гора Чимган / Спортивный туризм | Альпинизм
 

И Чимганские горы царят вдалеке, и безумно прекрасны собою...

29 апреля - 10 мая 2011 г.

И Чимганские горы царят вдалеке, и безумно прекрасны собою...

Идет загрузка карты ...
Альпиниада совместно с турклубом имени Рацека (Ташкент)
 
Часть первая


Вперед, к Солнцу!



29-30 апреля.
Сижу и пишу эти строки в аероэкспрессе, едущим в Домодедово. Начало путешествия и трепет, охватывающий едва пересечен порог родного дома — очень необычные ощущения. Их сложно описать, да и почувствовать дано не каждому. Сейчас ощущения еще более интенсивны, ведь я еду по сути в полную неизвестность. Нет никакого четкого понятия Что, Где и Когда. Что: Альпсборы, но что именно там нужно делать, потяну ли, готов ли? Где: Узбекистан, в аэропорту встретят, поэтому вопросом «Где?» я не очень подробно задавался. Чимган и Чимган. Когда же утром перед выходом из дома решил залить в Gps карту, то искал ее очень долго, так как оказалось, что у меня неверные представления о Чимгане. Даже Когда — не окончательно урегулированный вопрос. Я знал, что «старт» 30-го апреля, но оказалось, что это всего лишь «заезд», а старт 1-го. Но при этом «заезд» - неотъемлимая часть старта и, приедь я на сутки позже, никуда б не успел. Окончание тоже неясно, но у меня билет на 9 мая, и моё окончание будет именно тогда. Но самым волнующим фактором было то, что я ехал один. Сколько себя помню путешествовал всегда с кем-то, с какими-то изначально знакомыми людьми. Пару раз доводилось оставаться одному, но это были фрагменты путешествия. А тут считай целиком. Ну да, конечно не один я там, но кто все эти 20-30 людей, как я там себя буду ощущать, как они увидят меня? В общем щекотливая ситуация, и лет 15 назад я бы окунулся в нее с радостью, однако сейчас ехал с некоторой боязнью. Точнее с неопределенностью, что в общем для путешествия, пожалуй только плюс.

Четыре часа полудремы в кресле самолета, и я в Ташкенте, в 5 утра. Ташкентский аэропорт — еще то заведение, советское. В какую-бы очередь, на каком этапе я не вставал, все время оказывался последним. К самолету подавали Вип-автобус, потом Бизнесс-класс автобус, потом еще какой-то автобус для объявленных людей, и только потом самый обычный автобус для обычных людей. В здании аэровокзала постоянны люди «вне очереди» и вот спустя час (при том, что людей с других рейсов почти не было) я выбираюсь на улицу. Встречающего в лицо не знаю, он меня тоже. Облеплен таксистами, которые уверяют, что встречающий не пришел, и поехали-поехали скорее. Предлагают обменять 50 долларов на 90 тысяч сом. Я решил вконец обнаглеть и позвонил с таксистского телефона встречающему Валере. Валера был тут и оказался отличный мужик. Обменял 50 долларов на 125 тысяч сом и подвез к автовокзалу. Час сна в маршрутке и я в Газалкенте.


стелла в Газалкенте. Сюда помимо такси три раза в день приезжают электрички


Первое знакомство


лагерь ClimberCA

Вот оно путешествие. За что его люблю, неожиданные знакомства и попутчики. Из Газалкента едем вчетвером в такси. Огромный молодой парень в форме какой-то структуры. Думал пограничник, оказался МЧС-ник. Премило побеседовали, я развеял некоторые его смешные мифы о Москве (город пидарасов), он мне рассказывал про современный Узбекистан, а на прощание подарил крем после бритья. Теперь это мой единственный шанс не сгореть на солнце. Очень искренний жест, от предложенных денег наотрез отказался. Парень вышел у своей части, а я тут же познакомился с двумя другими попутчиками. http://violasinger.narod.ru/ , http://vioand.narod.ru/ вот их сайты (надо записать тут, а то забудется), приеду в Москву посмотрю.

И вот я покидаю проржавевший жигуленок, и снова один. Ползу с рюкзаком вверх по ущелью в полдевятого утра, в расположение базового лагеря турклуба имени Рацека. На Базе восемь пацанов. Самые настоящие пацаны. Правильные. Словно книжку Гайдара или Крапивина читаешь. На электростальских жуть как похожи кстати, только совсем пацаны, без девчонок. Я начинаю ощущать неловкость своего положения. Мало того, то лет на 10 старше и почти все, кроме Лени на «вы». Так и еще я среди них со всеми своими покоренными зимними Эльбрусами, Лениным, Котопаксями и Араратами самый матерый получается. А на самом деле я не умею ничего, а они похоже умеют все. Впрочем в день «заезда» много уметь не надо. Таскаем всякие тяжелые вещи откуда-то из поселка снизу и устанавливаем лагерь. За какой-то час полностью сжег себе на солнце руки и шею.

Пришел начальник и шеф — Ильяс. Матерый человечище, но очень авторитетный, простой и понятный. Стройка лагеря сразу закипела, завертелась, и в течении двух часов вырос настоящий чудо-град. В течении дня наприходило еще куча пацанов и даже три девчонки. Я окончательно перестал пытаться понять кто здесь, кто. Девчонки приготовили какой-то очень вкусный обед, после чего состоялась планерка. Руководитель - Ильяс и несколько инструкторов. Ильяс разбил весь народ по инструкторам. Мне досталась, очевидно, группа самых лузеров, потому все они как и я, идут завтра что-то открывать, самым простым вариантом. Я думал изначально, что это какая-то заявка на первый разряд. Оказалось, что это просто «Открытие». А впоследствии оказалось, что это «Открытие Альпиниады». Каждый, кто хочет чтобы ему что-то зачли, должен «открыться», а разряды и вовсе считаются в другую сторону, начиная с третьего.

В группе первоклассников две девчонки, и трое пацанов. Мне рассказывали, что все здесь очень бедные и совершенно без снаряжения. И снова чувствую себя неудобно, от того что у меня «все есть». У пацанов нет ни хрена, кроме темных очков. Зато очки очень модные. Завтра подъем в 5, выход в 6. Наш инструктор — Ферда. Тоже ко мне на «вы». Я спросил, почему даже вы на вы?! Оказывается я старше ее. Господи, я старик уже?!

Перед сном Ильяс решил проверить, как люди (не инструктора) знают завтрашний маршрут. Оказывается мало собрать снарягу и подготовить перекус, нужно еще и знать маршрут. Контрфорсы, гребни, кулуары, ключевые места. Вот слушаешь этого человека, и действительно хочется ловить каждое слово и учиться, учиться. С завтрашнего дня он обещает лекции, было б интересно. А вот карта местная повергла меня в шок. То что я впопыхах вчера закатал с самого известного источника в интернете — топокарта километровка. Да, тут в лагере хребтовка-ляпинка, но масштаба такого, что весь фронт предстоящих на неделю заданий умещается у меня на ногте. Ладно, пора спать, все таки подъем в 5, а тарахтелка генератора как раз смолкла.


инструктаж инструкторов


последний закат апреля в Чимгане

1 мая.

Это был невероятно прекрасный день!
Наполненный содержанием и смыслом. Весь лагерь действительно встал в 5, и группы разошлись в 6. Между этими событиями еще и позавтракать успели. Мы взяли какой-то невероятный темп, и я к собственному удивлению оказался не последним. Удивляться пришлось дальше. Раннее утро, солнце из-за хребта нашу ложбину не накрывает, выходим на довольно крутой фирн, никаких следов нет (и не может быть, это ж открытие, мы первые).

Группа как ни в чем не бывало продолжает вгрызаться в твердый фирн. Ребята вечером настреляли где-то пластиков, девчонки идут в обычных турботинках, одна уже развернулась назад (чужие ботинки натирают ноги). С нами идет помимо Ферды еще инструктор — Сергей Владимирович. Он невероятно ловко в своих обычных треках используя 1-2 см прослойку мягкого снега уходит вверх. Я просто так не могу, и надеваю кошки. Ферда говорит, что правильно, я тяжелый, мне надо в кошках. Сама тоже надевает. Больше кошек нет ни у кого!


Первые "Скальные ворота"


Центральный кулуар между Первыми и Вторыми скальными воротами



Ферда на "Вторых скальных воротах"


взлет перед последними "скальными воротами"

Но все ребята забираются до самого верха. Гора Большой Чимган (3309) похоже самая сложная из до сих пор посещенных мной гор. Не в плане высоты, энергозатрат или удаленности, а именно по техническим соображениям. Все сложности навалились на спуске, пока же я, будучи ведомым (а не руководителем, как всегда), совершенно не задумывался во всяческих ключевых местах, «каменных воротах», и просто крутых подъемах, над извечным вопросом «А как же тут вниз?». Крутизна склона конечно напрягала, в основном тем, что плоских участков почти не было. Отдохнуть и присесть не выходило, только отдышаться стоя. Но мы шли, шли и наконец пришли. К полудню. Правда перед последнем проходом по гребню к вершине в ожидании отстающих я присел, потом прилег, и в конце концов заснул. Тут настоящая благодать, безветренно, солнечно, тихо. Закрыл глаза, открыл, а оказывается прошел час. На вершине, одновременно с нами забежало еще куча народа со всех разных сторон, это другие наши отделения с других маршрутов. 1600 метров набора высоты за 6 часов.

За горой сразу виднеется Чаткальский хребет и отдельно стоящее плато Палытхан. Говорят какое-то загадочное мистическое место, со своей индивидуальной экосистемой. Нормальных легких маршрутов на него нет. Не Рорайма конечно-же, с ее «Затерянным миром», но тоже впечатляет и выглядит неплохо. Вчерашняя знакомые Виола и Андрей сильно удивлялись, что все альпинисты лезут на Большой Чимган, а на Палытхан никто. Они много мне про него восхищенно рассказывали, да только все уже выветрилось из головы на этом свежем воздухе.




вид на вершину с площадки куда выходит Центральный кулуар (Северная сторона от вершины)


к вершине "подгребают" люди с маршрутов со всех сторон



две группы на вершине Б.Чимган (3310)


альпинист позирует на фоне заснеженных вершин


начало спуска с вершины


плато Палытхан

После вершины начался экстремальный спуск. Как мне объяснил Сергей Владимирович, обычно они тут сажаются на попу, и за полчаса съезжают вниз к лагерю. Но только не в этом году. Снега невероятно мало, во многих местах дно ущелья и каменные стенки обнажены. Сесть на попу и поехать можно только в хорошо просматриваемых отрезках (они все равно составляют 2/3 от спуска.

Один из инструкторов сдал нам двух своих подопечных, узбеков Азиза и Бахадыра. Прицепили их к Лехе. По массе соответствует. Азиз сходил в обычных дешевых китайских кроссовках (!) до самой вершины и теперь вниз, у Бахадыра обувь получше — городские зимние ботинки, с нерифленой подошвой. Оба постоянно падали, но как-то умудрялись зарубаться, хотя один раз Бахадыр улетел достаточно далеко.

Я шел пешком, спуск выглядел зловеще и стремновато. Когда мимо нас стали проезжать сверху по желобу, по одному по двое альпинисты, с криками и улюлюканием, Ферда и Ксюха тоже поехали, уговорив и меня. Было страшно. Я либо еле еле полз, либо переходил в какой-то неконтролируемый набор скорости, и сразу же зарубался, взрывая фонтаны снега и ломая трассу. Пока не наткнулся на Леху, посоветовавшего кроме ледоруба использовать еще и ноги. Дело пошло. Но в особо крутых местах, под руководством Ферды вся наша разношерстая и разросшаяся компания встегивалась в веревку и медленно преодолевала барьер пешком. В конце спуска обнаружилось несколько скальных ворот. Пришлось скалолазить их с верхней страховкой лицом к склону. В общем преисполненный восторга от столь разнообразного и продолжительного приключения я вместе с группой вернулся в лагерь. Куча знакомого и незнакомого народа поздравляла «С горой!».

Я вдруг ощутил, что несмотря на весь мой перечень «скальпов», от Котопакси и до пика Ленина, столь сложной (именно в техническом плане) горы как Большой Чимган у меня еще не было.


Часть вторая


Я и Леха Гнатик. С Лехой оказалось ходить очень приятно. Совершенно спокойный, уравновешенный и сильный альпинист.


2 мая

Ничего увлекательного не было, весь день провел в лагере. Ноги гудели и ныли. Ходил словно на ходулях. Раз день в лагере - то самое время рассказать об обычаях. Оказывается «С горой!» - это что-то вроде приветствия. Когда возвращается группа, происходит торжественная линейка. Все, кто в лагере, бросают насущные дела и выстраиваются линией напротив пришедших,. Доклад руководителя группы начальнику лагеря. «Физкульт-Ура», «Физкульт-Привет». После чего каждый жмет руку каждому из пришедших и поздравляет «С горой!».

Во время выходов в условленное время все руководители выходов выходят на связь по мобильнику и докладываются. Записки складываются и изымаются не только в вершинный тур, но и в «предключевой» и «послеключевой». Когда вы уже спустились с маршрута, и осталось дотопать по снежнику и тропе 2 км в лагерь, внезапно может оказаться, что у вашего инструктора или у одного из товарищей что-то сломалось (нога, рука, позвоночник). Сломалось «понарошку», но тащить его в лагерь надо по-настоящему. Неожиданная отработка спасработ в самом реальном варианте. Чтобы люди были готовы.


чтение вершинной записки

Первые дни, до 6 мая, были очень жаркие. Если ты не в горах, а в лагере — спрятаться некуда. Палатка прожигается солнцем, ни скалы большой, ни деревьев, только кустарники. Пытался купать в сае («сай» - так в Средней Азии называют ручей, овраг). Вода — обжигающе ледяная. На маршруте тоже не спрячешься. Если повезло, то тропа идет под скалами. Но чаще прямо под солнцем. С тропы не свернуть. Пятнышки тени редки.

Каждый вечер, за общим ужином — разбор полетов. Кто что как делал на маршруте. Разбор ведет Ильяс. Те кто в лагере, не в горах, готовят еду, таскают воду, собирают дрова, сажают рощицу можжевеловых деревьев. Ну и теоретические занятия. За 2 мая я научился вязать 13 узлов. А 4 мая научился вязать чепчик (то есть правильно забинтовать голову пострадавшему). В остальном медицинское занятие было скорее теоретическое. Инструктора делились своим богатым опытом оказывания и принятия медпомощи. И Ильяс и Сергей Владимирович в своей практике срывались и пролетали по 400 метров. Возможно и более и чаще чем 1 раз, и вероятно кто-то еще. Но останавливались мы на разборе этих двух ситуаций.

Вечером в лагере - выпуск завтрашних групп. Их составление, собирание снаряги, теоретический экзамен участников. А еще вечером 2 мая появился Володя Закиров. Володя — папа Андрея, с которым мы ранее неоднократно путешествовали (Воронцовка, Индия, Арарат). Сам Володя, уже будучи дедушкой, втянулся год назад в альпинизм и скалолазание, и теперь его уже не вытянуть. С ним я практически не пересекался в альплагере, Володя все время был в каких-то многодневных крутых маршрутах. Но именно через Андрея и Володю попал сюда, чем им очень благодарен. Володя помогал покупать вкуснейшее кислое молоко (айран?) у узбекских бабушек, периодичность появления которых в лагере я так и не смог отсечь. Еще Володя иногда будил меня, когда я изнеможённый после выходов пытался проспать ужин.

А ужины, обеды и завтраки тут были на славу. Вроде ничего особенного, продуктов было скорее мало, чем много. Но каждый раз шеф-повар Ферда выдавала что-то очень искусное. И лопали пацаны так, что за ушами трещало. Еще больше пили чай. Чай в отличии от еды был практически неограничен. «Мы ж узбеки, вот и гоняем чаи», - объясняли мне, отказывающемуся от третьей кружки.

Дальше события побежали своим чередом, и писать в дневник по дням я уже не мог. Просто некогда. Получилось некоторое итоговое впечатление.

Маршрут 2А "Жуковка".

Вообще, были б силы и желание, ходить можно хоть каждый день. Если есть группа твоего уровня с инструктором и допуск от руководителя лагеря. Но у меня реально (а вместе со мной параллельно у Лехи и Сани) получалось так: изнурительное восхождение, день отдыха, новое восхождение. Итого на восемь дней Альпиниады пройдено четыре маршрута. О первом я уже писал. 2 мая вечером нам было сообщено, что 1Б (центральный кулуар) мы успешно сдали, зачет получен, и завтра утром (конечно же в 5 подъем, в 6 выход) нас ждет наш инструктор Ферда и трасса 2А «Жуковка». Жуковка вся просматривается из лагеря, кто-то должен увидеть там северо-западный контрофорс западного гребня, я же вижу только беспорядочное нагромождение скал.

Нас две связки, первая — Саня и Ксюша, вторая Леша и я. Впереди по маршруту бежит Ферда, и, чаще просто параллельно связкам, идет Андрей Беляков. В отличие от позавчерашней 1Б связались сразу же, и развязались только на вершине. Но еще больше меня удивило, что едва мы вышли на маршрут, как я сразу же перестал быть двуногим и стал четырехлапым. Вверх и вверх по скалам. Не очень сложно, скалы сухие, со ступенями и расщелинами, погода прекрасная, но оглядываться назад боязно. Впервые я столкнулся с альпинизмом, где не надо вгрызаться в снежный склон или пилить зигзагами вверх. Сегодня надо медленно но верно карабкаться на скалы, преодолевая одну за одной. Все кроме меня карабкаются в пластиковых ботинках. Жесть.


наша двойка на гребне


прилип к скале


Ксюха проходит "ключ" последней

Между скал — гребень, идти аккуратно, вниз не смотреть. Я понял, что боюсь таки высоты. Иду очень медленно, коленки временами предательски дрожат. Но вида не показываю, стараюсь не паниковать. Только скалы почему не кончаются и не кончаются. Перед нами камин — узкая выемка в теле вертикальной скалы, высотой 2-3 метра. Говорят, что это ключ маршрута. «Ключ» — интересное понятие, самая сложная часть, пройдешь — путь на вершину открыт. Это кончено не верно, впереди и позади «ключа» много сложных и опасных мест. «Ключ» тем не менее действительно самый сложный, еще и психологически. На Жуковке ключей две штуки. Этого я решительно не понимаю, но с интересом смотрю на нижний ключ — камин. В камине на высоте 3 метров — каменная пробка, сверху камень абсолютно гладкий, за что ухватиться — неясно. Что в этом ключе приятно, так это то, что в отличии от всех предыдущих скал и гребня на Жуковке лететь здесь некуда. Человек ползущий по камину, срывается вниз этого же камина, где его ловко ловят попутчики. Именно это произошло с Фердой, а потом и с Саней. Наконец полез Леха, долго висел-пыхтел на пробке и наконец таки оказался сверху. Как он рассказал вечером во время «разбора» пришлось применить «Выход силы». Я так понял, это что-то вроде отжимания. За всем этим наблюдал, стоя уже сверху, Андрюха. Как он там оказался никто так и не понял, видимо залез сбоку по вертикальной скале, говорят он хороший скалолаз. Помощь предлагал, но все от нее воздерживались, маршрут группа должна пройти своими силами, без инструкторов.

Пару минут по головокружительному гребню и мы перед вторым ключом. Тут надо метров пять пройтись траверсом вдоль вертикальной скалы, используя небольшие 5-сантиметровые зацепки и полочки. Я, вжавшись и буквально слившись со скалой, как-то прошел этот ключ, даже не оборачиваясь на призывно зазывающего для фотографирования Андрюху, опять как-то самостоятельно залезшего на соседнюю совсем уж непроходимую скалу.


ключ "каменная пробка в камине"


привал на Жуковке


вид с Жуковки на юго-запад


Грот - редкая возможность спрятаться от солнца и отдохнуть на "Жуковке"


выход на снежную часть "Жуковки"


за гребень


Андрей Беляков


второй раз на вершине. слева направо: Ферда, Леха, Андрей, Саня, я и Ксюха.


встреченная на вершине тройка

После этих двух ключей выход на длительный снежный траверс и подъем по 30-45 градусному снегу казался уже сущими пустяками. Тем более что все остальные были в пластиках, в которых непросто скалолазить, зато очень удобно топтать и рубить ступени в снегу. Я в своих полуботинках шел последним по прекрасным следам и никакого дискомфорта от оставленных в лагере кошек не испытывал. Да тут вполне можно ходить и без них. Все же ходят. Вскоре я научусь ходить по крутому снегу без кошек и вовсе первым, без тропы. Теперь я понимаю, что кошки на Чимгане — не очень то видимо и нужны. Протаскав не вынимая их рюкзака в этот раз, более на гору их не брал вовсе. Не считая теплового удара у Сани, когда камни на тропе обильно окрасились кровью, в остальном дошли и спустились без приключений. Прекрасно посидели внутри грота, затесавшегося на пути. Маленький пятачок прохлады в испепеленном солнцем каменно-снежном хаосе Северо-Западного гребня.

Еще я понял, что все мои позавчерашние восторги пройденным Центральным кулуаром пустяки. Там все было очень просто, а моя самая сложная гора теперь здесь, по маршруту 2А «Жуковка».


после Грота, перед выходом на снежный кулуар

Ксюха на ключе


Маршрут 2Б. Заячьи уши и Верблюд.

1 и 3 мая в гору. 2 и 4 внизу. 5 снова идти в гору, да только прогноз неутешительный — завтра будет непогода. Откуда такой прогноз. Из интернета, говорят пацаны. Я глядя на чистое звездное небо лишь пожимал плечами. Знаем мы эти интернеты. Лишь мудрый Ильяс Хамидович, вглянув на флаг, уверенно пообещал смену погоды. «Чувствуете, вечером теплый воздух, как никогда, и в другую сторону, от гор дует. Холодный фронт вытесняет теплый». Это замечание пожалуй покруче интернетов будет.

Ильяс рассказал нам вечером (заранее) как себя вести в грозу на гребне. Необходимо сразу же спускаться в самые низкие точки гребня (седловины). Перемещаться и вовсе только на четвереньках. Все железо сразу убрать. Впечатляющее напутствие перед завтрашним выходом.

Вставали в этот раз в четыре утра, а выходили в пять. Это снова Ильяс настоял. Если есть шанс проскочить — так это только утром. Раньше пойдем, до дождя успеем. И никого не волнует, что дурацкая тарахтелка-генератор проработал вчера до полуночи. Я смог проснуться. Ксюха и Славик как-то заболели и остальными участниками стали Леха и Саня. Ну а нашу тройку инструктором поведет сам Ильяс. Впервые я в группе последний. Не просто по порядку, но по опыту, по скорости. Меня однако никто не гнал, и постепенно я втянулся в темп. Тем более, что на скальных участках, как самый слабый скалолаз был поставлен между Лехой и Саней. Мне оставалось только жумарить, а в какой-то момент дюльферять вниз. Слово «дюльферять» ласкало слух и щекотало нервы. Как именно надо дюльферять я не знал. В итоге взглянув на хмурое небо, постоянно подгонявший нас Ильяс сказал, что дюльферять не будем, восьмерку доставать пристегивать не надо, пойдешь «спортивным спуском». Так я и узнал, что такое спортивный спуск. А заодно обжёг об веревку руки. Нет, перчатки были, но это была моя единственная пара садово-огородных тряпичных перчаток по 10 рублей, и на ней уже смотрели в дырки все кончики пальцев. Два из которых я и обжег. Через пару дней появились самые настоящие мозоли-ожоги державшиеся более недели. Но в целом «спортивно» спускаться понравилось, ничего сложного и страшного. Угол на самом деле далеко не вертикальный, просто гладкий жандарм, почти без зацепок.


пик Охотничий


вид на Бастион, сплошные 3А и 3Б


Илияс объясняет где надо идти по "Бастиону"


на вершине после маршрута 2Б


Верблюд - ключ маршрута 2Б "Заячьи уши".
фото - Н.Белова (2010 год)


Вообще страшно на 2Б не было. Просто кажется я уже исчерпал все возможные свои запасы страха и высотобоязни на 2А. Ну коленки немного подрагивали вначале, и холодело все внутри, но едва начиналась работа с веревкой — все уходило. Дождь пошел вовремя, когда мы закончили скалолазание и уже шли траверсом и вверх по снегам. Ильяс шел первым — тропил, так и не сняв кроссовок! То ли дождь тому причиной, то ли Ильяс, постоянно подгонявший нас, но спуск вниз занял 45 минут (в 1Б спускались три часа, в 2А спускались полтора часа). При этом Ильяс еще сетовал, что медленно все, в прошлом мае 25 минут уходило на спуск.

Вернувшись в лагерь осознал, что не осталось ни одной сухой теплой вещи. Т.е. в спальник еще можно в термобелье залезть и выспаться, а вод по лагерю уже холодновато. Тем более что дождь не прекращался ни на минуту. Высушился только через два дня.

Дождь шел вовсю. Как он умеет идти в горах. Речка увеличилась вдвое и существенно изменила свой цвет и берега. Порывами ветра уронило кухню и завалило несколько палаток. Все остальные частично или полностью затопило. Я жил один и удобно расположился на пенке аккуратно между двух боковых луж. Попавшие в лужу ключи от дома и машины, а также флешка через два дня покрылись ржавчиной. Дождь не переставал вообще ни на секунду эти полтора дня! Лишь только усиливался или ослабевал. Примечательно, что в одной из мелкоморосящих пауз, ребята подняли и восстановили упавший флагшток с изрядно помятым и покореженным флагом. Во время полной разрухи и наводнения над нашем лагерем продолжал гордо реять флаг!


Чимган после дождя, в нижнем левом углу - коричневая река


роса


16-летний альпинист Санек Седов

начало Жуковки 2А

скалолазы Коля и Оля

с надеждой на солнце


Скальные занятия.

4 мая нашей группе (Леха, я, Саня, Ксюха) показывали как собственно веревка (ну и человек на ней) крепятся к скалам. 7 мая знания закрепляли уже вдвоем, я и Леха. Интересно, раньше я о таких вещах не задумывался, просто полз себе и полз. Даже в пещерах. Самые очевидные варианты — накинуть петлю на выступ, зубец скалы. Но не всегда это возможно. Тогда начинаем бить крючья. Находишь трещину и словно гвоздь скальным молотком загоняешь туда крюк. Необходимо простучать все эпсилон-окрестности трещины, лишь бы камень не живой оказался, и вместе с крюком не вылетел. Бить долго (хотя явно меньше чем в спелеологии с их шлямбурами). Зато если все правильно, то наслаждаешься мелодией «поющего крюка». Правильно забитый крюк поет также, как пластиковая бутылка, из которой выливают воду. Буль-буль-буль-буль. Все быстрее и быстрее, а потом замолкает, окончательно вклинившись в скалу. За весь вечер никто из нас не смог правильно и надежно вбить крюк. Инструктор легко руками, или тем же молотком за пару ударов выбивал крюк из скалы. Правда при этом заметил, что в реальной боевой обстановке лучше уж забить хоть что-то, чем не забить ничего. С френдами, таблетками и закладухами дело у всех пошло лучше. Оно и интереснее было. Некий творческий подход к скале. С любовью ее обнимаешь и исследуешь рельеф, выбирая место поудобнее. И все-таки все это выглядело как-то хрупко и ненадежно, вспоминались всякие кадры «Вертикального предела», когда все эти устройства со свистом выдергивались из скалы.

Забить и выбить крючья — полдела. Надо еще подняться по трассе вверх. По непонятным мне причинам альпинисты наглухо игнорируют так любимую спелеологами жумарную петлю и кроль. Ну вот вылазь на одном жумаре на одной веревке, продергивая себя вверх, и все тут! Пока скала с зацепками и не совсем уж вертикальная — у меня шло легко. Но как только мы пошли и провесили «отрицаловку» я завис наглухо. И второй жумар не помог. Руки у меня видимо слабые, а сам я порядком тяжелый. К вечеру мышцы на руках стали деревянными и сильно ныли. Как я вылез свой первый в жизни «скалодром» до верху я так и не понял. Но все таки вылез. Самое сложное было - стоя в неудобном положении, выбивать крючья и вынимать закладки со френдами. Все это вешать на себя в комок в конце перепутанных оттяжек карабинов и прочего. Спускался на восьмерке «дюльфером», это оказалось не сложно и не страшнее всего того, чему я уже научился к этому времени.

Вокруг скал (бесконечный набор вариантов для занятий), чуть повыше лагеря (от 3 минут до получаса) в невообразимом количестве растет кислянка. В прошлом году говорят еще и грибы были. Кислянка — это низкий лопух, чей стебель похож по вкусу на ревень. Если под ногами валяются в большом количестве листья этого лопуха без стеблей, значит на этих скалах уже занимались альпинисты. Распустившихся цветов я так и не увидел, хотя высоко на маршрутах попадались почти уже готовые к раскрытию бутоны тюльпанов.


скальные занятия
(это продвинутый уровень, я занимался попроще)



разговор по телефону вне офиса


завтра дождя наконец не будет!
Часть третья


Чарвакское водохранилище и Бричмулла далеко внизу, с маршрута "Утюг".


Маршрут 2А Утюг.
После двух дней дождей и одного дня обсыхания я отважился на последний выход 8 мая. Сейчас или никогда уверял я себя и гнал прочь ленность и праздность привыкшего отдыхать организма. Во время дождей лагерь изрядно оскудел, сбежали девочки, инструктора отправились на работу (основную свою), какой-то народ просто уехал... Одного пацана выгнали за пьянство. Да, и такое бывает. Среди всех лагерей (их тут 4-5 штук) только в нашем кажется «сухой закон». И я не осуждаю эту политику, а только поддерживаю. В остальных лагерях какие-то гулянья, посиделки в кафе у дороги и т.д. Все это казалось каким-то никчемным и неестественным на фоне Большого Чимгана.

Зато вечером 7 числа (суббота) в лагерь приехало много нового народа. Просто на выходные — суббота-воскресение, сгонять на гору. Хотя сейчас роюсь в воспоминаниях и оказывается, что приехало всего двое, просто они были шумные и большие. И еще какие-то гости, ветеранистые барды, корреспондентка с фотоаппаратом-мыльницей. Только все разбежались, и остались Артем Гильмутдинов и Коля Фигура. Коля вообще оказался камчатским питерцем, а в Ташкенте он просто работает. Вот на выходной сюда прибежал. Коля и Артем идут "Утюг" с нами. Они не обычные пацаны, как все тут. Снарягу не стреляют, у них своя. Сразу заметно, что люди рабочие, но видимо из-за этой работы они на Альпиниаде всего два дня вместо девяти.

В этом последнем выходе я с радостью осознал, что иду почти также бодро и быстро, как Саня и Леха.Теперь уже не я последний. Успеваю даже немного фотографировать по сторонам, чего явно не было на Верблюде. Самое сложное в Утюге — это вылезти на него, на сам маршрут. От центрального кулуара подымается едва заметный (только дяде Ване) боковой кулуар. Он под хорошим таким углом вонзается куда-то ввысь, на три веревки. Первая — снежная, по ней со свистом летят булыжники спущенные прокладывающими путь Лехой и дядей Ваней. Леха бьет крючья, научился вчера на скальных, я буду их вынимать (тоже вчера научился). Кулуар узкий, прячась прижимаемся к скалам или ныкаемся под гигантским камнем — пробкой. Тут снега нет, но капает вода, я как последний даже слегка намок и подмерз. Вторая веревка — скальная. Хорошо, что вчера прошел эти занятия. Иначе б просто оказался перед тупиком, психологическим. Тут было местами вертикально и кажется даже в одном месте маленькая отрицаловка. Сорвавшись и нагрузив веревку раза четыре, я таки вылез до конца. Очень долго восстанавливал дыхание, но дядя Ваня пинками погнал меня на третью веревку - травяную, наверх. Тут я уже шел самым первым. В траву конечно никаких крючьев бить не надо, но как она там росла я так и не понял. Видимо это какие-то предельные углы наклона для возможности роста травы. Впрочем вероятно это все перепуганный мозг сам себе придумал. Я впервые шел совсем первым, да еще и с невосстановленным частым дыханием. Остальные по третьей веревке пробежались как ни в чем не бывало. Коля даже кошек на траве и скалах не снял. Сразу видно россиянин, приехал в горы и нацепил кошки, совсем как я неделю назад. Кошки я в очередной раз не взял с собой, осознав всю их бессмысленность на Чимгане. Это был первый, нижний Ключ маршрута.


Артем нагоняет остальную группу


Чёрный водопад


Берёзовая роща. Изрядно помятая оползнями и лавинами.


Леха и Саня выходят на гребень

Тут едва схлынул адреналин и закончилась третья веревка я понял, что руки у меня опустились. В буквальном смысле слова. После вчерашних скальных занятий, и жумарания на первых двух веревках руки не просто ныли и гудели. Они дальше чем на 90 градусов просто не сжимались, да и 90 то держали очень недолго. Это без какой-либо нагрузки. Дядя Ваня рассказывает про молочную кислоту в мышцах. Ну да, что-то такое я уже слышал на наших футбольных матчах века, когда в воскресение пытаешься выйти играть после субботы, а ноги деревянные и просто не слушаются. Однако спускаться сейчас вниз — совсем бессмысленно, надо идти дальше. В конце концов я всегда печалился, что ногами силен, а руками нет. Вот шанс и руки закачать, на новый уровень вывести. По идее должно быть как с ногами, погудят денек, а потом к новым условиям приспособятся, главное обороты обратно вниз не сбрасывать. Но все равно ощущения неработающих рук что-то неожиданно новое, немножко прикольное и пугающее. Беспокоит во время покоя, как только начинаешь двигаться и работать — уходит. А потом болит еще сильнее).

Сверху отсюда просматривались Ферда и Ильяс ведшие каких-то совсем детей из другого лагеря по 1Б. Дети были очень упертые и мужественные. Однако, на самых высоких скальных воротах, при вхождении в снежное облако выяснилось, что детей не экипировали никакими перчатками. Их группа вынужденно повернула вниз.

Мы же шли по гребню, тоже влетели в облако, слава богу без дождя. Чем выше — тем гуще. Вскоре пропал Центральный кулуар, потом соседний жандарм, а потом и все пропало, даже первая наша связка. Оставались только следы в снегу. Все чимганские снежники конечно же очень круты, и вызывали у меня страх. Но я быстро научился смотреть тупо себе под ноги, в следы, и, повторяя их, уже не думал о кручах, разверзающихся где-то за спиной. Поэтому-то вниз идти всегда сложнее, следы смотреть уже неудобно, а кручи — в самый раз.

К четвертому своему выходу я даже немного научился носить связочную веревку кольцами, собирая ее в той же руке, где и ледоруб. Но все же большей частью оно волоклась, намокая, по снегу, а я старался изо всех сил не наступить на нее, дабы избежать каких-то резких ненужных рывков. Правильно Ильяс спрашивал «Веревка мешала ходить? Или помогала?» Если мешает, значит вам учиться еще и учиться ходить связками. Мне в основном конечно мешала.

Идя постоянно вверх по гребню, пару раз затыкались так, что приходилось возвращаться и идти вверх с другой стороны препятствия жандарма. В итоге второй Ключ мы как-то пролетели мимо, но вылезли на куда более сложный рельеф. Приходилось идти не вверх, а траверсом, по очень неглубокому крутому снегу, нагружая его не сразу целиком, а медленно постепенно. В одном месте чуток проскалолазили по нунатаку. (Это такое слово, я его впервые узнал позавчера, на теоретических занятиях по «формам горного рельефа»). В какой-то момент угол наклона снежника превысил за 45 — это был короткий фрагмент снежного карниза (наддува). И мы вавылились к уже знакомому месту перекуса перед вершиной. Только там и стало понятно, что второго ключа уже не будет, ключей и так было предостаточно.

В верхней части маршрута дул настоящий, адски сильный и холодный порывистый ветер. Было забавно, еле стоишь на ногах на гребне, обходишь жандарм справа — тебя прижимает к нему. Обходишь слева, словно кто-то щелкнул тумблером. Воздушная яма. Тихо и спокойно, ни одной снежинки.

На самой вершине Колю, ломившего всю дорогу, наконец-то схватила в свои цепкие лапы горняшка. Коля сдулся буквально на глазах, ему поплохело и затошнило. Его разгрузили и быстро выдвинулись вниз. Дядя Ваня — Артем — Коля связкой. Остальные на попе.


8 мая, маршрут 2А "Утюг". группа на вершине Б.Чимгана
стоят: руководитель И.Лобанов, А.Гнатик, Д.Славин, А.Седов, А.Гильмутдинов.
сидит: какой-то незнакомый но уважаемый дядька-ветеран.



фотография на спуске. уже без дядьки, зато с Колей Фигура

Съезды на пятой точке.
Это неотъемлимая часть всех чимганских маршрутов. Долго-долго подымаешься. На вершине снимаешь записку, рядом с ней перекус и пора домой. Для этого необходимо спуститься по очень крутому склону метров 80 (в первых два раза склон был бесснежный, затем покрылся шариками града и легким снегом). В конце спуска, из под скалы (которая собственно и мешает спускаться сразу), начинается бобслейная трасса. Накатанная сотнями задниц. Садишься в нее, ледоруб в руки и поехал вниз. Рука держащая ледоруб постепенно онемевает и замерзает. Все время в снегу. Если поехал, как я — в тряпичных перчатках — вообще хана. Я пытался остановиться и поменять их на другие, но это было как раз после «Верблюда» с Ильясом. Ильяс сказал «Забей, поехали быстрее вниз!». От огромной скорости пошел адреналин и пальцы согрелись. А снизу через 20 минут действительно оказалось гораздо теплее чем на верху с его снегом и дождем.

Со второго спуска я уже научился, что и как. Быстрее всего пошло на третьем. А на четвертом выяснилось, что кулуар за 10 дней практически растаял, и трасса сократилось по длине вдвое (от и так небольшой первоначальной) и поимела несколько остановок в «Скальных воротах». Это места, где Центральный кулуар сужается, снег растапливается, и гигантские скальные ступеньки приходится преодолевать пешком. 1 мая люди ехали сверху до низу вообще не останавливаясь. Ступеньки появлялись по мере растопления снега в кулуаре. Помимо ступенек появлялись такие интересные образования как:
  • выход ручья прямо в трассу (т.е. едешь себе и едешь, и вдруг на протяжении пары метров вместе с тобой едет ручей, очень мокрый!).
  • камни и скалы. Обычно проблем нет, если не разгоняться сильно, просто медленно осторожно проезжаешь, словно облизывая их.
  • дырки. Вот это серьезнее. Тут наоборот надо либо проскакивать (как делало большинство, просто поздно замечая, что там дырка). На большой скорости дырку пролетаешь, не успев даже ахнуть. Либо останавливаться, обходить пешком. Я ехал на маленькой скорости и самостоятельно тормозящей ногой умудрился пробить дырку. Скорость была небольшая, и ногу я успел быстренько выдернуть. А так ведь и сломать можно, если летишь вниз и нога застревает.
В общем — спуски на пятой точке — это быстро и здорово. Но надо только все-таки научиться сперва зарубаться ледорубом. Из-за отсутствия снега «снежных» занятий так и не состоялось, поэтому я поначалу на спусках ощущал себя немного не в своей тарелке, а от Сани получил прозвище «Небесный тихоход».

Самый любопытный случай произошел во время моего четвертого спуска. Я неторопливо и как можно медленнее, тормозя и ледорубом и ногами спускался по верхней части кулуара, как сверху послышались какие-то вопли. «Тормози! Зарубайся! Лови его!». Посмотрев наверх я увидел совершенно испуганного и неконтролирующего спуск мужика, который несся по бобслейной трассе прямо на меня. Чисто рефлекторной реакции (как в случае с летящим камнем) — отскочить и спрятаться почему-то не вышло. Вместо этого я крепко зарубился ледорубом и через пару секунд мужик в меня врезался. Желоб был глубокий, никто никуда не отразился, и мы так и остались вместе. Мужик был настолько ошалелого вида, что даже поблагодарить не смог. Просто встал и пошел дальше. Оказывается к какому-то другому лагерю на выходные также приехали гости, и вот один из них пошел в горы. Да наш Азиз (который на 1Б в кросовках) — еще образец правильной экипировки! Этот мужик был не только в полуботинках и без каски, но даже без ледоруба. Просто с лыжной палкой. Увидев наш бодрый и «халявный» спуск по бобслейной трассе он сел туда же и намеревался съехать вниз. Вот только тормозить как не спросил у своих сопровождающих. А тормозить палкой, не ледорубом, куда сложнее. Ошалелый мужик еще долго оставался в поле зрения (я спускался медленно и был все время выше его). Бобслеем ехать он уже вроде мог, но как минимум еще один раз сорвался на «Скальных воротах», где уже нельзя ехать, а надо идти по крутому снегу. Там его чудом задержала перед самой ступенькой каменная насыпь.


к концу Альпиниады снег в горах совсем растаял


Ферда ведет теоретические занятия (по горному рельефу в терминах УИАА)

Инструкторы.
Кадры решают все. Этот альпклуб прекрасен в первую очередь своими инструкторами. И лидером, руководителем, председателем Ильяс Хамидович Тухматуллин. http://cultureuz.net/personalia/ilias/tukhvatullin.html
Очень простой в общении человек, несмотря на все свои достижения. И не останавливается. Зимой 2010-11 будет экспедиция на К2. То ли в шутку, то ли всерьез предложил мне сгонять на зимний (или осенний?) МакКинли. Я так растерялся, что не нашел, что ответить.

Фирдаус Хамзаевна. Если Ильяс — голова всему, то Ферда наверное душа. Ничего в лагере без нее не делается, когда ее нет на завтраке или ужине, кажется, что это не лагерь ClimberCA, а какое-то другое унылое место. Впрочем она была всегда, даже когда поуезжали, поуходили все, в т.ч Ильяс (на визит к врачу в Ташкент на 1 день). Мне повезло, что она была моим первым инструктором. Впрочем она всегда с начинающими и работает. Ферда во время каких-то сложных этапов на маршруте постоянно кричала на нас, придавливала крепким словцом и ругала. Словно паникуя и нагнетая обстановку. Так показалось в первый раз, а потом я понял, что этот ее постоянный крик лишь заставляет новичка смобилизироваться, собраться, не расслабиться. Быть в тонусе. Когда она рядом было очень уверенно и все со страховкой.

Ильясов Сергей Владимирович
. Тот самый мужик, который в первой серии забежал в обычных треккингах без кошек на вершину. Тогда меня это ужасало и восхищало, сейчас ж понятно, что так и надо было, и ничего в этом нет. Проводил со мной и Лехой скальные занятия. Очень спокойный мужик (полная противоположность Ферде). Карабкаешься по веревкам по какому-то немыслимому подъему, а Сергей Владимирович спокойненько идет параллельно, куда более сложным маршрутом. Без обвязки, веревок, страховки. Просто с палочкой. Садится напротив и наблюдает. Дает все делать самостоятельно. А потом сообщает: «Все, ну ты труп». То и то сделал неправильно, а это слишком долго. Леха спустился со скалы четырежды трупом, а сколько трупов наделал я... На втором десятке сбился со счета. Лехе он очень понравился, так как обстоятельно все объясняет и дает работать самостоятельно.

Дядя Ваня Лобанов и Куций Адрей Андреич. Этакие энерджайзеры. Лезут везде и все подряд. Ощущение, что непроходимого для них нет, по крайней мере на Чимгане. Я ходил с дядей Ваней. Он может заблудиться, но никогда не остановится. Все эти люди ходили какие-то невероятные горы от Хана до Победы и пр. Не говоря уж об Ильясе. И возятся (я так понимаю, что практически бесплатно) с совсем зелеными пацанами как Саня, или полными чайниками как я.

Как выяснилось половина инструкторов приехало с женами и детьми. Детям было тут интересно, они носились по лагерю и к речке, играли друг с другом и особо не мешали жить. Жены помогали Ферде на кухне и по очереди присматривали за детьми.

Удивительным образом просматривается преемственность поколений. Самые сильные ребята — Саня Быков и Андрей Беляков, видимо защищают какие-то высокие разряды, но параллельно уже ходят сами как инструктора. С Беляковым на Жуковке было очень надежно и спокойно.


лагерь после ливня


вернулись с какого-то сложного двухдневного маршрута:
Денис Иванов, Ася, Володя Закиров, Коля Поляков, Леня Матеров и Андрей Андреич Куций.



ужин

Прочие заметки. Или еще немного о лагере.

В 10 минутах спуска от лагеря находится автомобильная дорога, а на ней магазин. Наш лагерь — самый высокий и далекий. Удобнее возвращаться с гор. Лагерь расположен как бы в максимальном из возможного отрыве от цивилизации. Что только способствует правильному «сухому закону». В этом магазине, как оказалось, нет ничего! Кроме вина, пива и водки. А я ведь так люблю разгуляться в гастрономическом плане после изнуряющих походов. Но май в Узбекистане — не очень плодородный месяц. Где-то далеко внизу в Ташкенте клубника и черешня по 10-20 рублей за кило. Но сюда она не доезжает. Остается баловать себя залежалыми помидорами (кажется за три визита в магазин я съел все помидоры оттуда), кефиром в пластиковых бутылках (оказался таким же вкусным как и приносимый бабушками айран) да курдом. Курд — это такие шарики диаметром 1-2 см из твердого и очень соленого сыра (кажется козьего). Ну и конечно Кока-кола, Фанта и Дюшес, которые мне почему то быстро надоели. Хотя в первые дни хотелось очень сильно.

Каждый вечер едва темнело заводили генератор. Тарахтелка гудела вовсю, ложиться спать было бессмысленно. Все пацаны бросались заряжать свои мобильные телефоны и плееры, единственного пилота на всех явно не хватало. Телефоны они кстати тоже используют в основном как плееры или камеры, но не телефоны. Только Ксюша строчила бесконечные смски куда-то кому-то вниз. Зато когда в середине Альпиниады вдруг внезапно кончился бензин тут стало прекрасно. Вечерняя тишина, бесконечное звездное небо и посиделки с песнями под гитару вокруг костра. Несмотря на полное отсутствие деревьев за день удавалось набрать каких-то кустарникоподобных дров на один вечерний костер. Пацаны собирались вокруг костра, и, если не было гитары, включали песни на своих телефонах. Семак явно не хватало, но видимо нет тут такой традиции. Пили чай и жевали урюк.


Шахзод


Прикоснись к звёздам!

В последний день, 9 мая, выглянуло солнце, из длительного выхода вернулся Володя и заметил, что мне пора б уже и собираться, если хочу на самолет успеть. Лагерь вокруг вовсю сушился и разбирался. Одна палатка, выпотрошенная от вещей, без тента и перевернутая для просушки, в результате резкого порыва ветра вдруг взмыла в воздух. Ветер никуда не уносил ее, лишь кружил штопором, все выше и выше подымая над лагерем. Половина народа не могла ничего делать от смеха, а вторая половина бегала, пытаясь предугадать место ее приземления. Полетав кругами минуты две на высоте 20 метров палатка благополучно приземлилась практически там же, где и стартовала.

Под конец Альпиниады я стал совсем уж узбеком. Пил чай вместо лимонада. В горы без кошек мне стало удобнее. Лицо приобрело коричневый налет, а уши и нос совсем сошли и стали свеже-красными. Высоты перестал бояться окончательно. На любом, более менее стрёмном, участке или около обрывающейся вниз пропасти, едва начинала подкатывать высотобоязнь, я сразу же вспоминал «утюги» и «верблюды», которые успешно пролез, и успокаивался, ведь там было куда страшнее...

Можно сказать я стал не только узбеком, но еще и человеком)) Стал самостоятельно ходить на сай и мыть там свою посуду после еды, а также чистить зубы. Ну где еще такое могло произойти со мной?!

Однозначно положительный выезд и неоценимый опыт.


Леха и скалы перед ним

начало маршрута на "Заячьи уши"  хорошо видно с "Утюга"

кулуар подъема на "Утюг"

после нижнего ключа на "Утюге"


Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Чимган
еще маршруты
О Маршруте