Имя на мраморе

Идет загрузка карты ...
27 декабря 1908 года (9 января по новому стилю) - Василий Филиппович Маргелов родился в Екатеринославле. Отец Филиппа Иванович Маркелов рабочий-металлург. Фамилию Маргелов Василий Филиппович «получил» вместе с партбилетом – партийный чиновник по ошибке написал его фамилию через «г»). Мать Агафья Степановна. Братья Иван (старший), Николай (младший), сестра Мария. Маргелов для ВДВ — это все равно, что Пушкин для России. Маргелов — это наше десантное все! Вот уже полвека десантники называют себя "маргеловцами" . А ВДВ — между собой — расшифровывают как "Войска Дяди Васи".
 

Изображение 390 Изображение 390
Изображение 554 Изображение 554
Изображение 614 Изображение 614
Изображение 659 Изображение 659
Изображение 679 Изображение 679
Костяк экспедиции составила группа ветеранов военной службы, ныне активных членов «Союза десантников России», под руководством полковника запаса Сергея Мерзеликина. Офицеры, оставив армейский строй, стали заниматься с детьми. Ныне они дают возможность будущим защитникам Отечества получить навыки, необходимые для службы в Вооруженных Силах. Иногда и сами запасники подключаются к трудному, экстремальному делу. Когда родилась идея установить на горе Эльбрус памятную доску, группу Сергея Мерзеликина уговаривать принять участие в проекте не пришлось...
Первый лагерь разбили на окраине городка Терскол, на территории, прилегающей к базе МЧС на Эльбрусе. Здесь окончательно был сформирован отряд, которому предстояло подниматься на вершину. За день до переноса лагеря «на гору» к отряду присоединились два офицера службы информации и общественных связей ВДВ.
Позже группа со всем снаряжением перебазировалась на южный склон Эльбруса в район «бочек». Так называется туристический горнолыжный лагерь на высоте 3.770 м. Он представляет собой стационарно установленные «бунгало» бочкообразного типа. В лагере расположены кафе для туристов, администрация мини-поселка, склады, гаражи для «ратраков» (специальные трактора для выравнивания горнолыжных склонов). Как правило, вокруг «бочек» и организуют свои лагеря те, кто приезжает на восхождения. Высота района позволяет проводить акклиматизацию и тренировочные подъемы.
Надо отметить, что Эльбрус - коварная и непростая гора, хотя ее альпинистская сложность составляет «всего лишь» 2А (категория горы понижена недавно, по более ранней классификации сложность обозначалась 2В). Ее вулканическое дыхание и своеобразная география приводят к тому, что на столь небольшой (по альпинистским меркам) высоте можно испытать очень серьезные проявления горной болезни. А во время восхождения следует особенно внимательно и критически оценивать свои физические возможности. Кроме того, на горе приготовление пищи возможно только на газовых или бензиновых горелках с использованием специальных котлов высокого давления. Учитывая, что в состав «десантной группы» вошли 16 человек и предполагалось провести на высоте почти полторы недели, понятно, что снаряжение было более чем «весомым».
Когда переброска снаряжения была закончена, лагерь разбит, настала пора насладиться окружающей природой. По очертившим горизонт горам ползли тяжелые хмурые тучи - казалось, что собственный вес буквально тянул их в долину. На склоне, где расположился бивак, уже не верилось, что там, внизу, жаркое лето. Повсюду из-под снега торчали лишь дышащие вечным холодом черные камни.
Следующее утро принесло непогоду. Задул порывистый ветер, и с неба посыпал мокрый снег. Весь день группа покорителей вынуждена была сидеть в развалинах брошенного строения - «водосборника». Крыша была частично обрушена, и внутри растянули пленку и оборудовали общую столовую. До ночи все вынуждены были сидеть вокруг «идущего на взлет» бензинового примуса и отогреваться чаем. Изредка вылезали из целлофанового «пакета», чтобы очистить от снега свои палатки. Спать легли уже в темноте. Ветер усилился, и заряды мокрого снега напоминали тяжелую артподготовку. Палатки грозили сложиться. Вдобавок пошел дождь и началась сильнейшая гроза.
Эпицентр бури подобрался к лагерю глубокой ночью. В горах бесновались молнии, спать было невозможно, а ветер, казалось, решил смести десантный бивак со склона горы. И только флаг Воздушно-десантных войск, установленный на молниеотводе, гордо реял в разрываемой сполохами могучих электрических разрядов полутьме.
В самый пик разгула стихии случилось «прямое попадание» - молния с оглушительным треском ударила в одну из палаток десантников. Спасло то, что на скате палатки плотно залег мокрый снег и разряд прошел по нему. Там, где лизнуло землю жало небесное, снег растаял и образовалась парящая дорожка.
Буря утихла, ударил легкий мороз. Небо очистилось, и над безмолвными суровыми вершинами гор засияла полная луна. А десантники еще долго гадали, почему молния предпочла громоотводу стоявшую в нескольких метрах палатку...
Прогнозы не обещали устойчивой погоды. Было решено воспользоваться просветом, и с утра отряд вышел на подъем. «Голубые береты» шли вместе с группой обеспечения от МВД Кабардино-Балкарской Республики. Восходители выглядели воинственно: шли с оружием, несли памятную доску с барельефом легендарного командующего ВДВ. Впереди прокладывал курс знаменосец с флагом ВДВ.
Эльбрус в июле - августе - туристическая Мекка. На подъем к «Приюту одиннадцати» шли группы иностранных альпинистов, которые сначала с тревогой, а потом с интересом наблюдали за дисциплинированными военными альпинистами. Когда десантники остановились на отдых, их начали издалека фотографировать. Самые смелые иностранцы поинтересовались, что это за «военное покорение Эльбруса». Когда же узнали, что ветераны-десантники, офицеры Командования ВДВ, представители силовых ведомств Кабардино-Балкарии поднимаются на гору, чтобы установить памятную доску, стали подзывать коллег, высказали просьбу сфотографироваться с группой военных покорителей на память.
Имя Василия Филипповича Маргелова, флаг ВДВ заставили иностранцев на какое-то время забыть о собственном восхождении. Они стали расспрашивать о деталях жизни легендарного командующего, о современном состоянии ВДВ и Российской армии. Немало удивления вызывал и тот факт, что в группе военных находился Герой Советского Союза гвардии генерал-майор Александр Солуянов. То, что настоящий генерал и Герой вот так запросто поднимался вместе со всеми на гору, иностранцев впечатлило! «Наглядная агитация» оказалась очень действенной и, думается, заставила некоторых из них лишний раз задуматься о русском характере, особенностях России.
К середине дня группа вышла в район «Приюта одиннадцати». На небе словно по заказу не было ни одного облачка, ветер стих. Яростно палило солнце. Находиться на склоне без специальных защитных очков можно было лишь непродолжительное время. После оценки местности была выбрана доминирующая скала. На ее вершине и решили установить памятную доску таким образом, чтобы альпинисты, поднимающиеся на Эльбрус, могли хорошо рассмотреть барельеф В.Ф. Маргелова и прочитать надпись.
Для безопасной работы на скале пришлось применить веревочную лестницу и организовать страховку. Сначала на вершине развернули флаг ВДВ, потом приступили к сверлению установочных отверстий. Все это время к военным подходили другие альпинисты и расспрашивали о происходящем. Некоторые предпочли дождаться, когда доска будет установлена. Завязались интересные разговоры на политические и военные темы.
Когда работа была закончена, для защиты от вандалов крепежные болты заблокировали специальным шестигранным ключом. Окончание установки доски было отмечено торжественным салютом из стрелкового оружия.
Фото- и видеосъемка запечатлела этот момент. А тот самый страховочный ключ в канун 100-летия В.Ф. Маргелова передали в Рязань в Музей истории ВДВ.
После было решено совершить тренировочное восхождение к скалам Пастухова - так называется скалистая гряда в районе восточной вершины. От верхней оконечности скал начинается стремительный подъем к седловине горы Эльбрус. Это своеобразный штурмовой рубеж на вершину. Благодаря воодушевлению, полученному при установке барельефа командующего, все военные альпинисты достигли намеченной вершины.
Ветер на «взятой» высоте усилился, и температура была уже значительно ниже, чем в районе «бочек». Скалы Пастухова - район вечной зимы, даже мощное горное солнце не греет, а только безжалостно слепит. Перед возвращением в лагерь решили устроить привал. Поскольку не все в команде прошли длительную акклиматизацию, приходилось с этим считаться и выбирать более щадящий режим движения. Усталость и объективно тяжелые условия высокогорья заставляют людей, объединенных одной целью, постоянно искать взаимопонимание.
Прогноз погоды в районе восхождения вынудил уточнить планы подъема на вершину. Пришлось отказаться от дня отдыха и уже на следующую ночь назначить штурм Западной (самой высокой) вершины Эльбруса. Короткое время перед восхождением не спал практически никто. Нервное напряжение от ожидания штурма и событий предыдущих дней не позволяло расслабиться и полноценно отдохнуть. Вдобавок пришлось принять тяжелое решение и оставить часть группы в лагере - для охраны имущества и подготовки к возвращению друзей. Для людей, попавших в число «хозяйственников», это был серьезный психологический удар - ведь подняться на вершину по такому поводу было мечтой каждого. Но решение командира - закон.
К трем часам утра десантники уже были в районе скал Пастухова. Поднять голову и заставить себя смотреть вдаль было практически невозможно. Ветер хлестал по лицу, мелкий снег ледяным песком резал глаза, забивался под очки, царапая открытые участки, проникал через просветы под одежду, набивался в карманы.
Подъем на гору с каждым шагом становился все круче и круче. Вот он - характер «несложного» Эльбруса! К седловине (перевал между западной и восточной вершинами) подходили, когда начало вставать солнце. Утро принесло облегчение от ветра - он чуть поубавил ярости и перестал гнать снежную крошку. Но тут подошла первая волна физической слабости. Остановки на отдых стали дольше и пришлось подкрепляться. Один из восходителей - Александр Енгалычев - понял, что надо каким-то нестандартным способом поддержать друзей и... запел! Он несколько раз обошел остановившуюся группу и продолжал петь! После такого просто невозможно было оставаться на месте, все усилием воли снова «поползли» вверх.
Но гора явно благоволила только ветеранам! Выше седловины сумели подняться и достичь вершины именно старшие представители десантных войск. «Молодежь» дотянула лишь до половины пути и вынуждена была повернуть обратно. Александр Енгалычев еще несколько раз помогал друзьям собраться с силами пением (было чудесно и удивительно слышать его голос, прорывавшийся сквозь порывы ледяного ветра), и это ему дорого обошлось: после подъема на вершину он вернулся в лагерь с обветренной кожей губ, из трещинок текла кровь.
На вершине между тем установили флаг ВДВ и прокричали троекратное «Ура!» в честь войск и их легендарного «Бати» - генерала армии Василия Маргелова.
На следующий день вся группа спустилась в долину и вспоминала подробности похода уже среди буйной южной зелени на берегу горной реки. У всех осталось ощущение выполненного долга, радости от маленькой, но все-таки победы. Отныне каждый десантник России знает, что на Эльбрусе есть место, где он может поклониться светлой памяти легендарного фронтовика, своего командующего. По сути, этим восхождением обозначена новая традиция ВДВ.

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Эльбрус
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 2