. Площадка перед бочками и кухней оказывается покрыта бетонными плитами. В команде у некоторых признаки усталости и недомогание, но есть аппетит (замечательно поужинали). Сильно никто не отстает. Голова конечно же побаливает. Все всё ближе сходятся, и постоянно находят взаимные пересечения и знакомства. А перед сном термос вина и высокогорное шоу "Что? Где? Когда?". И несмотря на победу коварных сибирских телезрителей играли просто классно, бывает ведь когда хорошо всё, и даже смеешься. Три месяца мимо меня прошли и я наконец почувствовал что-то в этой жизни. Жаль только через 4 дня все закончится и снова унылая депрессовая Москва, в которой так не хватает кислородного голодания. А утром 31 августа седой Эльбрус "показал зубы" и снова стал узнаваем. Узнаваемое белое молоко на расстояние 50 метров и жуткий ветер. Тяжелая железная бочка ноет и трясется, но для того она тут и поставлена, защищать тех, кто внутри. Хотя те кто внутри думают, что бочка вот вот скатится. Сходить в туалет - целая история, одеваться и влезать в пластиковые ботинки. Теперь начинаю понимать бородатого мужика в резиновых сапогах. Проспали все сроки, долго завтракали. Сидели вместе с южноафриканцами и гадали "идти не идти". Погода то пугает. Но пошли. Не так уж и страшно, не на курорт все-таки приехали. Пошли так бодро, что шедший первым Дима заметив замаячившую впереди зеленую куртку решил, что это Наташа (вышедшая со второй группой на час позже его). Наташа оказалась южноафриканцем, и пока Дима это понял все остальные уже успели пробить тревогу и организовать спасработы. Все таки упертый человек явно недюжинных возможностей, другими словами просто "кабан" ушел вверх с рюкзаком в пургу вечером. Как бы не забежал на Эльбрус :) Ну или не остался там сверху один без понятия куда дальше. Пока успокаивали девочек и собирали спаскоманду Дима вернулся. Тут-то Серега и достал купленного в Таганроге толстолобика. Аппетит который из-за горной болезни должен был пропасть еще вчера при виде копченой рыбы только разыгрался. Съели все что можно и даже чуть больше. Второй термос вина закончился. Параллельно в соседней комнате под гитару зажигали местные строители (заново строят сгоревший в 1998 Приют 11-ти, а само действие происходит в бывшей дизельной станции, которую сейчас называют "Приютом 11-ти"). Строитель Идрис говорит, что стройка идет 2 месяца в году, потом консервируется. Достроют, дай бог, к сочинской олимпиаде. Но все это неважно, а вот исполнение "She's got it. Yeah baby she's got it" на балкарском языке под гитару - это нечто!. Ну а перед сном кончено же - продолжение ЧГК эксперимента, новый тур того же турнира, снова 15 вопросов. Но взять удается только 3. Явный упадок мозговой активности, горняшка все-таки есть, пусть и не в аппетите выражена.
Вершина Европы. 5642 метра. 1-2 сентября 2008. Вверх

Мне удалось убедить группу, что подъем на вершину с выходом из Приюта для нас нереален. С утра еще раз пообщались со строителями, узнали телефон водителя ратрака. За 10 тысяч ратрак отвезет к нижнему основанию скал, оттуда и стартанем. Правда больше 10 человек не повезет. Никак. Гусеницы пообламываются. Поэтому решено меня, как активного инициатора идеи ночевки на в лагере 4800, отправить туда спать. Компанию мне составят Сальников, Андрей Закиров, Коля и Наташа. Погода продолжает огорчать, тренируемся ходить в кошках и падать с ледорубами в полном молоке. Идем вверх акклиматизироваться на большей высоте (9 человек) и ставить лагерь (5 человек) в полном молоке. Поверхность такая, что только в кошках. Еще и ветер хлещет. И вдруг, обожаю такие моменты, они на Эльбрусе часты - выход из облака. Как я и предполагал, скалы Пастухова чисты. Не дошел только Серега, он оказывается приехал без палок, подобрал деревянный посох и ходил с ним. Опасения по поводу есть ли место для палатки отпали сразу же. Видна слегка огороженная камнями и частично засыпанная снегом площадочка. Обитателям Приюта запугать нас сорванными ветром и разорванными каменной крошкой предыдущими палатками не удастся! Ставим пуленепробиваемую повидавшую многое на своем веку палатку Salewa X-Base. Сперва укрепляем стенку новыми камнями, цементируем снегом. Ветер прямо-таки вырывает из рук наше жилье. Одной посаженной внутрь Наташи недостаточно, залазит Олеся. Наконец-то палатку якорит, укрепляем все имеющиеся растяжки, но тамбуры все равно будут колыхаться всю ночь. Запихиваем кучу камней располагая их внутри палатки по периметру. Уходят вниз все, кроме "пятерки отважных". Поужинали (аппетит никуда не делся?!), сели играть ЧГК. Эксперимент по изучению влияния кислородной недостаточности на интеллектуальные способности продолжается. Результат неожиданный: 6 из 15, выше чем на бочках. Тут просто отжигал Сальников, собственно 5 раз и ответил. Еще один раз ответили сразу трое. Но друг друга совсем не слышали из-за ветра. Про ветер можно конечно писать бесконечно. Он был все дни, все время одинакового направления. Но в эту ночь, так высоко и в таком ненадежном (по сравнению с предыдущими) убежище он был особенно мощным. Пол укреплен телами и камнями, но сверху дергаются дуги и хлещет метель. Попытались уснуть, первых четыре часа никак. Очень хочется в туалет, но лежишь более-менее в тепле и сухости, выходить страшно. Первым не выдержал я, полез на улицу "по делам", за мной цепная реакция - все остальные. Сон пришел сразу же после этого выхода на земную поверхность (почему-то очень похожую на поверхность Нептуна в картинках в энциклопедии). Наташа и Сальников утверждали, что не спали всю ночь, но трое физтехов вырубилось. Ночью и с первыми лучами солнца пошли ратраки. Один за одним. В 4 часа, в 5 часов, в 6 часов. Наши появились в 7 часов. Среди них не было только Ани и Саши. Вылезаем из не то чтобы теплого, но безветренного убежища. Сальников не вылезает, говорит, что простудился и останется всех тут ждать в палатке, готовить чай, связываться по рации. Он итак был внешне похож на Высоцкого, а теперь уж и по должности стал... По всему южному склону Эльбруса разбросаны человеческие точки - восходители. Мы самые последние на сегодня. Подъем начинается резко вверх прямо от скал Пастухова. Под ногами лед! Точнее микс из грязного летнего льда и покрывающего его местами снега. Становится страшновато, но вся моя группа "чайников" так уверено рванула вверх, что только поспевай за ними. Местами кошки зубьями уходят совсем неглубоко, но много где удается стать на островки наста. Нет только Алены. Она как раз не "чайник" а умудренный опытом восходитель. И наверняка прикинула, что вечером тут спускаться, и это поопаснее и посложнее подъема будет. Но выбор уже сделан и бегу вверх догоняя остальных. Еще нет Сереги, но он как-то неактивно подрывался на скалах, да и вообще, кажется снимал там кошки. Несмотря на наличие рации в палатке у Сальникова, поговорить о чем-нибудь просто нереально. Беснуется ветер. Старается опрокинуть направо. Ветер порывист, в моменты его ослабления начинаешь валиться влево. Словно в вагоне метро едешь! Снимать варежки = терять их, ронять палки и т.д. Нет ни одного ровного места надежно остановиться, присесть, отдохнуть. Только стоя на ногах и уткнувшись в склон палками, восстанавливаешь дыхание и снова вверх. Через двести метров лед кончился. Наст, сразу задышалось как-то спокойнее, да и рассвело окончательно. Ни Алена, ни Серега на подъеме к Косой не видны. Значит нас девять, буду стараться хоть как-то контролировать группу. Первым летит Коля, его уже не видно. Потом даже не заглядывавшие с утра в палатку Дима и Оля. Следом тройка бауманских велосипедистов, потом я, за мной 50 метров Наташка, и где-то в пределах различимсоти человека от просто точки Андрюха. На склоне кто-то в процессе фотографирования роняет перчатку и ее красиво кувыркая уносит на Восток, быстрее от пытающегося догнать беглянку хозяина. Встречаю болгарку, та спрашивает далеко ли до вершины. Осматриваюсь. Кажется резкий подъем кончился и вешки-флажки уходят вверх и налево. Та самая знаменитая Косая Полка. Ее начало. Пытаюсь вспомнить сколько же на самом деле до вершины. Нет не километров, и она спрашивает тоже явно не про них. Отвечаю 3 часа. Она испугано округляет глаза и уходит вниз. Я ошибся, было 5. В хорошем темпе. Хорошо что ее испугали 3. Идем по Косой. Это снизу она кажется почти горизонтальной. На самом деле изнуряющий бесконечный подъем вверх и вверх. До каменного перегиба на западе Восточной вершины. Только он словно застыл на месте и не приближается. Ветер стал встречным. На встречу также идут просто толпы народа, вниз. Либо мы так поздно вышли (что все уже идут обратно), либо они обломались с восхождением. Судя по атлетически сложенным фигурам и уверенной походке думается, что первый вариант. Но на вчерашней предвосходительной установке было четко мною (с использованием богатого опыта прошлых попыток) сказано: идем до 14-00, потом вниз. После перегиба - еще длинная горизонтальная полка, на которой вдруг выясняется, что скорость передвижения эльбрусского альпиниста по горизонтали едва ли не ниже чем вверх. На часах 10-00. Коля на седле. Сидит, ждет горячего чая и остальных, мерзнет. Сходил на встречу, посмотреть где мы. А мы идем, идем, идем. Даже пятичеловековую пробку создали в одном месте. Но сойти с Косой для обгона никто не решается и все идут со скоростью первого. Последний из наших, Андрей - на седле в 11-20. Собираемся вместе. Собираемся с мыслями, делимся впечатлениями, все ж не каждый день и далеко не каждому человеку дано пройти по Косой. Никто ничего почти не ест, не пьет, не лезет просто внутрь ничего, скорее наружу. Съедаю яблоко, оно лезет. Угощаю товарищей. С трудом дышим, всех тошнит и болит голова. Олеся раздает таблетки, самочувствие улучшается. Встаем и дальше на Западную. На Восточную нет никакой тропы. Ну хоть и снега нет, но идти как-то не хочется. Впрочем это все мои мысли, остальные про них не знают и послушно выполняют: заменить палку в левой руке на ледоруб, переодеться в пуховик, оставить рюкзаки прямо здесь на тропе. Взлет 350 метров к вершинному плато. Пока мы собирались час на седле посередине взлета сидел человек. И ни вверх, ни вниз. Просто сидит и все. Потом сверху к нему подошел товарищ, обнял за плечи и повел вниз. Первая мысль: Спасработы, наверное... Потом мне ребята говорят, что мужик тот ослеп. Вторая мысль: Очки наверное потерял (снежная слепота). Нет. Оказывается он вообще слепой! Третья мысль: я в шоке. Нет никаких третих мыслей. Вот так вот, в обнимку, по крутому сколону вниз. Шли они раза в три быстрее моего спуска в этом месте. Потом оказалось (смотрели тв новости), что слепых было двое, и этот чуть не дошел, а второй дошел прям до вершины! С группой поддерживающих товарищей конечно. Нам же 350-метровый взлет дался нелегко. Он не был растянутым и длительным, как Косая. Это было просто вверх под углом, по крутому склону. Но льда нет, наст. И пробитая в насте тропа. На этот раз сентябрьская обстановка похоже сыграла в плюс. В этом месте сейчас заведомо проще чем было в июне или январе. Вершинное плато. Безумные виды на север, в сторону долины Малки. Эти виды мы еще не видели. Нам и своих безумных на юг, на ГКХ, Ушбу, Шхельду, Донгуз-Орун, Напру, Казбек и т.д. хватало. Сегодня просто удивительно, ни облачка вообще. Только ветер и ветер. Вершинное плато превращается в арену борьбы со встречным ветром. Я даже упал пару раз, в момент шагания, когда одну ногу отрываешь от земли. Но теперь уже некуда деваться. Первым на вершину забежала Олеся, именно забежала, если сравнить ее темп с остальными. Там же почти нагнал ее Коля. Потом Наташа, я (время 13-20), Леша, Андрей З, Дима, Андрей К, Оля. На столь коротком отрезке растянулись по времени также как и на огромном участке Пастухова - Косая. Но Оля была ровно в 14-00. Временной план не нарушен! 5-метровый пупырь - собственно вершина. Подбадриваем криками выползающих товарищей. Пытаемся фотографировать, но моментально садятся батарейки (удивительно, чуть ниже они размораживаются и снова работают). Вроде бы взрослые люди (не старше 30) прыгают и орут как дети. Дима разрывает и разбрасывает по ветру страницу паспорта. И только умудренный руководитель невозмутимо жует очередное яблоко.
Вершина. Вниз.

Дожевав яблоко, принуждаю расстаться всех окружающих с эйфорией и двигаться вниз. Попутно напоминая, что большинство несчастных случаев происходит именно на спуске, а заодно обучая правильно ставить ноги в кошках и работать коленями, а не ступнями. Откуда столько знаний накопилось, сам не пойму, но как начинаешь идти тело само подсказывает (или вспоминает?) правильные движения. Подходим к седлу. Сверху видно, как какой-то мужик в оранжевых штанах околачивается возле наших рюкзаков. А потом начинает идти вверх, на встречу. Сходимся ближе. Серега! С нелегким рюкзаком прется вверх. Первая мысль: надо остановить, нельзя ж так, не успеет, в темноте по Косой, потом по льду спускаться и уставшим. Вторая мысль: да чего там, не дойдет разве? Кабан ведь. Я свое первое восхождение сделал зимой, на седле был в 14, на вершине 16. Надо ему дать шанс. Третья мысль: вторая мысль явно навеяна кислородной недостаточностью и присущей ей глюками. Конечно Серегу надо развернуть. Разворачиваем Серегу и спускаемся на седло. Подтягивается все группа. Андрюха З и Дима спускаются совсем медленно. Безостановочно кашляют уже пятеро (в т.ч. и я). Пью холодную, но воду, никакие другие жидкости организмом не воспринимаются. Отпускаем наиболее быстрых Колю, Лешу, Наташу, Андрея К вперед, и, вдвоем с Олесей, начинаем спуск остальных. Ну как, начинаем спуск... Просто стараемся сдерживаться и идти также медленно как и они. В пределах до 20-30 метров. Косая конечно удивительная вещь... Спуск по ней почти всегда занимает столько же времени как и подъем. Такая же бесконечная. Снова вдали маячат совсем не приближаясь на этот раз уже скалы Пастухова. Зато виды... На этот раз лицом не к склону, а к Кавказу. Пишу отчет спустя три дня, а до сих пор перед глазами стоит... Вот и далекая обсерватория Старого Кругозора, знакомая станция Мир, и совсем рядышком с ней Бочки, там-же сверкает отраженным солнечным светом Приют 11-ти. Все на удивление рядом, чего мы между ними сутками ходим, непонятно. Ветер в спину. И почти стих уже. Все хорошо, но в самом конце перед выходом на скалы - лед. Именно его я нервно ожидал весь спуск. Становится страшно, добавляется усталость. Куда-то пропали (растаяли?) снежные корочки. Уже просто видно, что склон в этом месте голубой. По отмеченному флажками белому полуострову в голубом море льда дохожу до конца полуострова. Все равно метров 200 осталось. Коленки начинают трястись. Но снова три мысли. Первая: Коля, Леша, Наташа, Андрей К уже прошли. Я то ведь не хуже них, скорее даже наоборот ведь. Вторая: Хватит париться за безопасность других и прочей ответственностью. По крайней мере сейчас, ближайшие 5 минут. Пройду сам, потом буду уж думать что делать с уставшими, отстающими. Третья мысль: Кошки, они вообще-то для ходьбы по льду и предназначены, по насту любой дурак сможет, и даже без кошек. Три мысли помогли сосредоточиться и пройти. Тем более, что когда перестал бояться, заметил слева выходящий мне на встречу снизу от скал другой белый полуостров, на который и перебрался. Решил остаться на нем и поруководить спуском отстающего Андрея. Андрей однако просто сидит уже достаточно долго на верхнем белом полуострове. Кричать бесполезно, ветер не настолько стих. Стою жду. Подходит сверху Олеся. Оказывается Андрей просто заснул!! Прямо вот так, сидя на склоне, с крутым углом, прямо надо льдом. Размахивая палками руковожу спуском Андрея и Олеси. Оставляю рацию Олесе, чтоб провела Олю и Диму и ухожу. Сил смотреть на это уже нет. Скалы Пастухова 18-00. В палатке встречает горячим чаем спускающихся Леша Сальников и Аленка! Она оказывается рано утром, поднявшись от остановки ратрака до скал, обнаружила, что Саши нет. Не поднялся. И пошла вниз его искать. Пока искала (а он похоже сразу с ратрака вниз и ушел) все остальные убежали наверх. Первоначально мы планировали снять палатку и сброситься в Приют 11-ти. Но Аленка и Леша в один голос кричат, что останутся тут еще на одну ночь, раз палатка так удачно и уверенно стоит. И что их не просто двое, а уже четверо. Снизу пришли двое иркутян, и тоже с планами на завтрашнее восхождение. Ок. Трезво оцениваю шансы, погода явно улучшается, ветер стих. Заблудиться невозможно, тропа хорошо пробита, снега не нанесет, через каждые 5-10 метров вешки. Алена и Леша мощно ходили все предыдущие дни, а тут еще и сибиряки, наверняка мощные тоже ребята. Если кто и наделен высотным опытом в этой компании кроме меня, так это Алена. Вторых, третьих мыслей не возникает. Оставляем нашему высокогорному радисту Сальникову 2 рации и уходим вниз. Тут то организм мой и расслабился. Все держал по струнке, в напряжении, пока была так называемая "зона смерти". Ниже Пастухов - все. Уже ничего не может произойти. При такой погоде как сейчас. С усмешкой вспоминаю наши спасы, когда Дима ушел вверх мимо Приюта. Расслабленный организм сразу же полностью и устал, словно батарейка села. Больше 3-4 шагов сделать не могу. Надо сидеть, отдыхать, дышать. Картина мира словно застыла. Сколько б не прошел, все равно Приют 11 одинаково далек. А идущие впереди вроде бы со мной Наташа и Андрей - человеческие точки. Потом не осталось никого. Только я и Дима. И обалденный закат. По склону, по леднику журчат ручьи. Пью, пью, не могу напиться никак. Как пришел уже не помню. Ужинать и пить чай не стал. Нашли лимон и коньяк, выпили "за возвращение", а не "за восхождение". Завалился в комнату и не могу уснуть, полночи болтали о чем-то с Наташей и Андреем.
Домой

Утром уйти не смог, хотя собирался рано-рано убежать и попробовать вернуться в Москву на день раньше. Оказалось, что переоформить билет стоит столько же как и купить новый, что равно по стоимости уже купленному туда-обратно. Группа постепенно приходит в себя. Хотя завтракают уже не с таким аппетитом как ранее. Идем вниз. Два дня на кошках, и мышцы как-то по другому воспринимают обычную ходьбу. Наконец-то я упал. Был кусочек льда, присыпанный каменной крошкой, куда я и наступил. Движение в не той плоскости ноги, сразу боль, и падение. Кажется я никогда так и не избавлюсь от своей травмы колена. Хотя конечно три месяца после операции - это всего лишь срок, когда можно начинать плавать в бассейне, а отнюдь не восходить на Эльбрус. Посидел, отдохнул, подышал (все утро и ночь почему-то не хватало кислорода). И кое-как дошел до Бочек. Все остальные перемещения - только в креселке, канатке, машине. Ходить больше не будем. На Новом Кругозоре фотографировался с памятной доской Чокке Замлиханову. Мне до него осталось 206 восхождений на следующие 76 лет жизни. На Бочках мы пили Дюшес. Я не знаю кто сколько, но я выпил там 4 бутылки, а потом снизу еще 4. И пачку сока и 2 бутылки пива и арбуз. Все дальнейшее повествование постепенно превращается в гастрономическую книгу, поэтому поинтересуемся лучше, что происходило выше. Вместо запланированного выхода в 4-00 группа Иркутяне-Петурсенко-Сальников вышла в 8-00. То ли из-за холода, то ли из-за облака. На начале Косой Леша Сальников почувствовал, что ему лучше пойти вниз, к палатке, где снова с горелкой и рацией провел целый день. Алена с одним иркутянином дошла таки до вожделенных камней, означающих конец Косой. Они там сидели и ждали когда распогодится, хотя нам снизу стало понятно, что ничего уже не распогодится и будет только хуже. Опыта и осторожности Алене не занимать, и они повернули назад, и даже успешно дошли в молоке, хотя GPS выдавал постоянно какую-то чепуху. Дальше как и у нас - бегство вниз, в котором помогал дожидавшийся в Приюте Саша. Тем временем основная группа участников заказала баню. Эффект был просто потрясающим. Первые зашедшие в парилку выскочили оттуда через 10 секунд. Во время второго захода я так и не смог разлепить густо заливаемые потом глаза. Два Димы сидели на первой ступеньке (условное название "Приют"), все остальные сидели на полу (условно название "Бочки"). На вторую ступеньку ("Пастухи") люди забирались только после долгой акклиматизации, с выбеганием на улицу и обливанием водой. Наши фотографы в бане наснимали снимков едва ли не больше чем на самом Эльбрусе, но вам мы их не покажем :) И вечерний сеанс ЧГК, перед сном. Без главной нашей звезды, Леши Сальникова, оставшегося жить в оранжевой палатке. В общем-то на других высотах кроме как на 4800 его интеллект дремал, так что справились мы и сейчас. Да еще как справились, 10 из 15. Оставалось только встретить тройку застрявшую на Бочках и, попращавшись с Баксанским ущельем, укатить на Север. Прощанье происходило на Поляне Нарзанов, впрочем вот Наташка с Андреем успели в Тегенекли в музей охоты и рыбалки имени В.Высоцкого, а бауманские велосепидисты - прогуляться куда-то на Чегет к озеру. Да. Еще нас вез в МинВоды Ицхак Саатаев - внук первого восходителя на Эльбрус. Символично. Последнее мероприятие экспедиции - традиционный заверщающий поход в Минводский "Сугроб". Еще более очаровательный официант, музыкальный автомат, в котором за 20 рублей можно заказать трогательную песню все того же Высоцкого "Прощание с горами". Песня же, которой вернувшегося в полночь на последней лобненской электричке, меня встретил ночной Долгопрудный и вовсе поразила. "Черные глаза". Как будто и не уезжал из Балкарии :)

Автор текста, вдохновитель и руководитель поездки
Дмитрий Славин

PS http://www.liveinternet.ru/users/875863/post84400395/ - замечательнывй псот напсианный Аней. дополняет мою историю, т.к. оо всем кроме дня восхождения :) а у меня скорее наоборот

Комментарии
Myprism04.10.11, 19:14
Теперь я знаю, как умудряются погибнуть на Эльбрусе. 
Сначала прочёл комментарий Владимира и собрался его опровергать. В конце концов, на Эльбрусе много людей и до цивилизации и помощи совсем близко, гора всего двойка.

Но ведь есть там несчастные случаи и один мой знакомый фотограф молодой парень лишился там обеих ног.
У него было так, группа спускалась после восхождения. Это был акклиматизационный подъём перед Памиром. Погода отличная, все расслабились, самоуверенности выше крыши, молодые здоровые ребята, шли не связавшись. Он просто споткнулся и упал. Поехал. Зарубился ледорубом, а ледоруб слетел с руки вместе с перчаткой. Дальше очень длинное падение, масса травм, перелом обеих ног, которые пришлось ампутировать. Этого бы не случилось, если бы ледоруб был на самостраховке или бы они шли в связке.

Дальше я прочёл рассказ и мне стало страшно. У меня так бывает на высоте, когда я с другими людьми. Сам высоты не боюсь, боюсь за других.
1. Повествование ведёт руководитель группы и из текста ясно, что он в некоторые моменты не только не знает, где находятся его подопечные, но даже сколько их вообще идёт и куда в данный момент. Хуже я придумать ничего не могу. Всё, теперь возьму за правило ходить с группой только с верёвкой. Не потому что нужна, а просто для того, чтобы никто не потерялся. Один потерявшийся, ставит под риск тех, кто пойдёт его искать и тех, кто останется, так как они не будут знать, что им делать. Автоматически возникает внештатная ситуация и повышается риск для всех. Это простая гора, если только люди не делают глупостей. А тогда она становится смертельной.
В общем то сам я иногда пренебрегал симптомами горнячки, но только когда шёл один и потому, что хорошо знаю свои симптомы и последствия. Но если с группой, то не рискнул бы. Протекает у всех по-разному и бывают и смертельные случаи. Как потом жить, зная, что у тебя умер человек из-за того, что ты его не остановил?
Алкоголь в горах КАТЕГОРИЧЕСКИ противопоказан. Он просто умножает симптомы горнячки и все риски.
Необходимо много пить. Топить воду и заставлять себя пить. Пардон за подробности, моча должна быть светлой. Так же надо заставлять себя есть.
Vladimir02.10.11, 19:46
Безалаберность на уровне преступления! 
Дмитрий, все Вы описали точно все трудности восхождения. Поднимался на Восточный Эльбрус в июле того же года. Но меня просто потрясает случайный подбор Вашей группы, отсутствие организации заезда и акклиматизации. Вы даже этим гордитесь! А уж контроль за восхождением просто на уровне преступной халатности. Очень жаль, что Вы настраиваете новичков не на трудное и опасное восхождение, а на простой поход выходного дня. Хорошо, если и у других подобная авантюра закончится без жертв. Скалу с фото погибших на Приюте 11 трудно не заметить!
С уважением Владимир
Guest13.01.09, 12:33
Молодцы! 
Летом собираемся на Эльбрус, начинаем подготовку. Спасибо за шикарное описание!
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Кабардино-Балкария
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 2А или 2Б
Опубликовал Дмитрий Славин