республика Алтай / Лыжный туризм | Спортивный туризм
 

Лыжный поход по Теректинскому хребту

3 - 12 марта 2007 г.

Лыжный поход по Теректинскому хребту

Идет загрузка карты ...
Группа туристов попыталась совершить лыжный поход 1 кс. С. Кайрлык-р. Кайрлык - р. Барбок - р. Башкудюр - р. Маргала - р. Куругеш - р. Бол. Карыгем - р. Тюгурюк - село Тюгурюк
Не пройденный маршрут или лыжи - твою мать. 
Введение

В этом походе, первом за всю историю клуба, мы не дошли до места назначения. Еще в городе нам обещали оригинальный маршрут, куда никто не ходил, тем более на лыжах. Это было первое руководство Саши Денисова (по традиции будем звать его СанДень) первый опыт завхоза – Антона Погодина, и мы впервые встали на лыжи с рюкзаком. Где только невозможно пролезть при помощи лыж?! Мы узнали, что лыжи, оказывается, очень универсальное средство, на них можно не только ездить, но и идти по дороге без снега, лазить через деревья, пробираться сквозь всевозможные заросли, ходить по болоту, ползать по травянистому склону, кататься на льду и даже практиковать свободное лазание. А длинные лыжи – это особенно забавно. Еще мы узнали, что лыжи не сломаются, если их поставить носочками и концами на лежащие деревья, а потом на них стоять, прыгать и даже падать. Кстати о падениях, эта техника была освоена так же идеально, путем многократного повторения.
1 день. «Может лыжи в газельке оставим?!»

Первое, что я увидела придя в клуб, это как Петр Иваныч разбирает рюкзак Саши Жолобова.
- Явно там было что-то лишнее – решил он.
Надя в углу что-то зашивала, Кирилл точил нож, а СаньДень смолил лыжи. По словам Сереги Титова, мои длинные армейские лыжи – само то, для хождения в походы, он на таких прошел 3 похода и был только доволен, я же их с недоверием сравнивала с маленькими широкими лыжами, в которых пойдут почти все остальные. Пришел Леха Першин, посмотрел на рюкзак Сани Жолобова:

– Явно там что-то лишнее, - и начал снова разбирать рюкзак.
В результате остались в клубе штаны и кофта. Потом посмотрел на рюкзак Антохи- ремонтника, и там тоже что-то не то, но тут уж выкинуть ничего не удалось. Потом он дал несколько практических советов, из которых я четко усвоила то, что ботинки лучше ставить на ночь у печки.
Холодно. В газели более или менее уютно по сравнению с улицей. Представляю, что скоро мы и с газелью расстанемся – становится не по себе. Сквозь сон чувствую, что Яна пошла в туалет, точнее, что подуло от открытой двери.
- Там затмение! - кинула она, и мы дружно проснулись и высунулись в дверь, только Женя не побоялась выйти.
На самом деле это красиво, если бы не было так холодно. Большая луна, затемненная так, что с краю оставалось только тонкое серебристое колечко, немного розоватый оттенок и тусклый серый свет. Вскоре все по - быстрому вернулись на свои места. А Яна на рюкзаки в конец газели, где ей на ухо давила колбаса, а другой стороны мешались чьи-то бахилы. Кстати, она чуть оттуда вместе со всеми рюкзаками и не выпала через заднюю дверь, но мы вовремя организовали страховку. По-дороге успели достать перекусы. И, наконец, дожевывая по бутерброду, вспомнили про водителя.
- Му- му- мутаки, не будете? - вежливо предложил Кирилл с такой интонацией, что даже я после 17 дней похода еще подумала бы стоит соглашаться или нет.
Холодно. Розовая тень восходящего солнца расположилась на вершинах окружающих гор. Мы подъезжаем к месту высадки, а снега нет! Есть земля, сухая трава на земле, кое-где иней и камни, а снега нет!
- А зачем тогда лыжи?! Может, их в газельке оставим? – высказали идею.
Сфотались у таблички с названием села и поехали дальше - там хорошая дорога, почему б и не проехаться. Но снега мы так и не дождались, связали лыжи, и пошли пешком. Раннее утро обещало голубое небо и яркое солнце. Вскоре мы поняли, что лыжный поход отличается от пешего лишь тем, что в лыжном, кроме рюкзака надо нести еще и лыжи. Дорога шла на подъем и лыжи вдвойне казались некстати.
Под вечер после одного поворота прямо и двух направо мы вышли на место стоянки. Как только разложили дрова и рюкзаки на дороге, по ней на машине решил проехать забавный алтаец. Он пытался шутить и постоянно смеялся, мы же непонимающе на него посматривали и из вежливости изредка улыбались. Кто их знает этих алтайцев. Потом он по быстрому выпил кружку чаю, осмотрел нашу палатку, назвал нас ненормальными и уехал.
Перед сном распределили дежурство на ночь. Необходимо было каждому по очереди в течение всей ночи следить за печкой. Сегодня бонусом для дежурного была возможность прочитать забавную надпись на бутылочке медика, которую он так тщательно хранил от замерзания.

Это был, как оказалось, самый легкий день и самая теплая ночь.
2 день.«Туромазохим»

Ранний подъем еще казался не таким сложным. Сегодня мы должны будем надеть лыжи и спускаться вниз, поскольку вчерашний алтаец пообещал дорогу, совпадающую с нашим маршрутом. Устав ждать Кирилла, дежурная Надя безнадежно высказала:
- Кирилл ушел общаться с природой и с концом, - каждый представил это в меру своей фантазии.
Наконец-то начался лыжный поход. Я сразу поняла, что спускаться по накатанной дороге будет немного не приятно, и добровольно свернула тропить на обочину. Иду себе по-тихому, медленно, но верно и наблюдаю, как все по очереди едут, падают, встают, дальше едут. Незабываемый опыт первых падений. Таким образом, дошли до самой лучшей дороги за всю историю похода. Только представьте, дорога, покрытая небольшим слоем снега и небольшой уклон вниз. Легкими движениями скользишь по неглубокой лыжне, совершенно никаких препятствий, а при желании можно притормозить или оттолкнуться. Вокруг стоят огромные елки, и ярко светит солнце на голубом небе. Тут вдруг появилась любовь к лыжным походам. Но, как вскоре выяснилось, не надолго - стоило только свернуть в лес. По началу казалось, что это вполне нормально, в лыжном походе просто должны быть препятствия. И мы спокойно перелазили через деревья, пробирались сквозь кусты, шли по колено в снегу по особо непроходимым участкам. Вскоре я начала замечать, что длинные лыжи не так уж и чудесно, когда все боком перелазили через дерево, а я путалась или застревала в кустах. Плюс ко всему все еще был страх сломать лыжи, и мы особо осторожно боялись на них наступать.
Немного погодя это все не кончалось, а продолжалось уже полдня. За это время я начала учиться вставать с рюкзаком, застегивать крепления, которым при первом неудобном случае выпадали (так же с рюкзаком) и вспоминать некоторые нецензурные слова.
Время настойчиво перевалило за полдень, а мы не прошли и половины запланированного на сегодня маршрута. На привале руководители бросали рюкзаки, уходили тропить и разведывать местность. По их возвращению, мы отправлялись по тропе. Самое занимательное было, когда тропа кончалась, руководителей еще не было видно, а вспоминались только их слова: «туда» или «прямо». И мы, на пару с Яной, начинали проявлять фантазию. Пока мы фантазировали, подтягивались и остальные.
При очередном падении, я здорово ушибла коленку. И тут же поняла, что подниматься с рюкзаком мне будет особенно приятно, поскольку моя методика была основана на поднятии при помощи правой ноги. Вспомнила все нецензурные слова, какие только смогла. К тому же мои пружинки на креплениях продолжали настойчиво расшатываться и вылетать, и Антоха- ремонтник (почти герой за его терпение) поставил новые. Вылетать стали меньше, зато теперь без матов не застегивались. Кстати об Антохе. Его должность тут самая неблагодарная. По пути периодически у кого-нибудь что-нибудь ломалось, он спокойно доставал свой волшебный ремнабор и восстанавливал поломку и даже не говорил, куда кому идти со своими лыжами.
Время приближалось к вечеру. Матерились уже все. То Женька, сидя на очередном бревне, что-нибудь выскажет, то Надя. Наверняка у многих была мысль, что мы не лыжники и никогда больше не будем ими становиться. Многие эту мысль даже высказывали.
Смеркалось. Приняли решение становиться на лагерь.
- Дальше есть хорошая полянка, там и остановимся. Это не далеко, – пришел Антон из разведки.
Кое-как подняла себя с рюкзака и повесила его на себя. Пока подтягивались остальные, мы с Яной начали собирать дрова. Каждый раз при собирании дров вспоминала слова Лехи Першина, что как бы ни было плохо, первое, что необходимо сделать – это искать дрова. Дрова – это тепло, ужин, жизнь.
Уже после нескольких часов работы, мы мирно ужинали и пускали по кругу кружку. Теперь все казалось не таким уж и печальным. Даже наоборот, мысли были далеки от городских дел и проблем, появилось уже знакомое чувство простоты. Природа заставляет думать только о себе. Родился тост. За качество людей, которое заставляет их преодолевать трудности снова и снова, какими не были бы они тяжелыми. Кто-то сказал, что это мазохизм, потом поправили – «туромазохизм».

Сегодня очень сильно недовыполнили план по километражу, заболел Кирилл, а Женя тоже ушибла коленку.
3 день.«Волшебный репик».

Ходовой день начался с подъема. Уклон не такой уж и крутой, но достаточный для того, чтобы лыжи проскальзывали назад. Одно неловкое движение, они без предупреждения съезжают вниз, и коленками оказываешься в сугробе. У меня еще для полного счастья слетали в этот момент крепления. И вот начинается. Сначала надо встать. Все, вроде, стоишь. Задача номер два – дотянуться крючком до лягушек. Кое-как справляешься, уже вслух помогая матами и даже просьбами. И тут, мучаясь над второй лыжей, первая проскальзывает вниз, и нога снова оказывается вне крепления. Твою мать! И так с частой периодичностью. Под конец более или менее освоили тактику вытаскивания себя на руках и переноса центра тяжести рюкзака назад - падания стали реже. Хотя особая благодарность длинным лыжам все же проскальзывала в моих монологах.
И вот доползаю я, таким образом, до привала и вижу, что Саша – медик вяжет репики на лыжу Наде.
- Тормоза, - говорит, - будут.
Гениально, и остаюсь ждать очереди опробовать эту методику. И Женя тоже, видно устав от многочисленных падений, стала отвязывать свой репик от палки. А ведь работает! Появилась относительная устойчивость. Жаль только, что так поздно догадались, подъем закончился, и мы не успели насладиться удобством. Но все же с тех самых пор весь поход мы прошли с веревками на лыжах.
Вылезли на хребет, и пошли траверсом вдоль склона. Появились горные виды - это что-то отличное от стволов деревьев и веток. Опять же солнышко, голубое небо, тепло. Падений практически нет, и даже не за что цепляться лыжами. Тут начала зарождаться мысль, может лыжи это не так уж и плохо?! На привале Яна даже переоделась, пока руководители была в разведке, а другая мужская половина подтягивалась. И была успешно зафотана. Женя в это время искала себе пенек. Она не снимала рюкзак на привалах, просто потому, что она его потом не оденет, и я ее в этом понимала.
Дальше снега стало много, поэтому передвигались медленно, со скоростью тропящего. Парни снимали рюкзак, тропили, а потом возвращались за рюкзаком. Кустов было не много – это радовало. Уже к вечеру вышли к Маргале. Тут пришлось мне очень весело упасть, так что обе лыжи оказались над рюкзаком, а я под рюкзаком и чуть не потерять палку. А все еще удивляются, как это у меня так получилось – сама бы знала.
Встали на лагерь. Сегодня закатное солнце особенно ярко отражалось на верхушках деревьев розовым цветом. Мы собирали дрова, руководители с Антохой – ремонтником ушли на разведку, Сашка – медик рыл место под палатку, а Кирилл разводил костер. Обычно у нас по вечерам два ужина – это компенсация за отсутствие обеда. А на второй ужин заступали на дежурство я, Женя и Кирилл. Но все же Кирилл начал дежурить раньше – он сварил суп, в то время как дежурные собирали и рубили дрова.
Первый раз ужинали в палатке – я это особенно оценила. Во-первых, было тепло, во-вторых, много места, а в-третьих, можно было отставить чашку и тут же лечь спать. А поскорее уснуть, это было первое желание после поесть. Спали мы в среднем около 4 - 5-ти часов, и Антон-завхоз утверждал, что в горах это очень даже много и хорошо.

Сегодня мы еще больше отстали от маршрута, Кирилл продолжал усиленно болеть, было уже ясно, что дневки не будет, а на завтра было запланировано подойти под перевал.
4 день. Мимо избы...ИЗБЫ!

Не успев понять, что прошла ночь, я почувствовала, что дежурный у печки будит на дежурство – значит уже 4 часа. Завтрак в постель и долгие сборы. «Собравшиеся могут выходить» – поступила команда и я пошла. А за мной – Надя.
Первый день, когда нет солнца. Небо покрывали тяжелые серые тучи, среди которых изредка выглядывали светлые, голубые пятна. Пока мы с Надей подтягивали друг другу ремешки (кстати поясник у модного BASKа все время ослаблялся), нас догнала Женя и так мы шли, пока не кончилась лыжня, а когда она кончилась - нас догнали руководители. СаньДень указал нам на следы и сказал, что недавно тут была самка с волчонком. Поэтому идти желательно всем вместе и не растягиваться. Теперь даже отставать все опасались и шли плотной группой. А впереди открывалось широкое пространство со всех сторон окруженное горами, сливающимися в тумане низких облаков.
Сегодня тропили все по - очереди. Самое оптимальное было идти между наметенных сугробов, там снег был более твердый и лыжи практически не проваливались. А еще более устойчиво можно было пробраться между верхних веток кустов, которые немного торчали из снега. Поняв это, тропить, было намного легче и быстрее.
Дошли до лыжни охотника. Но, решив, что уж, конечно, такого удовольствия нам не видать, снова полезли в сугроб, пока не пришли руководители и не сказали нам оттуда вылезать. Вот она радость туриста – лыжня и отсутствие кустов!
В это время солнце успело разогнать облака и ярко остановиться на голубом небе. А мы дошли до лучших видов за всю историю похода. Долина ровно спускалась вниз, а напротив стояли заснеженные вершины, окруженные уже белоснежными облаками. Встали на привал и начали срочно мазаться кремом от загара. Крема у нас один тюбик, оставшийся еще с летнего похода, к тому же он все время замерзал, и приходилось его оттуда отколупывать. А СанДень достал интересную белую мазь, причем она у него даже не собиралась размазываться, а оставалась белым слоем на лице. Перед началом движения сделали первые хорошие фотки нашему завхозу - из цикла «Антоха в горах», у него их до сих пор не было.
Спуск вдоль реки, ровный, по лыжне, без снега, без кустов. Радость продолжается. Даже репик на одной лыжине мне нисколько не мешает, совсем наоборот. Если переносить тяжесть на эту ногу, то все это катиться ровненько и не быстро. Хотя порой падений было избежать сложно.
За очередным поворотом вышли на избушку. Настоящий домик, новый, из бревен. Внутри было все необходимое для жизни охотника: посуда, спички, еда, туалетная бумага и даже заготовлены дрова. Как потом выяснилось это на экстренный случай. Еще там было две полки, стол и печка. Тут все дружно помечтали о теплой ночевке, и … и пошли дальше. Еще целых 3 ходовых часа, а мы уже очень сильно отстали от графика. Как минимум надо дойти до слияния Карагемом. По дороге мы с руководителем зафотали запланированный перевал, полочку и сошедшую там лавину.
Как и следовало ожидать, до слияния мы не дошли и при первом же удобном случае встали на лагерь. Тут все уже по привычной схеме – дрова, лопата, а Кирилл - мерить температуру.
Дрова таскали сверху – с сухого травянистого склона. А когда сломалась полручки от пилы, Кирилл предложил свою помощь, хоть мы и скромно отказывались. Он долго и тщательно заматывал ее изолентой, и все для того, чтобы нам было удобно пилить.
Ночью я первый раз во сне остро чувствовала холод. В такие моменты радуешься дежурству у печки - это отличная возможность согреться, высушиться и послушать ночь в горах. Большая луна чуть просвечивает через ткань палатки, которая покачивается от небольшого ветерка, рядом тусклый свет фонарика и приятный треск дров в печке. Так же надо было изредка бить по ногам тех, кто скатывался вниз в спальниках и переворачивать носки, лежащие на ботинках для высыхания. Я еще в это время писала события дня в блокнотик.

Сегодня мы узнали, что в перевал не идем из-за его лавиноопасности и нашего большого отставания от графика. Завтра надо было спуститься до Тюгурюка.
5 день. Ананасы с шампанским.

Утро очень холодное. Даже нет, очень холодно всегда, а сегодня очень-очень холодно. И подъем тоже очень ранний, почти в 5 утра. В спальнике было влажно от дыхания, а за спальником все замерзало. А на дворе ведь 8 марта – день весны и женщин! А еще в этот день у Антона - завхоза День Рождения!
Еще сумерки. От холода не хотелось даже двигаться, а замереть на месте, не спасала ни печка, ни одежда. Теперь только представьте, скольких усилий стоило выползти из спальника и вылезти к костру. А там! Там поздравления с праздником, там горячий завтрак и коробка конфет – неучтенка нашего руководителя. И так сразу все стало лучше!
Это первое утро, когда мы все время смеялись. Прижимались к костру, который тоже не грел и смеялись. Сначала над пилой Кирилла, которая после ремонта не влезала в коробочку, потом над инеем на шапках, потом над всем подряд. Даже над тем как Антон раздевался на морозе, чтобы переодеться, смеялись даже тогда, когда он раздосадовано, заявлял, что больше не будет отмечать День Рождения в горах. Ну а где еще можно так необычно его провести?! А когда смеялись, холода становилось меньше. А еще мы первый раз массово почистили зубы – непередаваемые ощущения!
По традиции поздний выход. Первая ушла Женя, за ней мы, а руководители с Кириллом еще собирались. Удобная лыжня вскоре сменилась траверсов по травянистому склону с кустами, чуть засыпанным снегом. Идти без лыж было тяжело, поскольку проваливались по колено, идти с лыжами было тоже не просто, они цеплялись и застревали. Приходилась наслаждаться обоими методами по очереди. Тут уже не нужно было вспоминать все нехорошие слова, в течение похода они даже не забывались. Так мы дошли до Карыгема, посмотрели на не взятый перевал и прошли мимо вниз по реке. На одном из склонов освоили новый способ спуска. Рюкзаки скатывали вниз, а потом сползали за ними следом. Это происходило в несколько этапов, поскольку рюкзак периодически застревал в кустах.
По реке идти было интересней. Внизу журчала вода, между глыбами бирюзового льда, по которому мы ее периодически переходили. Один раз СанДень провалился, один раз я упала и так на удивление спокойно и обыденно на это отреагировала, что это даже всем запомнилось.
Во время переходов думали над тем, как поздравить вечером Антоху. Женя предложила спеть песенку и даже половину слов она уже придумала. Пока ждали руководителей из разведки, дружно ее разучили.
Последний спуск «рюкзаком вниз», а затем фрирайд по склону, и встаем на лагерь. Вооружившись лопатой, я успешно рыла и грелась. В это время руководители вытаскивали что-то вкусное из рюкзаков, я просто почувствовала и лопата повисла в воздухе. Заметив это, мне погрозили пальцем, и я снова сделала невинно-работающий вид. Вскоре бутылка шампанского, ананасы, икра и хлеб (не сухари, настоящий хлеб!) лежали размораживаться у костра. Обалдеть. Вскоре Надя мне закинула все это в палатку – мазать бутерброды. Скажу честно, это была самая приятная работа за всю историю похода, можно сказать я получала от этого даже удовольствие. А потом Яна принесла в палатку картофельное пюре и жареную колбасу. Ну, разве так в городе бы радовались еде?! Да никогда.
Первый круг поздравляли Антона, столько всего искренне нажелали, что он просто обязан был теперь быть счастливым человеком. Потом спели наш подарок. Думаю, ему было приятно. А еще поздравляли нас и удивлялись, что мы, девушки, тут делаем.
По окончании праздничного ужина решили перераспределиться в спальных местах. Вопреки утверждениям Саши-медика:
- Я сплю между Леной и Надей! - его положили у стенки. Теперь Женя спала с нами. Антону – завхозу тоже надоело мерзнуть с краю, теперь он был между мной и Яной. Только Антохе - ремонтнику было совершенно все равно, в его-то спальнике комфорт -30 (позже мы узнали, что такая температура и была). Спать мы старались как можно плотнее, настолько плотно, что даже на другой бок поворачивались коллективно. А единственный способ протиснуться после дежурства на свое место в спальник – это лечь на лежащих рядом по бокам. Тогда почувствовав, что на них что-то лежит люди пытались оттуда вылезти. Кстати Антон после этой ночи, даже и не знал, что лучше, так спать или мерзнуть с краю.
6 день. «Сходим с маршрута»

Проснулась от удивления тем, что за палаткой светило солнце, а я еще сплю. Но не стала сильно задумываться и поглубже залезла в спальник. Счастье мое длилось не долго. Подъем был, только позже.
Второе, что сегодня удивило – это поварешка. Антоха – ремонтник волшебным образом ее починил, когда она сломалась при отдирании от котелка. Вот, чудо инженерной мысли!
Третье уже не удивляло - рекордно долгие сборы. Я уже успела собрать рюкзак, поизучать карты, записать моменты в блокнот. Яна придерживалась того же мнения:
- Ну что так долго собирать?! Мы-то с лета, приученные все быстро скидывать в рюкзак.
В это время Кирилл беззаботно сушил стельки над костром. На вопросы о здоровье отвечал: «Температура как у космонавта - 36,6».
Первая опять вышла Женя, мы потянулись за ней. По началу шли свободным стилем, т.е. кто - как сможет, так и выбирался. Кто-то на лыжах, кто-то, таская их за собой по сугробам. Вскоре мы с Женей остались вдвоем. Шли довольно медленно и наслаждались видами природы. Смысл торопиться если половина далеко позади. Вокруг пушистые елки, а сверху осколки голых скал. Потом Женя остановилась, а я оказалась позади тропящего Антохи – завхоза. После матов на подлип, он остановился. И опять чудесное слово: «Иди прямо по тропе» - и я пошла. По началу тропа маленько проглядывалась, а потом куда-то пропадала. Конечно, я понимала, что надо идти прямо, но так хотелось, чтобы хоть кто-нибудь догнал. Вдали вижу Надю – обрадовалась, а за ней шла Женя. Таким составом мы, наконец- то, дошли до слияния с Тюгурюком. По карте я помнила, что теперь надо поворачивать направо, и мы уже начали карабкаться по куруму, как нас догнали руководители и велели останавливаться.
- Скорее всего, мы сойдем с маршрута, - прозвучала фраза руководителя.
«Как это сойдем?! Не пойдем дальше?!» - пролетела у меня мысль. Я, конечно же, мечтала о теплой кровати и ванне, это первый поход, в котором я мечтала об этом, но сейчас так остро не захотелось возвращаться.
- Это единственное место, где можно свернуть и выйти в Усть-Коксу. Это единственный аварийный выход, - продолжал Сашка.
- А почему, ничего нельзя сделать?!
- Во-первых, у меня в группе больной человек, вон до сих пор где-то его нету, а если он правда болеет? Вдруг он сейчас где-нибудь упадет. Что я c ним буду делать? Он на моей ответственности. Профессионального медика у нас нет.
- Может его разгрузить?
- Да ну его. Возвращаться только стыдно, всем клубом засмеют.
- Точно уже решили?
- На 90%. Если мы не успеваем к указанному времени, нас через 2 дня начинают искать спасатели на вертолете. А когда выяснится, что все в порядке, а мы просто не успеваем - проблем будет больше, да еще и за вертолет платить.
-…
- Ну ничего, - обнадеживал СанДень - выйдем в Усть-Коксу, там в баньку!
- Лучше бы дойти, - растроенно произнесла я, хотя банька казалась сейчас просто раем.
В это время Антон вымораживал мокрые трусы. У него была целая теория вымораживания. Носки он никогда не сушил, а оставлял на морозе. Через пару дней они и вправду становились сухими.
На слиянии стали становиться на ночевку. Через полчаса пришел Кирилл и начал греть себе в кружке чай на сухом горючем. В это время я уже давно рыла место под палатку, а девчонки натаскали дров на обед. Сегодня с дровами было плохо. В основном они все были мокрые. Обед сварили на ветках, которые сгорали быстро и сильно дымили. Парни свалили пару деревьев для печки. На ужин заступали дежурить мы. У костра я не особо была нужна - Женька успевала все закинуть, а Кирилл должен следить за дровами. Пошла помогать Антохе – ремонтнику пилить дрова на печку. Мы с ним уже отлично сработались. Изредка косилась на костер, он не горел, а Кирилл усиленно раздувал распиленное Надей и Яной мокрое полено на углях.
- Они же так ничего не сварят, - сказала я Антону.
- Кирилл, возьми топор наруби нижних веток елки – они хорошо горят, - крикнул Антон, и мы дальше продолжили пилить.
Изменений в картине не последовало. И я уже решила идти за дровами.
- Подожди, сейчас нарубим, - ответил Антон.
Антон рубил, а я взялась таскать. Таким образом, сварили перловку. А после ужина, остатки каши Антон – завхоз сложил все в тарелку и обещал затолкать в себя со странным выражением на лице. Но ничего у него не получилось, а тарелки все вынесли на улицу.

Сегодня шли без привалов и перекусов, но все равно прошли не больше 5 километров. До Усть-Коксы оставалось около 20 км, планировали пройти за 2 дня. Карта обещала избушку на следующую ночевку.
7 день. Бабская работа.

Самый сложный подъем за всю историю похода. Я чувствовала, что вылезла из спальника, натянула бахилы еще во сне. Реальность с трудом доходила до сознания, хоть бы стукнул кто-нибудь что - ли. Женька бы не смогла, Сашка не догадался. Растолкали Кирилла - надо было дежурить. За палаткой опять очень-очень холодно, тогда как костер опять отказывался гореть. По-тихому взяла топор и пошла рубить ветки. Зато тут же окончательно проснулась и более или менее согрелась, а еще научилась попадать топором 2 раза по одному месту.
- Кирилл, ты моешь котлы, - не выдержала я. Он согласился.
Собрали вроде все чашки с улицы и принесли в палатку. Антон - завхоз свою найти не смог. Потом вспомнил про перловку, которая лежала в ней, и полез на улицу. Мы уже начали смеяться, а Антон материться. Чашка была найдена, но полная замерзшей каши. Тут мы уж буквально ползали по палатке от смеха, а Антон вспоминал всех наших родственников, родственников чашки и перловки.
- Ну что мне теперь с ней делать?! Кто ее туда вынес и не выкинул?! – возмущался Антон, - ее теперь даже топором не отбить!
Мы не могли сказать ни слова от смеха.
- Это еще лишний килограмм тащить!
- Будешь привязывать к рюкзаку на репик! – помогли добрым советом.
Вышли, как всегда, по вчерашней натропленной лыжне. По началу было все нормально, меня догнала Надя, а когда лыжня кончилась, единственным вариантом было идти по льду речки. Вскоре нас с Надей обогнала Яна – теперь она стала тропящей. Когда по льду уже идти было невозможно, коллективно решили забирать вверх, и Яна полезла. Не знаю каким мастерством надо было обладать чтобы лазить по таким склонам, но интуиция мне подсказывала, что это не стандартная ситуация в лыжном походе. Выделываем по-тихому акробатические трюки с лыжами, но вскоре стало ясно, что тут можно пролезть только на четырех костях. Мы с Надей так и сделали, но проще не стало, пролезли особо трудный участок и снова натянули лыжи.
- Ну, где же эти руководители?! Хоть бы они рассказали, куда идти-то надо?!
Тут уже нас догнала остальная группа и тоже начала корячиться. Было грех не упасть, и что-то мне подсказывало, что надо к этому быть готовой. Так и получилось. Лежу я, значит, вверх ногами, плотненько прижатая рюкзаком, на все мои попытки пошевелиться я качусь вниз и все больше проваливаюсь в снег. Пока лежу, высказываю все, что я думаю об этой позе, все в мельчайших подробностях. А потом начинаю смеяться, потом медленно начинает смеяться уже вся группа. Пока Сашка – медик помогал мне освободиться от рюкзака, все дружно ржали. Стоим мы в этом удобном положении и смеёмся. Родился новый термин – свободное лазанье в лыжах, вспомнили руководителей, очень вспомнили и решили их дождаться.
Руководители не сразу поняли, что случилось, и как объяснить это странное поведение группы. Но предусмотрительно обошли нас пониже и велели слазить с этого склона.
Опять пошли вдоль реки. Пока ждали когда обрубят впереди ветки, Женя странно схватилась за бок. Я стояла за ней.
- Давай снимем рюкзак, - тихо сказала она и начала расстегивать поясник. Сняли. Она стояла бледная, закрыв глаза, и держалась за бок. Я испугалась и не сразу сообразила крикнуть руководителю.
- Сейчас все пройдет.
Несколько минут она так стояла, а мы не знали что делать. Вскоре Жене стало лучше, но разгружать себя она не дала.
Дорога радует. Первый раз за весь поход у нас нормальная скорость. Даже Кирилл теперь воспрял духом, шел почти все время впереди и много тропил. Иногда попадались локальные препятствия, например, раз не знали, как пройти реку.
Иногда под кем-нибудь ломался лед, и проваливались, хорошо не сильно и воды внизу не было. Видели пару сошедших лавин. А периодами попадался лед, ровный, гладкий, без снега. Один раз я умудрилась на нем упасть, хотя понимала, что лучше этого не делать. Теперь я не представляла, как на нем встать, опоры на ноги никакой, склон вниз, палки зарубались слабо. Пришлось катиться, отталкиваясь руками до следующего сугроба. В следующий раз, когда в конце дня предстояло переходить речку по такому же льду, я вспомнила свои прошлые приключения и предусмотрительно вкрутили винтики. А Антоха – завхоз летал в разные стороны на своих модных лыжах, отталкиваясь палками. Чем не фигурное катание на лыжах.
Смеркалось, мы шли в ожидании избушки, которая должна быть вот-вот через 500 метров. Я, честно признаться, слабо в это верила, поэтому ничего не ждала. Зато Кирилл, вдвойне вдохновленный теплой ночевкой, просто летел на поиски избы. Оббежал все окрестности, вокруг полочки, где она должна быть. Нету! А что вы хотите карты-то 65-го года.
Все очень устали, особенно Женя. Но она по традиции собирала дрова с Надей и Яной. Я рыла в это время эту дурацкую яму. Кирилл искал сухое горючее. Догадываясь, для чего оно ему нужно, я не пошла копаться в рюкзаке. А Женя пошла. Сегодня не выдержала Надя:
- Кирилл, хватит делать бабскую работу! Иди, возьми топор и хоть лапник наруби! – возмущалась маленькая девочка Надя.
По началу мы старались избегать конфликтов в группе, чаще всего молчали. Это не дело ругаться в походе, тут мы должны быть командой. Мы должны быть уверены друг в друге, уверены на столько, чтобы доверить даже свою жизнь. Улыбаться в городе может каждый, а вот пройти через испытания и остаться человеком – только единицы.
Пришли руководители и сообщили, что они дошли до места, где появилась связь, но позвонить еще невозможно. Сегодня крайняя ночь нашего похода. Антон-завхоз был вдохновлен сегодня устроить праздник, и приготовил лишнюю порцию спирта, тем более у нас, его было еще много. Достали ананасы, и Яна намешала печенье со сгущенкой. Но выдержали конец ужина только сам Антон, Яна и Антон- ремонтник. Саша – медик мирно спал в позе лотоса, руководитель тоже похрапывал на спальниках, хотя сквозь сон продолжал поддерживать идею выпить, я тоже не помню, как уснула. Помню только, как меня разбудили залезть в спальник.
По рассказам они еще долго сидели, песни пели, ходили рубить дрова. Кстати, Яна отлично научилась рубить дрова под руководством Антона- ремонтника и Саши-медика.

Сегодня мы прошли около 10 км, завтра должны будем выйти на дорогу и позвонить в город.
8 день.«Лило и Стич»

Утро относительно теплое. Вот если бы все утра были такими, был бы почти курорт. Особо не торопились, идти оставалось не так уж и далеко. Руководитель переживал по поводу похода:
- Да я тоже виноват, плохо маршрут продумал. Не учел, что будет такая местность.
- Да и кто знал, что мы так плохо пойдем. А вообще, мы ходим в поход не для галочки, для себя. Мне кажется, каждый получил в этом походе то, зачем шел. По-моему поход очень даже удался, столько нового опыта.
- В следующий раз я буду знать, как готовиться и что с собой брать, - добавила Женя.
Провели фотосессию напоследок у печки, посмеялись над двумя ветками лапника по углам палатки и пошли снова вниз по реке. На улице пасмурно и пролетал небольшой ветер.
Видели мертвого марала. Предположили, что он провалился под лед, когда переходил речку. А когда пытался вылезти – поранился. На берегу- то он очутился, но это его не спасло. Не по себе как-то стало, всегда, когда сталкиваешься со смертью не по себе. Особенно, когда, кажется, что ничего не страшно, а потом видишь, что все непрочно и мимолетно.
Дошли до связи, СаньДень сразу же позвонил Кардаеву. Тот одобрил наш выход, сказал, что приняли правильное решение в такой ситуации. Потом Сашка позвонил себе в деревню, нас обещали встретить. Мы ведь выйдем не к самой деревне, а в 50 км от нее.
Идем дальше, уже появилась заметная тропа. Увидели людей - охотников на лошадях. Они сказали, что тут до дороги совсем близко, спросили, откуда мы и как нас сюда занесло. Потом вспомнили, что сами тоже отправляются в тайгу и перестали нам удивляться. Еще сказали, что там, где мы прошли должны были быть 2 домика.
Еще у нас с Антоном – завхозом появилась к концу похода привычка – смеяться. Смотрит он на меня и смеется:
- Ленка, ты такая прикольная – и закатывается от смеха. Ну а я - что это он один смеется, и начинаю тоже. Стоим мы так, смотрим, друг на друга и оба чуть не падаем от смеха. Сначала все остальные странно смотрели, потом тоже к нам присоединялись.
Последние километры идем по дороге. На трассу вышли ровно около моста. Я успела зафотать последнее падение похода – эта честь принадлежала Наде.
- Я понял, на кого ты похожа! – загадочно восклицает Антон и смеется, - Смотрела мультик, «Лило и Стич»?
- Смотрела, - отвечаю я, в душе веря, что все-таки похожа на Лило.
- Так вот, вылитый Стич! Ленка, ты точно похожа на Стича! – тут я просто выпала от смеха.

Вскоре увидели машину скорой помощи – это за нами. Закинули рюкзаки и лыжи в кабину, и нас с Женей на переднее сиденье. Тепло, мягко, музыка играет. Разве такое бывает?! Это еще что, только начало. Приехали в деревню, и мы с девчонками сразу в баню. Представляете, после 8-ми дней постоянного холода вдруг тепло?! Да-да-да, именно такие незабываемые ощущения мы тогда испытали. Нам выдали по полотенцу, мы одели более или менее чистые вещи, какие только были и пришли в дом. Но и это еще не все! Там накрыт стол. Тушеная картошка, копченые окорочка, колбаса, булочки, конфеты. Обалдеть! Мы ели, а потом лежали, потом опять ели. Решили, что нужно оставить все наши продукты, но Сашкины родители отказывались. Но мы все равно все принесли и оставили.
В 12 часов ночи за нами должна приехать газель из города. А впереди еще целый вечер. У Сашки замечательная сестренка – Лада. Она сразу влилась в коллектив, показывала нам фотографии, рассказывала истории. А когда увидела мой фотоаппарат, и я сказала что могу спокойно ее пофотографировать – мы начали фотосессию.
Уже тянуло в сон, мы с Надей слезли на пол там и прохладней, да и как-то неудобно сидеть на кровати, когда хозяева на полу, еще и не спят люди из-за нас. А Ладе завтра утром в школу. Потрясающие у Саши родители – приютить целую толпу туристов!
9 день.ML

Проснулась и понимаю – что-то тут нет то, почему я сейчас не в газели?! Оглянулась – все мирно спят. Оказалось, что нашу газель остановили на посту, а паспортов они с собой не взяли. А еще мы перешли нелегально границу и нас отсюда тоже не выпускают. Вот как.
А завтрак был не менее прекрасен. В это время Саша – руководитель съездил куда-то, с кем-то поговорил, убедил, что мы не хотели, все получилось чисто случайно, и нас выпустили. Сделали фотографию, как мы с Антоном пытаемся быть серьезными. Кстати фоток у нас за последний день было гораздо больше, чем со всего похода, и легко складывалось впечатление, что мы все 8 дней тупо проели и проспали.
Долгая дорога и город. Опять город. Созванивались с нашими – они все ждут нас в клубе и посоветовали запастись вазелином. Тут я предложила приехать в клуб всей группой, хотя мне, Наде и Саше-медику вылезать заранее. Все согласились. Получать, так всем вместе.
Весело, встретили нас, очень весело. А то! Ведь ни с кем еще не было столько проблем, как с нами. Назвали нас «мегалупнями» (МЛ), а ведь сначала мы были просто «лупни», пока не застряли на границе. Мы дружно делились впечатлениями, наперебой рассказывали случаи. Все-таки приятно, когда тебя так встречают!

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Алтай
еще маршруты
О Маршруте
Опубликовала Елена Барышникова