Байкал

Идет загрузка карты ...
Киев-Москва-Красноярск-Иркутск-Листвянка-пос.Байкал-Слюдянка-Солзан-Тимлюй-Улан-Уде-Култук-Аршан-Иркутск-Хужир-Иркутск-Свердловск-Молотов (Пермь) -Москва-Киев.
 

13 августа 2007 года, 13-15. Я подсел в Киеве в поезд Одесса-Москва, в котором уже ехал Виталий из Винницы. Билеты брались одновременно на нас обоих в Виннице, и мой билет тоже был из Винницы. Несмотря на то, что в «Правилах пользования» Укржелдорогой есть строгая фраза «Поездка пассажира начинается только со станции, указанной в билете», никаких проблем договориться с проводником не составило.
Так началось наше путешествие к Главному Сокровищу разрушенного Советского Союза, а ныне разрушаемой России – к Байкалу.
Неспешно общаясь с пассажирами, прошли украинских погранцов в Сумской области (Середина-Буда, станция Зерновэ), и поздно вечером и русских в Брянске.
Первые впарили какую-то «учётную карточку избирателя» (осенью того года предполагались выборы, и учитывали каждого избирателя, могущего сбежать). А вторые долго искали каждую фамилию в толстенном распечатанном талмуде. Наскоро перекусив, постояв в тамбуре, наблюдая бело-голубые железнодорожные столбы РФ, завалились спать на плацкартные места, полюбовавшись на узбекский зелёный паспорт бабушки-попутчицы. Обычная такая советская бабушка, одна в Узбекистане, хотя все родственики в РФ и на Украине. «Во катается», подумалось.

14 августа 2007 года, 4 утра. Прибыли на Киевский вокзал. Зашли с рюкзаками в зал ожидания, слушали мелодичный голос записи дикторши, объявляющей прибытие поездов из Киева и Кишинёва (другие на Киевский вокзал и не прибывают). Пока сидели, прорвались в бесплатный туалет, где даже удалось умыться и почистить зубы. Десять раз проходили мимо патрулирующих ментов с рюкзаками. Слава богу, никто нами не заинтересовался. Дождались открытия метро в 5-30, и ещё 30 минут (!) стояли в очереди за карточками. Дурацкая, отвратительная карточная система (1, 2, 3, 10 и более поездок с резким изменением цены поездки при оптовости, карточки огромные и одноразовые!) – вот что ввели взамен простых и понятных МНОГОРАЗОВЫХ жетонов. Вот она, капиталистическая «экономия» ресурсов, и забота о простом человеке.
Прорвавшись сквозь толпу, в шесть утра, наконец, купили по билету на метро и поехали на Ярославский вокзал, откуда у нас планировался отход поезда аж в 14 часов. Сдали рюкзаки в камеры хранения и пошли гулять по Москве. Погода жаркая, явно летняя и отличная. Это уже позже я оценил, ощутив «летнего Красноярска».
Некоторые интересные улицы, затем набережная Москвы,
 
затем окрестности Останкинской башни, видели, как учатся студенты снимать фильмы во дворах, затем вернулись на вокзал. Всё это только на метро, каждая поездка по 17 рублей на тот момент. Попытались съесть шаурму. Дорогая и невкусная, но ничего. И вот наконец-то с опозданием на полчаса подали Красноярский поезд. Отстояв в очереди, залезли в жаркий вагон.
Пассажиры попались отличные. Тут же начали знакомиться.

14-17 августа 2007 года – движение в поезде. Если вкратце, ехали хорошо и интересно. Если день – то выходили в каждом городе (остановки по 20-30 минут), посмотрели хоть чуть-чуть. В Ярославле солнце, в Данилове – миллион мягких игрушек на продажу выходят к вагонам, в Кирове я вышел погулять, мои часы показывали 5 утра по Киеву.
Попутчик - профессор Новосибирского академгородка Гусев Алексей Алексеевич (специально называю, между прочим отличный человек). И вот представьте. Голосует за ЕдРо, к Путину относится положительно. В каждую свою командировку в Москву заходит на просп.Калинина и закупает книги Паршева, Мухина, Резуна (!) и др. И в этот раз он мне показывал свои покупки. Я говорю: "Ну так как вам закон АВН?" Оказывается, он о нём не знает. "Как же так, говорю, ведь это главная тема большинства книг Мухина! А вы говорите, многие книги Мухина прочли". Пришлось объяснять ему суть закона АВН. Ответ Гусева:
"Ни в коем случае нельзя простому человеку судить о действиях власти, это не по его уму. Насчёт Путина - да, к сожалению, находясь 80% президентского срока, он был связан определёнными обещаниями с Семьёй, и поэтому не мог показать весь свой потенциал, но теперь, когда Ельцин умер (официально 04.2007), у Путина этот шанс появился, а это грамотный управленец и т.д. и т.п." Вот такое вот мнение… Кстати, ещё при Союзе он был соучредителем известного общества «Память», странные взаимодействия с КГБ признаёт, лично знает новосибирского известного лектора Жданова В.Г.
Едут Красноярцы 45-55 лет, говорят, что голосуют за ЕдРо. Говорю, как же так, ведь баллотируется ваш земляк Шенин (Шенин тогда был жив) с чудесным законом и это опытный руководитель с результатом! Отвечают "Знаешь, это не ошибка: мы действительно не первое поколение живём в Красноярске, коренные мы. Но Шенина не знаем вообще." (!)
Также, как и до выезда ещё, нас и они тоже начали стращать клещами, которыми кишат Прибайкалье, Алтай и т.д. Мол, едете прямо в лапы этих клещей. У женщины-красноярки родственник умер в результате укуса клеща и другие ужасы и страсти рассказывали о них. Блин, в очередной раз «игрануло очко» у нас, что мы не сделали прививку. Но с другой стороны мы её и не могли сделать, т.к. нужно это делать за два месяца до выезда, а тогда мы ещё не знали о том, что сможем вырваться в это путешествие. Впоследствии мы выяснили, что страхи эти – напрасны. Клещи опасны с апреля по июнь, а на рубеже сентября они неактивны.

В нашем же вагоне ехали какие-то ребята, первый раз мы их заметили возле памятника Паровозу в Глазове (Удмуртия), где они пели чуть ли не боевые песни. Примерно за час до Новосибирска они додумались подсесть к нам и мы узнали, что они (по-моему) кришнаиты, наши земляки, киевляне, заканчивают КПИ. Но дальше всё пошло по худшему сценарию – постепенно разговор перешёл на религиозную тему и они тупо начали нас грузить кришнопропагандой. Исключительно искусно и сверхпрофессионально. Благо вышеупомянутый профессор Алексей Алексеич принял удар на себя, начал с ними спорить, а тут и Новосибирск нарисовался. Вышли и кришнаиты, и сам Алексей Алексеич. Жаль, с последним связь потеряли.

17 августа 2007 г. Прибытие в Красноярск. Ходим, всё узнаём, расписания, новости и т.д. Узнаём, что в течение 30 минут (по-моему) после прибытия пассажиры имеют право бесплатно воспользоваться вокзальным туалетом, по предъявлении билета. Ишь ты. Смотрю на часы – ещё успеваю. Кстати, передвигаясь в поезде, плавно привыкли и перестроились под местные часовые пояса!
Далее сдали вещи в камеры хранения и пошли гулять по Красноярску. Сразу же ощутили прохладу в воздухе. Не по-летнему. Впечатлила чёрная «Победа», стоящая возле вокзала. Посетили набережную Енисея, в городе удивило то, что детский парк платный. Дожились. Памятник Чехову. Приятно удивило некоторое наличие советских символов на зданиях города, советских названий. Здесь и далее везде фотографировали всевозможные церкви и соборы – предмет любопытства Виталия. Основательно осмотрев город, посетив краеведческий музей, уехали на автобусе в заповедник Столбы.
Столбы – это огромные лесные территории за городом, кстати говоря, в холодную погоду, которая началась, ничего интересного там не нашли. А тут ещё и дождь начал накрапывать. Лазали по лесам, скалам, вымазались как свиньи в глине, дождь всё усиливается, холод пробирает всё жёстче. Уже совсем дуба начал давать, а Виталию хоть бы хны – медленно так себе ходит, не спеша под уже проливным дождём. От дождя и укрыться нечем – все вещи остались в камере хранения. Проходив так несколько километров, наконец, выбрались за пределы заповедника, пришли на остановку автобуса. Автобуса ждали целый час, а то и больше, народ скапливается, дождь лупит, холодина страшная. Чуть дуба не дал, боялся, как бы насквозь мокрому не заболеть воспалением, это в первый же день похода.
Через час-полтора ожиданий в сумерках на диком холоде подъехал жёлтый «Икарус». «До Предмостной!» - объявляет кондуктор. Доехали до Предмостной площади, спросили, как доехать до вокзала, сели в ПАЗик. Полудохлые прибыли на вокзал, узнать, не появились ли билеты дальше. Взяли вещи из камер хранения, переоделись в сухое. Билетов нет в сторону Байкала почти никуда. Наконец в 23 часа взяли один билет плацкарт (Виталий) до Тайшета, а второй билет в этот же поезд купе (для меня, я согласился заплатить такую сумму из-за безвыходности).
В ожидании поезда спустились в подвальный зал ожидания сожрать хоть какую-то консерву в томате, разложившись на рюкзаках. И тут как назло подходит местный бич, нагло выпросив и себе часть. Пришлось угощать.
В полночь погрузились в поезд и уехали, я надеялся хоть эти 4-5 часов поспать. Надежда оправдалась.

18 августа 2007 года. В пять утра по местному времени прибыли в Тайшет. Очень прохладно, осенний дождь то ослабевает, то усиливается. Тут же взяли билеты на 14 часов до Иркутска, плацкарт. Холодно, попеременно то я, то Виталий оставались с вещами в здании вокзала, остальной выходил на час в город. Так коротали время. Купил у бабки на микробазаре под моросящим осенним дождём чернику-голубику. Давно заметили огромную группу разновозрастных туристов, и Виталий как всегда с ними познакомился. А там и я подключился к беседе. Оказалось, это опытнейшие туристы из Свердловска, как раз возвращаются с Байкала, все с детьми и с жёнами там отдыхали «по-туристически», на природе. Общение закончилось задушевнейшей беседой со «старшиной» команды – бородатым Владимиром - показом фотографий с фотоаппаратов, и Владимир лично пошёл нас провожать на Иркутский поезд прямо в вагон. Конечно же, записали все телефоны/адреса, чтобы… потом благополучно их потерять. Это просто ужасная наша безалаберность, ведь на обратном пути мы потом заехали на один день в Свердловск, а вот созвониться не смогли. Но на тот момент мы этого ещё не знали и отчалили в плацкартном вагоне от Тайшета.

Проехав какое-то время, я завалился спать наверх. Как оказалось потом, не зря. Пока ехали, погода потихоньку улучшалась. Вечером познакомились с двумя студентками, ехавшими в нашем вагоне со станции Таксимо (на БАМе) через Тайшет в Улан-Удэ – Лизой и Галей. Проговорили с ними всю ночь, гуляли по Ангарску, пока стоял поезд, и они нам пели песни. Конечно же, обменялись телефонами, чтобы при заезде в Улан-Удэ обязательно встретиться, (встреча, забегая наперёд, удалась). Но это было потом, а пока, в шесть утра 19 августа посадили их в Иркутске на уланудинскую электричку и пошли осваивать Иркутск.

19 августа 2007 года. Семь утра – после бессонной ночи движемся улицами Иркутска, рюкзак уже оттягивает плечи. Наша цель – найти дом сестры покойного деда Виталия, в частном секторе. В результате тяжелейших отношений, царящих в этой непростой семейке, её бывший муж-алкаш (осенью того же года умерший) нас дезинформировал, якобы её нет, от ворот поворот. Выдвигаемся пешком по городу к автостанции с целью уехать на противоположный конец Иркутска и найти другую родственницу Виталия – ещё более престарелую парализованную бабушку.
Сели в ПАЗик. Удивились, что за Уралом за маршрутки оплачивают при выходе: в западной части СССР наоборот.
Нашли нужную многоэтажку, со второго раза попали в нужный подъезд. Звоним в дверь полчаса – никто не открывает. Так и ушли не солоно хлебавши. Оказывается, за ней ухаживает внучка, которая на эти дни уехала (приготовив всё для бабушки), а сама бабушка из-за неподвижности в принципе по квартире не перемещается и никому не открывает. Так и не увиделись. Оставили рюкзаки на автовокзале в камере хранения и пошли изучать Иркутск. Исходили всё вдоль и поперёк по осенней погоде, холодало всё сильней, пошёл непрекращающийся осенний дождь. Я с собой не взял куртку-ветровку в поход, поэтому не прочь был прикупить, что и удалось сделать на китайском рынке. Теперь мне дождь стал нестрашен. А вот СИМ-карту купить удалось только со второго раза и только (!) в главном офисе МТС после оформления договора (нигде больше не продавали, из-за (!) украинских наших паспортов. Вот такие странности). И только после этого смогли отправить первые СМС домой. Ходили-ходили под дождём по Иркутску, всё звонили в надежде всё же застать указанных выше родственников, дождь всё усиливался, нужно было думать о ночлеге, а ночлег в Иркутске всё отчётливее накрывался медным тазом. С трудом уговорил Виталия прекратить бесполезные попытки вычислять родственников и, преодолевая усталость, уехать на Байкал и на побережье заночевать, а то иначе «ловить» больше нечего. Под дождём уехали с автовокзала в Листвянку около 17-00. Уже в автобусе я с трудом боролся со сном. Выгрузились в Листвянке в начале седьмого под проливным дождём и сдуру попёрли в гору искать ночлег, хотя нужно было ночевать прямо на берегу севернее причала. Именно туда в конце концов и вышли через час. Дождь к тому времени был холодный и сильный, шёл он к тому моменту не менее шести-восьми часов, кругом была кромешная осень и вода. Отойдя на несколько десятков метров от причала на север, плюхнулись на наклонном берегу у подножия холмов, я быстро разобрал палатку, там же под дождём залезли в неё, что-то съели и упали как убитые. Я точно как убитый. Хотя сквозь сон я слышал, как мимо нас кто-то прошёл и посмеялся.

20 августа 2007 года. Я проснулся в начале двенадцатого. Отдохнул отлично, палатка выдержала испытание осенним дождём на ура. Прекрасная палатка. Я чувствовал себя уже отлично, дождя не было. Вышел из палатки и обомлел.

Я неслучайно останавливаюсь на этом моменте, это стоит того. Стоило ехать в поезде через весь Советский Союз, мокнуть на промежуточных станциях, в каждом городе, а перед этим краснеть у начальства, чтобы выбить не просто отпуск, а именно на 31 календарный день, обрабатывать жену, чтоб отпустила в поход и не сильно ревновала. Стоило, ради того, чтобы это ощутить.

Это был Байкал. Это непередаваемо, суровость байкальской природы, летний холод, чистейшая вода, туманный воздух. И корабли на горизонте. Мечта детства.

Вчера из-за таких погодных условий и из-за усталости я это просто не мог заметить и оценить. Сегодня же Байкал преобразился.

Оказывается, Виталий давным-давно проснулся и ушёл знакомиться с туристами. Этими туристами оказались два пацана-автостопщика из Сталинской (Донецкой) области, то есть почти земляки. Это они вечером над нами посмеялись, мол, нашли как палатку разбить. Они бесплатно, в отличие от нас, добрались до Байкала автостопом по методу небезызвестного Кротова. Там же был и толи программист, толи журналист из Минска. С этой компанией мы и совместно приготовили завтрак на их костре, общались. Пацаны увлекаются планом, прославляют Бандеру (хотя, как и обычно на Украине, говорят по-русски; вот уж не ожидал на Байкале услышать симпатии к Бандере). А минчанин – оппозиционер. Так что собственно, ничего интересного мы от этих компаньонов не ожидали, интересы слишком разные; собрались все вместе и ушли в Листвянку, где и расстались навсегда.
Мы же с Виталием по его требованию пофотографировали корабли, расписание катеров, экскурсий, и пошли проситься в музей Байкала в Листвянке. Мы уже получили информацию от предыдущих туристов, что возможен торг, убеждение вахтёрш музея, что мы ехали чуть ли не через весь Союз, специально чтобы посетить ваш музей, а здесь так дорого, может мы вдвоём по одному билету, а? После переговоров так и решили. Вряд ли стоит описывать экспонаты музея, но вкратце: корабли, карты, схемы, чучела животных, историческая информация, геология, живые рыбы в огромном аквариуме, подслушали лекцию сотрудника о сейсмоактивности Байкала.
Надели рюкзаки и неспешно выдвинулись на юг, к месту отчаливания парома Листвянка-порт Байкал. Паром почти пересекает место вытекания Ангары из Байкала (более 1000 рек и ручейков втекают в Бакал, и только одна Ангара вытекает!).
После часа ожидания паром подошёл, паром большой, при нас зашли все люди и заехал ГАЗ-3307. Билетёрше мы сообщили ту же информацию, что сообщали всем по случаю: что мы ехали через весь СССР с далёкой Украины, туристы-фанаты и фанаты Байкала, а с деньгами напряжёнка, не могли бы вы провести нас двоих по одному билету, ведь без квитанции же, ну, в общем, помогите. И если на первых фразах этой лекции у неё возникал гнев «Как так! А ну платите!», то во второй части лекции, особенно после слов «проехали через весь Союз» улыбка появлялась, в конце концов уговорили. Этот метод помогал впоследствии экономить 30-50% бюджета на транспорт. А в одном случае даже 100%, но об этом позже.
Через какое-то время пришвартовались в порту Байкал (населённый пункт Байкал). Здесь нам предстояло провести время до 2-00 ночи, когда отчаливает трёхвагонный поезд п.Байкал-Слюдянка по знаменитой Круго-Байкальской Железной дороге (КБЖД). Купались в Байкале, отдыхали, дождь не только закончился, но и на пару часов проблеснуло жиденькое лето! Можно было даже находиться в майке!
Когда стемнело, ждали поезда на станции. Познакомились с группой тюменских студентов, долго разговаривали. Погода по-прежнему была хорошей, но это днём можно было на короткое время остаться в майке. А теперь не спасали даже свитер и куртка.

Всё, что ныне осталось от КБЖД – одна колея (вместо двух когда-то) на указанном участке. Остальная часть этой ещё царской дороги потеряла актуальность после ввода в эксплуатацию Транссиба и была разобрана. Поезд по ней ходит 2-3 раза в неделю со скоростью чуть ли не 20 км/ч для снабжения дровами и продуктами разных посёлков вроде Маритуя, забирая пассажиров в обычные общие вагоны (вроде как плацкарт).
К сожалению, большую часть КБЖД со всеми замечательными туннелями проходим ночью, и ничего не видно.
Убедили проводницу содрать с нас подешевле и завалились спать. Уже утром, 21 августа, на подъездах к Слюдянке, лишь в конце пути сумели заснять на камеру вид на Байкал с КБЖД, туннели, и т.д.

21 августа 2007 г. Прибыли в Слюдянку утром. Ходили по посёлку, на набережной перекусили и вышли в сторону гор – на Хамардабан, с целью рано или поздно дойти до обсерватории либо до пика Черского. Погода отличная, в сопровождении солнца начали с рюкзаками подниматься в горы. С учётом переправ через ручьи шли медленно. Погода плавно начала портиться. Шли до самого вечера, разбили палатку, разожгли костёр с трудом из-за сырости (с применением «дымовухи» от бутылки кефира) и заночевали. Слегка пошёл многочасовой осенний дождь.

22 августа 2007 г. В первой половине дня уже не смогли разжечь костёр, несмотря на все ухищрения. Собрались и днём уже под неслабым проливным дождём выдвинулись дальше в горы. Шли и всё больше промокали, рюкзаки начали тяжелеть. Нашли клеёнку, укрыли рюкзаки и пошли дальше. Встречали туристов из Магнитогорска, Иркутска и женщина налегке с дочкой, почти без вещей – по-моему, из Свердловска. Со всеми разговаривали и шли дальше. Потом из-за сильного дождя всё же передумали идти дальше, так и не дошли до обсерватории. Сфотографировались в самой дальней для нас точке Хамардабана и повернули под тем же дождём назад.
Пока весь день шли назад, Виталий меня убеждал, что мы поступаем неправильно, нужно использовать метод Кротова и путешествовать автостопом бесплатно. Я же его не стал разубеждать, что нам как бы уже за тридатник перевалило каждому, и поздно косить под студентов; а сказал, что если он такой умный, то поехали в Улан-Удэ автостопом и он, Виталий, будет договариваться, авось что получится.
Под конец дня уставшие доплелись до подножия горы – крайние дома посёлка, - и тут нам предоставилась возможность испытать этот самый автостоп. Но это имело смысл, т.к. устали ужасно от тяжелейших намокших рюкзаков. Остановили праворульиый микроавтобус и уточнив, по дороге ли нам, доехали до «развилки», откуда открывался путь по трассе М-55 через Байкальск-Выдрино-Бабушкин-Селенгинск-Улан-Удэ. Нельзя сказать, что водитель с охотой нас подвёз эти пару километров, наоборот, демонстрировал какую-то неприязнь; но денег не взял.
И вот мы вышли за Слюдянку и тормозим машины. Погода опять стала явно улучшаться. Первым остановился старый «форд», молодой парень с матерью едут на дачу.
Узнав, что нам нужно, они подвезли нас «до кафе», где якобы могут быть дальнобойщики, совсем недалеко по трассе вперёд, где-то в районе населённого пункта Сухой Ручей. Попытка поймать машину возле этого кафе за пару часов не имела успеха, уже собирались уходить в лес к Байкалу разбивать лагерь и ночевать, как остановилась… маршрутка. Сели и поехали за 50 рублей с носа до Байкальска. В Байкальск прибыли уже в глубоких сумерках, водитель вывез нас к окраине города. Вышли пешком на восток, и недалеко от указателя под мостом на берегу речки разбили палатку. Питаться уже было нечем, костёр разводить не было уже времени и возможности, залили гречневые хлопья холодной водой и попытавшись это съесть, завалились спать.

23 августа 2007 г. с утра продолжили попытки остановить машину. Параллельно двигались сами пешком. Через час такого способа останавливается бежевая Таврия – очень редкое изделие для Иркутской области! Исключительно добродушный водитель в отличном настроении. Сразу, чтоб начать разговор, я ему признался, что мы с его машиной почти земляки. «Да? Ух ты!» - пошло-поехало, довёз нас до населённого пункта Солзан, хотя ему самому нужно было с трассы свернуть раньше. Ещё и постоял с нами в Солзане, поговорили, потом он развернулся и уехал назад. А мы остались ловить автомобиль. Через час мимо проехала праворульная Тойота (мы остановили?), но остановилась значительно дальше. Виталий побежал договариваться. Нет, нас видеть они не хотят (пожилая семейная пара), но… готовы взять нас по трассе до ст.Мысовой, при условии, что рюкзаки держать на руках, - боятся за чистоту багажника. «И сто рублей на бензин» - добавила женщина. Ну что ж, хоть так. Сто рублей до Мысовой с двоих – это просто даром.
А реально мы как сели в Тойоту, разговорились с ними, и так, общаясь, довезли они нас аж до Большой речки – то есть километров 160. По дороге даже выснилось, что глава этой семьи – бывший железнодорожник, и вполне мог работать с Виталиным дедом году в 1974-м, даже фамилию пытался вспомнить. Несколько раз за этот путь Тойота на скорости 70 км/ч царапала днищем наши шикарные дороги. Водитель матерился, вспоминая свой ВАЗ-2106. По дороге один раз остановил инспектор.
Высадив нас у Большой Речки, пенсионеры уехали. А мы у местных рабочих пытались узнать, как отсюда уехать. Электричка, по рассказам, планировалась только вечером, но нам посоветовали выйти на трассу и ловить машины, мол, дальнобой вас не возьмёт, но здесь работают КамАЗы, «первый же КамАЗ вас и подберёт». Ну что ж, на вокзал даже не пошли; пошли снова на трассу. Подождав чуть-чуть и посмотрев, как мимо нас пролетают машины, вдруг увидел, как из-за изгиба дороги вылетает серый КамАЗ. Поднимаю руку – останавливается!
Так вдвоём с рюкзаками и залезли в кабину. Водитель - молодой парень, работает при монастыре в пос.Посольское, поговорили, и завёз он нас в пос.Тимлюй, прямо на станцию. Изучили расписание – так и есть, электричка только вечером, снова выходим на дорогу и останавливаемся недалеко от заправки, в надежде, что кто-то из заправляющихся грузовиков нас подберёт. Стоит ли говорить, что в этом прекрасном крае – Бурятии – долго ждать не пришлось?
На заправку подъехали два одинаковых ГАЗ-3307 с дизельными двигателями. Одной машиной управляет Артур, бурятской внешности, второй – Миша – славянской внешности. Машины гружёны по пять тонн цемента каждая, везут из Тимлюя в Улан-Удэ не первый раз. Взяли нас до Улан-Удэ, я попал в первую машину к Артуру, Виталий попал к Мише во второй «газон». С этими замечательными людьми ехали до Улан-Удэ, живо общаясь о политике, истории, обычаях родного края и вообще, остались только положительные впечатления.

Прибыли в Улан-Удэ часам к семи-восьми вечера. Сразу же проинформировал по СМС Лизу – чтобы и наши новые друзья знали, что мы прибыли. Вечером Лиза перезванивает и мы встречаемся на так называемом Арбате – пошла такая мода устраивать «Арбаты» в РФ в основном на улицах Ленина. Да и на Украине уже и в райцентрах устраивают т.н. Крещатики – там законодатель мод Киев.

Лиза пришла на встречу не одна, а с замечательной подругой Аней, вечером присоединились вышеупомянутая Галя со своим молодым человеком, нам помогли разместить рюкзаки на ночь в редакции газеты «Правда Бурятии» и предоставили ночлег в общежитии, а пока мы гуляли до поздней ночи по тёплому Улан-Удэ. Потрясающее чувство испытываешь, гуляя на противоположном конце Советского Союза, в 6000 км от дома, как в студенческие годы, по красивейшему освещённому ночному городу.

24 августа 2007 года. Наши друзья разошлись на занятия по своим институтам, а мы с Виталием пошли осматривать теперь уже дневной Улан-Удэ. За день посетили всё, что могли, в том числе многочисленные книжные магазины (в которых я заметил достаточное количество книг Мухина, Паршева, Кара-Мурзы и т.д.), съездили даже в этнографический музей народов Забайкалья. Незаметно наступил вечер – пора садиться на вечернюю электричку, а планировали мы (по настоянию Виталия) попасть в Посольское – уж очень Виталия интересовал монастырь.

Ближе к полуночи вышли на станции «Большая речка» и пешком пошли по ночным населённым пунктам в монастырь. Идти предстояло долго – около 11 км, большую часть этого пути мы и прошли, так как Виталий категорически отказывался от моих разумных предложений в полях-лесах поставить палатку и нормально отдохнуть до рассвета. Проезжающие редкие машины (штуки три) не останавливались, пока мы не прошли большую часть пути. И только тут остановились красные Жигули ВАЗ-2101. За рулём сидел весьма навеселе водитель-бурят и не менее навеселе пассажир-русский. Здесь надо отметить, что при одинаковом количестве принятого бурят развозит больше – особенность «генов», как говорят. Водитель Коля реально еле ворочал языком. Но машину вёл как по ниточке, на второй скорости, очень медленно. Сам Коля и его друг Саша долго не могли прийти в себя, узнав, откуда мы такие прибыли. Живо общаясь и выясняя у наших горе-водителей подробности об их посёлке и о монастыре, прибыли к часу ночи в Посольское. И нет чтоб ребята, высадив нас, поехали б просыпаться, нет: завезли нас на берег Байкала, показали, где ставить палатку, достали бутылку и ещё долго с нами выпивали (правда, лично мне в темноте не составило никакого труда не выпивать вообще ни капли, лишь делая вид).

Наконец расстались. Хоть я настаивал идти искать другое место для палатки, Виталий, невзирая на время, категорически повёл в монастырь, просить ночлега. Монахи, конечно, несколько прозрели, увидев нас, заявившихся после часа ночи. Но пошли будить настоятеля. В конце концов, разместили нас в бараке, я вообще залез на самую верхнюю полку нар. Пока укладывались, встретили своего знакомого водителя КамАЗа, который жил здесь же.
Утром проснулся вполне отдохнувшим.

26 августа 2007 года. Весь день провели на Байкале, участвовали в крёстных ходах обитателей монастыря, питались в монастырской столовой, общались с послушниками (среди которых, кстати, были и работники с Украины). Помогли рыбакам-браконьерам затянуть лодку на мотоцикл – рыбаки дали нам выловленной рыбы, омуль. Не имея возможности её хранить, сдали в столовую монастыря, а у них пост! Ну пусть ждут, пока пост закончится, оприходовали в морозильник.
Как обычно бывает в походах, Виталий пропал, потом появился, познакомился с женщиной-экскурсоводом из Иркутска, которая по достоинству оценила талант Виталия как географа, потребовала, чтобы он приезжал работать к ним в бюро с такими знаниями – им нужны специалисты. Виталий, как и везде, упустил шанс устроиться на отличную работу мечты.
Вечером нужно было выходить на ту же самую электричку, проходящую около полуночи. Но до неё нужно было протопать те же 11 км, а мы вышли поздно из-за отлучки Виталия. Но как обычно, выручило нас чудо – третья или четвёртая машина остановилась нас подвезти до станции. Парень ехал на праворульном Мицубиси, подвёз, как и 90% водителей в этом месте, бесплатно.

Дождались электрички, и доехали бесплатно (наверно, нас кондуктор просто не заметил, но мы и не знали, где купить билет) до ст.Мысовая, населённый пункт Бабушкин.

 Глубоко поразили бурятские менты. Вот, представьте ситуация: входим в зал ожидания вокзала во втором часу ночи. Ближайшая электричка до Слюдянки в пять-тридцать. В небольшом зале пару человек, почти никого нет. Заходят менты: один бурятской внешности, второй славянской.
- Добрый вечер, ребята, как у вас дела, куда направляетесь? Ну, а вообще как у вас, документы в порядке? (Даже не потребовав документы, поговорив с нами о том о сём пару минут). Отдыхайте. Но вы смотрите, если будете спать, то привязывайте вещи, и вообще будьте внимательны. Если что – мы здесь.

Потом ещё, пару раз за ночь, они заходили в этот зал ожидания, будили пассажиров и спрашивали, слышали ли они, что объявили такую-то электричку, и не их ли это электричка? В общем, я был потрясён такой прекрасной и вежливой работой. Так глядишь, и снова правоохранителей будут называть «милицией», а не ментами! И вообще, в сравнении с известными московскими случаями: где многочасовые избиения ногами задержанных просто так? Где изъятия денег у «счастливых обладателей» трезубых жёлтоблакитных незалежных паспортин? Где запихивания в УАЗик «понаехавших» с отсутствием какой-то «регистрации»?

 Я это пишу так подробно потому, что через месяц, уже дома на Украине встретился с дальним родственником, которому регулярно в Москве везёт на такое обращение со стороны ментов, вплоть до попыток пришить убийство на том основании, что на вопрос «Вот ты приехал пересаживаться на поезд, а закусывал? Да? А хлеб чем резал? Показывай!» доставал пятисантиметровый ножик. С попытками стянуть денег за несуществующую «регистрацию» и отпусканием к поезду секунд за двадцать до отправления.

27 августа 2007 г. Наконец 5-30 утра, и садимся в электричку. Холодно страшно, не то, что вчера. Берём билет до Выдрино, но потом доплачиваем до Слюдянки.

Пересадка до Култука, и садимся в автобус, везущий во Всесоюзный горный курорт Аршан. Водитель с удовольствием с нами общается, оценивает наш подвиг переезда через весь Союз и охотно соглашается на половинную оплату проезда. Оказывается, служил под Житомиром, бывал когда-то.

Приехав, обходим Аршан, смотрим тропу, уходим в горы. Совсем не холодно, почти лето. Вечером разбиваем лагерь, готовим.

28 августа 2007 г. Собираемся назад, посещаем русло реки Кынгырга и Иволгинский датсан, везде ведётся бойкая торговля сувенирами. Закончив путешествие по Аршану, возвращаемся на автостанцию. Ситуация не очень: все водители автобусов требуют больших денег до Иркутска. На снижение цены никто не соглашается. Уходим ловить машины на выезд. Фактически просто переходим через дорогу. Но машины нас не подбирают. Так проходит пару часов, и тут, конечно же, случается чудо. Приезжает наш вчерашний водитель на зелёном автобусе с надписью «Иркутск». И везёт нас бесплатно! Жаль, что не сделали украдкой фото этого исключительного человека, зато сохранилось фото автобуса. Кстати, уже в Иркутске, хотели дать ему 100 рублей; это, конечно, далеко не стоимость проезда, но хоть на пиво – не взял.
И вот вечер, и мы в Иркутске.
Наконец поздно вечером пробиваемся в гости к сестре покойного деда – родственнице Виталия, и после тяжёлого разговора глубоко заполночь, засыпаем.

29 августа 2007 г. Весь день исследуем Иркутск.
30 августа 2007 г. Утром находим автобус до Хужира – «столицы» острова Ольхон! Взяли с нас по 500 рублей. Пол дня едем, проезжаем Усть-Ордынский и Баяндай, с интересом проходим паромную переправу Сахюрта-Ташкай. Приехав в Хужир, устремляемся в музей Байкала в Хужире. Украдкой фотографируем в музее сотовым телефоном. Вечером разбиваем лагерь в сосняке севернее Хужира. Понимаем, что элементы жёсткости для палатки забыты нами среди прочих оставленных вещей в гостях у родственницы. Я экспромтом сооружаю замену из ветвей. Растягиваю палатку между деревьев.

31 августа 2007 г. Весь день гуляем по окрестностям, по побережью, наслаждаемся солнцем, Байкалом, песком, соснами. Погода отличная. Вечером к нам подходит немец Ханес-Оле, и мы его угощали пельменями (пельмени я утром купил в Хужире, готовил на костре). Родом из ФРГ, пять лет изучает философию в Москве. Отлично (как для немца) говорит по-русски, на гавайской гитарке исполняет некоторые песни 20-х годов о красных командирах и красных отрядах. Не считает, что разделение Германий на капиталистическую и социалистическую было чем-то плохим: наоборот, говорит, это было отличное соревнование двух систем. В гости не приглашал, не в их это менталитете. Поздно вечером пошли общаться с поляками, - огромной группой с руководителем. Их маршрут – Пекин - Улан-Батор - Бакал и далее Польша. Поляков, кстати, и в Иркутске встречали, и на Байкале огромное количество – все ж места названы именем Черского. Так заканчивается последний день лета.

1 сентября 2007 года. Первое впечатление – никого! Подходим к первому месту отправления маршруток в Хужире – стоит 20-местный Мерседес. Спросили у водителя, он говорит: по 600 рублей с человека, плюс за багаж заплатите по 100 сверху. Мы присвистнули и пошли дальше, так как знали, что из центра Хужира на обычном рейсовом автобусе сможем договориться за 500 примерно вместе с багажом. Но не успели отойти и десяти метров, как водитель позвал нас назад, согласился на наши условия: по 500 вместе с рюкзаками. И мы ехали вдвоём, будучи единственными пассажирами в пустом автобусе, почти до Иркутска! По дороге в Баяндае водитель нам остановил, чтобы мы угостились «позами» в кафе, переполненном английскими студентами (!). Только ближе к Иркутску подсели дачники.

2 сентября 2007 г. исследуем Иркутск. Нашли ранее записанный Виталием адрес на Баррикадной и пришли в Старообрядческую церковь. Познакомились со служителем, который был приятно удивлён, что мы интересуемся старообрядчеством. Это оказался Силуян, Патриарх Новосибирский и всея Сибири, на тот момент работающий в Иркутске. Кстати, любопытно, что рюкзаки мы оставляли на время экскурсий в церкви напротив – в «никонианской», РПЦ; там общались с послушниками.

3 сентября 2007 г. Продолжаем исследовать Иркутск, закупаем продукты перед отъездом. Вечером уезжаем поездом до Свердловска – куда смогли взять билеты.

5 сентября 2007 г. в первые минуты после полуночи в Свердловске берём билеты аж на 20 часов до города Молотов (Пермь), то есть у нас целый день. Идём до 5 утра ворочаться на рюкзаках в зал ожидания, затем – весь день поход по Свердловску. Параллельно вызвонил свою дальнюю родственницу из г.Молотов (Пермь), предупредив, что приедем завтра. Бродим по пасмурному и дождливому Свердловску. Машин праворульных уже не так много, как за Иркутском, и даже появляется отечественный автопром, не то, что на Байкале.

6-7 сентября 2007 г. Прибываем в Молотов. Ночью спал в общем вагоне как убитый на второй боковой полке. А Виталий спал на второй полке «полукупейного» отделения, и нашёл утром свой рюкзак не совсем в порядке. Начали подозревать воровство. Вроде ничего не взяли, однако по приезду домой Виталий обнаружил, что, похоже, исчезли пару медалей его деда, которые он забрал из Иркутска.

Исследуем Молотов (Пермь), заезжаем в гости к дальней родственнице, которую я не видел с 1985 года. Погода в Молотове значительно лучше, чем в Свердловске. Седьмого сентября, после полудня ожидания на вокзале, уезжаем в Москву.
Там несколько разделяемся и я еду в Киев ночным поездом.

9 сентября 2007 года в 6 часов утра прибываю в Киев. Метро уже открыто, я добираюсь домой. Возле станции метро продают арбузы и дыни южане, несмотря на ранний час. Покупаю и то и другое, оплачиваю измочаленной 20-кой, которую я провёз через все перипетии Байкала. Так заканчивается почти месячный поход по окрестностям Байкала, иду будить жену, которая всё это время оставалась в Киеве и ревниво требовала моего возвращения. Постепенно отхожу от Байкальских впечатлений и вливаюсь в рутинную жизнь. Три с половиной месяца остаётся до моего перевода на ужасную работу в документационный отдел. До начала доводки до ума 21-й Волги остаётся 10 месяцев. Когда теперь я вернусь на Байкал…







Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Иркутская
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 2